Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 27 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюнь.
День двѣнадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Петра Аѳонскаго.

Однажды Петръ вмѣстѣ съ другими воинами былъ отправленъ въ Сирію [1] на войну [2]. Греческое войско потерпѣло пораженіе отъ враговъ; Петръ былъ взятъ въ плѣнъ [3] и вмѣстѣ со многими другими плѣнниками отведенъ въ Аравію [4], въ городъ Самару, находящійся около рѣки Евфрата [5]. Тамъ онъ былъ заключенъ въ темницу и закованъ въ тяжелыя желѣзные оковы. Находясь въ темницѣ и тщательно обсуждая свою прежнюю жизнь, Петръ вспомнилъ, что онъ много разъ помышлялъ отречься отъ міра и принять монашество. Онъ понялъ тогда, что Богъ наказалъ его этимъ тяжелымъ плѣненіемъ за то, что онъ не постарался исполнить своего добраго намѣренія. Раскаиваясь въ своемъ нерадѣніи, и горячо оплакивая прежнюю жизнь, Петръ терпѣливо переносилъ страданія, которыя, по его сознанію, онъ вполнѣ заслужилъ.

Пробывъ въ темницѣ долгое время и не надѣясь получить избавленія отъ кого-либо изъ людей, Петръ началъ возсылать усердныя моленія къ всесильному Богу, могущему Своими, невѣдомыми людямъ, путями освободить его изъ темницы, какъ нѣкогда Онъ извелъ Адама изъ ада (1 Петр. 3, 18-19) и какъ освободилъ апостола Петра, заключеннаго въ темницу Иродомъ (Дѣян. гл. 12). Вмѣстѣ съ этимъ Петръ призывалъ на помощь и просилъ многосильныхъ ходатайствъ предъ Богомъ у великаго чудотворца святителя Николая, скораго помощника находящимся въ бѣдахъ: Петръ издавна имѣлъ, по Богѣ, великую вѣру и любовь къ святителю Николаю и часто къ нему обращался за помощію. Къ своей молитвѣ Петръ присоединилъ такое обѣщаніе: если онъ избавится отъ узъ, то уже не возвратиться болѣе въ міръ, не пойдетъ даже въ свой домъ, но тотчасъ же отправится туда, куда направитъ его Богъ для выполненія иноческаго подвига. Онъ помышлялъ, если только Богъ освободитъ его отъ узъ, отправиться въ Римъ, чтобы тамъ, при гробѣ святаго верховнаго апостола Петра, постричься и дать обѣтъ отреченія отъ міра. Молясь объ этомъ, святый Петръ наложилъ на себя постъ: онъ принималъ пищу чрезъ два или три дня, и то понемногу, и, наконецъ, на цѣлую седмицу отказался отъ нея. Когда седмица эта стала приближаться къ концу, святому Петру въ сонномъ видѣніи явился святитель Христовъ Николай и сказалъ:

— «Я услышалъ твою молитву, принялъ воздыханіе твоего сердца и просилъ за тебя благосердаго и человѣколюбиваго Бога. Но такъ какъ ты самъ былъ не скоръ въ исполненіи Его заповѣдей, то и Онъ не хочетъ скоро освободить тебя отъ узъ, устрояя тебѣ лучшее для спасенія. Однако ты, по увѣренію милосердаго Господа, обнадеживавшаго насъ во святомъ Евангеліи словами: просите, и дастся вамъ... толцыте, и отверзется вамъ (Лук. 11, 9), не ослабѣвай возносить молитвы и стучать въ двери Его благоутробія, чтобы Господь, по Своему милосердію, освободилъ тебя отъ узъ и отверзъ для тебя двери темницы. Будь только терпѣливъ въ молитвѣ, въ ожиданіи Божіей милости».

Сказавъ это, святый Николай повелѣлъ узнику Петру подкрѣпить свое тѣло пищею, и сталъ невидимъ. Воставъ отъ сна и вкусивъ пищи, Петръ снова и еще прилежнѣе сталъ молиться и днемъ и ночью съ благою надеждою на избавленіе, непрестанно призывая помощника своего святителя Николая.

По прошествіи нѣкотораго времени святый Николай снова явился святому Петру во снѣ, въ образѣ какъ бы опечаленнаго мужа, и обратился къ нему съ тихими и кроткими словами:

— «Я, братъ, будь увѣренъ, не переставалъ умолять о тебѣ благость Божію, но не знаю, для какихъ судебъ и какихъ усмотрѣній Господь отлагаетъ твое избавленіе. Однако не отчаявайся въ Его милосердіи: милосердый Владыка имѣетъ обыкновеніе отлагать исполненіе нашихъ просьбъ для нашей же пользы, чтобы кто-либо, скоро получивъ просимое, не пренебрегъ Его благодатію. При этомъ Господь желаетъ молитвъ о тебѣ и другихъ благоугодившихъ Ему. Я назову тебѣ того великаго молитвенника, котораго, если призовешь на помощь, будешь имѣть своимъ ходатаемъ, и я вѣрую, что если мы вмѣстѣ помолимся о тебѣ, Человѣколюбецъ услышитъ насъ».

— «Кто же, святый владыко, — спросилъ Петръ святителя Николая, — можетъ скорѣе тебя умолить Бога, — твоимъ молитвеннымъ предстательствомъ спасается весь міръ: вѣдь весь родъ христіанскій, прибѣгая къ тебѣ, тобою получаетъ избавленіе отъ своихъ бѣдъ».

— «Знаешь-ли Петръ, спросилъ святый Николай, — праведнаго Симеона, именуемаго Богопріимцемъ, такъ какъ онъ принялъ на свои руки Христа Господа, принесеннаго въ храмъ, въ сороковый день по рожденіи?»

— «Знаю, святитель Божій, — отвѣчалъ Петръ, — того праведнаго мужа, о которомъ есть упоминаніе во святомъ Евангеліи» (Лук. 2, 25-36).

— «Того оба, я и ты, подвигнемъ на моленіе, — продолжалъ святый Николай, — и тогда все недоконченное хорошо окончится: Симеонъ праведный имѣетъ великую силу и дерзновеніе предъ Богомъ, близъ престола Котораго онъ предстоитъ вмѣстѣ съ Пречистою Владычицею Дѣвою Богородицею и святымъ Предтечею Іоанномъ».

Сказавъ это, святый Николай удалился.

Петръ же, возставъ отъ сна, снова предался усердному моленію и безмѣрному пощенію, призывая на помощь вмѣстѣ со святителемъ Николаемъ и святаго Симеона Богопріимца.

Когда же преблагій Богъ, умоляемый великими угодниками Своими, пожелалъ избавить отъ узъ страждущаго, тогда, по Божественному изволенію, святитель Христовъ Николай явился въ третій разъ Петру, и не въ сонномъ видѣніи, какъ раньше, но на яву, и не одинъ, но вмѣстѣ со святымъ Симеономъ Богопріимцемъ.

— «Дерзай братъ Петръ, — сказалъ святитель, — и, отложивъ печаль, разскажи о своихъ обѣтахъ общему ходатаю и моему сомолитвеннику и воздай ему, по Богѣ, благодареніе».

Петръ, возведши очи, увидѣлъ святаго Симеона честнаго образомъ, окруженнаго сіяніемъ, съ златымъ жезломъ въ рукѣ и одѣтаго въ ветхозавѣтный священническій ефодъ [6]. При видѣ сего дивнаго старца Петръ ужаснулся. Святый же Симеонъ сказалъ ему:

— «Ты-ли это, который усердно просилъ брата Николая освободить тебя отъ узъ?»

Петръ едва могъ отъ ужаса открыть свои уста и отвѣтить святому Симеону:

— «Я, угодниче Божій, — который пріобрѣлъ и тебя своимъ ходатаемъ къ Богу».

— «Исполнишь-ли свой обѣтъ, — сказалъ ему святый Симеонъ, — быть инокомъ и проводить добродѣтельную жизнь?»

— «Да, Владыко, — отвѣчалъ Петръ, — съ помощію Божіей исполню».

Святый сказалъ:

— «Если обѣщаешься выполнить это, то можешь безпрепятственно выдти отсюда и идти куда пожелаешь: ни одно изъ препятствій не можетъ удержать тебя здѣсь».

Тогда Петръ показалъ святому свои ноги, скованныя желѣзомъ, и лишь только святый Симеонъ коснулся оковъ золотымъ жезломъ, — желѣзо тотчасъ же растаяло, какъ таетъ воскъ въ огнѣ. Послѣ этого Петръ всталъ на ноги и, увидѣвъ темницу открытой, вышелъ и послѣдовалъ за святыми Симеономъ и Николаемъ. Когда они были уже внѣ града, Петръ, обдумавъ свое положеніе, сказалъ:

— «Не во снѣ-ли происходитъ все то, что я вижу?»

Тогда святый Симеонъ, обратясь къ нему, сказалъ:

— «Почему ты, явно творимую тебѣ милость Божію, признаешь за сонъ? Развѣ ты не хорошо видишь; гдѣ ты и кому слѣдуешь?»

Сказавъ сіе, святый Симеонъ поручилъ святому Николаю Петра, который и послѣдовалъ за святителемъ. Когда наступилъ день, святый Николай спросилъ Петра:

— «Взялъ-ли ты что-либо, чѣмъ тебѣ питаться въ пути?»

— «Нѣтъ, господинъ, ничего не взялъ», — отвѣчалъ Петръ.

Тогда святый Николай повелѣлъ ему войти въ огородъ, находившійся недалеко отъ того мѣста и сказалъ:

— «Ты тамъ увидишь человѣка, который дастъ тебѣ плодовъ. Возьми сколько хочешь въ дорогу и послѣдуй за мной».

Петръ дѣйствительно встрѣтилъ въ огородѣ человѣка, который снабдилъ его плодами; взявъ ихъ, Петръ снова послѣдовалъ за святымъ Николаемъ, въ сопровожденіи котораго въ непродолжительномъ времени и достигъ греческой земли. Тогда святый Николай сказалъ Петру:

— «Вотъ, братъ, ты и въ своей землѣ, и имѣешь свободное время для выполненія своего обѣта. Исполни его вскорѣ, чтобы снова не попасть тебѣ въ самарскую темницу».

Послѣ сихъ словъ святитель Христовъ Николай сталъ невидимъ.

Петръ, принеся хвалу Богу и своимъ ходатаямъ — святителю Николаю и святому Симеону, пожелалъ немедленно выполнить свое намѣреніе. Онъ не пошелъ въ свой домъ повидаться со своими родственниками, но отправился въ Ветхій Римъ [7], чтобы воздать Вышнему обѣты своя (ср. Прит. 7, 14) и исполнить все то, о чемъ говорили его уста въ дни его печали. Святитель Христовъ Николай, взявъ Петра подъ свое покровительство, нигдѣ не оставлялъ его, и какъ прежде, когда Петръ шелъ изъ Аравіи въ Грецію, видимо ему сопутствовалъ, такъ и во время его путешествія изъ Греціи въ Италію невидимо пребывалъ съ нимъ. Святитель Христовъ постоянно наблюдалъ за нимъ, ущедрялъ его какъ отецъ чадолюбивый или какъ милостивый воспитатель, хранитель бодрый и неотступный.

Когда Петръ подходилъ къ Риму — святитель Николай явился папѣ ночью, въ сонномъ видѣніи, держа за руку мужа и, указавъ на него папѣ, разсказалъ по порядку, какъ освободилъ его изъ самарской темницы, а также упомянулъ и о томъ, что этотъ мужъ далъ обѣщаніе постричься у гроба святаго верховнаго апостола Петра. Святитель назвалъ и имя этого мужа и повелѣлъ папѣ, чтобы онъ принялъ его и вскорѣ выполнилъ его желаніе. Воставъ отъ сна и размышляя о видѣніи, папа отправился въ церковь святаго верховнаго апостола Петра совершить Божественную литургію, желая при этомъ на яву увидать того мужа, котораго видѣлъ во снѣ. Но въ виду того, что день былъ воскресный, въ храмѣ собралось много народа, поэтому папа не могъ найти глазами среди большого собранія того, кого желалъ. Тогда, послѣ долгихъ поисковъ, папа громко врскликнулъ:

— «Петръ, пришедшій изъ греческой земли, котораго святитель Николай освободилъ въ Самарѣ изъ темницы — приди ко мнѣ».

Петръ тотчасъ же вышелъ изъ толпы, подошелъ къ папѣ и, припадши къ ногамъ его, сказалъ:

— «Вотъ я, рабъ твой, Владыко».

Петръ высказалъ папѣ свое удивленіе относительно того, что онъ назвалъ его, Петра, по имени, тогда какъ папа не только никогда не зналъ его, но и не видалъ, и самъ Петръ никому о своемъ освобожденіи не разсказывалъ. На это папа сказалъ:

— «Не дивись сему, Петръ, — мнѣ разсказалъ все, что касается тебя, великій святитель Николай».

Послѣ этого папа принялъ съ любовію Петра и постригъ его при гробѣ апостола, какъ онъ обѣщался. По постриженіи папа не малое время держалъ при себѣ Петра, научая и наставляя его на путь спасенія и затѣмъ, по повелѣнію Божію, отпустилъ изъ Рима съ такими словами:

— «Иди, чадо, туда, куда восхощетъ направить тебя Богъ. Милость-же Его да будетъ съ тобою, наставляя тебя на путь и сохраняя отъ коварствъ діавольскихъ».

Блаженный Петръ, припавши къ ногамъ папы, сказалъ:

— «Спасайся — прощай — честный отче, спасайся ученикъ Христовъ и сообщникъ моего споручника святаго Николая, и помолись о мнѣ грѣшномъ».

Принявъ благословеніе отъ папы и простившись со всѣмъ клиромъ, Петръ съ надеждою на заступленіе Божіе вышелъ изъ Рима, желая возвратиться въ греческую землю. Когда же онъ прибылъ на берегъ моря, то увидалъ корабль, отправляющійся на востокъ, вошелъ въ него и отплылъ. Вѣтеръ былъ попутный и плаваніе было начато благополучно.

Долго они плыли безостановочно и только недостатокъ въ хлѣбѣ заставилъ корабельщиковъ пристать около одного селенія. Тогда корабельщики отправились въ одинъ изъ домовъ того селенія, чтобы тамъ испечь хлѣбы, и застали хозяина и всѣхъ его домашнихъ больными. Здѣсь они испекли хлѣбы и, пробуя ихъ, сказали одному изъ своихъ:

— «Возьми теплый хлѣбъ и отнеси въ корабль кормчему и отцу».

Услыхавъ объ отцѣ, хозяинъ дома спросилъ корабельщиковъ, какой отецъ плыветъ съ ними. Корабельщики сказали ему, что съ ними плыветъ изъ Рима монахъ Петръ.

— «Умоляю васъ господа мои, — обратился тогда хозяинъ къ корабельщикамъ, — упросите отца того прйдти въ мой домъ помолиться о насъ болящихъ и благословить насъ. Вѣдь вы видите, что мы отъ этой лютой болѣзни почти умираемъ».

Корабельщики отправились и возвѣстили о семъ отцу. Петръ сначала, по смиренію и не желая обнаруживать себя, отказывался идти къ тому человѣку; затѣмъ отправился убѣждаемый просьбами и побуждаемый человѣколюбіемъ — ибо зналъ, что смерть дѣйствительно недалеко отъ упомянутаго человѣка. Входя въ двери дома онъ сказалъ: «миръ дому сему и живущимъ въ немъ» (ср. Матѳ. 10, 12). По слову Петра хозяинъ тотчасъ исцѣлился отъ тяжкаго недуга и, чувствуя себя здоровымъ, быстро всталъ съ одра болѣзни, какъ бы отъ сна, и припалъ со слезами благодарности къ ногамъ преподобнаго, лобызая ихъ. Всѣ видѣвшіе чудесное исцѣленіе ужаснулись и прославили Бога. Хозяинъ-же, получившій исцѣленіе, взялъ преподобнаго за руку и обошелъ съ нимъ всѣ постели, гдѣ лежали болящіе. Преподобный знаменовалъ каждаго изъ больныхъ крестнымъ знаменіемъ, и они исцѣлялись отъ недуга. Послѣ сего святый Петръ съ поспѣшностыо возвратился на корабль, гдѣ всѣ находившіеся поклонились ему, какъ великому угоднику Божію. Исцѣлѣвшій же вмѣстѣ со всѣми домашними, взявъ хлѣбъ, вино и масло, пришелъ къ кораблю, чтобы поблагодарить преподобнаго за полученное исцѣленіе. Святый похвалилъ его усердіе, но повелѣлъ благодарить не его, а Бога; приношеній же принять не хотѣлъ. Тогда человѣкъ тотъ, припавъ со слезами къ ногамъ преподобнаго, сказалъ:

— «Возлюбленный рабъ Христовъ, если сего малаго приношенія не примешь изъ нашихъ рукъ, то не будетъ радости въ нашемъ домѣ».

При этомъ и корабельщики упрашивали преподобнаго, чтобы онъ взялъ дары. И тогда лишь преподобный едва согласился принять ихъ, потомъ, послѣ благословенія, отпустилъ человѣка и пришедшихъ съ нимъ, принесенное же отдалъ корабельщикамъ, самъ ничего не вкусивъ изъ него. Въ дальнѣйшемъ плаваніи пищею преподобному служила онгія хлѣба и то вечеромъ, питіемъ-же — малая чаша морской (горькой) воды, которую Господь претворялъ для него въ прѣсную.

Однажды преподобный Петръ задремалъ и въ видѣніи узрѣлъ Пречистую Владычицу, Дѣву Богородицу, сіяющую свѣтлѣе солнца свѣтомъ небесной славы, и около Нея — святителя Николая, предстоящаго Ей со страхомъ. Святитель Николай, указывая на Петра, говорилъ Богородицѣ:

— «Владычица! Ты изволила освободить раба Твоего отъ тяжкихъ узъ, Ты Сама и укажи ему мѣсто, гдѣ бы онъ окончилъ время своего житія».

— «На Аѳонской горѣ [8], — отвѣчала Богородица, — будетъ ему покой. Это мѣсто есть Мой жребій данный мнѣ Сыномъ Моимъ и Богомъ, чтобы здѣсь отвергшіеся мірскаго волненія и взявшіе по силѣ духовные подвиги, съ вѣрою и любовію призывая Мое имя, безъ печали проводили эту временную жизнь и ради богоугодныхъ своихъ дѣлъ наслѣдовали жизнь вѣчную. Я очень люблю то мѣсто и желаю умножить чинъ иноковъ, отъ которыхъ не отступитъ никогда милость Сына Моего и Бога, если они будутъ соблюдать спасительныя заповѣди. Я распространю иноческія обители на той горѣ на югъ и на сѣверъ и иноки будутъ обладать этой горой отъ моря и до моря, и имя ихъ прославится по всей вселенной, — Я буду защитой тѣхъ, которые станутъ терпѣливо подвизаться въ постѣ на Аѳонской горѣ».

Такое видѣніе сподобился узрѣть преподобный Петръ. Воставъ отъ сна, онъ воздалъ благодареніе и хвалу Христу Богу, Пречистой Его Богоматери и великому отцу Николаю. Корабль-же при попутномъ вѣтрѣ плылъ скоро. Но какъ только приблизились къ краю горы Аѳонской, корабль сталъ неподвижно, несмотря на то, что вѣтеръ надувалъ паруса и мѣсто было глубоко. Тогда корабельщики съ ужасомъ стали спрашивать другъ друга: «что это значитъ?» Петръ, видя ихъ недоумѣніе, сказалъ:

— «Дѣти, скажите мнѣ, какъ называется это мѣсто».

— «Это гора Аѳонъ», — сказали ему корабельщики.

— «Думаю, что ради меня, — сказалъ имъ святый, — корабль сталъ неподвижно. Отведите меня на берегъ и оставьте тамъ. Если же не сдѣлаете этого, то не отплывете отсюда».

Корабельщики, не желая противиться волѣ Божіей, со скорбію лишились святаго отца. Они приблизились къ берегу и, выведши святаго изъ корабля, оставили его тамъ, говоря съ плачемъ и рыданіемъ:

— «Мы сегодня лишаемся великаго покрова и помощи».

— «Богъ человѣколюбивъ, — утѣшалъ ихъ святый, — Онъ находится вездѣ и все исполняетъ, Онъ будетъ вашимъ Спутникомъ и сохранитъ васъ отъ всякаго зла».

Сказавъ это, преподобный далъ корабельщикамъ прощальное о Господѣ привѣтствіе, оградилъ корабль знаменіемъ честнаго креста, благословилъ всѣхъ и отпустилъ съ миромъ въ путь. Самъ онъ отправился въ утесистыя мѣста, проходя многія болота, пропасти и лѣса, пока не нашелъ для своего обитанія одну весьма темную пещеру, гдѣ было множество гадовъ и даже бѣсы. Сколько претерпѣлъ тамъ преподобный напастей отъ бѣсовъ и сколько перенесъ бѣдствій, сказать невозможно. Здѣсь вспомнимъ для назиданія лишь нѣкоторые изъ нихъ.

Преподобный Петръ, поселясь въ помянутой пещерѣ, день и ночь проводилъ въ молитвѣ, отказываясь совершенно отъ пищи въ теченіе двухъ недѣль. Діаволъ не въ состояніи былъ перенесть такого постническаго терпѣнія: онъ собралъ всѣ свои воинства и, вооруживши ихъ, какъ бы на войну, стрѣлами и луками, мечами и копьями, вошелъ, ярясь, съ страшнымъ и сильнымъ воплемъ въ пещеру, желая изгнать оттуда святаго. Тогда одни изъ бѣсовъ, напрягая луки, устрашали святаго стрѣлами, другіе копьями; иные, обнажая мечи, намѣревались прободать его ребра, нѣкоторые-же бросали большіе каменья съ такою силою, что тряслась земля и пещера могла обвалиться. Преподобный, не надѣясь остаться живымъ, только повторялъ:

— «Умру здѣсь, если такъ угодно Богу моему».

Потомъ, возведя очи горѣ и воздѣвши руки, онъ такъ воскликнулъ:

— «Пресвятая Богородица, Дѣво Марія, помоги мнѣ, Твоему рабу».

Какъ только услышали бѣсы для себя страшное и ужасное, а для насъ сладкое и любезное имя Богородицы, тотчасъ съ шумомъ исчезли, а святый, громкимъ голосомъ призывая при этомъ имя Господа Іисуса Христа — «Господи Іисусе Христе, не оставь меня» — какъ бы бичемъ или пращею прогонялъ убѣгающихъ. Съ тѣхъ поръ козни бѣсовъ до времени прекратились, и святый Петръ, пребывая въ покоѣ, прославлялъ Бога и Пречистую Богородицу. Въ первое время обитанія въ горѣ пищей преподобному служилъ хлѣбъ, который въ небольшемъ количествѣ онъ взялъ съ корабля, и потомъ, когда хлѣбъ вышелъ, — пустынные злаки и плоды дикихъ деревъ, росшихъ на той горѣ. Такъ святый Петръ питался до тѣхъ поръ, пока не сталъ ему приносить съ неба ангелъ манну, о чемъ скажемъ впослѣдствіи. Теперь же будемъ разсказывать по порядку.

По прошествіи пятидесяти дней послѣ упомянутаго вражескаго нашествія, діаволъ снова съ многочисленною силою своею, подобно тому какъ и въ первый разъ, вооружился на непобѣдимаго воина Христова, Для этого діаволъ, заставилъ всякаго звѣря и всякаго пресмыкающагося гада, которые находились на той горѣ, придти къ пещерѣ, гдѣ обиталъ преподобный, а вмѣстѣ съ ними прибыли туда-же онъ самъ и его други, обратившись тоже въ различныхъ звѣрей и гадовъ. Тогда открылось нѣчто страшное и ужасное: одни изъ звѣрей ползали у ногъ святаго, другіе свистѣли ужаснымъ голосомъ, а нѣкоторые, раскрывши пасти и устремляясь на святаго, какъ бы хотѣли поглотить его живымъ. Преподобный, оградивъ себя крестнымъ знаменіемъ и призвавъ имя Христа Бога и Пречистой Богоматери, уничтожилъ ихъ силу и далеко отогналъ ихъ отъ себя, торжествуя и веселясь о Богѣ, своемъ Спасителѣ.

Въ частыхъ бореніяхъ съ бѣсами пришлось провести преподобному первый годъ своего пустынническаго житія. Затѣмъ діаволъ сталъ другими способами искушать преподобнаго. Такъ онъ принялъ видъ одного изъ отроковъ Петра, служившаго ему, когда онъ былъ въ мірѣ воеводой; въ образѣ этого отрока дьяволъ пришелъ къ преподобному и припалъ къ нему, желая поцѣловать святаго, будучи исполненъ мерзости. Затѣмъ, плача сталъ говорить:

— «Мы слышали, господинъ нашъ, какъ ты былъ взятъ на войнѣ, отведенъ въ Самару и тамъ заключенъ въ ужасную темницу и какъ Богъ молитвами святаго отца нашего Николая освободилъ тебя изъ той темницы и привелъ въ греческую землю. Узнавъ это, всѣ мы — твои домашніе, плача и рыдая, всюду тебя искали и, обходя многіе города и селенія, о тебѣ разспрашивали. Не нашедъ и не узнавъ, гдѣ ты находишься, мы вознесли усердныя моленія со слезами къ святому Николаю, чтобы онъ открылъ намъ, гдѣ ты — наше сокровенное сокровище — пребываешь. Святый Николай, скорый всѣмъ помощникъ, не презрѣлъ нашихъ молитвъ, но открылъ намъ все относительно тебя, и мы, рабы твои, возрадовались. Я же, предваряя всѣхъ поспѣшилъ къ тебѣ, господину моему, и ты, воставъ, возвратись въ свой домъ, чтобы увидати тебя всѣ, желающіе видѣть лицо твое и прославили о тебѣ Бога, чудесно избавившаго тебя отъ узъ и плѣна. О безмолвіи же не печалься, такъ какъ и тамъ находятся монастыри и удобныя мѣста для безмолвія отшельниковъ, и ты можешь поселиться въ той обители, гдѣ пожелаешь. Къ тому-же и самъ ты разсуди по справедливости: что лучше любитъ Богъ изъ двухъ, — отшельничество въ пустыни, въ ущельяхъ горъ, приносящее пользу только для самого отшельника, или житіе богоугоднаго и боговдохновеннаго мужа, своимъ ученіемъ многихъ обращающаго къ Богу и наставляюшаго на путь спасенія. По истинѣ — второе лучше, какъ свидѣтельствуетъ Самъ Богъ во святомъ Писаніи: изводяй, говоритъ, честное отъ недостойнаго, яко уста Моя будетъ (ср. Іер. 15, 19). Вѣдь ты знаешь, что въ нашемъ городѣ многіе погрязли въ глубинѣ страстей и требуютъ такого человѣка, который бы былъ въ состояніи призвать ихъ къ покаянію. Тебѣ, господинъ мой, будетъ опредѣлено большее воздаяніе отъ Бога, если ты, пришедъ, обратишь ихъ къ Богу. При этомъ и насъ, рабовъ твоихъ, всѣмъ сердцемъ любящихъ тебя, зачѣмъ презираешь, удаляясь отъ насъ и скрываясь въ пустыни?»

Сіе и многое сему подобное говорилъ бѣсъ со слезами, такъ что святый немного смутился и, прослезившись, сказалъ ему:

— «Сюда привелъ меня не человѣкъ, не ангелъ, но Самъ Богъ и Пречистая Богородица и, если не будетъ отъ нихъ повелѣнія выдти отсюда, я не покину сего мѣста».

Бѣсъ же, услыша имя Божіе и Богородицы, тотчасъ исчезъ. Удивился святый кознямъ бѣсовскимъ, но, оградивъ себя крестнымъ знаменіемъ и вперивъ умъ свой къ Богу, пребывалъ въ покоѣ.

По прошествіи семи лѣтъ лукавый врагъ снова преобразился въ свѣтлаго ангела и съ обнаженнымъ оружіемъ въ рукѣ, ставъ близъ пещеры, воззвалъ:

— «Петръ, рабъ Христовъ, приди ко мнѣ, и я возвѣщу тебѣ добрую вѣсть!»

— «Кто ты, — отвѣчалъ святый, — желающій возвѣстить мнѣ добрую вѣсть?»

— «Я архистратигъ Господень, — отвѣчалъ лукавый прелестникъ, — посланный къ тебѣ. Крѣпись, мужайся, радуйся и веселись, такъ какъ тебѣ уготованъ Богомъ славный престолъ и неувядаемый вѣнецъ. Теперь же оставь это мѣсто и иди въ міръ, чтобы принести пользу многимъ. Вѣдь и источникъ воды, находившійся близъ тебя высохъ, по повелѣнію Божію, чтобы перемерли отъ безводія всѣ звѣри, страшившіе тебя».

Говоря это, лукавый врагъ послалъ другого бѣса задержать, по Божіему попущенію, теченіе потока. Святый же Петръ по смиренномудрію такъ отвѣчалъ на льстивыя слова діавольскія:

— «Кто я такой — подобный псу смердящему, чтобы ко мнѣ явился архистратигъ Господень?»

Не дивись сему, рабъ Господа, — отвѣчалъ бѣсъ. — Въ сіе время ты превзошелъ Моисея и Илію и Даніила и Іова: Моисея и Илію ты превзошелъ пощеніемъ, Даніила — гадами и звѣрями, которымъ ты заградилъ уста, Іова — своимъ терпѣніемъ, посему ты и назовешься великимъ на небесахъ. Встань и посмотри — вода уже изсякла — иди въ монастыри, которые находятся въ міру; я буду съ тобою и чрезъ тебя спасу многихъ, говоритъ Господь Вседержитель».

— «Да будетъ тебѣ извѣстно, — отвѣчалъ святый бѣсу, — я не уйду отсюда до тѣхъ поръ, пока не укажетъ мнѣ сего моя Помощница — Пресвятая Богородица и теплый въ бѣдахъ моихъ заступникъ — святитель Николай».

Бѣсъ, услыхавъ имя Богородицы и святителя Николая, тотчасъ исчезъ. Святый же, узнавъ лукавство діавола, а вмѣстѣ съ этимъ и его безсиліе, обратился къ Богу, говоря:

— «Господи Іисусе Христе Боже мой! се врагъ мой рыкая ходитъ, искій меня поглотити (ср. 1 Петр. 5, 8), но Ты своею державною рукою ограждаешь меня, Твоего раба. Благодарю Тебя, такъ какъ Ты не отступилъ отъ меня; молюсь Тебѣ, Преблагій Владыко, не оставь меня до конца».

По прошествіи того дня, ночью, въ сонномъ видѣніи, преподобному Петру явилась скорая помощница христіанъ, человѣколюбивая Владычица. Пресвятая Дѣва Богородица вмѣстѣ со святителемъ Николаемъ и сказала:

— «Теперь не бойся козней діавольскихъ, ибо Господь съ тобою. Ангелъ Господень утромъ посѣтитъ тебя и принесетъ тебѣ манну въ пищу, такъ какъ ему чрезъ каждые сорокъ дней въ продолженіе твоей жизни повелѣно приносить ее Богомъ для твоего пропитанія».

Показывая манну святому Петру, Пречистая Богородица сказала:

— «Вотъ сія пища будетъ приноситься на каждые сорокъ дней твоей жизни».

Сказавъ сіе и преподавъ святому Петру миръ, Владычица отошла отъ него. Петръ же, падши ницъ, облобызалъ то мѣсто, гдѣ стояли ноги Богородицы и святаго Николая. Утромъ явился ангелъ Божій, какъ возвѣстила Богородица, принесъ Петру небесную пищу и, отдавъ преподобному, отошелъ. Тогда Петръ возблагодарилъ Бога и Пречистую Богоматерь, затѣмъ вкусилъ манны, принесенной ему ангельскими руками, и такъ ею подкрѣпился, что могъ въ теченіе сорока дней пробыть безъ пищи. Послѣ этого, по прошествіи каждыхъ сорока дней, ангелъ приносилъ преподобному манну и святый Петръ подкрѣплялся ею на сорокъ дней. Такъ преподобный провелъ въ безмолвіи, пощеніи и молитвѣ 53 года. Въ это время прекратились всѣ козни діавола, которыя въ особенности часто смущали Петра вначалѣ: привидѣнія, мечтанія, страхи были имъ, съ помощію Божіей, отогнаны. Проживъ на горѣ столько лѣтъ, преподобный не, видалъ лица человѣческаго, не имѣлъ одежды, чтобы прикрыть наготу своего тѣла и ничего такого, что потребно человѣческому естеству, только небо было его покровомъ, а земля постелью. Лѣтомъ его опалялъ солнечный зной, зимой онъ мерзъ отъ холода: все это онъ терпѣлъ ради любви Божіей и будущаго воздаянія.

Когда же Господь восхотѣлъ открыть людямъ Своего раба, тогда по Его особому смотрѣнію произошло слѣдующее обстоятельство. Одинъ охотникъ, взявъ свой лукъ и колчанъ, отправился охотится на гору (Аѳонскую). Пройдя утесистыя мѣста, глубокія долины, пересѣкаемыя высокими и частыми холмами, онъ дошелъ до того мѣста, гдѣ преподобный Петръ проводилъ ангельское житіе. Когда охотникъ приблизился къ этому мѣсту, то увидѣлъ большого оленя, выбѣгшаго изъ лѣса, который, играя, бѣжалъ вдали предъ нимъ. Увидавъ прекраснаго оленя, охотникъ погнался за нимъ и преслѣдовалъ, стараясь застрѣлить его, весь день, до тѣхъ поръ, пока олень, по Божіему усмотрѣнію, не достигнулъ пещеры преподобнаго, надъ которою и сталъ неподвижно. Охотникъ, слѣдя за оленемъ, увидалъ тогда, направо отъ звѣря, нагого мужа съ густой бородой, съ волосами, доходящими до чреслъ, тѣло котораго обросло ими, какъ у звѣрей. Увидѣвъ преподобнаго охотникъ страшно испугался и бросился бѣжать назадъ. Тогда святый Петръ, замѣтивъ, что охотникъ устремился назадъ, воззвалъ къ нему громкимъ голосомъ, говоря:

— «Братъ! Почему ты боишься и бѣжишь отъ меня? Вѣдь и я такой же человѣкъ, подобный тебѣ, а не бѣсовское привидѣніе, какъ ты подумалъ. Возвратись и подойди ко мнѣ, и я разскажу тебѣ все о себѣ, такъ какъ тебя послалъ сюда Господь».

Охотникъ, услыша голосъ, остановился и со страхомъ подошелъ къ звавшему его преподобному отцу. Святый ободрилъ охотника, обнялъ его и облобызалъ о Господѣ и, сѣдши, началъ бесѣдовать съ нимъ, подробно разсказывая все о себѣ: какъ онъ, будучи воеводою, былъ схваченъ на войнѣ, какъ содержался въ Самарской темницѣ, какъ явленіемъ святаго Николая и святаго Богопріимца Симеона избавился отъ узъ, какъ прибылъ въ Римъ и возвратился оттуда, какъ поселился на сей горѣ и какъ боролся, чѣмъ питался и сколько прожилъ лѣтъ въ уединеніи, однимъ словомъ разсказалъ охотнику всю свою жизнь. Удивился охотникъ, слушая разсказъ святаго, ужаснулся и съ умиленіемъ сказалъ:

— «Теперь я понялъ, что посѣтилъ меня Господь Своею милостію: Онъ сподобилъ меня узрѣть тайнаго Своего угодника — тебя, отецъ. Отъ сего дня всегда пребуду съ тобой, рабъ Божій».

— «Да не будетъ такъ, чадо, — сказалъ ему на это преподобный. — Ты сначала возвратись въ свой домъ и испытай себя: можешь-ли ты выполнить постническіе и отшельническіе подвиги? А испытай себя такъ: воздержись отъ мяса, вина, сыра и масла, и прежде всего отъ жены, имущество свое раздай нищимъ, прилежно молись и постись, испытывая себя сокрушенною душею. Такъ проведи годъ и по прошествіи его приди ко мнѣ, и что угодно будетъ Богу, то придется тебѣ исполнить».

Сказавъ сіе, святый далъ охотнику какъ обрученіе молитву и благословеніе. Затѣмъ, отсылая его къ своимъ, сказалъ ему въ напутствіе:

— «Чадо! иди съ миромъ и тайну, повѣданную тебѣ, никому не открывай: сокровище, которое извѣстно многимъ, можетъ быть украдено».

Охотникъ поклонился святому и удалился, прославляя и благодаря Бога, что Онъ сподобилъ видѣть во плоти и бесѣдовать съ таковымъ Своимъ угодникомъ. Пришедши домой, охотникъ выполнилъ все, что сказалъ ему святый.

По прошествіи года охотникъ вмѣстѣ съ двумя иноками и своимъ братомъ отправились на кораблѣ и остановились противъ того мѣста, гдѣ было пребываніе святаго Петра. Вышедши изъ корабля, они прямо пошли въ верхнюю пустыню. По дорогѣ къ мѣсту, гдѣ обиталъ угодникъ, охотникъ, побуждаемый горячею любовію, опередивъ всѣхъ, поспѣшилъ къ пещерѣ. Онъ нашелъ преподобнаго отца лежащимъ мертвымъ на землѣ: руки его были сложены крестообразно на груди, благообразно закрыты очи и остальныя части тѣла честно опрятаны [9]. Увидавъ это, охотникъ ужаснулся и, палъ надъ тѣломъ преподобнаго, сталъ сильно рыдать. Когда спутники охотника пришли и увидѣли такого дивнаго мертвеца и друга своего плачущаго надъ нимъ, спросили:

— «Кто это, найденный тобой мертвецъ, и почему ты такъ горько о немъ плачешь?»

Тогда охотникъ со слезами и рыданіемъ разсказалъ имъ подробно житіе преподобнаго, какъ самъ слышалъ его изъ устъ преподобнаго въ прошлое лѣто. Повѣсть о чудесныхъ дѣлахъ почившаго отца умилила сердца слушавшихъ: они плакали горькими слезами, жалѣя, что не удостоились увидѣть живымъ столь великаго раба Божія и побесѣдовать съ нимъ. Братъ охотника, одержимый нечистымъ духомъ, какъ только прикоснулся къ мощамъ угодника Божія, тотчасъ получилъ исцѣленіе. Бѣсъ повергъ его на землю съ громкимъ крикомъ:

— «О, Петръ! развѣ тебѣ недостаточно, что ты изгналъ меня изъ моего вертепа: а теперь ты выгоняешь меня и изъ настоящаго моего жилища!»

Съ этими словами онъ какъ дымъ вышелъ изъ устъ человѣка, который лежалъ точно мертвый. Спустя немного времени онъ поднялся здравымъ тѣломъ и душею и сказалъ своему брату:

— «Благодарю тебя, братъ мой, — такъ какъ ты привелъ меня сюда на мое же благо; затѣмъ, припавъ къ мощамъ преподобнаго, исцѣленный съ радостью и благодарностью лобызалъ ихъ. Послѣ этого, взявши честныя мощи угодника Божія, они снесли ихъ на берегъ и, положивъ на свою ладью, отвезли ихъ въ одно довольно извѣстное селеніе, находившееся подъ властью македонскою; слыша о многихъ исцѣленіяхъ истекающихъ отъ мощей святаго, епископъ города съ причтомъ своимъ взялъ цѣльбоподательные останки святаго Петра, перенесъ ихъ съ честію въ свою епископію и, вложивъ съ ароматами въ драгоцѣнную раку, предалъ погребенію въ церкви, послѣ трехдневныхъ и трехнощныхъ всенародныхъ славословій Пресвятой Троицѣ, Отцу и Сыну и Святому Духу — Богу всею тварью славимому всегда, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Сирія — область на восточномъ, берегу Средиземнаго моря.
[2] Съ арабами.
[3] Въ 667 году.
[4] Аравія — обширный юго-западный полуостровъ Азіи, отдѣляемый отъ азіатскаго материка Персидскимъ заливомъ и связанный съ твердой землею равнинами Сирійско-аравійской пустыни.
[5] Величайшая рѣка Азіи въ соединеніи съ Тигромъ составляющая ея главнѣйшую водную систему.
[6] Ефодъ — верхняя одежда первосвященника, состоявшая изъ двухъ кусковъ матеріи, сотканной изъ золота, виссона и шерсти трехъ цвѣтовъ, — гіацинтоваго, пурпуроваго и червленнаго; куски матеріи на плечахъ соединялись двумя нарамниками, на которыхъ сіяли, на 12-ти камняхъ, имена колѣнъ Израилевыхъ; внизу концы ефода связывались лентами. У священниковъ же ефодъ былъ, простой льняной.
[7] Такъ назывался Римъ, находящійся на рѣкѣ Тибрѣ въ Италіи, въ отличіе отъ Новаго Рима, т. е. Константинополя.
[8] Аѳонская гора (Аѳонъ), по греч. «Ἄγιο ὄρος — Святая гора — узкій гористый полуостровъ, вдающійся въ Архипелагъ (Эгейское море), извѣстенъ какъ центръ иноческой жизни для греческаго Востока. Иноческая жизнь здѣсь появилась въ древнее время, хотя нѣсколько позже, чѣмъ въ Сиріи и Палестинѣ. Для русской церкви Аѳонъ имѣлъ ранѣе по XVII-й вѣкъ большое значеніе. Здѣсь постригся отецъ русскаго монашества преподобный Антоній; отсюда былъ взятъ Студійскій уставъ преп. Ѳеодосіемъ для своего (Печерскаго) монастыря, потомъ перешедшій, по словамъ лѣтописца, и въ другіе монастыри; здѣсь въ богатыхъ монастырскихъ библіотекахъ получали наиболѣе широкое по тому времени религіозное образованіе наши иноки, ходившіе на Аѳонъ (напр. преп. Нилъ Сорскій).
[9] Св. Петръ скончался около 734 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга десятая: Мѣсяцъ Іюнь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 253-269.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0