Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Май.
День шестой.

Житіе святаго праведнаго и многострадальнаго Iова.

Въ одно время, когда на небѣ Ангелы Божіи, хранители рода человѣческаго, собралисъ предъ престоломъ Вседержителя Бога, чтобы предстательствовать предъ Нимъ своимъ ходатайствомъ за людей и принести Ему человѣческія моленія о всяческихъ жизненныхъ нуждахъ, — пришелъ между ними и діаволъ, клеветникъ и искуситель рода человѣческаго. Сатана, низверженный съ неба, попущеніемъ Божіимъ явился тамъ, среди Ангеловъ, не измѣнивъ своей падшей природѣ, не по доброму желанію ходатайствовать о благѣ, а для того, чтобы изрыгнуть свое озлобленіе и похулить добро. Сатанинская гордыня въ своемъ внутреннемъ ослѣпленіи никогда не мирится съ истиною, — не усматриваетъ радостнаго мира въ смиреніи и покорной преданности волѣ Всеблагаго Бога; она смѣло вноситъ переоцѣнку существующаго, по своему мрачному взгляду и въ чуждую ей, свѣтозарную область жизни Божественной, дерзко измѣряя все мѣрою своего самомнѣнія!

И сказалъ Господь сатанѣ, представшему вмѣстѣ съ Ангелами:

— «Откуда ты пришелъ?»

Сатана отвѣчалъ:

— «Я ходилъ по землѣ и обошелъ ее всю».

Господь сказалъ ему:

— «Обратилъ ли ты вниманіе свое на раба Моего Іова? — Не найдти на землѣ другого человѣка, который бы, какъ онъ, былъ такъ непороченъ, справедливъ, богобоязненъ, чуждъ всякаго порока!»

На это сатана отвѣчалъ Господу:

— «Развѣ даромъ богобоязненъ Іовъ? — Не Ты ли бережешь его? — Не Ты ли кругомъ оградилъ и домъ его, и все, что у него? — Ты благословилъ дѣла рукъ его и стада его умножилъ и распространилъ по землѣ. Но простри руку Твою и коснись всего, что есть у него, — отними то у него, тогда увидишь, станетъ ли онъ благословлять Тебя?»

Тогда Господь сказалъ сатанѣ:

— «Все, что есть у него, Я предаю въ твои руки, дѣлай по волѣ твоей, только его самого не касайся».

Сатана отошелъ отъ лица Господня (Іов. 1, 6-12).

Былъ день, въ который сыновья и дочери Іова пировали въ домѣ старшаго брата. И вотъ, приходитъ вѣстникъ къ Іову и говоритъ:

— «Волы твои въ полѣ попарно подъ ярмомъ пахали, и ослицы паслись подлѣ нихъ; вдругъ напали Савеяне и угнали ихъ, а слугъ перебили; спасся только я, и прибѣжалъ донести тебѣ».

Пока говорилъ этотъ, приходитъ другой вѣстникъ къ Іову, и разсказываетъ:

— «Огонь упалъ съ небесъ и попалилъ весь мелкій скотъ и пастуховъ; спасся я одинъ и пришелъ сказать тебѣ».

Еще не кончилъ этотъ своей рѣчи, приходитъ новый вѣстникъ и доноситъ:

— «Подошли Халдеи и, раздѣлившись на три отряда, окружили верблюдовъ и угнали ихъ, а слугъ перебили; спасся я одинъ и пришелъ возвѣстить тебѣ».

Еще этотъ говорилъ, вотъ приходитъ иной вѣстникъ и сказываетъ Іову:

— «Сыновья твои и дочери твои пировали въ домѣ старшаго брата своего; вдругъ страшный вихрь понесся изъ пустыни, обхватилъ домъ съ четырехъ угловъ и обрушилъ его на дѣтей твоихъ; всѣ погибли; спасся только я одинъ и пришелъ извѣстить тебя».

Выслушавши одну за другой, эти ужасныя вѣсти, Іовъ всталъ, въ знакъ тяжелой скорби своей разодралъ верхнюю одежду свою, остригъ голову свою, палъ на землю и, преклонившись предъ Господомъ, сказалъ:

— «Нагимъ я вышелъ изъ чрева матери своей, нагимъ и возвращусь въ чрево матери земли. Господь далъ, Господь и взялъ! — какъ угодно Ему, такъ и сдѣлалось; да будетъ имя Господне благословенно!»

Такъ во всемъ этомъ Іовъ не согрѣшилъ предъ Богомъ ни однимъ безразсуднымъ словомъ (Іов. 1, 13-22).

Былъ день, когда Ангелы Божіи опять предстали предъ Господомъ; между ними пришелъ опять и сатана.

И сказалъ Господь сатанѣ:

— «Откуда ты пришелъ?»

Сатана отвѣчалъ:

— «Я былъ на землѣ и обошелъ ее всю».

Господь сказалъ ему:

— «Обратилъ ли ты вниманіе свое на раба Моего Іова? — Нѣтъ на землѣ человѣка, который бы былъ подобенъ ему: такъ онъ добръ, правдивъ и благочестивъ, — такъ онъ далекъ отъ всего злого! — И при постигшихъ его несчастіяхъ, онъ и доселѣ остается твердъ въ своей непорочности; а ты возбуждалъ Меня противъ него, чтобы погубить его безвинно!»

И отвѣчалъ сатана Господу и сказалъ:

— «Кожу за кожу, а за жизнь свою человѣкъ отдастъ все, что есть у него», — то есть: въ чужой кожѣ человѣку страдать можно; — въ чужой кожѣ удары не такъ чувствительны, даже снятіе этой кожи сносно, — не болѣзненно для него и онъ можетъ оставаться спокойнымъ; а вотъ попробуй коснуться его собственнаго тѣла, — простри руку Твою и коснись кости его и плоти его, — и увидишь — благословитъ ли онъ Тебя?»

Тогда Господь сказалъ сатанѣ:

— «Вотъ, онъ въ рукѣ твоей». — Я попускаю тебѣ сдѣлать съ нимъ, что захочешь; «только душу его сбереги», — не посягай на основу его существа, — свободное изволеніе (Іов. 2, 1-6).

Сатана отошелъ отъ лица Господня и поразилъ все тѣло Іова страшною проказою отъ подошвы ногъ его по самое темя головы. Страдалецъ долженъ былъ выселиться изъ среды живыхъ людей, такъ какъ былъ нетерпимъ между ними, по заразительности охватившей его болѣзни. Тѣло его покрылось отвратительными, смрадными струпьями; по всѣмъ составамъ разливался жгучій внутренній огонь; сидя, внѣ селенія, въ пеплѣ, Іовъ обломкомъ черепка скоблилъ свои гнойныя раны. Всѣ сосѣди его и знакомые отстранились, оставили его. Даже жена его утратила состраданіе къ нему.

Спустя много времени она, въ состояніи отчаянія, сказала однажды Іову:

— «Доколѣ ты будешь терпѣть? — Вотъ, подожду еще немного въ надеждѣ спасенія моего; ибо погибли съ земли память твоя, сыновья и дочери, болѣзни чрева моего и труды, которыми напрасно трудилась. Самъ ты сидишь въ смрадѣ червей, проводя ночь безъ покрова, а я скитаюсь и служу, перехожу съ мѣста на мѣсто, изъ дома въ домъ, ожидая когда зайдетъ солнце, чтобы успокоиться отъ трудовъ моихъ и болѣзней, которыя нынѣ удручаютъ меня. Не упорствуй, не отстаивай неуклонно свою непорочность; но скажи нѣкое слово къ Богу, похули Его и умри, — въ смерти ты найдешь освобожденіе отъ своихъ страданій, она избавитъ и меня отъ мученій».

Такъ просто и естественно, повидимому даже и удовлетворительно, разрѣшала жена Іова для него и для себя вопросъ о жизни, не простираясь далѣе земного пониманія ея значенія и назначенія, по внушенію сатаны — «кожу за кожу». — Измученная и усталая нравственно, она готова была погасить послѣдній свѣточъ истинной жизни: «похули Бога и — умри».

Не такъ однако разсуждалъ о своемъ состояніи самъ страдалецъ, Іовъ, смотря на свою человѣческую природу не съ точки зрѣнія узкаго себялюбія. Съ сожалѣніемъ взглянувъ на жену, онъ сказалъ ей:

— «Зачѣмъ ты говоришь такъ, какъ одна изъ безумныхъ женъ? если доброе мы принимали отъ Бога, то неужели злаго мы не стерпимъ, — не будемъ принимать!»

И въ этотъ разъ такимъ образомъ Іовъ не согрѣшилъ предъ Богомъ, — уста его не произнесли ничего хульнаго на Бога (Іов. 2, 7-10).

Слухъ о несчастіи, постигшемъ Іова, распространился по окрестнымъ странамъ. Три друга его: Елифазъ Ѳеманитянинъ, Вилдадъ Савхеянинъ и Софаръ Наамитянинъ [2] освѣдомленные о злополучіи его, собрались вмѣстѣ, чтобы идти утѣшать страдальца, раздѣливъ его скорбь. Но, приближаясь къ нему и не узнавая его, потому что лицо его представляло сплошной гнойный струпъ, они еще издалека отъ ужаса вскричали и зарыдали, разодрали каждый верхнюю одежду свою и въ сильной горести бросали пыль кверху надъ головами своими. Семь дней и семь ночей провели они потомъ, сидя на землѣ насупротивъ своего друга и не промолвивъ ни одного слова, ибо видѣли они, что страданіе его весьма велико и не находили средствъ утѣшить его въ такомъ состояніи (Іов. 2, 11-13). Томительное молчаніе это было прервано самимъ Іовомъ. Онъ первый открылъ уста свои: проклялъ день своего рожденія и выразилъ глубокую скорбь о томъ, зачѣмъ ему дано было увидѣть свѣтъ, который теперь покрытъ для него мракомъ? — Зачѣмъ дана ему жизнь, когда она для него является безотраднымъ мученіемъ?

— «Ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня, — говорилъ страдалецъ, — и страшное, чего я боялся, то и пришло ко мнѣ. Нѣтъ мнѣ мира, нѣтъ покоя, нѣтъ отрады!» (Іов. 3, 1-26).

Тогда въ разговоръ съ нимъ вступили и друзья его, хотя своими разсужденіями, которыми они хотѣли утѣшить его, только еще болѣе отравляли изстрадавшееся сердце его (Іов. 21, 34; 16, 2 и дал.). По своему искреннему убѣжденію, по своей вѣрѣ, что Правосудный Богъ награждаетъ добрыхъ и наказываетъ злыхъ, они почитали за неоспоримое и несомнѣнное, что если кто подвергается несчастію, тотъ — грѣшникъ и чѣмъ больше это несчастіе, тѣмъ — значитъ — мрачнѣе его грѣховное состояніе. Потому и объ Іовѣ они думали, что у него существуютъ какіе-либо тайные грѣхи, которые онъ умѣлъ искусно скрывать (Іов. гл. 32-33 и друг.) отъ людей и за которые Всевидящій Богъ и наказываетъ ихъ друга. Это они дали почувствовать страдальцу съ самаго начала своихъ разговоровъ и — потомъ въ продолженіи длинныхъ своихъ разсужденій убѣждали его сознаться и раскаяться въ своихъ преступленіяхъ. Іовъ, въ сознаніи своей непорочности при всей повидимому убѣдительности рѣчей, почиталъ себя внутренно далекимъ отъ того, чтобы признать ихъ разсужденія справедливыми (Іов. 27, 1-7; ср. 10, 17); со всею силою невинности защищалъ онъ свое доброе имя.

— «Доколѣ будете мучить душу мою и терзать меня рѣчами своими? Вотъ, уже разъ десять вы срамили меня и не стыдитесь терзать меня! — Жалкіе утѣшители! — будетъ ли конецъ вѣтренымъ словамъ вашимъ?» (Іов. 19, 2-3; ср. 16, 2).

Іовъ разъяснялъ своимъ друзьямъ и увѣрялъ ихъ, что онъ страдаетъ не за грѣхи, но что Богъ по Своей, непостижимой для человѣка, волѣ посылаетъ одному тяжелую, а другому счастливую жизнь. Друзья Іова, полагавшіе, что и Богъ поступаетъ съ людьми по тѣмъ же законамъ возмездія, по которымъ произноситъ Свой судъ и человѣческое правосудіе, не убѣждались его оправдательными словами, хотя и прекратили свои обличенія, направленныя противъ него и перестали отвѣчать на слова его (Іов. 32, 1-15). Въ это время принялъ горячее участіе въ общемъ разговорѣ молодой лѣтами нѣкто Еліуй, сынъ Варахіиловъ, изъ племени Рамова, Вузитянинъ; съ пламеннымъ дерзновеніемъ онъ ополчился на почтеннаго возрастомъ страдальца «за то, что тотъ оправдывалъ себя, свою невинность, больше, нежели Бога» (Іов. 32, 2 и дал.). Воздавая Создателю справедливость, недоступную человѣку, и этотъ собесѣдникъ усматривалъ причину страданій Іова въ его порочности, хотя бы и не замѣтной для взоровъ людскихъ.

— «Богъ могущественъ и не презираетъ сердца сильнаго крѣпостію. Онъ не поддерживаетъ нечестивыхъ и не отвращаетъ очей Своихъ отъ праведниковъ; но ты, — говорилъ Еліуй Іову, — ты преисполненъ сужденіями нечестивыхъ», ибо по твоему сужденію наказаніе посланное тебѣ отъ Бога незаслуженно, «но вѣдь сужденія и осужденіе близки», такъ близко соприкасаются между тобою (Іов. 36, 5-17).

Наконецъ страдалецъ обратился съ молитвою къ Богу, чтобы Онъ Самъ засвидѣтельствовалъ о его невинности.

Дѣйствительно Богъ явился Іову въ бурномъ вихрѣ и укорилъ его за намѣреніе требовать отчета въ дѣлахъ міроправленія. Вседержитель указалъ Іову, что для человѣка весьма много непостижимаго въ явленіяхъ и твореніяхъ даже одной видимой, окружающей его природы; а послѣ этого — желаніе проникнуть въ тайны судебъ Божіихъ и объяснять, почему Онъ поступаетъ съ людьми такъ, а не иначе, — такое желаніе представляетъ собою уже дерзкую самонадѣянность.

— «Кто сей, омрачающій Провидѣніе словами безъ смысла?» — вопрошалъ Господь Іова изъ бурнаго вихря. — «Препояшь нынѣ чресла твои, какъ мужъ и отвѣчай: гдѣ былъ ты, когда Я полагалъ основанія земли? — скажи, если знаешь. На чемъ утверждены основанія ея, или кто положилъ краеугольный камень ея при общемъ ликованіи свѣтилъ небесныхъ и радостныхъ хвалебныхъ восклицаніяхъ сыновъ Божіихъ? Давалъ ли ты когда нибудь въ жизни своей приказаніе утру и указывалъ ли мѣсто зарѣ? Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли возвысить голосъ твой къ облакамъ, можешь ли посылать молніи?... Ты хочешь ниспровергнуть судъ Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя: — такая ли у тебя мышца какъ у Меня? — Укрась себя величіемъ и славою, облекись въ блескъ и великолѣпіе; излей ярость гнѣва твоего, посмотри на все гордое и высокомѣрное и смири его, сокруши сильныхъ нечестивыхъ на мѣстахъ ихъ. Тогда и Я признаю, что десница твоя сильна, чтобы защитить тебя. Состязующійся съ Вседержителемъ, обличающій Бога пусть отвѣчаетъ Ему».

И отвѣчалъ Іовъ Господу и сказалъ:

— «Знаю, что Ты все можешь и что намѣреніе Твое неизмѣнно».

— «Кто сей, помрачающій провидѣніе, ничего не разумѣя?»

— «Это я, говорившій о томъ, чего не понималъ, — о чудныхъ для меня дѣлахъ, которыхъ я не зналъ. Я слышалъ о Тебѣ прежде только краемъ уха своего, теперь же мои глаза видятъ Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь въ прахѣ и пеплѣ; я ничтоженъ и что я буду отвѣчать Тебѣ? — Полагаю руку мою на уста мои» (Іов. гл. 38-40).

И было послѣ того повелѣніе отъ Господа друзьямъ Іова, чтобы они обратились къ нему и просили его принести за нихъ жертву, ибо только лицо Іова, сказалъ Господь Елифазу Ѳеманитянину, Я приму, дабы не отвергнуть васъ за то, что вы говорили обо Мнѣ не такъ вѣрно, какъ рабъ Мой Іовъ (Іов. 42, 7-9). Друзья исполнили это Господне повелѣніе и привели къ Іову для жертвы семь тельцовъ и семь овновъ. Іовъ принесъ жертву Богу и помолился за друзей своихъ. Богъ принялъ его ходатайство за нихъ, возвратилъ ему самому тѣлесное здоровье и далъ ему вдвое больше того, что онъ имѣлъ прежде. Родные и всѣ прежніе знакомые Іова, услыхавши объ его исцѣленіи, пришли навѣстить его и соутѣшиться и порадоваться съ нимъ и каждый изъ нихъ принесъ ему даръ и золотое кольцо. Господь же ущедрилъ Іова Своимъ благословеніемъ: у него было послѣ того четырнадцать тысячъ мелкаго скота, шесть тысячъ верблюдовъ, тысяча паръ воловъ и тысяча ослицъ. Родились у Іова, вмѣсто умершихъ, и семь сыновей и три дочери; и на всей землѣ не было такихъ прекрасныхъ женщинъ, какъ дочери Іова, и далъ имъ отецъ ихъ наслѣдство между братьями ихъ (Іов. 42, 10-15). Господь не удвоилъ количества дѣтей Іова, какъ Онъ удвоилъ его пастушескія богатства: это потому, чтобы не подумалъ кто-либо, что его первыя дѣти умершія погибли совсѣмъ, — нѣтъ, они хотя и умерли, но не погибли, — они возстанутъ въ общее воскресеніе праведныхъ.

Іовъ, послѣ терпѣливо перенесенныхъ имъ испытаній прожилъ сто сорокъ лѣтъ (всего же онъ жилъ на землѣ двѣсти сорокъ восемь лѣтъ), и видѣлъ онъ потомство свое до четвертаго рода; умеръ онъ насыщенный днями въ глубокой старости (Іов. 42, 16-17); нынѣ же онъ живетъ жизнію нестарѣющейся и неболѣзненною въ царствіи Отца и Сына и Святаго Духа, Единаго въ Троицѣ славимаго Бога, ибо еще среди понесенныхъ имъ на землѣ несчастій онъ уже видѣлъ, какъ и Авраамъ, великій день Господень, видѣлъ его и радовался (Іоан. 8, 56).

— «Я знаю, — говорилъ онъ, пораженный смрадною язвой, — знаю, что Искупитель мой живъ и Онъ возставитъ изъ праха въ послѣдній день распадающуюся кожу мою сію, и я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его самъ; мои глаза, не глаза другаго, увидятъ Его. Чаяніемъ сего истаеваетъ сердце мое въ груди моей!» (Іов. 19, 25-27).

Это исповѣдалъ праведный Іовъ предъ своими друзьями, внушая имъ «бояться» не тѣлесныхъ страданій и лишенія благъ земныхъ, а «меча Господня», гнѣва Вседержителя, «Который есть отмститель неправды».

— «Знайте, что есть судъ» (Іов. 19, 29), — вѣщаетъ онъ въ наставленіе намъ, — судъ, на которомъ оправдается только имѣющій истинную премудрость — страхъ Господень и — истинный разумъ — удаленіе отъ зла» (Іов. 28, 28) [3].

Примѣчанія:
[1] Земля Хусъ находилась на юго-востокѣ отъ Палестины, за Мертвымъ моремъ.
[2] Они происходили изъ потомства Исава, иначе «Едома» (см. кн. Бытія гл. 36).
[3] Предметъ книги Іова — рѣшеніе вопроса: какъ согласить съ существованіемъ Промысла Божія въ мірѣ то нерѣдкое на землѣ явленіе, что добродѣтельные люди проводятъ жизнь среди бѣдствій, тогда какъ нечестивые благоденствуютъ?
       О несчастіяхъ, постигшихъ праведнаго Іова, узнали его друзья, Елифазъ, Вилдадъ и Софаръ; они пришли навѣстить страдальца, и когда увидѣли друга на гноищѣ, то семь дней молча оплакивали его. Потомъ они вступили въ разговоръ съ нимъ: выходя изъ общаго для ветхозавѣтнаго времени представленія, что всякое страданіе есть наказаніе за какую-нибудь неправду, они въ своихъ рѣчахъ, обращенныхъ къ Іову, развивали ту мысль, что если онъ страдаетъ теперь, то, безъ сомнѣнія, за какія-либо свои согрѣшенія, въ которыхъ, потому, и долженъ покаяться. Огорченный рѣчами друзей и чувствующій свою правоту предъ Богомъ, Іовъ, жалуясь, что руки Господни отяготѣли надъ нимъ, выразилъ вѣру въ неисповѣдимость судебъ Божіихъ, предъ коими мысль человѣка безсильна, а также — желаніе, чтобы Господь Самъ разсудилъ его. Богъ является Іову въ бурѣ. Обличивъ Іова за безразсудное требованіе у Него отчета въ міроправленіи, Господь внушаетъ Іову благоговѣніе предъ необъятными и непостижимыми путями Промысла Божія, все направляющаго къ благимъ цѣлямъ. Въ заключеніе Господь повелѣваетъ Елифазу съ товарищами просить молитвеннаго заступленія у Іова за грѣхъ его несправедливаго осужденія, а Іова вдвойнѣ вознаградилъ за его потери и страданія.
       Вопросъ о писателѣ книги Іова спорный. Св. Григорій Богословъ и Іоаннъ Златоустъ склонялись къ той мысли, что имъ былъ Соломонъ. Но съ этимъ трудно согласить общее впечатлѣніе, получаемое отъ книги, говорящее объ ея несравненно болѣе раннемъ происхожденіи. Въ ней совершенно умалчивается о законахъ Моисея; въ тоже время въ изложеніи ея выступаютъ черты патріархальнаго быта, въ которомъ уже проглядываютъ признаки высокоразвитой общественной жизни. Іовъ, какъ знатный воинъ, князь и судья живетъ съ значительнымъ блескомъ и пользуется почетомъ при частыхъ посѣщеніяхъ ближняго города; въ книгѣ, кромѣ того, есть указанія на правильныя формы судопроизводства, на умѣнье современниковъ Іова наблюдать за небесными явленіями и дѣлать изъ этихъ наблюденій соотвѣтствующіе астрономическіе выводы; говорится о рудокопняхъ, большихъ постройкахъ, а также о крупныхъ политическихъ переворотахъ. Все это даетъ основанія съ весьма значительной долей вѣроятности относить время жизни Іова ко времени пребыванія евреевъ въ Египтѣ.
       Іовъ, послѣ дней благоденствія испытавшій потерю имущества, дѣтей и лютую болѣзнь, а затѣмъ снова и въ сугубой степени (Іов. 42, 10) получившій отъ Бога утраченное, служитъ прообразомъ Христа Спасителя, Себя умалившаго до пріятія позорной крестной смерти и за это превознесеннаго отъ Бога Отца (Флп. 2, 7-9), — воспріявшаго какъ вѣнецъ за искупительный подвигъ, по человѣчеству ту славу, которую Онъ имѣлъ у Отца прежде бытія міра (Іоан. 17, 5). Св. священномученикъ Зинонъ, епископъ Веронскій, жившій въ IV вѣкѣ, находитъ еще другія — частнѣйшія черты сходства между прообразомъ и образомъ. «Іовъ, по моему мнѣнію, — говоритъ св. отецъ, — былъ образомъ Спасителя нашего Іисуса Христа. Сравненіе объяснитъ намъ эту истину. Іовъ былъ праведенъ, — Спаситель нашъ есть сама правда, источникъ нашей праведности, потому что о Немъ предречено было: се день грядетъ и возсіяетъ Солнце правды (Мал. 4, 12). Іовъ былъ истиненъ, — Господь нашъ есть подлинная, совершенная истина: Азъ есмь, говоритъ Онъ, путь и истина и животъ (Іоан. 14, 6). Іовъ былъ богатъ, но чье богатство можетъ сравниться съ богатствомъ Господа нашего, Которому принадлежитъ вся вселенная, по свидѣтельству блаженнѣйшаго Давида: Господня земля и исполненіе ея, вселенная и вси живущіе на ней (Псал. 23, 1)? Іовъ три раза былъ искушаемъ діаволомъ (лишеніемъ имѣнія, погибелью дѣтей и болѣзнію); подобнымъ образомъ, по свидѣтельству Евангелиста, трижды же искушалъ діаволъ и Господа нашего (Матѳ. 4, 1-11). Іовъ, лишенный всего своего имѣнія, обнищалъ, — Господь нашъ, по любви къ намъ, снисшедши на землю и оставивъ небо со всѣми его благами, также обнищалъ, чтобы насъ обогатить. Дѣти Іова были умерщвлены разсвирѣпѣвшимъ діаволомъ, — дѣти Господа нашего — пророки были побиты безумнымъ фарисейскимъ народомъ (Лук. 13, 34; Дѣян. 7, 52). Іовъ пораженъ былъ язвами, — Господь нашъ, принявъ на Себя плоть нашу и грѣхи всего человѣческаго рода, вмѣстѣ съ тѣмъ принялъ всѣ нечистоты и язвы грѣховныя. На Іова нападали друзья его, — на Господа нашего преимущественно предъ всѣми возставали первосвященники и книжники, которые должны были бы особенно чтить Его и быть Его друзьями. Іовъ, пораженный проказою, точимый червями, сидѣлъ на пеплѣ внѣ города, — Господь нашъ, принявшій на Себя всѣ грѣховныя язвы всего рода человѣческаго, обращался въ этомъ нечистомъ мірѣ среди людей, исполненныхъ пороковъ и кипѣвшихъ похотями, которые и предали Его позорной смерти внѣ города. Іовъ непобѣдимымъ своимъ терпѣніемъ опять пріобрѣлъ и здоровье, и богатство, — Господь нашъ, побѣдивъ смерть Своимъ воскресеніемъ, даровалъ вѣрующимъ въ Него не здоровье только, но и безсмертіе, и получилъ отъ Бога Отца власть и господство надъ всѣмъ, какъ самъ Онъ засвидѣтельствовалъ: вся Мнѣ предана отъ Отца Моего (Лук. 10, 22). Блаженный Іовъ скончался въ мірѣ, — Господь нашъ, оставивъ намъ миръ, купленный цѣною Его крови, въ кроткой и мирной славѣ вознесся къ Отцу Своему.
       Въ виду такого прообразовательнаго значенія жизни праведнаго Іова, Церковь издревле установила во дни, посвященные воспоминанію страданій Христовыхъ, предлагать вниманію вѣрующихъ чтенія по книгѣ Іова. — Париміи изъ кн. Іова во дни страстной седмицы слѣдующія: въ понедѣльникъ, на вечернѣ гл. 1, ст. 1-12; во вторникъ, на вечернѣ гл. 1, ст. 13-22; въ среду на вечернѣ гл. 2, ст. 1-10; въ великій четвертокъ на вечернѣ гл. 38, ст. 1-23; гл. 42, ст. 1-5; въ великій пятокъ на вечернѣ гл. 42, ст. 12-17.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга девятая: Мѣсяцъ Май. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 207-217.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0