Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 19 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюнь.
День двадцать девятый.

Житіе, подвиги и страданіе святаго славнаго и всехвальнаго верховнаго апостола Павла.

Въ то время въ Іерусалимѣ и въ окрестныхъ городахъ и странахъ святые апостолы распространяли благовѣстіе Христово; присемъ у нихъ часто происходили долгіе споры съ фарисеями и саддукеями (отвергавшими преданіе и не вѣрившими въ безсмертіе души) и со всѣми книжниками и законоучителями іудейскими, которые постоянно ненавидѣли и преслѣдовали проповѣдниковъ Христовыхъ. Ненавидѣлъ святыхъ апостоловъ и Савлъ, и даже слушать не хотѣлъ проповѣди о Христѣ, издѣвался надъ Варнавою (уже ставшимъ апостоломъ Христовымъ), и произносилъ хулу на Господа Христа. А когда святый первомученикъ Стефанъ былъ побиваемъ камнями отъ іудеевъ, Савлъ не только не сожалѣлъ о родной ему крови, невинно проливаемой, но и одобрялъ убійство и сторожилъ одежды іудеевъ, поражавшихъ Стефана. Послѣ того, испросивъ себѣ полномочіе отъ архіереевъ и старѣйшинъ іудейскихъ, онъ еще съ большею яростію терзалъ церковь (собраніе вѣрныхъ), входя въ домы и схватывая мужчинъ и женщинъ, отсылалъ ихъ въ темницы. Не удовлетворяясь гоненіемъ вѣрныхъ въ Іерусалимѣ и продолжая дышать угрозами и убійствомъ на учениковъ Господа, онъ отправился и въ Дамаскъ [3] съ письмами первосвященника къ синагогамъ, чтобы и тамъ, кого найдетъ изъ вѣрующихъ въ Христа, и мужчинъ и женщинъ, связавъ, приводить въ Іерусалимъ. Это происходило въ царствованіе Тиверія [4].

Когда Савлъ приближался уже къ Дамаску, вдругъ осіялъ его свѣтъ съ неба (такъ внезапно, сильно и ослѣпительно, что онъ упалъ на землю), и въ то же мгновеніе онъ услышалъ голосъ, говорившій ему:

— «Савле, Савле, что Мя гониши?»

Онъ же, полный изумленія, спросилъ:

— «Кто еси Господи?»

Господь же сказалъ:

— «Азъ есмь Іисусъ, Егоже ты гониши: жестоко ти есть противу рожна прати» [5].

Савлъ въ трепетѣ и ужасѣ спросилъ:

— «Господи, что мя хощеши творити?»

И Господь сказалъ:

— «Востани и вниди во градъ, и речется ти, что ти подобаетъ творити» (Дѣян. 9, 4-6).

Въ ужасѣ были и воины, шедшіе съ Савломъ и, пораженные необыкновеннымъ свѣтомъ, стояли въ оцѣпенѣніи: голосъ, говоряшій къ Савлу, они слышали, а никого не видѣли.

По повелѣнію Господа, Савлъ всталъ съ земли и съ открытыми глазами своими ничего не видѣлъ: ослѣпли тѣлесныя его очи, но начали прозирать очи духовныя.

Проводники и помощники Савла повели его за руку и привели въ Дамаскъ; тамъ онъ пробылъ три дня, ничего не видя, и въ чувствѣ раскаянія не ѣлъ и не пилъ, и только непрестанно молился, чтобы Господь открылъ ему волю Свою.

Въ Дамаскѣ же былъ святый апостолъ Ананія [6], которому Господь, явясь въ видѣніи, повелѣлъ отыскать Савла, жившаго въ дому нѣкоего мужа, по имени Іуды, и просвѣтить тѣлесныя его очи прикосновеніемъ, а душевныя — святымъ крещеніемъ.

Апостолъ отвѣчалъ:

— «Господи, слышахъ отъ многихъ о мужи семъ, колика зла сотвори святымъ [7] Твоимъ во Іерусалимѣ: и здѣ имать власть отъ архіерей, связати вся нарицающія имя Твое».

Но Господь сказалъ ему:

— «Иди, яко сосудъ избранъ Ми есть сей, пронести имя Мое предъ языки и царьми и сынми Израилевыми. Азъ бо скажу ему, елика подобаетъ ему о имени Моемъ пострадати» (Дѣян. 9, 13-16) [8].

Святый Ананія, отправясь по повелѣнію Господню и отыскавъ Савла, возложилъ на него руки: и тотчасъ какъ бы чешуя отпала отъ глазъ его, вдругъ онъ прозрѣлъ и, вставъ, принялъ крещеніе и исполнился Духа Святаго, посвящающаго его въ апостольское служеніе, и переименованъ былъ изъ Савла въ Павла, и немедленно началъ проповѣдывать въ синагогахъ объ Іисусѣ, что Онъ есть Сынъ Божій [9].

И всѣ слышавшіе удивлялись (этой перемѣнѣ въ мысляхъ гонителя Церкви Христовой) и говорили:

— «Не сей ли есть гонивый во Іерусалимѣ нарицающія имя сіе? И здѣ на сіе пріиде, да связаны тыя приведетъ ко архіереемъ» (Дѣян. 9, 21)?

А Савлъ болѣе и болѣе укрѣплялся въ вѣрѣ и приводилъ въ замѣшательство іудеевъ, живущихъ въ Дамаскѣ, доказывая имъ, что Сей есть Христосъ (т. е. обѣтованный Мессія). Іудеи наконецъ воспылали на него гнѣвомъ, согласились убить его и сторожили у воротъ городскихъ день и ночь, чтобы онъ не убѣжалъ отъ нихъ. Ученики же Христовы, бывшіе въ Дамаскѣ съ Ананіемъ, узнавши о совѣщаніи іудеевъ, рѣшившихъ убить Павла, взяли его и ночью въ корзинѣ спустили изъ окна дома, примыкавшаго къ городской стѣнѣ. Онъ же, вышедши изъ Дамаска, не тотчасъ направился, къ Іерусалиму, но прежде пошелъ въ Аравію [10], какъ самъ о томъ пишетъ въ посланіи къ Галатамъ:

— «Не приложихся (говоритъ) плоти и крови, ни взыдохъ во Іерусалимъ къ первѣйшымъ мене апостоломъ, но идохъ во Аравію, и паки возвратихся въ Дамаскъ. Потомъ же по тріехъ лѣтѣхъ взыдохъ во Іерусалимъ соглядати Петра» (Гал. 1, 16-18).

Пришедши же въ Іерусалимъ, Павелъ святый старался присоединиться къ ученикамъ Господа, но тѣ опасались сего, не вѣря, что и онъ уже ученикъ Господень. Святый же апостолъ Варнава, увидѣвъ его и убѣдившись въ обращеніи его ко Христу, обрадовался и, взявъ его за руку, привелъ къ апостоламъ, и Павелъ разсказалъ имъ, какъ онъ на пути видѣлъ Господа, и что сказалъ ему Господь, и какъ онъ — Павелъ — въ Дамаскѣ смѣло проповѣдывалъ во имя Іисуса. И святые апостолы исполнились радости и прославили Господа Христа. Павелъ же святый и въ Іерусалимѣ о имени Господа Іисуса состязался съ іудеями и еллинистами [11] и доказывалъ имъ, что Іисусъ есть предсказанный пророками Христосъ.

Однажды, стоя въ церкви и молясь, Павелъ неожиданно и непроизвольно пришелъ въ изступленіе [12] и увидѣлъ Господа. Господь сказалъ ему:

— «Потщися и изыди скоро изъ Іерусдлима, зане не пріимутъ свидѣтельства твоего, еже о Мнѣ» (Дѣян. 22, 18).

Павелъ же сказалъ:

— «Господи, сами вѣдятъ, яко азъ бѣхъ всаждая въ темницу и бія по сонмищахъ вѣрующія въ Тя. И егда изливашеся кровь Стефана свидѣтеля Твоего, и самъ бѣхъ стоя и соизволяя убіенію его и стрегій ризъ убивающихъ его» (Дѣян. 22, 19-20).

И сказалъ ему Господь:

— «Иди, яко Азъ во языки далече послю тя» (Дѣян. 22, 21).

Послѣ видѣнія, святый Павелъ, хотя и желалъ еще нѣсколько дней пробыть въ Іерусалимѣ, утѣшаясь свиданіемъ и бесѣдою съ апостолами, но не могъ: іудеи, съ коими онъ спорилъ о Христѣ, разъярились и хотѣли убить его. Узнавъ о семъ, іерусалимскіе христіане проводили его въ Кесарію [13] и оттуда моремъ отправили въ Тарсъ (на родину), гдѣ онъ и пробылъ нѣсколько времени, проповѣдуя соотечественникамъ слово Божіе.

Сюда же потомъ, по внушенію Святаго Духа, пришелъ Варнава и взялъ Павла съ собою въ Антіохію Сирійскую, зная о назначеніи его быть апостоломъ язычниковъ; проповѣдуя здѣсь цѣлый годъ въ синагогахъ, они многихъ обратили ко Христу и назвали ихъ христіанами [14]. По прошествіи же года, оба святые апостолы, Варнава и Павелъ, возвратились въ Іерусалимъ и разсказали святымъ апостоламъ то, что произвела благодать Божія въ Антіохіи, и весьма обрадовали Христову церковь въ Іерусалимѣ [15]. При этомъ они принесли обильную милостыню отъ доброхотныхъ жертвователей въ Антіохію, въ пользу жившихъ въ Іудеѣ нищихъ и убогихъ братій [16], такъ какъ въ то время, въ царствованіе Клавдія [17], былъ великій голодъ, предсказанный, по особенному откровенію Святаго Духа, святымъ Агавомъ, однимъ изъ 70 апостоловъ [18].

Вышедши изъ Іерусалима, Варнава и Павелъ опять пришли въ Антіохію. Когда они пробыли здѣсь нѣсколько времени въ постѣ и молитвахъ, въ служеніи Божественной литургіи и въ проповѣданіи слова Божія, благоугодно было Святому Духу послать ихъ къ язычникамъ на проповѣдь [19]. Духъ Святый сказалъ къ старѣйшинамъ въ Антіохійскомъ собраніи:

— «Отдѣлите Ми Варнаву и Савла на дѣло, на неже призвахъ ихъ» (Дѣян. 13, 2).

Тогда пресвитеры, совершивъ постъ и молитву и возложивъ на нихъ руки, отпустили ихъ [20].

По внушенію Святаго Духа, Варнава и Павелъ пришли въ Селевкію [21] и оттуда отплыли въ островъ Кипръ (на родину апостола Варнавы). Здѣсь, бывши въ Саламинѣ [22], проповѣдывали слово Божіе въ синагогахъ іудейскихъ и прошли весь островъ даже до Пафа [23], гдѣ нашли они нѣкоего Елима (волхва) лжепророка іудеянина, именемъ Варіисуса, который находился при тамошнемъ проконсулѣ Сергіи Павлѣ, мужѣ разумномъ и, какъ видно, имѣлъ вліяніе на него. Проконсулъ, призвавъ Варнаву и Савла, пожелалъ услышать отъ нихъ слово Божіе и внималъ ихъ проповѣди. А Елима волхвъ, противляясь имъ, старался отвратить проконсула отъ вѣры. Святый же Павелъ, исполнившись Духа Святаго и устремивъ взоръ на волхва, сказалъ:

— «О, исполненне всякія льсти, и всякія злобы, сыне діаволь, враже всякія правды, не престанеши ли развращая пути Господни правыя? И нынѣ се рука Господня на тя, и будеши слѣпъ, не видя солнца до времене» (Дѣян. 13, 10-11).

И вдругъ напали на волхва мракъ и тьма, и онъ, обращаясь туда и сюда, искалъ вожатаго.

Тогда проконсулъ, увидѣвъ происшедшее, вполнѣ увѣровалъ, дивясь ученію Господню. Увѣровало съ нимъ и много народа, и увеличивалось собраніе вѣрныхъ.

Отплывъ изъ Пафа, Павелъ и бывшіе при немъ прибыли въ Пергію, что въ Памфиліи, изъ Пергіи въ Антіохію Писидійскую [24]. Здѣсь они проповѣдывали о Христѣ, и когда уже многихъ привели къ вѣрѣ, то завистливые іудеи подстрекнули начальныхъ въ городѣ людей, приверженныхъ къ язычеству и, съ помощію ихъ, изгнали святыхъ апостоловъ изъ города и окрестностей его.

Апостолы, отрясши здѣсь прахъ отъ ногъ своихъ, пошли въ Иконію [25] и, пребывая тамъ довольно времени, смѣло проповѣдывали, и привели къ вѣрѣ великое множество іудеевъ и язычниковъ, не только проповѣдію, но и знаменіями и чудесами, которыя совершались руками ихъ; тамъ они обратили и святую дѣву Ѳеклу [26] и уневѣстили ее Христу. А невѣрующіе іудеи возбуждали язычниковъ и начальниковъ ихъ противиться апостоламъ и побить ихъ камнями. О чемъ узнавъ, апостолы удалились въ Ликаонскіе города — Листру и Дервію — и въ окрестности ихъ [27].

Благовѣствуя въ Листрѣ, они исцѣлили нѣкоего человѣка, который былъ хромъ отъ чрева матери своей и никогда не ходилъ; именемъ Христовымъ они воздвигли его на ноги, и онъ тотчасъ всталъ и сталъ ходить. Народъ, увидѣвъ это чудо. возвысилъ свой голосъ, говоря по-ликаонски:

— «Бози уподобльшеся человѣкомъ и снидоша къ намъ» (Дѣян. 14, 11).

И называли Варнаву Зевсомъ, а Павла Ерміемъ [28], и, приведя воловъ и принося вѣнки, хотѣли принести апостоламъ жертвы. Но Варнава и Павелъ (услышавъ о семъ) разодрали свои одежды и, подойдя къ народу, громко говорили:

— «Мужіе, что сія творите? И мы подобострастни есмы вамъ человѣцы» (Дѣян. 14, 15).

И предложили къ нимъ слово о Единомъ Богѣ, Который сотворилъ небо, и землю, и море, и все, что въ нихъ, и посылаетъ съ неба дожди и времена плодоносныя, и исполняетъ пищею и веселіемъ сердца людей. И они едва убѣдили народъ не приносить имъ жертвы.

Въ то время, какъ они пребывали въ Листрѣ и учили, пришли нѣкоторые іудеи изъ Антіохіи и Иконіи и убѣждали народъ отстать отъ апостоловъ, дерзко утверждая, что они не говорятъ ничего истиннаго, а все лгутъ, и еще на худшее возбудили легковѣрныхъ, ибо святаго Павла, какъ главнаго проповѣдника, побили камнями и выташили за городъ, считая его уже умершимъ.

Онъ же (при помощи вѣрующихъ), поднявшись, вошелъ опять въ городъ, а на другой день удалился съ Варнавою въ Дервію. Проповѣдавъ Евангеліе въ семъ городѣ и пріобрѣтши довольно учениковъ, они обратно проходили Листру, Иконію и Антіохію, утверждая души учениковъ и умоляя ихъ пребывать въ вѣрѣ. Рукоположивъ имъ пресвитеровъ къ каждой церкви, они помолились, соблюдая постъ, и предали ихъ Господу, въ Коего новообращенные увѣровали.

Потомъ, прошедши чрезъ Писидію, пришли въ Памфилію [29], и, проповѣдавъ слово Господне въ Пергіи, сошли въ Атталію [30], а изъ нея отплыли въ Антіохію Сирскую, откуда первоначально были посланы Духомъ Святымъ проповѣдывать язычникамъ слово Господне. И прибывъ въ Антіохію, собрали вѣрныхъ, и разсказали всѣмъ, что сотворилъ Богъ съ ними, и сколько народа языческаго приведено ко Христу.

Спустя нѣкоторое время, между вѣровавшими іудеями и еллинистами въ Антіохіи возникъ споръ относительно обрѣзанія: одни говорили, что невозможно спастись безъ обрѣзанія, другіе считали обрѣзаніе тяжелымъ для себя дѣломъ. Посему оказалось нужнымъ апостолу Павлу съ Варнавою идти въ Іерусалимъ къ старѣйшимъ апостоламъ и пресвитерамъ — спросить у нихъ мнѣнія касательно обрѣзанія и при этомъ извѣстить ихъ, что Богъ отверзъ дверь вѣры язычникамъ; сею послѣднею вѣстью они весьма обрадовали всю братію Іерусалимскую.

Въ Іерусалимѣ, на соборномъ совѣщаніи, святые апостолы и пресвитеры совершенно устранили ветхозавѣтное обрѣзаніе, какъ ненужноо при новой благодати, и заповѣдали только — воздерживаться отъ идоложертвенной пищи, отъ блудныхъ дѣлъ, и чтобы ничѣмъ не обижали ближняго, и съ этимъ рѣшеніемъ отпустили изъ Іерусалима въ Антіохію Павла и Варнаву, а съ ними Іуду и Силу.

Пришедши въ Антіохію, апостолы пробыли тамъ, довольно времени и опять отправились къ язычникамъ, разлучась другъ отъ друга; Іуда возвратился въ Іерусалимъ; Варнава, взявъ съ собой Марка, сродника своего, направился въ Кипръ; а Павелъ, избравъ Силу, пошелъ въ Сирію и Киликію, и, проходя тамошніе города, утверждалъ вѣрныхъ. Пришедши въ Дервію и Листру, онъ обрѣзалъ въ Листрѣ Тимоѳея, ученика своего, чтобы только утолить ропотъ іудействующихъ христіанъ [31] и взялъ его съ собою. Оттуда отправился во Фригію и Галатійскую страну, потомъ пришелъ въ Мисію и думалъ было идти въ Виѳинію [32], но это не угодно было Духу Святому [33]. Ибо когда Павелъ находился съ своими спутниками въ Троадѣ [34], было ему ночью слѣдующее видѣніе: какой-то мужъ, по виду македонянинъ, сталъ предъ нимъ и умолялъ его, говоря:

— «Пришедъ въ Македонію, помози намъ» (Дѣян. 16, 9).

Изъ этого видѣнія Павелъ понялъ, что Господь зоветъ его на проповѣдь въ Македонію. И отплывъ изъ Троады, прибылъ на островъ Самоѳраки, на другой день въ Неаполь [35], оттуда въ Филиппы, ближайшій городъ Македоніи, бывшій колоніею римлянъ. Въ Филиппахъ онъ прежде всего научилъ Христовой вѣрѣ и крестилъ женщину Лидію, торговавшую багряницею (тканямй и одеждами багрянаго или краснаго цвѣта); она упросила его поселиться съ учениками своими въ ея домѣ.

Однажды, когда Павелъ шелъ съ учениками въ собраніе на молитву, встрѣтила его какая-то служанка, одержимая нечистымъ духомъ прорицательнымъ, которая прорицаніями доставляла большой доходъ господамъ своимъ. Идя за Павломъ и его спутниками, она кричала, говоря:

— «Сіи человѣцы раби Бога Вышняго суть, иже возвѣщаютъ намъ путь спасенія» (Дѣян. 16, 17).

Это она повторяла много дней.

Павелъ, вознегодовавъ [36], обратился къ ней и, запретивъ духу именемъ Іисуса Христа, изгналъ его изъ нея.

Тогда господа ея, видя, что потеряна надежда дохода ихъ, схватили Павла и Силу и повели ихъ къ начальникамъ города, говоря:

— «Сіи человѣцы возмущаютъ градъ нашъ, Іудее суще, и завѣщаваютъ обычаи, яже не достоитъ намъ пріимати ни творити, римляномъ сущимъ» (Дѣян. 16, 20-21).

Воеводы, сорвавъ съ апостоловъ одежды, велѣли бить ихъ палками и, давъ имъ много ударовъ, ввергли ихъ въ темницу. Здѣсь, около полуночи, когда Павелъ и Сила молились, потряслась темница, отворились всѣ ея двери, и узы ослабѣли. Увидѣвъ это, сторожъ темницы увѣровалъ во Христа, привелъ апостоловъ въ домъ свой, тамъ омылъ раны ихъ, немедленно крестился самъ со всѣмъ домомъ своимъ и предложилъ имъ трапезу. И апостолы опять возвратились въ темницу.

На другой день начальники города одумались, что они жестоко наказали невинныхъ людей, и послали служителей въ темницу съ приказаніемъ отпустить апостоловъ на свободу, — пусть идутъ, куда хотятъ.

Но Павелъ сказалъ къ нимъ:

— «Бивше насъ предъ людьми, неосужденныхъ человѣковъ, римлянъ сущихъ, всадиша въ темницу, и нынѣ отай изводятъ насъ? Ни бо, но да пришедше сами изведутъ насъ» (Дѣян. 16, 37).

И посланные, возвратясь, пересказали слова Павла воеводамъ; воеводы испугались, что узники, коихъ они избили, оказались римскими гражданами; и пришедши къ нимъ, упросили ихъ выйти изъ темницы и изъ города. Они же, вышедши изъ темницы, пришли сначала въ домъ Лидіи, у которой прежде жили, и обрадовали собравшихся тамъ вѣрныхъ. Простившись съ ними, отправились въ Амфиполь и Аполлонію и оттуда въ Солунь [37].

Въ Солунѣ, когда они уже многихъ пріобрѣли благовѣстіемъ, завистливые іудеи, собравъ нѣсколько негодныхъ людей, устремились къ дому Іасона, гдѣ пребывали апостолы Христовы. И не найдя тамъ апостоловъ, схватили Іасона и нѣкоторыхъ братьевъ и повлекли ихъ къ начальникамъ города, клевеща на нихъ, какъ на противниковъ кесаря, которые признаютъ царемъ другаго — именно Іисуса. И едва освободился Іасонъ отъ этой напасти.

А святые апостолы, успѣвъ скрыться отъ сихъ враждебныхъ людей, ночью вышли изъ Солуня и пришли въ Берію [38]; но и тамъ злобная зависть іудейская не дала покоя святому Павлу: когда солунскіе іудеи узнали, что и въ Беріи проповѣдано Павломъ слово Божіе, то пришли и туда, возбуждая и возмущая народъ и подстрекая его противъ Павла. Вынужденъ былъ апостолъ святый и оттуда уйти, не изъ личной боязни смерти, но по настоянію братіи, да сохранитъ жизнь свою, ради спасенія многихъ, и братія отпустили его къ морю. Спутниковъ же своихъ — Силу и Тимоѳея — апостолъ оставилъ въ Беріи, чтобы утвердили въ вѣрѣ новообращенныхъ, такъ какъ онъ зналъ, что іудеи только его одного головы ищутъ. Самъ же онъ сѣлъ въ корабль и отплылъ въ Аѳины [39].

Въ Аѳинахъ Павелъ возмутился духомъ при видѣ идоловъ, наполнявшихъ сей городъ, и скорбѣлъ о погибели столькихъ душъ. Онъ сталъ толковать въ синагогахъ съ іудеями и ежедневно на площадяхъ съ греками и философами ихъ. Слушатели привели его въ Ареопагъ (такъ называлось мѣсто, гдѣ при идольскомъ храмѣ производился общественный судъ). Привели же его туда отчасти для того, чтобы выслушать отъ него въ бывшемъ собраніи что-то новое, а отчасти и для того (какъ думаетъ Златоустъ святый), чтобы предать его суду, мукамъ и смерти, если услышатъ отъ него что-нибудь достойное казни.

Павелъ же святый, еще прежде увидѣвъ въ городѣ какой-то жертвенникъ, на которомъ было написано: «невѣдомому богу», началъ свою рѣчь по этому поводу и сталъ проповѣдывать имъ Истиннаго Бога, доселѣ невѣдомаго имъ, говоря:

— «Егоже не вѣдуще благолѣпнѣ чтете, сего азъ проповѣдую вамъ» (Дѣян. 17, 23).

И началъ сказывать имъ о Богѣ — Создателѣ всего міра, и о покаяніи, и о судѣ, и о воскресеніи мертвыхъ.

Услышавъ о воскресеніи мертвыхъ, одни изъ слушителей насмѣхались, а другіе еще болѣе о семъ хотѣли услышать. И вышелъ Павелъ изъ собранія ихъ неосужденный, какъ невинный ни въ чемъ; а слово Божіе, проповѣданное имъ, было не безъ пользы для пріобрѣтенія душъ: ибо нѣкоторые мужи, приставъ къ нему, увѣровали во Христа; между ними былъ Діонисій Ареопагитъ [40] и нѣкая знатная женщина, по имени Дамарь, и другіе многіе, и крестились.

Оставивъ Аѳины, Павелъ пришелъ въ Коринѳъ [41] и жилъ тамъ у нѣкоего іудеянина, по имени Акилы; сюда пришли къ нему и Сила съ Тимоѳеемъ изъ Македоніи и вмѣстѣ проповѣдывали о Христѣ. Былъ же Акила съ своею женою Прискиллою ремесломъ шатерникъ; Павлу было знакомо это ремесло, и онъ работалъ вмѣстѣ съ ними, и трудомъ своимъ пріобрѣталъ пищу себѣ и спутникамъ, какъ самъ объ этомъ говорить въ посланіи къ Солунянамъ:

— «Ниже туне хлѣбъ ядохомъ у кого, но въ трудѣ и подвизѣ, нощь и день дѣлающе, да не отягчимъ никогоже отъ васъ» (2 Сол. 3, 8).

И опять:

— «Требованію моему и сущимъ со мною послужистѣ руцѣ мои сіи» (Дѣян. 20, 34).

А во всякую субботу убѣждалъ въ синагогахъ іудеевъ, доказывая, что Іисусъ есть Христосъ. Но такъ какъ они упорно противились и злословили, то онъ, отрясши одежды свои, сказалъ имъ:

— «Кровь ваша на главахъ вашихъ, чистъ азъ, отъ нынѣ во языки иду» (Дѣян. 18, 6).

И когда онъ рѣшилъ уйти изъ Коринѳа, явился ему Господь въ видѣніи ночью, и сказалъ:

— «Не бойся, но глаголи, и да не умолкнеши, зане Азъ есмь съ тобою, и никтоже приложитъ озлобити тя, зане людіе суть Ми мнози во градѣ семъ» (Дѣян. 18, 9-10).

И оставался Павелъ въ Коринѳѣ годъ и шесть мѣсяцевъ, поучая слову Божію іудеевъ и грековъ, и многіе увѣровали и крестились, и самъ начальникъ синагоги, Криспъ увѣровалъ въ Господа со всѣмъ домомъ своимъ и крестился. А нѣкоторые изъ неувѣровавшихъ іудеевъ напали цѣлой толпою на Павла и привели его предъ судилище къ проконсулу Галліону (который былъ братомъ философа Сенеки [42], но онъ отказался судить Павла, говоря:

— «Если бы отъ него была какая-нибудь обида или злой умыселъ, то я имѣлъ бы основаніе выслушать васъ и судилъ бы его; а въ спорѣ вашемъ объ ученіи и о законѣ вашемъ не хочу быть судьей».

И прогналъ ихъ отъ судилища. Послѣ сего Павелъ святый, пробывъ тамъ еще довольно дней, простился съ братіями и отплылъ въ Сирію съ бывшими при немъ. За нимъ послѣдовали и Акила съ Прискиллою, и на пути всѣ остановились въ Ефесѣ [43]. Тамъ, проповѣдуя слово Господне, много чудесъ сотворилъ святый апостолъ Павелъ, и не только руки его являлись чудотворными, исцѣляя однимъ прикосновеніемъ всякій недугъ, но и платки его и головныя повязки, напитанныя потомъ тѣла его, имѣли ту же чудотворную силу: ибо, будучи полагаемы на больныхъ, тотчалъ исцѣляли ихъ и изгоняли нечистыхъ духовъ отъ людей. Видя это, нѣкоторые изъ скитающихся іудейскихъ заклинателсй дерзали призывать имя Господа Іисуса надъ имѣющими злыхъ духовъ, говоря:

— «Заклинаемъ васъ Іисусомъ, Котораго Павелъ проповѣдуетъ».

Но злой духъ отвѣчалъ имъ:

— «Іисуса знаю, и Павелъ мнѣ извѣстенъ, а вы кто?»

И бросался на нихъ человѣкъ, въ которомъ былъ злой духъ, и одолѣвъ ихъ, получалъ надъ ними такую силу, что билъ ихъ и ранилъ, такъ что они едва нагіе могли убѣжать отъ руки бѣсноватаго. Сіе сдѣлалось извѣстнымъ всѣмъ ефесскимъ іудеямъ и еллинамъ, и страхъ напалъ на всѣхъ ихъ, и славимо было имя Господа Іисуса, и увѣровали въ Него многіе. И даже изъ тѣхъ, которые занимались чародѣйствомъ, очень многіе, по принятіи святой вѣры, собрали свои волшебныя книги, и сосчитавши цѣны ихъ, нашли, что онѣ стоили 50 тысячъ драхмъ [44], и всенародно сожгли всѣ книги. Такъ сильно возрастало и возмогало слово Господне.

Павелъ же готовился идти въ Іерусалимъ и говорилъ:

— «Бывшу мнѣ въ Іерусалимѣ, подобаетъ ми и Римъ видѣти» (Дѣян. 19, 21).

Но въ это время произошелъ не малый мятежъ въ Ефесѣ отъ серебряниковъ, дѣлавшихъ модели храма Артемиды. По укрощеніи мятежа, Павелъ святый, пробывъ въ Ефесѣ 3 года, отправился въ Македонію, оттуда пришелъ въ Троаду, гдѣ пробылъ семь дней.

Въ первый же день недѣли, когда вѣрные собрались для преломленія хлѣба, Павелъ повелъ къ нимъ долгую бесѣду, такъ какъ намѣревался уйти отъ нихъ въ слѣдующій день, и продолжалъ ее до полуночи въ горницѣ, освѣщенной множествомъ свѣтильниковъ. Среди слушателей одинъ юноша, именемъ Евтихъ, сидя на окнѣ, погрузился въ глубокій сонъ и, пошатнувшись сонный, упалъ внизъ, съ третьяго жилья (этажа), и его подняли безъ чувствъ. Святый Павелъ сошелъ, палъ на него и, обнявъ его, сказалъ:

— «Не молвите, ибо душа его въ немъ есть» (Дѣян. 20, 10).

И снова Павелъ вошелъ въ горницу; привели юношу живаго и немало утѣшились. Павелъ бесѣдовалъ еще довольно, даже до разсвѣта, и, простившись съ вѣрующими, ушелъ оттуда.

Пришедши въ Милитъ [45], Павелъ послалъ въ Ефесъ — призвать къ нему пресвитеровъ церковныхъ, ибо самъ не хотѣлъ зайти туда, чтобы не замедлить ему въ пути, такъ какъ онъ спѣшилъ, чтобы въ день Пятидесятницы быть въ Іерусалимѣ.

И когда пресвитеры ефесскіе собрались къ апостолу, онъ произнесъ къ нимъ поучительное слово и, между прочимъ, сказалъ:

— «Внимайте себѣ и всему стаду, въ немже васъ Духъ Святый постави епископы, пасти Церковь Господа и Бога, юже стяжа кровію Своею» (Дѣян. 20, 28).

И предсказалъ имъ, что, по отшествіи его, войдутъ къ нимъ лютые волки, не щадящіе стада. Сказалъ имъ и о предстоящемъ путешествіи:

— «Се азъ связанъ Духомъ, гряду во Іерусалимъ, яже въ немъ хотящая приключитися мнѣ не вѣдый, точію яко Духъ Святый по вся грады свидѣтельствуетъ, глаголя: яко узы мене и скорби ждутъ. Но ни едино же попеченіе творю, ниже имамъ душу мою честну себѣ, развѣ еже скончати теченіе мое съ радостію, и службу, юже пріяхъ отъ Господа Иисуса совершити» (Дѣян. 20, 22-24).

Потомъ онъ произнесъ:

— «И нынѣ се азъ вѣмъ, яко ктому не узрите лица моего вы вси» (Дѣян. 20, 25).

Тогда немалый плачъ былъ у нихъ. Падая на выю Павла, они цѣловали его, особенно скорбя отъ сказаннаго имъ слова, что они уже не увидятъ лица его. И провожали его до корабля. Онъ же, давъ всѣмъ послѣднее цѣлованіе, пустился въ путь.

И пройдя многіе города и страны, какъ у береговъ моря, такъ и на островахъ, и вездѣ посѣтивъ и утвердивъ вѣрныхъ, присталъ въ Птолемаидѣ [46]; оттуда пришелъ въ Кесарію Стратонову [47], и поселился въ домѣ святаго апостола Филиппа, одного изъ семи діаконовъ [48].

Сюда къ святому Павлу пришелъ однажды пророкъ, именемъ Агавъ, и, взявъ поясъ Павла, связалъ свои руки и ноги, и сказалъ:

— «Тако глаголетъ Духъ Святый: мужа, егоже есть поясъ сей, тако свяжутъ его во Іерусалимѣ іудеи, и предадятъ въ руцѣ языковъ» (Дѣян. 21, 11).

Когда братія услышали это, то стали со слезами просить Павла, чтобы онъ не ходилъ въ Іерусалимъ; но Павелъ въ отвѣтъ сказалъ имъ:

— «Что творите, плачуще и сокрушающе ми сердце? Азъ бо не точію связанъ быти хощу, но и умрети во Іерусалимѣ готовъ есмь за имя Господа Іисуса» (Дѣян. 21, 13).

И замолчали братія, сказавши:

— «Да будетъ воля Господня!»

Послѣ сего святый апостолъ Павелъ пошелъ въ Іерусалимъ съ учениками своими (въ числѣ коихъ былъ и Трофимъ ефесянинъ, изъ язычниковъ обратившійся ко Христу) и радушно былъ принятъ святымъ Іаковомъ апостоломъ, братомъ Господнимъ, и всѣмъ собраніемъ вѣрныхъ [49].

Въ это время пришли изъ Асіи [50] въ Іерусалимъ на праздникъ Пятидесятницы іудеи, которые постоянно были врагами Павла и вездѣ возбуждали противъ его мятежъ. Увидавши Павла въ городѣ и съ нимъ Трофима ефесянина, они пожаловались на Павла первосвященникамъ іудейскимъ, и книжникамъ, и старцамъ, что онъ разоряетъ законъ Моисеевъ, не велитъ обрѣзываться, вездѣ проповѣдуетъ распятаго Іисуса, и другъ друга подстрекали противъ Павла, чтобы схватить его. А когда они увидѣли святаго Павла, въ праздникъ, въ храмѣ Соломоновомъ, то вдругъ, придумали клевету на него, возмутили весь народъ и бросились возложить на него руки, крича:

— «Мужи Израильскіе, помогите! Это тотъ человѣкъ, который повсюду учитъ противъ народа, закона и мѣста сего (храма), наконецъ и язычниковъ ввелъ во храмъ и осквернилъ святое мѣсто сіе» (они думали, что Павелъ и Трофима ввелъ во храмъ).

При этихъ крикахъ весь городъ пришелъ въ движеніе, и сдѣлалось стеченіе народа; мятежники, схвативъ Павла, повлекли его вонъ изъ храма, и поспѣшно затворили двери: они хотѣли убить Павла, но не въ храмѣ, чтобы не осквернить святаго мѣста.

Въ это время до тысяченачальника полка дошла вѣсть, что весь Іерусалимъ возмутился. Онъ, немедленно собравъ воиновъ и сотниковъ, поспѣшилъ ко храму; мятежники, увидѣвъ тысяченачальника и воиновъ, перестали бить Павла. Тогда тысяченачальникъ взялъ его и велѣлъ сковать двумя желѣзными цѣпями; потомъ сталъ допрашивать, кто онъ, и что сдѣлалъ?

Народъ же кричалъ къ тысяченачальнику, чтобы онъ предалъ смерти Павла. Но вслѣдствіе шума и разнороднаго говора въ народѣ, начальникъ нисколько не могъ, дознаться, въ чемъ именно виноватъ Павелъ, и повелѣлъ отвести его въ крѣпость. Множество же народа послѣдовало за начальникомъ и воинами, крича, да будетъ убитъ Павелъ. Когда дошли до высшаго крыльца, ведущаго въ крѣпость, Павелъ просилъ тысяченачальника, чтобы онъ позволилъ ему сказать нѣсколько словъ къ народу; тотъ позволилъ. И Павелъ, остановясь на ступеняхъ, обратился къ народу и громко заговорилъ по еврейски:

— «Мужіе, братіе и отцы, услышите мой къ вамъ нынѣ отвѣтъ» (Дѣян. 22, 1).

И началъ разсказывать имъ о своей прежней ревности по закону Моисея, и какъ на пути въ Дамаскъ онъ былъ осіянъ небеснымъ свѣтомъ, и какъ видѣлъ Господа, посылавшаго его къ язычникамъ.

Но народъ, не желая болѣе его слушать, сталъ кричать, обращаясь къ тысяченачальнику:

— «Истреби отъ земли такого! ибо ему не должно жить!»

Крича такимъ образомъ, они метали одежды и бросали пыль на воздухъ, увлекаясь яростію, и настаивали убить Павла.

Тысяченачальникъ приказалъ ввести его въ крѣпость и распорядился было бичевать его, чтобы выпытать отъ него: за какую вину такъ озлобился на него народъ? Но когда привязали Павла къ столбу ремнями, онъ сказалъ стоявшему при немъ сотнику:

— «Человѣка римлянина и неосуждена лѣть ли есть вамъ бити» (Дѣян. 22, 25)?

Услышавъ сіе, сотникъ подошелъ и донесъ тысяченачальнику, говоря:

— «Смотри, что ты хочешь дѣлать! этотъ человѣкъ — римскій гражданинъ».

Тогда тысяченачальникъ подошелъ къ Павлу и спросилъ:

— «Скажи мнѣ, ты римскій гражданинъ?»

Онъ сказалъ:

— «Ей» (Дѣян. 22, 27).

Тысяченачальникъ смущенно проговорилъ:

— «Я за большія деньги пріобрѣлъ это гражданство».

И тотчасъ освободилъ его отъ оковъ.

На другой день тысяченачальникъ повелѣлъ прійти первосвященникамъ и всему синедріону и поставилъ предъ ними святаго Павла.

Павелъ, устремивъ взоръ на синедріонъ, сказалъ:

«Мужіе братіе, азъ всею совѣстію благою жительствовахъ предъ Богомъ даже до сего дне» (Дѣян. 22, 27).

Первосвященникъ же Ананія при сихъ словахъ приказалъ стоявшимъ предъ нимъ бить Павла по устамъ...

Тогда Павелъ сказалъ ему:

— «Бити тя имать Богъ, стѣно повапленая. И ты сѣдиши судя ми по закону, преступая же законъ велиши, да біютъ мя» (Дѣян. 23, 3) [51].

Замѣтивъ же, что въ собраніи одна часть саддукеевъ, а другая фарисеевъ, Павелъ возгласилъ, говоря:

— «Мужіе братіе, азъ фарисей есмь, сынъ фарисеовъ, о упованіи и о воскресеніи мертвыхъ азъ судъ пріемлю» (Дѣян. 23, 6).

Когда онъ сказалъ это, произошла распря между фарисеями и саддукеями, и собраніе раздѣлилось: ибо саддукеи говорятъ, что нѣтъ воскресенія, ни ангела, ни духа, а фарисеи признаютъ и то и другое. Поднялся большой крикъ. Фарисеи говорили:

— «Ничего худого мы не находимъ въ семъ человѣкѣ».

Саддукеи же утверждали противное, и великая распря продолжалась.

Тысяченачальникъ, опасаясь, чтобы собраніе не растерзало Павла, приказалъ воинамъ взять его изъ среды ихъ и отвести въ крѣпость.

Въ слѣдующую за симъ ночь святому Павлу явился Господь и сказалъ:

— «Дерзай, Павле, якоже бо свидѣтельствовалъ еси, яже о Мнѣ, во Іерусалимѣ, сице ти подобаетъ и въ Римѣ свидѣтельствовати» (Дѣян. 23, 11).

Съ наступленіемъ дня нѣкоторые изъ ожесточенныхъ іудеевъ собрались на совѣщаніе и поклялись не ѣсть и не пить до тѣхъ поръ, пока не убьютъ Павла. И оказалось болѣе сорока душъ, произнесшихъ такое заклятіе. Узнавъ объ этомъ, тысяченачальникъ отослалъ Павла, съ большимъ отрядомъ вооруженныхъ воиновъ въ Кесарію, къ правителю Филиппу.

Провѣдавъ о семъ, первосвященникъ Ананія со старѣйшими членами синедріона отправились и сами въ Кесарію и клеветали правителю на Павла, хулили его предъ правителемъ и усильно домогались смерти его, но ни въ чемъ не успѣли, ибо не найдено было въ немъ никакой вины, достойной смерти. Однако-же правитель, желая доставить удовольствіе іудеямъ, оставилъ Павла въ узахъ.

Прошло два года. На мѣсто Филиппа правителемъ поступилъ Порцій Фестъ. Архіереи просили его, чтобы онъ отослалъ Павла въ Іерусалимъ. А это затѣяли они съ злымъ умысломъ: на дорогѣ они надѣялись убить апостола Христова. И когда Фестъ спросилъ Павла:

— «Хочетъ ли онъ идти въ Іерусалимъ на судъ?»

Павелъ отвѣчалъ:

— «На судищи кесаревѣ стоя есмь, идѣже ми достоитъ судъ прияти. Іудей ничимже обидѣхъ, якоже и ты добрѣ вѣси. Аще бо неправдую, или достойно смерти сотворихъ что, не отмещуся умрети. Аще ли же ничтоже есть во мнѣ, еже сіи на мя клевещутъ, никтоже мя можетъ тѣмъ выдати: кесаря нарицаю» (Дѣян. 25, 10-11).

Тогда Фестъ, поговоривъ съ совѣтниками, отвѣчалъ Павлу:

— «Ты потребовалъ суда кесарева, къ кесарю и отправишься».

Спустя нѣсколько дней, въ Кесарію пришелъ царь Агриппа [52] поздравить Феста и, узнавъ о Павлѣ, пожелалъ его видѣть. И когда Павелъ, представъ царю Агриппѣ и правителю Фесту, подробно разсказалъ имъ о Христѣ Господѣ и о томъ, какъ онъ увѣровалъ въ Него, царь Агриппа сказалъ ему:

— «Ты немного не убѣждаешь меня сдѣлаться христіаниномъ».

Павелъ же отвѣчалъ:

— «Молилъ убо быхъ Бога, и вмалѣ и во мнозѣ, не токмо тебе, но и всѣхъ слышашихъ мя днесь, быти имъ тацѣмъ, яковъ и азъ есмь, кромѣ узъ сихъ» (Дѣян. 26, 29).

Послѣ сихъ словъ, царь, правитель и бывшіе съ ними встали; отошедши въ сторону, совѣщались между собою и рѣшили:

— «Этотъ человѣкъ не сдѣдалъ ничего достойнаго смерти или узъ».

Агриппа же сказалъ Фесту:

— «Можно было бы освободить его, если бы онъ не потребовалъ суда у кесаря».

Такимъ образомъ рѣшили отправить Павла въ Римъ къ кесарю и отдали его и нѣкоторыхъ другихъ узниковъ сотнику царскаго полка, именемъ Юлію; а сей, принявъ узниковъ и Павла, посадилъ ихъ на корабль, и всѣ пустились въ плаваніе.

Плаваніе ихъ было весьма не безопасно, вслѣдствіе противныхъ вѣтровъ; когда же они подплыли къ острову Криту и вошли въ мѣсто, называемое «хорошія пристани», святый Павелъ, провидя будущее, совѣтовалъ перезимовать тамъ съ кораблемъ; но сотникъ болѣе довѣрялъ кормчему и начальнику корабля, нежели словамъ Павла. Когда они отплыли на средину моря, поднялся противъ ихъ вѣтеръ бурный, сдѣлалось великое волненіо и палъ такой туманъ, что цѣлыхъ 14 дней они не видѣли ни солнца днемъ, ни звѣздъ ночью, и даже не знали, въ какомъ они мѣстѣ, потому что ихъ носило волнами, и они въ отчаяніи не ѣли во всѣ эти дни и уже ожидали смерти. На кораблѣ же было 276 человѣкъ. Павелъ, ставъ посреди ихъ, утѣшалъ ихъ, говоря:

— «Подобаше убо, о, мужие, послушавше мене, не отвестися отъ Крита и избыти досажденія сего и тщеты. И се нынѣ молю вы благодушствовати: погибель бо ни единой души отъ васъ будетъ, развѣ корабля. Предста бо ми въ сію нощь ангелъ Бога, Егоже азъ есмь, Емуже и служу, глаголя: не бойся, Павле, кесарю ти подобаетъ предстати, и се, дарова тебѣ Богъ вся плавающыя съ тобою. Тѣмже дерзайте, мужіе, вѣрую бо Богови, яко тако будетъ, имже образомъ речено ми бысть» (Дѣян. 27, 21-25).

И уговаривалъ Павелъ всѣхъ принять пищу, говоря:

— «Се бо къ вашему спасенію есть, ни единому бо отъ васъ власъ главы отпадетъ» (Дѣян. 27, 34).

Сказавъ это и взявъ хлѣбъ, онъ возблагодарилъ Бога предъ всѣми и, разломивъ, началъ ѣсть. Тогда всѣ ободрились и также приняли пищу.

Когда же насталъ день, увидѣли землю, но не узнавали, что это за сторона, и направили корабль къ берегу. Приближаясь къ нему, корабль попалъ на косу и сѣлъ на мель; носъ увязъ и остался недвижимъ, а корма разбивалась силою волнъ. Воины совѣщались между собою перебить всѣхъ узниковъ, чтобы кто-нибудь, выплывъ, не убѣжалъ, но сотникъ, желая спасти Павла, удержалъ ихъ отъ сего намѣренія и велѣлъ умѣющимъ плавать — первымъ броситься и выйти на берегъ; а на нихъ смотря, и другіе стали плавать, одни на доскахъ, другіе — на чемъ пришлось изъ корабельныхъ вещей, и всѣ вышли на землю здоровыми и спаслись изъ моря.

Тогда узнали, что островъ сей называется Мелитъ [53]. Жители его, иноплеменники, оказали имъ немалое человѣколюбіе, ибо, по причинѣ бывшаго дождя и холода, они разложили огонь, чтобы обогрѣлись промокшіе на морѣ.

Между тѣмъ Павелъ набралъ множество хвороста и клалъ на огонь; въ это время ехидна, вышедши отъ жара, повисла на рукѣ его. Когда иноплеменники увидѣли висящую на рукѣ его змѣю, они говорили другъ другу:

— «Вѣрно, этотъ человѣкъ убійца, когда его, спасшагося отъ моря, судъ Божій не оставляетъ жить».

Но Павелъ, стряхнувъ змѣю въ огонь, не потерпѣлъ никакого вреда. Они было ожидали, что у него будетъ воспаленіе, или онъ внезапно упадетъ мертвымъ, но, ожидая долго и видя, что съ нимъ не случилось никакой бѣды, перемѣнили мысли и говорили, что онъ — Богъ.

Начальникъ того острова, именемъ Публій, принялъ спасенныхъ отъ моря въ домъ свой и три дня дружелюбно угощалъ ихъ. Отецъ его въ это время лежалъ, страдая горячкою и болью въ животѣ. Павелъ вошелъ къ нему, помолился ко Господу и, возложивъ руки свои на больного, исцѣлилъ его. Послѣ сего событія и прочіе на островѣ больные приходили къ святому апостолу и были исцѣляемы.

Черезъ три мѣсяца всѣ спасшіеся отъ моря съ апостоломъ отплыли отсюда, уже на другомъ кораблѣ, и приплыли въ Сиракузы [54], оттуда въ Ригію [55], потомъ въ Путеолы [56] и, наконецъ, достигли Рима. И когда братія, бывшіе въ Римѣ, узнали о приходѣ Павла, то вышли на встрѣчу ему даже до Аппіевой площади и Трехъ гостинницъ [57]. Увидѣвъ ихъ, Павелъ утѣшился духомъ и возблагодарилъ Бога.

Въ Римѣ же сотникъ, сопровождавшій узниковъ изъ, Іерусалима, передалъ ихъ военачальнику, а Павлу позволилъ жить особо съ воиномъ, стерегущимъ его.

И жилъ Паведъ въ Римѣ цѣлыхъ два года, и принималъ всѣхъ приходящихъ къ нему, проповѣдуя Царствіе Божіе и уча о Господѣ нашемъ Іисусѣ Христѣ со всякимъ дерзновеніемъ невозбранно.

Доселѣ о житіи и трудахъ Павловыхъ изъ книги Дѣяній Апостольскихъ, написанной святымъ Лукою; о прочихъ же трудахъ и страданіяхъ его самъ онъ разсказываетъ во 2 посланіи къ Коринѳянамъ слѣдующимъ образомъ (въ сравненіи съ другими, онъ былъ): въ трудѣхъ множае, въ ранахъ преболе, въ темницахъ излиха, въ смертехъ многащи. Отъ іудей пятькраты четыредесять развѣ единыя пріяхъ. Трищи палицами біенъ быхъ, единою каменьми наметанъ быхъ, трикраты корабль опровержеся со мною, нощь и день во глубинѣ сотворихъ. Въ путныхъ шествіихъ множицею (2 Кор. 11, 23-26).

Измѣривъ широту и долготу земли хожденіемъ, а моря плаваніемъ, апостолъ Павелъ извѣдалъ и высоту небесную, будучи восхищенъ до третьяго неба. Ибо Господь, утѣшая Своего апостола въ многоболѣзненныхъ трудахъ, подъемлемыхъ ради Его святаго имени, показалъ ему небесное блаженство, котораго око никогда не видѣло, и слышалъ онъ тамъ неизреченные глаголы, которыхъ человѣку нельзя пересказать.

Какъ же совершилъ апостолъ святый прочіе подвиги своего житія и дѣятельности, повѣствуетъ Евсевій Памфилъ, епископъ Кесаріи палестинской, историкъ церковныхъ событій [58].

Послѣ двухъ лѣтъ узничества въ Римѣ, святый Павелъ былъ отпущенъ на свободу, какъ ни въ чемъ неповинный, и проповѣдывалъ слово Божіе то въ Римѣ, то въ другихъ западныхъ странахъ.

А святый Симеонъ Метафрастъ [59] пишетъ, что послѣ римскихъ узъ еще нѣсколько лѣтъ трудился апостолъ въ благовѣстіи Христовомъ: вышедши изъ Рима, онъ прошелъ Испанію, Галлію и всю Италію, просвѣщая язычниковъ свѣтомъ вѣры и отъ прелести идольской обращая ко Христу. Когда онъ былъ въ Испаніи, одна благородная и богатая женщина, услышавши о проповѣди апостольской о Христѣ, пожелала видѣть самого апостола Павла и уговорила своего мужа Проба, да умолитъ апостола святаго прійти въ домъ ихъ, чтобы они могли радушно угостить его. И когда Павелъ святый вошелъ въ домъ ихъ, она взглянула на лице его и увидѣла на челѣ написанныя золотомъ слова: «Павелъ Христовъ апостолъ». И увидѣвъ сіе (чего никто другой не могъ видѣть), она пала къ ногамъ апостола съ радостію и страхомъ, исповѣдуя Христа истиннымъ Богомъ и прося святаго крещенія. И первая она приняла крещеніе (имя ей Ксантиппа), потомъ и мужъ ея Пробъ, и весь домъ ихъ, начальникъ города Филоѳей, и многіе другіе тамъ крестились.

Пройдя всѣ сіи страны на Западѣ, озаривъ ихъ свѣтомъ святой вѣры, и провидѣвъ приближающуюся страдальческую свою кончину, святый апостолъ опять возвратился въ Римъ, откуда писать къ ученику своему святому Тимоѳею, говоря:

— «Азъ бо уже жренъ бываю, и время моего отшествія наста. Подвигомъ добрымъ подвизахся, теченіе скончахъ, вѣру соблюдохъ. Прочее убо соблюдается мнѣ вѣнецъ правды, егоже воздастъ ми Господь въ день онъ» (2 Тим. 9, 6-8).

О времени страданія святаго апостола Павла неодинаковы извѣстія у церковныхъ исторіографовъ. Никифоръ Каллистъ [60] во 2-й книгѣ своей исторіи, въ 36 главѣ, пишетъ, что святый Павелъ пострадалъ въ одинъ годъ и въ одинъ день со святымъ апостоломъ Петромъ, за волхва Симона, котораго одолѣть онъ помогалъ Петру. Другіе же сказываютъ, что спустя цѣлый годъ по смерти Петра, пострадалъ Павелъ въ тотъ же 29 день мѣсяца іюня, въ который за годъ предъ симъ былъ распятъ святый, Петръ. Причиною смерти Павла приводятъ то, что онъ проповѣдію Христовой увѣщевалъ дѣвицъ и женщинъ къ цѣломудренной чистой жизни. Впрочемъ въ сихъ извѣстіяхъ нѣтъ большого разногласія: ибо въ житіи Петра святаго (по Симеону Метафрасту) говорится, что святый Петръ пострадалъ не тотчасъ послѣ погибели Симона волхва, а по прошествіи нѣсколькихъ лѣтъ, изъ-за двухъ любимыхъ Нерономъ наложницъ, которыхъ апостолъ Петръ обратилъ ко Христу и научилъ жить цѣломудренно. А такъ какъ и Павелъ святый жилъ въ Римѣ и окрестныхъ странахъ въ тоже время, когда и Петръ, то легко могло быть и то и другое, т.-е. что Павелъ святый помогалъ Петру святому и на Симона волхва, во время перваго своего пребыванія въ Римѣ, и пришедши въ Римъ во второй разъ, опять съ Петромъ святымъ единодушно служилъ спасенію людей, наставляя мужчинъ и женщинъ цѣломудренной чистой жизни. И такимъ образомъ святые апостолы возбудили ярость нечестиваго и развратной жизнію жившаго царя Нерона [61], который, осудивъ ихъ обоихъ на смерть, казнилъ Петра, какъ иностранца, распятіемъ, а Павла, какъ римскаго гражданина (котораго нельзя было предать безчестной смерти), усѣченіемъ главы, если не въ одинъ и тотъ же годъ, то въ одинъ и тотъ же день. Когда усѣчена была честная глаиа Павлова, отъ раны истекла кровь съ молокомъ. Вѣрные же, взявши святое тѣло его, положили въ одномъ мѣстѣ съ святымъ Петромъ.

Такъ скончался избранный сосудъ Христовъ, учитель народовъ, всемірный проповѣдникъ, самовидецъ небесныхъ высотъ и райскихъ добротъ, предметъ удивленія ангеловъ и человѣковъ, великій подвижникъ и страдалецъ, претерпѣвшій и на своемъ тѣлѣ язвы Господа своего, святый верховный апостолъ Павелъ, и вторично, уже кромѣ тѣла, вознесенъ до третьяго неба и предсталъ Троичному свѣту, вмѣстѣ съ другомъ и сотрудникомъ своимъ, святымъ верховнымъ апостоломъ Петромъ [62], перейдя изъ церкви воинствующей въ церковь торжествующую, при радостномъ благодареніи, гласѣ и восклицаніи празднующихъ, и нынѣ они славятъ Отца и Сына и Святаго Духа, единаго въ Троицѣ Бога, Которому и отъ насъ грѣшныхъ возсылается честь, слава, поклоненіе и благодареніе, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Савлъ — еврейское имя значитъ «желанный»; «вымоленный»; Павелъ — имя римское, значитъ «малый». Нѣкоторые ученые думаютъ, что онъ былъ долгожданный, перворожденный сынъ и получилъ оба имени при самомъ рожденіи, какъ римскій гражданинъ, по отцу. А святитель Димитрій Ростовскій, слѣдуя мнѣнію св. Златоуста, Амвросія и др., думаетъ, что Савлъ при самомъ крещеніи переименованъ былъ въ Павла. Въ книгѣ же Дѣяній Апостольскихъ нѣтъ никакого свѣдѣнія, когда и по какой причинѣ совершилась эта перемѣна имени.
[2] Тарсъ — нѣкогда большой и населенный городъ на юго-востокѣ Малой Азіи, главный въ провинціи Киликіи, при р. Киндѣ, недалеко отъ Средиземнаго моря. И нынѣ онъ значительный торговый городъ съ 10 тысячами жителей.
[3] Дамаскъ — одинъ изъ древнѣйшихъ городовъ міра. Уже во времена царя Давида онъ былъ главнымъ городомъ самостоятельнаго государства; еще до Рождества Христова подпалъ подъ власть римлянъ. Вѣра Христова утверждена была здѣсь разсѣявшимися послѣ убіенія Стефана учениками Господа. Синагоги дамасскія были подвластны іерусалимскому первосвященнику; въ религіозныя дѣла евреевъ гражданская власть не вмѣшивалась. Въ Дамаскѣ и доселѣ указываютъ домъ, гдѣ апостолу Павлу преподано было крещеніе, и мѣсто, откуда онъ былъ спущенъ по стѣнѣ. Въ 1516 г. Дамаскъ присоединенъ къ Турецкой имперіи; нынѣ — столица независимого государства. Отъ Іерусалима онъ расположенъ къ сѣверо-востоку, въ разстояніи около 200 верстъ, въ Сиріи, при подошвѣ Антиливана.
[4] Тиверій — римскій императоръ, съ 14 г. по 37 г. по Р. Хр. При немъ былъ распятъ Іисусъ Христосъ.
[5] Противу рожну прати — народная пословица, выражающая тщету усилій противодѣйствовать силѣ неодолимой, а тѣмъ болѣе всемогущей, божественной.
[6] Ананія — былъ христіаниномъ изъ іудеевъ, потомъ поставленъ епископомъ въ Дамаскѣ и скончался мученически — побитъ камнями въ Елевѳерополѣ (между Іерусалимомъ и Газою). — Память его 1 октября.
[7] Святымъ твоимъ — такъ назывались въ первоо время христіане, по освященіи ихъ во Христа, по ихъ непорочной жизни и любви взаимной.
[8] «Предъ языки» (т. е. язычниками); они поставлены на первомъ планѣ въ знакъ того, что Павелъ будетъ проповѣдникомъ преимущественно между ними. «Скажу ему» — слова Господа успокоительные для Ананіи; смыслъ ихъ: иди, не опасайся: теперь никто изъ христіанъ не пострадаетъ отъ Савла, напротивъ, онъ самъ постраждетъ за имя Мое.
[9] «Возложилъ руки» — въ знакъ сообщенія ему благодати Господней еще до крещенія: все, касающееся Павла, хотя совершалось чрезъ человѣка, но Самъ Богъ былъ совершителемъ всего. — «Чешуя отпала»: это было лишь внутреннее ощущеніе Павла; ему показалось, что какъ бы чешуя отпала отъ глазъ его. Немедленная послѣ того проповѣдь его въ Дамаскѣ показываетъ пламенный духъ его и всецѣлое принятіе вѣры во Христа.
[10] Подробности пребыванія его въ Аравіи совершенно неизвѣстны. Вѣроятно, онъ предавался изученію Писанія и готовился къ новой дѣятельности, указанной ему Господомъ.
[11] «Еллинистами» назывались іудеи, жившіе въ разныхъ странахъ языческаго міра и говорившіе на распространенномъ тогда греческомъ языкѣ.
[12] «Изступленіе» (иначе — экстазъ) — необычайное состояніе человѣка, не по волѣ его бывающее, когда въ бодрственномъ его положеніи внѣшній міръ какъ бы закрывается для его тѣлесныхъ чувствъ, а внутреннему чувству его открываются явленія невидимаго, духовнаго міра, какія Богу угодно даровать ему въ видѣніи; въ такомъ состояніи былъ и апостолъ Петръ во время молитвы на кровлѣ дома въ Іоппіи.
[13] Кесарія — въ древности названіе многихъ городовъ Римской имперіи. Здѣсь разумѣется Кесарія въ Палестинѣ, построенная Стратономъ, въ честь кесаря Октавія Августа, при Средиземномъ морѣ, верстъ около 100 отъ Іерусалима къ сѣверо-западу, бывшая мѣстопребываніемъ римскихъ правителей Іудеи; она была укрѣплена и украшена Иродомъ, нѣкогда съ превосходною гаванью; нынѣ — груда развалинъ. Въ Палестннѣ была и другая Кесарія, при подошвѣ горы Ливана, построенная тетрархомъ галилейскимъ Филиппомъ въ честь кесаря Тиверія и называвшаяся Кесаріей Филипповой (въ древности она называлась Вансей).
[14] Названіе «христіанъ» произошло не въ средѣ послѣдователей Господа, которые обыкновенно называли другъ друга братіями, учениками, вѣрующими; оно употреблялось сначала внѣ Церкви и вѣроятнѣе всего дано послѣдователямъ Господа язычниками антіохійскими, которые, встрѣчая очень значительное число вѣрующихъ, перестали считать ихъ за секту іудейскую и придали христіанству самостоятельное значеніе.
[15] «Церковь въ Іерусалимѣ», то есть: общее богослужебное собраніе христіанъ; церкви же, какъ зданія, явились позднѣе. Святые апостолы Іасонъ и Сосипатръ едва ли не первые воздвигли въ Керкирейскомъ островѣ (нынѣ Корфу, одинъ изъ Іоническихъ острововъ, близъ Албаніи) прекрасную церковь во имя св. первомученика Стефана.
[16] Это было первое единеніе Церкви Христовой изъ язычниковъ съ церковію изъ іудеевъ, въ коемъ торжественно выразилась братская любовь; вмѣстѣ съ тѣмъ это было свидѣтельствомъ великой благодати Божіей, дѣйствующей въ церкви изъ язычниковъ.
[17] Клавдій кесарь, преемникъ Калигулы, занималъ римскій престолъ съ 41 г. по 54 г. по Р. Хр.; въ продолженіе этого времени голодъ не разъ свирѣпствовалъ въ разныхъ областяхъ Римской пмперіи.
[18] Память св. Агава совершается 8 апрѣля и 4 января (соборъ 70 апостоловъ).
[19] «Благоугодно было Духу Святому», т. е. въ общемъ собраніи Антіохійской церкви, когда происходило богослуженіе, съ совершеніемъ Евхаристіи, одинъ или нѣсколько пророковъ, участвовавшихъ въ богослуженіи, выразили внушеніе Святаго Духа — отдѣлить Варнаву и Савла на проповѣдь къ язычникамъ. А можетъ быть, и сами апостолы Варнава и Павелъ объяснили собранію призваніе ихъ, и собраніе отпустило ихъ. Такимъ образомъ здѣсь начинается первое апостольское путешествіе св. Павла. Онъ приготовленъ былъ къ нему чрезвычайнымъ откровеніемъ — восхищеніемъ до третіяго небесе (2 Кор. 12, 1-5). Для всемогущества Божія, конечно, ничего не значило на время совершенно восхитить душу Павлову изъ тѣла; но трудно (замѣчаетъ св. Златоустъ) усмотрѣть необходимость въ таковомъ безпримѣрномъ для самыхъ святыхъ людей отлученіи въ живомъ человѣкѣ души отъ тѣла. «Міръ духовный, куда восхищенъ былъ Павелъ, какъ неподлежащій пространству, существуетъ вездѣ; а посему требуется только, чтобы въ духѣ человѣка раскрылась способность къ сообщенію съ нимъ, и онъ, оставаясь въ тѣлѣ, безъ всякой перемѣны мѣста можетъ быть на небѣ — въ обществѣ ангеловъ и блаженныхъ душъ» (Иннок. Херсонскій).
[20] Совершеніе особаго поста и молитвы показывало, что церковь Іерусалимская признавала дѣломъ особой важности посольство Павла и Варнавы на проповѣдь язычникамъ.
[21] Селевкія — небольшой портовый городъ при рѣкѣ Оронтѣ, при впаденіи рѣки въ море.
[22] Саламинъ — приморскій городъ, гдѣ апостолы высадились.
[23] Пафъ — главный городъ острова Кипра, мѣстопребываніе правителя, находился на берегу, противоположномъ Саламину: очевидно, апостолы прошли чрезъ весь островъ и, конечно, проповѣдывали о Христѣ.
[24] Антіохія Писидійская, римская колонія; въ ней Павелъ и Варнава впервые проповѣдывали Евангеліе язычникамъ. Ее необходимо отличать отъ сирійской Антіохіи или селевкійской. Послѣдняя основана за 300 лѣтъ до Р. Хр. при рѣкѣ Оронтѣ, въ 30-ти верстахъ отъ моря, Селевкомъ Никаторомъ, основателемъ царства Селевкидовъ, какъ одна изъ многочисленныхъ греческихъ колоній; она быстро стала однимъ изъ обширныхъ и знаменитыхъ городовъ Сиріи и столицею ея. Въ Церкви христіанской она занимала второе мѣсто послѣ Іерусалима; предстоятели ея получили титулъ патріарха, теперь ихъ резиденція въ Дамаскѣ. А сама Антіохія нынѣ бѣдный городъ турецкій — Антакія.
[25] Иконія — на юго-востокъ отъ Антіохіи Писидійской, въ Малой Азіи, при подошвѣ горы Тавра; городъ бывшій нѣкогда главнымъ въ Ликаонской епархіи.
[26] Память ея 24 сентября.
[27] Ликаонія — область Малой Азіи, сосѣдняя съ Писидіею; Листра и Дервія — небольшіе города въ ней, на юго-востокѣ отъ Иконіи.
[28] Зевсъ и Ермій (иначе Юпитеръ и Меркурій) — имена языческихъ боговъ — главнаго и вѣстника воли его, иногда его сопровождавшаго, покровителя торговли, посредника между людьми и богами.
[29] Писидія и Памфилія — области Малой Азіи, къ юго-западу отъ Ликаоніи.
[30] Нынѣ Адалія, прибрежный городъ въ Памфиліи, къ юго-востоку отъ Пергіи.
[31] Тимоѳей былъ сыномъ іудеянки (принявшей христіанство) и язычника, и самъ искренній христіанинъ, одобряемый братіями; съ его согласія Павелъ обрѣзалъ его, «ради іудеевъ», такъ какъ они ни зачто бы не рѣшились слушать слово Божіе отъ необрѣзаннаго, котораго отецъ притомъ былъ язычникомъ.
[32] Фригія и Галатія — внутреннія области Малой Азіи; Мисія и Виѳинія — сѣворо-западныя области въ ней.
[33] Дѣйствія Духа не указаны дѣеписателемъ, были ли онѣ внѣшнія или внутреннія, но апостолы ясно сознавали ихъ, какъ непосредственныя дѣйствія Духа Святаго.
[34] Троада — приморскій городъ, откуда недалеко было переправиться моремъ въ Европу. — Македонія — приморская область, прилегавшая къ Архипелагу съ сѣверо-запада.
[35] Приморскій городъ Ѳракіи, первый европейскій городъ, нынѣ Кавана.
[36] Павелъ вознегодовалъ на это исповѣданіе нечистаго духа, не желая имѣть опору своей проповѣди со стороны врага Бога и человѣковъ, какъ и Самъ Господъ не принималъ исповѣданія демоновъ (Марк. 1, 24-25, 34; 3, 11-12 и др.).
[37] Амфиполь — главный городъ въ 1-мъ округѣ Македоніи, къ юго-западу отъ Филиппъ; Аполлонія — (нынѣ городокъ Ериссо) къ юго-западу отъ Амфиполя, въ сѣверной части Аѳонскаго полуострова; Солунь (или Ѳессалоника) — главный городъ во 2-мъ округѣ Македоніи, при заливѣ Егейскаго моря, складочное мѣсто Македонской торговли.
[38] Берія — городъ къ юго-западу отъ Солуня.
[39] Аѳины — главный городъ Греціи, средоточіе тогдашней греческой науки, искусства и торговли. По преданію основанъ около 1560 г. до Р. Хр., въ долгой жизни своей былъ столицею царства, республики, герцогства, въ XV в. завоеванъ турками, въ XIX в. освободился отъ нихъ и сталъ столицею греческаго государства.
[40] Память его 3 октября.
[41] Коринѳъ — къ западу отъ Аѳинъ, на перешейкѣ, извѣстнѣйшій въ древности по своей обширной торговлѣ, резиденція тогда римскаго правителя.
[42] Сенека родился въ Испаніи, вскорѣ по Р. Хр., прибылъ въ Римъ, гдѣ пріобрѣлъ извѣстность какъ философъ, сдѣлался учителемъ императора Нерона, который потомъ приговорилъ его къ смерти; Сенека открылъ себѣ кровь и тѣмъ исполнилъ смертный приговоръ.
[43] Ефесъ — приморскій торговый и главный городъ малоазійской провинціи Іоніи, онъ потомъ былъ центромъ дѣятельности ап. Іоанна Богослова; здѣсь былъ 3-й вселенскій соборъ въ 431 г.; нынѣ Ефесъ — бѣдная турецкая деревня Аясалукъ.
[44] Драхма — около 20 коп., слѣдовательно книгъ сожжено было на сумму до 10 тыс. руб. сер. [по курсу 1913 г.]
[45] Милитъ — приморскій городъ, къ югу отъ Ефеса, нѣкогда цвѣтущій, основавшій множество колоній, нынѣ простая деревня.
[46] Птолемаида — древній приморскій городъ, на югѣ Финикіи, въ предѣлахъ Палестины, нынѣ Сен-жан-д’Акръ, въ 1799 г. успѣшно выдержавшій осаду Бонапарта.
[47] Кесарія, см. выше, прим. 13-е.
[48] Апостолъ Филиппъ, одинъ изъ семи діаконовъ (избранный вмѣстѣ съ первомученикомъ Стефаномъ), проповѣдывалъ въ Самаріи, крестилъ на пути вельможу царицы Еѳіопской, имѣлъ въ Кесаріи свой домъ и семейство. — Память его 11 октября.
[49] Іаковъ, братъ Господень, старшій сынъ Іосифа обрученника, отъ первой его жены, онъ сопутствовалъ Іосифу и Пресв. Дѣвѣ Маріи съ младенцемъ Іисусомъ въ бѣгствѣ ихъ во Египетъ; по воскресеніи Своемъ, Господь удостоилъ его особеннаго личнаго явленія Своего (1 Кор. 15, 7); по вознесеніи Христовомъ, онъ поставленъ былъ отъ верховныхъ апостоловъ первымъ епископомъ Іерусалимской Церкви, бывъ предназначенъ къ тому Самимъ Господомъ, и по духовной жизни евоей пользовался высокимъ уваженіемъ самихъ апостоловъ; предсѣдательствовалъ на апостольскомъ соборѣ и, всю жизнь проведя въ Іерусалимѣ, пріобрѣлъ даже отъ невѣрующихъ названіе «Праведнаго». — Память его 23 октября.
[50] Асія — такъ назывались западныя провинціи Малой Азіи — Мисія, Лидія, Карія, т. е. все западное побережье Средиземнаго моря, состоявшее подъ управленіемъ проконсула.
[51] Суровый упрекъ апостола Павла объясняется тѣмъ, что онъ или не узналъ первосвященника, по слабости своего зрѣнія, или тѣмъ, что предъ нимъ былъ не прежній первосвященникъ, извѣстный ему когда-то. Обличивъ явную и неосновательную дерзость, Павелъ поступилъ по примѣру Іисуса Христа, Который такъ же обличилъ несправедливость ударившаго Его прежде осужденія. Сейчасъ нами сказано было о слабости зрѣнія ап. Павла, — дѣйствительно, это былъ недугъ, на который онъ часто жаловался, это было именно то жало въ плоть (2 Кор. 12, 7), отъ котораго онъ страдалъ. Воспалительное состояніе глазъ Господь оставилъ на апостолѣ, какъ неизгладимый знакъ Своего чудеснаго явленія ему на пути въ Дамаскъ; Павелъ самъ говорилъ, что лишился зрѣнія отъ внезапной славы свѣта того, такъ что съ открытыми глазами онъ никого не видѣлъ, и если потомъ зрѣніе ему было даровано, все же слабость въ немъ могла остаться: полуденное путешествіе подъ жгучимъ сирійскимъ солнцемъ, блескъ свѣта превзошедшаго даже этотъ полуденный свѣтъ и слѣпота постигшая апостола — могли произвести воспаленіе и ослабленіе его глазъ; его пребываніе въ пустынѣ и Дамаскѣ, гдѣ многіе страдаютъ глазами, могло поддерживать эту слабость зрѣнія, а порою и усиливало ее. Слова Павла въ посланіи къ Галатамъ: «вы не презрѣли искушенія моего во плоти моей и не возгнушались имъ... Свидѣтельствую о васъ, что если бы возможно было, вы исторгли бы очи свои и отдали мнѣ» (Гал. 4, 14-15) достаточно ясно намекаютъ на поврежденіе зрѣнія, которое имѣло по временамъ свои припадки и сопровождалось головною болью. Вотъ почему, высказавъ упрекъ обидѣвшему его первосвященнику, Павелъ имѣлъ основаніе оправдываться, что онъ не могъ разсмотрѣть, что его обидчикъ — первосвященникъ.
[52] Царь Агриппа — это былъ Агриппа II-ой, сынъ Ирода Агриппы I-го, послѣдній царь изъ фамиліи Иродовъ, владѣтель нѣкоторыхъ областей въ Сиріи.
[53] Мелитъ — нынѣшняя Мальта, островъ на югъ отъ Сициліи; на Мальтѣ и доселѣ существуетъ преданіе о пребываніи тамъ апостола Павла.
[54] Сиракузы — приморскій городъ на юго-восточномъ берегу Сициліи, въ 18-ти миляхъ отъ Мальты.
[55] Ригія— нынѣ Реджіо, въ южной Италіи, противъ Мессины, на сѣверо-восточномъ берегу Сициліи.
[56] Путеолы — нынѣ Пуццоло, приморскій городъ близъ Неаполя.
[57] Аппіева площадь — небольшой городокъ, около 70-ти верстъ отъ Рима. Три гостинницы — мѣстечко въ 15-ти верстахъ отъ Рима.
[58] Евсевій Памфилъ — епископъ Кесаріи Палестинской (268-340 гг.), церковный историкъ, близко стоявшій ко многимъ великимъ событіямъ своего времени.
[59] Симеонъ Метафрастъ — собиратель и составитель житій святыхъ, секретарь императора Константина VII; скончался около 940 г.
[60] Никифоръ Каллистъ — греческій церковный историкъ; особенно замѣчательна его «Церковная Исторія» въ 23 книгахъ, изъ коихъ до насъ дошли первыя 18, а изъ остальныхъ только отрывки; скончался въ 1350 г.
[61] Неронъ — римскій императоръ (54-68 гг.) запятналъ себя жестокостію даже по отношенію къ самымъ близкимъ своимъ роднымъ и въ особенности — по отношенію къ христіанамъ. Вмѣстѣ съ темъ онъ былъ покровителемъ ученыхъ, поэтовъ, пѣвцовъ, и самъ участвовалъ въ Олимпійскихъ играхъ. Тщеславный, развратный, необузданный, онъ возбудилъ противъ себя заговоръ и принужденъ былъ умертвить себя.
[62] Св. апостолъ Павелъ оставилъ намъ въ своихъ посланіяхъ имена и другихъ сотрудниковъ своихъ. Они съ такой любовію помогали ему, и самъ онъ такъ былъ доволенъ ими, что въ очеркѣ жизни его слѣдуетъ упомянуть хотя о нѣкоторыхъ изъ нихъ, о которыхъ онъ самъ съ благодарностію вспоминаетъ. Такъ, напримѣръ, онъ называетъ Луку, по всѣмъ церквамъ похваляемаго за Евангеліе и притомъ избраннаго отъ церквей сопутствовать Павлу для благотворенія (2 Кор. 8, 18-19), Тимоѳея, который, подобно апостолу, трудился для дѣла Господня, и Павелъ не имѣлъ никого равно усерднаго. Тимоѳей служитъ ему въ благовѣствованіи какъ сынъ отцу (1 Кор. 16, 10; Флп. 2, 19-22); называетъ Тихика, какъ возлюбленнаго брата и вѣрнаго въ Господѣ служителя, способнаго доставить сердечное утѣшеніе (Ефес. 6, 21, 22); Прискиллу и Акиллу, сотрудниковъ своихъ въ Христѣ Іисусѣ (Рим. 16, 3); Епафраса, возлюбленнаго сотрудника своего и вѣрнаго служителя Христова (Кол. 1, 7); Аристарха, Марка, Іуста, сотрудниковъ для Царствія Божія и какъ свою отраду (Кол. 4, 10-11); Тита, истиннаго сына по общей вѣрѣ, которому Павелъ поручалъ довершить въ Критѣ неоконченное, который утѣшлъ его и своимъ прибытіемъ, и радостію, и расположенностію къ вѣрующимъ: «это мой товарищъ и сотрудникъ» (Тит. 1, 4-5; 2 Кор. 7, 6. 13. 15; 8, 23); Сосѳена, бывшаго потомъ епископомъ въ Колофонѣ (1 Кор. 1, 1). Вспомнимъ, наконецъ, Силу, который вмѣстѣ съ Тимоѳеемъ остался въ Беріи среди всѣхъ опасностей, лишь бы утвердить братію въ вѣрѣ, согласно желанію ап. Павла (Дѣян. 17, 13-15). И много ихъ было даже по имени не названныхъ, и только по дѣламъ любви своей памятныхъ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга десятая: Мѣсяцъ Іюнь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 652-678.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0