Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 27 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Мартъ.
День четвертый.

Страданіе святыхъ мучениковъ Павла и сестры его Іуліаніи и прочихъ съ ними.

Римскій императоръ Авреліанъ [1] издалъ повелѣніе по всей имперіи, чтобы всѣ христіане приносили жертвы богамъ. Сопротивляющихся сему повелѣнію приказано было лишать жизни въ жестокихъ мученіяхъ. Самъ царь, пройдя Исаврію, прибылъ въ Финикійекій городъ Птолемаиду [2], дабы принудить тамъ всѣхъ христіанъ къ принесенію идольской жертвы. При въѣздѣ царя въ городъ находились блаженный Павелъ съ сестрою Іуліаніей. Павелъ, видя въѣзжающаго царя, осѣнилъ лице свое крестнымъ знаменіемъ и сказалъ Іуліаніи:

— «Дерзай, сестра моя, и не устрашись, ибо великое бѣдствіе приходитъ на христіанъ».

Авреліанъ увидавъ, что Павелъ перекрестился, повелѣлъ взять его и держать въ оковахъ до утра. Утромъ, приказавъ поставить себѣ тронъ на видномъ мѣстѣ, царь сѣлъ въ присутствіи всего народа и приказалъ привести на мученіе блаженнаго Павла. Когда его привели, царь сказалъ:

— «Дерзкій человѣкъ, какъ ты осмѣлился, во время въѣзда моего въ городъ, сдѣлать на лицѣ своемъ христіанское знаменіе? Развѣ ты не слыхалъ о нашемъ царскомъ указѣ, изданномъ противъ христіанъ?»

Блаженный Павелъ отвѣтилъ царю:

— «Я слышалъ твой указъ, но насъ, христіанъ, никто и никогда не можетъ такъ устрашить, чтобы мы ради страха рѣшили отречься отъ истиннаго Бога и перестали исповѣдывать вѣру во Христа Сына Божія. Мученія, причиняемыя намъ тобою, кратковременны, тогда какъ муки, назначенныя по нелицемѣрному суду Божію, будутъ вѣчны, равно какъ и прославленіе, которое даетъ Богъ христіанамъ, также вѣчно. Кто же изъ насъ будетъ настолько безуменъ, что оставитъ живаго Бога и поклонится глухимъ и нѣмымъ идоламъ. Самъ Спаситель нашъ Іисусъ Христосъ въ Евангеліи говоритъ: всякъ, иже отвержется Мене предъ человѣки, отвергуся его и Азъ предъ Отцемъ Моимъ, Иже на небесѣхъ (Матѳ. 10, 33).

Авреліанъ сказалъ Павлу:

— «Вижу, что долго я терплю твои дерзкія слова, подойди и принеси жертву богамъ, дабы я не предалъ тебя жестокой смерти».

Блаженный Павелъ снова сказалъ:

— «Я не знаю иного Бога, кромѣ Господа нашего Іисуса Христа, Коему съ дѣтства служу въ чистотѣ сердца».

Тогда царь Авреліанъ сказалъ воинамъ:

— «Повѣсьте его и жестоко мучьте, пока не придетъ его Христосъ и не освободитъ его изъ вашихъ рукъ».

Воины тотчасъ привели въ исполненіе царское повелѣніе: повѣсивши блаженнаго Павла нагимъ на деревѣ, они мучили его. А святый громкимъ голосомъ молился Богу:

— «Господи Іисусе Христе, Истиннаго Бога Отца Истинный Сынъ, рождества Коего никто не можетъ уразумѣть, ни ангелы, ни архангелы, ни престолы, ни господства, ни начала, ни власти, ни силы, ни херувимы, ни серафимы [3], а только Одинъ Богъ Отецъ, — помоги мнѣ смиренному и отверженному Твоему рабу и избави меня изъ рукъ Авреліана».

По молитвѣ его, Господь Іисусъ Христосъ облегчилъ его жестокія мученія, такъ что святый не чувствовалъ боли отъ причиненныхъ ему ранъ. Въ это время святая невѣста Христова Іуліанія увидавъ, что братъ ея преданъ мученіямъ, пришла на судилище и громко сказала мучителю:

— «Мучитель Авреліанъ, за что ты такъ жестоко мучишь моего невиннаго брата?»

Разгнѣванный ея словами, Авреліанъ сказалъ слугамъ:

— «Откройте голову сей женщины, и бейте ее по лицу, дабы она не говорила съ нами такъ дерзко, а нечестиваго мужа мучьте еще суровѣе, и увидимъ, защититъ ли и поможетъ ли ему Христосъ».

Блаженная Іуліанія, насмѣявшись надъ царскими словами, сказала:

— «Удивляюсь я, какъ ты, царь, безумствуешь и не разумѣешь силы Христа, облегчающаго мученія призывающихъ Его съ вѣрою».

Авреліанъ, обратившись къ стоящимъ вокругь него, сказалъ:

— «Моя кротость, съ которою говорю съ этой женщиной, приводитъ ее въ бѣшенство».

И посмотрѣвъ яростно на святую, сказалъ ей:

— «Приблизься къ богамъ и поклонись имъ, ибо не избѣгнешь моихъ рукъ».

Но святая Іуліанія съ твердостью отвѣчала:

— «Я не боюсь твоихъ мукъ, и не обращаю вниманія на твои угрозы, ибо есть на небѣ Богъ, Который можетъ избавить насъ отъ твоихъ нечестивыхъ рукъ. Предай меня всѣмъ мученіямъ и увидишь помощь, оказанную мнѣ среди нихъ Господомъ моимъ Іисусомъ Христомъ».

Тогда Авреліанъ съ хитростью сталъ говорить святой:

— «Вижу твою красоту и ради нея хочу пощадить тебя; умоляю тебя послушаться моихъ увѣщаній и принести жертву богамъ; я сдѣлаю тебя своею законною женою, и ты во все время нашей жизни будешь царствовать вмѣстѣ со мною. Твоему брату я дамъ большую награду за его страданія и почту его высшимъ саномъ».

Въ отвѣтъ на лукавыя слова святая Іуліанія, возведя свои глаза къ небу и осѣнивъ свое лице крестнымъ знаменіемъ, засмѣялась.

— «Своимъ смѣхомъ, — сказалъ Авреліанъ, — ты оскорбляешь мою великую снисходительность къ тебѣ».

Но святая отвѣчала:

— «Нѣтъ, я не оскорбляю тебя, а радостно засмѣялась потому, что созерцаю сейчасъ духовными очами божественную красоту моего небеснаго Жениха, возсѣдающаго на Своемъ святомъ престолѣ и желающаго спасенія всѣхъ людей. Онъ говорилъ мнѣ, чтобы я добровольно совершила подвигъ страданій, а тебя лукаваго и пустословнаго человѣка презирала, такъ какъ ты, хотя и называешься царемъ, но покланяешься дереву и камню».

Такой отвѣтъ мученицы привелъ Авреліана въ сильную ярость, и онъ сказалъ воинамъ:

— «Повѣсьте эту женщину и жестоко мучьте ее, дабы она уразумѣла, что находится на царскомъ судѣ».

Когда воины начали мучить святую, то братъ ея, святый Павелъ, взглянулъ на нее и сказалъ ей:

— «Не страшись мученій, сестра моя, налагаемыхъ мучителемъ, и не бойся его угрозъ, ибо, немного пострадавши здѣсь, получимъ вѣчную награду у Христа Бога нашего».

Между тѣмъ Авреліанъ говорилъ воинамъ, мучившимъ святую:

— «Мучьте ее суровѣе, убѣждая оставить гордость и безуміе».

Святая Іуліанія, мучимая безъ милосердія, услыхавъ царскія слова, снова разсмѣялась и сказала:

— «Авреліанъ мучитель! ты думаешь, что мучишь меня, но я при помощи Христа моего не чувствую мукъ».

На это Авреліанъ сказалъ ей:

— «Хотя ты и лжешь, будто не чувствуешь мученій, но я преодолѣю твое упрямство й буду продолжать мучить тебя».

Святая сказала:

— «Не оставитъ меня Господь мой Іисусъ Христосъ и не допуститъ быть побѣжденной тобой, ибо Онъ помощникъ мнѣ теперь и всегда и поможетъ мнѣ до конца, дабы ты позналъ силу Его и мое христіанское терпѣніе. Тебя же Богъ мой повелитъ мучить вѣчнымъ негасимымъ огнемъ и потребуетъ отъ тебя тѣ человѣческія души, которыя ты погубилъ своими коварными прельщеніями».

Слова святой привели Авреліана въ сильную ярость. Онъ повелѣлъ принести котелъ съ смолой и развести подъ нимъ сильный огонь. Когда смола въ котлѣ закипѣла, такъ что нельзя было подойти къ нему, мучитель повелѣлъ бросить въ котелъ святыхъ мучениковъ Павла и Іуліанію. Брошенные туда, они, возводя глаза къ небу, какъ бы одними устами молились:

— «Господи Боже отецъ нашихъ, Авраама, Исаака и Іакова, сошедшій въ Вавилонскую огненную пещь къ Седраху, Мисаху и Авденаго и не допустившій имъ быть поврежденнымъ отъ огня (Дан. гл. 3), Ты Владыко Іисусе Христе, непостижимый свѣтъ, отчее таинство и прославленіе, денница Бога Вышняго, воплотившійся ради нашихъ грѣховъ и жившій съ людьми, желающій спасти души, которыя врагъ нашъ діаволъ дерзновенно прельстилъ, расточилъ и низвелъ въ преисподнюю, подобное чему и теперь совершаетъ ученикъ его Авреліанъ, — Ты Господи, избави и насъ отъ сего тяжкаго мученія».

Во время этой молитвы страдальцевъ, клокотавшая смола обратилась въ холодную воду, и всѣ предстоящіе дивились силѣ Бога и прославляли Его. Авреліанъ же, обезумѣвшій отъ гнѣва, не прославилъ Бога, но, думая, что это волшебство, повелѣлъ вынуть святыхъ изъ котла, въ которомъ не осталось и запаха смолы, а была холодная вода. Когда мученики были вынуты Авреліанъ сказалъ имъ:

— «Вы думаете, что присутствовавшіе здѣсь и видѣвшіе все происходившее люди, обольщенные вами, повѣрятъ, что Богъ вспомнилъ о васъ, — а не вы силою волшебства остудили котелъ? Клянусь моими богами, я сдѣлаю такъ, что не поможетъ вамъ ваше колдовство, и вы отъ многихъ и долговременныхъ мученій опаленные огнемъ, израненные и изнемогшіе, противъ воли своей, принесете жертву богамъ».

Святый Павелъ отвѣчалъ на сіи дерзкія слова:

— «Никогда мы не оставимъ живаго Бога, сотворившаго небо и землю, освободившаго насъ отъ тьмы и избавившаго насъ изъ твоихъ рукъ; никогда, мучитель Авреліанъ, ты не сможешь убѣдить насъ поклониться вашимъ безгласнымъ, бездушнымъ и безчувственнымъ идоламъ. Предай насъ, какимъ знаешь, мученіямъ, и въ нихъ познаешь силу нашего Бога».

Тогда Авреліанъ повелѣлъ принести два желѣзныхъ одра, взять множество углей изъ народныхъ бань и раскалить ими одры, потомъ положить святыхъ мучениковъ нагими на раскаленныхъ одрахъ и при этомъ поливать ихъ растопленнымъ свинымъ саломъ. Во время сего мученія Авреліанъ говорилъ мученикамъ:

— «Теперь я побѣдилъ вашу волшебную силу и вы узнаете, кто такой Авреліанъ, — пусть придетъ вашъ Христосъ и поможетъ вамъ».

— «Христосъ нашъ, — отвѣчала мучителю святая Іуліанія, — уже съ нами здѣсь и помогаетъ намъ и не допускаетъ огню вредить намъ, — ты же не видишь Его, ибо не достоинъ. Совѣтую тебѣ оставить свое безуміе и обратиться ко Христу. Если ты пожелаешь увѣровать въ Него, то Онъ приметъ тебя покаявшагося, ибо Онъ человѣколюбиво и милостивно прощаеть грѣхи людскіе; а если ты не обратишься къ Нему, то будешь преданъ вѣчному огню».

Въ это время два воина, видя, что святые, опаляемые на одрахъ, остаются неповрежденными огнемъ, громкимъ голосомъ вскричали:

— «Нѣтъ иного Бога, кромѣ небеснаго Бога, который помогаетъ Павлу и Іуліаніи».

Царь, разгнѣванный за это на воиновъ, повелѣлъ немедленно усѣчь ихъ обоихъ мечемъ. Онъ думалъ, что они подкуплены и взяли отъ христіанъ много золота, дабы не мучить жестоко святыхъ. Когда повели сихъ воиновъ на казнь, святый Павелъ далъ имъ такое наставленіе:

— «Не бойтесь, — говорилъ онъ, — вы никогда не умрете, но будете вмѣстѣ со святыми наслѣдниками Небеснаго Царствія».

Услыхавъ его слова, воины остановились и стали молиться:

— «Владыко Господи Іисусе Христе! истинный Боже, Котораго проповѣдаютъ Павелъ и Іуліанія! буди и съ нами, ибо мы умираемъ, не совершивъ никакого злодѣйства».

Послѣ сихъ словъ они были усѣчены мечемъ. Имена ихъ — Квадратъ и Акакій. По кончинѣ сихъ воиновъ, были приставлены другіе, чтобы опалять святыхъ, лежащихъ на раскаленныхъ одрахъ. Они сыпали соль, чтобы огонь сильнѣе разгорался; — но святые не чувствовали мученій и продолжали укорять мучителя. Посрамленный безсиліемъ противъ мучениковъ, Авреліанъ повелѣлъ посадить ихъ въ темницу, наложить на ихъ шеи тяжелыя деревянныя колодки, на ноги оковы, а на руки надѣть желѣзные обручи. Въ темницѣ мучитель повелѣлъ набросать на полъ острыхъ гвоздей, какъ колючій терновникъ и волчецъ на полѣ, и положить на нихъ мучениковъ, чтобы они не только не имѣли никакого облегченія въ страданіяхъ, но еще сильнѣе бы мучились отъ гвоздей, раздирающихъ ихъ тѣло. При этомъ мучитель приказалъ строго наблюдать, чтобы никто изъ христіанъ не приходилъ къ нимъ и не подавалъ имъ пищи или питья. Въ полночь, когда святые лежали на острыхъ гвоздяхъ и молились, внезапно въ темницѣ возсіялъ свѣтъ, явился Ангелъ Господень и сказалъ мученикамъ:

— «Павелъ и Іуліанія, рабы Господа Вышняго, встаньте и прославьте Бога!»

Сказавши такъ, Ангелъ подошелъ и прикоснулся къ веригамъ и оковамъ мучениковъ, — и тотчасъ узы поломались и спали съ ихъ тѣла, язвы ихъ исцѣлились и они сдѣлались вновь здоровыми. И вотъ они увидали два покрытыхъ чистою пеленою стола, и приготовленную предъ ними трапезу, полную всякихъ яствъ. Ангелъ сказалъ святымъ:

— «Примите пищу, которую послалъ вамъ Іисусъ Христосъ». Святые мученики Павелъ и Іуліанія сѣли за трапезу и, взявъ въ руки хлѣбъ, возвели свои очи къ небу и благодарили Бога; потомъ они ѣли и пили посланное Господомъ и укрѣпились. Находившіеся въ темницѣ узники видѣли, какъ возсіялъ свѣтъ, какъ святые, освобожденные отъ оковъ, сѣли на приготовленныя имъ мѣста за трапезу, ѣли и веселились. Они, въ изумленіи, подошли къ нимъ, и сподобились быть участниками сей трапезы, уготованной невидимою рукою. Прославивъ Бога, являющаго таковую милость Своимъ рабамъ, и, увѣровавщи въ Него, они всѣ сдѣлались христіанами.

На третій день императоръ Авреліанъ снова сѣлъ на судилище и, повелѣвъ привести къ нему святыхъ мучениковъ Павла и Іуліанію, сказалъ имъ:

— «Надѣюсь, что подѣйствовали на васъ муки и вы, отказавшись отъ вашего безумія, теперь приступите къ богамъ и принесете имъ жертву».

Святый Павелъ отвѣчалъ ему:

— «Сіе безуміе — не отрекаться отъ Христа, пусть останется навѣки у меня и у всѣхъ любящихъ Бога: зане буее Божіе, премудрѣе человѣкъ есть (1 Кор. 1, 25); премудрость (же) міра сего, буйство у Бога есть (1 Кор. 3, 19). И я дѣйствительно обезумѣлъ бы, еслибы, отступивъ отъ Истиннаго Бога, поклонился вашимъ бѣсамъ».

Авреліанъ снова пришелъ въ ярость и повелѣлъ повѣсить обоихъ мучениковъ на деревѣ нагими и строгать ихъ ребра желѣзными когтями. Они же, преданные мученію, молились Богу:

— «Господи Іисусе Христе, Сыне Бога Живаго, Свѣтъ христіанства, вѣра незыблемая, явись намъ и помоги и не оставь насъ, ради Твоего Святаго Имени».

По молитвѣ ихъ Спаситель, находясь около нихъ невидимо, облегчилъ ихъ страданія, и святые не ощущали мученій. Одинъ изъ воиновъ, по имени Стратоникъ, поставленный съ лѣвой стороны святой Іуліаніи, чтобы строгать ея ребра, пожалѣлъ ея красоту и удерживался отъ строганія. Святая, уразумѣвъ его помышленіе, толкнула его лѣвой ногой и сказала ему:

— «Стратоникъ, исполняй приказаніе мучителя и не щади меня, ибо мнѣ помогаетъ Самъ Царь мой Господь Іисусъ Христосъ, вѣчный Богъ, Онъ охраняетъ мою душу и облегчаетъ мои тѣлесныя мученія».

Стратоникъ, бросивъ орудіе бывшее у него въ рукахъ, побѣжалъ къ мѣсту царскаго суда и вскричалъ:

— «Авреліанъ, нечестивый мучитель! зачѣмъ ты предаешь такъ несправедливо на мученіе христіанъ? Какое зло сдѣлали сіи люди, почитающіе Истиннаго Бога? За что они такъ сильно страдаютъ? Неужели только ради того, что почитаютъ Христа, Владыку всѣхъ?»

Услыхавъ его слова, царь пришелъ въ ужасный гнѣвъ и въ продолженіе цѣлаго часа не могъ говорить. Наконецъ проговорилъ:

— «И ты, Стратоникъ, сдѣлался участникомъ въ томъ же безуміи! Что прельстило тебя? красота ли Іуліаніи, или ты былъ побѣжденъ ея женскою рѣчью?»

Стратоникъ, поднявъ свои глаза къ небу, увидалъ, что лица святыхъ мучениковъ, висящихъ на мученіи, свѣтлы, какъ лица ангеловъ Божіихъ. Тотчасъ, оградивъ себя крестнымъ знаменіемъ, онъ подбѣжалъ къ устроенному тамъ нечестивому идольскому жертвеннику, опрокинулъ его и, попирая ногами, вскричалъ:

— «И я христіанинъ! дѣлай со мной, мучитель, что хочешь». Авреліанъ сильно разгнѣвался и повелѣлъ отсѣчь ему голову.

Когда Стратоникъ былъ приведенъ на мѣсто казни, то такъ помолился Богу:

— «Господи Іисусе Христе, проповѣдуя Коего Павелъ и Іуліанія остаются непобѣдимыми, сохраняемые Твоимъ Божествомъ, и посрамляютъ мучителя, молю Тебя — прими и мою душу въ Твое небесное царство, не отвергни меня только короткое время исповѣдавшаго Твое святое Имя предъ мучителемъ Авреліаномъ».

Послѣ этой молитвы онъ былъ усѣченъ мечемъ, а христіане, взявши его тѣло, спрятали. Святые же Павелъ и Іуліанія были мучимы весь тотъ день и нисколько не изнемогли отъ мученій. Авреліанъ, обратившись къ Іуліаніи, сказалъ ей:

— «Скверная и нечестивая женщина! какъ ты смогла во время мученій крестить сего воина? ты повинна въ его смерти».

Святая отвѣчала:

— «Я не прельщала его и невиновна въ его смерти; Христосъ, избравшій меня въ невѣсту Себѣ, призвалъ къ Себѣ сего воина какъ достойнаго, ибо еслибы онъ не былъ достоинъ, то никогда не могъ бы получить мученическій вѣнецъ. Ты самъ будешь мучиться въ пламени геенны, а его увидишь въ Царствѣ Небесномъ. Тогда ты станешь бить себя въ нечестивую грудь, видя, что нѣкогда твой подчиненный, человѣкъ незначительный и тобою отверженный, поставленъ выше тебя, и увѣнчанъ отъ Христа славою Небеснаго Царства. Ты тогда исполнишься великой печали и возопіешь, прося себѣ милости, но никогда ея не получишь».

Послѣ сего Авреліанъ повелѣлъ прекратить мученія святыхъ и снова заключить святыхъ въ темницу. Вечеромъ въ тотъ же день Авреліанъ повелѣлъ перевести ихъ изъ темницы въ народную баню. Потомъ призвавъ чародѣевъ, волшебниковъ и заклинателей гадовъ, повелѣлъ имъ принести всѣхъ какихъ они имѣли самыхъ злыхъ гадовъ: ехиднъ, аспидовъ и змѣй и пустить ихъ въ баню, гдѣ были заключены мученики. Чародѣи, исполняя царское повелѣніе, собрали множество гадовъ и пустили ихъ въ баню къ святымъ. Но гады ползали у ногъ святыхъ мучениковъ и не вредили имъ, а святые безстрашно воспѣвали и славословили Бога. Въ такомъ заключеніи въ банѣ, вмѣстѣ съ гадами, святые находились три дня и три ночи; въ четвертую ночь Авреліанъ послалъ узнать, съѣдены ли гадами Павелъ и Іуліанія. Когда посланные подходили къ дверямъ бани, то услышали, что святые воспѣваютъ псалмы и славословятъ Бога. Желая лучше узнать, что дѣлается внутри, посланные влѣзли на крышу бани и стали смотрѣть сверху въ окошко. Они видѣли яркій свѣтъ и святаго Павла, сидящаго вмѣстѣ съ своей сестрой, святой Іуліаніей. Около нихъ стоялъ Ангелъ Божій и не позволялъ гадамъ прикасаться ко святымъ. Увидавъ сіе, посланные пошли къ царю Авреліану и возвѣстили ему, что видѣли. Онъ на слѣдующее утро снова сѣлъ на судилищѣ и повелѣлъ чародѣямъ и заклинателямъ взять гадовъ изъ бани, а мучениковъ привести къ себѣ на судъ. Чародѣи, подойдя къ дверямъ бани, начали посредствомъ заклинаній призывать къ себѣ гадовъ, но гады ихъ не слушали. Когда же были открыты двери бани, тотчасъ всѣ гады бросились на своихъ заклинателей и на другихъ людей, пришедшихъ съ ними; ужаливши ихъ смертельно, гады исчезли. Послѣ того какъ гады разбѣжались, пришли посланные мучителемъ и, взявши святыхъ мучениковъ, привели къ нему на судъ. Мучитель посмотрѣвъ на нихъ и улыбнувшись, сказалъ:

— «Я радъ снова бесѣдовать съ вами, ибо надѣюсь узнать отъ васъ нѣчто великое. Клянусь богами, если вы скажете мнѣ правду, то получите отъ меня многіе и великіе дары и будете знатными лицами въ моемъ царствѣ. Скажите мнѣ, — правда ли то, что я слышалъ отъ смотрѣвшихъ въ окошко къ вамъ въ баню, будто владыка нашъ Аполлонъ пришелъ къ вамъ и помогъ вамъ, защитивъ васъ отъ гадовъ, и вы видѣли его лицо своими глазами».

Святый Павелъ отвѣчалъ царю:

— «Мы не знаемъ Аполлона и никогда его не видали, ибо мы служимъ Истинному Богу, уготовавшему спасеніе Своимъ рабамъ. Твоя же душа смертельно погибла, ибо ты не желаешь познать истину и покаяться. Сильное бѣшенство отъ измышляемыхъ тобой мученій довело тебя до того, что ты осмѣливаешься хулить безплотнаго служителя Божія, святаго Ангела, коего Господь нашъ Іисусъ Христосъ послалъ къ намъ, дабы заградить уста гадовъ, и дерзновенно называешь его Аполлономъ».

Слова мученика привели Авреліана въ сильный гнѣвъ, и онъ повелѣлъ бить святаго Павла по лицу оловянными прутьями и при этомъ говорить ему:

— «Какъ ты осмѣливаешься отвѣчать такъ гордо и дерзко, — знай, что ты предстоишь предъ царемъ».

Послѣ сего мученія Авреліанъ повелѣлъ отвести святаго Павла и приблизить къ себѣ святую Іуліанію.

Мучитель сказалъ ей:

— «Владычица моего сердца, Іуліанія! умоляю тебя — не слѣдуй безумію твоего брата; вижу, что ты дѣвица разсудительная и съ большимъ умомъ, поэтому послушай моего совѣта, и будешь со мной царицей, ибо я возьму тебя въ жену себѣ и поставлю твои золотыя статуи во всѣхъ городахъ имперіи».

Но святая отвѣчала царю:

— «Ничѣмъ ты не прельстишь меня, нечестивый мучитель, не уловишь своею хитростью рабу Вышняго Бога и не сдѣлаешь повинною вѣчной смерти. Хотя ты и желаешь, но не можешь лишить меня славы Христовой и Небеснаго Царства».

Тогда Авреліанъ повелѣлъ отвести святую отъ судейскаго мѣста и снова подвести къ себѣ святаго Павла, кому онъ сталъ такъ говорить:

— «Вотъ, Павелъ, сестра твоя Іуліанія дала намъ обѣщаніе принести жертву богамъ, ради сего я хочу взять ее въ жену себѣ и она будетъ владычицею всего моего царства. Убѣдись и ты, и исполни мое повелѣніе принести жертву богамъ: ты будешь моимъ другомъ и получишь въ награду высокую должность».

Но святый Павелъ отвѣтилъ на сіи лукавыя слова:

— «Воистинну ты солгалъ, будто моя сестра отступила отъ пречистаго и безсмертнаго своего Жениха-Христа, и стала подругой тебя, сквернаго и тлѣннаго, и твоихъ бѣсовъ. Но не удивительно, что ты солгалъ, ибо имѣешь отцомъ діавола, который есть отецъ лжи (Іоан. 8, 44); научившись отъ него лгать, ты и дѣлаешь то же, что онъ и не можешь никого прельстить иначе, какъ только ложью. Но напрасно ты трудишься, ибо насъ не прельстишь твоею лживою хитростью, хотя бы и обѣщалъ намъ царство всего міра».

Разгнѣванный такимъ отвѣтомъ мученика, Авреліанъ сказалъ ему:

— «До какихъ поръ ты будешь такъ дерзко говорить съ нами, безсмысленный человѣкъ? Клянусь богами, что буду мучить васъ всякими муками, и никто не сможетъ освободить васъ изъ моихъ рукъ».

Сказавъ такъ, царь повелѣлъ развести большой костеръ, принести четырнадцать желѣзныхъ палокъ и раскалить ихъ на огнѣ; затѣмъ онъ велѣлъ связать святому Павлу руки и ноги, просунуть раскаленную палку между рукъ и ногъ, вкопать его въ землю, и раскаленными палками бить его двумъ воинамъ поперемѣнно. Повелѣніе было исполнено. Іуліанію же мучитель повелѣлъ отвести въ домъ блуда и тамъ предать оскверненію. Услыхавъ такое повелѣніе, многіе изъ народа поспѣшили туда, перегоняя другъ друга, дабы впередъ войти къ ней, возбужденные, какъ кони, ея красотою. Когда святая была приведена въ домъ бдуда, явился ей Ангелъ Господень и сказалъ:

— «Не бойся, Іуліанія, ибо Господь Іисусъ Христосъ, Коему ты служишь, послалъ меня охранять тебя, дабы прославилось святое имя Его среди боящихся Его».

И сталъ Ангелъ поражать слѣпотою распутниковъ, кои хотѣли прикоснуться ко святой, отрясая ихъ, какъ пыль, отъ ногъ Христовой невѣсты, такъ что они не могли приблизиться къ ней, шли ощупью и натыкались на стены. Видя сіе чудо, народъ какъ бы одними устами громогласно вскричалъ:

— «Великъ Бога Павла и Іуліаніи, вездѣ спасающій и охраняющій боящихся Его!»

Ослѣпленные же развратники, преклонивъ свои колѣна, взывали ко святой:

— «Іуліанія, раба Вышняго Бога, согрѣшили мы предъ тобой, желая осквернить тебя, но ты, какъ служительница благаго Бога, прости намъ, и помолись за насъ Христу Твоему, да даруетъ намъ прозрѣніе».

Святая милосердовала о нихъ, взяла немного воды и возведя глаза свои къ небу, стала такъ молиться Богу:

— «Іисусе Христе, Истинный Богъ, Спаситель всѣхъ людей, услышь меня, рабу Свою, и покажи нынѣ знаменія и чудеса, каковыя Ты творишь людямъ, даруй симъ прозрѣніе, дабы они прославили Твое святое Имя».

Помолившись, святая окропила водою всѣхъ ослѣпшихъ, и они тотчасъ прозрѣли; исцѣленнне пали на землю, возблагодарили Бога и, придя въ христіанскій храмъ, покаялись въ своихъ грѣхахъ и сподобились святаго крещенія. Между тѣмъ воины, по повелѣнію царя, продолжали мучить святаго Павла, безъ пощады нанося ему удары желѣзными, раскаленными въ огнѣ палками, причемъ и слуги и палки часто перемѣнялись. Среди этихъ страданій святый воззвалъ къ царю:

— «Авреліанъ, нечестивый мучитель, какое зло я сдѣлалъ, что ты такъ жестоко и безбожно мучаешь меня? Но воистинну Владыка мой Іисусъ Христосъ облегчаетъ мои страданія, а тебя ждетъ вѣчный огонь, уготованный тебѣ и діаволу, научающеиу тебя противъ насъ».

Авреліанъ, желая опечалить святаго, сказалъ: — «Павелъ, гдѣ твоя сестра Іуліанія? ты думаешь, что она дѣвица; а она сегодня предана на поруганіе въ домъ блуда». Святый Павелъ отвѣчалъ на сію хулу:

— «Вѣрую, что мой Богъ, облегчающій мои страданія и избавляющій меня отъ твоихъ лукавыхъ злоумышленій, защититъ и сестру мою и сохранитъ ее непорочною отъ всякой скверны, и пошлетъ съ неба своего Ангела охранять ее».

Спустя немного времени, Павелъ снова сказалъ:

— «Вотъ возвращается моя сестра безпорочною, сохранившею свое дѣвство, и идетъ видѣть мои страданія и мои раны».

Такъ говорилъ святый потому, что прозорливыми очами видѣлъ все, что случилось со святой Іуліаніей. Мучитель приказалъ возвратить святую. Когда святая Іуліанія снова была приведена на судилище и святый Павелъ увидалъ ее, то исполнился великой радости, и встрѣтилъ сестру со свѣтлой улыбкой. Авреліанъ спросилъ святую:

— «Іуліанія, насладились ли любодѣи твоей красотой?»

Святая отвѣчала:

— «Моя радость, красота и все украшеніе мое — Христосъ, Который послалъ Своего Ангела и сохранилъ меня, Свою смиренную рабу: я на Него возложила свое упованіе и прославляю Его Пресвятое Имя, ибо Онъ Богъ Истинный, совершающій чудеса, и нѣтъ другаго Бога кромѣ Его Одного».

Повелѣвъ прекратить мученіе святаго Павла, царь распорядился, чтобы выкопали яму, глубиною въ три сажени, наполнили ее дровами и зажгли ихъ. Когда дрова совершенно сгорѣли, и въ ямѣ осталось множество раскаленныхъ углей, мучитель повелѣлъ бросить туда святыхъ мучениковъ, Павла и Іуліанію. Но они сами пошли къ огненной ямѣ, благословляя Бога и призывая Христа Спасителя, помощника своего. Придя къ ямѣ, мученики осѣнили себя крестнымъ знаменіемъ и бросились въ огонь. Находясь въ огнѣ, они воспѣвали и прославляли Господа, ибо Ангелъ Господень сошелъ съ неба, ослабилъ силу огня и разметалъ уголья, а мучениковъ сохранилъ цѣлыми и нисколько неповрежденными. Святые стояли въ ямѣ и воспѣвали:

— «Благословенъ Богъ, царь вѣковъ, что помянулъ наше смиреніе и Самъ угасилъ пламень огненный, простивъ наши грѣхи, по Своей великой благости; Ты сохранилъ насъ недостойныхъ цѣлыми и неповрежденными отъ ярости Авреліана мучителя».

Весь народъ слышалъ пѣніе святыхъ, и многіе язычники, увидавъ славу Божію, умилились сердцемъ и, отвергнувъ идоловъ, увѣровали во Христа. Царь повелѣлъ находящихся въ ямѣ святыхъ закидать камнями. Но внезапно появилась молнія и послышался сильный громъ, явилось огненное облако, изъ котораго вышелъ огонь на землю и съ неба былъ слышенъ голосъ:

— «Авреліанъ, ты пойдешь въ геенну огненную, утотованную тебѣ и твоему отцу — діаволу».

Авреліанъ и весь народъ пришелъ въ страхъ, и мучитель повелѣлъ извлечь святыхъ изъ ямы и посадить въ темницу. Они же прославляли Бога за всѣ чудеса, какія сотворилъ Богъ ради нихъ. Спустя семь дней Авреліанъ снова сѣлъ на судилищѣ и повелѣлъ жрецамъ принесть всѣхъ идоловъ, какихъ они имѣли, золотыхъ, серебряныхъ, украшенныхъ дорогими каменьями и постлать подъ ихъ ногами свою царскую порфиру. Потомъ, призвавъ святыхъ мучениковъ Павла и Іуліанію, съ великою яростью сказалъ имъ:

— «Приступите теперь и поклонитесь богамъ, ибо не избѣгнете моихъ рукъ».

Святый Павелъ, посмѣявшись надъ его словами, сказалъ ему:

— «Никогда, мучитель, мы не оставимъ Бога, сотворившаго небо и землю, не надѣйся склонить насъ когда-нибудь къ идолопоклонству».

Тогда Авреліанъ сказалъ мученику:

— «Достойный жестокой смерти, ты думаешь, что сіи суть идолы; развѣ ты не разумѣешь находящейся въ нихъ силы».

Святый Павелъ отвѣчалъ:

— «Зевсъ, котораго ты называешь богомъ, былъ волшебникъ, исполненный страсти и самый невоздержанный блудникъ. Онъ, видя красивыхъ женщинъ и дѣвицъ, прельщалъ ихъ волшебствомъ различнымъ способомъ, иногда обращаясь въ быка, иногда въ птицу — въ орла или лебедя, иногда въ золото, — прельстивъ такимъ образомъ и осквернивъ множество лицъ, онъ называется ими богомъ и почитается. Но не буду по порядку перечислять всѣхъ его блудныхъ, безстыдныхъ и беззаконныхъ дѣлъ, ибо вижу, что ты гнѣваешься, слушая мои слова, — тѣмъ не менѣе я не боюсь твоего гнѣва, но, чтобы не соблазнить слышащихъ сіе, умолчу о прочемъ. Другой вашъ богъ — Аполлонъ. Онъ не отъ прелюбодѣянія ли рожденъ одной женщиной, по имени Латоной, которая родила его между двухъ деревьевъ? Сей Аполлонъ также сотворилъ много непотреботва, подражая своему отцу Зевсу. Подобнымъ образомъ и знаменитый вашъ богъ Діонисъ развѣ не рожденъ отъ прелюбодѣянія Семелою, дочерью Кадма?» [4]

— «Лжешь, дерзкій! — вскричалъ Авреліанъ, — Діонисъ рожденъ отъ Юноны, матери боговъ».

Святый Павелъ разсмѣялся и сказалъ:

— «Можетъ быть богомъ рожденный женою? можетъ ли стать кто нибудь богомъ, не будучи имъ прежде? имѣетъ ли богъ жену и можетъ ли рождать отъ жены дѣтей?»

Авреліанъ, разгнѣвавшись на такой отвѣтъ, сказалъ святому:

— «Нечестивый и дерзкій человѣкъ! Доколѣ ты будешь лукавыми словами порицать и хулить нашихъ боговъ? Развѣ вашъ Христосъ, Коего вы называете Небеснымъ Богомъ, не рожденъ отъ жены?»

Святый Павелъ отвѣтилъ хулителю:

— «Хотя ты и недостоинъ знать тайну Божественнаго Откровенія, но дабы не прельстились твоими словами стоящіе вокругъ тебя, необходимо хотя кратко разсказать о томъ, о чемъ ты спрашиваешь. Богъ въ началѣ сотворилъ небеса и землю и все, что на нихъ находится, моря и все, что въ нихъ; создалъ также и человѣка, по образу Своему и по подобію, чистымъ, не имѣющимъ никакого грѣха, праведнымъ, благочестивымъ и поселилъ его въ раю, полномъ всякаго блага, создавъ изъ ребра его и помощницу ему. Но отецъ вашъ діаволъ, завидуя такому блаженству людей, соблазнилъ Еву и чрезъ нее довелъ и Адама до преступленія противъ заповѣди Божіей. Адамъ и Ева были изгнаны изъ рая, родили сыновей и дочерей, отъ которыхъ весь міръ наполнился людьми, — и весь родъ человѣческій подлежалъ смерти, чрезъ вошедшій въ міръ грѣхъ, такъ что всѣ праотцы наши и праведные низводились въ адъ наравнѣ съ грѣшниками: царствова смерть отъ Адама даже до Моисея и надъ несогрѣшившими по подобію преступленія Адамова (Рим. 5, 14), какъ говоритъ Христовъ Апостолъ Павелъ. Ради сего Отецъ Небесный, Всемогущій Богъ, милосердовавъ о человѣческомъ родѣ и восхотѣвъ помочь ему, послалъ Сына Своего принять плоть человѣческую, спасти Адама и заключенныхъ вмѣстѣ съ нимъ въ оковахъ ада. Сей Сынъ Божій есть Отчее Слово, рожденное отъ Отца прежде всѣхъ вѣковъ, Его Мудрость и Сила и Десница, о воплощеніи Коего благовѣстилъ Архангелъ Гавріилъ Пресвятой Дѣвѣ, происходившей изъ пророческаго и царскаго рода; въ Ея пречистую и освященную утробу невидимо вселился Самъ Богъ, т. е. Отчее Слово, принявъ на Себя плоть, когда говорилъ къ Ней Ангелъ: радуйся Благодатная, Господь съ Тобою: Духъ Святый нáйдетъ не Тя, и Сила Вышняго осѣнитъ Тя; тѣмже и Раждаемое Свято, наречется Сынъ Божій (Лук. 1, 28. 35). И родился отъ непорочной Дѣвы Сынъ Божій, Слово Отчее, облекшійся въ плоть, какъ-бы въ ризу, ради спасенія людей. Никто не можеть видѣть Истиннаго Бога, ибо Богъ какъ Огонь, все истребляющій; не можетъ человѣкъ, живущій на землѣ, видѣть Лице Божіе и остаться живымъ. Посему нашъ Богъ, воплотившись, родился и какъ младенецъ питался молокомъ, будучи совершеннымъ по Божеству. Онъ былъ отрокомъ, юношей, возросшій плотью въ совершеннаго человѣка, пожившій съ людьми тридцать три года, обходя города, страны и селенія, оказывая всѣмъ благодѣяніе и избавляя насъ, побѣжденныхъ и плѣненныхъ діаволомъ. Потомъ Онъ добровольно былъ распятъ на крестѣ, дабы даровать спасеніе міру, погибавшему отъ діавольскаго лукавства, и умеръ плотію, сошелъ во адъ вмѣстѣ съ святою душей своей и сокрушилъ мѣдныя врата, сломалъ желѣзные запоры и вывелъ изъ тьмы и сѣтей діавольскихъ души святыхъ и возвелъ ихъ въ горнія страны. Въ третій день Онъ воскресъ изъ мертвыхъ вмѣстѣ съ Своею плотію, явился ученикамъ, Своимъ апостоламъ, и инымъ многимъ истинно вѣровавшимъ въ Него, ѣлъ и пилъ съ апостолами сорокъ дней, потомъ вознесся на небо и сѣлъ одесную Бога Отца Своего съ Своею плотію. Теперь діаволъ въ мукахъ сокрушается, ибо Христосъ Богъ повергнулъ его подъ ноги христіанамъ, дабы попирали его входящіе въ царство небесное, коего ты чуждъ, а будешь въ вѣчномъ гееннскомъ огнѣ, наслѣдіи отца твоего діавола».

Выслушавъ все это, Авреліанъ измѣнился въ лицѣ отъ ярости, заскрежеталъ зубами и вскричалъ:

— «Дерзкій и скверный человѣкъ! я терпѣливо выслушалъ твои лукавыя слова, оскорбляющія насъ и хулящія боговъ. Въ послѣдній разъ говорю вамъ: если не принесете жертвы богамъ, я предамъ васъ лютой смерти».

Святые Павелъ и Іуліанія громко воскликнули:

— «Мы христіане и имѣемъ надежду на Христа, твоимъ богамъ не поклонимся, и бѣсамъ твоимъ не послужимъ, мученій же твоихъ не боимся, сколько бы ты не изобрѣталъ ихъ для насъ. Ибо мы вѣруемъ въ Бога и надѣемся, что ты будешь побѣжденъ нами, какъ и діаволъ побѣжденъ Христомъ, укрѣпляющимъ насъ и разрушающимъ твои злобныя измышленія».

Тогда Авреліанъ повелѣлъ привязать святаго Павла къ дереву и огнемъ опалять ему лице, а глашатаю возглашать:

— «Не говори дерзкихъ словъ царю и не порицай боговъ». Видя истязаніе брата, святая Іуліанія вскричала:

— «Нечестивый мучитель! какое зло сдѣлалъ мой братъ, что ты предалъ его такому жестокому мученію?»

Авреліанъ повелѣлъ привязать также и святую Іуліанію и мучить ее, опаляя огнемѣ ея лице; при этомъ онъ сказалъ Іуліаніи:

— «Безчестная, смирись, какъ подобаетъ женщинѣ».

Святая отвѣтила ему:

— «Авреліанъ, я послушаю тебя, приказывающаго мнѣ женщинѣ смириться, но страшусь Христа, Бога Живаго, сущаго предъ моими глазами; я не могу оставить Его и не поклонюсь бѣсамъ».

Авреліанъ, видя, что онъ посрамленъ святыми мучениками, сильно разгнѣвался, и снова повелѣлъ опалять и жечь тѣла мучениковѣ. Весь народъ, видѣвшій таковое страданіе святыхъ, вскричалъ:

— «Царь Авреліанъ, ты несправедливо судишь и мучишь ихъ за то, что они не хотятъ принесть жертву богамъ; ты дашь за нихъ отвѣтъ по смерти».

Авреліанъ, испугавшись, чтобы въ народѣ не произошло какого-либо волненія, отдалъ приказаніе обезглавить святыхъ мучениковъ и бросить ихъ тѣла на съѣденіе псамъ, звѣрямъ и птицамъ. И повели святыхъ на смерть. Они радовались и веселились и воспѣвали:

Спаслъ еси насъ (Господи), отъ стужающихъ намъ, и ненавидящихъ насъ посрамилъ еси (Псал. 43, 8).

Когда ихъ привели за городъ, на мѣсто усѣкновенія, то святый Павелъ сталъ просить воина отсѣчь главу сначала святой Іуліаніи, ибо боялся, какъ бы она не устрашилась, смотря на усѣченіе его главы. Святая Іуліанія, осѣнивъ себя крестнымъ знаменіемъ и радуясь, протянула свою шею, и была усѣчена мечемъ. Святый Павелъ, увидя, что сестра его скончалась мученическою смертью, возвелъ свои глаза къ небу и возблагодарилъ Бога, — потомъ и самъ, оградивъ себя крестнымъ знаменіемъ, протянулъ шею и былъ усѣченъ мечемъ. Святыя тѣла мучениковъ остались за городомъ непогребенными, ибо, по повелѣнію царя, невдалекѣ были поставлены воины стеречь, чтобы христіане не взяли ихъ. На мѣсто казни прибѣгали псы, но не прикасались къ тѣламъ мучениковъ; также прибѣгали волки и также не прикасались къ тѣламъ, но даже охраняли ихъ, неотступно находясь при нихъ; прилетали хищныя птицы, но не опускались на честныя тѣла, онѣ летали надъ ними, охраняя ихъ и не давая сѣсть на нихъ мухамъ. Такъ продолжалось семь дней и ночей, послѣ чего воины извѣстили о семъ Авреліана. Онъ, выслушавъ ихъ, сказалъ:

— «Какъ сильно волшебство христіанъ! мы не могли побѣдить ихъ даже и по смерти».

И повелѣлъ Авреліанъ воинамъ уйдти со стражи, но не днемъ, а ночью, дабы не быть въ посмѣяніи у христіанъ.

При наступленіи дня, христіане, увидавъ, что стражи нѣтъ, взяли многострадальныя тѣла святыхъ мучениковъ Павла и Іуліаніи и съ честью погребли ихъ. Господу нашему Іисусу Христу, царствующему вмѣстѣ со Отцемъ и Святымъ Духомъ слава и честь, всегда, нынѣ и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Царствовалъ съ 270 по 275 г.
[2] Птолемаида — городъ въ Финикіи, къ югу отъ Тира, — на сѣверъ отъ горы Кармила. Здѣсь ап. Павелъ останавливался во время своего послѣдняго путешествія въ Іерусалимъ и цѣлый день провелъ среди христіанъ (Дѣян. 21, 7).
[3] Св. Писаніе различаетъ въ ангелахъ различные чины или степени, которыхъ указываетъ девять (Быт. 3, 24; Ис. 6, 2; Кол. 1, 16; Ефес. 1, 20-21; Рим. 8, 38; 1 Сол. 4, 16; Іуды ст. 4). Въ «Небесной іерархіи» св. Діонисія Ареопагита первое мѣсто среди чиновъ ангельскихъ занимаютъ серафимы.
[4] Зевсъ или Юпитеръ — греко-римскій богъ, почитавшійся язычниками властителемъ неба и земли, отцомъ всѣхъ боговъ и людей. По сказаніямъ языческихъ писателей, Зевсъ, для обольщенія какой-либо женщины прибѣгалъ къ подобнымъ превращеніямъ: такъ къ Даносѣ онъ сошелъ въ видѣ золотого дождя, Леду прельстилъ, принявъ видъ лебедя, Европу похитилъ, обернувшись бѣлымъ быкомъ. Аполлонъ — богъ древнихъ грековъ и римлянъ, почитался богомъ свѣта, въ особенности солнечнаго, также умственнаго просвѣщенія, поэзіи и музыки, богомъ прорицателемъ, врачевателемъ болѣзней и хранителемъ всякаго гражданскаго порядка. Латона — по сказанію миѳологіи до Геры жена Зевса, съ которымъ она прижила Аполлона и Артемиду (или у римлянъ Діану — богиню родовъ, охоты и луны); она является любимою Зевсомъ и въ то время, когда онъ былъ женатъ на Герѣ и преслѣдуется ревнивой Герой по всей землѣ, пока не родила на Делисѣ у горы Кинѳа Аполлона. Діонисъ или Вакхъ — богъ винограда и винодѣлія. Мать его Семела, дочь Кадма, отецъ Зевсъ; рожденіе Діониса святый называетъ прелюбодѣяніемъ, такъ какъ, по сказанію миѳологіи, Зевсъ прижилъ его отъ Семелы, когда имѣлъ жену — Геру. Юнона — римское названіе греческой Геры — жены Зевса. Этого рода сказанія язычниковъ о Зевеѣ показываютъ, насколько языческая религіозная мысль уклонилась съ истиннаго пути богопознанія, дойдя до обоготворенія въ лицѣ своихъ боговъ поступковъ, которое осуждаетъ здоровое, естественное нравственное чувство даже въ человѣкѣ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга седьмая: Мѣсяцъ Мартъ. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 86-103.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0