Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 19 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюнь.
День четырнадцатый.

Житіе святаго отца нашего Меѳодія, патріарха Константинопольскаго.

По смерти Михаила Травлоса воцарился сынъ его Ѳеофилъ [12], — наслѣдникъ не только престола, но и зловѣрія своего отца, Ѳеофилъ многихъ замучилъ за честное почитаніе святыхъ иконъ; однако, любя ученіе книжное, онъ обновилъ запустѣвшія было школы Царьграда, приказалъ снова начать въ нихъ занятія. Онъ же освободилъ изъ заточенія и святаго Меѳодія, какъ передаетъ объ этомъ греческій историкъ Михаилъ Гликосъ: небывалымъ, — говоритъ онъ, — и чудеснымъ образомъ извелъ Богъ Меѳодія изъ мрачнаго узилища: Ѳеофилъ изъ любви къ знаніямъ часто проводилъ время за чтеніемъ книгъ; однажды царю попалась въ руки книга, содержаніе которой ему было малопонятно; кто-то изъ приближенныхъ замѣтилъ Ѳеофилу, что Меѳодій, заключенный въ темницѣ въ Акритѣ, извѣстенъ своимъ умѣньемъ изъяснять трудныя для уразумѣнія мѣста въ книгахъ. Тотчасъ же царь послалъ приказъ привести къ нему изъ узилища святаго Меѳодія; увидѣвшись съ нимъ, онъ послѣ бесѣды понялъ, что святый Меѳодій мужъ мудрый, и освободилъ его изъ уваженія къ нему. Получивъ свободу, святый Меѳодій снова вступилъ въ словесную борьбу съ еретиками, уча воздавать святымъ иконамъ достойныя ихъ честь и поклоненіе; этимъ онъ опять навлекалъ на себя гнѣвъ иконоборцевъ: дѣятельность святаго Меѳодія, [направленная] на защиту православія стала извѣстна царю, который сильно гнѣвался на угодника Божія, скрывая свое недовольство до болѣе удобнаго времени. Въ эти дни греки вели войну съ сарацынами [13], и была необходимость самому царю присутствовать при войскѣ. Отправляясь къ полкамъ, царь взялъ съ собою и святаго Меѳодія, частію какъ бы ради молитвы, частію для бесѣдъ отъ писанія и рѣшенія недоумѣнныхъ вопросовъ, которые, какъ убѣдился царь, святый Меѳодій искусенъ былъ разъяснять. Въ дѣйствительности же царь взялъ съ собою угодника Божія изъ боязни, какъ бы въ столицѣ, если въ ней останется святый Меѳодій, не возникло народное возмущеніе противъ иконоборцевъ: народъ любилъ преподобнаго, какъ мужа святаго и учительнаго, прекрасно свѣдущаго не только въ области управленія духовнаго, но и гражданскаго; поэтому-то царь и не оставилъ его въ столицѣ на время своего отсутствія, а взялъ съ собою. Но вотъ, по Божію попущенію, измаильтяне одолѣли грековъ, уничтоживъ почти все войско царя, такъ что послѣдній едва спасся бѣгствомъ съ малыми остатками отъ своихъ полковъ; тогда нечестивый царь обнаружилъ на святаго Меѳодія свой гнѣвъ, который доселѣ таилъ въ сердцѣ:

— «Потому Богъ и даровалъ врагамъ нашимъ побѣду, — говорилъ Ѳеофилъ, — что среди насъ находятся идолопоклонники».

На это святый Меѳодій возразилъ:

— «Господь, поругаемый христіанами въ Своей святой иконѣ, прогнѣвался на нихъ и попустилъ врагамъ одержать надъ нами побѣду».

Исполнившись ярости, царь сослалъ святаго Меѳодія послѣ жестокаго бичеванія [14] въ заточеніе на одинъ островъ: здѣсь онъ приказалъ заключить его вмѣстѣ съ двумя разбойниками въ глубокой гробной пещерѣ, куда не проникалъ и солнечный свѣтъ. Такъ святый Меѳодій явился живымъ мертвецомъ, какъ Іона во чревѣ китовѣ, пребывая въ земныхъ нѣдрахъ и благодаря Бога. Одному рыбаку поручено было доставлять ему пищу и притомъ столь скудную, чтобы только не умереть съ голода; мучители желали продолжить жизнь угодника Божія, а съ нею — и его страданія въ томъ гробѣ.

Во время этого заключенія святаго Меѳодія царь Ѳеофилъ подвергъ мукамъ за почитаніе честныхъ иконъ двухъ святыхъ исповѣдниковъ Ѳеофила и Ѳеофана [15]: на ихъ лицахъ раскаленнымъ желѣзомъ была выжжена надпись, свидѣтельствующая объ ихъ поклоненіи святымъ иконамъ, послѣ чего царь отправилъ мучениковъ въ заточеніе. Путь ихъ лежалъ мимо того острова, гдѣ томился святый Меѳодій, заключенный въ гробной пещерѣ. Случайно встрѣтившись съ рыбакомъ, питающимъ узника, святые исповѣдники разузнали отъ него все подробно объ угодникѣ Божіемъ. Не имѣя возможности увидѣться со святымъ Меѳодіемъ, потому что очень строги были люди, ведшіе ихъ въ заключеніе, Ѳеодоръ и Ѳеофанъ написали къ нему слѣдующее привѣтствіе, доставить которое по назначенію взялся тотъ же рыбакъ:

— «Къ живому, какъ мертвому сѣдящему во гробѣ, къ земному, обходящему горнія страны и къ носящему узы, пишутъ окованные, имѣющіе «лица начертаны».

Прочтя это, присланное съ рыбакомъ привѣтствіе и узнавъ отъ послѣдняго о подвигахъ святыхъ страстотерпцевъ, святый Меѳодій благодарилъ Бога, даровавшаго имъ такое мужество. Затѣмъ онъ отвѣтилъ имъ въ свою очередь на ихъ привѣтствіе такимъ письмомъ:

— «Погребенный прежде смерти и скованный узами привѣтствуетъ тѣхъ узниковъ, изъ которыхъ каждый, имѣя «начертанное лице», вписанъ горѣ въ книгу жизни».

Въ своемъ гробномъ заключеніи святый Меѳодій пробылъ до смерти царя Ѳеофила, и когда (одинъ) гробъ пріялъ мертвеца по истинѣ [16], тогда (другой) гробъ, подобно киту, изрыгнувшему изъ чрева Іону пророка, даровалъ міру «живого мертвеца» [17]. Когда смерть закрыла очи Ѳеофила гробною перстью и затворила его нечестивые уста, наложивъ молчаніе на хульный языкъ, тогда славный исповѣдникъ увидѣлъ дневной свѣтъ и снова отверзъ свои уста для проповѣди благочестія. По кончинѣ Ѳеофила воцарился сынъ его, Михаилъ (III-й), причемъ за его малолѣтствомъ управляла его мать Ѳеодора [18]. Первой заботой правительницы была забота о мирѣ церковномъ, совершенно нарушенномъ иконоборствомъ: отъ дней перваго царя иконоборца Льва Исаврянина [19] до смерти Ѳеофила прошло сто двадцать лѣтъ; въ теченіе этого времени икона Христова была поругаема христіанами, и разгнѣванный Богъ воздвигалъ за это не малыя бѣдствія на христіанское царство. Въ эти годы сарацыны, овладѣвъ многими христіанскими странами, многихъ жителей ихъ увели, какъ плѣнниковъ, въ свою область. Тогда же греко-римское государство раздѣлилось на два царства: между тѣмъ ранѣе царь Новаго Рима или греческій обладалъ и Ветхимъ Римомъ, такъ что Востокъ и Западъ объединялись подъ скипетромъ одного царя греческаго. Но вслѣдствіе развитія иконоборческой ереси, связанной съ лютыми кровавыми мученіями множества исповѣдниковъ благочестія, Западъ отторгся изъ-подъ власти греческихъ царей, поставивъ себѣ своего собственнаго царя. Поэтому греческій царь вынужденъ былъ управлять одною только Греціею, да и то не всею, потому-что Палестина со святымъ городомъ Іерусалимомъ, Сирія, Аравія, а также и Египетъ съ подлежавшими ему областями, взяты были сарацынами. Все это Богъ попустилъ за грѣхи христіанъ, отпавшихъ отъ благочестія въ ересь и поругавшихъ святыя иконы. Принимая во вниманіе послѣднее обстоятельство, благочестивая и исполненная боговдохновеннаго разума царица Ѳеодора приложила всѣ старанія къ тому, чтобы, уничтоживъ въ христіанскомъ царствѣ проклятую иконоборческую ересь, утвердить правовѣріе, возвративъ какъ драгоцѣнное украшеніе невѣсты Христовой, святой Церкви почитаніе честныхъ иконъ. Она повелѣла освободить отъ узъ и заключенія, а также возвратить изъ ссылки всѣхъ исповѣдниковъ благочестія, чтобы они пришли на соборъ въ Константинополь, который бы возвратилъ съ подобающею честью храмамъ святыя иконы. По этому указу былъ освобожденъ изъ гробнаго затвора и святый Меѳодій. На патріаршемъ же престолѣ, какъ мерзость запустѣнія на мѣстѣ святѣ, все еще пребывалъ лжепатріархъ Іоаннъ, по прозванію Анній [20], — еретикъ и волхвъ возведенный на престолъ царемъ Ѳеофиломъ, и такъ какъ святые отцы не желали имѣть съ нимъ общенія, то благочестивая царица Ѳеодора помянутаго лжепатріарха, лишивъ престола, изгнала изъ Церкви какъ дикаго вепря изъ виноградника. По благоволенію Божію на патріаршій престолъ къ неизреченной радости всѣхъ православныхъ былъ возведенъ святый исповѣдникъ Меѳодій.

Это возведеніе святаго Меѳодія, происшедшее болѣе по Божію нежели человѣческому избранію, еще прежде было предсказано преподобнымъ Іоанникіемъ Великимъ, о чемъ житіе его говоритъ такъ:

Игуменъ Агавронскаго монастыря Евстратій спросилъ нѣкогда преподобнаго Іоанникія [21]:

— «Отче, доколѣ же святыя иконы будутъ попираемы (и доколѣ продолжится такое положеніе вещей), при которомъ церкви не возращаются, гонители возрастаютъ и стадо Христово расхищаютъ дикіе звѣри?»

Святый отецъ отвѣчалъ на это:

— «Подожди еще немного, братъ, и увидишь проявленіе силы Божіей: церковное управленіе приметъ нѣкто, именемъ Меѳодій; озаренный Божественнымъ Духомъ онъ будетъ руководить Церковію по истинѣ, истребитъ ереси, утвердитъ Церковь православными догматами, создастъ тишину и единомысліе; противящихся же смиритъ десница Вышняго».

Это пророчество преподобнаго Іоанникія сбылось съ очевидностію на святомъ Меѳодіи. По смерти царя Ѳеофила онъ былъ поставленъ патріархомъ Царьграда, какъ мужъ достойный столь великаго сана, какъ крѣпкій столпъ правовѣрія и непоколебимое утвержденіе благочестія, какъ украшенный мученичествомъ Христовъ воинъ, отъ Бога предзнаменованный и прозорливымъ мужемъ предуказанный на великое служеніе архіерейское. Святый Меѳодій вмѣстѣ съ благовѣрною царицею Ѳеодорою созвалъ въ Константинополѣ помѣстный соборъ, который подтвердилъ догматическія опредѣленія седьмого Вселенскаго собора, созваннаго въ царствованіе Константина и Ирины, въ Никеи на иконоборцевъ [22]. Не принимающихъ же догматовъ этого Вселенскаго собора помѣстный соборъ, собранный при святомъ Меѳодіи, предалъ вторичной анаѳемѣ. Доставивъ радость православнымъ, обративъ церковную смуту въ миръ, бурю и волненіе — въ тишину, отцы собора съ великимъ торжествомъ въ первую недѣлю святой Четыредесятницы внесли честныя иконы въ церковь Господню. И была великая радость не только въ Царьградѣ, но и во всѣхъ тѣхъ мѣстахъ поднебесной, гдѣ находились православные христіане.

Когда повсюду православные христіане совершали духовное торжество, зависть терзала сердца тѣхъ, въ душахъ которыхъ была укоренена иконоборческая ересь: таковы были уже помянутый, сверженный съ престола, лжепатріархъ Анній и братъ его Ареаборъ, имѣвшій санъ сенатора и засѣдавшій въ царской палатѣ; таковы были и нѣкоторые другіе изъ числа сановныхъ вельможъ и людей меньшаго чина. Не зная, что дѣлать, они по злобѣ придумывали, какъ бы оклеветать святѣйшаго Меѳодія. За золото еретики наняли одну единомысленную съ ними и знатную женщину, — сынъ ея былъ ипатомъ [23] въ Смирнѣ, — чтобы она, согласно ихъ наставленію, пошла къ царицѣ и воспитателямъ молодого царя и сообщила имъ, что (будто-бы) новопоставленный патріархъ Меѳодій блудодѣйствовалъ съ нею. Такъ поступили клеветники въ томъ разсчетѣ, что имъ будетъ болѣе удобно хулить какъ ученіе святаго Меѳодія, защишавшаго почитаніе честныхъ иконъ, такъ — и самыя иконы, если патріарха удастся обезславить, распустивъ объ немъ въ народѣ дурную молву и тѣмъ опозоривъ его имя. Подученная еретиками женщина, отправившись къ царицѣ и воспитателямъ молодого царя, открыто предъ всѣми оклеветала святаго Меѳодія, принесши жалобу на мужа ни въ чемъ неповиннаго. Чтобы клевета ея была принята за истину, она проливала слезы, какъ бы потерпѣвшая насиліе отъ новопоставленнаго патріарха. Они удивлялись такому поступку первосвятителя, породившему великій соблазнъ; тотчасъ молва распространилась по всему городу, православныхъ смущая, а нечестивымъ доставляя радость и торжество. Еретики смѣялись надъ православными:

— «Вотъ какого имѣете вы патріарха, вотъ за кѣмъ вы слѣдуете».

Когда клевета дошла до самого святѣйшаго Меѳодія, онъ недоумѣвалъ, откуда именно она могла возникнуть. Но имѣя совѣсть чистою, онъ въ душѣ радовался незаслуженному бѣдствію, вмѣстѣ съ тѣмъ патріархъ и печалился, видя столь великій соблазнъ среди народа и насмѣшки еретиковъ надъ православными. Какъ же поступаетъ сей великій святитель, мужъ неповинный руками и чистый сердцемъ, соблюдшій отъ утробы матерней непорочно чистоту своего тѣла? Желая не столько себя очистить отъ ложнаго обвиненія, сколько — отнять у Церкви соблазнъ и заградить лживыя уста еретиковъ, патріархъ рѣшилъ, жертвуя своимъ стыдомъ, открыть доколѣ никому невѣдомый недугъ, которымъ онъ страдалъ и который съ очевидностью обнаруживалъ неспособность первосвятителя къ плотскому грѣховному смѣшенію. Пославъ въ палату цареву, патріархъ просилъ справедливаго суда, который разслѣдовалъ бы дѣло между нимъ и помянутою женою. Представъ же предъ судомъ, состоящимъ изъ честныхъ лицъ, патріархъ, не хотя спорить съ безстыдною женщиною и желая непререкаемымъ образомъ засвидѣтельствовать о своей неповинности и убѣжденный къ тому же наступившей необходимостью отложить природный стыдъ, соблюденіе коего особенно было обязательно для человѣка его сана, — святѣйшій Меѳодій обнажилъ «тайное мѣсто» своего тѣла, объятое болѣзнію, такъ что «плоть родная» была какъ бы умерщвленною; и всѣ узнали, насколько ложна была клевета женщины, такъ какъ видѣли, что невозможно столь больному человѣку совершить плотской грѣхъ. И возрадовались православные, что уничтожился соблазнъ въ Церкви и отнялось поношеніе отъ сыновъ благочестія. Еретики же покрылись стыдомъ и заградились нечестивыя уста ихъ; болѣзнь ихъ обратилась на ихъ головы и издѣвательство ихъ принесло посрамленіе и уничтоженіе имъ же самимъ.

Когда же судьи спросили святѣйшаго Меѳодія, какимъ образомъ прилучилась ему болѣзнь, онъ, обнаруживая недугъ свой, открылъ и причину его, о которой доселѣ тоже никому не говорилъ:

— «Когда, — сказалъ онъ, — я былъ посланъ святѣйшимъ патріархомъ Никифоромъ къ папѣ въ Римъ и тамъ задержался, въ это время по дѣйствію пакостника плоти, ангела сатанина, напало на меня сильное плотское вожделѣніе, соединенное съ возбужденіемъ плотскихъ удовъ; многіе дни и ночи боролся я съ похотною страстью, изнуряя постомъ и бдѣніемъ и умерщвляя себя всякаго рода трудами, и такъ какъ страсть все-таки не оставляла меня и мнѣ казалось, что я уже близокъ къ паденію, со слезами повергся предъ святымъ верховнымъ апостоломъ Петромъ, вручая себя его помощи и прося у него ослабленія; я молилъ его, чтобы онъ дарованною ему отъ Бога благодатною силою избавилъ меня отъ плотской брани и тѣмъ не попустилъ оскверниться моему тѣлу, освященному для чистоты. Когда я въ печали забылся немного сномъ, мнѣ явился святый апостолъ Петръ и коснулся своею десницею тайныхъ частей моего тѣла; отъ этого прикосновенія я ощутилъ сильную боль, — точно кто огнемъ ожегъ заболѣвшее мѣсто; я сильно застоналъ. Апостолъ же Петръ сказалъ мнѣ:

— «Отселѣ ты не будешь болѣе испытывать плотской грѣховной брани».

— «Я тотчасъ пробудился отъ сна и нашелъ себя съ тѣмъ поврежденіемъ, какое вы уже видѣли».

Этотъ разсказъ святаго Меѳодія умилилъ его судей: они признали его неповиннымъ; женщину же ту они приказали подвергнуть наказанію, чтобы она сказала, кто научилъ ее оклеветать неповиннаго и чистаго архіерея Божія. И тотчасъ явились палачи, чтобы взять ее для мученій; она же, увидѣвши обнаженный мечъ, приготовленный огонь, острыя терновыя жезлы, сильно испугалась и, не доводя дѣло до казни, открыла истину: она назвала по имени всѣхъ, нанимавшихъ и учившихъ ее, сообщила и о большомъ количествѣ золота, полученномъ отъ наустителей, указала и мѣсто, гдѣ оно положено въ ея домѣ. Судьи послали въ домъ женщины заслуживающихъ довѣрія служителей; они отправились и, дѣйствительно, нашли на мѣстѣ, указанномъ женщиною, золото, которое и принесли судьямъ. Послѣдніе произнесли смертный приговоръ какъ надъ женщиною, такъ и надъ подучившими ее оклеветать святаго Меѳодія. Святѣйшій же патріархъ, будучи по своему незлобію вѣрнымъ и истиннымъ послѣдователемъ Господа, не только не допустилъ до осуществленія смертнаго приговора, но освободилъ своихъ враговъ и отъ предстоящихъ имъ ранъ; онъ наложилъ на нихъ одно только наказаніе, чтобы они во всѣ великіе праздники чинно съ возжженными свѣщами приходили отъ Влахернской [24] церкви Пречистой Богородицы къ соборной церкви святой Софіи и здѣсь при вратахъ храма выслушивали анаѳему, что и исполнялось. Тогда умолкли хульныя еретическія уста и ересь иконоборная была совершенно уничтожена въ Царьградѣ благодатію Божіею, молитвою и неусыпнымъ радѣніемъ угодника Божія, святѣйшаго патріарха Меѳодія, который изъ причиненной ему незаслуженной напасти вышелъ съ еще большею славою.

Врагамъ его не было дано того, чего проситъ у Бога Давидъ согрѣшающимъ: исполни лица ихъ безчестія и взыщутъ имене Твоего, Господи (Псал. 82, 17). Ослѣпленные злобою съ окаменѣлымъ сердцемъ они къ первымъ своимъ злымъ дѣламъ присоединили новыя, не менѣе горшія. Вышепомянутый лжепатріахъ Іоаннъ, онъ же и Анній, виновникъ всѣхъ золъ, былъ посланъ на поклонъ въ одинъ монастырь; во время своего пребыванія тамъ, видя святыя иконы Христа Спасителя и Пречистой Богородицы и святыхъ ангеловъ снова обновленныя благочестивыми ревнителями послѣ иконоборческаго разоренія, Анній приказалъ своему діакону тѣмъ святымъ иконамъ выколоть глаза. Діаконъ поступилъ согласно приказанію. Объ этомъ было возвѣщено благовѣрной царицѣ Ѳеодорѣ. Ревнуя по Христѣ Богѣ, она повелѣла, было, выколоть глаза самому лжепатріарху, но потомъ, склоненная просьбами нѣкоторыхъ сенаторовъ, замѣнила первое наказаніе бичеваніемъ: царица приказала нанести двѣсти ударовъ твердыми бичами лжепатріарху, достойному безчисленныхъ мукъ и многихъ смертей; ибо онъ во время своей власти многихъ православныхъ замучилъ до смерти и, находясь даже въ заточеніи, не переставалъ наносить безчестіе святымъ иконамъ.

Святѣйшій же патріархъ Меѳодій послѣ всѣхъ церковныхъ смутъ и послѣ многихъ злоключеній, перенесенныхъ имъ за икону Христову, остальное время своей жизни провелъ у кормила церковнаго въ мирѣ и тишинѣ, украшая патріаршій престолъ въ Царьградѣ своимъ ангеловиднымъ лицемъ и ангелоподобнымъ житіемъ, стадо словесныхъ Христовыхъ овецъ руководя къ истинѣ и насыщая на пажити богодухновенныхъ ученій. Подъ его вліяніемъ возрастало почитаніе святыхъ иконъ, въ которыхъ, собственно, чтились изображенныя на нихъ лица; вмѣстѣ съ тѣмъ онъ заботился и о томъ, чтобы въ Царьградѣ и честнымъ мощамъ угодниковъ Божіихъ снова по прежнему воздавалась достойная ихъ честь; во дни владычества иконоборцевъ честныя мощи были поругаемы какъ и иконы, — на нихъ плевали, ихъ попирали ногами, влачили съ поруганіемъ по улицамъ, бросали въ болота и навозъ, иногда же уничтожали, предавая ихъ сожженію или потопленію; только тѣ мощи и сохранились нетронутыми, которыхъ рука благочестивыхъ поспѣшила укрыть въ землѣ отъ руки нечестивыхъ. Все это привело къ тому, что въ Царьградѣ исчезъ и самый слухъ о мощахъ святыхъ угодниковъ Божіихъ; поэтому-то святитель Христовъ Меѳодій и приложилъ всѣ старанія къ тому, чтобы снова обогатить Царьградъ честными мощами и научить православныхъ достодолжному ихъ почитанію. Прежде всего онъ торжественно перенесъ съ мѣста первоначальнаго погребенія въ столицу мощи преподобнаго Ѳеодора Студита, пребывшія нетлѣнными и по истеченіи восемнадцати лѣтъ со дня преставленія его къ Богу. Затѣмъ онъ перенесъ въ Царьградъ честныя мощи патріарха Никифора, покоившіяся на мѣстѣ его заточенія; объ этомъ перенесеніи патріархомъ Меѳодіемъ мощей своего господина, у котораго онъ былъ апокрисіаріемъ и который посылалъ его въ Римъ, подробно говорится подъ 13 числомъ мѣсяца марта. Наконецъ, онъ какъ драгоцѣнное сокровище готовилъ церкви цареградской въ нетлѣнныя мощи свое многотрудное, многострадальное и освященное чистотою тѣло: онъ уже приблизился къ своей кончинѣ, которую и самъ предвидѣлъ и о которой получилъ предсказаніе отъ преподобнаго Іоанникія. Предсказавъ ему въ началѣ патріаршество, онъ впослѣдствіи предсказаль ему кончину. Оба они, одаренные отъ Духа Святаго прозорливостью, предвидѣли преставленіе другъ друга, какъ говорится объ этомъ въ житіи преподобнаго Іоанникія. Въ пятый годъ царствованія Михаила, святый патріархъ Меѳодій, провидя приближающееся отшествіе къ Господу преподобнаго Іоанникія, пришелъ къ нему со всѣмъ своимъ клиромъ, прося послѣдняго благословенія и молитвъ. Преподобный Іоанникій, достаточно побесѣдовавъ со святымъ Меѳодіемъ и поучивъ пришедшихъ съ нимъ православной вѣрѣ, предсказалъ патріарху Меѳодію, что и онъ, по его кончинѣ, не замедлитъ перейти отъ временнаго въ вѣчное житіе; затѣмъ, послѣ молитвы и послѣдняго прощанія, они разстались. Патріархъ возвратился къ себѣ, а преподобный Іоанникій остался въ своей келіи, молясь и приготовляясь къ кончинѣ. На третій день по отбытіи патріарха, преподобный и богоносный отецъ нашъ Іоанникій отошелъ ко Господу (4 ноября); черезъ семь мѣсяцевъ, іюня, 14-го дня, почилъ о Господѣ и святѣйшій патріархъ Меѳодій [25]. Такъ сбылось пророчество преподобнаго Іоанникія, что патріархъ не умедлитъ по его кончинѣ и самъ отойти въ вѣчность.

По преставленіи святѣйшаго Меѳодія поднялись великій плачъ и рыданіе во всей константинопольской церкви, лишившейся столь великаго отца и всемірнаго свѣтильника; онъ былъ погребенъ съ честью, подобающею столь высокому по жизни и служенію архіерею. — Святый Меѳодій пасъ Церковь Христову четыре года и три мѣсяца и затѣмъ прешелъ въ жизнь неоскудѣвающую временемъ; причтенный къ лику святыхъ іерарховъ онъ предсталъ Пастыреначальнику и великому Архіерею, небеса прошедшему, Господу нашему Іисусу Христу, всѣми святыми славимому Богу, Емуже и отъ насъ грѣшныхъ да будетъ честь и слава со Отцемъ и святымъ Духомъ нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Сицилія — одинъ изъ большихъ острововъ Средиземнаго моря; отъ материка отдѣляется Мессинскимъ проливомъ.
[2] Левъ V Армянинъ правилъ 813-820 гг.
[3] См. житіе его подъ 2-мъ числомъ настоящаго мѣсяца.
[4] Апокрисіаріями назывались временные или постоянные представители епископовъ важнѣйшихъ церквей при особѣ государя, которые завѣдывали всѣми сношеніями своей церкви и ея представителей съ верховною властію.
[5] Римъ, главный городъ римскаго государства, находится въ средней части Италіи и расположенъ по обѣимъ сторонамъ рѣки Тибра, при впаденіи ея въ море.
[6] Ѳеодоръ I Касситеръ былъ патріархомъ 815-822 гг.
[7] Т. е. Царьградъ или Константинополь.
[8] Михаилъ II Косноязычный царствовалъ 820-829 гг.
[9] Зонара Іоаннъ (Ζωναρᾶς) — византійскій историкъ и канонистъ, современникъ императора Алексѣя Комнена (1080-1118 гг.). Первое мѣсто по достоинству среди литературныхъ трудовъ Зонары принадлежитъ его комментарію на полный текстъ церковныхъ правилъ. Другимъ крупнымъ трудомъ Зонары является его «Ἐπιτομὴ ἱστοριῶν» — хронологическое изложеніе событій всемірной исторіи отъ сотворенія міра до вступленія на престолъ императора Іоанна Комнена (1118 г.) Кромѣ того отъ Зонары остались письма, житія святыхъ, гимнъ и т. п.
[10] Вѣроятно близъ Акритскаго мыса.
[11] Константинъ Копронимъ занималъ престолъ 741-775 гг.
[12] Ѳеофилъ правилъ 829-842 гг.
[13] Сарацыны — иначе арабы.
[14] Ѳеофилъ приказалъ бить св. Меѳодія по щекамъ, причемъ челюсть его была разбита до того, что на всю жизнь у св. Меѳодія остался безобразный шрамъ. Будучи патріархомъ, св. Меѳодій разрѣзалъ концы клобука и обвязалъ ими челюсть, чтобы скрыть рубецъ; изъ уваженія къ исповѣднику и всѣ иноки, по его примѣру, начали носить клобукъ съ разрѣзами.
[15] Ѳеофанъ и Ѳеодоръ, иноки іерусалимской лавры св. Саввы, при Львѣ Армянинѣ были заточены за обличеніе ереси иконоборцевъ; при Ѳеофилѣ на ихъ лицахъ была выжжена надпись, говорящая объ ихъ поклоненіи честнымъ иконамъ; отсюда они и называются «начертанными». Память ихъ 27-го декабря.
[16] Т. е. царя Ѳеофила.
[17] Т. е. св. Меѳодія.
[18] 842-855 гг. Михаилъ III Пьяный правилъ 855-867 гг.
[19] Левъ III Исаврянинъ царствовалъ 716-741 гг.
[20] Былъ патріархомъ 832-842 гг.
[21] Память его 4 ноября. † 846 г.
[22] Былъ въ 787 году.
[23] Консулъ начальникъ.
[24] Влахерны — мѣстность въ Царьградѣ.
[25] Скончался въ 847 году; правилъ церковію 4 года и 3 мѣсяца слишкомъ. Святый Меѳодій составилъ правила для обращающихся къ вѣрѣ, которые приняты Церковію въ руководство: три чина касательно браковъ, покаянныя правила и нѣсколько церковныхъ пѣсней; послѣ св. Меѳодія осталось нѣсколько пастырскихъ поученій.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга десятая: Мѣсяцъ Іюнь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 306-318.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0