Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 29 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День двадцать пятый.

Житіе святыя Олимпіады діакониссы.

По смерти своихъ родителей, Олимпіада осталась наслѣдницей великихъ богатствъ и безчисленнаго имѣнія; все это она посвятила Богу и стала раздавать щедрою рукою нуждающимся: церквамъ, монастырямъ, пустынножителямъ, больницамъ, пріютамъ для убогихъ и странниковъ, сиротамъ и вдовамъ, и впавшимъ въ нищету; посылала она щедрую милостыню также и заключеннымъ въ тюрьмахъ, и сосланнымъ въ заточеніе; такъ по многимъ мѣстамъ распространялась ея щедрость. Сама же она постоянно молилась и постилась, всячески умерщвляя свое тѣло и порабощая его духу.

Въ то время царствовалъ Ѳеодосій Великій [1], отецъ Аркадія и Гонорія; у него былъ одинъ родственникъ, по имени Елпидій, за котораго онъ желалъ выдать блаженную Олимпіаду, молодую и красивую, но она не хотѣла. Царь обращался къ ней съ просьбами, всячески стараясь уговорить ее выйти замужъ за его родственника Елпидія, но она никакъ не соглашалась, несмотря на то, что ей грозили, и она знала, что царь разгнѣвался. Она послала царю такой отвѣтъ:

— «Государь! Если бъ Богъ хотѣлъ, чтобъ я была замужемъ, то не взялъ бы у меня моего перваго мужа; но, такъ какъ Онъ зналъ, что не на пользу мнѣ въ этой жизни быть замужемъ, то освободилъ мужа отъ совмѣстной жизни со мною, а меня избавилъ отъ тяжелаго ига мужней власти и Свое благое иго (ср. Матѳ. 11, 30) положилъ на мои помыслы».

Царь разгнѣвался и приказалъ начальнику города отнять у нея все ея имѣніе и хранить его, пока Олимпіадѣ не минетъ тридцать лѣтъ отъ роду. Начальникъ не столько по царскому приказанію, сколько по наговору Елпидія, такъ обижалъ и стѣснялъ ее, что она не только въ имуществѣ своемъ, а даже и въ себѣ самой не была властна: онъ не позволялъ ей ни бесѣдовать съ богоугодными святителями, ни посѣщать церковь, добиваясь чтобъ съ тоски она пошла замужъ, но Олимпіада радовалась и благодарила Бога. Черезъ нѣсколько времени она написала царю слѣдующее:

— «Ты оказалъ мнѣ, владыка, царскую милость и поступилъ истинно по-епископски [2], приказавъ другому заботиться и беречь мое бремя, о которомъ я заботилась сама; еще большее благодѣяніе сдѣлаешь ты мнѣ, если прикажешь твоему чиновнику раздать все мое имѣніе церквамъ, нищимъ и недостаточнымъ людямъ, чтобы я избѣгла суетной славы, раздавая то сама, и тогда не буду пренебрегать настоящимъ своимъ богатствомъ [3], свободная отъ заботъ о богатствахъ земныхъ и скоро погибающихъ».

Царь прочелъ ея письмо и, размысливъ самъ съ собою, позволилъ ей опять владѣть своимъ имѣніемъ: онъ наслышался о ея добродѣтельной и богоугодной жизни, о великомъ ея воздержаніи и жестокомъ умерщвленіи тѣла. Дѣйствительно, она совсѣмъ не ѣла мяса, не ходила въ баню; если же нужда ее заставляла, по нездоровью, вымыться, то она въ одной рубашкѣ садилась въ ванну съ теплой водой и мылась не раздѣваясь, такъ какъ она стыдилась не только служанокъ, но и самой себя и не хотѣла видѣть своего нагого тѣла.

По такой цѣломудренной и честной жизни святая Олимпіада, добродѣтелямъ которой удивлялись и святители, была взята на служеніе Церкви, — святѣйшимъ патріархомъ Нектаріемъ [4] она назначена была діакониссою [5]. И служила она Господу честно и праведно вмѣстѣ съ другими діакониссами, подобно евангельской вдовѣ святой Аннѣ, яже не отхождаше отъ церкве, постомъ и молитвами служащи день и нощь (Лук. 2, 37). Жизнь блаженной Олимпіады была настолько безпорочна, что даже и враги ея не могли найти въ ней чего-либо заслуживающаго порицанія. Враждовавшіе со святымъ Іоанномъ Златоустомъ [6], патріаршествовавшимъ послѣ Нектарія, враждебно относились и къ этой неповинной рабѣ Христовой, и изъ нихъ болѣе всего Ѳеофилъ, патріархъ Александрійскій: онъ гнѣвался на нее за то, что изгнанныхъ имъ изъ египетской пустыни честны́хъ иноковъ (о нихъ подробно разсказывается въ житіи Златоуста) [7] она приняла, когда они явились въ Царьградъ, и кормила Христа ради. Она вообще весьма радушно давала пріютъ и покой приходившимъ въ городъ странникамъ, монахамъ и епископамъ, удѣляя имъ отъ своего имущества, и самъ Ѳеофилъ прежде часто пользовался ея гостепріимствомъ и щедростью. Въ послѣдствіи же онъ враждебно относился къ ней и за вышесказанныхъ иноковъ, и за святаго Іоанна Златоустаго, и старался обезславить ее несправедливыми обвиненіями, но никто не вѣрилъ его злобной лжи и клеветамъ, — всѣ знали ея чистую и святую жизнь. Слава объ этой истинной рабѣ Христовой распространялась по всѣмъ церквамъ; она поступала подобно тому упоминаемому въ Евангеліи самарянину, который человѣка, израненнаго разбойниками и оставленнаго всѣми прохожими безъ вниманія, посадилъ на своего осла, привезъ въ гостинницу и приложилъ заботы къ его выздоровленію (Лук. 10, 30-37), — дѣйствительно, она давала пристанище всѣмъ, не имѣвшимъ гдѣ главу преклонить; о нищихъ и больныхъ, пораженныхъ язвами, брошенныхъ на улицахъ и всѣми оставленныхъ она усердно заботилась и вообще не притворно и всецѣло была предана дѣлу милосердія. Сколько она истратила на добрыя дѣла, золотомъ и серебромъ, одеждой и ежедневной раздачей пищи нищимъ, и сказать невозможно. Она много помогала и великимъ святителямъ, которые пріѣзжали въ Царьградъ по своимъ дѣламъ, и всячески удовлетворяла ихъ нужды. Такъ, она пришла на помощь своимъ имуществомъ, пожертвовавъ много золота, серебра и церковныхъ украшеній святому Амфилохію, епискону Иконійскому и Онисиму Понтійскому (а раньше и Григорію Богослову, святительствовавшему въ Царьградѣ передъ Нектаріемъ), и Петру Севастійскому, брату Василія Великаго, и Епифанію Кипрскому. Оптиму — онъ умеръ въ Царьградѣ — она закрыла глаза своими руками. Не только святымъ и добродѣтельнымъ людямъ дѣлала она добро, но и крамольникамъ и врагамъ, какъ Антіоху, епископу Птолемаидскому, Акакію Веррійскому, Северіану Гавалійскому и имъ подобнымъ. Она была незлобива и всю себя отдала Богу, потому и имѣніе свое она считала не своимъ, а Божьимъ. Ее уважалъ святый Іоаннъ Златоустъ, какъ великую рабу Божію и любилъ ее духовною любовью, какъ нѣкогда святый апостолъ Павелъ Персиду, о которой пишетъ: цѣлуйте Персіду возлюбленную, яже много трудися о Господѣ (Рим. 16, 12). И Олимпіада святая сдѣлала не менѣе Персиды, много трудясь, ради Господа и служа святымъ съ великою и теплою любовью.

Когда ни въ чемъ неповиннаго святаго Іоанна Златоуста несправедливо свергли съ престола, блаженная Олимпіада горько плакала объ этомъ вмѣстѣ съ другими діакониссами. Выходя въ послѣдній разъ изъ церкви, Іоаннъ Златоустъ вошелъ въ крестильню, позвалъ блаженную Олимпіаду съ діакониссами Пентадіею, Прокліею и Сальвиною, добродѣтельною вдовою, и сказалъ имъ:

— «Подите сюда, дѣти мои, и послушайте меня. Что противъ меня ведется, вижу я, подходитъ къ концу. Я свое дѣло сдѣлалъ и думаю, едва ли вы еще увидите меня. Поэтому прошу васъ, не оставляйте церкви изъ-за епископа, котораго поставятъ на мое мѣсто — по принужденію ли, или общимъ совѣтомъ, но повинуйтесь ему, какъ повиновались Іоанну: Церковь не можетъ быть безъ епископа. Итакъ да будетъ съ вами милость Божія, поминайте меня въ своихъ молитвахъ!»

Онѣ же, обливаясь слезами, упали ницъ передъ нимъ; и отправился святый въ путь къ мѣсту своего заточенія.

Послѣ его изгнанія загорѣлась соборная церковь; и немалая часть города выгорѣла; поэтому всѣ сторонники святаго Іоанна, неповинные, допрашивались начальникомъ города объ этомъ пожарѣ: предполагалось, что они подожгли церковь; тогда пострадала и святая Олимпіада, какъ будто бы и она была виновна въ томъ поджогѣ; ее приводили на судъ и сурово допрашивали (начальникъ былъ жестокъ и безсердеченъ). Хотя и не нашлось за ней никакой вины, однако онъ несправедливо присудилъ Олимиіаду уплатить большое количество золота за поджогъ, въ которомъ она не была виновна.

Послѣ этого святая покинула Царьградъ и отправилась въ Кизикъ [8]; однако враги не оставили ея въ покоѣ и тамъ; ее осудили на изгнаніе и заточили въ Никомидію [9]; узнавъ объ этомъ, святый Іоаннъ Златоустъ написалъ ей изъ своего заточенія посланіе, утѣшая ее въ ея скорби [10]. Пробывъ долгое время въ заточеніи и претерпѣвъ много горя, блаженная преставилась [11] ко Господу. Послѣ кончины, когда ея честное тѣло не было еще погребено, святая явилась во снѣ епископу никомидійскому и сказала:

— «Положи мое тѣло въ деревянный ковчегъ и брось въ море; куда выброситъ его на берегъ волнами, тамъ и пусть будетъ оно погребено».

Епископъ такъ и сдѣлалъ. Ковчегъ выбросило волнами на сушу въ мѣстности, близь Царьграда, пазываемой Врохти, гдѣ была церковь святаго апостола Ѳомы. Мѣстнымъ жителямъ было извѣщеніе отъ Бога о тѣлѣ святой Олимпіады; они вышли на берегъ, нашли ковчегъ и положили его въ церкви апостола. И стали подаваться исцѣленія отъ всякихъ болѣзней. Спустя много лѣтъ напали на это мѣсто варвары, сожгли церковь, а святыя мощи, оставшіяся невредимыми отъ огня, хотя ковчегъ и сгорѣлъ, бросили въ море; и сдѣлалась вода кровавою въ томъ мѣстѣ, куда были брошены мощи: такъ Богъ возвѣщалъ о страданіи рабы Своей. Но чудотворныя мощи опять были взяты изъ моря вѣрными. Узнавъ объ этомъ, патріархъ цареградскій Сергій [12] послалъ пресвитера Іоанна, приказавъ принести ихъ съ честію въ Царьградъ. Когда пресвитеръ прибылъ на то мѣсто и поднялъ святыя мощи, множество крови вытекло изъ нихъ: и весьма дивились всѣ, какъ черезъ двѣсти лѣтъ течетъ кровь изъ сухихъ костей, словно изъ живого тѣла. Такъ перенесены были эти святыя и чудотворныя мощи въ царствующій городъ и положены въ дѣвичьемъ монастырѣ, который основала святая Олимпіада; и много было чудесъ отъ святыхъ ея мощей: исцѣлялись всякія болѣзни, и изгонялись бѣсы молитвами святой Олимпіады и благодатіею Господа нашего Іисуса Христа, Ему же со Отцемъ и Святымъ Духомъ честь и слава, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Ѳеодосій Великій — императоръ въ 379-395 гг.
[2] Византійскій императоръ, между прочимъ, носилъ титулъ «епископа внѣшнихъ дѣлъ Церкви»; слово епископъ въ переводѣ съ греческаго значитъ надсмотрщикъ, наблюдатель, надзиратель.
[3] Т. е. заботами о спасеніи души.
[4] Нектарій — патріархъ Константинопольскій въ 381-397 гг.
[5] Діакониссы были уже во времена апостоловъ. Ап. Павелъ въ посланіи къ Рим. (16, 1) упоминаетъ о Фивѣ, бывшей «служительницею церкви Кенхрейской»; въ послѣ апостольское время о діакониссахъ упоминаютъ часто соборы (I Всел. соб., пр. 19; IV Всел. соб., пр. 15; VI Всел. соб., пр. 14), а также отцы и учители церкви и императоры въ своихъ законахъ (Юстініан. новелл. 3, 6 и 123). Въ діакониссы сначала избирались преимущественно дѣвы, а изъ вдовъ лишь «вѣрныя и благоговѣйныя, бывшія замужемъ только одинъ разъ». (Постанов. Апостольск. кн. VI, 18); но при императорѣ Юстиніанѣ дозволено было избирать изъ тѣхъ и другихъ и притомъ ранѣе 40 лѣтъ, хотя дѣйствительное служеніе поручалось имъ по достиженіи этого возраста (IV Всел. соб., пр. 15. Юстініан. нов. 123); лишь женщины, отличавшіяся благочестивою жизнью, сразу назначались въ діакониссы безъ всякаго испытанія. Обязанности діаконисеъ заключались въ слѣдующемъ: 1) они приготовляли женщинъ къ крещенію, 2) помогали служителямъ церкви при самомъ крещеніи женщинъ, 3) исполняли разныя порученія епископа касательно женщинъ, — посѣщали больныхъ и впавшихъ въ несчастія, 4) наблюдали за благочиніемъ въ храмѣ среди женщинъ и дѣтей.
[6] Великій отецъ Церкви свт. Іоаннъ Златоустъ родился въ 347 г. въ Антіохіи. Получивъ лучшее, по тому времени, научное образованіе подъ руководствомъ своей матери, выдающейся по уму и добродѣтельной жизни женщины, св. Іоаннъ закончилъ его въ школѣ извѣстнаго ритора Ливанія; пробывъ потомъ недолгое время адвокатомъ, Іоаннъ занялся изученіемъ христіанскаго богословія подъ руководствомъ антіохійскаго епископа, св. Мелетія. Послѣдній и крестилъ Іоанна; въ 380 г. онъ возвелъ его въ должность чтеца. Свое богословское образованіе Іоаннъ Златоустъ завершилъ у Картерія, лучшаго христіанскаго ученаго времени, и у Діодора, впослѣдствіи епископа Тарсійскаго. Послѣ этого Іоаннъ удалился въ пустыню и здѣсь провелъ сначала четыре года въ сообществѣ монаховъ, а потомъ два года въ совершенномъ уединеніи. Въ пустынѣ Іоанномъ Златоустомъ, написано «Слово о священствѣ», вызванное укорами его товарища — епископа Василія за бѣгство Златоуста отъ епископства. Это слово, лучшее произведеніе среди святоотеческихъ писаній, изображаетъ, каковъ долженъ быть христіанскій пастырь и каковы его обязанности. Разстроенное подвигами здоровье заставило Іоанна покинуть пустыню и возвратиться въ Антіохію. Въ 381 г. онъ былъ посвященъ въ діакона и черезъ пять лѣтъ во пресвитера. Побуждаемый милосердіемъ Іоаннъ Златоустъ часто посѣщалъ богатыхъ, испрашивая подаянія для бѣдныхъ, которымъ онъ, обходя домы, раздавалъ милостыню. При этомъ онъ самъ наблюдалъ картины нищеты и голода въ богатомъ городѣ, что, поражая любящую душу Златоуста, находило откликъ въ его проповѣдяхъ, дышущихъ любовью, особенно къ обиженнымъ и угнетеннымъ. Свои проповѣди, собиравшіе огромное число слушателей, св. Іоаннъ произносилъ не менѣе раза въ недѣлю, а иногда и каждый день; большею частью онъ говорилъ ихъ безъ предварительной подготовки, и настолько велика была сила его проповѣдническаго дара, что слушатели нерѣдко, по обычаю времени, прерывали поученіе рукоплесканіями. Но часто увѣщанія и обличенія проповѣдника вызывали въ нихъ слезы и стоны раскаянія. Лучшія проповѣди, сказанныя Златоустомъ въ Антіохіи, были тѣ 19-ть, которыя онъ произнесъ послѣ низверженія недовольными новымъ налогомъ антіохійцами находившихся на улицѣ статуй императрицы Плациллы. Такое оскорбленіе величества угрожало городу полнымъ истребленіемъ; еп. Флавіанъ отправился къ императору ходатайствовать за городъ, и въ его отсутствіе смятенную паству утѣшалъ Златоустый проповѣдникъ. Въ 397 г. Іоаннъ, смиренный пресвитеръ Антіохійскій, былъ избранъ архіеп. Константинополя, по указанію приближеннаго къ императору вельможи Евтропія. Изъ боязни, что антіохійцы не отпустятъ любимаго священника, Іоанна Златоуста увезли изъ города обманомъ. Тяжелое бремя наложилъ на себя Іоаннъ съ саномъ епископа Константинопольскаго. Чуждый и незнакомый двору и вельможамъ епископъ, не устраивавшій, какъ дѣлали это его предшественники, у себя пировъ, и самъ не ходившій на нихъ, возбуждалъ противъ себя недовольство многихъ. Недовольно было и духовенство столичнаго города, распущенное и непривыкшее къ должной дисциплинѣ, которой подчинилъ его Златоустъ. Большую часть денегъ, отпускаемыхъ на его содержаніе, св. Іоаннъ издерживалъ на бѣдныхъ, причемъ выстроилъ въ Константинополѣ нѣсколько больницъ и богадѣленъ. Любовь къ бѣднымъ св. Златоуста, побуждавшая его увѣщавать богатыхъ къ милостыни и ходатайствовать за неимущихъ, возбудила въ состоятельныхъ слояхъ населенія недовольство, — св. архіепископа стали обвинять въ возбужденіи вражды въ бѣдныхъ противъ богатыхъ. Вооружилъ св. Златоустъ противъ себя и императрицу Евдоксію, которая въ обличеніи Златоустомъ роскоши и суетности Константинопольскихъ женщинъ увидѣла намекъ на себя. Все это повело къ тому, что въ 403 г. соотавленъ былъ изъ личныхъ враговъ св. Златоуста соборъ, извѣстный въ исторіи подъ именемъ «собора подъ дубомъ», который несправедливо осудилъ Златоуста (между прочимъ и за то, что онъ «не знаетъ гостепріимства»), послѣ чего онъ былъ отправленъ въ ссылку. Но послѣдовавшее за этимъ народное возмущеніе и страшное землетрясеніе, въ которомъ Евдоксія увидѣла выраженіе гнѣва Божія за гоненіе невиннаго архіепископа, заставили императрицу вернуть Златоуста. Но такъ какъ и по возвращеніи Іоаннъ не измѣнялъ своего образа жизни, обличая пороки двора и защищая бѣдныхъ, то въ 404 г. его постигла 2-я ссылка. Сначала онъ пробылъ 2 года въ Кукузѣ въ Арменіи, отсюда его отправили, было, въ новое мѣсто ссылки, но по дорогѣ онъ скончался (14 сент. 407 г.) со словами «слава Богу за все!»
       Творенія, св. Іоанна Златоуста еще въ IV и V вѣкахъ пріобрѣли большую извѣстность во всемъ христіанскомъ мірѣ: они хранились, какъ драгоцѣнность, въ царскихъ чертогахъ и писались золотыми буквами. До нашего премени многія изъ его твореній не дошли, тѣмъ не менѣе отъ него сохранилось столько твореній, сколько не осталось ни отъ одного отца и учителя Церкви. По греческому часослову всѣхъ твореній Іоанпа Златоуста, дошедшихъ до нашего времени, насчитывается до 1.447 и писемъ до 244. Больше всего сохранилось отъ Іоанна Златоуста проповѣдей и церковныхъ бесѣдъ. Проповѣди св. Іоанна поражаютъ своею стройностью, глубиною мысли и разнообразіемъ содержанія. «Не говорю о другихъ, — писалъ св. Исидоръ о Златоустомъ, — самъ Ливаній, столь извѣстный по краснорѣчію, изумлялся языку знаменитаго Іоанна, изяществу его мыслей и силѣ доказательствъ». Лучшими изъ проповѣдей св. Іоанна Златоустаго справедливо считаются бесѣды антіохійскому народу о статуяхъ, слово о Евтропіи, слово «за нищихъ», слово по удаленіи изъ столицы и по возвращеніи въ столицу, похвальныя слова апостолу Павлу. Въ своихъ проповѣдяхъ Златоустый учитель предлагалъ наставленія почти о всѣхъ частныхъ предметахъ дѣятельности христіанской. Сверхъ того, во все продолженіе своего общественнаго служенія онъ объяснялъ въ бесѣдахъ Священное Писаніе, преимущественно Новаго Завѣта. Каждая изъ объяснительной бесѣды Златоуста состоитъ изъ двухъ частей: въ одной онъ занимается объясненіемъ текстовъ слова Божія, въ другой предлагаетъ нравственныя наставленія. Собственно догматическихъ сочиненій у святаго Іоанна Златоустаго немного, и всѣ они дышатъ заботливостью его о нравственномъ исправленіи вѣрующихъ. Среди послѣдняго рода сочиненій должно отмѣтить книгу къ Стагирію, гдѣ рѣшается вопросъ, почему страданіе постигаетъ и праведниковъ, несмотря на существованіе Промысла Божія? Заслуживаютъ также вниманія 5 словъ о непостижимомъ, сказанныя въ обличеніе еретиковъ аномеевъ, которые стремились на основаніи собственныхъ умствованій уяснить отношеніе Бога-Отца къ Богу-Сыну и учили, что Сынъ Божій есть тварное существо и сотворенъ Отцемъ изъ ничего. Кромѣ того замѣчательна еще книга Іоанна Златоуста о Святомъ Духѣ по ученію объ исхожденіи Святаго Духа отъ Отца. Въ сочиненіи противъ іудеевъ и язычниковъ доказывается Божественность ученія христіанскаго исполненіемъ пророчествъ и дѣйствіями христіанскаго благовѣстія на сердца людей, а въ 8 словахъ противъ іудеевъ показывается, что обряды іудейскіе отмѣнены, и потому совершать ихъ теперь значитъ поступать вопреки волѣ Божіей. Св. Іоаннъ Златоустъ славенъ еще тѣмъ, что учредилъ особый чинъ литургіи, которая и теперь носитъ его имя. Св. Проклъ, ученикъ Златоустаго и впослѣдствіи одинъ изъ его преемниковъ по Константинопольской каѳедрѣ, такъ пишетъ объ этомъ установленіи святаго: «св. Василій (Великій), поступая съ людьми какъ съ больными, представилъ литургію въ сокращенномъ видѣ. Спустя немного времени, отецъ нашъ, златый по языку Іоаннъ, съ одной стороны, — какъ добрый пастырь ревностно заботясь о спасеніи овецъ, съ другой, — взирая на слабость человѣческой природы, рѣшился исторгнуть съ корнемъ всякій предлогъ сатанинскій. Потому онъ, опустивъ многое, учредилъ совершеніе литургіи сокращеннѣйшее». Сокращенная Іоанномъ литургія первоначально не имѣла всѣхъ пѣснопѣній, какія она имѣетъ теперь, но они не измѣнили существеннаго порядка литургіи.
[7] См. Житія Святыхъ, изд. Московск. Синодальн. Типограф., кн. III (мѣсяцъ Ноябрь), день тринадцатый, стр. 341-342.
[8] Кизикъ находился на полуостровѣ Пропонтиды (Мраморнаго моря) Арктониссѣ.
[9] Никомидія — городъ въ области Виѳиніи на берегу Мраморнаго моря, въ сѣверо-западной части Малой Азіи. Св. Олимпіада была заточена въ Никомидіи въ 405 г.
[10] Отъ св. Іоанна Златоуста дошли 17 писемъ къ Олимпіадѣ.
[11] Около 409 г. 25 Іюля.
[12] Сергій — первый патріархъ этого имени въ Константинополѣ, въ 610-638 гг.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 598-605.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0