Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Май.
День четвертый.

Страданіе святой мученицы дѣвицы Пелагіи.

Въ это время въ городѣ Тарсѣ [2] епископомъ былъ Клинонъ. Онъ обратилъ къ истинному Богу и крестилъ многихъ язычниковъ; присоединяя ихъ, какъ добрый пастырь, къ Христову стаду, онъ увѣщевалъ каждаго изъ нихъ мужественно стоять за исповѣданіе имени Христова и положить за Него душу свою, съ несомнѣнной надеждою воспринять отъ Него въ небесномъ царствѣ вѣнецъ побѣды.

Діоклитіанъ, находившійся тогда въ Киликіи, услыхавъ о семъ мужественномъ епископѣ, приказалъ схватить его и повелѣлъ затворить городскія ворота, чтобы онъ не могъ спастись изъ города бѣгствомъ. Но еще раньше приказа епископъ получилъ отъ Бога откровеніе о всемъ, имѣющемъ совершиться, и тайно отъ всѣхъ вышелъ изъ города, такъ какъ еще не пришелъ часъ его. Онъ вмѣстѣ съ другими христіанами скрывался по горамъ и пустынямъ. Діоклитіанъ же, раздраженный тѣмъ, что не могъ найти епископа, обратилъ свою ярость на тѣхъ, кого епископъ привелъ ко Христу; приказавъ схватить многихъ изъ новообращенныхъ христіанъ, онъ заключилъ ихъ въ темницу.

Въ это время въ городѣ Тарсѣ жила одна дѣвица по имени Пелагія, знатная родомъ, славная богатствомъ и красотою, преисполненная страха Божія и цѣломудрія. Когда она услыхала отъ христіанъ объ Іисусѣ Христѣ, Сынѣ Божіемъ, сердце ея воспылало любовью къ Нему, она увѣровала въ Него и дала обѣтъ не соединяться брачнымъ союзомъ ни съ кѣмъ изъ смертныхъ людей, рѣшившись уневѣститься небесному, безсмертному, нетлѣнному Жениху; увѣровавъ во Христа, она возжелала сподобиться святаго крещенія.

Но узнавъ, что епископъ христіанскій ушелъ изъ города, она сильно опечалилась, такъ какъ хотѣла видѣть его и принять отъ рукъ его святое крещеніе. До тѣхъ поръ она не видала еще епископа и лишь слышала о немъ. Такъ какъ мать Пелагіи, вдова, была предана идолослуженію, то Пелагія скрывала отъ нея и свою вѣру во Христа и свои намѣренія.

Въ это время сынъ царя [3] услыхалъ объ удивительной красотѣ дѣвицы Пелагіи; онъ имѣлъ случай видѣть ее. Онъ послалъ къ ней почетныхъ мужей, которымъ поручено было передать Пелагеѣ о намѣреніи сына царя сочетаться съ нею брачнымъ союзомъ.

Мать Пелагіи была очень рада такому обороту дѣла, но святая дѣвица рѣшила иначе. Осѣнивъ себя крестнымъ знаменіемъ, она безъ боязни отвѣчала посланнымъ:

— «Я уже обручилась съ Сыномъ Божіимъ, Царемъ Безсмертнымъ».

Съ этимъ отвѣтомъ посланные вернулись къ царскому сыну.

Услыхавъ отвѣтъ святой Пелагіи, царскій сынъ пришелъ въ великій гнѣвъ; онъ замыслилъ жестоко отомстить святой дѣвицѣ, но не сейчасъ, такъ какъ надѣялся, что дѣвица одумается и исполнитъ его желаніе.

Между тѣмъ Пелагія сказала своей матери, что она желаетъ посѣтить свою кормилицу, которую она давно не видѣла. Кормилица же ея жила за городомъ, и Пелагія собралась уйти изъ дому съ той цѣлью, чтобы найти христіанскаго епископа, о мѣстѣ тайнаго убѣжища котораго она слышала отъ нѣкоторыхъ христіанъ. Мать же святой Пелагіи, по діавольскому наущенію, не соглашалась исполнить просьбу своей дочери и рѣшительно воспротивилась ей, говоря:

— «Нельзя теперь тебѣ туда идти; пойдешь въ другой разъ».

Это весьма опечалило Пелагію.

Въ ту же ночь явился ей Господь въ образѣ епископа Клинона, ничего не говоря ей. Удивилась она этому видѣнію, потому что честной ликъ явившагося ей сіялъ свѣтомъ и дивно было одѣяніе его.

Проснувшись, она тайно снарядила двухъ своихъ самыхъ вѣрныхъ евнуховъ [4] въ темницу къ христіанамъ, тамъ заключеннымъ, съ цѣлью разспросить ихъ о внѣшнемъ видѣ епископа. Они исполнили порученіе и возвратились съ подробнымъ описаніемъ внѣшности епископа. Изумилась честная дѣвица тому, что наружность епископа, по ихъ словамъ, во всемъ согласовалась съ тѣмъ, что видѣла она во снѣ и поняла, что во снѣ видѣла она епископа. Исполнившись радости, она всѣмъ сердцемъ возжелала видѣть его на яву и усердно молилась Богу такими словами:

— «Дай мнѣ, Господи, увидѣть Твоего служителя, вѣстника Твоихъ благъ, и не лиши меня святыхъ Твоихъ таинствъ».

Послѣ того снова стала она проситься у матери своей отпустить ее къ кормилицѣ, говоря, что скучаетъ по ней, не видавъ ея такъ давно. Не хотѣлось матери ее отпускать. Но боясь, что отъ печали она заболѣетъ, мать исполнила ея просьбу и приказала приготовить колесницы, коней и слугъ для путешествія. Затѣмъ, надѣвъ на Пелагію, какъ невѣсту царскаго сына, царскую порфиру и украсивъ ее золотыми уборами и драгоцѣнными камнями, она отпустила ее въ сопровожденіи довѣреннѣйшихъ слугъ и евнуховъ въ роскошной колесницѣ съ напутствіемъ:

— «Поѣзжай, будь здорова, дочь моя, и передай привѣтъ отъ меня своей кормилицѣ».

Съ радостію поѣхала Пелагія, окруженная множествомъ слугъ.

Отъѣхавъ отъ города около десяти поприщъ [5], они приближались къ одной, покрытой густымъ лѣсомъ, горѣ. Въ это время одинъ изъ слугъ ея, по имени Лонгинъ, увидѣлъ честнаго мужа, сходящаго съ горы. То былъ епископъ Клинонъ, которому по Божію усмотрѣнію случилось здѣсь встрѣтиться съ путниками. Лонгинъ, бывшій тайнымъ христіаниномъ, узналъ въ семъ мужѣ епископа Клинона и сказалъ другому слугѣ, тайному христіанину:

— «Братъ Юліанъ! Узнаешь ли ты мужа, идущаго намъ навстрѣчу? Это человѣкъ Божій, епископъ Клинонъ, слава о которомъ идетъ по всему востоку, по причинѣ совершаемыхъ имъ чудесъ; царь, узнавъ о немъ, долго искалъ его, но не могъ найти, и за это воздвигъ гоненіе на христіанъ».

Этотъ разговоръ Лонгина и Юліана услышали тѣ два евнуха, которыхъ Пелагія послала въ темницу къ христіанамъ, чтобы узнать о внѣшности епископа. Они разсказали то, о чемъ услышали, Пелагіи.

Святая дѣвица остановила колесницу и, сойдя съ нея, направилась къ человѣку Божію. Слугамъ своимъ она приказала быть подальше и расположиться для отдыха въ тѣни деревьевъ, такъ какъ ей не хотѣлось, чтобъ язычники слышали о тайнахъ святой вѣры христіанской. Подойдя къ человѣку Божію, она привѣтствовала его такими словами:

— «Радуйся, служитель Христовъ!»

Епископъ отвѣчалъ ей:

— «Да будетъ съ тобою, отроковица, миръ Христа моего».

Пелагія продолжала:

— «Благословенъ Богъ, явившій мнѣ въ видѣніи подобіе лица твоего и пославшій тебя ко мнѣ, чтобы спасти душу мою отъ погибели. Молю тебя именемъ Бога, Которому ты служишь, открой мнѣ, ты ли Клинонъ, епископъ христіанскій?»

Клинонъ отвѣчалъ ей:

— «Я пастырь словесныхъ овецъ Христовыхъ, надѣющихся получить вѣчную жизнь».

— «Что приказываешь дѣлать ты овцамъ твоимъ, чтобы они могли получить жизнь вѣчную?» — спросила епископа Пелагія.

— «Учу ихъ познавать Отца, и Сына, и Святаго Духа и наставляю ихъ къ богоугодной жизни въ страхѣ Божьемъ и любви ко Христу».

— «Возвѣсти мнѣ, отецъ мой, что прежде всего должны дѣлать тѣ, кто хочетъ соединиться съ твоимъ Богомъ?»

— «Я возвѣщаю тебѣ, — былъ отвѣтъ епископа, — крещеніе во оставленіе грѣховъ и въ жизнь вѣчную; ничто не можетъ быть нужнѣе этого».

Припавъ къ ногамъ епископа, Пелагія съ мольбой сказала ему:

— «Пожалѣй меня, владыко, и дай мнѣ даръ твой! Съ тѣхъ поръ, какъ я бесѣдую съ тобой, свѣтъ Божій возсіялъ въ сердцѣ моемъ, я отрицаюсь сатаны, слугъ его, и козней его, и бездушныхъ идоловъ, которыхъ я давно ненавижу, въ которыхъ не жизнь, но смерть и вѣчная пагуба. Теперь же молю Бога Небеснаго, чтобы Онъ меня, недостойную, уневѣстилъ Своему Сыну, Который просвѣтилъ сердце мое, ибо Онъ Солнце правды».

Услыша это, епископъ удивлялся столь великой любви къ Богу сей дѣвицы и возрадовался о ней духомъ. Затѣмъ, поднявъ къ небу свои руки, онъ началъ молиться такими словами:

— «Боже, Отче Господа нашего Іисуса Христа! Ты, пребывающій на небѣ и призвавшій эту дѣвицу познать Тебя, пошли ей святое крещеніе возлюбленнаго Сына Твоего».

Такъ молился епископъ.

Вдругъ внезапно истекъ предъ ними изъ земли источникъ воды живой. Увидавъ такое чудо, епископъ прославилъ Бога, говоря:

— «Великъ Ты, Богъ нашъ, Отецъ, и Сынъ, и Святый Духъ, давшій людямъ въ наслѣдіе крещеніе въ жизнь вѣчную. Господи Сердцевѣдче! Предъ Тобою открыто смиреніе раба Твоего. Ты видишь, что я стыжусь крестить эту дѣвицу. Устрой же Ты, Всемогущій, все смотрѣніемъ Твоимъ, и научи, что мнѣ дѣлать».

— «Господинъ, отецъ мой, — воскликнула въ это время Пелагія, — твоя молитва услышана; вотъ я вижу двухъ свѣтоносныхъ юношей, стоящихъ у источника и держащихъ въ рукахъ своихъ свѣтлыя покрывала. Ты можешь безъ смущенія крестить меня».

Возблагодаривъ Бога, епископъ приступилъ къ источнику и увидѣлъ двухъ ангеловъ Божіихъ, которые, какъ сказала Пелагія, держали покрывало бѣлѣе снѣга, чтобъ имъ прикрыть тѣло дѣвицы. Затѣмъ спископъ, освятилъ воду, произнеся надъ нею такую молитву:

— «Царь всей твари, творяй ангелы Своя духи, и слуги Своя пламень огненный (Псал. 103, 4), сдѣлай меня достойнымъ принести Тебѣ въ духовную жертву эту дѣвицу, которую Ты ко мнѣ послалъ. Причти ее къ лику избранныхъ Твоихъ, дабы въ день Царствія Твоего и она съ пятью мудрыми дѣвами вошла въ чертогъ Христа Твоего, съ возженнымъ свѣтильникомъ» (см. Матѳ. 25, 1-13).

Совершивъ молитву, епископъ сподобилъ святаго крещенія блаженную Пелагію во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа и причастилъ ее частицею тѣла Христова, которую носилъ при себѣ.

По совершеніи таинства святая Пелагія поклонилась епископу и, лобызая ноги его, сказала ему:

— «Господинъ мой, отче честный, помолись обо мнѣ ко Господу, дабы укрѣпилъ Онъ меня Духомъ Своимъ Святымъ».

Епископъ сказалъ ей:

— «Богъ, Которому ты предала себя, да послетъ ти помощь отъ святаго (Псал. 19, 3) жилища Своего и да даруетъ тебѣ побѣду на враговъ».

Преисполнившись великой радости отъ Духа Святаго, Пелагія сказала епископу:

— «Отче, молю тебя именемъ Бога, даровавшаго мнѣ черезъ тебя спасеніе: не откажи мнѣ въ моей просьбѣ: отъ святыхъ рукъ твоихъ я получила нетлѣнную порфиру Вѣчнаго Царя; поэтому не слѣдуетъ мнѣ теперь носить эту земную тлѣнную порфиру и эти суетныя украшенія. Возми ихъ ты у меня, продай ихъ и раздай деньги, вырученныя за нихъ нуждающимся, такъ какъ во мнѣ всѣ эти драгоцѣнности возбуждаютъ лишь одно отвращеніе».

Епископъ отвѣчалъ ей:

— «Неприлично мнѣ взять въ руки это; однако я возьму сіе отъ тебя, дабы не оскорбить тебя, такъ какъ ты просишь меня именемъ Божіимъ. Хорошо, я исполню твое желаніе».

— «Я слышала, — сказала на это Пелагія, — что Господь нашъ говоритъ во святомъ Евангеліи Своемъ: никтоже можетъ двѣма господинома работати: не можете Богу работати и мамонѣ (Матѳ. 6, 24). Поэтому и я, желая служить Единому Богу, отвергаю мамону» [6].

Удивился епископъ разуму святой Пелагіи. Помолившись о ней Богу, онъ благословилъ ее и отошелъ отъ нея.

Святая же Пелагія, весьма радуясь о Духѣ Святомъ, всѣмъ сердцемъ своимъ прославила и возблагодарила Бога за то, что Онъ сподобилъ ее воспріять небесные дары.

Когда она дошла до ожидавшихъ ее слугъ, то увидѣла, что очи ихъ были помрачены бѣсовскимъ навожденіемъ: они ничего не видѣли и не знали, куда имъ нужно было идти. Святая, понявъ, что это случилось по дѣйству врага нашего спасенія, осѣнила каждаго изъ слугъ крестнымъ знаменіемъ и тѣмъ избавила ихъ отъ слѣпоты; они снова стали видѣть хорошо, по-прежнему.

Прозрѣвъ, слуги стали разспрашивать святую Пелагію:

— «Госпожа! Гдѣ тотъ человѣкъ, съ которымъ ты бесѣдовала? Въ твое отсутствіе мы видѣли пресвѣтлую Жену, стоявшую между тобою и нами съ двумя дѣвами; на головѣ Ея были двѣ діадимы; надъ діадимами же сіялъ крестъ» [7].

Святая Пелагія приказала слугамъ умолкнуть; потомъ начала учить ихъ вѣрѣ въ Господа нашего Іисуса Христа. Слуги отвѣчали ей:

— «Какъ не вѣровать, госпожа наша, въ Того, Кто по смерти избавитъ насъ отъ вѣчныхъ мукъ и Кто Одинъ имѣетъ власть даровать намъ вѣчную жизнь на небесахъ!»

Святая радовалась, видя обращеніе слугъ своихъ, и совѣтовала имъ немедленно приступить къ святому крещенію. Потомъ, сѣвъ въ колесницу, она продолжала свой путь къ своей кормилицѣ.

Кормилица вышла навстрѣчу своей питомицѣ и сказала, что она стала еще болѣе красивой, чѣмъ была раньше, но удивлялась, что она одѣта такъ просто и безъ всякихъ украшеній.

Послѣ первой радости свиданія, кормилица замѣтила большую перемѣну въ характерѣ святой Пелагіи: прежде она была горделива и надменна, теперь же стала смиренна и кротка; прежде многорѣчива, а теперь молчалива; прежде любила разныя тонкія кушанья, а теперь пребывала въ постѣ и воздержаніи, принимая очень немного пищи; прежде проводила дни въ праздности и удовольствіяхъ, а ночью покоила свое тѣло на мягкой постели; теперь большую часть дня проводила въ молитвѣ, отдыхая на твердомъ ложѣ, а ночью также вставала на молитву. По всѣмъ этимъ признакамъ кормилица поняла, что Пелагія приняла христіанскую вѣру. Затѣмъ она сказала ей:

— «Любезная дочь моя! Какъ раньше великой тѣлесной красотой своей ты удивляла царскаго сына и всѣхъ встрѣчавшихъ тебя, такъ и теперь постарайся угодить истинной душевной красотой своей Сыну Божію, Царю Вѣчному, Которому ты обручила себя въ невѣсту. Я вижу, что ты увѣровала въ небеснаго истиннаго Бога. Да укрѣпитъ Онъ тебя на подвигъ страданія за Него, да дастъ Онъ тебѣ побѣду на врага, и да увѣнчаетъ Онъ тебя въ Своей славѣ вѣнцомъ торжества. А теперь, дочь моя, поскорѣе съ миромъ уходи отъ меня; мнѣ не хочется, чтобы ты медлила у меня въ домѣ, не смѣю удерживать тебя, такъ какъ боюсь гнѣва царскаго сына, который считаетъ тебя своею невѣстою. Однако не думай, что я боюсь за себя: если бы я пострадала съ тобою, то вмѣстѣ съ тобою я приняла бы и награду отъ Бога; но я боюсь за всю семью свою и за всѣхъ своихъ родныхъ. Если царскій сынъ, думающій стать мужемъ твоимъ, узнаетъ, что ты христіанка, а также и то, что ты гостишь у меня въ домѣ, то онъ погубитъ меня со всей моей семьей».

Выслушавъ эти слова своей кормилицы, святая Пелагія, поникнувъ лицемъ своимъ, отправилась обратно къ своей матери.

Когда Пелагія приблизилась къ своему дому, навстрѣчу ей вышла ея мать. Увидавъ свою дочь не въ царской порфирѣ и безъ драгоцѣнныхъ украшеній, но въ простой одеждѣ, она пришла въ ужасъ и недоумѣніе.

Одинъ изъ слугъ разсказалъ ей обо всемъ, что случилось на пути, повѣдалъ ей, какъ Пелагія приняла святое крещеніе отъ христіанскаго епископа. Услышавъ объ этомъ, мать ея какъ бы омертвѣла тѣломъ и по причинѣ великой скорби пролежала долгое время на одрѣ, какъ мертвая. Потомъ, придя въ себя, она, ничего не сказавъ дочери, поспѣшила къ царю и просила дать ей воиновъ, чтобы разыскать и схватить епископа, обратившаго въ христіанство ея дочь, и привлечь его къ суду. Царь далъ ей много воиновъ конныхъ и пѣшихъ.

Между тѣмъ блаженная Пелагія, видя мать свою въ сильномъ гнѣвѣ, взяла съ собою нѣсколькихъ вѣровавшихъ во Христа слугъ, вышла съ ними тайно изъ дому и, переправившись чрезъ рѣку по имени Киднъ [8], рѣшила здѣсь скрыться.

Мать ее, вернувшись домой съ воинами, и не найдя Пелагіи, дома, опечалилась еще больше и разослала повсюду воиновъ, приказавъ имъ искать Пелагію и епископа Клинона.

Воины разошлись по всѣмъ окрестностямъ, разспрашивая о Пелагіи по дорогамъ и разыскивая ее всюду по горамъ и пустынямъ, но не могли найти ее, потому что ее чудесно защищалъ Самъ Богъ. Святая Пелагія, сидя на берегу рѣки, видѣла на противоположномъ берегу воиновъ, разыскивавшихъ ее; но воины, у которыхъ въ это время по устроенію Божію закрылись ихъ тѣлесные очи, не видѣли ни ее, ни ея спутниковъ. Тогда святая сказала своимъ слугамъ:

— «Видите ли вы, какъ Господь нашъ любитъ и покрываетъ рабовъ Своихъ, надѣющихся на Него?»

Послѣ усиленныхъ безплодныхъ розысковъ воины вернулись не отыскавъ ни епископа, ни Пелагіи. Это повергло мать Пелагіи въ величайшую скорбь и печаль, такъ что она казалась едва живой.

Тогда Пелагія, ощутивъ въ сердцѣ своемъ внушеніе отъ Духа Святаго и воспылавъ любовію къ своему Небесному Жениху въ такой степени, что готова была отдать себя на мученія за имя Христово, пошла въ домъ къ матери и начала такъ увѣщевать ее оставить свою ложную скорбь:

— «Къ чему, — говорила Пелагія матери, — ты такъ гнѣваешься? Отчего ты не хочешь познать истины? Ты не посовѣстилась созвать воиновъ для розысковъ святаго мужа, который чтитъ Бога Всевышняго, Создателя всей твари. Не стыдно ли тебѣ воздвигать брань на Бога небеснаго! Не знаешь ли ты, что рабъ Его, епископъ, могъ бы молитвою упросить Его послать къ нему одного изъ Своихъ ангеловъ, который во мгновеніе ока истребилъ бы всѣ полки воинскіе?»

Это и многое другое говорила о Господѣ Іисусѣ Христѣ святая Пелагія, увѣщевая свою мать познать истиннаго Бога, но безъ всякаго успѣха, такъ какъ мать ея была ослѣплена безуміемъ и ожесточена злобой. Она, не внимая боговдохновеннымъ словамъ дочери, послала сказать царскому сыну слѣдующее:

— «Твоя обручница посвятила себя христіанскому Богу».

Услышавъ это, юноша тотъ сильно огорчился. Его надежды рушились. Онъ вспомнилъ, какъ много христіанъ замучилъ его отецъ, не убѣдивъ однако ни одного изъ нихъ подчиниться ему. Въ смущеніи и печали сидѣлъ онъ одиноко въ своей палатѣ и разсуждалъ съ собою такъ:

— «Если Пелагія увѣровала въ христіанскаго Бога и обручилась съ Нимъ, то ни за что не согласится она отступить отъ Него и стать моей женой. Что же мнѣ дѣлать? Предамъ ли ее на муки, — это ни къ чему не приведетъ, такъ какъ я знаю, съ какою великой радостью христіане сами предаютъ себя на муки и на лютѣйшую смерть за своего Бога. Такъ же сдѣлаетъ и Пелагія; конечно, она скорѣе предпочтетъ умереть, нежели стать моей женой; на мою же долю остается только стыдъ и еще большее горе. Стыдъ и позоръ будетъ мнѣ отъ этого посмѣянія надо мною отъ христіанъ, а печаль и горе отъ ея смерти, такъ какъ я люблю ее безмѣрно и весь горю огнемъ любви къ ней. Знаю свою участь! Чтобъ не смотрѣть на ея муки и самому болѣе не страдать муками сердца, уязвленнаго любовью, убью я себя самъ, такъ какъ мнѣ лучше умереть одинъ разъ, чѣмъ ежедневно переживать муки смерти, презираемому и ненавидимому по причинѣ той любви, которой я пылаю».

Сказавши это, юноша тотъ вынулъ свой мечъ, обнажилъ свою грудь и, приставивъ остріе меча къ груди, съ плачемъ сказалъ:

— «Пусть будетъ проклятъ тотъ часъ, въ который очи мои увидѣли великую красоту, которой я не могу ни насладиться, ни насытиться. Но вотъ, разомъ освобожусь я отъ всѣхъ своихъ страданій!»

Послѣ этихъ словъ юноша сильно ударилъ себя мечемъ въ грудь и, пронзивъ ее, палъ на мечъ и умеръ.

Мать Пелагіи, узнавъ объ этомъ, пришла въ ужасъ, боясь, что царь Діоклитіанъ казнитъ ее со всѣмъ родомъ ея изъ мести за своего сына. Посему она сама связала дочь свою и привела ее къ царю, на нее одну возлагая вину смерти его сына и выдавая ее на смерть и казнь. Діоклитіанъ, посмотрѣвъ на мать и дочь, сказалъ имъ съ великою печалью въ сердцѣ:

— «Что сдѣлали вы? Вы убили моего сына».

Мать отвѣтила ему такъ:

— «Вотъ я привела къ тебѣ виновницу смерти твоего сына. Казни ее и отомсти за эту смерть».

Между тѣмъ Діоклитіанъ засмотрѣлся на великую красоту Пелагіи, которая была прекраснѣе всѣхъ его женъ и наложницъ, такъ что никогда онъ еще не видалъ такой красивой женщины. Онъ думалъ теперь уже не о казни и не о мести, а о томъ, чтобы удовлетворить разгорѣвшейся въ немъ страсти. Онъ сталъ придумывать, какъ бы отвратить Пелагію отъ Христа и взять къ себѣ въ жены. Онъ приказалъ принести и положить предъ дѣвицей множество золота и драгоцѣнныхъ камней, желая прельстить этимъ невѣсту Христову, а матери ея далъ сто талантовъ [9] золота и отпустилъ ее. Она вернулась въ свой домъ, радуясь демонской радостью. Святая же Пелагія была оставлена въ царской палатѣ на попеченіе царскихъ служанокъ.

На слѣдующій день царь приказалъ привести къ себѣ святую дѣвицу съ честью, а самъ возсѣлъ на тронѣ во всемъ своемъ блескѣ, со всѣми своими совѣтниками. Множество воиновъ окружали его. Предъ столь великимъ собраніемъ, обратился онъ къ святой дѣвицѣ съ такими словами:

— «Одного прошу я у тебя, Пелагія, чтобы ты отверглась Христа; я же возьму тебя въ супружество, и будешь ты первою въ моемъ дворцѣ; я возложу на тебя вѣнецъ царскій, и всѣмъ царствомъ моимъ будешь обладать ты вмѣстѣ со мною. Если отъ тебя буду имѣть сына, то послѣ меня онъ сядетъ на престолѣ моемъ».

Святая Пелагія, исполнившись божественной ревности, безъ боязни отвѣчала ему:

— «Ты безумствуешь, царь, говоря мнѣ такія рѣчи! Знай же, что я не исполню твоего желанія, ибо я гнушаюсь твоимъ мерзскимъ бракомъ, такъ какъ у меня есть Женихъ — Христосъ, Царь небесный; не желаю я твоего царскаго, суетнаго и маловременнаго вѣнца, ибо у Господа моего въ небесномъ царствѣ мнѣ уготованы три нетлѣнныхъ вѣнца. Первый — за вѣру, такъ какъ я увѣровала всѣмъ сердцемъ моимъ въ Бога истиннаго; второй — за чистоту, такъ какъ я вручила Ему мое дѣвство; третій — за мученичество, такъ какъ я хочу принять за Него всякую муку и положить душу мою ради моей любви къ Нему».

Услыхавъ такія слова, Діоклитіанъ сильно разгнѣвался и приказалъ разжечь мѣднаго вола, разсчитывая испугать тѣмъ святую дѣвицу. Когда волъ былъ раскаленъ, такъ что отъ него летѣли искры, какъ отъ горящаго угля, къ нему подвели святую дѣвицу. Среди народа, собравшагося на это зрѣлище было много тайныхъ христіанъ. Видя дѣвицу, приготовившуюся на мученіе, они тайно молились о ней Богу, чтобъ Онъ укрѣпилъ ее свыше невѣдомой силой Своей. Царь и вельможи и ласками, и угрозами убѣждали ее исполнить царское желаніе, но она была непоколебима въ своемъ рѣшеніи.

Тогда царь велѣлъ совлечь съ нея всѣ одежды. Увидѣвъ, что ее хотятъ обнажить, святая громко сказала Діоклитіану:

— «Лучше бы ты вспомнилъ, царь, о твоихъ женахъ и наложницахъ, такъ какъ я обладаю тѣмъ же тѣломъ, какъ и онѣ».

Но царь, воспылавъ похотью и желая насытить взоръ зрѣлищемъ дѣвической наготы, велѣлъ скорѣе обнажить ее. Но мученица, не дожидаясь, пока ея коснутся руки нечестивыхъ, сама, осѣнивъ себя крестнымъ знаменіемъ, быстро совлекла съ себя всю свою одежду, бросила ее къ лицу царя и стала нагая предъ очами ангеловъ и людей, красуясь какъ царскою багряницей единымъ дѣвическимъ стыдомъ. И начала она укорять царя въ такихъ словахъ:

— «Считаю тебя, царь, подобнымъ тому змію, который прельстилъ Еву (Быт. 3, 1-6) и подстрекнулъ Каина на убійство Авеля (Быт. 4, 2-16), и тому демону, который просилъ у Бога позволенія искусить праведнаго Іова (Іов. 1, 6-12). Но вскорѣ, врагъ Христовъ, ты погибнешь со всѣми твоими единомышленниками».

Сказавъ это, она снова сотворила на себѣ крестное знаменіе и сама пошла къ раскаленному волу, не дожидаясь, чтобъ ее туда бросили. Когда же она взялась руками за этого вола, то руки ея растаяли какъ воскъ отъ лютаго огня. Но она, какъ будто не чувствуя боли, вложила свою голову въ отверстіе вола и войдя внутрь его, начала громко прославлять Бога, говоря:

— «Слава Тебѣ, Господи, Единородный Сынъ Бога Вышняго, за то, что укрѣпилъ меня, немощную, на этотъ подвигъ и помогъ мнѣ побѣдить діавола и козни его. Тебѣ и Безначальному Твоему Отцу со Святымъ Духомъ да будетъ за то слава и поклоненіе во вѣки».

Сказавъ это, святая предала душу свою въ руки Пречистаго и Безсмертнаго своего Жениха, и вошла съ нимъ въ чертогъ небесный при ликованіи и пѣніи ангельскихъ силъ [10]. Тѣло же ее честное въ мѣдномъ волѣ растопилось какъ масло, разлилось какъ благовонное мѵро, такъ что весь городъ наполнился неизреченнымъ благоуханіемъ. Честныя кости ея нечестивый царь повелѣлъ выбросить изъ города, и онѣ были занесены на гору, называемую Литатонъ. Четыре льва, придя изъ пустыни, сѣли около нихъ, охраняя ихъ отъ другихъ звѣрей и плотоядныхъ птицъ.

Епископу Клинону было откровеніе отъ Бога о кончинѣ святой Пелагіи и о мѣстѣ, гдѣ находились кости. И епископъ, пошелъ на ту гору и нашелъ здѣсь честныя кости святой Пелагіи и охраняющихъ ихъ львовъ. Львы, увидавъ человѣка Божія, подошли къ нему и, преклонившись предъ нимъ, возвратились въ пустыню. Епископъ же, взявъ кости святой мученицы, отнесъ ихъ на самый высокій холмъ той горы и положилъ камень. Впослѣдствіи, въ царствованіе императора Константина [11], когда повсюду возсіяло благочестіе, онъ воздвигъ тамъ церковь надъ честными мощами невѣсты Христовой. На надгробномъ камнѣ епископъ Клинонъ сдѣлалъ такую надпись:

— «Святая дѣвица Пелагія, посвятившая себя Богу, и до конца подвизавшаяся за истину, почиваетъ здѣсь своими мощами, душа же ея на небесахъ царствуетъ съ ангелами въ славѣ Христовой».

Такъ окончила свой подвигъ святая мученица Пелагія за Христа Господа нашего, Которому подобаетъ слава со Отцемъ и Святымъ Духомъ нынѣ, и всегда, и во вѣки вѣковъ.

Примѣчанія:
[1] Императоръ Діоклетіанъ управлялъ римскою имперіею съ 284 г. по 305 г.
[2] Тарсъ — большой и населенный въ древности городъ Киликіи — малоазійской области. Основанъ ассирійскимъ царемъ Сеннахерибомъ (съ 705 г. по 681 г. до Р. Хр.). Благодаря своему положенію при рѣкѣ Киднѣ велъ большую торговлю. — Для христіанъ городъ Тарсъ важенъ какъ мѣсто рожденія и первоначальнаго проживанія здѣсь святаго апостола Павла. Призванный Самимъ Господомъ къ великому служенію своему, апостолъ Павелъ первоначально въ Тарсѣ приготовлялся къ выступленію на проповѣдь (см. Дѣян. 9, 11-30). — Въ настоящее время Тарсъ представляетъ собою небольшой городокъ Аданскаго вилайета и принадлежитъ Турціи. Замѣчательно, что до сихъ поръ главное занятіе жителей Тарса и его окрестностей состоитъ въ изготовленіи ковровъ, войлоковъ для палатокъ и всякаго рода утвари, какъ это было и во времена апостола Павла, который снискивалъ себѣ пропитаніе дѣланіемъ палатокъ (Дѣян. 18, 3).
[3] Діоклитіанъ не имѣлъ сыновей. Подъ упоминаемымъ здѣсь «царскимъ сыномъ» слѣдуетъ разумѣть, — какъ это объясняетъ св. Димитрій Ростовскій, — юношу, взятаго Діоклитіаномъ на воспитаніе и усыновленнаго съ правомъ наслѣдованія царскаго престола.
[4] Евнухъ — оскопленный слуга, предназначавшійся къ службѣ въ гаремахъ Востока. Обычай кастрированія (оскопленія) слугъ имѣлъ мѣсто въ древней Греціи и Римѣ, но особенно распространенъ былъ въ древности въ Малой Азіи.
[5] Поприще — мѣра длины, равнявшаяся приблизительно 690 нашимъ саженямъ.
[6] Мамона — наименованіе сирскаго божества, покровителя богатства. Въ переносномъ смыслѣ подъ «мамоною» подразумѣвалось вообще богатство, блага земныя.
[7] Очевидно, явившаяся чудная Жена была Божіей Матеріею.
[8] Киднъ — нынѣ Терсусъ-Чай — небольшая рѣка въ Киликіи; беретъ начало на Таврѣ и протекаетъ черезъ городъ Тарсъ.
[9] Талантъ — слитокъ серебра или золота различной величины и цѣнности, въ зависимости отъ времени и мѣста обращенія. Древнееврейскій талантъ равнялся на наши деньги золотой — 26,875 руб., серебряный — 2,016 руб. Древнегреческій золотой талантъ равнялся приблизительно 1,500 р.
[10] Кончина святой мученицы Пелагіи послѣдовала въ 287-мъ году. Въ VIII в., при императорѣ Константинѣ Копронимѣ (съ 741 г. до 775 г.) ея честныя мощи были перенесены въ Константинополь и положены въ храмѣ ея имени.
[11] Императоръ Константинъ Великій управлялъ западною частью римской имперіи съ 306 г. по 324 г.; какъ единовластитель управлялъ Западомъ и Востокомъ съ 324 г. по 337 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга девятая: Мѣсяцъ Май. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 170-183.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0