Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 24 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Мартъ.
День второй.

Житіе святаго отца нашего Арсенія, епископа Тверскаго [1].

— «Знаю, что я пришлецъ и странникъ на землѣ. Кратка и недолговременна жизнь здѣсь, а будущая жизнь безконечна. Большое имѣніе оставили мнѣ родители, но душа моя не радуется о томъ. Ибо сказано въ Писаніи: кая бо польза человѣку, аще пріобрящетъ міръ весь и отщетитъ душу свою? или что дастъ человѣкъ измѣну на души своей (Матѳ. 16, 26).

Размышляя такъ, онъ сталъ раздавать свое имѣніе бѣднымъ: одѣвалъ нагихъ, посѣщалъ больныхъ, помогалъ вдовамъ и сиротамъ, заступался за обиженныхъ. Но завистникъ рода человѣческаго, видя благочестивую жизнь святаго Арсенія, воздвигъ на него брань. Онъ вложилъ нѣкоторымъ сродникамъ блаженнаго мысль, что юноша не хорошо дѣлаетъ, щедро раздавая родительское имѣніе. Сродники святаго то совѣтовали ему вступить въ бракъ, то поносили и укоряли его, говоря:

— «Смотрите, этотъ святоша разорилъ весь домъ родительскій и безъ дѣла проводитъ свою жизнь».

Но такія слова не смущали благочестиваго юношу. Господь вложилъ ему мысль — отправиться въ Печерскую обитель, гдѣ нѣкогда подвизались и просіяли своими добродѣтелями преподобные Антоній и Ѳеодосій. Отпустивъ на волю всѣхъ рабовъ и раздавъ нищимъ свое имѣніе, юный подвижникъ тайно покинулъ родной городъ и направился въ Кіево-Печерскую обитель, куда его звалъ голосъ, услышанный имъ во снѣ. Придя въ монастырь, святый упалъ на колѣна предъ настоятелемъ и просилъ его:

— «Помилуй меня, отче, помилуй грѣшнаго. Не удаляй меня изъ святой обители; вспомни, что и Христосъ не отвергаетъ кающихся грѣшниковъ».

Такъ усердно просилъ святый игумена Печерскаго. Игуменъ удивился и просилъ его:

— «Почему, чадо, ты такъ сильно сокрушаешься о грѣхахъ своихъ, вѣдь ты еще молодъ возрастомъ».

— «Я великій грѣшникъ, отвѣчалъ святый Арсеній, ибо нѣтъ человѣка, кто бы не согрѣшилъ, если даже онъ прожилъ всего одинъ день. Помилуй меня, отче, и не отгоняй отъ святой обители. Знаю, что и мнѣ нѣкогда предстоитъ явиться на страшное судище Христово, — какой отвѣтъ я дамъ тогда нелицепріятному Судіи?»

Удивился игуменъ отвѣту юноши. Онъ прозрѣлъ своими духовными очами, что на отрокѣ почиваетъ особенная благодать Божія. Но видя, что Арсеній еще молодъ, игуменъ Печерскій сказалъ ему:

— «Трудна жизнь иноческая, много въ ней лишеній и скорбей. Не легко тебѣ будетъ въ такихъ молодыхъ годахъ переносить всѣ подвиги монашескіе. Но много стезей указалъ Господь для спасенія людей. Избери себѣ другой путь, болѣе легкій».

— «Не страшусь я трудовъ иноческихъ, — отвѣчалъ святый, — сладки и пріятны они для меня. Объ одномъ прошу тебя: сдѣлай меня послѣднимъ рабомъ въ святой обители и съ благодарностію я буду исполнять все. Богъ да будетъ моимъ покровителемъ и да помогутъ мнѣ твои святыя молитвы. Твердо помню я слова Писанія: никтоже возложь руку свою на рало и зря вспять, управленъ есть въ Царствіи Божіи (Лук. 6, 62). Только пріими меня, отче».

Удивленный благочестіемъ юноши, игуменъ принялъ Арсенія въ монастырь и облекъ его въ иноческое одѣяніе. Новоначальный инокъ былъ отданъ для руководства добродѣтельному старцу, опытному въ духовныхъ подвигахъ.

Много подвижниковъ, какъ яркія звѣзды, сіяли только въ Кіево-Печерской обители. Добрый примѣръ показывали они благочестивому юношѣ: одинъ отличался твердой вѣрой, другой на Единаго Господа возлагалъ все свое упованіе, тотъ процвѣталъ безмолвіемъ и послушаніемъ, иной велъ побѣдоносную брань съ своей плотью и покорялъ ее духу. Святый Арсеній видѣлъ эти подвиги благочестія и началъ подражать каждому изъ нихъ, стараясь не оставлять ни одного добраго примѣра. Съ величайшимъ смиреніемъ онъ исполнялъ всѣ повелѣнія игумена и другихъ иноковъ, непрестанно работалъ, не пропускалъ ни одной Божественной службы, довольствовался самой скудной пищей, лишь на самое короткое время забывался сномъ.

Въ Печерской обители было принято, чтобы всякій инокъ проходилъ всѣ степени послушанія, начиная съ самыхъ низшихъ до болѣе высокихъ. Подобно прочимъ и святый Арсеній исполнялъ всѣ послушанія, и проходилъ онъ ихъ съ великой ревностью. День и ночь трудился, не оставляя рукъ своихъ въ праздности ни на одинъ часъ: готовилъ пищу для братіи, кололъ дрова и носилъ воду; никто никогда не слыхалъ отъ него слова ропотнаго или празднаго. Онъ такъ украсилъ себя добродѣтелями, что былъ выше всѣхъ иноковъ въ обители. Братія удивлялись его усерднымъ трудамъ и незлобію.

Въ Кіевѣ тогда проживалъ святый Кипріанъ, будущій святитель Московскій [2]. Увидѣвъ, что Арсеній отличается острымъ разумомъ и преуспѣваетъ въ добродѣтеляхъ, онъ приблизилъ къ себѣ и полюбилъ молодого инока, часто бесѣдовалъ съ нимъ, наставляя его въ заповѣдяхъ Божіяхъ. И когда святый Кипріанъ занялъ престолъ Московской митрополіи, онъ не пожелалъ разлучаться со святымъ Арсеніемъ. Святитель взялъ его съ собою въ Москву, поставилъ во архидіаконы и поручилъ ему завѣдывать письмоводствомъ [3]. Сначала святый Арсеній просилъ не налагать на него бремени, говорилъ, что хотѣлъ бы въ тишинѣ молиться и подвизаться въ добродѣтеляхъ. Но потомъ, убѣжденный святителемъ, онъ согласился, — только просилъ не возводить его на высшія степени священства.

Между тѣмъ на родинѣ блаженнаго Арсенія — въ Твери возникли нестроенія. Тверской епископъ Евѳимій [4] внесъ немалое смущеніе въ свою паству; отличаясь неуступчивымъ характеромъ, вступался онъ въ мірскія дѣла; не имѣя смиренія христіанскаго, онъ отличался великою гордостью и тщеславнымъ высокоуміемъ. Своимъ поведеніемъ епископъ вооружилъ противъ себя не только князя и бояръ, но и духовенство, монаховъ и простыхъ мірянъ. Тверской князь Михаилъ Александровичъ [5], видя, что раздоръ умножается, отправилъ въ Москву посольство и звалъ митрополита Кипріана пріѣхать въ Тверь, чтобы разсудить дѣло. Святый митрополитъ Кипріанъ отправился въ Тверь, пригласивъ съ собою двухъ греческихъ митрополитовъ Михаила и Никандра, святаго Стефана, епископа Пермскаго, епископа Смоленскаго Михаила, взялъ святаго Арсенія, многихъ архимандритовъ и игуменовъ. Когда освященный соборъ приближался къ Твери, самъ князь Михаилъ со множествомъ народа вышелъ ему навстрѣчу и съ честію принялъ прибывшихъ. Лишь только Кипріанъ съ прочими отцами достигъ города, тотчасъ же отправился въ церковь во имя честнаго и славнаго Преображенія, совершилъ здѣсь сначала молебенъ, потомъ Божественную литургію и преподалъ всѣмъ свое благословеніе.

Четыре дня спустя митрополитъ со всѣмъ освященнымъ соборомъ разбиралъ дѣло Тверскаго епископа. Евѳимій сначала защищался. Но отцы собора обличили его неправыя дѣянія; его лишили сана и послали на заточеніе въ Московскій Чудовъ монастырь.

Уже давно въ Твери знали о добродѣтельной жизни святаго Арсенія. Теперь же князь Михаилъ просилъ митрополита поставить его епископомъ въ свой городъ.

— «Я думаю, что Арсеній можетъ утвердить миръ и тишину въ нашемъ городѣ, — говорилъ князь митрополиту. Другого мужа, болѣе добродѣтельнаго и болѣе достойнаго, я не знаю. Къ тому же онъ и родился здѣсь. Не только я, но многіе граждане знаютъ его и его благочестивыхъ родителей».

Преосвященный Кипріанъ одобрилъ намѣреніе князя и призвалъ Арсенія. Когда святый услышалъ о желаніи князя, онъ рѣшительно отказался:

— «Простите мнѣ, господа мои, я человѣкъ грѣшный и недостоинъ такого сана. Призываю Господа въ свидѣтели, что я никогда не имѣлъ и нынѣ не имѣю другого желанія, кромѣ того, чтобы въ уединеніи оплакивать грѣхи свои. Посему я и ранѣе отказался отъ сана пресвитерскаго; объ епископствѣ же мнѣ грѣшно и помышлять».

Долго еще отказывался святый, но наконецъ князь и митрополитъ сказали ему:

— «Если не хочешь повиноваться нашей волѣ, то мы съ освященнымъ соборомъ имѣемъ власть наложить на тебя запрещеніе».

Святый Арсеній не захотѣлъ болѣе противиться и далъ свое согласіе. Такъ онъ былъ избранъ епископомъ (24 іюля 1390 г.), но страшился бремени управленія, боялся раздоровъ и мятежей, которые не успѣли утихнуть въ Твери послѣ удаленія епископа Евѳимія, и всей душой желалъ подвизаться наединѣ. Посему, спустя нѣкоторое время, святый Арсеній вторично обратился съ просьбой къ митрополиту Кипріану, чтобы снялъ съ него столь тяжелое бремя. Но митрополитъ ободрилъ и снова уговорилъ его. Видя въ семъ Промыслъ Божій, Арсеній покорился волѣ митрополита и 15 августа 1390 года былъ рукоположенъ въ епископа Тверскаго.

Вступивъ на архипастырскій престолъ, святый Арсеній болѣе всего старался утвердить миръ и согласіе въ своемъ духовномъ стадѣ, истребить мятежъ. Ревностно проповѣдывалъ онъ слово Божіе; всѣхъ, кто приходилъ къ нему, святый Арсеній поучалъ, какъ чадолюбивый отецъ; въ храмѣ Божіемъ назидалъ свою паству, какъ заботливый пастырь. Онъ всегда помнилъ слова пророка Іезекіиля: сыне человѣчь, въ стража дахъ тя дому Израилеву, и услышиши отъ устъ Моихъ слово и проповѣси имъ отъ Мене (Іез. 33, 7). Такъ поучалъ всѣхъ святитель и своимъ словомъ привлекалъ къ себѣ всѣхъ. Граждане Тверскіе съ великимъ усердіемъ стремились слушать своего учительнаго пастыря. Въ самой своей жизни святый Арсеній подавалъ всѣмъ добрый примѣръ: со вступленіемъ на престолъ онъ сталъ вести еще болѣе суровую и строгую жизнь, совершенно подчинилъ плоть свою духу. Всѣ удивлялись чистотѣ его жизни и непрестанному бдѣнію. Строгій къ самому себѣ, онъ кротко обращался съ другими и былъ милостивъ къ бѣднымъ: защищалъ притѣсняемыхъ, раздавалъ одѣянія и пищу неимущимъ, выкулалъ рабовъ и плѣнныхъ. Слава о его добродѣтельной жизни далеко распространялась повсюду; многіе приходили издалека, прося его молитвъ и благословенія.

За свою добрую жизнь святый удостоился воспріять отъ Господа даръ чудотвореній. Много народа стекалось къ нему; всѣ, кто былъ одержимъ какимъ-либо недугомъ, обращались къ святому, и, по милости Божіей, онъ подавалъ раздичныя исцѣленія. На однихъ больныхъ возлагалъ руки, надъ другими читалъ молитвы, иныхъ благословлялъ и окроплялъ святой водой, или помазывалъ елеемъ — всѣхъ исцѣлялъ онъ усердной молитвой къ Господу.

Находясь въ Твери, святый Арсеній не забывалъ и обители Печерской, гдѣ положилъ начало своимъ иноческимъ трудамъ, и постоянно памятовалъ о жизни ея преподобныхъ основателей — Антонія и Ѳеодосія. Святитель помыслилъ основать свой монастырь, напоминающій ему Печерскій и желалъ, чтобы въ немъ было положено его тѣло. О своемъ намѣреніи святый Арсеній сказалъ князю Тверскому. Князь похвалилъ доброе желаніе святителя и самъ обѣщался помогать ему во время постройки монастыря, снабдить его земельными угодіями, необходимыми для его содержанія. Тогда святитель избралъ на рѣкѣ Тмакѣ, въ 4 верстахъ отъ города Твери, одно мѣсто, которое ему сильно понравилось. Оно называлось Желтиково. Призвавъ Божіе благословеніе, онъ повелѣлъ построить здѣсь деревянную церковь во имя преподобныхъ Антонія и Ѳеодосія Печерскихъ, своихъ великихъ наставниковъ. Устроивъ келліи, святый собралъ братію, поставилъ имъ игумена. Это произошло въ 1394 году. Спустя десять лѣтъ, святитель заложилъ въ Желтиковомъ монастырѣ каменный храмъ и освятилъ его во имя Пречистой Богоматери, честнаго и славнаго Ея Успенія, конечно помня Успенскій храмъ Печерскаго монастыря. Церковь освящена 30 августа 1405 года; она была благолѣпно украшена и расписана живописью. Великій князь Тверской исполнилъ свое обѣщаніе, — пожертвовалъ монастырю нѣсколько вотчинъ. Святитель часто пріѣзжалъ въ свою обитель и принималъ участіе въ трудахъ братіи, показывая всѣмъ примѣръ монашеской жизни. Онъ не искалъ среди братіи чести и славы, но въ монастырѣ, устроенномъ имъ самимъ, желалъ быть простымъ инокомъ. Великій своими добродѣтелями, онъ наставлялъ и просвѣщалъ всю братію: какъ мѣсяцъ сіяетъ между звѣздами, такъ и святый Арсеній блисталъ своимъ благочестіемъ среди иноковъ обители. Желтиковъ монастырь святитель желалъ сдѣлать мѣстомъ своего упокоенія. Своими руками онъ вытесалъ себѣ здѣсь изъ бѣлаго камня гробницу, а изъ другого крышку къ ней.

Желая, чтобы иноки новой обители всегда назидались подвигами Печерскихъ отцовъ, святый Арсеній повелѣлъ списать древній Патерикъ Печерскій, — книгу, въ которой изложены были подвиги и великіе труды святыхъ Кіево-Печерскихъ подвижниковъ [6]. Отсюда видно, что святитель старался и дѣломъ, и словомъ, и назидательными писаніями просвѣщать и поучать свою паству; онъ непрестанно носилъ въ своемъ сердцѣ слова Писанія: рабу Господню не подобаетъ свáритися, но тиху быти ко всѣмъ, учительну, незлобиву (2 Тим. 2, 24). Такимъ пастыремъ и былъ святый Арсеній. Немало церквей Божіихъ построилъ онъ въ самомъ городѣ и въ его окрестностяхъ; онъ же возобновилъ и главный Спасо-Преображенскій соборъ въ Твери.

Князь Тверской Михаилъ искренно уважалъ достойнаго пастыря. Онъ часто бесѣдовалъ со святымъ Арсеніемъ и получалъ немалую душевную пользу отъ сихъ бесѣдъ. Кроткія слова святителя глубоко западали въ сердце князя. Наставляемый святителемъ, великій князь строилъ храмы Божіи, творилъ дѣла милосердія, помогалъ неимущимъ въ своемъ княжествѣ и посылалъ милостыню въ Царьградъ. Чувствуя приближеніе своей кончины, князь изъявилъ желаніе воспринять иноческій образъ. Святый Арсеній одобрилъ его благое намѣреніе, постригъ князя, при чемъ нарекъ его въ иночествѣ Матѳеемъ, и вскорѣ послѣ того, напутствуемый святителемъ, инокъ-князь отошелъ изъ сей временной жизни. Любя миръ, святый Арсеній старался всегда примирять враждовавшихъ. Въ то время часто происходили раздоры между князьями, и святитель всегда старался положить конецъ княжескимъ распрямъ. Съ Божіей помощію ему удалось въ 1403 году примирить Тверскаго князя Іоанна Михайловича съ братомъ его, Кашинскимъ княземъ Василіемъ Михайловичемъ, котораго Тверской князь обидѣлъ. Но спустя нѣкоторое время вражда между князьями-братьями снова возгорѣлась. Тогда святитель, грозя страшнымъ Божіимъ гнѣвомъ и вѣчнымъ осужденіемъ, положилъ конецъ сей враждѣ въ день праздника Животворящей Троицы 1406 года.

Примиряя враждующихъ, святитель старался обходиться со всѣми тихо и кротко: никого не позволялъ обидѣть, всякій приходившій къ нему находилъ защиту и прибѣжище; святый былъ защитникомъ сиротъ и вдовъ, съ любовью обходился съ нищими и убогими, ободрялъ ослабѣвшихъ, всѣмъ помогалъ добрымъ совѣтомъ, деньгами или отеческимъ наставленіемъ. Подражая Небесному Пастырю Христу, онъ всегда заботился о заблуждавшихся овцахъ своего стада и вводилъ ихъ въ ограду покаянія.

Святитель Кипріанъ не разъ вызывалъ святаго Арсенія въ Москву для соборныхъ совѣщаній.

Блаженная кончина святителя Арсенія послѣдовала великимъ постомъ 1409 года. Къ сборному воскресенью духовенство Тверской епархіи съѣхалось въ Тверь на обычный, ежегодный соборъ [7]. Въ воскресенье оно привѣтствовало своего владыку; во вторникъ святый Арсеній произносилъ поученіе къ пастырямъ, наставлялъ ихъ въ дѣлахъ пастырскаго служенія, и рѣшалъ дѣла; въ тотъ же день онъ благословилъ собравшихся пастырей, простился съ ними и распустилъ соборъ. Въ четвергъ второй седмицы святитель тяжко заболѣлъ и лишился языка. Утромъ въ пятокъ (1 марта) пришелъ къ нему великій князь Іоаннъ Михайловичъ [8] съ братіею и боярами; онъ созвалъ архимандритовъ, игуменовъ и священниковъ, чтобы совершить елеосвященіе надъ заболѣвшимъ святителемъ. У одра больного сидѣли десять чернецовъ, которые желали услышать отъ своего епископа прощальное слово. Но онъ былъ безмолвенъ. Слѣдующею ночью святый Арсеній скончался. 19 лѣтъ и 7 мѣсяцевъ съ великой ревностью онъ пасъ врученное ему Богомъ словесное стадо. Услышавъ о кончинѣ праведнаго святителя, князь Іоаннъ Михайловичъ со множествомъ народа пришелъ къ его мощамъ. Всѣ скорбѣли и плакали: «померкло солнце наше, лишились мы добраго пастыря и отца».

На другой день мощи святаго Арсенія были вынесены изъ архіерейскаго дома въ соборную церковь, гдѣ граждане Тверскіе прощались съ своимъ пастыремъ, и погребены въ Желтиковомъ монастырѣ, въ притворѣ праваго придѣла Успенской церкви (во имя Нерукотвореннаго образа), въ той самой каменной гробницѣ, которую святитель изготовилъ своими руками.

При погребеніи его было много недужныхъ. Они просили святаго объ исцѣленіи — и получали облегченіе отъ своихъ недуговъ. Таково было житіе святаго Арсенія, такова была его блаженная кончина; нынѣ же онъ предстоитъ предъ престоломъ Господнимъ вмѣстѣ съ ангелами, славя Пресвятую Троицу: Отца, Сына и Святаго Духа.

По смерти святаго Арсенія, граждане не переставали чтить его память. Видя чудеса, проистекавшія отъ его гроба, благочестивые жители Твери призывали въ молитвахъ святителя Арсенія и получали помощь и заступленіе въ бѣдахъ. По истеченіи 74 лѣтъ послѣ его преставленія (въ 1483 году), епископъ Тверской Вассіанъ [9], по повелѣнію царя Іоанна Васильевича, восхотѣлъ открыть его мощи. Собравъ соборъ со множествомъ народа, онъ направился къ Желтикову монастырю. Гробъ, въ которомъ почивали мощи угодника Божія, былъ вынутъ изъ земли и внесенъ въ соборный храмъ. Когда открыли крышку, вся церковь наполнилась благоуханіемъ. Тлѣніе не коснулось мощей святаго Арсенія, даже самыя ризы оставались совершенно цѣлыми. Тогда епископъ повелѣлъ снова покрыть гробъ крышкой, приказалъ написать образъ святаго (онъ цѣлъ и донынѣ) и поставилъ его у гроба на поклоненіе приходящимъ. На гробъ былъ возложенъ покровъ съ изображеніемъ чудотворца. По благословенію епископа Вассіана составлена была и служба святому Арсенію. Тогда было установлено мѣстное празднованіе ему въ Желтиковомъ монастырѣ. Съ того времени еще болѣе чудесъ стало совершаться при его гробѣ. Мѣстное празднованіе святителя Арсенія въ Твери установлено Московскимъ соборомъ 1547 года.

Наиболѣе замѣчательное и разительное изъ чудесъ святаго Арсенія произошло въ 1566 году. Въ то время въ Твери проживалъ одинъ рыболовъ, по имени Терентій. Сначала онъ имѣлъ великую вѣру ко святому Арсенію, а потомъ впалъ въ невѣріе и подвергся изступленію ума. Родители привезли его въ Желтикову обитель, надѣясь, что сынъ ихъ здѣсь получитъ исцѣленіе. Но онъ умеръ. Спустя два дня внесли его тѣло въ храмъ Пречистой Богородицы, гдѣ почивали святыя мощи. Родители сильно скорбѣли, даже роптали на святителя:

— «Мы надѣялись получить отъ тебя милость, а сынъ нашъ умеръ. Погасаетъ у насъ усердіе къ тебѣ, и вѣра наша оскудѣваетъ».

Не потерпѣлъ Господь такихъ укорительныхъ рѣчей на Своего угодника. Во время чтенія Евангелія мертвецъ вдругъ поднялся и сталъ горько плакать о своемъ прегрѣшеніи. Каялись и родители Терентія въ своемъ ропотѣ на святаго.

Акакій, бывшій тогда епископомъ Тверскимъ [10], мужъ праведный и благочестивый, самъ видѣлъ воскресшаго и удостовѣрился въ дѣйствительности происшествія.

Въ 1606 году, когда Русская земля страдала отъ нашествія поляковъ и литовцевъ, непріятели силою опустошили многія области русскаго государства, и въ томъ числѣ Тверскую обитель. Не пощадили враги и Желтиковой обители. Они ворвались въ нее, думая найти много сокровищъ. Но иноки заблаговременно успѣли скрыть монастырскія сокровища и сами удалились въ Тверь. Только на мощахъ святаго оставался шитый золотомъ покровъ съ его изображеніемъ. Не найдя ничего въ обители, враги были сильно обмануты въ своихъ ожиданіяхъ. Одинъ изъ непріятелей, досадуя на неудачу, схватилъ съ мощей святаго покровъ и положилъ на своего коня. Но лишь только онъ сѣлъ на лошадь, какъ вдругъ невѣдомою силой лошадь и всадникъ были приподняты на воздухъ, потомъ низвергнуты на землю. Отъ сильнаго удара они умерли, а покровъ дивнымъ образомъ поднялся на крышу Успенскаго храма. Покровъ этотъ и донынѣ сохраняется въ монастырѣ.

Въ 1637 году въ обители строили новый соборный каменный храмъ. Посему мощи святителя были перенесены на время въ деревянную церковь преподобныхъ Антонія и Ѳеодосія Печерскихъ. Одинъ изъ братіи, по имени Гермогенъ, въ нетрезвомъ состояніи зашелъ послѣ вечерни въ церковь и заснулъ недалеко отъ мощей святителя. Проснувшись ночью, онъ былъ пораженъ дивнымъ видѣніемъ. Храмъ былъ ярко освѣщенъ; святый Арсеній приподнялся и сѣлъ на своей каменной гробницѣ. Гермогенъ, объятый ужасомъ, хотѣлъ было бѣжать. Но святый Арсеній, взглянувъ на него, грозно сказалъ:

— «Зачѣмъ ты, дерзновенный, нетрезвымъ вошелъ въ храмъ Божій?»

Гермогенъ упалъ, какъ мертвый. Долго лежалъ онъ, но потомъ, придя въ себя, сь большимъ трудомъ вышелъ изъ храма сѣверными дверями, которыя запирались извнутри. Послѣ того долго былъ онъ боленъ. Но святитель хотѣлъ только вразумить неразумнаго и избавить отъ порока. Когда Гермогенъ, чистосердечно исповѣдавъ предъ всѣми свой грѣхъ, просилъ у святителя прощенія, онъ получилъ исцѣленіе отъ своего недуга предъ мощами святаго Арсенія.

Часто святый угодникъ Божій являлъ страждущимъ свою дивную помощь и по его молитвамъ болящіе получали исцѣленіе. Изъ многихъ чудотвореній упомянемъ о слѣдующемъ:

Въ Твери проживалъ отрокъ Герасимъ, сынъ священника Василія. На свадебномъ пиру Герасима напоили виномъ, смѣшаннымъ съ ядовитымъ зельемъ. Онъ сильно заболѣлъ и уже помышлялъ о смерти. Страдая, Герасимъ обратился къ безмездному цѣлителю — святому Арсенію, пришелъ къ его мощамъ въ день его памяти (2 марта), усердно молился, и угодникъ Божій дивнымъ образомъ исцѣлилъ болящаго отрока.

Спустя много лѣтъ Герасимъ, сдѣлавшись клирикомъ, переселился на жительство въ Москву. Въ его домѣ проживала племянница его Дарья, которая долго страдала болѣзнью глазъ. Чѣмъ больше проходило времени, тѣмъ болѣе болѣзнь усиливалась, такъ что Дарья не могла даже спать по ночамъ и все время стонала. Смотрѣть на свѣтъ она была не въ силахъ. Наконецъ, въ день памяти святаго Арсенія священникъ изъ храма, посвященнаго его имени, пришелъ въ домъ Герасима со святою водою и омылъ ею глаза Дарьи. Она тотчасъ исцѣлилась.

Велико было изумленіе Герасима, когда онъ увидѣлъ свою племянницу здоровой. И ранѣе питалъ онъ благодарность къ своему небесному заступнику. Видя же новую милость его, Герасимъ пожелалъ имѣть у себя дома службу и житіе его. Но въ Москвѣ житія святаго Арсенія не нашлось. По просьбѣ Герасима, архимандритъ Желтиковой обители прислалъ ему житіе и канонъ святителя и просилъ, по прочтеніи, обратно прислать ихъ въ монастырь. Герасимъ поспѣшно началъ переписывать житіе. Но съ нимъ случилось несчастіе. Когда передъ началомъ своей работы онъ молился, то, поклонившись въ землю, попалъ правымъ глазомъ на торчавшій на полу гвоздь. Онъ едва могъ подняться на ноги и громко возопилъ:

— «О, Владыко, Господи, смилуйся надо мной грѣшнымъ!»

Въ домѣ Герасима проживали тогда иноки изъ Желтиковой обители Іона и Ѳеофилъ, которые привезли житіе святаго Арсенія. Видя мученіе Герасима, они стали обтирать кровь, струившуюся изъ раны, и совѣтовали Герасиму помолиться Арсенію. Лишь только Герасимъ сталъ просить святителя о своемъ исцѣленіи, кровь тотчасъ же перестала течь. Тогда всѣ увидѣли, что Герасимъ раздробилъ себѣ вѣко и бровь, но самый глазъ по милости Божіей остался цѣлъ. Вскорѣ рана зажила совершенно, и Герасимъ съ благодарностью и умиленнымъ сердцемъ дописалъ житіе святителя, по молитвамъ котораго такъ скоро получилъ исцѣленіе.

При архимандритѣ Савватіи [11] произошло слѣдующее дивное чудо. Одинъ крестьянинъ, жившій близъ обители святаго Арсенія, закопалъ въ лѣсу свое сокровище, желая сохранить его. Спустя нѣсколько времени сей человѣкъ пришелъ опять туда, гдѣ были спрятаны его деньги, началъ отыскивать ихъ, но не могъ найти. Крестьянинъ впалъ въ великую скорбь, началъ тужить и плакать. Онъ хотѣлъ даже повѣситься и уже накинулъ петлю на дерево. Вдругъ предъ нимъ предсталъ благообразный мужъ и сказалъ:

— «Зачѣмъ ты, чадо, умыслилъ злое въ сердцѣ своемъ? Зачѣмъ хочешь ты погубить свою душу и обречь себя на вѣчное мученіе?»

На крестьянина напалъ трепетъ: онъ началъ плакать. На вопросъ дивнаго мужа, почему онъ такъ горько плачетъ, крестьянинъ сказалъ, что онъ спряталъ свои деньги и не можетъ отыскать.

Благообразный мужъ ударилъ жезломъ въ землю и сказалъ:

— «Въ семъ мѣстѣ ты найдешь то, что ищешь».

Крестьянинъ, раскопавъ землю, нашелъ свое сокровище. Пораженный этимъ, онъ сталъ благодарить явившагося и спросилъ его:

— «Откуда ты, честный отче, и какъ твое имя, чтобы я могъ возблагодарить тебя за свое спасеніе и за нахожденіе сокровища?»

— «Я — Арсеній и живу въ обители, построенной моими трудами. Ступай туда и воздай достойное благодареніе Богу».

Крестьянинъ хотѣлъ было пасть на колѣни предъ старцемъ, но онъ сталъ невидимъ. Тогда крестьянинъ понялъ, что благообразный мужъ былъ самъ святый Арсеній; придя въ Желтикову обитель, онъ благодарилъ Бога и Его угодника и разсказалъ все, что съ нимъ произошло.

Въ 1657 году у раки святаго Арсенія произошло новое чудо. Въ Желтиковой обители проживалъ тогда діаконъ Іоаннъ. Наущаемый діаволомъ, онъ замыслилъ украсть серебряную и золотую утварь изъ храма, гдѣ почивали мощи святителя. Однажды въ полдень онъ испросилъ у пономаря ключи отъ храма, вошелъ въ церковь и взялъ всю утварь серебряную и золотую, которая стояла недалеко отъ раки преподобнаго. Побуждаемнй жадностію, онъ хотѣлъ еще взять съ мощей и серебряную панагію, которую святый носилъ на себѣ во время своей жизни. Вдругъ невѣдомой силой вора такъ далеко отбросило отъ святыхъ мощей, что онъ ударился о церковный помостъ и лишился чувствъ. Чрезъ нѣсколько времени вошедшіе въ храмъ иноки увидѣли, что Іоаннъ лежитъ посреди церкви какъ мертвый. Понявъ случившееся, они вынесли его изъ церкви, отправили въ Тверь къ архіепископу Іоасафу [12] и разсказали все, что видѣли. Самъ же Іоаннъ ничего не могъ говорить: не владѣлъ языкомъ и весь былъ разслабленъ. По повелѣнію епископа, разслабленнаго діакона опять отвезли въ монастырь и затѣмъ приводили въ церковь. Мало-по-малу онъ началъ приходить въ себя и, наконецъ, раскаявшись, совершенно выздоровѣлъ.

Много другихъ чудотвореній проистекало отъ святыхъ мощей славнаго святителя и пастыря стада Христова по благодати Господа нашего Іисуса Христа [13]. Слава Богу во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Древнее житіе святаго Арсенія написано въ концѣ XV в. инокомъ Ѳеодосіемъ. Чудеса святителя описаны во второй половинѣ XVI и въ XVII стол.
[2] Св. Кипріанъ поставленъ митрополитомъ Кіевскимъ и всея Руси 2 декабря 1375 г. Въ Кіевъ онъ пріѣхалъ въ слѣдующемъ, 1376 году, и проживалъ здѣсь до утвержденія на Московской каѳедрѣ въ маѣ 1381 г.
[3] Другими словами: митр. Кипріанъ сдѣлалъ св. Арсенія своимъ секретаремъ.
[4] Евѳимій (по прозванію Вислень) поставленъ епископомъ Тверскимъ 9 марта 1374 года.
[5] Михаилъ Александровичъ былъ великимъ княземъ Тверскимъ съ 1339 по 1399 г. Предъ смертью онъ принялъ иночество съ именемъ Матѳея.
[6] Слово «Патерикъ» значитъ «Отечникъ», т. е. книга объ отцахъ. Книга Патерикъ представляетъ собраніе краткихъ разсказовъ о подвижникахъ или ихъ изреченій. Въ составъ Печерскаго Патерика, списаннаго по повелѣнію святаго Арсенія, входятъ: Житіе преп. Ѳеодосія Печерскаго, написанное преп. Несторомъ; Сказаніе лѣтописи объ основаніи Печерскаго монастыря; Собраніе сказаній Симона, епископа Владимірскаго, и Поликарпа, инока Печерскаго, о печерскихъ подвижникахъ.
[7] «Сборнымъ воскресеньемъ» (или короче — «сборъ», «зборъ», «честной сборъ») въ древности называлось воскресенье послѣ первой седмицы великаго поста, недѣля православія и это потому, что въ этотъ день ежегодно съѣзжались къ епископу священники и составляли епархіальный соборъ.
[8] Іоаннъ Михайловичъ былъ великимъ княземъ Тверскимъ съ 1499 по 1525 г. Предъ кончиной принялъ иноческое постриженіе съ именемъ Іова.
[9] Епископъ Вассіанъ (въ мірѣ князь Стригинъ-Оболенскій) управлялъ Тверскою епархіей съ 1477 по 1508 годъ.
[10] Епископъ Акакій управлялъ Тверской епархіей съ 1522 г. по 1567 г.
[11] Архимандритовъ съ именемъ Савватія извѣстно два: первый поступилъ въ 1566 г., второй упоминается въ 1650 г. Здѣсь разумѣется второй.
[12] Архіепископъ Іоасафъ управлялъ Тверской епархіей съ 1657 по 1676 годъ.
[13] Послѣ обрѣтенія мощи святаго Арсенія лежали въ бѣлокаменной гробницѣ, вытесанной его руками; потомъ при патріархѣ Никонѣ въ 1655 г. онѣ были переложены въ раку святаго Филиппа и на этотъ праздникъ составлена была служба. Въ 1734 году Тверскіе граждане Иванъ и Максимъ Янковскіе и Василій Волчаниновъ устроили для мощей чудотворца серебряную раку, въ которой онѣ почиваютъ и донынѣ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга седьмая: Мѣсяцъ Мартъ. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 50-64.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0