Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 27 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюнь.
День восемнадцатый.

Страданіе святыхъ мучениковъ Леонтія, Ипатія и Ѳеодула.

Рабъ Христовъ Леонтій былъ родомъ изъ Греціи; высокаго роста, сильный и мужественный, онъ отличался храбростью въ сраженіяхъ, въ которыхъ одержалъ много побѣдъ; поэтому среди воиновъ Леонтій пользовался извѣстностью и уваженіемъ. Къ тому же, отъ природы одаренный разумомъ, обладая развитымъ жизненнымъ опытомъ и книжнымъ ученіемъ, Леонтій былъ мужемъ совѣта и правленія. Зная же, что существуетъ Одинъ только истинный Богъ, Господь Іисусъ Христосъ, Леонтій всю свою жизнь отдалъ на служеніе Ему, вѣруя не словомъ только, но и дѣломъ. Милостивый къ нищимъ, онъ питалъ алчущихъ, одѣвалъ нагихъ, давалъ пріютъ страннымъ, словомъ украшалъ себя всѣми добрыми дѣлами, за что и былъ удостоенъ Господомъ подобнаго вѣнца.

Когда спира воиновъ приблизилась къ Триполю, трибунъ Ипатій неожиданно и внезапно заболѣлъ горячкой, причину которой объяснялъ своимъ воинамъ слѣдующимъ образомъ:

— «Я знаю, по какой причинѣ постигъ меня настоящій недугъ: боги разгнѣвались на меня за то, что, отправляясь въ этотъ путь, я не принесъ имъ достойной ихъ жертвы; вотъ, они и наказываютъ меня болѣзнью».

Видя, что трибуна, дѣйствительно, постигла тяжелая болѣзнь, воины соболѣзновали ему, печалясь его печалью; прошло три дня, а больной ничего не ѣлъ, такъ какъ недугъ усиливался съ часу на часъ, угрожая смертельнымъ исходомъ. Въ ночь съ третьяго дня на четвертый трибуну явился въ видѣніи ангелъ Господень и сказалъ:

— «Если хочешь быть здоровъ, то вмѣстѣ съ твоими воинами воззови трижды къ небу: «Боже Леонтія, помоги мнѣ!» Если сдѣлаешь это, сейчасъ же исцѣлишься».

Быстро приподнявшись и открывъ глаза, палимый внутреннимъ жаромъ трибунъ увидалъ святаго ангела, который стоялъ предъ нимъ въ видѣ прекраснаго юноши, облеченнаго въ бѣлоснѣжную одежду.

— «Я, — сказалъ онъ ангелу, — посланъ съ воинами взять Леонтія и блюсти его подъ стражей до пришествія игемона Адріана, а ты мнѣ повелѣваешь призвать на помощь Бога Леонтія».

Во время этихъ словъ больного трибуна ангелъ скрылся отъ очей его; въ ужасѣ трибунъ разбудилъ спавшихъ близъ него друзей и сказалъ имъ:

— «Послушайте, что мнѣ видѣлось: лишь только я забылся первымъ сномъ, предо мною предсталъ какой-то свѣтлый юноша и совѣтовалъ мнѣ вмѣстѣ со всѣми вами призвать Бога Леонтія, обѣщая за это выздоровленіе. Юношу, пробудившись, я видѣлъ и очами, послѣ чего онъ вскорѣ исчезъ».

— «Не такое это трудное дѣло, — сказали друзья; — мы всѣ исполнимъ его, лишь бы ты былъ здоровъ».

Одинъ изъ друзей трибуна, по имени Ѳеодулъ, особенно сильно удивлялся видѣнію и подробно разспрашивалъ больного, какой именно видомъ былъ явившійся юноша; трибунъ охотно удовлетворилъ его любознательности. И разгоралось сердце Ѳеодула любовію къ невѣдомому для него Богу Леонтія. Когда воины, пробудившись отъ сна, собрались около болящаго трибуна и узнали отъ него о бывшемъ ему видѣніи, то, поднявшись, всѣ, безъ исключенія, воскликнули, глядя на небо, вмѣстѣ со страждущимъ:

— «Боже Леонтія, помоги!»

Тотчасъ же трибунъ поднялся здравымъ, какъ будто и не болѣлъ; наступилъ часъ обѣда и трибунъ началъ со своими друзьями ѣсть, пить и веселиться. Чудо же, проявленное надъ трибуномъ, исполнило Ѳеодула еще большаго удивленія, — онъ сидѣлъ отдѣльно, размышляя въ молчаніи:

— «Кто такой Леонтій, и кто Богъ Леонтія?»

Между тѣмъ друзья приглашали Ѳеодула принять участіе въ пиршественной трапезѣ, но онъ, предпочитая ей голодъ, ничего не желалъ вкусить. Видя же, что воины подъ вліяніемъ вина забыли о приказаніи игемона, Ѳеодулъ сказалъ имъ:

— «Вотъ Адріанъ завтра или послѣ завтра настигнетъ насъ, а мы и не думаемъ отыскивать мужа, взять котораго намъ повелѣно; если хотите, я и трибунъ пойдемъ прежде васъ къ городу и поищемъ того, за кѣмъ посланы».

Убѣдивъ затѣмъ трибуна пойти съ нимъ, Ѳеодулъ и Ипатій оба направились къ городу.

Только что они поднялись на верхъ горы, гдѣ находился Триполь, какъ Леонтій вышелъ имъ на встрѣчу и привѣтствовалъ ихъ такими словами:

— «Радуйтесь о Господѣ, братья!»

— «Радуйся и ты, братъ!» — отвѣчали трибунъ и Ѳеодулъ.

«Кого вы пришли сюда искать?» — спросилъ Леонтій.

— «Царю Веспасіану, — сказали они, — стало извѣстно, что въ этомъ городѣ живетъ нѣкоторый мужъ, по имени Леонтій, человѣкъ благородный, разумный, добродѣтельный и храбрый воинъ; мѣсто жительства его мы и посланы узнать; вслѣдъ за нами идетъ игемонъ Адріанъ, управленію котораго царь поручилъ всю эту Финикійскую страну; игемонъ самъ желаетъ видѣть Леонтія какъ человѣка любезнаго богамъ, чтобы потомъ съ великою честью послать его къ царю, и весь сенатъ Римскій хочетъ видѣть Леонтія, такъ какъ всѣмъ извѣстно о его мужественной храбрости въ бояхъ, въ искусствѣ управленія, о его благочестіи и многихъ другихъ славныхъ дѣлахъ».

Услышавъ это, блаженный Леонтій сказалъ:

— «Вижу, что вы люди пришлые и не знаете того, что дѣлается въ этомъ городѣ. Пойдемте ко мнѣ; отдохните отъ пути, а я вамъ покажу Леонтія, котораго вы называете другомъ вашихъ боговъ; въ дѣйствительности же онъ вовсе не другъ почитаемыхъ вами боговъ, но знайте его за христіанина, вѣрующаго въ Господа Іисуса!»

Ипатій и Ѳеодулъ говорили между собою:

— «Кто этотъ человѣкъ, называющій Леонтія христіаниномъ? не родственникъ ли его?»

Потомъ они спросили неизвѣстнаго имъ мужа:

— «Какъ тебя зовутъ?»

— «О имени моемъ, — отвѣчалъ тотъ, — такъ пишется въ книгахъ: на аспида и василиска наступиши и попереши льва и змія (Псал. 90, 13), ибо мнѣ должно попрать льва — діавола, невидимаго врага, и змія — игемона, врага видимаго; мнѣ должно побѣдить, какъ аспидовъ и василисковъ, и совѣтниковъ его, ревностныхъ служителей бѣсовъ. И когда я восторжествую надъ всѣмъ полчищемъ льва, тогда само дѣло явитъ мое имя».

Слова эти казались загадочными трибуну и Ѳеодулу; пытаясь объяснить ихъ себѣ, они въ недоумѣніи слѣдовали за удивительнымъ мужемъ въ его домъ. Святый Леонтій угостилъ ихъ, устроивъ для нихъ трапезу. Вкусивъ отъ нея, они сказали хозяину:

— «Мы весьма довольны твоимъ угощеніемъ, добрый мужъ! Окажи до конца свое благодѣяніе къ намъ, — покажи Леонтія, котораго мы ищемъ. Когда же прибудетъ Адріанъ, мы разскажемъ ему, какъ много ты сдѣлалъ для насъ, и за это онъ удостоитъ тебя великой чести, такъ что ты будешь находиться въ общеніи съ друзьями царя».

— «Я — Леонтій, котораго вы ищете, — отвѣчалъ на это святый, — я тотъ воинъ Іисуса Христа, котораго взять Адріанъ послалъ васъ».

Тогда трибунъ и Ѳеодулъ припали къ ногамъ Леонтія, говоря:

— «Рабъ Вышняго Бога! прости намъ грѣхъ нашъ и поспѣши умолить за насъ твоего Бога, чтобы Онъ и насъ избавилъ отъ идольскаго нечестія и лютаго звѣря Адріана, ибо мы хотимъ быть христіанами».

Затѣмъ они передали ему, какъ явился больному ангелъ и какъ недугъ оставилъ трибуна вслѣдъ за призваніемъ Бога Леонтія.

Видя проявленіе силы Христовой, святый Леонтій исполнился радости; простершись на землѣ крестообразно, онъ началъ такъ молиться Богу со слезами:

— «Господи Боже, хотяй всѣмъ человѣкомъ спастися и въ разумъ истины пріити (ср. 1 Тим. 2, 4), призри на насъ въ часъ сей: Ты содѣлалъ, чтобы за мною послѣдовали тѣ, за коими долженъ былъ слѣдовать я; сохрани и меня, овцу Твою, и ихъ со мною вмѣстѣ просвѣти свѣтомъ Твоего милосердія. Излей на нихъ благодать Твоего Святаго Духа, созижди въ нихъ сердце чистое и, осѣнивъ ихъ Святымъ Твоимъ знаменіемъ, содѣлай ихъ Твоими непобѣдимыми воинами, — вооружи и укрѣпи ихъ на врага — діавола и на слугъ его. Да сотрутъ сіи рабы Твои главу невидимаго змѣя и видимаго злобнаго звѣря Адріана».

Послѣ теплой молитвы святаго Леонтія свѣтлый облакъ осѣнилъ трибуна Ипатія и друга его Ѳеодула и крестилъ ихъ, оросивъ дождемъ, причемъ святый Леонтій призывалъ въ это время надъ крещаемыми имя Пресвятой Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа».

По чудесномъ крещеніи онъ восхвалилъ Бога, сказавъ:

— «Слава Тебѣ, Боже мой! призирающій на молитву любящихъ Тебя и исполняющій желаніе боящихся Тебя!»

Облекши новокрещенныхъ въ бѣлыя одежды, святый Леонтій повелѣлъ носить предъ ними возжженныя свѣчи. Въ это время пришли въ городъ и остальные воины, отставшіе въ пути; они разспрашивали о Леонтіи, а также о своемъ трибунѣ и Ѳеодулѣ. Когда воины нашли ихъ, то чрезвычайно изумлялись и недоумѣвали, увидѣвъ горящія свѣчи и бѣлыя одежды на Ипатіи и Ѳеодулѣ. Узнавъ же, что послѣдніе обратились въ христіанство и крестились, воины сначала смутились, а потомъ стали негодовать; тогда же вѣсть о крещеніи Ипатія и Ѳеодула дошла и до нѣкоторыхъ гражданъ города; послѣдніе подняли мятежъ крикомъ:

— «Да будутъ преданы сожженію безчестящіе нашихъ боговъ!»

Въ городѣ возникли раздоръ и смута: одни защищали Леонтія съ остальными христіанами, а другіе хотѣли ихъ умертвить, но, впрочемъ, ожидали прибытія игемона, не осмѣливаясь самовольно причинить какое-либо зло христіанамъ.

По прошествіи двухъ дней игемонъ Адріанъ приблизился къ городу; вышедшіе на встрѣчу граждане сообщили ему все о Леонтіи и о другихъ, руководимыхъ послѣднимъ, христіанахъ.

— «Нѣкоторый мужъ, — разсказывали они, — Леонтій по имени и христіанинъ по вѣрѣ, всѣхъ отвращаетъ отъ боговъ нашихъ своими, ему лишь извѣстными, волшебными хитростями. Онъ прославляетъ въ тоже время какого-то человѣка, котораго Іудеи, послѣ заушеній, предали смерти, а Пилатъ, послѣ біенія, распялъ. Наконецъ, этотъ же Леонтій чародѣйствомъ обольстилъ даже царскихъ воиновъ, убѣдивъ ихъ принять галилейскую вѣру; и вотъ уже третій день, какъ онъ держитъ ихъ, предварительно облекши въ бѣлыя одежды, безвыходно въ своемъ домѣ, и вмѣстѣ съ ними славитъ своего, нѣкогда распятаго, Христа, оскорбляя безчисленными хуленіями нашихъ боговъ».

Адріанъ тотчасъ же послалъ воиновъ взять Леонтія, трибуна Ипатія и Ѳеодула, приказавъ заключить ихъ въ темницу и держать подъ стражей до суда. Затѣмъ, войдя въ городъ, игемонъ посвятилъ день отдыху. Находясь въ темницѣ, святый Леонтій непрестанно поучалъ своихъ союзниковъ въ Христовой вѣрѣ и укрѣплялъ ихъ на предстоящій мученическій подвигъ, указывая на будущее воздаяніе; всю же наступившую ночь они провели въ молитвѣ и псалмопѣніи, славя Бога. Утромъ слѣдующаго дня игемонъ сѣлъ на судилищѣ, когда ему представляли изъ темницы для допроса святыхъ узниковъ.

— «Ты ли Леонтій?» — обратился игемонъ къ святому Леонтію.

— «Я», — отвѣчалъ послѣдній.

— «Какого ты, — продолжалъ допросъ игемонъ, — чина и какъ твоимъ волшебнымъ чародѣйствомъ прельстилъ этихъ воиновъ, нѣкогда вѣрныхъ слугъ царя нашего, заставивъ ихъ служить теперь твоему Богу?»

— «Я, — объяснилъ святый Леонтій, — воинъ Христа моего, я сынъ того истиннаго Свѣта, Иже просвѣщаетъ всякаго человѣка грядущаго въ міръ (Іоан. 1, 9), и каждый, приходящій къ этому Свѣту, не споткнется (Іоан. 11, 9-10). Ипатій и Ѳеодулъ знаютъ теперь, что начало, дѣйствіе и осуществленіе упоминаемаго мною Свѣта есть Самъ Христосъ, Сынъ Божій и Богъ безначальный, соприсносущный Отцу, Свѣтъ отъ Свѣта, Богъ отъ Бога; познавъ Его, они оставили твоихъ боговъ, сдѣланныхъ изъ дерева, камня или костей безсловесныхъ животныхъ; эти бездѣйственные и безсильные боги легко уничтожаются».

Игемонъ, раздосадованный безбоязненною рѣчью святаго Леонтія, приказалъ слугамъ бить его. Онъ же, перенося побои, возвелъ очи свои на небо, откуда ожидалъ себѣ помощи, и говорилъ при этомъ игемону:

— «Безумный мучитель! Ты, думая причинить мнѣ страданія, самъ болѣе того мучишь себя, угрызаясь своимъ сердцемъ».

Послѣ долгихъ побоевъ игемонъ приказалъ снова отвести въ темницу святаго Леонтія; затѣмъ онъ обратился къ Ипатію и Ѳеодулу:

— «По какой причинѣ вы отвергли съ дѣтства внушенные вамъ отеческіе обычаи и оставили воинскую награду, опечаливъ царя?»

— «Мы получили, — отвѣчали святые, — лучшую награду у Царя Небеснаго: Имъ дарованы намъ хлѣбъ, сходяй съ небесе (Іоан. 6, 33) и чаша вина, истекшая изъ ребръ Христовыхъ».

— «Такимъ непотребнымъ и безсмысленнымъ рѣчамъ, — сказалъ Адріанъ, — васъ обучилъ нечестивый Леонтій, а я говорю вамъ: исполните волю царя. Развѣ вы не знаете его повелѣнія — удостоивать великой чести и наградъ воиновъ, чтущихъ боговъ, а отвращающихся отъ нихъ умерщвлять, предавая лютымъ мученіямъ?»

— «Наше воинское достоинство на небесахъ, — возразили святые Ипатій и Ѳеодулъ, и потому дѣлай съ нами, что хочешь; какъ ревнитель боговъ скверныхъ, ты ополчаешься на насъ неповинныхъ; но вскорѣ погибнетъ и твоя жизнь, — сокращено время дней твоихъ».

Въ ярости Адріанъ приказалъ трибуна, обнаживши, повѣсить на мучилищномъ деревѣ и строгать тѣло его желѣзными когтями. Ѳеодула же велѣлъ простереть на землѣ и бить безъ милосердія. Святые мужественно переносили всѣ эти муки; помня наставленія святаго Леонтія, они ничего не произносили кромѣ слѣдующей молитвы: спаси ны, Боже, яко оскудѣ преподобный (Псал. 11, 1). Видя, что святые пребываютъ тверды и непоколебимы въ Христовой вѣрѣ, мучитель осудилъ ихъ на смерть чрезъ усѣченіе мечемъ. Влекомые на смерть святые Ипатій и Ѳеодулъ воспѣвали:

— «Ты наше прибѣжище, Господи! въ руки Твои мы предаемъ души наши».

Съ радостью они простерли подъ мечъ свои выи за Христа и, по усѣченіи, отошли къ Господу, чтобы пріять изъ десницы Его уготованный имъ вѣнецъ.

Послѣ этого святый Леонтій снова былъ изведенъ на судилище игемона.

— «Пощади, Леонтій, — сказалъ ему игемонъ, — свою жизнь, чтобы тебѣ не испытать тѣхъ тяжкихъ мукъ, какія понесли прельщенные тобою трибунъ и Ѳеодулъ. Послушайся меня, принеси жертву богамъ и тогда удостоишься великой чести не только отъ меня, но отъ самого царя и римскаго сената, ибо царь и вельможи сильно желаютъ тебя видѣть».

— «Я не хочу, — отвѣчалъ святый Леонтій, — видѣть лице твоего царя, враждебнаго и мерзостнаго моему Богу. Лучше, если желаешь, будь ты, Адріанъ, другъ моему Христу; и если станешь имъ, то я покажу тебѣ, какія честь, богатство и спасеніе ты получишь въ вѣчной жизни».

Со злобнымъ смѣхомъ Адріанъ спросилъ:

— «Ты хочешь, очевидно, чтобы я получилъ такое же спасеніе, какое выпало на долю трибуна и Ѳеодула? Безсмысленная голова! или ты не знаешь, отъ какой казни они погибли?»

— «Та казнь, — возразилъ святый, — не казнь, а лучшая жизнь, миръ и радованіе: теперь они радуются, водворившись среди чиновъ ангельскихъ».

— «Выслушай внимательно, что я скажу, — предложилъ игемонъ святому Леонтію: кто изъ людей, не лишенныхъ ума, презрѣлъ это солнечное сіяніе и великихъ боговъ Дія, Аполлона, Нептуна, Венеру и прочихъ затѣмъ лишь, чтобы позорною и мучительною смертью окончить свои дни? Поистинѣ никто, кромѣ очарованныхъ тобою!»

— «Не слыхалъ ли ты, — спросилъ святый Леонтій игемона, — слова Писанія: бози языкъ — бѣсове (Псал. 95, 5), и подобни имъ да будутъ творящіи я, и вси надѣющіися на ня (Псал. 134, 18); кто же изъ здравомыслящихъ людей захотѣлъ бы уподобиться нѣмому камню или бездушному веществу, каковы въ дѣйствительности и есть ваши боги, чтобы, принося имъ жертвы, погибнуть безконечною смертью?»

Въ сильномъ гнѣвѣ мучитель повелѣлъ мученика, простертаго на землѣ, бить нещадно четыремъ сильнымъ слугамъ, а особому глашатаю при этомъ восклицать:

— «Уничижающіе нашихъ боговъ и не повинующіеся повелѣніямъ царей погибнутъ подобною смертью».

Били святаго мученика до тѣхъ поръ, пока бьющіе не изнемогли. Святый же Леонтій говорилъ мучителю:

— «Если и все тѣло мое обратишь въ одну рану, все-таки не побѣдишь ума моего, не будешь господиномъ моей души».

Тогда игемонъ велѣлъ повѣсить святаго на мучилищномъ деревѣ и строгать все тѣло его, ребра и голени острыми желѣзными орудіями. Долго строгали святаго мученика; въ тяжкихъ страданіяхъ онъ возвелъ очи свои къ небу и обратился къ Богу съ такою молитвой:

— «Боже мой, Ты моя надежда, спаси меня!»

Тогда мучитель сказалъ палачамъ:

— «Снимите его съ дерева; я знаю, что онъ затѣмъ поднимаетъ глаза къ небу, чтобы умолить боговъ нашихъ дать ему облегченіе».

Услыхавъ это, святый Леонтій громко и гнѣвно воскликнулъ къ игемону:

— «Погибни ты съ богами твоими, опасный и скверный мучитель! Я молюсь моему Богу, чтобы Онъ даровалъ мнѣ мужество и силы для перенесенія налагаемыхъ тобою тяжкихъ мученій».

Мучитель повелѣлъ снова повѣсить его, но уже внизъ головою, привязавъ къ шеѣ тяжелый камень. Долгое время находился въ такомъ положеніи святый Леонтій, такъ молившійся вслухъ:

— «Господи, Гисусе Христе, укрѣпившій рабовъ Твоихъ, Ипатія и Ѳеодула, при исповѣданіи Твоего пресвятаго имени, утверди и меня, смиреннаго и грѣшнаго раба Твоего, дабы я возмогъ перенести настоящія мученія. Не оставь меня, моя Надежда!»

— «Я знаю, Леонтій, что ты сдѣлаешься другомъ нашихъ боговъ», — сказалъ игемонъ.

— «Я рабъ вышняго Бога, — возразилъ мученикъ, — а ты рабъ твоихъ боговъ, съ которыми ты и воины твои погибнете».

Весь день терпѣлъ святый Леонтій такія мученія; когда приблизился вечеръ и солнце уже начало склоняться къ западу, игемонъ приказалъ снять святаго Леонтія съ мучилищнаго дерева и бросить его въ темницу до утра. Всю ночь воспѣвалъ святый Леонтій въ заключеніи: Господь Просвѣщеніе мое и Спаситель мой, кого убоюся? (Псал. 26, 1) Ему явился ангелъ Господень и сказалъ:

— «Мужайся, Леонтій! Господь Богъ, Которому ты вѣрно служишь, послалъ меня къ тебѣ, чтобы я пребывалъ неотступно съ тобою».

И радовался святый и веселился о Господѣ, Богѣ своемъ.

Возсіяло солнце, и снова Адріанъ, сѣвши на судилищѣ, потребовалъ къ себѣ святаго Леонтія.

— «Какъ Леонтій, что надумалъ?» — спросилъ онъ.

— «Я пришелъ, — отвѣчалъ святый, — къ одному заключенію, — не обращать вниманія на твои пустыя рѣчи; много разъ я говорилъ раньше и теперь снова повторю, что никогда не оставлю Бога моего, Творца неба, земли, моря и всего, что ихъ наполняетъ, Господа Іисуса Христа, Сына Божія, претерпѣвшаго для нашего спасенія крестныя мученія; въ Немъ одномъ я полагаю свою надежду».

— «Послушай меня, Леонтій — увѣщевалъ игемонъ, — принеси жертву богамъ; клянусь тебѣ моими богами, что въ такомъ случаѣ ты получишь отъ царя и великую честь и многія богатства».

— «Какая честь и какія богатства поднебесной могутъ заставитъ меня, — спросилъ святый Леонтій, — послушать тебя и отречься отъ Бога моего? Весь міръ недостоинъ Христа Владыки, Котораго я люблю всѣмъ моимъ сердцемъ, изъ любви къ Которому страдаю и готовъ претерпѣть все; твоимъ же богамъ не принесу жертвы».

Окончательно убѣдившись, что невозможно побѣдить непобѣдимаго воина Христова, т. е. склонить его къ языческому нечестію, игемонъ издалъ слѣдующій смертный приговоръ святому Леонтію:

— «Леонтія, не только не хотѣвшаго подчиниться велѣнію царя и принести богамъ жертвы, но и хулившаго отеческихъ боговъ, повелѣваемъ, растянувъ на мучилищномъ древѣ въ четыре стороны, бить до тѣхъ поръ, пока отъ мученій не извергнетъ душу свою».

Святаго Леонтія распростерли, привязавъ къ четыремъ коламъ, вбитымъ въ землю, затѣмъ четыре сильныхъ воина долго и жестоко били его, пока въ мученіяхъ онъ не предалъ святую душу свою въ руки Божіи; тѣло же его, брошенное внѣ города, взяли вѣрные и предали честному погребенію близъ пристани Трипольской.

Это страданіе святаго мученика Леонтія описалъ рабъ Христовъ «Кѵръ нотарій», видѣвшій мученія своими глазами; обо всемъ написалъ онъ на оловянныхъ дощечкахъ, которыя и положилъ при мощахъ мученика въ его гробѣ для послѣдующихъ христіанскихъ поколѣній, дабы всякій, читающій или слушающій, воздѣлъ къ небу руки свои и воздалъ славу Богу, укрѣпившему на такой подвигъ раба Своего. Совершилъ страданіе свое святый Леонтій 18-го іюня въ царствованіе въ Римѣ Веспасіана, а въ Церкви — Господа нашего Іисуса Христа. Которому возсылается слава со Отцемъ и Святымъ Духомъ во вѣки. Аминь [6].

Примѣчанія:
[1] Царствовалъ съ 70 г. по 79 г.
[2] Игемонъ — областной правитель.
[3] Триполь — приморскій финикійскій городъ съ гаванью; былъ расположенъ при подошвѣ самой высокой точки Ливана.
[4] Трибунъ — начальникъ надъ отрядомъ воиновъ въ 1.000 человѣкъ.
[5] Спира — рота (Дѣян. 10, 1) или полкъ (Дѣян. 21, 31).
[6] О св. мученикѣ Леонтіи упоминаетъ константинопольскій соборъ, бывшій при патріархѣ Минѣ (536-552 гг.); въ Триполѣ финикійскомъ ему была посвящена церковь. Въ Константинополѣ память св. Леонтія торжественно праздновалась въ двухъ мѣстахъ — въ храмѣ его имени и близъ Камаридія.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга десятая: Мѣсяцъ Іюнь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 402-412.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0