Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Май.
День третій.

Страданіе святыхъ мучениковъ Тимоѳея и Мавры.

— «Кто ты такой и какую должность ты исполняешь?»

Тимоѳей отвѣчалъ:

— «Я христіанинъ и состою чтецомъ церкви Божіей».

Игемонъ сказалъ ему:

— «Неужели ты одинъ не слыхалъ объ указѣ царскомъ, повелѣвающемъ предавать мукамъ и самой смерти всѣхъ тѣхъ, кто не будетъ приносить жертвъ нашимъ великимъ богамъ?»

Тимоѳей отвѣчалъ:

— «Я отъ всего сердца вѣрую и всецѣло принадлежу Господу моему, Іисусу Христу, и потому не могу приносить жертвы богамъ вашимъ».

Игемонъ Арріанъ продолжалъ:

— «Развѣ ты не видишь орудій, приготовленныхъ для мученія, лежащихъ около тебя?»

Тимоѳей отвѣчалъ:

— «Во всякомъ случаѣ ты не видишь ангеловъ Божіихъ, укрѣпляющихъ меня».

Игемонъ сказалъ святому:

— «Дай мнѣ твои книги [5], чтобы я могъ понять волшебную силу, заключающуюся въ нихъ».

Отвѣчалъ святый:

— «Безумный и лишенный смысла человѣкъ! Развѣ ты не знаешь, что никто никогда не отдаетъ дѣтей своихъ на смерть? А книги, мною списанныя, мои чада: когда я ихъ читаю, мнѣ предстоятъ ангелы Божіи».

Сказалъ игемонъ:

— «Вотъ ты не хочешь ни жертвъ принести нашимъ богамъ, ни книгъ своихъ показать. Смотри, какъ бы это твое непослушаніе не было причиною твоихъ мученій».

Святый же Тимоѳей отвѣтствовалъ такъ:

— «Я не принесу жертвъ и не покажу тебѣ моихъ книгъ, потому что я христіанинъ».

Тогда разгнѣвавшійся игемонъ приказалъ своимъ слугамъ принести двѣ острыхъ желѣзныхъ палки, раскаленныхъ до красна, и вложить ихъ въ уши святому Тимоѳею. Отъ невыносимой боли у мученика истекли глаза, такъ что онъ не могъ ничего видѣть. Послѣ этого слуги игемоновы сказали святому:

— «Такъ какъ ты не хотѣлъ принести жертвы богамъ нашимъ, то вотъ теперь ты потерялъ свое зрѣніе».

Святый же Тимоѳей отвѣчалъ на это:

— «Тѣлесныя очи мои, видѣвшія многое неподобное, нынѣ пострадали, будучи ослѣплены; но мои внутреннія, душевныя очи просвѣщаютъ мою душу».

Послѣ того, какъ святый сказалъ это, игемонъ приказалъ, связавъ святому руки позади, вложить ему въ ротъ кусокъ дерева и повѣсить его внизъ головою; для увеличенія же страданій святаго, мучитель приказалъ привязать тяжелый камень къ его шеѣ.

Когда слуги игемоновы приступили къ выполненію этого нечестиваго приказанія игемона, святый, поднявъ очи къ небу, сказалъ:

— «Я вѣрю, что есть Богъ, пребывающій на небесахъ, Который можетъ избавить меня отъ этихъ мученій».

Страданія, которыя испытывалъ Тимоѳей, были настолько ужасны, что даже сами мучители прониклись къ нему жалостію и просили игемона не столько жестокостію, сколько милостію склонить Тимоѳея къ исполненію приказанія царскаго. При этомъ, желая умилостивить игемона, слуги сказали ему, что Тимоѳей всего только двадцать дней тому назадъ вступилъ въ бракъ и что супруга его еще очень молодая женщина.

Услышавъ это, игемонъ приказалъ привести предъ судилище супругу Тимоѳееву и сказалъ ей:

— «Какъ звать тебя?»

— «Имя мое Мавра», — отвѣчала святая.

Игемонъ сказалъ ей:

— «Весьма сострадаю твоему несчастію, такъ какъ ты, будучи столь юной, уже готовишься быть вдовою. Я приказываю тебѣ: облекись въ самыя лучшія одежды, заплети свои волосы, укрась лице твое и иди сейчасъ же къ твоему мужу; придя къ нему, уговори его принести жертвы богамъ, чтобы дѣйствительно не сдѣлаться тебѣ вдовою въ столь юныхъ лѣтахъ. Если ты его уговоришь принести жертвы богамъ, то я награжу тебя многими дарами, золотомъ и серебромъ».

Мавра сдѣлала все такъ, какъ ей приказалъ игемонъ. Облачившись въ свѣтлыя одежды, она пошла къ своему мужу и долго увѣщевала его исполнить хотя бы на время приказаніе игемоново, чтобы такимъ образомъ избавиться отъ многихъ мукъ. Но супругъ ея не могъ сказать ей ни слова, такъ какъ въ уста его былъ вложенъ кусокъ дерева, мѣшавшій ему говорить.

Тогда Мавра возвратилась къ игемону и начала усердно просить его сдѣлать распоряженіе о томъ, чтобы было вынуто дерево изъ устъ ея мужа, черезъ что онъ получилъ бы возможность говорить. Игемонъ согласился исполнить ея просьбу. Дерево было вынуто изъ устъ мученика, и Мавра снова отправилась къ святому Тимоѳею.

Святый же (не имѣвшій зрѣнія), обонявъ благоуханіе отъ одеждъ Мавры, громко воззвалъ:

— «Гдѣ мой отецъ, пресвитеръ Пиколпосъ?»

Отецъ же его, стоявшій неподалеку оттуда въ народѣ и наблюдавшій за страданіями сына, подошелъ къ нему и сказалъ:

— «Что тебѣ нужно, возлюбленный сынъ мой?»

Тимоѳей отвѣчалъ:

— «Прошу тебя, отецъ, — сдѣлай для меня благое дѣло: возьми какое-нибудь рубище и прикрой имъ лице мое, чтобы я не обонялъ благоуханія душевреднаго, исходящаго отъ одеждъ Мавры; это благоуханіе пагубно для людей, оно уготовляетъ имъ геенну; этотъ ароматъ есть источникъ вожделѣнія, спутникъ діаволу; онъ противенъ и мерзостенъ святымъ и праведнымъ людямъ».

Когда святый окончилъ говорить, Мавра сказала ему:

— «Возлюбленный Тимоѳей! Для чего ты меня такъ унижаешь? Вѣдь я тебя ничѣмъ еще не оскорбила! Прошло всего только двадцать дней, какъ мы обвѣнчались съ тобою, и ты еще не узналъ какъ слѣдуетъ моего характера, какъ и я не изучила еще какъ слѣдуетъ дома твоего. Я далека отъ того порока, въ которомъ ты обвиняешь меня, потому что я еще ни одному мужчинѣ не обѣщала отдать себя. Теперь же я, видя тебя въ столь великихъ мукахъ, горько плачу о тебѣ и невыносимо страдаю сердцемъ, потому что ты терпишь мученія неповинно. Твои страданія уязвляютъ и мою душу, такъ какъ ты хочешь оставить меня вдовою. Но, можетъ быть, ты взялъ у кого-либо деньги взаймы и, не имѣя чѣмъ уплатить долгъ, терпишь теперь мученія отъ заимодавцевъ? Если это такъ, то продадимъ наши лучшія одежды и выплатимъ долгъ; а если ты терпишь столь великія мученія изъ-за народнаго долга, — изъ-за податей, какія тебѣ нечѣмъ уплатить, то вотъ предъ тобою вся наша утварь, золото и всѣ наши одѣянія; продай все это, и уплати подать царю».

Послѣ этого святый Тимоѳей сказалъ ей:

— «Сестра моя, Мавра! Когда я тебя увидѣлъ своими душевными очами выходящей изъ дому, то я замѣтилъ діавола, шедшаго по правую сторону отъ тебя. Онъ имѣлъ въ рукахъ ключъ, которымъ обращалъ сердце твое къ мірскимъ утѣхамъ и привязанностямъ».

Мавра сказала на это:

— «Братъ мой, Тимоѳей! Я тебя ищу; а потомъ гдѣ я найду тебя? Вотъ придетъ суббота или воскресенье: кто же будетъ читать твои книги?»

Отвѣчалъ ей святый Тимоѳей:

— «Оставь суету міра сего и иди со мною на доблестный подвигъ сей. О, Мавра! Богъ проститъ намъ за этотъ подвигъ всѣ грѣхи наши и сподобитъ насъ благодатныхъ вѣнцевъ въ царствѣ Своемъ».

Мавра же сказала:

— «Когда я шла къ тебѣ, сердце мое, дѣйствительно, было преисполнено мірскихъ пристрастій, но лишь только ты началъ бесѣдовать со мною, благодать Божія осѣнила меня. Знай же, мой возлюбленный братъ, что и я того-же самаго желаю, чего и ты желаешь».

Отвѣчалъ ей святый Тимоѳей:

— «Если ты дѣйствительно говоришь истину, то пойди къ игемону и обличи его нечестіе».

Сказала на это святая Мавра:

— «Я боюсь, братъ мой, какъ бы мнѣ не устрашиться, послѣ того, какъ я увижу множество орудій мученія и гнѣвающагося игемона. Я боюсь, что я не стерплю лютыхъ мученій, такъ какъ я еще слишкомъ юна возрастомъ, — мнѣ всего только семнадцать лѣтъ».

Отвѣчалъ ей святый Тимоѳей:

— «Уповай на Господа и Бога нашего Іисуса Христа и всѣ муки будутъ для тебя какъ бы елеемъ, изливаемымъ на тѣло твое, и какъ бы росою, освѣжающею кости твои и облегчающей всѣ страданія твои».

Затѣмъ святый мученикъ началъ молиться о ней къ Богу, говоря такъ:

— «Богъ и Отецъ всякой благодати, подавшій помощь тремъ отрокамъ (Дан. гл. 3), брошеннымъ въ пещь огненную; избавившій Даніила отъ устъ львовыхъ [6], пророку черезъ пророка Аввакума [7] пославшій пищу [8], помогавшій не только въ рву львиномъ, но и въ пещи огненной и уповавшихъ на Тебя спасавшій во свидѣтельство всѣмъ Твоего человѣколюбія, по силѣ котораго Ты изъ плѣнниковъ сдѣлалъ пророковъ и мучениковъ: Ты, Господи, Господи, призри и нынѣ на рабу Твою Мавру! Ты, Господи, соединившій насъ супружествомъ, соедини насъ и въ подвигѣ этомъ, дабы мы не были отлучены отъ лика святыхъ Твоихъ мучениковъ; Ты, Господи, дай намъ силы мужественно претерпѣть всѣ мученія и самую смерть, чтобы посрамились всѣ противники наши, которые не будутъ въ силахъ разлучить насъ отъ единой вѣры во Іисуса Христа, Господа нашего. Ему подобаетъ вмѣстѣ со Отцемъ и Святымъ Духомъ всякая слава, во вѣки, Аминь!»

Послѣ того, какъ святый Тимоѳей помолился Богу о супругѣ своей Маврѣ, сія послѣдняя, будучи одушевлена Духомъ Святымъ, отправилась къ игемону и, представъ ему, сказала:

— «О, нечестивый игемонъ! Ты обѣщалъ дать мнѣ серебро и золото для того, чтобы довести душу мою до погибели; больше ты ничего и не желаешь, какъ только доводить до погибели души человѣческія! Однако ты не одолѣешь меня никакими соблазнами, потому что я предстою предъ тобою, облекшись во всеоружіе Господа и Бога нашего».

Игемонъ Арріанъ сказалъ своимъ совѣтникамъ и слугамъ:

— «Развѣ я не говорилъ вамъ, что Тимоѳей волхвъ? Вотъ онъ и жену свою очаровалъ своимъ волшебствомъ, внушивъ ей противиться нашему приказанію».

Затѣмъ, обратившись къ Маврѣ, игемонъ сказалъ ей:

— «И ты вмѣстѣ съ Тимоѳеемъ избираешь смерть вмѣсто жизни. Подумай немного, и ты увидишь, что ты лишаешь себя сладкой сей жизни и предаешь себя горькимъ мученіямъ. Но, можетъ быть ты, предвидя смерть своего мужа и свое вдовство, рѣшила умереть вмѣстѣ съ нимъ? Въ такомъ случаѣ не смущайся и не печалься, ибо ты не будешь вдовою: я отдамъ тебя въ замужество за одного изъ лучшихъ и богатѣйшихъ сотниковъ [9] моихъ, чтобы ты насладилась съ нимъ этою жизнью и возвеличилась еще болѣе, такъ какъ будешь имѣть мужа болѣе благороднаго, чѣмъ первый».

Отвѣчала на это святая Мавра:

— «Я отреклась отъ всякой суеты мірской; поэтому я не нуждаюсь въ твоемъ сотникѣ, говорю же тебѣ по истинѣ, что я обручила себя Жениху Небесному, Іисусу Христу, Сыну Божію; уповая на Него, я и предстала предъ тебя съ мужественнымъ сердцемъ и нисколько не боюсь твоего неправеднаго суда».

Разгнѣванный игемонъ приказалъ терзать волоса ея до тѣхъ поръ, пока всѣ они не были вырваны. Потомъ сказалъ святой мученицѣ:

— «Вотъ уже волосы съ головы твоей вырваны; я совѣтую тебѣ принести жертву богамъ, чтобы тебѣ не пришлось испытать многихъ другихъ, еще болѣе тяжкихъ, мученій».

Святая Мавра отвѣчала на это:

— «Теперь я познаю, о игемонъ, что Самъ Христосъ принимаетъ меня къ Себѣ и прощаетъ мнѣ грѣхъ мой, сдѣланный по невѣдѣнію, — именно, что я, послушавши твоего злого совѣта, украсила свои волосы, дабы прельстить моего мужа; и ты хорошо сдѣлалъ, что вырвалъ ихъ, потому что съ отнятіемъ у меня волосъ отъ меня отнимается великій грѣхъ; теперь уже я не буду служить соблазномъ для окрестъ стоящихъ людей, наблюдающихъ за мною».

Услышавъ такія слова отъ святой, игемонъ весьма разгнѣвался и приказалъ отсѣчь ей пальцы на рукахъ и кинуть ихъ въ сторону. Святая же Мавра сказала ему:

— «И этимъ ты дѣлаешь мнѣ добро, потому что отнимаешь отъ меня мои персты, которыми я возлагала на себя суетныя украшенія; знай же, что ты не понимаешь самъ того, что ты дѣлаешь, потому что ты очистилъ меня черезъ отсѣченіе перстовъ отъ второго грѣха моего. Поэтому я съ веселіемъ и радостію предстою тебѣ, будучи готовой на всѣ муки».

Игемонъ весьма дивился столь великому терпѣнію святой мученицы. Пресвитеръ же Пиколпосъ, отецъ Тимоѳея, находясь поблизости отъ того мѣста, среди народа, наблюдавшаго за допросомъ святыхъ, дивясь подвигу святой Мавры, сказалъ ей негромко:

— «О, Мавра, честная дочь моя! Какъ ты могла вынести отсѣченіе перстовъ твоихъ?»

Отвѣчала ему на это святая Мавра:

— «Подобно тому, какъ ты, отецъ, видѣлъ, какъ въ виноградномъ саду отрѣзываютъ отъ растенія вѣтви, такъ и я съ подобнымъ же чувствомъ смотрѣла на отсѣченіе перстовъ моихъ и потому не чувствовала никакой боли».

Послѣ всего этого игемонъ Арріанъ приказалъ двѣнадцати воинамъ своимъ наполнить водою большой котелъ и, разжегши его, ввергнуть въ него святую Мавру. Когда вода въ котлѣ закипѣла и зашумѣла отъ огня, въ котелъ была брошена святая Мавра. Но, стоя посреди котла и нисколько не опаляясь, она сказала игемону:

— «Снова благодарю тебя за то, что ты приказалъ меня омыть и очистить отъ грѣховъ моихъ, чтобы я съ чистымъ сердцемъ приступила къ Богу моему и восприняла отъ Него вѣнецъ жизни вѣчной. Страданія, которыя я принимаю отъ тебя, даруютъ мнѣ спасеніе у Христа и Господа моего. Но ты, кажется, слишкомъ поторопился ввергнуть меня въ котелъ этотъ, еще не совсѣмъ разогрѣтый, потому что вода, находящаяся въ немъ, очень холодна и я совершенно не ощущаю жара, какъ и ранѣе не ощущала прочихъ мукъ».

Игемонъ же, сильно разгнѣвавшись, началъ думать, что воины изъ состраданія къ мученицѣ, вылили изъ котла горячую воду и налили вмѣсто нея холодную, чтобы сохранить въ живыхъ Мавру для своихъ плотскихъ вожделѣній. Тотчасъ же игемонъ сошелъ со своего судилищнаго мѣста и подошелъ къ котлу, желая узнать, дѣйствительно-ли холодна вода, находившаяся въ котлѣ. Подойдя къ котлу, онъ сказалъ святой:

— «Полей мнѣ на руку немного воды, чтобы я узналъ, не холодная ли здѣсь вода».

Святая отвѣчала ему:

— «Эта вода очень холодна, и я совершенно не ощущаю ея теплоты. Поэтому, если тебѣ нечѣмъ болѣе разжечь котла, пошли одного изъ слугъ своихъ къ отцу моему и онъ дастъ тебѣ вязанку дровъ, такъ какъ онъ плотникъ; этими дровами ты и разожжешь котелъ».

Сказавъ это, святая возлила на руку игемона кипящую воду изъ котла, и тотчасъ же рука игемона была обожжена, такъ что и кожа сошла съ нея; самъ же игемонъ громко закричалъ отъ боли и съ удивленіемъ въ слухъ всѣхъ произнесъ:

— «Благословенъ Господь Богъ Мавринъ, и нѣтъ Бога, кромѣ Него, черезъ Котораго прославляется нынѣ Мавра».

Сказавъ это, онъ приказалъ отпустить святую. Однако прежде нежели святая успѣла отойти отъ мѣста мученія, діаволъ снова вошелъ въ сердце игемона и возбудилъ его противиться всѣмъ тѣмъ, кто имѣлъ правую вѣру въ Бога и хранилъ чистую совѣсть. Подозвавъ къ себѣ мученицу, онъ сказалъ ей:

— «Не уповай и не надѣйся, Мавра, на Христа твоего; принеси лучше жертву богамъ нашимъ».

Святая же отвѣчала ему:

— «Я не принесу жертвы идоламъ, потому что у меня есть Христосъ, Который защититъ меня».

Игемонъ сказалъ на это:

— «Я уста твои наполню разжженными угольями, если ты не принесешь жертвы богамъ нашимъ».

Отвѣчала святая:

— «Ты не понимаешь того, что намѣреваешься дѣлать по безумію твоему: ты хочешь наполнить уста мои горящими угольями для того, чтобы я очистилась отъ грѣховъ моихъ, сдѣланныхъ языкомъ и устами. Ибо и Господь мой, — когда явилъ славу Свою пророку Исаіи [10] и удостоилъ его слышать пѣніе ангельское, для того, чтобы очистить его отъ грѣховъ, послалъ къ нему одного изъ серафимовъ, имѣвшаго въ рукѣ уголь горящій, взятый клещами отъ алтаря; серафимъ прикоснулся этимъ углемъ ко устамъ пророческимъ и сказалъ: се прикоснуся сіе устнамъ твоимъ, и отыметъ беззаконія твоя, и грѣхи твоя очиститъ (Ис. 6, 7). И если пророкъ получилъ прощеніе грѣховъ своихъ послѣ прикосновенія углемъ къ устамъ его, то, молю тебя, не только уста мои наполни горящими угольями, но и лице, и главу мою, а также и все тѣло мое обложи горящими угольями и сожги его, чтобы я черезъ это сдѣлалась благоуханіемъ Христовымъ. Богъ, очистившій нѣкогда грѣхи пророка, очиститъ и меня отъ грѣховъ».

Услышавъ отъ святой такія слова, игемонъ пришелъ еще въ болѣе сильный гнѣвъ и приказалъ принести лампаду, наполненную сѣрою и смолою, для того, чтобы жечь мученицу. Народъ же, стоявшій поблизости отъ того мѣста и видѣвшій все, громкимъ голосомъ началъ взывать къ игемону, говоря:

— «До какихъ поръ ты будешь придумывать все новыя и новыя мученія для юной отроковицы! Перестань, игемонъ, гнѣваться, ибо мы весьма удивляемся терпѣнію ея».

Святая же Мавра, обратившись къ народу, сказала:

— «Пусть каждый изъ васъ заботится о своихъ дѣлахъ: мужчины пусть исполняютъ свои дѣла и обязанности, женщины — свои; обо мнѣ же пусть никто изъ васъ не заботится; я не прошу у васъ помощи и защиты, потому что у меня есть Защитникъ — Богъ, на Котораго я уповаю».

Между тѣмъ какъ святая говорила это, игемонъ приказалъ лампадою опалять тѣло ея. Святая же, взирая на лампаду, сказала игемону:

— «Ты думаешь меня устрашить этою лампадою, какъ будто еще не достаточно испыталъ меня раннѣйшими мученіями. Развѣ ты не погружалъ меня въ большой и страшный котелъ, сильно кипѣвшій, и однако же не повредившій мнѣ, такъ какъ онъ показался мнѣ наполненнымъ холодною водою? Ты самъ былъ свидѣтелемъ того, что въ то время, какъ твои руки пострадали отъ воды, и были обварены ею, — я нисколько не пострадала. Неужели, ты думаешь, что я испугаюсь этой небольшой лампады? Если хочешь, игемонъ, разожги цѣлую печь и брось меня въ нее, и ты увидишь силу Христа моего, рабой Котораго я состою; я вѣрю, что меня не оставитъ Богъ мой, призвавшій меня на подвигъ сей черезъ посредство блаженнаго мужа моего Тимоѳея. Что же касается до лампады, которою ты опаляешь тѣло мое, то для меня она кажется какъ бы росою утреннею, сходящею на землю и способствующею произрастанію деревьевъ и плодовъ».

Будучи побѣжденъ словами святой мученицы, подтвержденными самымъ дѣломъ и не зная, какія еще придумать муки для святой Мавры, игемонъ весьма опечалился. Затѣмъ онъ приказалъ распять на крестахъ Тимоѳея и Мавру, обративъ ихъ лицемъ другъ къ другу.

Когда святые шли на распятіе, ихъ встрѣтила мать Мавры и, обнявъ дочь свою, сказала ей:

— «Дочь моя, Мавра! Зачѣмъ ты оставляешь мать свою, ищущую тебя? Кто же будетъ носить украшенія твои? Серебро, золото и драгоцѣнныя одежды твои кому достанутся, если ты, дочь моя, не останешься въ живыхъ?»

Святая же Мавра такъ отвѣтствовала своей матери:

— «Золото и серебро погибнутъ, а одежды поѣстъ моль; красота юнаго лица также со временемъ исчезнетъ, вѣнецъ же, который даруетъ мнѣ Іисусъ Христосъ, будетъ неувядаемымъ во вѣки».

И не могла мать возразить что-либо святой Маврѣ. Мученица же, вырвавшись изъ рукъ матери, пошла къ мѣсту распятія, сказавъ матери:

— «Для чего ты меня отвлекаешь отъ креста и не даешь мнѣ насладиться вѣнцемъ отъ Господа моего, Которому я хочу уподобиться въ смерти своей?»

Тогда воины распяли святыхъ, обративъ ихъ лицемъ другъ къ другу. Святые пробыли на крестѣ девять дней и девять ночей, взаимно увѣщевая и утѣшая другъ друга. Святый Тимоѳей поучалъ свою супругу до вечера, а святая Мавра увѣщевала сострадальца до утра. При этомъ святая Мавра сказала Тимоѳею:

— «Не предадимся сну, чтобы Господь нашъ, Іисусъ Христосъ, пришедъ, не нашелъ насъ спящихъ и не разгнѣвался на насъ. И въ дому человѣка, не спящаго ночью, горящая свѣча предотвращаетъ приходъ воровъ, и, наоборотъ, при погашенной свѣчѣ воръ легко входитъ въ домъ и окрадываетъ его. Будемъ же бодрствовать и постоянно молиться, чтобы Господь нашъ нашелъ насъ терпѣливо ожидающими пришествія его; равно какъ и врагъ не дерзнетъ приступить къ намъ, находящимся на крестахъ, и не осмѣлится оскорбить насъ».

Спустя нѣкоторое время святая Мавра опять сказала Тимоѳею:

— «Ободрись, братъ мой, и отгони отъ себя сонъ; бодрствуй и уразумѣй то, что я видѣла: мнѣ показалось, что предо мною, находившейся какъ бы въ восторгѣ, былъ человѣкъ, имѣвшій въ рукѣ своей чашу, наполненную молокомъ и медомъ. Человѣкъ этотъ сказалъ мнѣ: — взявши это, выпей. — Но я сказала ему: — кто ты? — Онъ же отвѣтилъ: — я ангелъ Божій. — Тогда я сказала ему: — помолимся ко Господу. — Потомъ онъ сказалъ мнѣ: — я пришелъ къ тебѣ для того, чтобы облегчить твои страданія. Я видѣлъ, что ты сильно хотѣла ѣсть и пить, такъ какъ до сего времени ты не вкушала никакой пищи. — Снова я сказала ему: — кто побудилъ тебя оказать мнѣ эту милость? И какое дѣло тебѣ до моего терпѣнія и пощенія? Развѣ ты не знаешь, что Богъ силенъ сотворить и то, что невозможно людямъ? — Когда я помолилась, то увидѣла, что человѣкъ тотъ отворачивалъ лице свое на западъ. Изъ этого я поняла, что это было обольщеніе сатанинское; сатана хотѣлъ искусить насъ и на крестѣ. Затѣмъ вскорѣ видѣніе то исчезло. Потомъ подошелъ другой человѣкъ, и мнѣ показалось, что онъ привелъ меня къ рѣкѣ, текущей молокомъ и медомъ, и сказалъ мнѣ: — пей. — Но я отвѣчала: — я уже сказала тебѣ, что не буду пить ни воды, ни какого другого земного питія до тѣхъ поръ, пока не испію чашу смерти за Христа, Господа моего, которую Онъ Самъ растворитъ для меня спасеніемъ и безсмертіемъ жизни вѣчной. — Когда я говорила это, тотъ человѣкъ пилъ изъ рѣки, и вдругъ исчезъ и онъ самъ и рѣка съ нимъ. Также я видѣла и третьяго мужа, прекраснаго видомъ; лицо его сіяло какъ солнце. Взявъ меня за руку, онъ возвелъ меня на небо и показалъ мнѣ престолъ, покрытый бѣлою одеждою, и вѣнецъ, прекрасный видомъ. Удивившись такой красотѣ, я спросила того мужа, который привелъ меня на небо: — чье это, господинъ? — Онъ же сказалъ мнѣ: — это воздаяніе за подвигъ твой, это тебѣ приготовленъ и престолъ, и одежда, и вѣнецъ. — Затѣмъ тотъ же мужъ возвелъ меня немного повыше и показалъ мнѣ другой престолъ такъ же красиво убранный, и одежду бѣлую, и вѣнецъ. Я снова спросила приведшаго меня мужа: а это чье, господинъ? — онъ же сказалъ мнѣ: — это твоего мужа, Тимоѳея. — Я осмѣлилась спросить его: — почему же престолы эти находятся не рядомъ, а на большомъ разстояніи другъ отъ друга? — Онъ же отвѣчалъ мнѣ: — потому что есть большая разница между тобою и мужемъ твоимъ. Развѣ ты не знаешь, что и ты сама приняла на себя подвигъ мученическій по его же увѣщанію и потому онъ въ извѣстной степени виновникъ вѣнца твоего. Но теперь возвратись въ тѣло твое; утромъ же, въ шестый часъ, пріидутъ ангелы Божіи, чтобы взять ваши души и вознести ихъ на небо. Однако продолжайте бодрствовать, чтобы врагъ снова не началъ бы искушать васъ».

Это видѣніе святая Мавра повѣдала брату своему Тимоѳею, и утѣшались они взаимно о Господѣ.

Когда же насталъ шестый часъ десятаго дня, пришли ангелы Божіи для того, чтобы взять души святыхъ мучениковъ. При этомъ святая Мавра, обратившись къ народу, смотрѣвшему на ея страданія, сказала громкимъ голосомъ:

— «Братія и сестры! Вспомните, что мы жили по человѣчески (по-мірски), когда пребывали среди людей; но потомъ мы жили по Божьи, будучи рабами Бога. И вотъ теперь мы уже скоро воспріимемъ безсмертные вѣнцы отъ Господа нашего Іисуса Христа. Точно также и вы, совершая все то, чего требуетъ природа человѣческая, старайтесь совершить и то, что угодно Богу; тогда вы получите прощеніе грѣховъ и пріимите вѣнцы отъ Того-же Владыки и Бога нашего».

Когда святая Мавра окончила слова сіи, оба святые предали честныя души свои въ руки Божіи [11]. Такъ заключились страданія ихъ вѣнцемъ правды отъ Христа Іисуса, Господа нашего, Которому возсылается слава со Отцемъ и Святымъ Духомъ, вѣчно. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Управлялъ съ 284 г. по 305 г. восточною половиною Римской имперіи.
[2] Ѳиваида — область въ Среднемъ Египтѣ.
[3] Игемонъ Арріанъ впослѣдствіи самъ обратился ко Христу и сподобился получить вѣнецъ мученическій. Память его празднуется 14 декабря.
[4] Чтецъ или причетникъ; обязанности Тимоѳея состояли не только въ чтеніи, но и въ храненіи богослужебныхъ книгъ.
[5] Необходимо замѣтить, что указъ Діоклитіана предписывалъ, не только преслѣдовать самихъ христіанъ, но и разрушать ихъ храмы и сожигать ихъ священныя книги. На этомъ основаніи игемонъ Арріанъ и требуетъ отъ Тимоѳея его богослужебныя книги.
[6] Даніилъ — четвертый изъ числа «великихъ» пророковъ (Исаія, Іеремія, Іезекіиль, Даніилъ); происходилъ изъ царскаго рода и еще юношею былъ отведенъ въ Вавилонъ въ числѣ прочихъ плѣнныхъ іудеевъ. Одаренный прекрасными душевными и тѣлесными качествами, онъ научился здѣсь языку и мудрости халдейской и вмѣстѣ съ тремя своими товарищами — Ананіею, Азаріею и Мисаиломъ былъ взятъ на службу при царскомъ дворѣ. Даніилъ истолковывалъ царю вавилонскому Навуходоносору его замѣчательные сны и самъ удостоился неоднократныхъ видѣній, въ которыхъ были открыты ему важнѣйшія и замѣчательнѣйшія священныя событія. При восшествіи на престолъ Дарія онъ былъ сдѣланъ однимъ изъ трехъ правителей имперіи и былъ чудеснымъ образомъ спасенъ отъ львовъ, въ ровъ къ которымъ онъ былъ брошенъ за свою привязанность къ отеческой вѣрѣ (Дан. 6, 10-24). Исторія его жизни и дѣятельности описана имъ самимъ въ священной книгѣ его имени. — Память его празднуется св. Церковію 17-го декабря.
[7] Аввакумъ — одинъ изъ числа «малыхъ» (двѣнадцати) пророковъ; происходилъ изъ колѣна Симеонова и пророчествовалъ во времена плѣна вавилонскаго. По выраженію церковно-богослужебныхъ пѣсней, пророкъ Аввакумъ, стоя «на божественной стражѣ», «уразумѣлъ Божіе пришествіе» и «возвѣстилъ міру» Христово воскресеніе. Онъ оставилъ послѣ себя книгу, состоящую изъ 3-хъ главъ; здѣсь излагается пророчество о плѣненіи іудеевъ и разрушеніи храма іерусалимскаго. Въ 3-ей главѣ своей книги пророкъ воспѣваетъ могущество и величіе Божіе. Эта глава очень походитъ на псаломъ или молитву; она служитъ основаніемъ 4-ой пѣсни каноновъ нашей православной Церкви. — Скончался св. пророкъ Аввакумъ около 600 г. до Р. Хр. Память его празднуется 2 декабря.
[8] Здѣсь имѣется въ виду то обстоятельство, что пророкъ Аввакумъ чудесно восхищенъ былъ Богомъ и перенесенъ черезъ воздухъ изъ города Остракины (на границахъ Аравіи, Палестины и Египта) въ Вавилонъ, въ ровъ къ пророку Даніилу и принесъ ему обѣдъ. — Подробнѣе см. объ этомъ въ житіи пророка Аввакума подъ 2 декабря.
[9] Сотникъ — начальникъ отряда воиновъ, обыкновенно въ 100 человѣкъ.
[10] Исаія — знаменитѣйшій пророкъ, жившій и дѣйствовавшій въ царствѣ іудейскомъ за восемь вѣковъ до Р. Хр. при царяхъ: Озіи, Іоаѳамѣ, Ахазѣ, Езекіи и Манассіи. Онъ всецѣло отдался своему пророческому призванію, дѣйствуя на пророческомъ поприщѣ въ теченіи 60-ти лѣтъ. По преданію, онъ потерпѣлъ мученическую кончину, бывъ распиленъ деревянною пилою по приказанію царя Манассіи. Написанная имъ книга состоитъ изъ 66 главъ и занимаетъ первое мѣсто въ ряду всѣхъ пророческихъ книгъ Ветхаго Завѣта. Содержаніе ея составляютъ, главнымъ образомъ, пророчества о судьбѣ какъ еврейскаго, такъ и другихъ, современныхъ имъ, народовъ. Но — что самое важное — здѣсь содержатся многочисленныя мессіанскія пророчества, которыя такъ точно и наглядно предъизображали событія земной жизни Господа, что пророкъ Исаія по справедливости получилъ наименованіе «ветхозавѣтнаго евангелиста». — См. житіе его подъ 9 мая.
[11] Кончина святыхъ мучениковъ послѣдовала ок. 286 г. — Въ Константинополѣ впослѣдствіи торжественно праздновалась память святыхъ мучениковъ Тимоѳея и Мавры въ построенномъ въ честь ихъ храмѣ близъ дворцовъ Іустиніановыхъ; на основаніи этого можно предположить, что въ этомъ храмѣ были ихъ мощи или часть мощей.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга девятая: Мѣсяцъ Май. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 113-126.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0