Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 27 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Мартъ.
День одиннадцатый.

Страданіе святаго священномученика Піонія, пресвитера Смирнскаго, и прочихъ съ нимъ.

Въ двадцать третій день шестаго мѣсяца (то есть февраля — шестого по счету отъ сентября), въ который совершалась память святаго священномученика Поликарпа, епископа Смирнскаго, въ городѣ Смирнѣ [1], гдѣ жило очень много іудеевъ, были схвачены нечестивыми эллинами пресвитеръ Піоній, Савина, ревнительница благочестія, Асклипіадъ, Македонія и Линъ, пресвитеръ соборной церкви: тогда было гоненіе на христіанъ въ царствованіе Декія [2]. Піоній же раньше этого дня узналъ, что они будутъ схвачены въ праздникъ святаго Поликарпа. Поэтому, постясь съ Савиною и Асклипіадомъ, онъ взялъ три сплетеныя вериги, возложилъ на себя, на Савину и на Асклипіада и сидѣлъ дома, ожидая, когда придутъ ихъ взять.

Въ самый день памяти святаго Поликарпа, когда они послѣ молитвы вкусили немного хлѣба и воды, пришелъ Полемонъ, устроитель жертвоприношеній идоламъ, вмѣстѣ съ воинами; онъ разыскивалъ христіанъ, чтобы привлечь ихъ къ принесенію скверныхъ идольскихъ жертвъ, и сказалъ Піонію:

— «Знаете ли вы царскій приказъ? знаете, что вамъ повелѣвается принести жертвы богамъ?»

Піоній отвѣчалъ:

— «Мы знаемъ заповѣди Бога нашего, которыми Онъ повелѣваетъ Ему Единому покланяться».

— «Идите на собраніе, — сказалъ Полемонъ, — тамъ покоритесь вы и противъ воли».

Отвѣчали Савина и Асклипіадъ:

— «Мы покоряемся Богу Живому».

И велъ ихъ Полемонъ безъ принужденія, а народъ, видя, какъ они добровольно несутъ оковы, бѣжалъ за ними, тѣсня другъ друга, словно на невиданное какое чудо.

Когда пришли святые на собраніе къ градоначальникамъ, безчисленная толпа эллиновъ, а еще больше іудеевъ, заняла всѣ мѣста во входахъ и горницахъ. Поставивъ святыхъ посрединѣ, Полемонъ сказалъ:

— «Піоній! Покоритесь царскому повелѣнію, какъ другіе покорились, и принесите жертвы богамъ, чтобъ не быть вамъ жестоко мучимымъ».

Піоній же простеръ руку и съ свѣтлымъ лицомъ началъ говорить къ народу:

— «Жители смирнскіе, вы, которые хвалитесь красотой города и тѣмъ, что здѣсь жилъ Гомеръ [3], и іудеи, присутствующіе здѣсь, послушайте немногія слова, которыя я скажу вамъ. Я слышу, вы смѣетесь и радуетесь, что пришли къ вамъ нѣкоторые изъ насъ; вы считаете смѣхомъ и игрушкой тотъ грѣхъ, что приносятъ жертву идоламъ не по своей волѣ, а по принужденію. Но вамъ, эллинамъ, надобно послушать учителя своего Гомера, говорящаго, что не хорошо радоваться погибели человѣка. Вамъ же, іудеи, Моисей повелѣваетъ: аще узриши осля врага твоего, падшее подъ бременемъ его, да не мимоидеши е, но да воздвигнеши е съ нимъ (Исх. 23, 5). Также нужно вамъ послушать и слова Соломона: аще падетъ врагъ твой, не обрадуйся ему, въ преткновеніи же его не возносися (Прит. 24, 17). И я, слушая моего Учителя, предпочитаю умереть, чѣмъ преступить Его слова, и всѣми силами стараюсь не отступать отъ Его заповѣдей, которымъ я издавна научился самъ, а потомъ научилъ и другихъ. Что вы смѣетесь надъ ними, іудеи? Если мы вамъ и враги, какъ вы говорите, однако мы люди; вы говорите, что мы васъ обижаемъ, когда говоримъ правду; но скажите, кого мы обидѣли? кого гнали? кого принуждали кланяться идоламъ? не считаете ли вы своихъ грѣховъ равными грѣхамъ тѣхъ, которые теперь отъ страха передъ людьми преступаютъ Божію заповѣдь и кланяются идоламъ? Но васъ кто принуждалъ служить Веельфегору [4], или съѣдать жертвы мертвыхъ [5], или смѣяться съ дочерьми иноплеменниковъ, или приносить въ жертву бѣсамъ своихъ сыновей и дочерей, или роптать на Бога, или злословить Моисея, или задумывать снова возвратиться въ Египетъ? Я ужъ не говорю о другихъ вашихъ дѣлахъ; а вы еще говорите, что никто не можетъ васъ прельстить: развѣ вы не читали своихъ книгъ: Исходъ, Судей, Царствъ и прочихъ, въ которыхъ вы обличаетесь. Вы указываете намъ на нѣкоторыхъ изъ насъ, которые не по принужденію, а по своей волѣ обратились къ идоламъ, и изъ-за этихъ немногихъ вы обличаете и осуждаете всѣхъ христіанъ. Но, іудеи, подумайте вы о настоящей жизни: она похожа на гумно, гдѣ стоитъ на землѣ большой стогъ, — чего? плевелъ или пшеницы? Когда же придетъ работникъ вѣять лопатою, тогда легкіе плевелы легко относятся вѣтромъ, пшеница же остается на землѣ. Посмотрите на неводъ, закинутый въ море: все ли, что попало въ него и вытащено, хорошо? нѣтъ. Такъ и настоящая жизнь. Какъ же вы хотите, чтобъ мы страдали: какъ виновные, или какъ невинные? если — какъ виновные, то и вамъ нужно также пострадать, когда сами дѣла ваши уличаютъ васъ въ неправдѣ; если же — какъ невинные, то вамъ, несправедливымъ, какая же будетъ надежда на спасеніе, если пострадаютъ праведники? — аще праведникъ едва спасется, нечестивый и грѣшный гдѣ явится (1 Петр. 4, 18)? Приближается судъ міру, и знаменія его замѣтны. Я прошелъ всѣ еврейскія страны, перешелъ рѣку Іорданъ и видѣлъ землю, до сихъ поръ носящую на себѣ знаменіе гнѣва Божія за грѣхи людей, живущихъ на ней и совершающихъ убійства и многія злодѣйства путникамъ. Я видѣлъ дымъ, исходящій отъ нея, поля и нивы, опаленныя огнемъ, безъ всякаго плода, лишенныя влаги. Видѣлъ я и Мертвое море (т. е. асфальтовое озеро, производящее смолу), и воду, потерявшую свои свойства по гнѣву Божію; она не можетъ ни напоить животнаго, ни удержать въ себѣ человѣческаго тѣла и все, что ни бросятъ въ нее, выбрасываетъ тотчасъ вонъ. Но что я вспоминаю такія далекія мѣста! вы видите Декаполь въ Лидіи [6], сгорѣвшій отъ огня, и до сихъ поръ лежитъ онъ опаленный въ наказаніе нечестивымъ. Вспомните объ изверженіи горы Этны и попаленіи острова Сициліи [7]. Если же это кажется вамъ далеко отъ васъ, то подумайте о теплыхъ водахъ, выходящихъ изъ земли: почему они нагрѣваются и бываютъ горячи? не отъ огня ли, приготовленнаго для грѣшниковъ внутри земли? Отсюда мы узнаемъ, что будетъ судъ міру и казнь огнемъ для грѣшниковъ отъ Бога черезъ воплотившееся Его Слово, Господа нашего Іисуса Христа, и потому мы не служимъ богамъ эллинскимъ и золотому идолу покланяться не хотимъ».

Святый Піоній говориль и еще, а Полемонъ, градоначальники и весь народъ слушалъ въ глубокомъ молчаніи. Потомъ нѣкоторые граждане вмѣстѣ съ Полемономъ стали просить Піонія, говоря:

— «Послушайся, Піоній, мы любимъ вѣдь тебя за твой добрый нравъ и кротость и хотимъ, чтобъ ты остался живъ: вѣдь, правда, хорошо и сладко жить и видѣть свѣтъ солнечный!»

Святый отвѣчалъ:

— «И по моему эта временная жизнь пріятна, но несравненно пріятнѣе та жизнь, которой мы, христіане, желаемъ; свѣтъ этотъ веселъ и пріятенъ, я признаю это, но еще радостнѣе и пріятнѣе свѣтъ истинный, который мы надѣемся увидѣть. Все это, видимое тѣлесными глазами, прекрасно; мы и не охуждаемъ и не ненавидимъ Божьяго творенія: но есть и другое, невидимое, что по истинѣ прекраснѣе и что мы ставимъ выше всего видимаго».

Одинъ кощунникъ, по имени Александръ, человѣкъ хитрый, сказалъ:

— «Послушай меня, Піоній!»

Отвѣчалъ ему святый:

— «Ты лучше послушай меня, потому что все, что ты знаешь, знаю и я, а ты не знаешь того, что я знаю».

Александръ же, ругаясь надъ святымъ, сказалъ ему:

— «А эти узы зачѣмъ на тебѣ?»

— «А затѣмъ, — отвѣчалъ святый, — чтобы вы не думали, что мы идемъ на поклоненіе къ вашимъ идоламъ, но чтобы вы знали вѣрно, что идемъ мы въ темницу и на смерть за Бога нашего».

Долго еще разными соблазнами увѣщавалъ Александръ Піонія, но ничего не достигъ и, наконецъ, сказалъ:

— «Что тратить много словъ, когда не хотятъ они оставаться живыми!»

Народъ же хотѣлъ, чтобъ Піонія поставили на видномъ мѣстѣ такъ, чтобъ всѣмъ слышны были его слова; но Полемонъ не позволилъ этого, боясь какъ-бы не произошло въ народѣ смуты и разныхъ толковъ. Онъ сказалъ Піонію:

— «Если ты не хочешь принести жертвы богамъ, то войди по крайней мѣрѣ въ ихъ храмъ».

Святый отвѣчалъ:

— «Какая польза будетъ идоламъ отъ того, что я приду къ нимъ».

— «Согласись, Піоній», — повторилъ Полемонъ.

— «О, если-бы я могъ, — возразилъ Піоній, — убѣдить васъ всѣхъ сдѣлаться христіанами!»

Они же засмѣялись и сказали:

— «Нѣтъ уже пожалуйста не дѣлай такъ, чтобы намъ живымъ горѣть въ огнѣ».

А святый сказалъ имъ:

— «Еще хуже по смерти вѣчно горѣть въ огнѣ неугасимомъ».

Блаженная Савина улыбнулась, а Полемонъ и другіе сказали ей:

— «Чего ты смѣешься?»

Она отвѣчала:

— «Я радуюсь, что я христіанка, потому что, кто твердъ въ вѣрѣ Христовой, тотъ возрадуется во вѣки».

Сказали ей нечестивые:

— «Вотъ ты посмѣешься, когда потерпишь, чего не хочешь: женщинъ, не кланяющихся богамъ, отводятъ въ домъ разврата».

А она отвѣчала:

— «Богъ святый, истинный позаботится о мнѣ».

Послѣ этого стали записывать имена святыхъ и ихъ отвѣты, которыми они исповѣдали Христа и отвергались идоловъ; когда хотѣли записать имя Савины, святый Піоній тихо сказалъ ей, чтобъ она не говорила своего настоящаго имени, а назвалась бы Ѳеодотіею; это онъ сдѣлалъ для того, чтобы ея поступокъ не былъ извѣстенъ ея госпожѣ. Дѣло въ томъ, что святая Савина была рабыней одной знаменитой гречанки, которая за нѣсколько лѣтъ передъ тѣмъ, въ царствованіе Гордіана [8], не будучи въ состояніи отвратить отъ Христа своей рабыни, блаженной Савины, прогнала ее связанную въ пустынныя горы, гдѣ ее тайно кормили вѣрующіе; потомъ многимъ стараніемъ святаго Піонія она была избавлена отъ оковъ и отъ рабства своей госпожѣ. Святый Піоній боялся, что госпожа ея какъ-нибудь узнаетъ ее по имени и захочетъ ее опять взять къ себѣ: поэтому онъ и велѣлъ святой Савинѣ назваться Ѳеодотіей.

Когда Полемонъ спросилъ ее:

— «Какъ тебя зовутъ?»

Она отвѣчала:

— «Меня зовутъ Ѳеодотіею».

— «Христіанка ли ты? — спросилъ Полемонъ, а святая отвѣтила: — да, христіанка».

Ея отвѣты были записаны, такъ же, какъ и отвѣты Піонія и Асклипіада.

Полемонъ спросилъ еще:

— «Какого ты бога почитаешь?»

Святая отвѣчала:

— «Бога Всесильнаго, сотворившаго небо и землю и всѣхъ насъ, познаннаго нами чрезъ Его Слово, воплотившееся отъ Пречистой и Неискусобрачной Дѣвы Богородицы, чрезъ Господа нашего Іисуса Христа».

Записавъ имена святыхъ, повели ихъ въ темницу, а за ними слѣдовалъ весь народъ.

Нѣкоторые говорили про святаго Піонія:

— «Посмотрите: онъ всегда былъ блѣденъ, а какъ нынче румянъ!»

А другіе кричали:

— «Мучить надо сихъ, если не хотятъ приносить жертву богамъ».

Отвѣчалъ святый Піоній:

— «Мучьте, кто вамъ препятствуетъ? насъ не охраняютъ оруженосцы, не защищаютъ насъ воины, мы въ вашихъ рукахъ: мучьте насъ!»

Кто-то указалъ на святаго Асклипіада и сказалъ:

— «Этотъ хочетъ принести жертву богамъ».

— «Лжешь, — отвѣчалъ святый Піоній, — ни одинъ изъ насъ не сдѣлаетъ этого».

Другіе же вспоминали объ отпавшихъ отъ Христа и, называя ихъ по имени, говорили:

— «Такой-то и такой-то принесли жертву, а вы что не хотите?»

Отвѣчалъ святый Піоній:

— «У каждаго своя воля; что мнѣ до другихъ? Я Піоній».

Негодовалъ народъ на святаго Піонія и его товарищей; едва дошли они до темницы: чуть было не побилъ ихъ народъ.

Войдя въ темницу, они нашли тамъ Лина, пресвитера соборной церкви, заключеннаго въ узы за Христа, и женщину изъ села Карины, по имени Македонію; къ нимъ приходили многіе вѣрующіе и приносили, что имъ нужно, но они не хотѣли брать, и раздавали тюремнымъ сторожамъ. Нѣкоторые и изъ эллиновъ посѣщали святыхъ и старались ихъ обратить въ свое нечестіе, но, слыша отъ нихъ твердые отвѣты, уходили съ удивленіемъ. Еще приходили къ Христовымъ узникамъ и тѣ, которые были прежде христіанами, но противъ желанія принуждены были отпасть отъ благовѣрія: страхъ передъ мученіями склонилъ ихъ принести жертвы идоламъ; они горько плакали цѣлыми часами и днями въ темницѣ передъ святыми; плакалъ горько о нихъ и святый Піоній, особенно о тѣхъ, которые отличались хорошей и честной жизнью, но убоявшись мукъ, принесли жертвы истуканамъ; онъ плакалъ и говорилъ:

— «Новымъ мученіемъ мучусь я въ своемъ сердцѣ, душа моя разрывается на части, когда вижу, какъ свиньи топчутъ бисеръ церковный [9], какъ небесныя звѣзды отрываются змѣинымъ хвостомъ на землю (Апок. 12, 4), и какъ виноградъ, насаженный десницею Божіей, пожирается дикимъ вепремъ и расхищается прохожими. Дѣти мои, сожалѣю о васъ, пока опять не вселится въ васъ Христосъ, питомцы мои любезные, вскормленные небеснымъ хлѣбомъ, зачѣмъ вы совратились на грѣшный путь? Теперь беззаконные старцы опорочили цѣломудренную Сусанну, т. е. Церковь Христову; теперь Аманъ торжествуетъ, Эсѳирь же со всѣмъ своимъ племенемъ смутилась; теперь насталъ голодъ, не недостатокъ хлѣба или воды, а слова Божія; теперь задремали всѣ дѣвы евангельскія и спятъ. Исполнилось слово Господне: если Сынъ Человѣческій придетъ, найдетъ ли Онъ вѣру на землѣ (Лук. 18, 8)? и другое его слово: предаетъ братъ брата на смерть (Лук. 21, 16); слышу, какъ теперь каждый предаетъ своего ближняго. Поистинѣ испросилъ насъ сатана просѣвать, какъ пшеницу, но огненная лопата въ рукахъ Слова Божія пусть провѣетъ гумно свое; потеряла свою силу соль и выметена вонъ, и топчутъ ее люди. Но пусть никто не думаетъ, дѣти, что Господь изнемогъ: не Господь, а мы изнемогли, потому что, говоритъ Онъ, развѣ изнемогла рука Моя избавить васъ? или развѣ отяжелѣлъ слухъ Мой, чтобъ слышать васъ? Но грѣхи ваши удалили васъ отъ Бога вашего. Мы согрѣшили, братья, преступили заповѣди Господни и сотворили беззаконіе, прогнѣвали Бога и опечалили ближняго; мы укоряли другъ друга, лгали, и клеветали другъ на друга, и пожирали сами себя, а нужно было, чтобы правда наша была выше правды фарисеевъ и книжниковъ. Еще слышу я, что іудеи приглашаютъ нѣкоторыхъ изъ васъ на свои собранія; берегитесь, какъ-бы не попасть еще въ худшія сѣти и не впасть въ непростительный грѣхъ, т. е. хулу на Духа Святаго, — не будьте вмѣстѣ съ іудеями князьями Содомскими и людьми Гоморрскими, руки которыхъ обагрены кровью. Мы ни пророка не убивали, ни Христа не предавали и не распинали. Да что говорить много! Вспомните, что прежде много разъ вы слышали отъ меня; вы хорошо знаете, что іудеи говорятъ, будто Христосъ былъ простымъ человѣкомъ и, какъ смертный, былъ убитъ на смерть. Но пусть они скажутъ намъ: если Онъ былъ простымъ смертнымъ человѣкомъ, то какимъ образомъ весь міръ наполнился множествомъ Его учениковъ? и какъ многіе жестоко страдаютъ за имя Его? какимъ образомъ именемъ простаго и смертнаго человѣка черезъ столько лѣтъ послѣ Него изгонялись бѣсы и теперь изгоняются и будутъ изгоняться и далѣе до скончанія вѣка? и много другихъ чудесъ въ церкви вѣрующихъ дѣлаются Его Всесильнымъ именемъ. Не понимаютъ того окаянные іудеи, что Христосъ, Господь нашъ, пострадалъ по Своей волѣ, умеръ за насъ и въ третій день со славою воскресъ. Но говорятъ беззаконные, будто-бы Христосъ былъ чародѣй и силой волшебства воскресъ изъ мертвыхъ; такъ пусть они покажутъ намъ, какое писаніе ихъ или наше говоритъ это о Христѣ, или какой праведный человѣкъ сказалъ это когда-либо? Развѣ не извѣстно, что это ложь, и говорящіе такую ложь самые скверные беззаконники? И почему такимъ людямъ больше вѣрятъ, чѣмъ праведнымъ? Я еще въ дѣтствѣ слышалъ эти ложныя слова ихъ. Написано въ писаніи, какъ Саулъ пришелъ къ волшебницѣ и просилъ вызвать изъ мертвыхъ пророка Самуила; женщина сдѣлала чары, и увидѣлъ Саулъ старца, выходящаго изъ земли, одѣтаго въ длинную одежду, и понялъ онъ, что это Самуилъ, и спрашивалъ его, о чемъ хотѣлъ. Что же, могла ли эта волшебница на самомъ дѣлѣ воскресить Самуила или нѣтъ? Если скажутъ іудеи, что могла, то признаютъ, что неправда сильнѣе правды, и волшебство сильнѣе святости, потому что святый пророкъ не могъ ослушаться волшебницы; говорящіе такъ мерзки и прокляты. Если же скажутъ, что та волшебница не могла на самомъ дѣлѣ вокресить пророка Самуила своими волхвованіями, то и о Христѣ Господѣ нашемъ они не могутъ сказать, что Онъ воскресъ изъ гроба волшебной силой. Разсказъ же этотъ священнаго писанія объясняется слѣдующимъ образомъ. Какъ могъ діаволъ, живущій въ волшебницѣ, вызвать на этотъ свѣтъ душу святаго пророка, почивающую на лонѣ Авраамовомъ? вѣдь меньшее не имѣетъ власти надъ бóльшимъ, и діаволъ не можетъ повелѣвать святому, но отпавшіе отъ Бога ангелы слушаются тѣхъ, которые оставили Бога, служатъ имъ и вызываютъ ихъ волшебствомъ; и чего просять у нихъ волшебники, то исполняютъ діаволы: попросила волшебница повиновавшагося ей діавола, онъ и принялъ на себя видъ пророка. И это не удивительно, если самъ сатана, по слову апостола (2 Кор. 11, 14), преображается въ свѣтлаго ангела; поэтому и слуги его могутъ принимать на себя видъ слугъ Божіихъ, такъ и антихристъ приметъ на себя образъ Христовъ. Стало быть, волшебница не воскресила Самуила, но показала отпавшему отъ Бога Саулу діавола въ образѣ Самуила; объ этомъ свидѣтельствуетъ само писаніе; такъ, явившійся въ образѣ Самуиловомъ, говоритъ Саулу: и ты завтра будешь со мною. Какъ же можетъ Саулъ, врагъ Божій, быть вмѣстѣ со святымъ пророкомъ Самуиломъ? не лучше ли ему быть съ діаволомъ, которому онъ покорился, отпавъ отъ Бога? Пусть знаютъ лживые іудеи, что нельзя никакимъ волшебствомъ на самомъ дѣлѣ воскресить изъ мертвыхъ; и какъ волхвованіемъ она не воскресила Самуила, такъ и Христосъ не отъ волхвованія воскресъ, а Божественной Своей силою разрушилъ силу смерти, и какъ по Своей волѣ Онъ пострадалъ и умеръ, такъ по Своей волѣ воскресъ, самовластно, какъ Богъ. Если же они и этому не повѣрятъ, то скажите имъ: мы, если даже и принесли жертву идоламъ, то все-таки гораздо лучше васъ: вы по своей волѣ принесли жертву бѣсамъ, а мы были вынуждены къ тому силою».

И увѣщавалъ святый Піоній отступниковъ, говоря:

— «Не отчаивайтесь, братья, хотя вы и сдѣлали тяжелый грѣхъ, принесли жертву идоламъ, но покайтесь истинно и обратитесь опять всѣмъ сердцемъ ко Христу, Богу своему: Онъ милостивъ и готовъ принять всѣхъ, приходящихъ къ Нему съ покаяніемъ, и васъ приметъ съ радостью, какъ дѣтей Своихъ».

А они съ великимъ рыданіемъ каялись въ своемъ грѣхѣ и обращались опять ко Христу Богу.

Послѣ этого пришелъ къ темницѣ Полемонъ, устроитель идолослуженій, и Ѳеофилъ магистратъ [10] съ войскомъ и народомъ; они вывели святыхъ и сказали:

— «Вотъ, вашъ епископъ Евктимонъ поклонился нашимъ богамъ и принесъ имъ жертву; послушайтесь и вы и сдѣлайте то же, что и онъ; если же не сдѣлаете того, то васъ будутъ судить жрецъ Лепидонъ и Евктимонъ въ храмѣ боговъ».

Отвѣчалъ святый Піоній:

— «Если епископъ Евктимонъ принесъ жертву идоламъ, то его воля, что намъ до того! мы не станемъ приносить жертвъ. Судить же насъ нужно антипату [11], а не Лепидону, и не Евктимону, и не вамъ; какъ же это вы, не дожидаясь прибытія антипата, берете на себя его власть?»

Пришедшіе, изливъ свою досаду на святыхъ, удалились. Потомъ они опять вернулись съ войскомъ и толпой народа и ложно объявили:

— «Антипатъ прислалъ приказъ вести васъ на судъ въ Ефесъ» [12].

Піоній отвѣтилъ:

— «Пусть придетъ посланный, возьметъ насъ и ведетъ».

Сказалъ тогда Ѳеофилъ:

— «Что же вы мнѣ не вѣрите? Я князь и мнѣ можно повѣрить».

И, накинувъ веревку на шею святому Піонію, приказалъ воинамъ вести всѣхъ въ идольскій храмъ; взяли всѣхъ и повели насильно, такъ какъ святые не хотѣли итти къ идоламъ и громко кричали:

— «Мы христіане, зачѣмъ намъ итти къ истуканамъ».

Но воины съ силою влекли святыхъ, а Піонія чуть не удушили, таща его за шею на веревкѣ.

Когда ихъ привели на середину площади, и были они близъ капища, святый Піоній упалъ на землю, говоря, что онъ христіанинъ и не хочетъ входить въ кумирницу. Тогда шестеро слугъ, напавъ на него, стали бить его руками и ногами и колѣнами, ударяя по ребрамъ; но онъ не слушалъ ихъ; тогда взяли его на руки, понесли и бросили въ кумирницѣ предъ сквернымъ олтаремъ, гдѣ еще стоялъ окаянный епископъ Евктимонъ, совершая жертвоприношеніе идоламъ. Послѣ того Лепидонъ сказалъ:

— «Почему ты, Піоній, не хочешь принести жертву богамъ?»

Отвѣчалъ святый:

— «Потому что мы христіане».

— «Какого вы чтите бога?» — спросилъ Лепидонъ.

— «Того, — отвѣчалъ Піоній, — Который сотворилъ небо и землю, море и все, что находится въ нихъ».

Лепидонъ спросилъ:

— «Кто же былъ распятъ?»

Отвѣчалъ святый:

— «Тотъ былъ распятъ, Котораго Богъ Отецъ послалъ на спасеніе міру».

Князья громко засмѣялись, а Лепидонъ началъ бранить и укорять блаженнаго Піонія. Потомъ надѣли насильно на святыхъ мучениковъ вѣнцы, въ которыхъ нечестивые обыкновенно совершали жертвоприношенія, и заставляли ихъ съѣсть жертвеннаго мяса. Они же, разломавъ вѣнцы, бросили ихъ на землю, топтали ихъ ногами и плевали на жертвоприношенія. Нечестивые идолопоклонники подняли крикъ и отвели опять святыхъ въ темницу съ бранью и побоями.

Когда святый Піоній входилъ въ двери темницы, то одинъ воинъ сильно ударилъ его чѣмъ-то по головѣ и ранилъ. И тотчасъ ударившій почувствовалъ боль въ рукахъ, весь былъ охваченъ болѣзнію, тѣло его покрылось струпьями и распухло, такъ что онъ едва могъ дышать.

Потомъ прибылъ антипатъ Квинтиліанъ въ Смирну и, сѣвъ въ судѣ, позвалъ на допросъ одного святаго Піонія. Допросивъ его и увидѣвъ, что онъ не покоряется, онъ велѣлъ его нагого повѣсить и строгать его тѣло желѣзными крючьями. Мучили такъ святаго и говорили:

— «Что ты спѣшишь къ смерти?»

Святый же отвѣчалъ:

— «Спѣшу не къ смерти, а къ жизни вѣчной».

Послѣ этого мученія святый былъ осужденъ на смерть, и, по обычаю римскому, ему прочли слѣдующій смертный приговоръ:

— «Піонія, который самъ призналъ себя христіаниномъ, повелѣли мы распять и сжечь за живо».

Приведенный на мѣсто распятія и сожженія онъ самъ раздѣлся и, посмотрѣвъ на свое тѣло, весьма обрадовался своей тѣлесной чистотѣ, затѣмъ, взглянулъ на небо и возблагодарилъ Бога за то, что сохранилъ его такъ до конца въ чистотѣ непорочной.

На землѣ лежало дерево, на подобіе креста, на которомъ онъ долженъ былъ быть распятъ; онъ самъ легъ на это дерево, распростерся и дался воинамъ пригвоздить его. Когда онъ былъ уже пригвожденъ, ему сказали:

— «Послушайся, Піоній, покорись царскому приказу: мы вынемъ гвозди, врачи вылѣчатъ тебя, и ты будешь здоровъ».

Святый же, помолчавъ, сказалъ:

— «Хочу заснуть, чтобы лучшимъ мнѣ встать во всеобщее воскресеніе».

Пригвоздивъ Піонія, дерево подняли, поставили прямо, вкопали крѣпко нижній конецъ въ землю, обложили вокругъ дровами и зажгли. Сильное пламя охватило со всѣхъ сторонъ святаго, а онъ, закрывъ глаза, молился про себя Богу и не сгаралъ. Всѣ, видя его съ закрытыми глазами, подумали, что онъ уже умеръ. А онъ, спустя довольно времени, когда пламя стало понемногу утихать, совершивъ свою молитву въ тайнѣ своего сердца, открылъ глаза.

Народъ очень удивился, что онъ еще живъ въ такомъ огнѣ. Потомъ съ веселымъ лицомъ онъ произнесъ «аминь» своей молитвѣ, прибавивъ: «Господи, пріими духъ мой», и скончался.

Огонь угасъ, а тѣло его оказалось совершенно цѣлымъ, и даже волосы на его головѣ не сгорѣли. Лицо же было свѣтло, сіяло божественной благодатью: это былъ знакъ радости его святой души, вошедшей въ небесную радость и принявшей отъ десницы Христовой вѣнецъ.

Это было въ царствованіе Декія [13], въ городѣ Смирнѣ, при антипатѣ Квинтиліанѣ, въ пятый день мартовскихъ идъ по римскому счету, а по восточному въ седьмой мѣсяцъ (т. е. въ мартѣ, седьмомъ мѣсяцѣ отъ сентября), одиннадцатаго числа, въ субботу, въ десятомъ часу дня. Такъ пишетъ Метафрастъ [14] о святомъ Піоніи.

О другихъ же святыхъ мученикахъ, взятыхъ и содержавшихся въ темницѣ вмѣстѣ со святымъ Піоніемъ, не написано, въ какихъ мученіяхъ они окончили свой подвигъ; однако, несомнѣнно, что они пострадали за Христа и достигли небесной жизни со святымъ Піоніемъ.

Этотъ святый пресвитеръ Піоній написалъ житіе и страданіе святаго священномученика Поликарпа, епископа Смирнскаго, а послѣ и самъ вмѣстѣ съ нимъ сподобился Царствія Господа нашего Іисуса Христа, царствующаго съ Отцомъ и Святымъ Духомъ во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Смирна — знаменитый въ древности торговый городъ Іоніи, на восточномъ берегу Эгейскаго моря (или Архипелага). Церковь въ Смирнѣ основана была св. апостоломъ Іоанномъ Богословомъ. Смирна въ настоящее время принадлежитъ туркамъ.
[2] Декій, императоръ Римскій, царствовалъ съ 249 по 251 г.
[3] Гомеръ — греческій поэтъ, написавшій, по преданію, поэмы: Иліаду и Одиссею; неизвѣстно, гдѣ онъ родился, и многіе города, между прочимъ Смирна, приписывали себѣ честь быть его родиной.
[4] Веельфегоръ или Ваальфегоръ — сиро-финикійское (моавитское) божество, служеніе которому отличалось безнравственностью.
[5] Здѣсь разумѣется волхвованіе и чародѣйство съ помощью труповъ людей.
[6] Лидія — провинція въ Малой Азіи.
[7] Сицилія — одинъ изъ большихъ островъ Средиземнаго моря, — теперь часть Итальянскаго государства.
[8] Гордіанъ — римскій императоръ, царствовалъ въ 238 г. (всего 36 дней).
[9] Т. е. ученіе Христово (Матѳ. 7, 6).
[10] Магистратъ — важный государственный чиновникъ у римлянъ, сосредоточивавшій въ своихъ рукахъ военную и юридическую власть.
[11] Антипатъ, или проконсулъ, правитель края.
[12] Ефесъ — малоазійскія городъ, расположенный на берегу Эгейскаго моря. Въ древности славился своимъ богатствомъ и торговлею.
[13] Декій, римскій императоръ, царствовалъ съ 249 по 261 г. Мученическая кончина святаго Піонія послѣдовала въ 250 г.
[14] Симеонъ Метафрастъ — замѣчательный византійскій общественный дѣятель и церковный писатель XI в. Изъ его сочиненій особенно замѣчательны Житія святыхъ. Симеонъ, составляя этотъ трудъ не ограничился однимъ только собраніемъ древнихъ сказаній, а пересказалъ, переложилъ ихъ на разговорный языкъ. Отсюда и его прозвище — Метафрастъ (отъ μεταφράξειν — пересказывать).

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга седьмая: Мѣсяцъ Мартъ. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 239-252.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0