Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 29 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Мартъ.
День четвертый.

Житіе преподобнаго отца нашего Іакова Постника.

— «Помилуй меня, истинный рабъ живаго Бога! Отвори мнѣ дверь, дабы я не была предъ твоей келліею съѣдена звѣрями».

Преподобный Іаковъ, подумавъ, что уже полночь, а кругомъ множество звѣрей, хотя и неохотно, отворилъ ей дверь и сказалъ:

— «Откуда ты пришла и чего здѣсь ищешь?»

Женщина отвѣчала:

— «Я изъ монастыря и по дѣлу послана игуменьею въ городъ, но вотъ, когда я возвращалась, меня настигла темная ночь, и я заблудилась и пришла сюда. Молю тебя, Божій человѣкъ, смилуйся надо мной и не допусти быть растерзанной звѣрями около твоихъ дверей, но разрѣши мнѣ сію ночь остаться у тебя, пока не наступитъ день и я пойду своей дорогой».

Преподобный Іаковъ милосердовалъ о ней, ввелъ ее къ себѣ и, предложивъ ей хлѣбъ и воду, самъ затворился во внутренней келліи, а ее оставилъ во внѣшней. Она, вкусивши хлѣба, немного уснула. Потомъ, притворившись больною, начала горько плакать и стонать и, припавъ къ двери внутренней келліи, молила преподобнаго помочь ей. Святый, посмотрѣвъ чрезъ окошко и увидавъ, что она заболѣла, недоумѣлъ, что сказать ей или что сдѣлать. Женщина же молила его:

— «Умоляю тебя отче, — говорила она, — снизойди къ моей немощи и огради меня крестнымъ знаменіемъ, поелику у меня сильно болитъ сердце».

Святый, послушавъ ея мольбы, вышелъ къ ней и тотчасъ, зажегши огонь и принеся святый елей, какой имѣлъ у себя, сѣлъ около нея. Держа свою лѣвую руку на огнѣ, святый, омакнулъ правую руку въ святый елей и прикоснулся тѣлу женщины, то творя крестное знаменіе, то помазуя и согрѣвая рукою ея сердце, ибо она жаловалась на сильную боль въ сердцѣ. Движимая нечистыми пожеланіями, женщина хотѣла и въ святомъ возбудить похоть и склонить его ко грѣху, и потому говорила ему:

— «Умоляю тебя, отецъ, еще помажь меня елеемъ и согрѣй рукой мое сердце, дабы совсѣмъ прекратились мои страданія».

Блаженный Іаковъ, будучи простъ сердцемъ и незлобивъ, повѣрилъ словамъ женщины и исполнилъ, что она просила. Но зная бѣсовское прельщеніе, воздвигающее брань противъ плоти, и, боясь какъ бы отъ излишняго милосердія и соболѣзнованія къ женщинѣ не привести свою душу къ вѣчной погибели, въ теченіе двухъ или трехъ часовъ держалъ свою лѣвую руку на огнѣ, съ твердостью претерпѣвая боль, до тѣхъ поръ, пока не отвалились суставы пальцевъ. Такъ блаженный боролся съ діавольскимъ искушеніемъ, чтобы отъ нестерпимой боли ни одинъ нечистый помыслъ не пришелъ ему на умъ. Увидавъ, что сдѣлалъ святый, женщина пришла въ ужасъ. Она умилилась сердцемъ и, тотчасъ вставъ, припала со слезами къ ногамъ святаго, бія себя въ грудь и восклицая:

— «Горе мнѣ окаянной и ослѣпленной! горе мнѣ, что я сдѣлалась жилищемъ діавола!»

Святый, видя, что она плачетъ, и слыша слова ея, сильно удивился и сказалъ ей:

— «Встань, женщина!»

Поспѣшно поднявъ ее съ земли и сотворивъ усердную молитву къ Богу, онъ спросилъ:

— «Повѣдай мнѣ, что это значитъ? Зачѣмъ ты пришла ко мнѣ?»

Женщина, едва придя въ себя, подробно разсказала святому все, какъ нечестивые самаряне научили ее соблазнить святаго, говорила, что самъ діаволъ устроилъ это искушеніе, дабы уловить въ плотской грѣхъ праведнаго мужа, подражающаго своею жизнью безплотнымъ. Выслушавъ женщину, преподобный вздохнулъ и, проливъ многія слезы, воздалъ благодареніе Богу; затѣмъ, поучивъ и благословивъ женщину, отослалъ ее къ епископу Александру. Женщина, придя къ церкви, исповѣдала всѣ свои грѣхи предъ епископомъ. Святитель, довольно поучивъ ее и видя, что она истинно покаялась, просвѣтилъ ее святымъ крещеніемъ и отослалъ ее въ женскій монастырь. Такъ блудница сдѣлалась невѣстою Христовою.

Потомъ, собравъ всѣхъ христіанъ и свой клиръ, епископъ изгналъ изъ города всѣхъ самарянъ. Послѣ сего, придя къ блаженному Іакову, епископъ отеческими наставленіями еще болѣе укрѣпилъ сего въ его блаженной жизни. А женщина, бывшая раньше грѣшницей, своею жизнію угодила Богу и сподобилась получить власть надъ бѣсами.

Спустя немного времени дочь одного знатнаго и богатаго человѣка, мучимая нечистымъ духомъ, стала призывать по имени святаго Іакова. Родители ея привели ее къ святому и молили его, чтобы онъ, милосердовавъ о юной дѣвицѣ, изгналъ изъ нея нечистаго духа. Святый, помолившись Богу о ней и возложивъ на нее руку, тотчасъ силою Божіею изгналъ изъ нея бѣса, и дѣвица стала здоровою. Видя сіе чудо, родители дѣвицы возблагодарили Бога и, желая принести благодарность Божію человѣку, принесли ему триста золотыхъ. Но праведный мужъ не только не пожелалъ взять золото, а и не посмотрѣлъ на него, сказавъ:

— «Не подобаетъ ни покупать, ни продавать божественныхъ даровъ, какъ и говоритъ Св. Писаніе: туне пріясте, туне дадите (Матѳ. 10, 8). Золото слѣдуетъ раздавать нищимъ, ибо, живя въ пустынѣ, я не нуждаюсь въ немъ».

Сказавъ такъ, святый отослалъ обратно присланныхъ съ золотомъ людей. Въ той же странѣ былъ одинъ юноша, разслабленный, по дѣйству діавола, обоими ногами; родители принесли сего юношу къ святому Іакову и просили его помолиться о немъ Богу. Преподобный постился и молился три дня и исцѣлилъ разслабленнаго; потомъ, благословивъ его, повелѣлъ ему на своихъ ногахъ возвратиться въ свой домъ. Много и другихъ, одержимыхъ различными недугами, приходило къ сему чудотворцу и всѣ, по молитвамъ его, исцѣлялись и возвращались отъ него здоровыми. Угодникъ Божій, видя, что всѣ его почитаютъ, убоялся, дабы не впасть въ тщеславіе, и посему оставилъ пещеру и бѣжалъ, удаляясь отъ славы человѣческой. Отойдя на сорокъ поприщъ отъ города, онъ нашелъ при рѣкѣ большую пещеру въ скалѣ и поселился тамъ. Здѣсь онъ прожилъ тридцать лѣтъ, проводя въ молитвахъ и слезахъ всѣ дни и ночи. Питался онъ долгое время водорослями, растущими при рѣкѣ, а потомъ устроилъ себѣ небольшой огородъ, гдѣ и работалъ часть дня, и питался отъ посѣянныхъ и возращенныхъ плодовъ. Подвижническая жизнь святаго Іакова такъ прославила его, что ради пользы душевной къ нему приходили изъ двадцати или тридцати монастырей иноки и клирики. И не только духовные, но и множество мірскихъ людей стали приходить къ нему, получали наставленіе въ добродѣтельной жизни, и, сподобившись благословенія и молитвъ его, возвращались со многою пользой для души своей.

Такой великій мужъ, сподобившійся благодати Божіей, впалъ, однако, въ тяжкое прегрѣшеніе. Это произошло, вѣроятно, потому, что онъ сталъ много думать о своей святости и богоугодной жизни и считать себя великимъ подвижникомъ. Начало его паденія было таково. Исконный врагъ рода человѣческаго, діаволъ, завидующій проводящимъ жизнь богоугодно и непрестанно копающій для нихъ ровъ погибели, вошелъ въ отроковицу, дочь одного богача, и сталъ мучить ее, призывая ея устами имя Іакова и говоря:

— «Не выйду изъ нея, если не отведете меня къ Іакову пустыннику».

Родители отроковицы, взявши ее, ходили съ нею по монастырямъ и пустынямъ долгое время, отыскивая святаго отца Іакова. Найдя, наконецъ, его, они пали къ ногамъ его и стали умолять его:

— «Помилуй нашу дочь, ибо она сильно страдаетъ отъ нечистаго духа; вотъ уже двадцатый день, какъ она не принимаетъ ни пищи, ни питья, но, испуская вопли, терзаетъ себя и призываетъ твое имя».

Святый, ставъ на молитву, столь усердно помолился о ней Богу, что даже самое мѣсто, гдѣ онъ стоялъ, потряслось. По окончаніи молитвы Іаковъ дунулъ на отроковицу и сказалъ нечистому духу:

— «Именемъ Господа нашего Іисуса Христа повелѣваю тебѣ: выйди изъ сей отроковицы».

И тотчасъ діаволъ, какъ бы опаленный огнемъ, вышелъ изъ дѣвицы. Она же упала на землю и долгое время оставалась безгласною. Но святый Іаковъ снова помолился Богу, взялъ ее за руку и, поднявъ съ земли, отдалъ ея родителямъ. Тѣ, видя такое чудо, прославили Бога. Но опасаясь, какъ бы опять не возвратился къ ней нечистый духъ, они умоляли святаго, дабы онъ позволилъ дочери ихъ остаться у него на три дня, пока совершенно не выздоровѣетъ. И осталась отроковица у старца, а родители ея ушли домой.

Когда осталась отроковица у святаго Іакова, діаволъ, видя, что святый находится въ пустынномъ уединенномъ мѣстѣ вдвоемъ съ отроковицей, и находя, что настало самое удобное время для его козней, воздвигъ на подвижника бурю нечистыхъ помысловъ и сквернаго плотскаго вожделѣнія и такъ разжегъ его похоть, что святый мужъ, — тотъ самый, который раньше не могъ быть уловленъ прельщеніемъ посланной къ нему самарянами блудницы, тотъ, который ради сохранеція цѣломудрія и чистоты жегъ на огнѣ свою руку, тотъ, кто сотворилъ многія чудеса и изгонялъ бѣсовъ, — тотъ сильно былъ разженъ блудною похотью, что, забывъ страхъ Божій и свои многолѣтніе постническіе подвиги и посланную ему отъ Бога благодать и силу исцѣленій, будучи уже въ маститой старости, былъ побѣжденъ діаволомъ и палъ. Онъ изнасиловалъ дѣвицу, растлилъ ея и свое дѣвство и, осквернивъ тѣло и душу, погубилъ всѣ свои прежніе постническіе труды. Не довольно было для него сдѣлать одинъ грѣхъ, и онъ прибавилъ къ нему еще болѣе тяжкій. Подобно тому какъ поскользнувшійся съ горы летитъ внизъ, падая съ камня на камень и разбиваясь, такъ случилось и съ святымъ Іаковомъ: — совершивъ одинъ великій грѣхъ, онъ впалъ и въ другой бóльшій и лютѣйшій, усугубляя беззаконіе беззаконіемъ. Врагъ возбудилъ въ немъ страхъ, и онъ сталъ размышлять: дѣвица теперь скажетъ своимъ родителямъ, что я насиловалъ ее и будетъ мнѣ стыдъ и поношеніе, и я буду въ большой бѣдѣ изъ-за нея. Поддавшись наущенію бѣсовскому, онъ убилъ неповинную дѣвицу, думая скрыть отъ людей свой грѣхъ и избѣгнуть позора. Но и на семъ не остановился, а еще болѣе предался грѣху: ибо тѣло дѣвицы, которое онъ осквернилъ и безъ милосердія убилъ своей рукой, не предалъ обычному погребенію въ землѣ, а бросилъ въ рѣку. Таковъ плодъ горделиваго самомнѣнія, ибо если бы сей инокъ не считалъ себя святымъ и великимъ въ добродѣтели, то не впалъ бы въ такіе лютѣйшіе грѣхи и не поругался бы врагъ надъ старостью того, кто въ юности нѣкогда побѣдилъ его ухищренія.

Послѣ сего діаволъ сталъ низводить Іакова какъ связаннаго плѣнника въ послѣдній ровъ погибели, въ самый тяжкій изъ всѣхъ грѣховъ, въ Каиново и Іудино отчаяніе. Старецъ, сидя въ келліи, не зналъ, что остается ему сдѣлать. Сильно обличаемый совѣстью, воздыхая и предаваясь отчаянію, не смѣлъ онъ уже ни открыть устъ для молитвы, ни обратить свой умъ къ Богу. Онъ задумалъ бѣжать въ другую какую-нибудь отдаленную страну и, оставивъ иночество, поселиться въ міру, и на старости служить міру и діаволу. Выйдя изъ пещеры, онъ быстро отправился въ путь, гонимый и волнуемый отчаяніемъ, какъ сильною морскою бурею.

Но превеликая, безмѣрная и человѣколюбивая благость Христова, коей не могутъ преодолѣть грѣхи всего міра, хотящая, чтобы спаслись всѣ люди и ни одинъ изъ нихъ не погибъ, не оставила и сего старца погибшаго, не допустила бѣсамъ до конца возрадоваться его погибели, но по неизглаголаннымъ своимъ судьбамъ, устроила ему востаніе отъ паденія и обновленіе. Ибо когда онъ отправился въ путь, то на дорогѣ увидалъ монастырь, войдя въ который привѣтствовалъ игумена съ братіею. Тѣ предложили ему вкусить хлѣба, но онъ не хотѣлъ и слышать о семъ, и только часто и тяжело вздыхалъ. Когда же братія умоляли его подкрѣпиться пищею, онъ сказалъ имъ:

— «Горе мнѣ окаянному! какъ я осмѣлюсь поднять свои глаза къ небу? какъ дерзну призывать имя Христа, Коего я оскорбилъ? и какъ прикоснусь къ Его дарамъ, будучи блудникомъ и убійцей?»

Вслѣдъ затѣмъ онъ исповѣдалъ предъ всѣми по порядку все, что случилось съ нимъ. Игуменъ и братія, услыхавъ его исповѣдь, смутились и, сочувствуя ему, стали утѣшать, дабы онъ не предавался отчаянію, но, покаявшись, принялъ эпитимію за свои грѣхи. Долго они просили Іакова остаться у нихъ, но онъ не послушалъ ихъ и ушелъ въ міръ. Долго онъ странствовалъ по пустынѣ. Наконецъ, по произволенію Божію, встрѣтился ему нѣкій боговдохновенный мужъ и просилъ старца свернуть съ пути и войти къ нему въ его келлію. Убѣдивъ Іакова, онъ привелъ его къ себѣ, омылъ его ноги и предложилъ ему пищу, какая у него была, прося вкусить ее. Но Іаковъ, обличаемый и мучимый своею совѣстью, часто вздыхалъ изъ глубины сердца и билъ себя въ грудь, не желая даже прикоснуться къ пищѣ. Тогда мужъ тотъ палъ къ ногамъ Іакова, утѣшалъ его и съ клятвою сказалъ, что до тѣхъ поръ не встанетъ съ земли, пока старецъ не согласится вкусить предложенной пищи. Когда Іаковъ согласился, инокъ поднялся съ земли, и они оба вкусили отъ трапезы, какая возможна въ пустынѣ. По вкушеніи пищи оба встали, возблагодарили Бога и снова сѣли. Тогда пустынножитель сказалъ Іакову:

— «Отецъ, дай мнѣ наставленіе на пользу души, поучи меня, какъ сына твоего о Христѣ, и укрѣпи мое сердце, потому что меня часто и сильно смущаютъ различные помыслы».

Іаковъ сильно зарыдалъ и, плача неутѣшными слезами и бія себя въ грудь, сказалъ:

— «Оставь меня, братъ, плакать о своихъ тяжкихъ грѣхахъ, коими я прогнѣвалъ Бога; ибо я какъ бы слабый отрокъ, прельщенный діаволомъ, впалъ въ погибель въ сей моей суетной и безчестной старости, и теперь погибъ совершенно. Я въ старости побѣжденъ тѣми страстями, кои побѣдилъ во дни своей юности: я впалъ въ нечистое блудодѣяніе и болѣе тяжкіе грѣхи дерзнулъ сотворить».

Выслушавъ Іакова, пустынникъ исполнился сильной скорби и печали и сталъ просить старца, чтобы онъ подробно разсказалъ ему все діавольское искушеніе. Просилъ онъ сдѣлать это по двумъ причинамъ: во-первыхъ, дабы старецъ, исповѣдуя свои грѣхи, подвигнулся къ покаянію, во-вторыхъ, дабы онъ самъ, выслушавъ исторію паденія старца, былъ наученъ осторожности и не впалъ въ таковое же искушеніе. Тогда Таковъ началъ свое повѣствованіе.

— «Я, — говорилъ онъ, — служилъ Господу въ постничествѣ и въ пустынномъ житіи болѣе пятидесяти лѣтъ, упорно сопротивляясь страстямъ, знаменія чего имѣю даже на своемъ тѣлѣ, ибо я сжегъ на огнѣ ради цѣломудрія свою руку. И я, недостойный, сподобился получить великую благодать отъ благаго Бога, ибо чрезъ меня грѣшнаго Богъ сотворилъ многія чудеса. Наконецъ, сатана вошедъ въ одну дѣвицу, родители которой, услыхавъ о бывшей во мнѣ благодати Христовой, привели ее ко мнѣ, чтобы я помолился о ней. При помощи Божій, я изгналъ изъ нея бѣса. Они просили, чтобы ихъ дочь осталась у меня въ теченіе трехъ дней, до совершеннаго выздоровленія, и, оставивъ ее у меня, ушли. Я же, разженный плотскимъ вожделѣніемъ, помрачившимъ мой умъ, забывъ въ то время о Богѣ, не убоявшись геенны, не пощадивъ своихъ многолѣтнихъ трудовъ, насиловалъ дѣвицу и растлилъ ея дѣвство. И не довольно для меня было сотворить одинъ грѣхъ, но, по наущенію бѣса, дерзнулъ совершить и другой болѣе тяжкій, чѣмъ первый, ибо я убилъ ту дѣвицу и бросилъ въ рѣку ея тѣло. Отчаявшись въ своемъ спасеніи, я бѣжалъ съ того мѣста и теперь иду въ міръ, ибо какъ я могу возвести свои глаза къ высотѣ небесной? если дерзну я призвать имя Христово, огонь небесный истребитъ меня».

Когда Іаковъ, проливая обильныя слезы и горько рыдая, окончилъ свою исповѣдь, то пустынникъ умилился сердцемъ, и, падніи на шею старцу, лобызалъ его и говорилъ:

— «Умоляю тебя, отецъ, не изнемогай душевно, не отчаявайся въ своемъ спасеніи, но съ вѣрою, что Богъ внемлетъ покаянію, исповѣдуй Ему твои согрѣшенія, ибо многомилостивъ Господь и милосердіе Его къ намъ неизреченно. Еслибы Богъ не принималъ покаянія, то какъ Давидъ, уже сподобившійся дара пророчества и впавшій въ грѣхъ прелюбодѣянія и убійства, могъ бы получить прощеніе таковымъ грѣхамъ? Какъ святый Петръ, первоверховный апостолъ, коему Господь вручилъ ключи небеснаго Царства, троекратно отрекшійся отъ Господа во время Его вольнаго страданія, горькимъ плачемъ раскаянія могъ не только получить прощеніе грѣховъ, но и сподобиться великой чести, быть пастыремъ словесныхъ овецъ Христовыхъ? Покаемся же, пока еще имѣемъ для сего время».

Укрѣпляя сими словами душу Іакова, пустынникъ молилъ его, дабы онъ остался жить вмѣстѣ съ нимъ. Но Іаковъ не соглашался. Тогда пустынникъ, припавши къ ногамъ старца и лобызая ихъ, сильнѣе молилъ его, чтобы онъ не уходилъ отъ него, ибо опасался, какъ бы старецъ не погубилъ совершенно своей души, впавъ въ отчаяніе. Не будучи въ состояніи умолить Іакова, пустынникъ сильно скорбѣлъ и плакалъ. Наконецъ, сотворивъ усердную молитву о немъ къ Богу, отпустилъ его, снабдивъ потребною въ пути пищею и провожалъ его пятнадцать стадій, все время убѣждая покаяться. Затѣмъ, обнявъ Іакова и со слезами облобызавъ его, пустынникъ возвратился въ свою келлію. Іаковъ, пройдя значительное разстояніе по дорогѣ въ міръ, свернулъ немного въ сторону и увидалъ старинную погребальную пещеру, гдѣ было множество костей, отъ времени уже превратившихся въ прахъ. Войдя въ ту пещеру, Іаковъ собралъ всѣ кости, положилъ ихъ въ одномъ изъ угловъ и поселился въ пещерѣ [3]. Преклонивъ колѣна, Іаковъ съ великимъ плачемъ и рыданіемъ, бія себя въ грудь, сталъ пламенно молиться Богу, восклицая:

— «Какъ я посмѣю обратиться къ Тебѣ, Боже мой? какое начало положу моему спасенію? какъ дерзну произносить молитву моимъ нечистымъ языкомъ и оскверненными устами? какому грѣху начну сначала просить прощеніе? блуду или убійству? Преблагій Вдадыко, прости мои тяжкіе грѣхи; будь милостивъ ко мнѣ недостойному, премилосердый Господи, и не погуби меня съ моими нечестивыми дѣлами, ибо велики мои беззаконія: я впалъ въ блудъ, сталъ убійцею, проливъ неповивную кровь, предавъ тѣло водѣ, звѣрямъ и птицамъ на съѣденіе; нынѣ, Господи, я исповѣдую всѣ грѣхи мои Тебѣ всевѣдущему, прося прощенія. Не презри меня, Владыко, но по неизглаголанному человѣколюбію Твоему помилуй меня нечестиваго и сквернаго, яви мнѣ превеликую благость Твою и очисти всѣ мои беззаконія, дабы не потопилъ врагъ меня, уже погруженнаго въ бездну грѣха, и змій преисподній не пожралъ меня».

Въ такомъ исповѣданіи своихъ грѣховъ и покаяніи блаженный Іаковъ пребывалъ въ теченіе десяти лѣтъ, все время проживая въ той погребальной пещерѣ. И сталъ онъ какъ живой мертвецъ, живя среди мертвыхъ и никогда не появляясь въ средѣ живыхъ. Если и случалось кому-нибудь приходить въ то мѣсто, Іаковъ ни съ кѣмъ не вступалъ въ бесѣду, если кто спрашивадъ его о чемъ, не отвѣчалъ ни одного слова, отверзая свои уста только для молитвы къ Богу и покаянія въ своихъ грѣхахъ. Пищею ему служили травы, какія произрастали въ тѣхъ пустынныхъ мѣстахъ, да и тѣ вкушалъ онъ очень рѣдко и немного, только чтобы не умереть съ голоду. Такъ Іаковъ провелъ цѣлыхъ десять лѣтъ въ непрестанныхъ слезахъ, воздыханіяхъ и молитвахъ, днемъ и ночью взывая съ плачемъ къ Богу, исповѣдуя свои грѣхи и безъ пощады бія себя въ грудь.

Всещедрый и многомилостивый Господь, не желающій погибеди грѣшника и ожидающій обращенія его, не презрѣлъ столь долгаго покаянія блаженнаго Іакова; услышавъ вопли его и исповѣданіе грѣховъ, простилъ ему согрѣшенія и снова даровалъ благодать чудотворенія. Случилось въ той странѣ бездождіе и сильная засуха. Всѣ наложили на себя постъ и молились, прося Бога послать на землю дождь. И было откровеніе епископу того города, добродѣтельному и святому. Въ семъ откровеніи ему было сказано:

— «Если святый старецъ, живущій въ погребальной пещерѣ, помолится за васъ Богу, то прекратятся всѣ бѣдствія ваши и прольется плодоносный дождь».

Епископъ на другой день собралъ клиръ и весь народъ и повѣдалъ бывшее ему откровеніе. Съ крестнымъ ходомъ и молебнымъ пѣніемъ тронулись всѣ къ той пещерѣ. Придя къ ней, епископъ и весь народъ стали стучаться въ затворенныя двери и молить Божія угодника, дабы онъ, милосердовавъ объ ихъ странѣ, помолился Богу, чтобы Онъ отвратилъ отъ нихъ Свой праведный гнѣвъ и прещеніе и прекратилъ засуху, ниспославъ на землю дождь. Но блаженный ничего не отвѣчалъ имъ изъ пещеры, не смѣя возвести свои глаза къ небу; онъ только билъ себя въ грудь и говорилъ мысленно:

— «Будь милостивъ, Христе, ко многимъ и тяжкимъ моимъ согрѣшеніямъ!»

Епископъ же долгое время усердно стучался и молилъ Іакова; но, не получивши никакого отвѣта отъ него, возвратился со всѣми пришедшими съ нимъ, скорбя и плача. Войдя въ церковь, всѣ снова совершили молебное пѣніе, проливая слезы. Между тѣмъ буря еще сильнѣе стала свирѣпствовать, а вмѣстѣ съ нею и сильная засуха и голодъ; посему люди еще усерднѣе стали молиться Богу, усугубивъ свой постъ и молитвы. Тогда епископу снова было откровеніе, во время коего онъ ясно слышалъ голосъ, говорящій такъ:

— «Пойди къ рабу Моему Іакову, о которомъ Я прежде возвѣстилъ тебѣ, и, если онъ помолится Мнѣ о васъ, вы тотчасъ избавитесь отъ обрушившихся на вашу страну бѣдствій».

Послѣ сего откровенія епископъ опять со всѣмъ клиромъ и народомъ пошелъ къ пещерѣ и усердно умолялъ раба Божія, даже докучая ему, чтобы онъ сотворилъ молитву о нихъ; затѣмъ насильственно открылъ дверь и вывелъ оттуда святаго. Блаженный Іаковъ, хотя и не желалъ, возведя свои глаза къ небу и поднявъ кверху руки, долгое время молился о сихъ людяхъ. И молитва еще была на устахъ его, какъ вдругъ на землю пролился обильный дождь, а буря прекратилась. Ибо Господь исполнилъ моленіе боящагося Его и услышалъ его просьбу, самымъ дѣломъ являя то, о чемъ пишется въ пророчествѣ: тогда воззовеши, и Богъ услышитъ тя, и еще глаголющу ти, речетъ: се пріидохъ (Ис. 58, 9). Епископъ и весь народъ, удивленные и вмѣстѣ обрадованные симъ преславнымъ чудомъ, воспѣвали Богу благодарственную пѣснь въ веселіи и съ торжествомъ, и много почтили Его святаго угодника Іакова. А тотъ день, въ который, по молитвамъ святаго Іакова, они были избавлены отъ бѣдствій и получили милость Господню, установили праздновать во всѣ годы.

Преподобный Іаковъ послѣ сего получилъ откровеніе, что Богъ принялъ его покаяніе и простилъ его грѣхи. Посему онъ снова началъ, по благодати Христовой, совершать многія чудеса, ибо всѣ приводимые и приносимые изъ всей той страны больные, одержимые какимъ-либо недугомъ, тотчасъ получали исцѣленіе, а бѣсы были прогоняемы словомъ святаго. Спустя немного времени Іаковъ сотворилъ еще бóльшія чудеса, нежели какія творилъ до согрѣшенія.

Въ тотъ же годъ, когда онъ испросилъ у Бога дождь, Іакову была возвѣщена и кончина его. Призвавъ епископа, святый завѣщалъ ему, дабы по смерти его тѣло его было погребено въ той пещерѣ, гдѣ онъ жилъ. Послѣ сего спустя нѣсколько дней блаженный Іаковъ почилъ о Господѣ и водворилась его святая душа во благихъ Господа своего вмѣстѣ со святыми, угодившими Богу покаяніемъ. Прожилъ Іаковъ отъ рожденія своего семьдесятъ пять лѣтъ. О кончинѣ святаго тотчасъ стало извѣстно во всей странѣ и на погребеніе его стеклось отовсюду великое множество народа, со свѣчами, кадильницами, куреніями и ароматами; прибылъ и епископъ со всѣмъ клиромъ, и съ пѣніемъ подобающихъ пѣснопѣній, помазавъ многоцѣнными ароматами святое тѣло Іакова, съ честью погребли его въ той пещерѣ, какъ и завѣщалъ самъ святый Іаковъ предъ своей кончиной епископу. Спустя немного времени епископъ построилъ церковь во имя сего святаго Іакова недалеко отъ пещеры, гдѣ онъ жилъ, и, взявъ честныя мощи его изъ пещеры, перенесъ ихъ въ церковь и установилъ праздновать во всѣ годы святую память честнаго угодника Божьяго преподобнаго отца нашего Іакова, во славу Христа Бога, со Отцемъ и Святымъ Духомъ славимаго во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Финикія — страна, лежавшая по побережью Средиземнаго моря. Главными городами ея были Тиръ и Сидонъ.
[2] Порфиріонъ — городъ въ Финикіи около Кармила. Собственно это былъ посадъ или большое село (κομοπόλις).
[3] Пещера эта находилась въ Палестинѣ, близъ горы Кармильской.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга седьмая: Мѣсяцъ Мартъ. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 104-116.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0