Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 20 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюнь.
День девятый.

Житіе святаго отца нашего Кирилла, архіепископа Александрійскаго.

По смерти Ѳеофила, блаженный Кириллъ единогласно былъ избранъ на патріаршій престолъ [2] и, ставъ патріархомъ, немедленно удалилъ изъ города еретиковъ, называвшихся новаціанами, которые были похожи на фарисеевъ, оправдывавшихъ себя въ глазахъ людей и утверждавшихъ, будто они чисты и праведны и непричастны никакому грѣху. Въ знакъ якобы непорочной своей жизни новаціане носили бѣлыя одежды и учили, что человѣка, впавшаго послѣ крещенія въ смертный грѣхъ, не слѣдуетъ принимать въ церковное общеніе. Не можетъ быть, — утверждали они, — прощенія смертному грѣху такого человѣка, и только вторичнымъ крещеніемъ можно омыть грѣхъ его.

Эта ересь произошла отъ Новаціана, который въ правленіе императора Декія [3] былъ пресвитеромъ въ Римѣ и, послѣ мученической кончины папы Фабіана [4], стремился къ полученію папскаго престола [5]. Но, не смотря на всѣ происки, ему не удалось достигнуть желаемаго, и на папскій престолъ былъ избранъ блаженный Корнилій [6]. Завидуя Корнилію, Новаціанъ сталъ строить ему ковы и во всемъ противился ему. Въ то время Церковь испытывала жестокое гоненіе со стороны язычниковъ [7], и многіе изъ вѣрующихъ, боясь жестокихъ мученій, малодушно принесли жертвы идоламъ, а затѣмъ, приходя съ покаяніемъ, со слезами исповѣдывали грѣхъ свой. Видя ихъ покаяніе, святый папа Корнилій принималъ ихъ снова въ общеніе со святою Церковью, подобно тому, какъ Христосъ принялъ горько плакавшаго Петра. Между тѣмъ пресвитеръ Новаціанъ противился папѣ, утверждая, что недостойно находиться въ оградѣ Церкви Христовой тѣмъ, которые, отрекшись отъ Христа, принесли жертву бѣсамъ [8]. При этомъ онъ произносилъ хуленія на святаго папу, выставляя его сообщникомъ идолопоклонниковъ. Самъ же онъ прервалъ съ нимъ общеніе и, найдя себѣ нѣкоторыхъ единомышленниковъ, сдѣлался вторымъ папою въ Римѣ [9]. Такъ возникъ расколъ Новаціана [10].

Впослѣдствіи новаціанскій расколъ распространился повсюду, достигъ до Александріи и существовалъ здѣсь до времени святаго Кирилла. Здѣсь новаціане допустили не мало противныхъ православію дѣйствій. Такъ они вторично совершали крещеніе надъ совращаемыми въ расколъ, которые раньше были крещены въ каѳолической Церкви, и не дозволяли второбрачія, называя его грѣхомъ прелюбодѣянія. Были у нихъ и другія неразумныя нововведенія.

Святый Кириллъ съ самаго начала своего патріаршества изгналъ этихъ еретиковъ, вмѣстѣ съ епископомъ ихъ Ѳеопемптомъ, изъ Александріи. Затѣмъ онъ вооружился и противъ враговъ рода человѣческаго — нечистыхъ духовъ, которыхъ онъ изгналъ изъ ихъ обиталищъ.

Въ 120 стадіяхъ [11] отъ Александріи находилось одно селеніе, называвшееся Конопъ [12]. Недалеко отъ него было мѣсто, именуемое Мануѳинъ [13] (раньше то было селеніе). Здѣсь находилось древнее капище, бывшее обиталищемъ демоновъ; мѣсто это внушало всѣмъ ужасъ, и еще патріархъ Ѳеофилъ хотѣлъ очистить его отъ бѣсовъ и освятить для славословія Божія. Но отвлекаемый другими заботами, онъ не успѣлъ привести своего намѣренія въ исполненіе. Святый Кириллъ, воспріявъ послѣ Ѳеофила александрійскую каѳедру, рѣшилъ исполнить желаніе своего дяди и предшественника и усердно молился Богу, да подастъ Онъ ему помощь свыше и силу для одолѣнія и изгнанія изъ Мануѳина нечистыхъ духовъ. И вотъ, святому мужу явился въ видѣніи ангелъ Господень, повелѣвая ему перенести въ Мануѳинъ честныя мощи мучениковъ Кира и Іоанна [14], чтобы прогнать оттуда силу бѣсовскую. Святый Кириллъ такъ и поступилъ, — принесъ въ Мануѳинъ мощи святыхъ и устроилъ тамъ во имя ихъ церковь. Нечистые духи немедленно были изгнаны оттуда, и мѣсто то стало источникомъ исцѣленій отъ мощей мучениковъ.

Изгнавши, такимъ образомъ, невидимыхъ бѣсовъ изъ предмѣстій Александріи, святый приложилъ всѣ старанія, чтобы самый городъ совершенно очистить отъ бѣсовъ видимыхъ, каковыми были христоненавистные іудеи. Съ давняго времени они проживали въ томъ городѣ въ безчисленномъ множествѣ. Еще со временъ Александра Великаго и основанія Александріи [15] здѣсь поселилось не мало пришельцевъ изъ Іудеи, которые возрасли въ многочисленное племя. Ненавидя Христа и людей, носившихъ Его имя, они явно и тайно причиняли христіанамъ всяческія озлобленія и непріятности. Зловредны для города были упомянутые выше еретики-новаціане, но несравненно злѣйшими и вреднѣйшими врагами были іудеи, которые не только возбуждали междоусобія въ городѣ, но устрояли также многочисленныя убійства и кровопролитія. Призвавши къ себѣ начальниковъ іудейскихъ синагогъ [16], святитель Божій увѣщевалъ ихъ, дабы они удерживали народъ свой отъ подобныхъ злодѣйствъ. Но іудейскіе старѣйшины не только не вняли увѣщаніямъ святителя, но устремились на еще большую злобу.

Въ городѣ находилась большая и прекрасная церковь, именовавшаяся Александровской, по имени устроителя ея, епископа Александра [17]. Однажды іудеи вооружились какъ на войну, и съ наступленіемъ ночи подняли на улицѣ среди христіанскихъ домовъ шумъ и смятеніе, крича:

— «Александровская церковь горитъ».

Услышавъ крикъ, христіане одинъ за другимъ устремились изъ своихъ жилищъ на мнимый пожаръ, съ намѣреніемъ затушить его. И вотъ, безжалостные іудеи — тѣхъ христіанъ, которые выходили изъ воротъ своего дома, немедленно рубили мечами, или поражали копьями, или ножами — словомъ убивали чѣмъ попало. И было убито въ ту ночь множество христіанъ.

Съ наступленіемъ дня о происшедшемъ побоищѣ узналъ святѣйшій патріархъ Кириллъ. Оправившись отъ скорби по поводу убіенныхъ, онъ сталъ искать правосудія противъ іудеевъ. Но епархъ города Орестъ, хотя и былъ христіанинъ по вѣрѣ, тѣмъ не менѣе, питая вражду противъ святаго, помогалъ іудеямъ, защищая убійцъ. Тогда святый Кириллъ самъ отправился со множествомъ христіанъ къ іудейскому сборищу и изгналъ изъ города всѣхъ іудеевъ, разорилъ жилища ихъ и сжегъ ихъ синагогу.

Епархъ, пылая за это гнѣвомъ на святаго, сталъ причинять зло близкимъ родственникамъ святаго, а также и другимъ извѣстнымъ гражданамъ, которые были сторонниками патріарха. Такъ онъ подвергъ безпощаднымъ истязаніямъ на площади грамматика [18] Іеракса, обнаживши его. Между епархомъ и патріархомъ происходило большое разногласіе. Ибо святѣйшій патріархъ защищалъ христіанъ, а епархъ содѣйствовалъ іудеямъ. Каждый изъ нихъ писалъ отъ себя императору Ѳеодосію Младшему [19], до тѣхъ поръ, пока отъ послѣдняго не вышелъ указъ, запрещавшій іудеямъ проживать въ городѣ.

Въ то время на улицахъ города часто возникали возмущенія и мятежи, во время которыхъ погибало не мало людей, не причастныхъ къ этимъ возмущеніямъ. Въ Александріи проживала одна дѣвица, по имени Ипатія, дочь философа Ѳеона. Она была женщина вѣрующая и добродѣтельная и, отличаясь христіанской мудростью, проводила дни свои въ чистотѣ и непорочности, соблюдая дѣвство. Съ юности она была научена своимъ отцомъ Ѳеономъ философіи, и настолько преуспѣла въ любомудріи, что превосходила всѣхъ философовъ, жившихъ въ тѣ времена, — какъ сообщаетъ о ней Сисиній, епископъ Птолемаидскій [20] и Суида, прославлявшіе ее многими хвалами. Она и замужъ не пожелала выдти, отчасти изъ желанія безпрепятственно упражняться въ любомудріи и изученіи книгъ; но въ особенности она хранила свое дѣвство, по любви ко Христу. Въ Александрію отовсюду стекались всѣ любители любомудрія, дабы видѣть премудрую дѣву Ипатію и слышать ея разумныя рѣчи, такъ что она была учительницею многихъ. Ее почитали всѣ духовныя и мірскія власти, почиталъ также весь народъ, и многіе прибѣгали къ ней, ища ея мудрыхъ совѣтовъ. Желая примирить епарха съ патріархомъ, она со смиреніемъ и кротостію приходила къ обоимъ и мудрыми рѣчами склоняла ихъ къ миру. Святѣйшій патріархъ и самъ изыскивалъ случая примириться съ епархомъ, но тотъ, по своему злонравію, не желалъ даже и слышать о примиреніи. Однажды, когда Ипатія возвращалась откуда-то на колесницѣ къ себѣ домой, ненавидѣвшіе миръ мятежники напали на нее и, вытащивши изъ колесницы, разорвали на ней одежды и избили ее до смерти. Но звѣроподобная ярость ихъ не остановилась на этомъ злодѣяніи, и они въ ослѣпленіи своей злобы стали издѣваться и надъ мертвымъ тѣломъ дѣвицы. Разрубивши его на куски, они сожгли его въ мѣстѣ, называемомъ Кинаронъ [21].

Когда жители города узнали о происшедшемъ, то всѣ, а въ особенности любители наукъ, сильно сожалѣли Ипатію. Между прочимъ слухъ о происшедшемъ мятежѣ дошелъ до иноковъ Нитрійской горы [22]. Они исполнились скорби и жалости къ неповиннымъ жертвамъ мятежа и, собравшись въ количествѣ до пяти сотъ человѣкъ, пришли изъ пустыни въ городъ, желая защищать патріарха. Случайно имъ попался гдѣ-то епархъ, ѣхавшій на встрѣчу въ колесницѣ. Увидя правителя, иноки стали кричать ему, укоряя его и называя еллиномъ и идолопоклонникомъ, потому что раньше онъ придерживался еллинской вѣры [23] и лишь недавно принялъ крещеніе въ Константинополѣ. Одинъ изъ иноковъ бросилъ въ епарха камнемъ и попалъ ему въ голову. Когда на крикъ окружавшихъ епарха во множествѣ сбѣжался народъ, иноки удалились отъ него; слуги же епарха схватили одного изъ иноковъ, по имени Аммонія. Епархъ, предполагая, что иноки были возбуждены противъ него патріархомъ, сильно разгнѣвался и предалъ Аммонія жестокимъ пыткамъ и мученіямъ, среди которыхъ онъ и умеръ. Узнавъ объ этомъ, святѣйшій патріархъ сильно возскорбѣлъ духомъ и, повелѣвъ взять тѣло мученика, съ почетомъ похоронилъ его.

Между тѣмъ изгнанные изъ города іудеи, устроивъ для себя мѣсто зрѣлищъ и игръ, поставили, для поруганія Христа и оскорбленія христіанъ, длинный крестъ и, схвативъ нѣкоего христіанскаго отрока, распяли его распростертымъ на крестѣ. При этомъ они не гвоздями прикрѣпили его ко кресту, но привязали веревками и долго ругались надъ нимъ, смѣясь и плюя на него. Окончивъ насмѣшки, они били его до тѣхъ поръ, пока онъ не умеръ на крестѣ, и такъ мученикъ Христовъ сдѣлался подражателемъ Христовыхъ страданій. Святый Кириллъ, узнавъ объ этомъ новомъ злодѣяніи іудеевъ, обратился съ письмомъ къ императору, которому онъ сообщалъ обо всѣхъ обстоятельствахъ случившагося, — и отъ императора, хотя и не скоро, но все же вышло справедливое распоряженіе. По этому распоряженію іудейскіе начальники, стоявшіе во главѣ замыслившихъ указанное злодѣяніе, были казнены, епархъ же уволенъ отъ должности.

Послѣ того святитель Христовъ Кириллъ, побѣдивъ смуту, злобу и вражду враговъ христіанскаго имени, благополучно пасъ ввѣренное ему словесное стадо овецъ Христовыхъ.

Но когда утихли въ Александріи описанныя смуты, во всей поднебесной наступило еще большее волненіе, возбужденное ересью Несторія, и святому Кириллу предстояло совершить новый — болѣе великій подвигъ. Въ церкви Константинопольской послѣ кончины патріарха Сисинія [24], который былъ преемникомъ Аттика [25], на патріаршій престолъ возведенъ былъ Несторій [26], переведенный изъ Антіохіи [27], человѣкъ, какъ предполагалось, твердый въ вѣрѣ и добродѣтельный по жизни, но внутри тайный еретикъ. Онъ разсѣивалъ среди вѣрующихъ сѣмена еретическаго ученія, какъ плевелы среди пшеницы, сначала не самъ лично, но черезъ своихъ единомышленниковъ. Ересь же его заключалась въ хулѣ на Христа Бога и на Пречистую Дѣву Богородицу; ибо онъ, окаянный, утверждалъ, что отъ Дѣвы Маріи родился простой человѣкъ Христосъ, а не Богъ, такъ какъ утроба женщины не могла вмѣстить Бога, а только человѣка. По ученію Несторія, Богъ Слово соединился съ Человѣкомъ Іисусомъ съ самаго момента зачатія лишь благодатію и обиталъ въ немъ, какъ въ храмѣ. Поэтому Дѣву Марію Несторій называлъ не Богородицею, но Христородицею. Ересь Несторія разсѣивали среди народа находившіеся при Несторіи его приверженцы, епископъ Дороѳей и пресвитеръ Анастасій, взятые имъ съ собой изъ Антіохіи.

Однажды въ какой-то праздникъ Анастасій, говоря въ соборной константинопольской церкви поученіе къ народу, напалъ на употребленіе слова «Ѳеотокосъ» — Богородица въ приложеніи къ Пречистой Дѣвѣ Маріи [28]. Именно, онъ утверждалъ, что Дѣву Марію нельзя называть Богородицею, такъ какъ Она была человѣкомъ, а какимъ образомъ можетъ родиться Богъ отъ плоти человѣческой? Проповѣдь вызвала ропотъ и шумъ въ церкви. На Анастасія посыпались обвиненія въ ереси.

Когда же относительно сего былъ спрошенъ самъ Несторій, то послѣдній сталъ явно обнаруживать свое безуміе и изрыгалъ ядъ своихъ хуленій на Христа Бога и на Пречистую Его Матерь.

— «Я не могу, — говорилъ онъ, — называть Богородицею женщину, родившую плотского Человѣка, одинаковаго съ собою естества; ибо Она была Матерію скиніи, уготованной Святымъ Духомъ для обитанія Божественнаго Слова. Поэтому справедливѣе называть ее Христородицею. Этимъ словомъ мы обозначимъ отношеніе Ея къ Тому, въ Комъ обитало Божество».

И вотъ среди народа наступили распри и раздоры: одни противились ереси и не желали имѣть общенія съ Несторіемъ, а другіе, наоборотъ, соблазнялись еретическимъ мудрованіемъ и принимали ученіе еретиковъ. Ересь эта возмутила не только Константинополь, но и всѣ предѣлы земли, ибо нечестивый Несторій написалъ съ своими единомышленниками въ защиту своего ученія множество сочиненій, которыя онъ разослалъ по окрестнымъ городамъ, отдаленнымъ странамъ и по пустынямъ, среди монашествующихъ [29]. Этимъ онъ произвелъ такой же раздоръ среди христіанъ, какой раньше его возбудилъ разодравшій Христову одежду нечестивый Арій [30], потому что многіе изъ духовенства и мірянъ пошли по слѣдамъ Несторія, какъ раньше многіе шли по слѣдамъ Арія.

Святый Кириллъ, патріархъ Александрійскій, узнавъ о еретическомъ ученіи Несторія и объ успѣхахъ его проповѣди, возмутидся духомъ и, какъ вѣрный рабъ и храбрый воинъ Христа Бога и пречистой Матери Божіей, вооружился противъ врага Христова и твердо сталъ за честь Божію и Пресвятой Богородицы. Онъ явился истиннымъ пастыремъ овецъ Христовыхъ, зорко наблюдающимъ за своимъ стадомъ и сражающимся съ волкомъ. Первоначально святый Кириллъ любезно писалъ къ Несторію, увѣщевая послѣдняго отстать отъ лжеученія и исповѣданіемъ правой вѣры прекратить ту смуту, какую онъ возбудилъ въ Церкви Христовой [31]. Затѣмъ, видя, что Несторій не исправляется, онъ написалъ къ нему строгое посланіе, изобличая его заблужденіе. Святый Кириллъ писалъ также и къ клиру Константинопольской церкви и ко двору царскому [32], убѣждая не соблазняться ученіемъ Несторія. Онъ написалъ посланіе къ папѣ древняго Рима Целестину [33], и къ прочимъ патріархамъ [34], сообщая имъ о ереси Несторія и упрашивая ихъ увѣщавать послѣдняго къ покаянію. Сверхъ того, имъ были отправлены письма ко всѣмъ властямъ и епископамъ различныхъ странъ и городовъ, въ которыхъ (письмахъ) онъ предостерегалъ всѣхъ отъ увлеченія ересью Несторія. Такъ какъ ересь эта совратила, между прочимъ, многихъ иноковъ, онъ писалъ и къ нимъ, изъясняя имъ душепагубный вредъ ереси и отклоняя ихъ отъ обольщенія ею. Словомъ, святый Кириллъ не переставалъ вопіять противъ сего волка до тѣхъ поръ, пока совсѣмъ не отогналъ его отъ стада Христова.

Между тѣмъ Несторій не только не исправлялся отъ Кирилловыхъ посланій, но устремился со своими приверженцами даже и на болѣе худшее. Именно, — одинъ изъ сторонниковъ его, епископъ Дороѳей, въ присутствіи самого Несторія, всталъ въ соборѣ на возвышеніе и громко произнесъ:

— «Если кто назоветъ Дѣву Марію Богородицею, — да будетъ анаѳема».

И затѣмъ самъ Несторій сталъ подвергать мученіямъ тѣхъ изъ духовенства и иноковъ константинопольской церкви, которые сопротивлялись ему и не раздѣляли его ереси. Вмѣстѣ съ этимъ онъ съ яростію ратовалъ и противъ святаго Кирилла, тщеславно и гордо возставая на него и называя его еретикомъ, между тѣмъ какъ онъ самъ былъ таковымъ. Измысливъ затѣмъ много несправедливыхъ и ложныхъ клеветъ противъ святаго и праведнаго, онъ распространялъ ихъ среди народа, хуля и безчестя имя Кирилла. Но александрійскій святитель не обращалъ на эти клеветы никакого вниманія и заботился единственно лишь о спасеніи душъ человѣческихъ.

Не смотря на такую дѣятельность Кирилла, волненія и смуты продолжались, и несторіанская ересь день ото дня возрастала и все болѣе вступала въ силу. Уже многіе изъ епископовъ заразились симъ душепагубнымъ еретическимъ ученіемъ и сдѣлались послѣдователями Несторія. Между прочимъ, ему оказывалъ нѣкоторую поддержку Іоаннъ [35], патріархъ антіохійскій, который не одобряя того, что было сказано Несторіемъ, все же просилъ Кирилла не придавать его словамъ особаго значенія. Это, однако, не могло потушить разгорѣвшійся пожаръ. Оставалось одно средство, чтобы прекратить смуту, — созвать вселенскій соборъ. Созванія собора въ одинаковой степени желали и противники Несторія и его сторонники, при чемъ каждая сторона надѣялась, что ученіе ея восторжествуетъ. И вотъ Ѳеодосій Младшій, уступая общимъ просьбамъ, рѣшилъ созвать такой соборъ [36].

Назначивъ мѣстомъ для собора малоазійскій городъ Ефесъ [37], онъ пригласилъ всѣхъ митрополитовъ и епископовъ имперіи собраться сюда къ Пятидесятницѣ 431 года. При этомъ отъ себя онъ послалъ въ Ефесъ комита [38] Кандидіана, для присутствія на соборѣ въ качествѣ императорскаго представителя.

Несторій прибылъ въ Ефесъ вскорѣ послѣ Пасхи (апрѣля 19), сопровождаемый 16-ю епископами; предъ самымъ праздникомъ Пятидесятницы явился святый Кириллъ во главѣ пятидесяти египетскихъ епископовъ. Около 40 епископовъ прибыло изъ окрестныхъ малоазійскихъ городовъ [39]. Папа Целестинъ, вслѣдствіе болѣзней и старости, не могъ явиться и отправилъ двухъ епископовъ и пресвитера въ качествѣ представителей себя и «всего собора западнаго», съ наказомъ руководиться сужденіемъ святаго Кирилла. Всего съѣхалось около 200 епископовъ, но Іоаннъ Антіохійскій и другіе сирскіе епископы, которые въ большинствѣ держали сторону Несторія, все не являлись. Съѣхавшіе на соборъ епископы напрасно прождали ихъ до 21 іюня и, не дождавшись, открыли, наконецъ, свои засѣданія (21 іюня 431 года). Вслѣдствіе достоинствъ своей каѳедры, святый Кириллъ принялъ предсѣдательство на этомъ соборѣ, при чемъ сопредсѣдателями его были Ювеналій Іерусалимскій [40] и Мемнонъ Ефесскій. Но нечестивый Несторій оказалъ противодѣйствіе составленному собору и не являлся на него подъ предлогомъ, что онъ будетъ ждать прибытія Іоанна Антіохійскаго и сирскихъ епископовъ. Отцы собора трижды приглашали его явиться, но онъ упорно отказывался. Тогда они приступили къ разсмотрѣнію сочиненій Несторія и, по внимательномъ изслѣдованіи, осудили ихъ, какъ еретическія. Святый Кириллъ представилъ собору свои письма къ Несторію и другимъ лицамъ, въ которыхъ онъ изобличалъ нечестивое мудрованіе еретика, а также представилъ опредѣленія помѣстнаго собора, бывшаго предъ тѣмъ въ Александріи. Отцы собора согласились съ ученіемъ святаго мужа, признавъ его православнымъ и богомудрымъ, и одобрили опредѣленіе помѣстнаго александрійскаго собора.

Между тѣмъ прибылъ въ Ефесъ Іоаннъ антіохійскій съ сирскими епископами. Узнавъ о ходѣ дѣла, онъ, въ защиту Несторія, составилъ отдѣльный соборъ, на которомъ принималъ участіе Несторій и всѣ его сторонники. Зараженный ересью Кандидіанъ оказалъ содѣйствіе этому беззаконному собору, и на немъ святый Кириллъ былъ несправедливо обличенъ въ ереси Аполлинарія [41], отрицавшей дѣйствительное человѣчество Христа и утверждавшей, будто Христосъ не имѣетъ души, но вмѣсто нея вмѣщаетъ въ себѣ Божество. Возводя на святаго мужа такое обвиненіе, ложно клевеща на него, приверженцы Несторія стремились вооружить противъ него самаго императора. На первыхъ порахъ имъ удалось достигнуть своей цѣли. Императоръ повѣрилъ ихъ клеветамъ и повелѣлъ заключить святаго Кирилла, вмѣстѣ съ блаженнымъ Мемнономъ, епископомъ ефесскимъ, въ темницу [42]. Но потомъ, подвергнувъ все подробному изслѣдованію и видя, съ одной стороны, невинность праведнаго Кирилла, а съ другой — явную ложь и злобу его враговъ, Ѳеодосій возстановилъ святаго и доблестнаго святителя и его приверженца Мемнона въ ихъ должностяхъ и ублажалъ похвалами терпѣніе и кротость перваго; еретиковъ же онъ повелѣлъ обуздать.

Такимъ образомъ, святый Кириллъ снова сталъ во главѣ святыхъ отцевъ, собравшихся въ Ефесѣ для разсмотрѣнія мудрованій Несторія. На этомъ соборѣ установленъ былъ тотъ догматъ вѣры, что воплотившійся отъ Пречистой Дѣвы Маріи Господь нашъ Іисусъ Христосъ есть истинный Бога, а родившая Его Пречистая Дѣва Марія есть истинная Богородица. Когда это состоявшееся опредѣленіе было провозглашено народу, то большая радость была среди всѣхъ вѣрующихъ, и всѣ граждане города Ефеса торжественно восклицали, но не такъ, какъ нѣкогда, когда они говорили: «велика Артемида ефесская» [43], а совершенно другія слова: «велика Пречистая Дѣва Марія Богородица». Несторій былъ осужденъ какъ еретикъ и богохульникъ и не только былъ лишенъ своего сана, но и отлученъ отъ Церкви Христовой и преданъ вѣчному проклятію. Къ этому соборному опредѣленію присоединился потомъ и Іоаннъ Антіохійскій съ сирскими епископами. Императоръ же сослалъ Несторія въ отдаленнѣйшую страну, которая называлась Оасимъ [44]. Здѣсь, оставаясь нераскаяннымъ, нечестивый Неоторій и окончилъ жизнь свою въ тяжкихъ мученіяхъ. Именно, у него живаго былъ изъѣденъ червями богохульный языкъ его.

Сколь противно православію происшедшее отъ еретика Несторія хуленіе Божіей Матери, объ этомъ говоритъ слѣдующій случай, о которомъ разсказываетъ преподобный Іоаннъ въ своемъ сочиненіи «Лугъ духовный» [45]:

«Разъ, — пишетъ онъ, — мы пришли къ пресвитеру Коломанской лавры [46], — аввѣ Киріаку, и онъ разсказалъ намъ слѣдующее: «однажды я увидѣлъ во снѣ, что за дверями моей келліи стоитъ свѣтозарная, прекраснѣйшая Дѣва, одѣтая въ багряницу, и съ нею два свѣтолѣпныхъ мужа. И узналъ я, что это — Владычица наша, Пречистая Дѣва Богородица, а находящіеся съ Ней мужи — святый Іоаннъ Креститель и святый Іоаннъ Богословъ Тотчасъ же я вышелъ изъ моей келліи и, поклонившись, умолялъ Ее, дабы Она вошла ко мнѣ и благословила мою келлію, но Она не желала. Я въ продолженіи долгаго времени умолялъ Ее, говоря:

— «Владычица! пусть не удалится отъ Тебя уничиженнымъ и посрамленнымъ рабъ Твой».

И много другихъ моленій произнесъ я предъ Нею. Тогда, видя мое прилежное моленіе, Она отвѣтила мнѣ:

— «Ты имѣешь въ своей келліи Моего врага, — какъ же можешь высказывать послѣ того пожеланіе, чтобы Я вошла къ тебѣ?»

Съ такими словами Она удалилась. Пробудившись отъ сна, я сталъ плакать и скорбѣть, размышляя, — не согрѣшилъ ли я чѣмъ-нибудь предъ Пречистою Дѣвою въ своихъ мысляхъ; ибо другого, кромѣ меня одного, никого не было въ моей келліи. Подробно изслѣдовавъ себя, я не нашелъ ничего, чѣмъ бы я могъ согрѣшить предъ Нею. Видя, что скорбь снѣдаетъ меня, я, дабы хотя немного развлечься среди печали моей, взялъ почитать книгу. То была книга блаженнаго іерусалимскаго пресвитера Исихія [47], которую я попросилъ у него на время. Прочитавши книгу, я увидѣлъ въ концѣ ея два слова нечестиваго Несторія и, такимъ образомъ, позналъ, какой именно врагъ Пресвятой Владычицы былъ у меня въ келліи. Тогда, вставши, я понесъ книгу къ тому, кто далъ мнѣ ее и сказалъ ему:

— «Братъ, возьми твою книгу; я не столько получилъ отъ нея пользы, сколько вреда».

Онъ спросилъ меня, чѣмъ книга его причинила мнѣ вредъ, а не пользу. И я разсказалъ ему о бывшемъ мнѣ видѣніи. Тогда онъ, исполнившись божественной ревности, вырѣзалъ изъ книги два слова Несторія и сжегъ ихъ въ огнѣ, со словами:

— «Пускай не остается въ моей келліи врагъ Владычицы нашей — Богородицы и Приснодѣвы Маріи».

Не слѣдуетъ также умолчать и о томъ, какъ святитель Христовъ Кириллъ — этотъ великій угодникъ Божій, при столъ великой своей святости, тѣмъ не менѣе имѣлъ нѣчто зазорное въ себѣ и противное благочестію, — дабы видѣть чудесное его исправленіе. Онъ безъ причины гнѣвался на Іоанна Златоустаго [48], — святый на святаго. Это не должно насъ удивлять, потому что совершенство свойственно лишь одному Богу; изъ людей же никто не можетъ быть совершеннымъ самъ по себѣ, если только онъ не пріиметъ отъ исполненія [49] Христова; потому-то и святые, какъ люди, причастны человѣческимъ слабостямъ. Такая слабость была и у святаго Кирилла, именно въ его отношеніяхъ къ Іоанну Златоусту: онъ гнѣвался на святаго мужа не только при жизни послѣдняго, но даже и послѣ кончины его и не хотѣлъ поминать его во святыхъ. Такой гнѣвъ Кирилла происходилъ не отъ злобы, но отъ невѣдѣнія. Онъ, съ одной стороны, отъ своего дяди, патріарха Ѳеофила, съ другой, отъ другихъ, питавшихъ вражду къ Златоусту, слышалъ много несправедливыхъ клеветъ противъ сего вселенскаго свѣтильника и, по своему незлобію, придавалъ вѣру лжи, какъ истинѣ. Ибо написано: незлобивый вѣру емлетъ всякому словеси (Прит. 14, 15). Константинопольскій патріархъ Аттикъ, жившій раньше Несторія, въ своихъ посланіяхъ убѣждалъ его вписать имя святаго Іоанна Златоустаго въ церковныя диптихи [50], то есть — въ книги съ именами святыхъ. Самъ Аттикъ раньше также былъ однимъ изъ враговъ Іоанна Златоустаго, но потомъ, сознавъ невинность сего святаго мужа и вмѣстѣ съ тѣмъ свой грѣхъ противъ него, раскаялся. Вступивши на патріаршій Константинопольскій престолъ послѣ Арсакія, онъ вписалъ въ диптихи и Златоуста и, пока былъ живъ, увѣщевалъ святаго Кирилла письмами, въ которыхъ просилъ его поступить такъ же. Но послѣдній не слушалъ его, не желая ниспровергнуть значеніе бывшаго ранѣе собора противъ Іоанна, который былъ созванъ Ѳеофиломъ [51].

Точно также и святый Исидоръ Пелусіотъ [52], — родственникъ Кирилла, мужъ преклонныхъ лѣтъ, — видя негодованія многихъ на святаго Кирилла за то, что онъ исключаетъ Златоуста изъ числа святыхъ, съ дерзновеніемъ писалъ къ нему, увѣщевая разсмотрѣть безпристрастно обстоятельства осужденія Іоанна Златоуста.

«Пристрастіе не дальновидно, а ненависть вовсе ничего не видитъ, — такъ писалъ Пелусіотъ въ одномъ изъ своихъ посланій къ святому Кириллу. — Посему, если желательно тебѣ быть чистымъ отъ того и другого недостатка, не произноси необдуманныхъ приговоровъ, но подвергай дѣянія справедливому суду; потому что и Богъ, Который знаетъ все прежде, нежели придетъ исполненіе, человѣколюбиво благоволилъ снизойти съ небесъ и видѣть вопль содомскій (см. Быт. 18, 20), научая насъ дѣлать все по точномъ изслѣдованіи. Ибо многіе, бывшіе съ тобою на соборѣ Ефесскомъ, въ посмѣяніе говорятъ, будто ты удовлетворяешь собственной враждѣ, а не того православно ищешь, что требовалось бы для Іисуса Христа. Ѳеофиловъ онъ племянникъ, говорятъ о тебѣ, и его держится духа. Какъ Ѳеофилъ явно излилъ неистовство свое на богоноснаго и боголюбиваго Іоанна, такъ и этому желательно похвалиться, хотя въ положеніи подсудимаго произошла большая перемѣна, ибо Іоаннъ уже претерпѣлъ изгнаніе и теперь не находится въ живыхъ».

Въ другомъ посланіи святый Исидоръ Пелусіотъ такъ писалъ Кириллу:

«Устрашаютъ меня примѣры изъ Божественнаго Писанія, и вынуждаютъ писать, о чемъ должно. Ибо, если я — отецъ, какъ говоришь самъ ты, то боюсь осужденія, какому подпалъ Илій за то, что не уцѣломудрилъ согрѣшившихъ сыновей [53]; а если, какъ вѣрнѣе знаю, я — сынъ предъ тобою, носящимъ на себѣ образъ великаго онаго Марка [54], — то страшитъ меня наказаніе, какому подвергся Іонаѳанъ за то, что не остановилъ отца, искавшаго волшебницы [55]. Ибо поелику могъ остановить, то умеръ на сраженіи прежде согрѣшившаго. Посему, чтобы и мнѣ не быть осужденнымъ, и тебя не осудилъ Богъ, прекрати распри, и того мщенія за собственное оскорблеше, какое слѣдовало бы воздать смертнымъ, не переноси въ живую Церковь, — подъ предлогомъ благочестія не производи въ ней вѣчнаго раздора» [56].

И еще въ иномъ мѣстѣ святый такъ писалъ Кириллу:

— «Ты спрашиваешь меня объ обстоятельствахъ изгнанія святаго мужа Іоанна; но я не буду подробно писать о томъ, дабы мнѣ не показаться человѣкомъ, обличающимъ и осуждающимъ другихъ, ибо многочисленныя несправедливости людей ко святому превзошли всякую мѣру. Я въ краткихъ чертахъ припомню тебѣ жестоковыйный нравъ Египта, который вблизи тебя [57]: онъ отрекся отъ Моисея, предался фараону, изъязвилъ ранами смиренныхъ, озлобилъ тружениковъ, устроилъ города и не заплатилъ платы работникамъ [58]. Упражняясь въ такихъ-то дѣяніяхъ, онъ произвелъ на свѣтъ беззаконнаго Ѳеофила, почитающаго золото за Бога [59]; съ своими единомышленниками онъ возсталъ на святаго Іоанна — боголюбиваго и проповѣдовавшаго о Богѣ мужа. Не смотря на это, домъ Давидовъ утверждается и умножается, а Сауловъ, какъ ты видишь, изнемогаетъ» [60].

Таковы-то были писанія святого Исидора Пелусіота къ святому Кириллу. Они возъимѣли на послѣдняго такое дѣйствіе, что онъ, прочитавши ихъ, сталъ сознавать свой грѣхъ. Въ особенности же онъ созналъ его и совершенно раскаялся тогда, когда былъ устрашенъ слѣдующимъ видѣніемъ. Ему представилось, что онъ находится на нѣкоторомъ, весьма прекрасномъ и исполненномъ неизъяснимаго веселія, мѣстѣ. Здѣсь онъ увидѣлъ чудесныхъ мужей — Авраама, Исаака и Іакова, и другихъ святыхъ, какъ ветхозавѣтныхъ, такъ и новозавѣтныхъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ онъ видѣлъ тамъ весьма обширный и свѣтлый храмъ, красоту котораго не въ состояніи изобразить человѣческій языкъ, и слышалъ въ немъ пѣніе сладкозвучныхъ голосовъ. Войдя въ сей храмъ и изумляясь его красотѣ и великолѣпію, Кириллъ узрѣлъ въ немъ въ сіяніи славы Пречистую Владычицу Богородицу, окруженную множествомъ ангеловъ. Среди стоявшихъ вокругъ Богоматери находился на почетномъ мѣстѣ и святый Іоаннъ Златоустый, сіявшій подобно ангелу Божію, чудеснымъ свѣтомъ и державшій въ рукѣ книгу своихъ сочиненій; множество дивныхъ мужей окружало его, подобно слугамъ. Всѣ они были вооружены, какъ бы приготовившись къ наступленію. И вотъ, когда Кириллъ хотѣлъ припасть къ ногамъ Богородицы, чтобы поклониться Ей, то святый Іоаннъ съ находившимися при немъ оруженосцами немедленно устремились на него, запрещая ему приближаться къ Пречистой Матери Божіей и прогоняя его изъ чудеснаго храма. Кириллъ, видя негодующаго противъ него Іоанна и себя выгоняемаго изъ храма, пришелъ въ трепетъ. Но вдругъ онъ услыхалъ Пречистую Дѣву Богородицу, обратившуюся къ Іоанну съ ходатайствомъ, чтобы онъ простилъ Кирилла и не изгонялъ его изъ храма, такъ какъ онъ согрѣшилъ передъ нимъ не по злобѣ, а по невѣдѣнію. Но Іоаннъ какъ бы не желалъ простить Кирилла. Тогда Пресвятая Богородица сказала:

— «Прости его для Меня, ибо онъ много потрудился для Моей чести, — прославилъ Меня среди людей и наименовалъ Богородицею».

Когда Пречистая Богородица изрекала эти слова, Іоаннъ немедленно смиловался и отвѣчалъ Богородицѣ:

— «По твоему, Владычица, ходатайству я прощаю его».

Затѣмъ дружелюбно подойдя къ Кириллу, онъ обнялъ и облобызалъ его, и, такимъ образомъ, они примирились другъ съ другомъ въ видѣніи.

Послѣ сего видѣнія святый Кириллъ сталъ часто каяться и осуждать себя за то, что до того времени напрасно держалъ гнѣвъ противъ такого угодника Божія. Потомъ, собравъ всѣхъ египетскихъ епископовъ, онъ совершилъ торжественное празднованіе въ честь святаго Іоанна Златоустаго и записалъ послѣдняго въ церковныхъ книгахъ въ сонмѣ великихъ святыхъ. Такимъ-то образомъ снято было пятно, лежавшее на святомъ мужѣ Кириллѣ, который враждовалъ противъ святаго Іоанна, при чемъ вражду между Своими рабами разсѣяла Сама Пречистая Богородица. Съ того времени, пока былъ живъ святый Кириллъ, онъ ублажалъ святаго Іоанна Златоустаго похвальными рѣчами.

Остальное время своей жизни святый Кириллъ прожилъ среди великихъ подвиговъ, заботясъ не только о своемъ спасеніи, но и о спасеніи другихъ и наставляя многихъ на путь праведный. Разсказываютъ о такомъ случаѣ изъ жизни святаго угодника Божія Кирилла. Въ нижнемъ Египтѣ проживалъ тогда нѣкій старецъ, извѣстный своею святою жизнію. Несмотря на это, онъ, какъ человѣкъ необразованный и простой, придерживался одного неправильнаго мнѣнія; именно по своему невѣжеству старецъ утверждалъ, что Мелхиседекъ есть Сынъ Божій [61]. О такомъ мудрованіи его сообщено было святѣйшему Кириллу, и послѣдній пригласилъ къ себѣ того старца. Зная, что старецъ творитъ чудеса и такъ угоденъ Богу, что Богъ исполняетъ всякую просьбу его, — и что о Мелхиседекѣ онъ мыслитъ неправильно лишь по своей простотѣ, — патріархъ употребилъ такую мудрость, чтобы наставить его на путь истинный. Кротко обратившись къ старцу, онъ сказалъ:

— «Авва, умоляю тебя помочь мнѣ разрѣшить одно недоумѣніе: съ одной стороны разсудокъ приводитъ меня къ тому заключенію, что Мелхиседекъ есть Сынъ Божій, а съ другой стороны, что-то говоритъ мнѣ, что это несправедливо и что онъ обыкновенный человѣкъ и архіерей Божій. И вотъ я нахожусь въ сомнѣніи и недоумѣніи, не зная, къ чему придти. Поэтому я нарочно призвалъ тебя, дабы ты помолился относительно сего Богу, прося Его открыть тебѣ о томъ. И что откроетъ тебѣ Богъ, не откажись сообщить мнѣ».

Полагаясь на свою богоугодную жизнь, старецъ смѣло отвѣтилъ святому Кириллу:

— «Дозволь мнѣ, владыко, уединиться на три дня, по прошествіи которыхъ я вопрошу о семъ Бога и сообщу тебѣ то, что будетъ, мнѣ открыто».

Потомъ удалившись въ свою келлію и затворившись въ ней на три дня, старецъ молился Богу, дабы Онъ открылъ ему о Мелхиседекѣ. Получивъ просимое, онъ пришелъ къ святому Кириллу и сказалъ:

— «Мелхиседекъ человѣкъ, а не Сынъ Божій. И да будетъ тебѣ, владыко, извѣстно, что сіе, дѣйствительно, такъ».

Святый Кириллъ весьма обрадовался, что спасъ душу того старца и, поблагодаривъ, отпустилъ его. Старецъ, удалившись, сталъ проповѣдывать всѣмъ, что Мелхиседекъ человѣкъ, а не Сынъ Божій. Такъ мудро наставилъ угодникъ Божій невѣжду на путь истинный.

Пробывши на Александрійскомъ патріаршемъ престолѣ тридцать два года и въ теченіи своей жизни очистивъ Церковь Христову отъ всѣхъ бывшихъ тогда ересей, написавъ много душеполезныхъ сочиненій [62], святый Кириллъ въ мирѣ почилъ о Господѣ [63]. При исходѣ его предстояла Сама Пречистая Матерь Божія, такъ какъ онъ вѣрно потрудился для Нея и доблестно подвизался за честь Ея. Онъ по достоинству сопричисленъ къ святому Златоусту, и вмѣстѣ съ нимъ, пламенѣя никогда не отпадающей любовью, предстоитъ какъ Христу Богу, такъ и Пречистой Богоматери, пребывая въ славѣ Ея, близъ Ея престола, и восхваляя Преблагословенную Дѣву съ рожденнымъ Ею истиннымъ Богомъ въ безконечные вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Ѳеофилъ занималъ Александрійскую патріаршую каѳедру съ 385 г. по 412 г. Извѣстенъ въ исторіи, главнымъ образомъ, по своей враждѣ къ Іоанну Златоусту. Отличаясь большимъ честолюбіемъ, онъ стремился подчинить своему вліянію Константинопольскаго архіепископа, и потому послѣ смерти Нектарія, занимавшаго Византійскую каѳедру съ 381 г. по 397 г., интриговалъ въ пользу того, чтобы на эту кафедру было избрано преданное ему, Ѳеофилу, лицо. Когда, вопреки планамъ Ѳеофила, былъ избранъ въ епископы столицы св. Іоаннъ Златоустъ, бывшій до этого пресвитеромъ въ Антіохіи, Ѳеофилъ затаилъ противъ него злобу и сдѣлался опорою противной Златоусту партіи. Онъ принялъ дѣятельное участіе въ сложной интригѣ противъ константинопольскаго святителя, результатомъ которой было низложеніе послѣдняго и друкратное изгнаніе изъ столицы. На соборѣ въ Дубнѣ, составленномъ врагами Златоуста съ цѣлію низложенія его, Ѳѳофилъ присутствовалъ въ качествѣ предсѣдателя. Вообще отношенія его къ Златоусту были такого свойства, что ложатся темнымъ пятномъ на его имени. Но въ остальномъ Ѳеофилъ былъ довольно мудрымъ іерархомъ и сдѣлалъ много полезнаго для Александрійской церкви.
[2] Св. Кириллъ занималъ Александрійскую патріаршую каѳедру съ 412 г. по 444 г.
[3] Римскій императоръ Декій царствовалъ съ 249 г. по 251 г.
[4] Фабіанъ, епископъ Римскій, занималъ Римскую каѳедру съ 236 г. по 250 г.
[5] Фабіанъ замученъ былъ въ январѣ 250 г. и каѳедра его оставалась не занятою до іюня слѣдующаго года, такъ какъ жестокости гоненія не позволяли совершить избраніе новаго папы. Декій, будто бы, сказалъ, что онъ скорѣе бы согласился видѣть претендента на императорскій престолъ, чѣмъ новаго епископа въ Римѣ. Въ періодъ этого годичнаго вдовства Римской церкви Новаціанъ, отличавшійся краснорѣчіемъ и ученостью, а также суровымъ образомъ жизни, пользовался большимъ вліяніемъ и могъ разсчитывать на избраніе въ епископы. Однако разсчеты эти не оправдались.
[6] Св. Корнилій былъ папою въ Римѣ съ 251 г. по 252 г.
[7] Это было 7-ое общее гоненіе на христіанъ. Оно направлялось, главнымъ образомъ, противъ епископовъ и духовенства. Среди жертвъ гоненія были Фабіанъ римскій, Вавила антіохійскій, Александръ іерусалимскій; при этомъ въ жизни другихъ святыхъ мужей (какъ Кипріана карѳагенскаго, Оригена, Григорія чудотворца, Діонисія александрійскаго) періодъ этотъ ознаменовался ссылками и другими страданіями. Главною цѣлію гоненія было, однако же, не подвергать христіанъ смерти, но принуждать ихъ къ отреченію. Съ этою цѣлію, они были подвергаемы пыткамъ, тюремному заключенію и голоду, и при такихъ испытаніяхъ твердость многихъ не выдержала.
[8] Новаціанъ сначала не проявлялъ нетерпимости къ падшимъ. Кипріанъ, епископъ Карѳагенскій, свидѣтельствуетъ, что онъ былъ авторомъ того письма, въ которомъ римское духовенство признавало, что падшіе могли быть допускаемы въ церковь, если находились въ смертной опасности. Но послѣ избранія Корнилія онъ сдѣлался вождемъ партіи, которая проводила совершенно иное воззрѣніе. Новаціанъ сталъ учить, что хотя покаявшіеся падшіе и могутъ быть допущены къ божественному милосердію, и потому могутъ быть увѣщаемы къ покаянію, однако же Церковь не имѣетъ власти давать имъ отпущеніе и должна навсегда отлучать ихъ отъ общенія; иначе она теряетъ свой христіанскій характеръ и свои преимущества.
[9] Посвященіе Новаціана въ епископы было произведено тремя епископами незначительныхъ городовъ, которые призваны были сторонниками его подъ ничтожными предлогами и возложили на него свои руки вечеромъ, послѣ ужина.
[10] Новаціанство находило на Западѣ многихъ послѣдователей, и его начала сдѣлались даже болѣе строгими, чѣмъ были прежде. Приговоръ о пожизненномъ отлученіи отъ общины, первоначально прилагавшійся только къ тѣмъ, кто отрекся отъ вѣры, впослѣдствіи былъ распространенъ и на всѣхъ тѣхъ, которые послѣ крещенія совершили болѣе или менѣе тяжкіе грѣхи. При этомъ новаціане приняли названіе каѳаровъ, т. е. «чистыхъ». Они перекрещивали переходившихъ къ нимъ изъ Церкви, считая общеніе съ нею нечистымъ и ея священнослуженія вслѣдствіе этого недѣйствительными. Нѣкоторые изъ новаціанъ осуждали второбрачіе, ставя его на ряду съ прелюбодѣяніемъ. Что же касается до главныхъ истинъ Евангелія, то новаціане были и постоянно оставались православными, и многіе изъ нихъ пострадали даже до смерти за свою вѣру.
[11] Стадія равняется 87½ саженямъ. 120 стадій составляетъ, такимъ образомъ, 21 версту.
[12] Конопъ расположенъ у устья Нила, называвшагося по имени его конопіискимъ. До основанія Александріи Конопъ былъ самымъ значительнымъ городомъ этой мѣстности, но съ возникновеніемъ этой столицы Египта значеніе его стало падать и со времени введенія христіанства городъ исчезъ, — на его мѣстѣ находилось потомъ незначительное селеніе.
[13] Мѣсто это, по извѣстію о перенесеніи мощей св. мучениковъ Кира и Іоанна (см. ниже, подъ 28-мъ числомъ), отстояло отъ Конопа на разстояніи двухъ поприщъ, т.-е. около двухъ верстъ.
[14] Киръ и Іоаннъ, безмездные врачи, были замучены въ Конопѣ въ 311 году. Память ихъ — 31-го января.
[15] Александръ Великій, царь македонскій, покорившій своей власти весь культурный Востокъ, жилъ въ концѣ IV в. до Р. Хр. Городъ Александрія, что въ Египтѣ, основанъ имъ для утвержденія греческаго владычества въ 332 г. до Р. Хр. Сдѣлавшись однимъ изъ самыхъ богатыхъ и цвѣтущихъ городовъ Востока, онъ вскорѣ же после основанія своего сталъ привлекать предпріимчивыхъ переселенцевъ изъ другихъ странъ и, между прочимъ, изъ Палестины — изъ среды тогдашняго іудейскаго населенія ея. Іудеи Александріи составляли довольно значительную колонію, и кварталъ іудейскій былъ очень густо населенъ. Филонъ, іудейскій писатель, жившій въ I в. до Р. Хр., говоритъ, что въ его время въ Египетской странѣ, преимущественно въ Александріи, было болѣе милліона евреевъ. Послѣ взятія Іерусалима, Птоломей I поселилъ въ Александріи многочисленную колонію іудеевъ и далъ имъ равныя права съ греками. Римляне подтверждали за ними эти права, и Августъ учредилъ особый іудейскій совѣтъ для завѣдыванія еврейскиии дѣлами подъ властію императорскаго префекта. Впрочемъ, при Каллигулѣ они лишились большинства своихъ привилегій.
[16] Синагога — мѣсто религіозныхъ собраній іудеевъ. Это были открытыя зданія, назначаемыя для отправленія общественнаго богослуженія іудеевъ. По закону, оно должно было совершаться въ скиніи и потомъ въ храмѣ Іерусалимскомъ. Но во время плѣна вавилонскаго храмъ былъ разрушенъ, и потому явилась потребность въ особыхъ мѣстахъ для собраній. Такъ появились синагоги. Синагоги можно было устроять во всякомъ мвстѣ, гдѣ только находилось достаточное число истинныхъ поклонниковъ изъ іудеевъ. Поэтому уже во времена Іисуса Христа и апостоловъ онѣ были распространены всюду, гдѣ жили іудеи. Существовало нѣкоторое сходство между устройствомъ синагогъ и храма. Въ центральномъ помѣщеніи синагоги ставился шкафъ, гдѣ хранились свитки закона Моисеева, который предлагался для чтенія народу. Среди синагоги возвышался низкій налой или каѳедра. Нѣкоторые изъ мѣстъ для сидѣнія были сдѣланы выше прочихъ и назначались для старѣйшинъ, т.-е. престарѣлыхъ или вліятельныхъ лицъ въ общинѣ. Старѣйшины составляли совѣтъ, которому принадлежало высшее управленіе синагогою. Председатель этого совѣта назывался начальникомъ или правителемъ синагоги (Марк. 5, 22; Дѣян. 13, 15). Начальники синагоги имѣли власть отлучать отъ общины нарушителей закона и подвергать ихъ бичеванію. Въ синагогахъ разбирались также различныя судебныя дѣла.
[17] Разумѣется святый Александръ, бывшій епископомъ Александріи съ 312 г. по 326 г., одинъ изъ первыхъ поборниковъ православія, выступившій противъ ереси Арія.
[18] Грамматикъ — учитель. Этимъ именемъ обозначались не просто учителя грамотности, но люди въ полномъ смыслѣ обладавшіе вѣдѣніемъ всей греческой классической литературы, — изучавшіе ее критическимъ путемъ — со стороны построенія фразы и со стороны содержанія.
[19] Ѳеодосій II или Младшій царствовалъ на Востокѣ съ 408 г. по 450 г.
[20] Птолемаида, о которой упоминается здѣсь, находилась въ верхнемъ Египтѣ (Ѳиваидѣ), на берегу р. Нила.
[21] Кинаронъ — названіе городского квартала, близъ соборной площади.
[22] Нитрійская гора находилась къ югу отъ Александріи, на западъ отъ рѣки Нила, близъ Ливійской пустыни. Названіе свое гора получила отъ обилія нитры или селитры на озерахъ, примыкавшихъ къ ней. Въ ряду другихъ пустынныхъ мѣстностей Египта Нитрійская гора была излюбленнымъ мѣстомъ обитанія отшельниковъ.
[23] Эллинами назывались греки. Религія ихъ представляла собою яркое выраженіе антропоморфизма, т. е. обожествленія человѣческой природы со всѣми ея достоинствами и недостаткаими, а также обожествленія различныхъ проявленій человѣческаго генія. Боги грековъ — олицетвореніе различныхъ свойствъ и проявленій тѣлесной и духовной природы человѣка.
[24] Святый Сисиній занималъ епископскій престолъ въ Константинополѣ съ 426 г. по 427 г.
[25] Св. Аттикъ вступилъ на Константинопольскій престолъ въ 406 г. и занималъ его до 425 г.
[26] Несторій занималъ Константинопольскую каѳедру съ 428 г. по 431 г. До своего избранія во епископа столицы онъ былъ пресвитеромъ въ Антіохіи (см. объ ней ниже). Онъ отличался аскетическимъ направленіенъ жизни и началъ свою дѣятельность въ Церкви, постригшись въ монахи. Сверхъ того, Несторій имѣлъ склонность къ учености и славился своимъ плавнымъ и звучнымъ ораторствомъ; но въ то же время его обвиняли въ гордости и честолюбіи, говорили, что любовь къ славѣ заставляла его прибѣгать къ показной святости въ его жизни и къ высокопарному слогу въ проповѣди. Какъ бы то ни было, онъ до своего избранія на Константинопольскую каѳедру пользовался хорошею репутаціей. Вдобавокъ къ его личной славѣ, особое довѣріе къ его имени внушало въ Константинополѣ то обстоятельство, что онъ вышелъ изъ одной и той жѳ церкви съ высокочтимымъ Іоанномъ Златоустомъ. — Сдѣлавшись епископомъ столицы, Несторій показалъ себя на первыхъ порахъ ревностнымъ поборникомъ православія. Проповѣдуя въ соборномъ храмѣ въ день своего вступленія въ санъ, онъ обратился къ императору со словами: «дай мнѣ землю, очищенную отъ еретиковъ, а я въ свою очередь дамъ тебѣ царство небесное». Слова эти встрѣчены были громкимъ одобреніемъ, но послѣдующія обстоятельства показали, что Несторій самъ былъ не твердъ въ православіи и являлся волкомъ въ овечьей шкурѣ.
[27] Антіохія сирійская — одинъ изъ древнѣйшихъ и богатѣйшихъ городовъ Сиріи, столичный ея городъ; лежитъ при р. Оронтѣ, верстахъ въ 10-ти отъ впаденія ея въ Средиземное море; основанъ за 300 лѣтъ до Р. Хр. Селевкомъ Никаторомъ и названъ такъ по имени Антіоха, отца его. Для христіанской Церкви Антіохія имѣла особенную важность, какъ второе послѣ Іерусалима великое средоточіе христіанства, и какъ мать христіанскихъ церквей изъ язычниковъ. Самое имя «христіанъ» впервые дано было послѣдователямъ Господа Іисуса въ Антіохіи; здѣсь же впервые возникли христіанскія миссіи, потому что отсюда именно апп. Павелъ и Варнава отправились въ свое первое миссіонерское путешествіе и туда же возвратились (Дѣян. 13, 1. 4; 14, 26). Ихъ второе путешествіе началось тамъ же, хотя они уже отправились не вмѣстѣ. (Дѣян. 15, гл. 39-40) Тамъ же закончилось второе путешествіе ап. Павла и началось третье путешествіе (Дѣян. 18, 22 и 23). Въ послѣдующее время въ Антіохіи было не мало замѣчательныхъ соборовъ, созываемыхъ по поводу еретическихъ распрей. Церковь антіохійская издревле пользовалась особыми преимуществами наряду съ церквамя Александрійскою, Іерусалимскою и Римскою. Съ древняго времени при ней образовалась особая богословская школа отличавшаяся трезвымъ разсудочнымъ. направленіемъ, яснымъ изложеніенъ послѣдовательнаго хода развитія Божественнаго Откровенія и введеніемъ для истолкованія священнаго писанія историко-грамматическаго метода (т. е. при посредствѣ историческихъ и грамматическихъ справокъ). Своимъ происхожденіемъ школа обязана антіохійскому пресвитеру Лукіану и его современнику Дороѳею, жившимъ въ III в. Изъ нея вышли впослѣдствіи Іоаннъ Златоустъ, Ѳеодоръ, епископъ Мопсуетскій, Ѳеодоритъ Кирскій и другіе. Несторій также принадлежалъ къ этой школѣ, но онъ трезво-разсудочныя начала ея довелъ до крайнихъ предѣловъ и, въ стремленіи приблизить тайну воплощенія къ нашему пониманію, впалъ въ ересь.
[28] Названіе Пречистой Дѣвы Маріи Богородицею, подвергнутое Анастасіемъ и Несторіемъ нападенію, употреблялось въ предшествуюшемъ вѣкѣ Евсевіемъ Кесарійскимъ, Аѳанасіемъ Великимъ, Григоріемъ Великимъ, Григоріемъ Нисскимъ и другими; оно не означало того, что Пресв. Дѣва сообщила божественную природу Спасителю, но утверждало только единеніе Божества и человѣчества въ одномъ лицѣ, «потому что Сынъ Божій принялъ на себя не личность человѣка, но только естество человѣка».
[29] Между прочимъ, списки проповѣдей Несторія обращались среди египетскихъ монаховъ, и многіе изъ нихъ вслѣдствіе этого перестали называть Пресвятую Дѣву Богородицею.
[30] Александрійскій епископъ Александръ видѣлъ во снѣ явившагося Господа, на Которомъ была разодранная одежда. Когда онъ спросилъ Явившагося: — «Господи, кто разодралъ Твою одежду?» — то услышалъ такой отвѣтъ: «неистовый и беззаконный Арій». Вскорѣ послѣ этого Арій и выступилъ съ своимъ еретическимъ ученіемъ о Лицѣ Господа Іисуса Христа.
[31] Съ такимъ увѣщаніемъ Кириллъ обратился къ Несторію въ своемъ пасхальномъ посланіи 430 года.
[32] Святымъ Кирилломъ были написаны два особыхъ трактата, одинъ — императору Ѳеодосію Младшему, а другой — императрицамъ Пульхеріи и Евдокіи, изъ которыхъ первая была сестрою, а вторая — женою императора.
[33] Целестинъ I былъ епископомъ въ Римѣ съ 422 г. по 432 г.
[34] Т.-е. патріархамъ Антіохійскому и Іерусалимскому.
[35] Іоаннъ I, патріархъ Антіохійскій, занималъ Антіохійскую каѳедру съ 423 г. по 440 г.
[36] Указъ о созывѣ вселенскаго собора подписанъ былъ не только Ѳеодосіемъ, но и западнымъ императоромъ Валентіаномъ III, царствовавшимъ съ 423 г. по 455 г.
[37] Ефесъ — главный городъ малоазійской провинціи Иконіи, близъ устья Каистра (нынѣ Кючокъ-Мендерецъ); служилъ средоточіемъ для всей торговли передней Азіи. Нѣкогда славился знаменитымъ храмомъ Діаны. Въ христіанской исторіи Ефесъ извѣстенъ какъ мѣсто обитанія при концѣ жизни своей ап. и ев. Іоанна Богослова. Поэтому церковь въ Ефесѣ пользовалась большимъ уваженіемъ, какъ шедшая отъ апостоловъ, и епископы Ефеса получили въ V в. патріаршія права, которыя удержались за ними, впрочемъ, не надолго.
[38] Комитъ — спутникъ. Такъ назывались лица, состоявшія въ свитѣ императоровъ. Въ описываемое время названіе комитъ стало почетнымъ титуломъ, который давался высшимъ сановникамъ имперіи.
[39] Во главѣ этихъ епископовъ былъ Мемнонъ, епископъ Ефесскій, каѳедра котораго пользовалась въ это время патріаршиии правами. Впослѣдствіи Ефесскій епископъ, съ титуломъ митрополита области, былъ подчиненъ Константинопольскому патріарху.
[40] Ювеналій занималъ Іерусалимскую каѳедру съ 420 г. по 458 г.
[41] Аполлинарій былъ епископомъ Лаодикійскимъ, въ Сиріи (ум. 390 г.). Сначала онъ былъ однимъ изъ главныхъ поборниковъ никейскаго символа; но потомъ, въ борьбѣ съ ересью Арія, впалъ въ противоположную крайность. Исходя изъ того положенія, что совершенный Богъ и совершенный человѣкъ не могутъ соединиться въ одно Лицо, и что если бы Христосъ былъ совершеннымъ человѣкомъ, то Онъ не могъ бы оставаться чистымъ отъ грѣховности и совершить искупленіе, — Аполлинарій училъ, что Христосъ имѣлъ только двѣ части человѣческаго существа — тѣло и душу, третью же часть, духъ, заступало въ немъ — Божество. Ересь эта была осуждена на Александрійскомъ соборѣ 362 г.
[42] Вмѣстѣ съ св. Кирилломъ и Мемнономъ былъ заключенъ подъ стражу, по повелѣнію императора, и Несторій. Поступокъ этотъ показываетъ, что Ѳеодосій думалъ путемъ устраненія главныхъ представителей двухъ враждебныхъ направленій достигнуть примиренія и соглашенія между партіями. Болѣе подробное знакомство съ обстоятельствами дѣла, побудило его отмѣнить эту мѣру и дать свободу Кириллу и Мемнону.
[43] Здѣсь указаніе на извѣстный случай, описанный въ Дѣяніяхъ апостольскихъ (Дѣян. 19, 24-28). Случай происходилъ во времена апостольскія въ томъ же Ефесѣ, гдѣ тогда былъ знаменитый храмъ Артемиды (или Діаны, богини охоты) и гдѣ имя этой богини окружено было особымъ поклоненіемъ. По извѣстію Дѣяній, когда апп. Павелъ и Варнава пришли въ Ефесъ и проповѣдывали здѣсь о суетности идоловъ, — художники, которые въ выдѣлкѣ моделей храма Діаны находили выгодный промыслъ для себя, подняли народное возмущеніе противъ апостоловъ, при чемъ толпа кричала: «велика Артемида ефесская!» Впрочемъ возмущеніе было остановлено блюстителемъ порядка.
[44] Съ именемъ Оасима извѣстенъ оазисъ ливійской пустыни, расположенный на западъ отъ Верхняго Египта (Ѳиваиды); онъ назывался также Великимъ Ливійскимъ оазисомъ. Здѣсь съ давняго времени существовала греческая колонія, служившая также мѣстомъ ссылки.
[45] Лугъ духовный (по греч. Лимонарь) — сочиненіе монаха Іоанна Мосха († 622 г.); оно написано въ началѣ VII в. и содержитъ въ себѣ краткія сказанія о подвижникахъ Палестины, Египта и Сиріи.
[46] Лаврами назывались обители, отличавшіеся большимъ количествомъ иноковъ и своимъ значенівмъ. Лавра — съ греческаго — часть города, переулокъ; такъ назывался обнесенный оградой или стѣной рядъ келлій, расположенныхъ вокругъ храма или жилища настоятеля въ видѣ переулковъ города. Иноки въ лаврахъ вели отшельническій образъ жизни и подвизались каждый въ своей келліи, собираясь вмѣстѣ лишь для Богослуженія въ первый и послѣдній день недѣли, а въ остальные дни храня безмолвіе. Такой порядокъ иноческой жизни держали во многихъ лаврахъ и въ частности въ упомянутой лаврѣ Коломановой. Лавра эта была расположена въ пустыни Іорданской, вблизи Іордана и Мертваго моря.
[47] Память преп. Исихія, пресвитера іерусалимскаго, — въ субботу Сырную.
[48] Св. Іоаннъ Златоустъ, патріархъ Константинопольскій; занималъ патріаршій престолъ столицы съ 398 г. по 404 г. Ревностное служеніе его истинѣ и Церкви Христовой, смѣлыя обличенія всевозможныхъ пороковъ и слабостей тогдашняго общества — возбудили противъ св. Іоанна злобу лицъ, которыхъ обличалъ святитель, и они предприняли противъ него цѣлый походъ, возводя на святаго всевозможныя клеветы и стремясь вооружить противъ него императора, императрицу, а также и другихъ лицъ. Результатомъ этихъ интригъ противъ Златоустаго было его низложеніе и двукратная ссылка изъ столицы имперіи. Вторая ссылка была въ особенноети жестокой. Святителя отправили въ дикій Пиѳіунтъ, на берегу Чернаго моря, въ Арменіи, но онъ, не доходя до этого города, истощенный трудностію пути и различными притѣсненіями въ дорогѣ, умеръ въ Команахъ, въ провинціи Понтѣ, на сѣверо-востокѣ Малой Азіи. Это было въ 407 году. Кириллъ Александрійскій засталъ послѣдніе годы Златоуста, но лично едва ли могъ знать Златоуста; однако такъ какъ противъ Златоуста враждовалъ дядя Кирилла, патріархъ Александрійскій Ѳеофилъ, то естественно, что и онъ имѣлъ пристрастное сужденіе о Златоустѣ, будучи вовлеченъ въ обманъ распространясмыми на святаго клеветами.
[49] Ссылка на извѣстное мѣсто евангелія Іоанна Богослова: и отъ исполненія Его (Іисуса Христа) мы вси пріяхомъ благодать возблагодать (Іоан. 1, 16), т. е. отъ полноты благодатныхъ даровъ въ Іисусѣ Христѣ мы всѣ въ изобиліи воспріяли въ себя дѣйствіе благодати Божіей.
[50] Диптихами иазывались деревянныя, костяныя, или металическія дощечки, связанныя другъ съ другомъ шнурами и служившія у древнихъ грековъ и римлянъ памятными книжками. Въ христіанской церкви диптихи являлись съ древняго времени поминальными книжками, въ которые записывались имена епископовъ, мучениковъ и всѣхъ вообще святыхъ.
[51] Разумѣется, повидимому, соборъ подъ Дубною, недалеко отъ Халкидона, на которомъ предсѣдательствовалъ Ѳеофилъ и на которомъ св. Іоаннъ Златоустъ былъ осужденъ и низложенъ.
[52] Св. Исидоръ Пелусіотъ, знаменитый подвижникъ, отличавшійся строгостію своей жизни, подвизался близъ египетскаго города Пелусія. Скончался около 436 года. По своимъ сочиненіямъ, онъ былъ однимъ изъ великихъ отцевъ Церкви. Сочиненія его состоятъ изъ писемъ, большая часть которыхъ представляетъ собою толкованіе Священнаго Писанія. Впрочемъ, есть много писемъ, написанныхъ съ цѣлію увѣщанія и вразумленія различныхъ современныхъ ему лицъ, а также съ цѣлію примиренія враждующихъ. Число всѣхъ писемъ преп. Исидора простиралось, какъ пишутъ, до 10.000, но до насъ дошло около 2.090.
[53] Разумѣется первосвященникъ Илій, жившій во времена пророка Самуила. Онъ отличался добротою, но его доброта граничила со слабостію. Это въ особености обнаруживалось въ его отношеніяхъ къ дѣтямъ, священникамъ — Офнію и Финеесу, которые позволяли себѣ разныя безчинія въ скиніи. Слабохарактерный Илій не обращалъ должнаго вниманія на это, не смотря на неоднократныя вразумленія Божіи. Тогда судъ Божій не замедлилъ открыться надъ домомъ Илія. Наступила война съ филистимлянами, и когда во время войны вынесенъ былъ въ еврейское войско Ковчегъ Завѣта сыновьями Илія, то случллась катастрофа: сыновья Илія были убиты, Ковчегъ взятъ въ плѣнъ, а Илій, услышавъ о семъ, упалъ съ сидѣнья и умеръ (1 Цар. гл. 4).
[54] Разумѣется апостолъ и евангелистъ Маркъ, положившій начало христіанству въ Александріи и, по преданію, бывшій ея первымъ епископомъ.
[55] Іонаѳанъ — сынъ Саула, царя еврейскаго. Когда Богъ отступился отъ Саула и во время войны съ филистимлянами не далъ ему откровенія объ исходѣ войны, онъ рѣшился обратиться къ суевѣрію и пошелъ къ волшебницѣ, жившей въ Аэндорѣ, небольшемъ городкѣ въ колѣнѣ Иссахаровомъ. Здѣсь онъ вызывалъ тѣнь Самуила и пытался узнать объ ожидающей его участи. Въ происшедшей затѣмъ битвѣ войска Саула потерпѣли пораженіе, и три старшіе сына его были убиты на его глазахъ; самъ же Саулъ упалъ на свой мечъ и закололся.
[56] Изъ-за Златоуста послѣ его смерти происходили большія разногласія. Въ то время, какъ офиціальные представители Константинопольской и Александрійской церкви не признавали его святымъ, въ другихъ церквахъ напр., Римской и Антіохійской, онъ былъ вписанъ въ диптихи и сопричиеленъ къ сонму святыхъ. Но и въ первыхъ двухъ церквахъ было не мало сторонниковъ Златоуста, которые не раздѣляли воззрѣній своихъ офиціальныхъ представителей и считали его святымъ. На этой почвѣ происходили споры и несогласія. Въ Константинополѣ сторонники Іоанна Златоустаго отдѣлились даже отъ Церкви и образовали расколъ іоаннитовъ. Расколъ этотъ былъ здѣсь уничтоженъ только въ 438 году.
[57] Александрія, расположенная на самомъ берегу Средиземнаго моря, и какъ городъ греческаго происхожденія, здѣсь считается какъ бы находящеюся внѣ настоящаго древняго Египта.
[58] Здѣсь указаніе на великія притѣсненія, которыя производились во времена египетскихъ фараоновъ надъ рабами — строителями пирамидъ и другихъ египетскихъ сооруженій и, между прочимъ, надъ евреями. Истощаемые непосильной работой, они плохо кормились и не получали за свой трудъ никакой платы.
[59] Предшественникъ Кирилла по александрійской каѳедрѣ, дядя его Ѳеофилъ, отличался корыстолюбіемъ, какъ это видно изъ житія св. Іоанна Златоуста (ноябрь, 13 число).
[60] Выраженіе образное — указывающее на торжество праведнаго Златоуста послѣ его смерти, признаннаго святымъ во многихъ церквахъ и имѣющаго большое число послѣдователей и почитателей.
[61] Мелхиседекъ, царь Салимскій, священникъ Бога Вышняго упоминается въ книгѣ Бытія, гл. 14, ст. 18 (ср. Псал. 109, 3; Евр. 5, 6, 10; 6, 20; 7, 1, 10, 11, 15, 11). Когда Авраамъ возвращался съ побѣды надъ царемъ Еламскимъ и его союзниками, разграбившими Лота, Мелхиседекъ ветрѣтилъ его съ хлѣбомъ и виномъ и благословилъ именемъ Бога Всевышняго. Авраамъ такъ высоко и такъ благоговѣйно принялъ это благословеніе, что далъ Мелхиседеку десятую часть всей своей добычи. Кто былъ Мелхиседекъ, остается загадкою. Вѣроятнѣе всего, онъ принадлежалъ къ племени аморреевъ, жившихъ тогда въ Палестинѣ, ибо у нихъ былъ царемъ и первосвященникомъ. Салимъ, думаютъ, то же, что потомъ Іевусъ, а затѣмъ Іерусалимъ (Псал. 75, 3). Можно догадываться, что Мелхиседекъ былъ особенный, славный во всей Палестинѣ, служитель Бога Истиннаго. Свящ. Писаніе скрыло подробности о немъ, давая видѣть въ немъ прообразъ Христа. На прообразовательное значеніе священства Мелхиседека указывалъ еще царь и пророкъ Давидъ, когда говорилъ о Сынѣ Божіемъ: «ты іерей во вѣкъ по чину Мелхиседекову» (Псал. 109, 4). Но особенно ясно и подробно раскрыто прообразователыюе значеніе Мелхиседека у апостола Павла въ посланіи къ Евреямъ (гл. 7).
[62] Сочиненія св. Кирилла Александрійскаго по содержанію раздѣляются на изъяснительныя, апологетическія (въ защиту христіанства), догматическія и нравоучительныя. Изъ изъяснительныхъ сочиненій Кирилла самое лучшее — толкованіе на евангеліе Луки, отличающееся при краткости точностью изъясненія словъ Писанія. Замѣчательны также объясненія его на посланія къ Евреямъ и Коринѳянамъ. Изъ толкованій на Ветхій Завѣтъ слѣдуетъ отмѣтить объясненія на Пѣснь Пѣсней, затѣмъ — на пророка Исаію и меньшихъ пророковъ. Превосходно сочиненіе св. Кирилла противъ Юліана, составленное въ опроверженіе сочиненія, которое Юліанъ, съ помощію языческихъ философовъ, написалъ въ защиту язычества и противъ христіанства. Большая часть догматическихъ сочиненій Кирилла написаны по дѣлу о Несторіи. Таковы пять книгъ противъ Несторія. Здѣсь александрійскій святитель, не называя Несторія по имени, разбираетъ его ученіе. Относительно обширнаго сочиненія о Св. Троицѣ, извѣстнаго подъ именемъ Сокровища, блаж. Фотій (патріархъ Константинопольскій) говоритъ, что оно отличалось основательностію и клонилось къ ниспроверженію еретическаго ученія Арія и Евномія. Оно превосходитъ всѣ другія ясностію. Два, не очень пространныя, догматическія сочиненія о св. Троицѣ и сочиненіе о воплощеніи составляютъ видъ катехизическаго ученія: эти сочиненія важны по точности изложенія православнаго ученія. Особеннаго вниманія заслуживаетъ здѣсь ученіе объ исхожденіи Св. Духа. Сочиненіе противъ антропоморфизма писано св. Кирилломъ для нѣкоторыхъ египетскихъ иноковъ, которые, по невѣдѣнію, представляли себѣ Бога въ человѣческомъ образѣ. Св. Кириллъ сочинилъ много бесѣдъ. Замѣчательно слово его объ исходѣ души, какъ по глубинѣ чувствъ сокрушеннаго сердца, такъ и по мыслямъ о состояніи душъ, разлученныхъ съ тѣломъ. Оно помѣщено въ славянской Слѣдованной Псалтири и греческомъ Часословѣ, какъ весьма назидательное для христіанъ.
[63] Кончина св. Кирилла совершилась 27 іюня 444 года.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга десятая: Мѣсяцъ Іюнь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 153-177.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0