Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 12 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Мартъ.
День двадцать второй.

Страданіе святаго священномученика Василія, пресвитера Анкирскаго.

Потому, — говорилъ святый, — я указываю всѣмъ путь, ведущій къ спасенію Христомъ Богомъ, и обличаю заблужденіе нечестивыхъ: если кто, оставивъ живого и во вѣки пребывающаго Бога, обратится къ идоламъ, слѣпымъ, глухимъ и нѣмымъ, тотъ наслѣдуетъ происходящее отъ боговъ его пламя неугасимаго огня; поэтому мы всѣ любящіе Христа и усердно почитающіе Его, какъ Бождя нашей вѣры, желая сохранить въ нашихъ неоскверненныхъ душевныхъ хранилищахъ неотъемлемое сокровище, станемъ попирать ногами прельщенія діавола и идольскіе веселые праздники, избѣжимъ мерзостныхъ враговъ, подкрѣпленные Помощникомъ нашимъ Христомъ, подающимъ вѣчное возмездіе.

Такъ дѣлалъ постоянно святый, обходя весь городъ и убѣждая каждаго хранить истинную вѣру и избавиться отъ будущихъ вѣчныхъ мукъ. Жилъ же святый Василій пресвитеръ при патріархѣ Константинопольскомъ Евдоксіи аріанинѣ и отъ него за свое благочестіе во время аріанскаго собора въ Константинополѣ получилъ запрещеніе священнодѣйствовать; но потомъ соборомъ двухъ сотъ тридцати епископовъ въ Палестинѣ ему было повелѣно совершать святыя таинства. Исповѣдуя правую вѣру и живя богоугодно, онъ разъяснялъ истины вѣры и многихъ отвращалъ отъ заблужденія. Поэтому въ тѣ времена, когда всякій благочестивый христіанинъ подвергался гоненію, его оклеветали передъ царемъ Констанціемъ, сыномъ Константина Великаго, будто онъ смущаетъ народъ; будучи мучимъ за истину, онъ многихъ научилъ правильно вѣровать, потому что самъ былъ постояненъ и твердъ въ вѣрѣ и отеческомъ преданіи, ничуть не уклоняясь отъ благочестиваго исповѣданія. Когда вступилъ на престолъ Юліанъ Отступникъ [1] и сталъ губить души людскія, издавъ безумные законы о скверныхъ идольскихъ жертвахъ, тогда и въ Галатійской странѣ по его повелѣнію люди кланялись идоламъ цѣлый годъ и три мѣсяца. Святый же Василій, видя погибель для душъ человѣческихъ, молился Богу о своемъ городѣ Анкирѣ, говоря:

— «О, спаситель міра, Христе, свѣтъ непомеркающій, сокровище вѣчныхъ хранилищъ, волею Отчего прогоняющій тьму и Его Духомъ все составляющій! Призри святымъ и страшнымъ Твоимъ окомъ и разрушь скверное волшебство противящихся Твоей святой волѣ; пусть будетъ разсѣянъ слабый замыселъ ихъ и не будетъ препятствовать душѣ, во вѣки пребывающей въ Тебѣ Богѣ!»

Идолопоклонники же, услышавъ, что святый Василій молится такъ вслухъ, весьма разгнѣвались на него, и одинъ изъ нихъ, по имени Макарій, побѣжалъ и схватилъ его со словами:

— «Что ты обходишь весь городъ, смущаешь народъ и упраздняешь законъ богопочитанія, изданный царемъ?»

Отвѣчалъ ему святый:

— «Да сокрушитъ Богъ твои уста, плѣнникъ діавольскій! Не я упраздняю законъ вашъ, а Тотъ, Кто на небѣ, невидимою силой разоряетъ его и истребитъ, и погубитъ всѣхъ васъ, пока не изнеможете окончательно и не наслѣдуете уготованную вамъ смерть вѣчную».

Нечестивые люди, полные ярости, повели его къ игемону Сатурнину, говоря:

— «Этотъ человѣкъ смущаетъ нашъ городъ и многихъ прельщаетъ и вводитъ въ заблужденіе, а теперь онъ дошелъ до такой дерзости, что велитъ разрушать жертвенники и не стѣсняется хулить царя».

Игемонъ Сатурнинъ спросилъ святаго:

— «Кто ты такой, что осмѣливаешься на такое дѣло?»

Святый Василій отвѣчалъ:

— «Я христіанинъ; это имя для меня всего почетнѣе».

Сказалъ Сатурнинъ:

— «Почему же, ты христіанинъ, а не дѣлаешь того, что нужно христіанину?»

Святый отвѣчалъ:

— «Справедливо ты совѣтуешь мнѣ, игемонъ! Въ самомъ дѣлѣ, нужно, чтобъ добрыя дѣла христіанина стали явны всѣмъ, какъ учитъ святое евангеліе: тако да просвѣтится свѣтъ вашъ предъ человѣки, яко да видятъ ваша добрая дѣла и прославятъ Отца вашего, Иже на небесѣхъ (Матѳ. 5, 16).

Сказалъ Сатурнинъ:

— «Зачѣмъ же ты смущаешь нашъ городъ и хулишь повсюду царя, будто онъ нарушилъ добрые законы?»

Святый отвѣчалъ:

— «Я не хулю вашего царя; но я знаю Вышняго Царя: Онъ Богъ, живущій на небѣ, Ему достойные служители отцы наши всюду поклоняются въ чистотѣ сердца; Онъ можетъ въ короткое время разрушить ваше безразсудное установленное нечестіе».

Сатурнинъ сказалъ:

— «Развѣ законъ, предписанный нашимъ царемъ, ты не считаешь справедливымъ?»

Отвѣчалъ святый:

— «Какъ же можетъ быть справедливымъ законъ, повелѣвающій, подобно бѣшеному псу, который пожираетъ мясо около жертвенника и лаетъ передъ нимъ, — класть тѣло человѣческое на жертвенникъ, проливать кровь и закалывать младенцевъ въ жертву бѣсамъ? Какъ можно такой законъ назвать справедливымъ?»

Сказалъ Сатурнинъ:

— «Перестань лгать, гордецъ, и покорись царю!»

Отвѣчалъ святый Василій:

— «Небесному Царю повиновался я до сихъ поръ и теперь повинуюсь, и никогда не отступлю отъ святой вѣры въ Него».

— «Про какого ты мнѣ говоришь, сказалъ Сатурнинъ, Небеснаго Царя, Которому ты повинуешься?»

— «Я говорю, отвѣчалъ святый, о Томъ, Который возсѣдаеть на небесахъ и все видитъ; а тотъ царь, котораго ты хвалишь, тотъ царь земной и тотчасъ, какъ человѣкъ, падетъ и будетъ въ рукахъ Царя Великаго».

Услышавъ это, Сатурнинъ разгнѣвался и велѣлъ святаго раздѣть, повѣсить и строгать желѣзными орудіями его тѣло. Онъ же, вися и претерпѣвая муки, молился такъ Богу:

— «Благодарю Тебя, Господи Боже вѣковъ, что Ты удостоилъ меня пострадать за Тебя и найти путь жизни, идя по которому я могу увидѣть наслѣдниковъ Твоихъ обѣщаній».

Когда строгали святаго, сказалъ игемонъ:

— «Василій, теперь ты принялъ такія страшныя муки, покорись царю».

Святый отвѣчалъ:

— «О неистовый человѣкъ и чуждый надежды христіанской! Я сказалъ уже, что я повинуюсь моему Богу, какъ Истинному царю, вѣрую въ Него, и мнѣ нельзя отъ Него отступить».

Когда слуги, строгавшіе святаго, устали, Сатурнинъ велѣлъ имъ перестать и сказалъ опять святому:

— «Согласись съ нами и принеси жертвы нашимъ богамъ».

Отвѣчалъ святый:

— «Не поклонюсь суетнымъ богамъ и не буду участникомъ жертвъ, убивающихъ души».

Тогда велѣлъ игемонъ отвести мученика въ темницу; по дорогѣ туда встрѣтился святому одинъ эллинъ, по имени Филиксъ и сказалъ ему:

— «Какъ это, Василій, ты самъ идешь на гибель? не лучше ли бы тебѣ стать другомъ богамъ и получить дары, обѣщанные царемъ? Вѣдь ты будешь жестоко страдать и долго еще, и по заслугамъ: самъ того пожелалъ».

Отвѣчалъ ему святый:

— «Отойди прочь, развратникъ и нечестивецъ, ты не знаешь истинныхъ обѣщаній Вѣчнаго Царя Небеснаго Христа и недостоинъ ихъ знать: какъ можешь ты во тьмѣ увидѣть свѣтъ истины и познать окружающій тебя мракъ?»

Съ этими словами святый Василій вошелъ въ темницу.

Игемонъ же Сатурнинъ послалъ письмо царю Юліану и извѣстилъ его о случаѣ съ пресвитеромъ Василіемъ. Царь тотчасъ послалъ въ Анкиру нѣкоего Элпида, учителя невѣрія, который былъ прежде христіаниномъ, а потомъ сдѣлался отступникомъ, а съ нимъ вмѣстѣ послалъ другого нечестивца, также бывшаго христіанина и отпавшаго потомъ отъ небесныхъ сокровищъ, по имени Пигасія. По дорогѣ въ Анкиру, въ Никомидіи, они нашли Асклипія, жреца идольскаго и, взявъ его съ собою, втроемъ, словно три начальника діавольскаго войска, пришли въ городъ Анкиру; а святый Василій, сидя въ темницѣ, не переставалъ день и ночь хвалить и славословить Бога. На другой день пришелъ Пигасій къ святому Василію въ темницу и, привѣтствуя его, сказалъ:

— «Радуйся [2], Василій». Отвѣчалъ ему святый:

— «Нѣтъ тебѣ никакой радости, преступнику и обманщику, нѣтъ тебѣ спасенія, которое ты когда-то пилъ изъ источника Христова; теперь ты — гнилое болото, поглощаешь жертвенное мясо; прежде ты былъ причастникомъ Божественныхъ Тайнъ, теперь ты сидишь на первомъ мѣстѣ за бѣсовской трапезой; прежде ты былъ учитель истины, теперь вождь погибели; прежде ты совершалъ праздники со святыми, теперь веселишься съ сатанинскими слугами; прежде ты велъ заблудившихся изъ тьмы къ свѣту, теперь ты самъ весь объятъ мракомъ. Какъ ты погубишь свою надежду и лишился духовнаго сокровища? Что ты будешь дѣлать, когда будешь умирать?»

Сказавъ это, святый Василій обратился къ Господу съ такой молитвой:

— «Прославься, Боже, познаваемый Твоими рабами и приводящій къ свѣту желающихъ видѣть Тебя, Бога своего, прославляющій надѣющихся на Тебя, наполняющій стыдомъ ненавидящихъ законъ Твой, хвалимый небесными жителями и на землѣ почитаемый людьми! Соизволь, Боже Вышній, сбросить всѣ діавольскія узы съ души раба Твоего, чтобъ избѣжать мнѣ ненавидящихъ правду, хвалящихся поймать и одолѣть меня!»

Пигасій же, услышавъ это, съ смущеніемъ отошелъ отъ него, возвратился къ своимъ друзьямъ и передалъ имъ всѣ слова Василія; тогда они разгнѣвались, увидавъ Пигасія смущеннымъ, пошли и сказали объ этомъ игемону. Игемонъ же тотчасъ приказалъ привести святаго на пытку; святый мученикъ, ставъ на судѣ, сказалъ игемону:

— «Дѣлай, что хочешь дѣлать».

Елпидій, услыхавъ, что Василій такъ смѣло говоритъ, сказалъ судьѣ:

— «Обезумѣлъ этотъ беззаконникъ! Если теперь послѣ мученій онъ согласится поклониться богамъ, то будетъ помилованъ; если же не захочетъ, то оставить его на мученіе самому царю».

Разгнѣванный игемонъ велѣлъ святаго опять нагого повѣсить и долго строгать его желѣзомъ по ребрамъ, а потомъ снова запереть его въ темницу, закованнаго въ тяжелыя цѣпи.

Нѣсколько дней спустя царь Юліанъ, отправляясь въ восточныя страны, прибылъ въ Анкиру; навстрѣчу ему вышли діавольскіе слуги съ идоломъ, называемымъ Гекатою [3]; войдя въ палату, онъ созвалъ идольскихъ жрецовъ и наградилъ ихъ золотомъ. На слѣдующій день, во время зрѣлищъ, Елпидій напомнилъ царю о Василіи, и царь, оставивъ зрѣлшца, велѣлъ привести Василія къ себѣ въ палату. И пришелъ святый Василій и предсталъ предъ царемъ съ свѣтлымъ лицомъ, въ чудной красотѣ. И сказалъ ему Юліанъ:

— «Какъ твое имя?»

Святый отвѣчалъ:

— «Скажу тебѣ по порядку, кто я. Во-первыхъ, я называюсь христіаниномъ, а Христово имя вѣчно и выше ума человѣческаго; затѣмъ, люди зовутъ меня Василіемъ; если имя Христово, данное мнѣ, я сохраню непорочнымъ, то получу отъ Христа безсмертную награду въ день суда».

Царь Юліанъ сказалъ:

— «Не заблуждайся, Василій, вѣдь мнѣ хорошо извѣстны ваши таинства: ты вѣруешь въ Того, Который принялъ позорную смерть при Понтійскомъ Пилатѣ».

Отвѣчалъ святый:

— «Не я заблуждаюсь: ты заблуждаешься, царь, сдѣлавшись отступникомъ и лишившись небеснаго Царствія. Я вѣрую въ моего Христа, Котораго ты отвергъ, Который далъ тебѣ это земное царство; но оно скоро отнимется у тебя, чтобъ узналъ ты, Какого Бога прогнѣвалъ».

— «Ты бѣснуешься, безумный, сказалъ Юліанъ; не будетъ такъ, какъ ты хочешь!»

Святый продолжалъ:

— «Ты не помнишь наградъ, приготовленныхъ рабамъ Христовымъ, не постыдился алтаря, который спасъ тебя отъ убіенія, когда тебя, восьмилѣтняго ребенка, искали убить и ты былъ спрятанъ въ священномъ мѣстѣ; ты не исполнилъ закона, который своими устами проповѣдывалъ часто, когда былъ клирикомъ! За это и Христосъ, Царь Великій, не помянетъ тебя въ Своемъ вѣчномъ Царствіи, но и это временное царство скоро отниметъ у тебя; тѣло твое не сподобится погребенія, когда ты извержешь душу свою въ лютой болѣзни. (Это предсказалъ святый о скорой смерти Юліана, трупъ котораго послѣ погребенія земля выбросила изъ нѣдръ своихъ)».

Тогда сказалъ Юліанъ:

— «Нечестивый! я хотѣлъ тебя отпустить, но за то, что безстыдно повторяешь свои безумныя слова и отвергаешь совѣтъ мой, да еще безчестишь меня разными упреками, — повелѣваетъ мое величество, чтобъ каждый день выкраивали изъ твоей кожи семь ремней».

Онъ приказалъ Фрументину, начальнику щитоносцевъ, взять Василія и каждый день отдирать у него часть кожи, выкраивая по семи ремней. Фрументинъ усердно исполнялъ приказаніе, а святый доблестно терпѣлъ за Христа такія муки. Когда въ нѣсколько дней вся кожа его была уже содрана и ремнями висѣла по плечамъ и спереди и сзади, страдалецъ сказалъ начальнику:

— «Я хотѣлъ бы теперь пойти къ царю и поговорить съ нимъ».

Начальникъ очень обрадовался его словамъ, думая, что онъ хочетъ поклониться идоламъ, пошелъ къ царю и сообщилъ ему такъ:

— «Владыка Царь! Василій не вынесъ мукъ и хочетъ покориться твоему величеству».

Царь пошелъ въ храмъ Асклепія и велѣлъ туда привести къ себѣ мученика. Представъ предъ царемъ, святый Василій сказалъ ему:

— «Гдѣ твои жрецы и пророки, которые обыкновенно бываютъ съ тобою? Сказали ли они тебѣ, зачѣмъ я пришелъ къ тебѣ?»

Юліанъ отвѣчалъ:

— «Я думаю, что ты человѣкъ умный, понялъ свое положеніе, хочешь соединиться съ нами и будешь отнынѣ приносить жертвы богамъ».

Сказалъ святый:

— «Знай, царь, что тѣ, кого ты называешь богами, — ничто; это идолы глухіе и слѣпые, а вѣрующихъ въ нихъ они влекутъ въ адъ».

Сказавъ это, онъ оторвалъ одинъ изъ висѣвшихъ на его тѣлѣ ремней и бросилъ въ лицо царю со словами:

— «Возьми, Юліанъ, и съѣшь, если ты наслаждаешься такой пищей; моя же жизнь есть Христосъ и умереть за Него для меня пріобрѣтеніе: Онъ мой Помощникъ, въ Него я вѣрую, за Него терплю эти муки!»

Повсюду между христіанами тотчасъ прошелъ слухъ о такомъ смѣломъ поступкѣ святаго Василія, и всѣ прославляли его за такое славное исповѣданіе Христа и за мужественное дѣло, которымъ онъ посрамилъ мучителя.

Фрументинъ, начальникъ полка щитоносцевъ, который привелъ святаго мученика Василія къ царю, увидавъ, что сдѣлалъ Василій, какъ онъ оторвалъ отъ своего тѣла ремень и бросилъ его въ лицо Юліану съ дерзкими словами, устыдился и испугался гнѣва царскаго: онъ увидалъ, какъ царь измѣнился въ лицѣ отъ гнѣва, а разгнѣвался царь не столько на мученика, сколько на него, потому что онъ привелъ узника на такое безчестье лицу царскому. Тотчасъ схвативъ мученика, скрываясь отъ царя, привелъ его въ преторію [4] и, дыша яростью лютой, приказалъ мучить его еще больше, чѣмъ мучилъ его всѣ эти дни, и не только содралъ всю кожу съ мученика, но такъ изранилъ все его тѣло, что обнажились внутренности. Святый же Василій среди такихъ мученій молился Богу такъ:

— «Благословенъ, Господи Боже, надежда христіанъ, поднимающій падшихъ, возстановляющій низверженныхъ, освобождающій отъ тлѣнія надѣющихся на Тебя, знающій наши страданія, Благій и Щедрый, Милостивый и Долготерпѣливый, призри съ высокаго престола Твоей славы, дай мнѣ вѣрно окончить мою жизнь и удостой меня вѣчнаго и безсмертнаго Твоего Царствія!»

Потомъ, когда уже насталъ вечеръ, Фрументинъ приказалъ заключить святаго въ темницу, а Юліанъ очень рано утромъ вышелъ изъ города, не удостоивъ его свиданія, и отправился въ Антіохію. Фрументинъ же, видя, какъ царь гнѣвается на него изъ-за Василія, еще пуще разъярился на святаго Василія и, приведя его изъ темницы, сказалъ ему:

— «Что же, безумнѣйшій изъ всѣхъ людей! Принесешь ты жертвы богамъ, какъ приказалъ царь, или нѣтъ? Что ты рѣшилъ: повиноваться царскому повелѣнію, или погибнуть въ мученіяхъ?»

Отвѣчалъ ему святый мученикъ Василій:

— «Безумный и нечестивый! Ты забылъ, сколько ремней содралъ ты съ моего тѣла вчера и въ предшествовавшіе дни, какъ всѣ, смотря на меня, умилялись и плакали, видя, какимъ мукамъ подвергаешь ты меня, святотатецъ! и видишь: я опять, благодатію моего Христа, стою здоровъ передъ тобой. Слуга діаволовъ, свирѣпый и безчеловѣчный! возвѣсти своему мучителю царю Юліану, какая сила у Христа Бога, которую онъ оставилъ; онъ прельщенный діаволомъ, погубилъ свою душу; я уже не стану вспоминать, какъ Христосъ Богъ избавилъ его отъ смерти, защитивъ святыми Своими іереями подъ божественнымъ алтаремъ святой церкви; онъ забылъ благодѣянія ея, отрекся самъ отъ себя и бѣжалъ отъ нея. Я же надѣюсь на Христа моего, что вскорѣ воздастъ ему по заслугамъ, и погибнетъ окаянный отступникъ въ мукахъ!»

Фрументинъ сказалъ ему:

— «Ты бѣснуешься, безумный! Непобѣдимый владыка Юліанъ, по своему человѣколюбію и милосердію къ тебѣ, повелѣлъ тебѣ вмѣстѣ съ нами совершать праздникъ, приносить жертвы и курить благовонными кадилами; ты же не захотѣлъ послушаться, а напротивъ дерзко сначала обезчестилъ царя, а потомъ и меня ввелъ въ бѣду; я отплачу тебѣ по заслугамъ такими муками, отъ которыхъ ты быстро лишишься жизни».

Съ этими словами Фрументинъ приказалъ раскалить желѣзныя прутья и колоть ими святаго въ плечи и животъ. Въ такихъ мученіяхъ святый Василій упалъ на землю, громко молясь Богу и говоря:

— «Свѣтъ мой, Христе! Надежда моя, Іисусе! Пристань тихая для гонимыхъ волнами! Благодарю Тебя, Господи Боже отцовъ моихъ, за то, что Ты вырвалъ душу мою изъ ада преисподняго и сохранилъ во мнѣ имя Свое незапятнаннымъ! Пусть побѣдителемъ окончу я свою жизнь и унаслѣдую вѣчный покой, по обѣщанію, данному отцамъ моимъ отъ Тебя, Архіерея Великаго Іисуса Христа, Господа нашего! Теперь же пріими съ миромъ душу мою, пребывающую неизмѣнно въ этомъ исповѣданіи! Ты милосердъ и велико Твое милосердіе, Живущій и Пребывающій во вѣки вѣковъ, аминь».

Совершивъ такую молитву, когда животъ мученика былъ уже весь исколотъ раскаленными прутьями, онъ словно уснулъ сладкимъ сномъ, предавъ душу свою въ руки Божіи. Такъ скончался святый Василій въ исповѣданіи мученическомъ 28-го января. Вскорѣ же, послѣ убіенія и погибели Юліана отступника, 22-го марта, христіане явно воздали почтеніе многострадальному тѣлу мученика, и въ этотъ день установили память ему. Его доблестное страданіе укрѣпило всѣхъ христіанъ въ вѣрѣ въ Іисуса Христа Господа нашего, Его же слава и Царство безконечно во вѣки, Аминь.

Примѣчанія:
[1] Юліанъ Отступникъ царствовалъ съ 361 г. по 363 г.
[2] Такъ здоровались греки.
[3] Геката — божество луннаго свѣта.
[4] Преторія — мѣсто суда.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга седьмая: Мѣсяцъ Мартъ. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 419-428.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0