Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 29 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День двадцать второй.

Жизнеописаніе равноапостольной святой мѵроносицы Маріи Магдалины.

П о м и н а й т е   наставниковъ вашихъ, которые проповѣдывали вамъ слово Божіе; и, взирая на кончину ихъ,   п о д р а ж а й т е   вѣрѣ ихъ (Евр. 13, 7).

Равноапостольная святая Марія Магдалина была истою галилеянкою. А галилеянинъ, галилеянка въ проповѣди и утвержденіи христіанства означаетъ очень много особеннаго. Галилеяниномъ звали Самого Христа Спасителя (Матѳ. 26, 69), такъ какъ Онъ съ младенчества росъ и жилъ и потомъ много проповѣдывалъ въ Галилеѣ, и даже въ четвертомъ вѣкѣ греко-римскій императоръ Юліанъ-отступникъ умеръ (въ 363 г.) со словами, обращенными ко Христу:

— «Ты побѣдилъ (меня), Галилеянинъ!»...

Первозванные апостолы Христовы, которые навсегда оставались самыми близкими къ Спасителю, всѣ были галилеянами, исключая одного только Іуду Искаріота-предателя не галилеянина. При явленіи, послѣ Воскресенія, Христа Спасителя на горѣ въ Галилеѣ многочисленному сонму (болѣе 500) вѣрующихъ, большинство ихъ состояло изъ галилеянъ, ходившихъ за Господомъ во время Его проповѣди по Галилеѣ, слушавшихъ Его ученіе, бывшихъ свидѣтелями Его чудесъ и на себѣ испытавшихъ благость милосердаго Цѣлителя-Іисуса [10]. И какъ вообще галилеяне воспринимали и распространяли ученіе Христово ревностнѣе іудеевъ прочихъ областей Палестины, поэтому въ началѣ всѣхъ послѣдователей Христа Спасителя называли галилеянами. Такъ даже ангелы Божіи, при вознесеніи Христа Спасителя, назвали всѣхъ вѣрующихъ, бывшихъ на горѣ Елеонской съ апостолами, галилеянами (Дѣян. 1, 11). Галилеяне же также много и рѣзко отличались отъ іудеевъ прочихъ областей Палестины, какъ контрастно отличалась природа Галилеи отъ южной Палестины. Въ Галилеѣ природа была жизнерадостна и населеніе живое, простое; въ Палестинѣ южной — безплодная пустыня и народъ, не желающій признавать ничего, кромѣ буквы и формы правилъ. Жители Галилеи охотно воспринимали идеи духа Закона; у іудеевъ же іерусалимскихъ господствовала одна рутинная внѣшность. Галилея стала родиною и колыбелью христіанства; Іудея была изсушена узкимъ фарисействомъ и близорукимъ саддукействомъ. Галилеяне были пылки, отзывчивы, стремительны, благодарны, честны, храбры, — были восторженно религіозны, любили слушать поученія о вѣрѣ и о Богѣ, — были откровенны, трудолюбивы, поэтичны и любили греческое мудрое образованіе... [11] И Марія Магдалина, исцѣленная Христомъ Спасителемъ, проявила въ своей жизни много прекрасныхъ отличительныхъ свойствъ своихъ родичей галилеянъ, первыхъ и ревностнѣйшихъ христіанъ.

Относительно первой части жизни святой равноапостольной Маріи Магдалины извѣстно только то, что она была подвержена тяжкому, неизлѣчимому недугу, была одержима, по евангельскимъ словамъ, «семью бѣсами» (Лук. 8, 2) [12]. Причина и обстоятельства возникновенія этого ея несчастія неизвѣстны. Но святое Евангеліе и отцы Церкви Христовой поучаютъ, что такія особенныя тяжкія страданія Провидѣніе Божіе допускаетъ для того, чтобы «явились дѣла Божіи», то есть, чтобы явились особенныя дѣйствія Божіи въ отношеніи къ людямъ и особенныя дѣйствія, совершаемыя Богомъ чрезъ Мессію Христа, каково въ настоящемъ случаѣ исцѣленіе отъ бѣсовъ, для славы Бога и Христа и для духовнаго просвѣшенія, для спасенія Маріи Магдалины. По ученію Христа Спасителя о подобныхъ обстоятельствахъ слѣдуетъ полагать, что Марія Магдалина была одержима бѣсами не по причинѣ грѣховъ ея, или родителей ея, а Провидѣніе Божіе допустило это для того, чтобы Господь Іисусъ Христосъ явилъ дѣло Славы Божіей (Іоан. 9, 3) [13], явилъ великое чудо исцѣленія Маріи Магдалины, просвѣтлѣнія ея ума, привлеченія ея къ вѣрѣ въ Христа Спасителя и къ вѣчному спасенію. Причина же тяжкаго страданія Маріи Магдалины отъ бѣсовъ, какъ причины и другихъ невѣдомыхъ, непостижимыхъ для человѣка дѣйствій и попущеній Божіихъ въ отношеніи людей, заключается въ міровыхъ тайнахъ премудрости Божіей, которыхъ люди не могутъ постигнуть. Не страдая столь тяжко и неизлѣчимо, Марія Магдалина могла бы или вовсе оставаться въ сторонѣ отъ дѣла Христа Спасителя, или же относиться къ чудесамъ Христа Богочеловѣка съ любопытствомъ и удивленіемъ, но безъ живой и спасительной вѣры, и она не возвысилась бы до той высшей, ничѣмъ непоколебимой любви къ Господу, за которую она была утѣшена явленіемъ воскресшаго Христа Спасителя прежде даже всѣхъ ближайшихъ Его апостоловъ (Марк. 16, 9; Іоан. 20, 16). Но безпомощная въ страданіяхъ, не могла галилеянка Марія Магдалина быть равнодушна къ слуху о Чудотворцѣ, «исцѣляющемъ всякую болѣзнь и всякую немощь въ людяхъ» (Матѳ. 9, 35). И вотъ, она спѣшитъ найти этого Чудотворца, дѣлается самовидицею, какъ «многихъ исцѣлилъ Онъ отъ болѣзней и недуговъ, и отъ злыхъ духовъ, и глухихъ, и слѣпыхъ, и хромыхъ, и прокаженныхъ, и мертвыхъ воскресилъ» (Лук. 7, 21-22; Матѳ. 11, 5 и проч.), — и Марія пламенно вѣритъ въ Его всемогущество, прибѣгаетъ къ Его Божественной силѣ, проситъ себѣ исцѣленія и, по вѣрѣ, получаетъ просимое: мучительная сила злыхъ духовъ оставляетъ ее, она освобождается отъ порабощенія бѣсамъ [14], и жизнь ея освящается Божественнымъ сіяніемъ ея Исцѣлителя, Которому Марія Магдалина вполнѣ себя и посвящаетъ, какъ пылкая благодарная галилеянка.

Съ тѣхъ поръ душа Маріи Магдалины воспылала самою чистою и возвышенною, самою благодарною и преданною любовью къ ея Спасителю Христу, и она уже навсегда присоединилась къ Избавителю Своему, всюду слѣдовала за Нимъ, чтобы воспринимать Его спасительныя наставленія и пользоваться каждымъ случаемъ служить Божественному Исцѣлителю своему. А по тогдашнимъ земнымъ обстоятельствамъ, въ которыя поставилъ Себя Христосъ, какъ Сынъ Человѣческій, Онъ нуждался въ служеніи и матеріальномъ Ему и дѣлу Его. Вѣдь Христосъ родился въ бѣдности въ пещерѣ, въ которую въ Виѳлеемѣ загоняли домашній скотъ и колыбелью Его тамъ были простыя ясли (Лук. 2, 7. 12. 16). Мать Его въ жертву, полагавшуюся за новорожденнаго, могла принести въ храмъ Божій только двухъ молодыхъ голубей по семейной бѣдности (Лук. 2, 24). Въ маленькомъ Галилейскомъ городкѣ Назаретѣ [15] Христосъ до 29 лѣтъ жилъ такъ же въ бѣдности, какъ усыновленный членъ семьи простого плотника. И во время проповѣди Евангелія Царствія Божія, для того, чтобы въ дѣлѣ исполненія великой миссіи Богочеловѣка было возможно меньше препятствій, Христосъ оставилъ совсѣмъ въ сторонѣ отношенія къ семьѣ Своего усыновителя Іосифа (Матѳ. 12, 46-50; Марк. 3, 31-35; Лук. 8, 19-21), въ которой воспитывался, и всякія попеченія о Своемъ матеріальномъ благополучіи и личной собственности. Поэтому Христосъ не имѣлъ никакого имущества, кромѣ носильной одежды странствующаго галилейскаго учителя вѣры, такъ что, послѣ трехъ лѣтъ Его общественнаго служенія, Христосъ оцѣненъ былъ только въ тридцать сребренниковъ, то есть около 30 рублей, что составляло тогда въ Палестинѣ цѣну за самаго бѣднаго неимущаго изъ рабовъ (Матѳ. 26, 15) [16]. На землѣ, которую Онъ пришелъ спасти, Христосъ не владѣлъ никакимъ клочкомъ земли, никакимъ домомъ.

— «Лисицы имѣютъ норы и птицы гнѣзда, а Сынъ Человѣческій не имѣетъ, гдѣ преклонить голову» (Матѳ. 8, 20), — сказалъ Самъ Христосъ.

Безъ жилища и имущества и обыкновенная пища Спасителя состояла, какъ пища самаго простаго бѣднаго галилеянина, изъ ячменнаго хлѣба (Іоан. 6, 9) [17] да изловленной въ Галилейскомъ озерѣ и сваренной въ кипяткѣ тамъ же на берегу рыбы, а по временамъ — изъ куска дикаго меда, который жители свободно собирали. Укоръ же лукавыхъ фарисеевъ, что Сынъ Человѣческій «любитъ ѣсть и пить вино» (Матѳ. 11, 19), относился къ тому, что Христосъ не отказывалъ раздѣлять трапезу приглашавшихъ Его, какъ общественнаго учителя, такъ какъ учители тамъ пользовались гостепріимствомъ (Лук. 5, 7. 10). И хотя апостолы и нѣкоторые послѣдователи Христа владѣли небольшимъ имуществомъ, — у апостола Петра былъ домъ въ Капернаумѣ, у Іоанна — въ Іерусалимѣ, а другіе почитатели Христа занимались нѣкоторыми промыслами и имѣлся у нихъ общій денежный ящикъ (Іоан. 12, 6; 13, 29) для оплаты расходовъ на насущныя потребности, на вспомоществованіе другимъ бѣднымъ и на милостыню нищимъ. Но даже небольшія суммы на крайнія необходимости не всегда бывали тамъ у нихъ въ наличности. Такъ что когда іудейскіе сборщики ничтожной подати на храмъ пришли къ апостолу Петру и сказали:

— «Учитель вашъ не дастъ ли дидрахмы» (только около 40 копѣекъ), — то ни у Христа-Учителя, ни у учениковъ Его не оказалось подобной ничтожной суммы (Матѳ., 17, 24-27)!.. [18]

А между тѣмъ о Христѣ и чудесахъ Его «шелъ слухъ по всей Сиріи [19]; и приводили къ Нему всѣхъ немощныхъ, одержимыхъ различными болѣзнями, и припадками, и бѣсноватыхъ, и лунатиковъ, и разслабленныхъ, и Онъ исцѣлялъ ихъ. И слѣдовало за Нимъ множество народа изъ Галилеи и десятиградія, и Іерусалима, и Іудеи, и изъ-за Іордана» (Матѳ. 4, 25; Лук. 6, 17; Марк. 3, 7-8). И среди этого множества всякаго народа изъ разныхъ отдаленныхъ мѣстностей находилось много бѣдныхъ, нуждающихся не только въ пищѣ, а даже и въ одеждѣ...

Такъ вотъ по всему этому-то многія благочестивыя жены, которыя исцѣлены были Христомъ отъ тяжкихъ болѣзней и имѣли достатки отъ своихъ имущественныхъ средствъ, сопутствуя своему Благодѣтелю въ хожденіи Его съ проповѣдью Евангелія, «служили Ему имѣніемъ своимъ» (Лук. 8, 3), то есть, въ случаяхъ нужды, уплачивая расходы по насущнымъ потребностямъ бѣдныхъ, сопутствовавшихъ ихъ Спасителю и, по указанію Его, оказывали необходимыя пособія, нуждающимся въ матеріальной помощи. Изъ такихъ благодарныхъ женъ евангелистъ Лука называетъ Марію Магдалину первою (Лук. 8, 2), потому что она первая подала другимъ примѣръ такого признательнаго служенія дѣлу Богочеловѣка, или же она преимуществовала предъ всѣми прочими усердіемъ въ этомъ святомъ дѣлѣ. А безкорыстное, ревностное ихъ служеніе Христу Спасителю въ то время, когда «Онъ не имѣлъ, гдѣ головы преклонить», и отъ большинства людей видѣлъ холодность, удивленіе или вражду, — было отрадно Господу Іисусу, много утѣшало Его среди постоянныхъ трудовъ и частыхъ оскорбленій.

Особенно замѣчательна при этомъ была чрезвычайная стойкость и необыкновенное мужество, съ которыми относилась святая Марія Магдалина къ своему Избавителю. И не смотря на всякія препятствія и страшныя опасности, даже въ тяжкіе дни и часы жестокихъ страданій Христа, Марія Магдалина явила себя мужественнѣе и преданнѣе апостоловъ до того, что, когда почти всѣ и апостолы, не смотря на обѣщанія свои умереть съ Господомъ, побѣждены были страхомъ отъ враговъ Господнихъ, «бѣжали» (Матѳ. 26, 56) и скрылись, — Марія Магдалина любовью побѣдила страхъ и непоколебимостью своего участія къ Страдавшему старалась смягчить тернистый путь, какимъ Онъ шелъ для спасенія міра. Жестокія страданія Спасителя, распятаго на крестѣ [20], усугубляли вызывающія наглыя глумленія іудейскихъ первосвященниковъ, книжниковъ и старѣйшинъ, которые, не довольствуясь исполненіемъ ихъ гнуснаго мщенія, находясь близъ креста Распятаго Христа, насмѣшливо высказывали безсовѣстные и дерзкіе упреки Невинному Страдальцу, говоря:

— «Другихъ спасалъ (отъ смерти), а Себя Самого не можетъ спасти. Пусть спасетъ Себя, если Онъ Христосъ, Царь Израильскій, пусть теперь сойдетъ со креста, чтобы мы видѣли и увѣруемъ въ Него...» (Матѳ. 27, 41-43; Марк. 15, 31-32; Лук. 23, 35).

Также и воины римскіе ругались надъ нимъ и, подходя, говорили:

— «Если Ты Царь Іудейскій, спаси Себя...» (Лук. 23, 36-37).

И разбойники, распятые съ Нимъ, ругались надъ Нимъ и, злословя Его, одинъ сказалъ:

— «Если Ты Христосъ, спаси Себя и насъ...» (Матѳ. 27, 44; Лук. 23, 39).

И проходящіе изъ толпы, злословили Его, кивая головами своими и говоря:

— «Э, разрушающій храмъ и въ три дня созидающій, если Ты Сынъ Божій, сойди со креста...» (Матѳ. 27, 39-40; Марк. 15, 29-30).

И вотъ когда такимъ образомъ глупость и дикость толпы съ низкой злобой іудейскихъ старѣйшинъ окружали Распятаго Христа, — мученическій взоръ Его съ утѣшеніемъ замѣчалъ слезы благочестивыхъ женщинъ, между которыми Марія Магдалина была «изъ первыхъ же» (Матѳ. 27, 55-56; Марк. 15, 40; Лук. 23, 27). Въ этихъ сострадательныхъ слезахъ какъ бы блеснулъ для Сына Человѣческаго лучъ свѣта среди мрачнаго царства грѣха и этотъ лучъ отъ благодарныхъ женщинъ утѣшилъ Невиннаго Страдальца свидѣтельствомъ еще не въ конецъ испорченной природы человѣческой.

День великаго искупленія Богочеловѣкомъ падшаго человѣчества былъ ясный. Время было уже около полудня, а по еврейскому названію временъ дня, былъ часъ шестой (Лук. 23, 44; Матѳ. 27, 45; Марк. 15, 33). Но вотъ въ этотъ ясный полдень «меркнетъ солнце и дѣлается тьма (Лук. 23, 45) [21] до часа девятаго, то есть, по современному названію часовъ дня, до третьяго часа пополудни (Матѳ. 27, 45; Марк. 15, 33; Лук. 23, 44). Страшное, величественное, внушительное небесное знаменіе — угасаніе солнца, тьма, обнявшая все земное, среди полуденнаго яркаго свѣта, тяжело сдавила хулителей Невиннаго Христа, привела ихъ въ ужасъ и молчаніе. Знакомые же почитатели Распятаго, сначала стоявшіе вдали и смотрѣвшіе (Лук. 23, 49; Матѳ. 27, 55; Марк. 15, 40), приблизились къ Страдальцу, окружили крестъ Его и изъ нихъ евангелистъ называетъ Марію Магдалину опять первою (Матѳ. 27, 56; Марк. 15, 40). Такимъ образомъ Марія Магдалина у ногъ Христа Спасителя не только чудотворца, прославляемаго и воспѣтаго младенцами, но и у ногъ Іисуса Назарянина [22], — униженнаго, обезчещеннаго, позорно распятаго, оставленнаго даже Его апостолами!..

И послѣ смерти Исцѣлителя Своего Марія Магдалина не покидаетъ Его: она сопровождала перенесеніе тѣла Его Іосифомъ [23] Аримаѳейскимъ и Никодимомъ [24] отъ креста ко гробу [25], была при погребеніи Его, смотрѣла, гдѣ полагали Христа (Матѳ. 27, 61; Марк. 15, 47) и когда, чтобы отдать честь по закону Божію наступающему уже великому празднику Пасхи, оставила погребенное Его тѣло, то пламенная благодарная любовь Маріи Магдалины въ глубокой скорби открыла ей источникъ утѣшенія. Любовь внушила ей желаніе оказать и съ ея стороны возможную послѣднюю честь уничиженному іудеями ея Спасителю. Она покупаетъ мѵро и ароматы (Лук. 23, 56), чтобы помазаніемъ тѣла погребеннаго Христа воздать Ему, по еврейскому обычаю, возможную почесть.

Предпріятіе это, давшее Маріи Магдалинѣ наименованіе еще и мѵроносицы, принадлежало ей, такъ какъ два евангелиста поставляютъ ее опять первою, между нѣкоторыми другими женами, ей послѣдовавшими въ немъ, а третій — только одну ее (Матѳ. 28, 1; Марк. 16, 1; Іоан. 20, 1) и именуетъ въ этомъ благородномъ дѣлѣ.

И вотъ среди ночного еще сумрака (Іоан. 20, 1), перваго дня недѣли, послѣ скорбной Субботы, среди опасности отъ озлобленныхъ іудеевъ, уже покушавшихся наложить руки на учениковъ Христовыхъ, и въ то время, когда апостолы Распятаго съ разбитою душею заперлись въ своемъ помѣщеніи, — Марія Магдалина съ нѣкоторыми благочестивыми женами, презирая угрожащую опасность, безстрашно идетъ ко гробу Спасителя, неся ароматы и мѵро (Лук. 23, 56; Марк. 16, 1) [26], приготовленныя для помазанія тѣла Христова, чтобы оказать Почившему послѣднюю дань любви и почитанія. О стражѣ, приставленной іудеями къ пещерѣ гроба Христова, и о запечатаніи первосвященниками входа въ нее Марія Магдалина не знала, такъ какъ все это произошло уже послѣ удаленія всѣхъ почитателей Іисуса изъ сада (Матѳ. 27, 62-66) Іосифа Аримаѳейскаго. Но теперь, на пути изъ Іерусалима къ пещерѣ гроба Христова, Марія Магдалина вспомнила, что входъ въ ту пещеру былъ закрытъ Іосифомъ и Никодимомъ такимъ большимъ, тяжелымъ камнемъ, котораго не въ силахъ отвалить отъ входа ни она, ни спутницы ея. И вотъ, въ смущеніи объ этомъ препятствіи, мѵроносицы говорятъ между собою:

— «Кто отвалитъ намъ камень отъ дверей гроба?..» (Марк. 16, 3).

Размышляя объ этомъ, Марія Магдалина, опередя прочихъ мѵроносицъ и подойдя ближе къ пещерѣ гроба, взглянувъ, вдругъ видитъ, что, смущавшій ее камень уже отваленъ отъ входа въ пещеру... (Іоан. 20, 1; Марк. 16, 4).

У іудеевъ того времени, камень, закрывавшій доступъ ко гробу умершаго, считался неприкосновеннымъ, какъ-бы священнымъ. И отваленіе камня отъ входа въ пещеру гроба Христова показывало, что съ тѣломь Погребеннаго тамъ произошло что-то особенное. Что же именно? — Проще и прежде всего была мысль, что тѣло Іисуса взято кѣмъ-либо изъ этой пещеры Іосифа Аримаѳейскаго и могло быть положено въ другомъ мѣстѣ. И эта мысль, лишиться возможности воздать Ему послѣднюю честь, столь поразила Марію Магдалину, что она немедля же, не входя въ пещеру, побѣжала назадъ въ Іерусалимъ, чтобы извѣстить апостоловъ Петра и Іоанна о случившемся при гробѣ Христовомъ. Она была увѣрена, что, извѣщенные ею, апостолы примутъ самое дѣятельное участіе въ разъисканіи тѣла Іисуса:

— «Унесли Господа изъ гроба и не знаемъ, гдѣ положили Его», — говоритъ она апостоламъ (Іоан. 20, 2).

И дѣйствительно ревностнѣйшіе апостолы Петръ и Іоаннъ тотчасъ пошли ко гробу [27]. Они побѣжали оба вмѣстѣ; но Іоаннъ бѣжалъ скорѣе Петра и пришелъ ко гробу первымъ; наклонившись, онъ увидѣлъ лежащія пелены, но не вошелъ въ пещеру гроба. Вслѣдъ за нимъ приходитъ Симонъ Петръ, входитъ во гробъ и видитъ пелены лежащія и платъ, который былъ на главѣ Іисуса, не съ пеленами лежащій, но особо въ другомъ мѣстѣ, — и все сложенное въ порядкѣ. Тогда вошелъ и Іоаннъ, увидѣлъ, и, молча, увѣровалъ, что Христосъ воскресъ; такъ какъ если бы кто перенесъ тѣло Іисуса въ другое мѣсто, то сдѣлалъ бы это, не обнажая его, равно какъ если бы кто похитилъ его, то не сталъ бы заботиться о томъ, чтобы снять платъ, свить его и положить на другомъ мѣстѣ, но взялъ бы тѣло въ томъ видѣ, въ какомъ оно лежало; да и смирна съ алоемъ, употребленные Никодимомъ при погребеніи Христа, очень крѣпко приклеиваютъ пелены къ тѣлу, — поясняетъ святый Іоаннъ Златоустъ (Іоан. 20, 3-9)... [28] — Но не съ одинаковымъ чувствомъ отошли апостолы отъ опустѣвшаго гроба своего Учителя: Петръ, вмѣсто вѣры, только съ удивленіемъ «пошелъ назадъ, самъ въ себѣ дивясь произшедшему...» (Лук. 24, 12).

Когда въ такомъ еще смутномъ и слабомъ настроеніи апостолы ушли отъ опустѣлаго Гроба Христова, къ нему возвратилась опять Марія Магдалина. Дойдя до пещеры Гроба, она стала плакать и, безутѣшно скорбя, наклонилась (Іоан. 20, 11) въ низкій входъ пещеры, чтобы еще взглянуть туда, гдѣ былъ погребенъ ея Спаситель. И тамъ видитъ, въ бѣломъ одѣяніи сидящихъ, двухъ ангеловъ (Іоан. 20, 12 и слѣд.) [29], одного у главы и другого у ногъ, гдѣ лежало тѣло Іисуса. И они говорятъ ей:

— «Жена, что ты плачешь?»...

Марія отвѣчаетъ имъ:

— «Унесли Господа моего и не знаю, гдѣ положили Его!»

Горе Маріи было столь велико, что она не сообразила, что съ ней говорятъ не люди, а ангелы, принявшіе видъ людей для облегченія ея горя свѣтлымъ торжественнымъ праздничнымъ своимъ видомъ на мѣстѣ печальнаго погребенія Христа, и она отвѣчаетъ имъ все тѣми же словами, какими говорила апостоламъ объ исчезновеніи изъ Гроба тѣла Христова. А ангелы, торжественнымъ свѣтлымъ явленіемъ своимъ подготовляя Марію Магдалину къ возвѣщенію дивнаго воскресенія Христова, однако не говорятъ ей, какъ прочимъ мѵроносицамъ, что Тотъ, Кого она съ такою ревностію разыскиваетъ, славно воскресъ, потому что Господу угодно было причислить саму Марію Магдалину къ непосредственнымъ вѣстникамъ Воскресенія Христова.

И вотъ въ то время, когда Марія Магдалина въ отвѣтѣ своемъ ангеламъ повѣдала имъ причину своего плача, Христосъ Спаситель внезапно появился позади Маріи, отъ чего ангелы приняли особо почтительное къ Нему положеніе; Марія же Магалина, замѣтя въ нихъ перемѣну, обратилась назадъ и увидѣла «Іисуса стоящаго, но не узнала, что это Іисусъ» (Іоан. 20, 14). — Тягота горестныхъ мыслей, обильныя слезы мѣшали ей хорошо разсмотрѣть, Стоявшаго позади нея, да, очевидно, и Самому Христу Спасителю не угодно было, чтобы она сразу узнала Его, какъ не вдругъ открылъ Онъ Себя Эммаусскимъ путникамъ (Лук. 24, 13-32), и теперь Марія Магдалина приняла Его за садовника (Іоан. 20, 15) сада Іосифа Аримаѳейскаго, въ которомъ помѣщалась эта пещера святаго Гроба.

Неузнанный же Маріею Магдалиною, Христосъ говоритъ ей:

— «Жена, что плачешь? Кого ищешь?»

Слыша въ этихъ словахъ сострадательное участіе къ ея скорби, Марія отвѣчаетъ довѣрчивою просьбою:

— «Господинъ, если ты вынесъ Его, скажи мнѣ, гдѣ ты положилъ Его, и я возьму Его» (Іоан. 20, 15).

Какъ много самоотверженной любви и глубочайшей преданности выразила Марія Магдалина въ этихъ краткихъ и простыхъ словахъ! Она не называетъ предполагаемому садовнику Іисуса Христа Его именемъ, а только говоритъ «Его»... Она столь высоко чтила своего Учителя сама, что полагаетъ и другіе должна знать Его и Имъ интересоваться. Она умоляетъ мнимаго садовника открыть ей, куда унесено тѣло Іисуса, такъ какъ садовникъ этого сада долженъ былъ знать тайну исчезновенія этого тѣла изъ гробницы Іосифа. Похищеніе не могло произойти безъ его вѣдома, потому что ему былъ порученъ этотъ садъ. А если бы самъ Іосифъ, владѣлецъ сада, переложилъ бы тѣло въ другое мѣсто, то это также не могло бы совершиться безъ вѣдома садовника. И Марія Магдалина проситъ у этого садовника указанія мѣста нахожденія тѣла Христова, чтобы ей взять Его:

— «Я возьму Его», — говоритъ она.

При безмѣрной любви къ Господу Марія совсѣмъ забываетъ о своихъ слабыхъ силахъ и надѣется взять и унести сама тѣло своего Спасителя. Усердіе и любовь ея такъ велики и пламенны, что она считаетъ себя чрезмѣрно сильною. И не получая быстраго отвѣта на свой живой вопросъ, Марія Магдалина, какъ свойственно очень обезпокоенному человѣку, опять обратилась въ сторону ангеловъ, желая, можетъ быть, отъ нихъ слышать что-нибудь объ Іисусѣ, или, чтобы узнать причину, побудившую ихъ принять особенно благоговѣйное положеніе. Господь же, тронутый высотою и силой ея любви, уже знакомымъ Маріи благодатнымъ голосомъ, называетъ ее по имени:

— «Марія!» (Іоан. 20, 16)

Теперь Марія Магдалина услышала тотъ памятный на всю жизнь голосъ ея Спасителя, силою котораго Онъ изгналъ изъ нея толпу бѣсовъ, — тотъ небесный голосъ, который проникалъ и оживлялъ всякую душу, — тотъ дивный голосъ, который услаждалъ души слушателей Его небеснымъ блаженствомъ. И Марія почувствовала теперь близкое присутствіе Божественнаго Учителя, въ Которомъ заключались всѣ блага ея, все ея счастіе, и несказанная радость наполнила всю душу Маріи. Отъ полноты счастія она не могла говорить и, опять обратясь къ Господу, просвѣтленнымъ взоромъ узнала Его и, съ восторгомъ воскликнувъ только одно слово: — «Учитель!» (Іоан. 20, 16) — бросилась къ ногамъ Христа Спасителя...

Въ радостномъ восхищеніи Марія Магдалина еще не могла себѣ представить и сознать всего величія Христа Воскресшаго. И потому Господь, чтобы просвѣтлить ея помышленія и научить объ измѣненіи чрезъ воскресеніе уже и плоти Его, кротко сказалъ ей:

— «Не прикасайся ко Мнѣ (Іоан. 20, 17) [30], ибо Я еще не возшелъ къ Отцу Моему».

Марія Магдалина восторженно выразила поклоненіе человѣчеству своего и Спасителя, и Учителя, а Христосъ, запрещеніемъ ей прикасаться, возвышаетъ, освящаетъ ея помышленія, научаетъ болѣе благоговѣйному обращенію и даетъ разумѣть Маріи Магдалинѣ, что время для тѣснѣйшаго духовнаго общенія съ нимъ настанетъ тогда, когда Онъ совсѣмъ скроется отъ чувственныхъ очей Своихъ учениковъ и взойдетъ на небо — къ Богу Отцу Своему. А такъ какъ и прочіе ученики Христовы, при вѣсти о воскресеніи Его, могли подумать, что теперь Онъ уже навсегда съ ними на землѣ и, быть можетъ, осуществитъ народныя мечты о великомъ іудейскомъ земномъ царствѣ, то Христосъ Спаситель посылаетъ Марію Магдалину предостеречь ихъ отъ такихъ мыслей и мечтаній. Удостовѣряя теперь апостоламъ Воскресеніе Христово яснымъ созерцаніемъ ею Воскресшаго и Его рѣчью, она посылается Господомъ возвѣстить имъ, что Христосъ уже не долго будетъ на землѣ, что Ему съ самымъ прославленнымъ тѣломъ надлежитъ вскорѣ взойти къ Богу Отцу. Но, чтобы вѣсть объ этомъ удаленіи не привела ихъ въ смущеніе и скорбь, Господь повелѣваетъ Маріи Магдалинѣ сказать ученикамъ Его, что Отецъ Его, къ Которому Онъ восходитъ, есть вмѣстѣ и ихъ Отецъ, милостиво называя ихъ при этомъ Своими братіями:

— «Иди къ братіямъ Моимъ и скажи имъ: восхожу къ Отцу Моему и Отцу вашему и къ Богу Моему и Богу вашему...» (Іоан. 20, 17) [31].

Сказавъ такъ, Христосъ сталъ невидимъ. А обрадованная, осчастливленная Марія Магдалина идетъ и возвѣщаетъ все (Іоан. 20, 18), случившееся съ нею, апостоламъ Христовымъ, и съ восторгомъ утѣшаетъ ихъ скорбь дивными словами:

— «Христосъ воскресъ!»

Вотъ поэтому-то, какъ первая, посланная отъ Самого Господа, благовѣстница совершившагося Христова Воскресенія, Марія Магдалина Церковью христіанскою признана — «Равноапостольною».

Здѣсь свѣтлѣйшая черта всего дивнаго служенія Маріи Магдалины Церкви Христовой. Въ утро Воскресенія Христова она удостоена была видѣть Господа воскресшаго первая изъ всѣхъ учениковъ и ученицъ Его (Марк. 16, 9; Іоан. 20, 14-17) [32] и первая же по непосредственному повелѣнію Господа сдѣлана вѣстницею, проповѣдницею для нихъ Воскресенія Его. Апостолы проповѣдывали Воскресеніе Христово всему міру; — Марія Магдалина проповѣдывала Воскресеніе Христово самимъ апостоламъ: — она была апостоломъ для апостоловъ!... Святые отцы Церкви провидятъ въ этомъ обстоятельствѣ особенную тайну и премудрость провидѣнія Божія.

— «Жена, — учитъ святый Григорій Богословъ, — изъ устъ змія приняла первую ложь, и жена же изъ устъ Самого Воскресшаго Господа первая услышала радостную истину, дабы чья рука растворила смертное питье, та же самая подала и чашу жизни»…

Освященная созерцаніемъ Воскресшаго, восторжествовавшаго надъ смертію, побѣдоноснаго Христа, пламенная Марія Магдалина и безъ словъ была полнымъ, рѣшительнымъ свидѣтелемъ Воскресенія Христова. Но благодатной ея вѣсти о Воскресеніи Іисуса Учителя апостолы и всѣ, бывшіе съ ними въ домѣ Іоанна Богослова [33], не повѣрили. Они «печалились, плакали и, услышавъ, что Христосъ живъ и что она видѣла Его, не повѣрили» (Марк. 16, 10-11; Іоан. 20, 18). — Почему же?...

Марія Магдалина пользовалась полнымъ несомнѣннымъ довѣріемъ апостоловъ. Кромѣ того и между прочими мѵроносицами, которыя также извѣстили учениковъ Христовыхъ о сообщенномъ имъ при Гробѣ Господнемъ ангелами возстаніи изъ мертвыхъ ихъ Учителя (Лук. 24, 9-11. 4-8; Матѳ. 28, 5-7; Марк. гл. 16), — были мать апостола Іоанна Богослова, и мать апостола Іакова, и Марѳа и Марія сестры Лазаря съ прочими благочестивыми женами, которыя всѣ пользовались также полнымъ довѣріемъ апостоловъ; но они «не повѣрили имъ, почтя разсказъ ихъ за мечтаніе» (Лук. 24, 9-11; Марк. 16, 1; Матѳ. 28, 1)... — Столь велико было тогда уныніе небольшого общества учениковъ Христовыхъ... — Послѣ того какъ первосвященники іудейскіе взяли и распяли ихъ Учителя-Іисуса, а апостолы разбѣжались и скрылись, они внезапно лишились всего, всѣхъ своихъ личныхъ и народныхъ надеждъ; въ нихъ затмилась вѣра въ Іисуса-Мессію, въ Его силу и славу; съ потерею вѣры, потерялось и мужество духа; угнетало ихъ и сознаніе не исполненнаго долга предъ Христомъ-Учителемъ, Котораго они малодушно оставили одного въ рукахъ враговъ и разбѣжались (Матѳ. 28, 56; Марк. 14, 50), и, не имѣя никакой поддержки ни въ себѣ, ни внѣ себя, они думали больше уже о сохраненіи своей собственной безопасности «страха ради отъ іудеевъ» (Іоан. 20, 19) [34]... До смерти Христовой они все «надѣялись, что Онъ, — Учитель ихъ, — есть Мессія, Который избавитъ Израиля» (Лук. 24, 21) [35], откроетъ славное земное царство Израильское, но позорная Его смерть на крестѣ совсѣмъ разрушила эти ихъ надежды и мечты. Въ глазахъ всѣхъ людей того времени распятіе было самою ужасною и позорною смертію, оно было знакомъ страшнаго «проклятія» по закону Моисея (Втор. 21, 23; 1 Кор. 1, 23), и въ душахъ учениковъ Іисуса послѣ распятія Его осталась вѣра въ Него только какъ въ Пророка, «Который былъ сильный въ дѣлѣ и словѣ предъ Богомъ и всѣмъ народомъ» (Лук. 24, 19)... — Въ тяжко угнетенномъ сознаніи учениковъ Христовыхъ не укладывалась мысль о томъ, что истинный Мессія, Христосъ, Сынъ Божій можетъ умереть, какъ человѣкъ, и такъ, какъ Іисусъ дѣйствительно умеръ на крестѣ. И хотя они видѣли чудотворное воскрешеніе Іисусомъ дочери Іаира (Марк. 5, 41), сына вдовы Наинской (Лук. 5, 11-17) и Лазаря (Іоан., 11, 44 и проч.), — но вотъ Самъ Іисусъ умеръ, какъ и прочіе пророки, то и воскреснуть можетъ Онъ только со всѣми людьми въ послѣдній день; а чтобы ранѣе этого чудотворцы пророки сами воскресали, не было примѣра никогда... — Петръ же и Іоаннъ, видѣвшіе гробъ Христовъ, ничего не могли сообщить, какъ только то, что онъ былъ пустъ. Объ видѣніи ангеловъ и Воскресшаго сообщали только все женщины... Томительное, глубоко тяжкое, положеніе... И вотъ болѣе пылкій апостолъ Петръ опять идетъ къ святому Гробу, не давая себѣ отчета, не зная, — зачѣмъ пошелъ, такъ какъ самъ уже видѣлъ пустое мѣсто, гдѣ былъ погребенъ Христосъ. Но теперь онъ скоро возвратился и съ восторгомъ возвѣстилъ ученикамъ:

— «Воистину воскресъ Христосъ!... Я самъ видѣлъ Его: Онъ и мнѣ явился на пути» (Лук. 24, 33; 1 Кор. 15, 5).

Теперь, казалось, довольно было свидѣтелей очевидцевъ Воскресшаго для увѣренія истины Воскресенія Христова, и многіе ученики радостно повѣрили, но все-таки еще не всѣ [36]. А Марія Магдалина съ прочими мѵроносицами, сіяющія счастіемъ и презирая всѣ опасности отъ неистовыхъ враговъ Іисуса Христа, не могли оставаться спокойными на одномъ мѣстѣ и переходя изъ дома въ домъ, отъ однихъ учениковъ Христовыхъ къ другимъ [37], въ чистотѣ, простотѣ, глубинѣ и крѣпости любви къ Своему Исцѣлителю и Учителю, восторженно повторяли несчетное число разъ отрадное благовѣстіе:

— «Христосъ Воскресъ! Воистину воскресъ!»...

И благодатно, быстро стало расти изъ сѣмени самаго меньшаго изъ всѣхъ зерновыхъ сѣмянъ огромнѣйшее дерево Церкви Христовой [38]. Малая горсть искренно преданныхъ Христу Спасителю учениковъ и ученицъ, изъ коихъ самою ревностнѣйшею была святая равноапостольная мѵроносица Марія Магдалина, восторжествовали надъ надменнымъ суемудріемъ язычества, овладѣли цѣлыми царствами съ ихъ царями и Божественное ученіе Христово пронесли изъ края въ край — во всю вселенную земли (Дѣян. 1, 8) [39], повторяя торжественныя слова перваго благовѣстія святой Маріи Магдалины:

— «Христосъ Воскресъ! Воистину воскресъ!»...

Вотъ, христіане, важнѣйшія черты жизни святой равноапостольной мѵроносицы Маріи Магдалины, не подлежащія никакому сомнѣнію, такъ какъ онѣ засвидѣтельствованы самимъ словомъ Божіимъ въ святомъ Евангеліи. — Для чего же онѣ сохранены и предлагаются Церковыо, для чего читаютъ ихъ? — Не для прославленія ли святой Маріи Магдалины? — О нѣтъ! Святые, живущіе во славѣ небесной, въ высокой и вѣчной славѣ Божіей не имѣютъ нужды въ славѣ земной, въ ничтожной славѣ отъ человѣковъ. Но такимъ воспоминаніемъ ихъ земнаго житія, подвиговъ и добродѣтелей дается намъ самимъ наставленіе и побужденіе къ богоугодной жизни и къ душеспасительнымъ подвигамъ. Чрезъ святаго апостола Христова Павла Господь повелѣваетъ намъ:

— «Поминайте наставниковъ вашихъ, которые проповѣдывали вамъ слово Божіе; и, взирая на кончину ихъ жизни, подражайте вѣрѣ ихъ» (Евр. 13, 7).

И вотъ святая Церковь Христова сохраняетъ намъ и предагаетъ нашему вниманію очерки жизни святыхъ людей для нашего самоиспытанія, самоусовершенствованія и спасенія чрезъ подражаніе вѣрѣ и духу этихъ Божіихъ святыхъ, дабы мы не облѣнились, но подражали тѣмъ, которые вѣрою и долготерпѣніемъ наслѣдуютъ обѣтованія Божіи (Евр. 6, 12)... — Святая равноапостольная мѵроносица Марія Магдалина самоотверженно исполнила первую и главную заповѣдь Христа Спасителя: «возлюбила Господа всѣмъ сердцемъ своимъ, всею душею своею, всѣмъ разумѣніемъ своимъ и всею крѣпостію своею» (Марк. 12, 30-33; Матѳ. 22, 37-40). Осуществленіе святою Маріею Магдалиною при всякихъ обстоятельствахъ такой истинной всецѣлой любви къ Господу служить жизненнымъ образцомъ для любви каждаго христіанина къ Богу Спасителю нашему. И по примѣру святой Маріи Магдалины всѣ мы, христіане, должны имѣть и проявлять самоотверженную любовь къ Богу, всѣмъ сердцемъ своимъ, всѣми желаніями, стремленіями и силами души своей и всѣмъ разумѣніемъ, всѣми познавательными способностями своими, должны мы всецѣло прилѣпляться къ Господу Спасителю нашему. Сила любви нашей къ Богу должна быть такова, чтобы никто и ничто не могло отлучить насъ отъ этой любви: «ни жизнь, ни смерть, ни высота, ни глубина, ни какая тварь, ни ангелы, ни начала, ни силы, ни настоящее, ни будущее» (Рим. 8, 38-39).

Со времени описанныхъ святыми Евангелистами явленій Воскресшаго Христа Спасителя и вызванной этими явленіями пламенной проповѣди святой Маріи Магдалины о Воскресеніи, сохранившіяся новозавѣтныя книги не сообщаютъ болѣе подробностей о дѣятельности равноапостольной святой Маріи Магдалины и свѣдѣнія о дальнѣйшей жизни ея составляютъ теперь предметъ преданія [40]. Преданія же о послѣдующей ея жизни нѣсколькихъ мѣстныхъ христіанскихъ церквей много разнятся по мѣстности, откуда исходятъ; по существу однако вездѣ преданія эти сообщаютъ о ревностной равноапостольной дѣятельности святой Маріи Магдалины. И разность этихъ преданій зависитъ отъ того, кого или какихъ именно изъ святыхъ евангельскихъ женъ разумѣютъ эти церкви подъ именемъ святой равноапостольной Маріи Магдалины. Нѣкоторыя христіанскія церкви запада и также отцы Церкви съ учеными богословами объединяютъ въ одну, или въ двѣ личности трехъ евангельскихъ женъ: грѣшницу, которая въ домѣ Симона фарисея покаялась, обливала ноги Христа Спасителя своими слезами, отирала своими волосами и помазала драгоцѣннымъ мѵромъ (Луки, 7, 37-38 и проч.; Марк. гл. 14 и Матѳ. гл. 26), — потомъ еще Марію изъ Виѳаніи, сестру Лазаря (Лук. 10, 39; Іоан. 11, 28 и проч.), — и еще Марію Магдалину, которая была освобождена Христомъ Спасителемъ отъ семи бѣсовъ (Іоан., главы 11, 12, 19 и 20; Марк. 16, 3; Матѳ. 27, 7) [41]. Но Восточная Греко-Россійская православная Церковь нынѣ, какъ и прежде признаетъ всѣ эти, упоминаемыя Евангеліями съ разными признаками, три личности за различныя, особыя, не желая основывать историческія свѣдѣнія на произвольныхъ, только вѣроятныхъ толкованіяхъ. Вслѣдствіе этого преданіе Восточной греко-русской православной Церкви сообщаетъ, что, послѣ Евангельскихъ явленій Воскресшаго Христа до Вознесенія Его и послѣ, святая равноапостольная Марія Магдалина пребывала съ Пресвятою Богородицею и апостолами и была дѣятельною споспѣшницею первыхъ успѣховъ распространенія христіанской вѣры сначала въ Iерусалимѣ. Но, полная усердія, пылкой вѣры и ревностной любви къ благовѣстію Божію, она затѣмъ проповѣдывала и по другимъ странамъ, всюду возвѣщая небесную благодать, радость и спасеніе всѣмъ, увѣровавшимъ въ Спасителя міра Христа Воскресшаго.

Посѣтивъ, между прочимъ, Италію [42], святая равноапостольная Марія Магдалина изыскала случай явиться къ царствовавшему въ то время императору Тиверію I-му [43] и поднесла ему, по общепринятому восточному обычаю, яйцо, окрашенное въ красный цвѣтъ, сказавъ при этомъ:

— «Христосъ воскресъ!»

Не удивила императора бѣдность подношенія святой Маріи Магдалины, впервые явившейся къ нему, потому что онъ зналъ древнее обыкновеніе, вообще на Востокѣ и также у іудеевъ, являясь въ первый разъ къ высшимъ, или въ торжественномъ случаѣ къ знакомымъ или покровителямъ, подносить въ знакъ почтенія даръ, съ какимъ-либо извѣстнымъ, или съ особымъ, спеціальнымъ, символическимъ значеніемъ. Примѣры этого находятся въ іудейской ветхозавѣтной исторіи (Быт. 43, 11; 3 Цар. 10, 2) [44], и также представляютъ дары, поднесенные богатыми волхвами [45], родившемуся Іисусу Христу въ Виѳлеемѣ іудейскомъ [46]. А люди бѣдные въ подобныхъ обстоятельствахъ приносили въ даръ разные плоды своей мѣстности или яйца птицъ. Такъ, слѣдуя отчасти этому древнему обычаю и съ цѣлію краснымъ цвѣтомъ поднесеннаго яйца и неслыханными до того словами «Христосъ Воскресъ!» — возбудить любопытство подозрительнаго императора Тиверія, святая равноапостольная Марія Магдалина съ разъясненія значенія такого ея поднесенія начала свою горячую проповѣдь о Воскресеніи и ученіи Христа Спасителя. Она съ большимъ вдохновеніемъ и убѣжденіемъ разсказала императору о жизни, чудесахъ распятіи и воскресеніи Іисуса Христа и прямымъ, простодушнымъ изложеніемъ чрезвычайно несправедливаго, пристрастнаго суда надъ Іисусомъ Христомъ озлобленныхъ членовъ Іерусалимскаго Синедріона [47] и попустительства при этомъ малодушнаго римскаго правителя Іудеи Пилата Понтійскаго [48], къ осужденію на распятіе Іисуса Христа, навлекла на нихъ гнѣвъ императора. Тиверій предалъ ихъ суду, которымъ Пилатъ лишенъ былъ власти и сосланъ въ Галлію, въ городъ Віенну [49], гдѣ, по одному преданію, удрученный угрызеніями совѣсти и отчаяніемъ, самъ лишилъ себя жизни. По другому же преданію, приговоренный судомъ къ смертной казни, Пилатъ раскаялся, обратился съ молитвою ко Христу, и былъ Спасителемъ прощенъ, въ знакъ чего, по отсѣченіи головы его, она была принята ангеломъ [50].

Вмѣстѣ съ святою равноапостольною Маріею Магдалиною отправились, по преданію, въ Италію сестры Лазаря Марѳа и Марія [51]; а Пилатъ, узнавъ, объ этомъ и боясь разоблаченій христіанами его противозаконныхъ дѣйствій, самъ отправилъ императору Тиверію донесеніе объ Іисусѣ Христѣ [52], въ которомъ онъ свидѣтельствовалъ о благодѣтельной жизни Христа, объ исцѣленіи Имъ всякихъ болѣзней, увѣчій, даже воскрешеніи умершихъ и о прочихъ великихъ чудесахъ Его. Пилатъ утверждалъ, что, провѣря обвиненія іудеевъ, онъ не нашелъ въ Іисусѣ Христѣ никакой вины; много подвизался избавить Его отъ рукъ крамольныхъ іудеевъ, но не могъ достигнуть Его избавленія и отдалъ Іисуса на ихъ волю, ради народнаго крика и крамольнато обвиненія іудеями самого Пилата... А по распятіи іудеями Іисуса совершились страшныя знаменія въ природѣ, и много людей умершихъ воскресло, когда на третій день воскресъ Іисусъ, и Пилатъ, какъ свидѣтель, одержимый великимъ страхомъ, доносилъ державному кесарю о всемъ содѣянномъ съ Іисусомъ Христомъ, Который сталъ предметомъ вѣры, какъ Богъ [53]...

Послѣ такихъ свидѣтельствъ со стороны римскаго правителя Іудеи и со стороны почитателей Христа Спасителя, императоръ Тиверій, по преданію, самъ увѣровавъ во Христа Спасителя, предложилъ причислить Іисуса Христа къ лику боговъ римскихъ и даже тогда, когда Римскій Сенатъ [54] отвергъ такое его предложеніе, Тиверій царскимъ указомъ грозилъ наказывать всякаго, кто осмѣлился бы оскорблять вѣрующихъ во Іисуса Христа.

Такимъ образомъ ревностною безстрашною проповѣдью о Христѣ Спасителѣ святая равноапостольная Марія Магдалина, съ прочими благочестивыми христіанами, побудила и языческаго правителя Іудеи письменно засвидѣтельствовать всемірное событіе Воскресенія Христова предъ міромъ языческимъ и самого языческаго императора, всемірной тогда, имперіи Римской, побудила признать величіе и Божественное могущество Христа Спасителя, облегчивъ всѣмъ этимъ распространеніе христіанства.

Христіане же того времени, узнавъ о значеніи и силѣ впечатлѣнія, произведеннаго подношеніемъ святою Маріею Магдалиною императору Тиверію краснаго яйца со словами: «Христосъ Воскресъ!» — начали подражать ей въ этомъ и, при воспоминаніи Воскресенія Христова, стали дарить красныя яйца и говорить:

— «Христосъ Воскресъ!.. Воистину воскресъ!..»

Такъ мало-по-малу обычай этотъ распространился повсюду, сдѣлался всеобщимъ между христіанами всего міра [55]. И яйцо при этомъ служитъ символомъ, или видимымъ знакомъ, воскресенія Христова и воскресенія мертвыхъ и нашего возрожденія въ жизнь будущую, котораго залогъ имѣемъ мы въ Христовомъ Воскресеніи. Какъ изъ яйца рождается птенецъ и начинаетъ жить полною жизнію, по освобожденіи отъ скорлупы, и ему открывается обширнѣйшій кругъ жизни, — такъ и мы, при второмъ пришествіи Христа на землю, сбросивъ съ себя съ тѣломъ земнымъ все тлѣнное на землѣ, силою Христова Воскресенія воскреснемъ и возродимся для другой, высшей, вѣчной, безсмертной жизни. Красный же цвѣтъ пасхальнаго яйца напоминаетъ намъ то, что искупленіе человѣчества и наша будущая новая жизнь пріобрѣтены изліяніемъ на крестѣ пречистой крови Христа Спасителя. Такимъ образомъ, красное яйцо служитъ напоминаніемъ намъ собою одного изъ важнѣйшихъ догматовъ нашей Божественной вѣры.

Святая равноапостольная Марія Магдалина долго продолжала проповѣдывать благовѣстіе Христа Воскресшаго въ Италіи и въ городѣ Римѣ [56], и при первомъ посѣщеніи Рима апостоломъ Павломъ и послѣ отбытія его чрезъ два года оттуда. Кромѣ преданія, свидѣтельство объ этомъ можно видѣть въ характерномъ привѣтѣ святой Маріи апостоломъ Павломъ въ посланіи его изъ торговаго греческаго города Коринѳа къ христіанамъ, находившимся тогда въ Римѣ (Рим. 28, 6). Святый Іоаннъ Златоустый поучаетъ объ этомъ, что, воздавая каждому вѣрующему, соотвѣтствующую ему похвалу, апостолъ Павелъ привѣтствуетъ святую равноапостольную Марію, какъ уже много потрудившуюся и посвятившую себя апостольскимъ подвигамъ. Труды ея, упоминаемые здѣсь апостоломъ, были подвигами апостоловъ и евангелистовъ, — слѣдовательно равноапостольными; она служила, — добавляетъ святый Златоустъ, — и деньгами, и неустрашимо подвергалась опасностямъ и совершала тяжкія путешествія, раздѣляя съ апостолами всякіе труды проповѣдничества [57].

Изъ Рима, по преданію Церкви, святая равноапостольная Марія Магдалина прибыла въ городъ Ефесъ [58], тогда особенно знаменитый въ Малой Азіи. Въ Ефесѣ, по преданію и свидѣтельству многихъ святыхъ отцовъ и церковныхъ писателей, святая равноапостольная Марія Магдалина помогала святому апостолу и евангелисту Іоанну Богослову въ благовѣстническихъ трудахъ, оставаясь тамъ до мирной своей кончины, и въ Ефесѣ же она была похоронена.

Нетлѣнныя прославленныя мощи святой равноапостольной Маріи Магдалины въ девятомъ вѣкѣ при императорѣ Львѣ VI, Философѣ [59], торжественно перенесены были изъ Ефеса въ Константинополь [60] и помѣщены были въ храмѣ монастыря святаго Лазаря. Таково преданіе Православной Восточной христіанской Церкви.

Но нельзя рѣшительно утверждать, что мощи святой равноапостольной Маріи Магдалины навсегда всецѣло остались въ Константинополѣ. Онѣ могли быть перенесены самими вѣрующими въ другое мѣсто изъ опасенія отъ побѣдоносныхъ нападеній турокъ; онѣ легко могли быть взяты и на западъ въ Римъ, изъ Константинополя, когда имъ овладѣли въ началѣ XIII вѣка италіанцы съ крестоносцами четвертаго похода [61], такъ какъ тогда мощи святыхъ многихъ юго-восточныхъ областей были уносимы и раздѣляемы по разнымъ городамъ западныхъ странъ Европы.

Римско-католическая церковь утверждаетъ, что мощи святой равноапостольной Маріи Магдалины, за исключеніемъ ея главы [62], покоятся въ Римѣ, около Латеранскаго дворца римскихъ папъ въ главномъ храмѣ святаго Іоанна Латеранскаго [63], подъ алтаремъ, который папа [64] Гонорій III [65], самъ тамъ похоронившій ея мощи, освятилъ въ честь святой равноапостольной Маріи Магдалины. И кромѣ того открытыми мощами этой святой римско-католическая церковь почитаетъ съ 1280 года мощи, раздѣленныя на части, во Франціи въ Проважѣ близъ города Марселя [66], гдѣ надъ тѣми мощами въ уединенной долинѣ, у подошвы крутыхъ горъ, воздвигнутъ величественный храмъ во имя святой Маріи Магдалины [67].

Православная греко-россійская восточная христіанская Церковь и западная римско-католическая, равно какъ и англиканская, церкви празднуютъ память святой равноапостольной Маріи Магдалины 22 іюля; въ нѣкоторыхъ мѣстныхъ церквахъ это самый заповѣдный праздникъ.

Вотъ все, что извѣстно до сихъ поръ о святой равноапостольной мѵроносицѣ Маріи Магдалинѣ несомнѣнно истиннаго, преданнаго намъ святымъ Евангеліемъ, и вѣроятнаго по преданіямъ мѣстныхъ церквей христіанскихъ, для которыхъ равно какъ и для всѣхъ святая равноапостольная Марія Магдалина была, по непосредственному отъ Христа Спасителя повелѣнію, первою изъ людей проповѣдницею спасительнаго Христова Воскресенія.

«Воскресеніе же Христово есть для всѣхъ насъ, — поучаетъ великій святитель Церкви [68], — источникъ размышленія, созерцанія, удивленія, радости, благодарности, надежды, всегда полный, всегда новый, сколь ни давно, сколь ни часто изъ него почерпаемъ; оно есть вѣчная новость!... И надобно ли основать вѣру, возбудить надежду, воспламенить любовь, просвѣтить мудрость, воскрылить молитву, низвести благодать, уничтожить бѣдствіе, смерть, зло, дать жизненность жизни, сдѣлать, чтобы блаженство было не мечта, но существенность, слава — не призракъ, но вѣчная молнія вѣчнаго свѣта, все озаряющая и никого не поражающая?.. — На все сіе найдется довольно силы въ одномъ чудодѣйственномъ словѣ: «Христосъ воскресе!»

Откликнемся же и мы, христіане, на такое чудодѣйственное благовѣстіе великой посланницы Самого Спасителя нашего святой равноапостольной Маріи Магдалины восторженнымъ: воистину, воистину Христосъ воскресъ!

Примѣчанія:
[1] Въ православной христіанской Церкви равноапостольными называются сотрудники и сотрудницы апостоловъ Христовыхъ и еще тѣ праведные христіане, которые подобно апостоламъ особенно ревностно проповѣдывали и утверждали вѣру христіанскую. За такія особыя заслуги они и сравнены почитаніемъ съ апостолами. Слово же апостолъ значитъ посланникъ, которому дано исполнить извѣстное порученіе. Избравъ изъ учениковъ Своихъ двѣнадцать, Іисусъ Христосъ назвалъ ихъ апостолами (Лук. 6, 13), чтобы посылать ихъ на проповѣдь (Марк. 3, 14) и чтобы врачевать всякую болѣзнь и всякую немощь... (Матѳ. 10, 1-42).
[2] Святыми въ Церкви христіанской первоначально называли всѣхъ христіанъ, всѣхъ вѣрующихъ во Христа, какъ напримѣръ въ посланіяхъ апостола Павла. А при личномъ упоминаніи праведника древніе христіане избѣгали ставить именованіе «святый» (ἄγιος sanctus), потому что слово это часто употреблялось въ надписяхъ языческихъ, чему подражать не хотѣли христіане. И въ календаряхъ древнихъ слово «святый» при имени праведника, чтимаго Церковью, начали употреблять только съ третьяго и слѣдующихъ вѣковъ. А въ Евангеліяхъ святость представляется какъ свойство христіанина во всѣхъ его проявленіяхъ: «да святится Имя Твое»... «Отче Святый»... «Святи ихъ во истинѣ Твоей»...
[3] Мѵроносицею Марія Магдалина названа потому, что евангелисты именуютъ ее первою изъ благочестивыхъ женъ, кои приходили ко гробу Христову для помазыванія Его тѣла благоуханными составами по благочестивому обычаю іудеевъ того времени. Эти составы были изъ смолистыхъ веществъ мирра нардоваго, или смирны, ладона, алоя и прочихъ благоуханныхъ растеній въ смѣси также и съ чистымъ оливковымъ масломъ. Умащеніемъ или же осыпаніемъ тѣла умершаго такими ароматными составами выражали любовь и почесть къ лицу умершаго.
[4] Имя Марія отъ еврейскаго Маріамъ означаетъ: высокая, возвышенная, стойкая, превосходная, превознесенная; а Магдалиною называютъ эту Марію по происхожденію ея изъ города Магдалы, подобно какъ благочестиваго члена синедріона Іосифа называютъ Аримаѳейскимъ, по его происхожденію изъ Палестинскаго города Аримаѳеи. И прозваніе Магдалины присоединяютъ къ имени этой Маріи для отличія ея отъ другихъ благочестивыхъ женъ, также какъ она, служившихъ Іисусу Христу (Лук. 8, 3) и имѣвшихъ то же имя Маріи, какъ, напримѣръ, Марія, сестра Лазаря, и Марія, жена Клеопы.
[5] Магдала отъ еврейскаго слова магделайя, означающаго башню, была городомъ на западномъ берегу Геннисаретскаго озера, недалеко отъ городовъ Капернаума и Тиверіады. Магдала славилась красильнымъ производствомъ и издѣліями тонкихъ шерстяныхъ матерій; кромѣ того въ ней велась обширная торговля горлицами и голубями для жертвъ очищеній; преданіе приписываетъ Магдалѣ триста голубиныхъ лавокъ и вблизи цѣлую долину «голубей». Богатство Магдалы было въ то время столь значительно, что о подати, вносимой отъ города, упоминается, что она была столь велика, что отсылалась въ Іерусалимъ цѣлою повозкою. Нравственная испорченность жителей была также велика. Изъ множества городовъ и деревень, коими усѣяны были берега Геннисаретскаго озера, всѣ исчезли, кромѣ одной Магдалы, которая теперь называется Медждель и представляетъ группу грязныхъ лачугъ, сложенныхъ изъ береговыхъ камней, а на плоскихъ крышахъ домовъ сдѣланы верхніе этажи въ видѣ шалашей изъ тростника и хвороста. Но остатки древней сторожевой башни и теперь существуютъ и мѣстоположеніе донынѣ прекрасно: красоты природы также торжественны и пробуждаютъ святые восторги чудесъ и проповѣди Христовой на дивномъ озерѣ Геннисаретскомъ или Галилейскомъ.
[6] Галилейская область на сѣверѣ Палестины, или Галилея (отъ еврейскаго слова галилъ, означающаго область, округъ) во времена жизни Маріи Магдалины составляла третью область Палестины, и сама Галилея дѣлилась на сѣверную, верхнюю, «языческую», и на южную, нижнюю. Галилея занимаетъ видное мѣсто въ міровой исторіи, какъ родина и мѣсто проповѣди Христа Спасителя. Галилея имѣла около 120 верстъ отъ востока къ западу и 40 верстъ отъ сѣвера къ югу. На сѣверѣ она соприкасалась съ Сиріею и горами Ливанскими, на западѣ — съ Финикіею, на югѣ — съ Самаріею, а на востокѣ границею ея была рѣка Іорданъ. Городовъ и большихъ селеній въ Галилеѣ насчитывалось болѣе 200 и народонаселенія до четырехъ милліоновъ, состоявшаго не только изъ іудеевъ, а также изъ смѣшенія израильтянъ съ сирійцами, финикійцами, арабами и прочими инородцами, изъ коихъ многіе приняли іудейскую вѣру. По чудному климату, плодородію и богатству Галилея была самою лучшею областію Палестины. Мягкій, живительный климатъ, самая разнообразная дивная красота природы, неистощимое обиліе плодородія почвы, — все было въ Галилеѣ. И географическое положеніе и масса путей сообщенія также благопріятствовали Галилеѣ: ее пересѣкали нѣсколько торговыхъ римскихъ дорогъ съ востока на западъ въ Дамаскъ, къ финикійскимъ берегамъ, Средиземному морю, въ Египетъ и Ассирію; другіе пути перерѣзывали ее съ юга на сѣверъ. Промышленность и жизнь кипѣли въ Галилеѣ.... Весьма много страницъ Евангелія отражаютъ природу и жизнь Галилеи. По родинѣ Христа Спасителя городу Назарету, дѣтству, юности и преимущественно тамъ проповѣди Его, Галилея была колыбелью христіанской вѣры. А притчи, чудеса, событія повседневной земной жизни Іисуса Христа — все это образы, воспроизводящіе богатства и красоты природы и нравы жизни Галилейской. Небо, земля, море, хлѣбныя поля, сады, цвѣты, виноградники, трава луговъ, рыбы и птицы, — все служило тамъ Спасителю основой и образомъ дивныхъ поученій Его Божественной проповѣди... А въ наше время Галилея представляетъ только развалины городовъ и селъ и совершенное запустѣніе...
[7] Галилейское море, озеро Геннисаретское и Тиверіадское море суть названія одного и того же обширнаго озера въ Галилеѣ Палестинской. Въ книгахъ Числъ (гл. 34, ст. 11) и Навина (гл. 12, ст. 3) оно называется Киннерефскимъ по внѣшней формѣ овальной. Тиверіадскимъ оно называется отъ имени, находящагося у его берега, города Тиверіады; а Геннисаретскимъ — отъ имени прибрежнаго же города Гениссаръ, или Геннисарета, по красотѣ окружающей его природы. Простиралось это озеро въ длину на 30, а въ ширину на 8 верстъ. На сѣверномъ концѣ его входитъ рѣка Іорданъ, а на южномъ она вытекаетъ. Кругомъ озера этого сосредоточенъ былъ богатый промышленный центръ Палестины; по берегамъ озера почти непрерывной линіею тянулись города и деревни съ очень многочисленнымъ населеніемъ. Вода въ озерѣ прозрачна, пріятна на вкусъ и прохладна; ее разсѣкали до четырехъ тысячъ судовъ разнаго вида: военныхъ кораблей римлянъ, грубыхъ лодокъ рыбаковъ Виѳсаиды и позолоченныхъ шлюпокъ Ирода. Обыкновенно тихое и спокойное озеро Геннисаретское иногда отъ вѣтровъ съ горъ дѣлалось бурнымъ и опаснымъ. Оно славилось чрезвычайнымъ обиліемъ всякой рыбы, такъ что ловить ее было дозволено всѣмъ, и рыба была любимымъ тамъ кушаньемъ до того, что на обѣдѣ для одного великаго раввина было подано триста разныхъ сортовъ рыбъ. Рыбу ѣли свѣжую, соленую, сушеную; изъ нея приготовляли лакомства; совѣтами ея приготовленія и какую ѣсть, въ какое время, занимались даже раввины, наставляющіе мыть рыбу лучше пивомъ и виномъ. Ловлею и продажею рыбы занимались очень многіе; одни изъ іерусалимскихъ воротъ назывались «рыбными», потому что туда доставлялась масса рыбы изъ Галилеи, и рыбною торговлею занимались даже члены синедріона, нагружая рыбою цѣлые корабли. Занятіе рыбнымъ промысломъ было не только очень выгоднымъ, но и почетнымъ.... У западнаго берега озера находилась земля Геннисаретская (Матѳ. 14, 34 и Марк. 6, 53), которая была первымъ и главнымъ мѣстомъ проповѣди Христа Спасителя. Самое слово Геннисаретъ означаетъ: сады изобилія, и нигдѣ не было такихъ красотъ природы и обилія всякихъ растеній и плодовъ самыхъ разныхъ климатовъ, какъ въ землѣ Геннисаретской. Плоды на деревьяхъ были въ продолженіе десяти мѣсяцевъ. Еврейскій историкъ того времени Іосифъ Флавій, съ восторгомъ описывая красоты озера Геннисаретскаго, дивный климатъ, пальмы, виноградники, фиги, померанцы, миндальныя деревья, гранаты, — говоритъ, что времена года по-видимому тамъ спорятъ за честь владѣнія этою райскою мѣстностію.... А еврейскій Талмудъ учитъ, что ожидаемый Мессія явится нѣкогда изъ этого озера Тиверіадскаго и Геннисаретскаго...
[8] Капернаумъ съ еврейскаго значитъ: селеніе Наума — городъ, находившійся на западномъ берегу озера Геннисаретскаго. Въ Ветхомъ Завѣтѣ о немъ не упоминается потому, что онъ сравнительно позднѣйшаго происхожденія и выросъ въ городъ изъ рыбачьяго селенія, благодаря подъему торгово-промышленной дѣятельности. Онъ имѣлъ очень красивое мѣстоположеніе. Ироды имѣли въ немъ дворецъ; римляне имѣли военный постой и таможню. Въ Евангеліяхъ говорится о Капернаумѣ, какъ о главномъ мѣстопребываніи Христа Спасителя послѣ того, какъ Онъ оставилъ Назаретъ, такъ что Капернаумъ сталъ называться Его городомъ (Матѳ. 9, 7). Въ Капернаумѣ и его окрестностяхъ Христосъ совершилъ множество чудесъ, произнесъ много притчей и поученій, но, несмотря на всѣ Его вразумленія, жители остались глухи къ новому благовѣстію, не соотвѣтствовавшему ихъ торгово-промышленной суетѣ, не увѣровали, и Христосъ произнесъ надъ Капернаумомъ грозный судъ: «И ты Капернаумъ, до неба вознесшійся, до ада низвергнешься» (Матѳ. 11, 23). И нынѣ отъ Капернаума не осталось никакихъ слѣдовъ...
[9] Тиверіада — городъ на томъ же западномъ берегу Геннисаретскаго озера, нѣсколько южнѣе Капернаума; построенъ былъ въ 17 году по Рождествѣ Христовомъ правителемъ Галилеи Иродомъ Антипою и названъ въ честь тогдашняго римскаго императора Тиверія. Иродъ сдѣлалъ Тиверіаду своею столицею, построилъ великолѣпный дворецъ, храмъ, синагогу, амфитеатръ и окружилъ городъ стѣною. Близъ города былъ цѣлебный теплый горный ручей. Такъ какъ при постройкѣ Тиверіады были срыты древнія гробницы, то евреи считали городъ нечистымъ, боялись селиться въ немъ, и въ первое время онъ имѣлъ вполнѣ языческій характеръ. Въ окрестностяхъ Тиверіады Христосъ Спаситель проповѣдывалъ и насытилъ пять тысячъ слушателей пятью хлѣбами (Іоан., гл. 6). Послѣ разрушенія римлянами Іерусалима въ 70 году, Іудеи устроили въ Тиверіадѣ 13 синагогъ и высшую школу, а тиверіадскій синедріонъ сталъ высшею религіозною инстанціею. Греческая императрица Елена воздвигла въ Тиверіадѣ храмъ съ 12 престолами; а съ половины V до половины VI вѣка здѣсь было епископство, возстановленное потомъ во время перваго крестоваго похода. На развалинахъ Тиверіады былъ построенъ городокъ Табарійе, а въ 1837 году онъ былъ разрушенъ землетрясеніемъ, и нынѣ видны только бѣдныя хижины, но евреи питаютъ къ этой мѣстности одинаково глубокое уваженіе, какъ и къ Іерусалиму.
[10] Явленія Господа Іисуса Христа по Его Воскресеніи. Въ Жит. свят. на рус. яз. книга восьмая (мѣсяцъ Апрѣль), стр. 514.
[11] Даже Іерусалимскій Талмудъ свидѣтельствуетъ, что галилеяне заботились болѣе о славѣ, а жители Іудеи о деньгахъ. У галилеянъ вдова оставлялась въ домѣ покойнаго ея мужа, а у іудеевъ наслѣдники удаляли ее. Отзывчивость галилеянъ къ чужой нуждѣ простиралась до того, что, напримѣръ, обѣднѣвшаго старика односельчане заботливо снабжали ежедневно той живностью, которую онъ имѣлъ обыкновеніе употреблять во время своего благосостоянія. Но ученыхъ школъ галилеяне не заводили и потому гордые книжники и фарисеи іудеи называли галилеянъ невѣжами и глупцами; за неясное, неотчетливое различеніе и произношеніе галилеянами нѣкоторыхъ еврейскихъ гортанныхъ буквъ, раввины іудейскіе не допускали ихъ читать вслухъ молитвы отъ лица собранія и осмѣивали ихъ...
[12] Слово бѣсъ есть переводъ греческаго слова демонъ — діаволъ. Въ Священномъ Писаніи Новаго Завѣта бѣсъ обычно означаетъ злаго духа или діавола. Бѣсы хотя вѣруютъ и трепещутъ, и признаютъ Іисуса Христа Сыномъ Божіимъ, но суть слуги сатаны. Среди чудесъ Христа Спасителя особенно поразительны были исцѣленія одержимыхъ бѣсами. Люди, подпавшіе подъ власть бѣсовъ, называются бѣсноватыми, страждущими отъ нечистыхъ духовъ (Матѳ. 4. 24; Лук. 6, 18). Исцѣленіе бѣсноватыхъ, по отношенію къ бѣсамъ, называется изгнаніемъ (Матѳ. 8. 16), а по отношенію къ самимъ страдающимъ называется исцѣленіемъ. Вліяніе бѣсовъ на одержимыхъ ими людей обнаруживается всегда чрезъ вліяніе ихъ на тѣло; душа человѣка теряетъ при этомъ свою власть надъ тѣломъ, между тѣломъ и душею вторгается какая то чуждая сила, которая пагубно дѣйствуетъ на тѣлесные органы души. Бѣсъ сначала поражаетъ нервную систему тѣла и дѣйствуетъ чрезъ нее, производя тѣ же самые симптомы, какіе производятся и другими вліяніями, нарушающими правильную жизнь тѣла. Бѣсовская сила дѣйствуетъ не черезъ духовную и нравственную природу, а чрезъ физическую и умственную природу. Въ Іуду Искаріота-предателя вошелъ діаволъ, то есть подвигъ на предательство, но Іуда не былъ одержимъ бѣсомъ. Бѣсноватость обнаруживается въ ясновидѣніи, когда одержимые бѣсами признавали Христа Сыномъ Божіимъ (Лук. 4, 34), также въ безумствѣ, въ эпилепсіи, нѣмотѣ, скорченности, въ слѣпотѣ (Марк. 5, 3; Лук. 8. 27; Матѳ. 9, 32 и мног. др.). Это дало поводъ раціоналистамъ (людямъ отрицающимъ чудеса) утверждать, что бѣснованіе есть только тѣлесная болѣзнь. Но то, что бѣснованіе сопровождается болѣзнями, нисколько не уясняетъ страшныхъ неестественныхъ, не физическихъ особенностей бѣснованія, въ которомъ слабый физически человѣкъ, напримѣръ, разрываетъ желѣзныя цѣпи или прорицаетъ (Марк. 5, 4). Сходство нѣкоторыхъ признаковъ бѣснованія съ естественными болѣзнями тѣла только внѣшнее, обусловливаемое лишь общими законами жизни, нарушенія которыхъ всегда могутъ обнаруживаться одинаково, отъ какихъ бы разныхъ причинъ они ни происходили. И такое ученіе Евангелія о бѣснованіи нисколько не противорѣчитъ даннымъ физіологіи и психологіи. Такъ какъ душа человѣка можетъ подлежать вліянію даже вещественныхъ силъ чрезъ посредство тѣла, то тѣмъ сильнѣе она можетъ подпасть подъ вліяніе силъ духовныхъ, при неспособности души противодѣйствовать такимъ вліяніямъ; это ясно подтверждается многочисленными фактами гипнотизма. И какъ въ гипнотизмѣ одинъ человѣкъ, съ болѣе сильною волею, чрезъ внушеніе можетъ вліять на другого до степени полнаго обладанія имъ и лишенія его способности самоопредѣленія, такъ въ силу того же психологическаго закона и злой духъ, бѣсъ, можетъ всецѣло овладѣть душой слабаго человѣка, который по своей личной грѣховности, или иной причинѣ, дѣлается жертвою страшнаго бѣсовскаго вліянія. И замѣчательно, что бѣсноватыхъ было особенно много именно предъ пришествіемъ Христа Спасителя. Это была особенность того вѣка, и она отчасти объясняется именно тѣмъ, что къ тому времени достигло высшей степени напряженія то душевное безпокойство и слабость, которыя были результатомъ духовной неудовлетворенности и нетерпѣливо тревожнаго ожиданія перемѣны въ этомъ невыносимо тяжкомъ состояніи. Такое душевное состояніе охватило въ то время какъ еврейское, такъ и языческое населеніе востока. И темныя силы злыхъ духовъ спѣшили раскинуть сѣти своего злобнаго разрушительнаго владычества, предвидя, предчувствуя скорое свое пораженіе Христомъ Спасителемъ. (Подробн. въ правосл. Библейск. Энциклопед. изд. проф. Лопухина 1901 г., том. 2. Толков. Евангеліе арх. Михаила и проч.).
[13] См. объяснен. въ толк. Еванг. арх. Михаила.
[14] Нѣкоторые толковники св. Писанія и составители житій и даже Отцы западной церкви, объединяющіе Марію Магдалину съ извѣстною грѣшницею, которая въ домѣ Симона фарисея покаялась и получила прощеніе грѣховъ, — полагаютъ, что евангелисты Лука и Маркъ не точно выразили положеніе Маріи Магдалины, говоря, что Христосъ бѣсовъ изгналъ изъ Маріи Магдалины; такіе писатели полагаютъ, что Марія Магдалина не была одержима бѣсами, а лишь была только грѣшницею и будто слова евангелистовъ «семь бѣсовъ» означаютъ много грѣховъ и пороковъ (такъ полагаетъ, наприм., блаж. Іеронимъ, Августинъ, Григорій Велик. и проч.). Но такъ перетолковывать прямыя слова двухъ евангелистовъ можно на основаніи только еврейской демонологіи, по которой всѣ самыя обыкновенныя страсти человѣческія и всѣ болѣзни раввины приписываютъ злымъ духамъ. И Талмудъ еврейскій много приписываетъ безстыдныхъ пороковъ, толкуетъ о необыкновенной красотѣ и плетеніи волосъ Маріи Магдалины и о ея богатствѣ… Но православная восточная Церковь не смѣшиваетъ грѣшницу неизвѣстнаго имени, прощенную въ домѣ Симона фарисея, съ Маріею Магдалиною и не перетолковываетъ прямыхъ словъ двухъ евангелистовъ объ изгнаніи именно бѣсовъ изъ Маріи Магдалины. А св. Димитрій, митрополитъ ростовскій, основательно пишетъ: «Аще бы Магдалина оною была блудницею, то вслѣдъ Христа и Его учениковъ явно грѣшницѣ, долгое время ходящей, что бы рекли ненавистницы Христовы жидове, ищуще на Него каковыя либо вины, да Его охулятъ и осудятъ. Аще ученицы Христовы единожды узрѣвшіе Господа съ Самарянынею бесѣдующа, чудяхуся, яко съ женою глаголаше, кольми паче враждебницы не умолчали бы, егда бы видѣли явно грѣшницу по вся дни Ему послѣдующую и служащую»...
[15] Назаретъ (слово означаетъ отпрыскъ, по другимъ, стражъ, охранитель) былъ городкомъ въ Галилеѣ, находился на югозападѣ отъ Капернаума и горы Ѳаворъ. Расположенъ былъ на горѣ, возвышавшейся на 600 футовъ надъ уровнемъ моря. Видъ съ вершины горы по красотѣ и разнообразію былъ прекрасенъ на долины, горы и Средиземное море. Населеніе было бѣдно, невелико и не пользовалось уваженіемъ у іудеевъ (Іоан. 1, 46). Назаретъ получилъ всемірную извѣстность, какъ мѣсто Благовѣщенія Пресвятой Дѣвѣ о рожденіи Сына Божія Спасителя міра. Въ Назаретѣ протекли дѣтство, юность и жизнь Іисуса Христа до самаго Его выступленія въ открытое служеніе спасенію человѣковъ (Лук. 2, 39-51). Отъ этого Его называли Назаряниномъ, Назареемъ (Іоан. 19, 19) и даже долго христіанъ называли на востокѣ назарянами. Назаретъ, разрушенный въ 13 вѣкѣ турками, потомъ былъ построенъ вновь и нынѣ имѣетъ нѣсколько тысячъ жителей изъ грековъ, мусульманъ, римскихъ католиковъ и другихъ; состоя подъ покровительствомъ христіанскихъ консуловъ, служитъ мѣстомъ паломничества со всѣхъ странъ христіанскаго міра.
[16] «Жизнь Іисуса Христа» профес. Фаррара, изд. 1887 г. ч. I, стр. 165.
[17] Ячменный хлѣбъ былъ хлѣбомъ бѣдняковъ и римскимъ солдатамъ давался только въ видѣ наказанія, напримѣръ, за утрату знаменъ. Евреи считали ячмень пищею лошадей и ословъ.
[18] «Да, — сказалъ Іисусъ Петру, — хотя Я свободенъ отъ уплаты дидрахмы, ибо Я — Сынъ Божій, а дидрахмы берутся для храма Отца Моего. — Но чтобы намъ не соблазнить ихъ пойди на море (озеро Геннисаретское), брось уду и первую рыбу, которая попадется, возьми и, открывъ у нея ротъ, найдешь статиръ (монета серебряная цѣнностію въ 4 драхмы) — возьми его и отдай имъ за Меня и за себя...».
[19] Слово Сирія (высокая) въ еврейскомъ текстѣ означается словомъ Арамъ, подъ которымъ разумѣется Сирія и Месопотамія вмѣстѣ. Все пространство отъ рѣки Евфрата до Средиземнаго моря и отъ Таврскихъ горъ до Аравіи составляло Сирію. Долины Сиріи очень плодоносны, изобилуютъ пшеницею, виноградомъ, табакомъ, оливками, апельсинами, финиками и проч. Климатъ очень здоровъ и пріятенъ. Ни одна страна не была столь извѣстна въ древности какъ Сирія даже своей цивилизаціею. Изъ Галилеи распространилась слава объ Іисусѣ Христѣ по всей Сиріи какъ о великомъ чудотворцѣ... Въ предѣлахъ Сиріи находятся девять десятыхъ мѣстностей различныхъ событій изъ Священной Исторіи. Сирія была мѣстомъ сохраненія церквей Божіихъ и была свѣтильникомъ, свѣтъ котораго сіялъ оттуда во мракѣ міра въ продолженіе двѣнадцати вѣковъ. Всѣ части Сиріи были освящены стопами Христа Спасителя, Его апостоловъ и исповѣдннковъ. Вся эта страна составляетъ огромный живой комментарій Слова Божія, раскрытый для нравственнаго чтенія во всѣ времена и для посрамленія невѣрующихъ Свящ. Писанію...
[20] Распятіе на крестѣ, то есть крестная казнь, отъ древнихъ временъ и у Римлянъ служила рабскою, самою позорною, самою жестокою казнью, которою предавались смерти только измѣнники, убійцы и величайшіе злодѣи. У іудеевъ эта казнь признавалась «проклятою» (Втор. 21, 22-23; 1 Кор. 1, 23 и проч.). По римскому обычаю преступленіе распятаго писалось кратко на дощечкѣ, прикрѣпленной сверху ко кресту. Смерть на крестѣ заключала въ себѣ все, что только есть самаго ужаснаго и самаго мучительнаго въ пыткахъ и въ смерти безъ лишенія сознанія и чувствъ: противоестественность висѣнія тѣла на гвоздяхъ дѣлала мучительнымъ всякое малѣйшее движеніе; воспаленныя и постоянно все болѣе разрываемыя раны близъ гвоздей разъѣдала гангрена; артеріи особенно на головѣ и животѣ распухали и наливались кровью, производя страшный жаръ и невыносимую жажду. Страданія распятыхъ были столь велики и ужасны, продолжаясь иногда по нѣскольку дней, что у римлянъ обычно ускоряли приближеніе смерти ударами и пронзеніемъ копьемъ. Іудеямъ же въ силу закона Моисея (Втор. гл. 21), дозволено было оканчивать страданія распятыхъ прежде солнечнаго заката и было въ обычаѣ давать пить распятому вино смѣшанное со смирною (Марк. 15, 23) или съ желчью (Матѳ. 27, 34), которое отуманивало сознаніе, чтобы нѣсколько облегчить страданія; но Іисусъ Христосъ не принялъ, не пилъ такого напитка, облегчающаго страданія. Богатыя іерусалимскія женщины доставляли такое одурманивающее питье на свой счетъ, не обращая вниманія на личности распинаемыхъ. Возмутительную казнь распятіемъ на крестѣ уничтожилъ въ римской имперіи только императоръ Константинъ Великій, а въ Римской республикѣ распинали даже и дѣтей...
[21] Тьма эта не была обыкновеннымъ солнечнымъ затмѣніемъ, по извѣстнымъ естественнымъ законамъ движенія солнца и луны. Это было явленіе сверхъестественное, которое, вмѣстѣ съ послѣдующими особыми знаменіями въ природѣ, свидѣтельствовало объ исключительномъ величайшемъ значеніи событія Искупленія. Необычайность и достовѣрность этой тьмы засвидѣтельствована была тремя языческими писателями того времени: римскимъ историкомъ и астронономъ Флегонтонъ, Юліемъ Африканомъ, историкомъ Ѳалломъ и еще непоименованнымъ у историка Евсевія четвертымъ языческимъ историкомъ. Въ ихъ записяхъ вполнѣ совпадаютъ и часы этой тьмы съ апостольскими указаніями, что были видны звѣзды на небѣ. Св. Іоаннъ Златоустъ, Ѳеофилактъ и Евѳиній полагаютъ, что тьма эта произведена была массовымъ сгущеніемъ облаковъ между землею и солнцемъ дѣйствіемъ силы сверхъестественной, какъ знаменіе гнѣва Божія на нечестіе людей (подробн. у проф. Буткевича «Жизнь Господа нашего Іисуса Христа». Историко-критическ. изд. 1887 г., стр. 746-748). Суточный день считался съ шести часовъ вечера до 6 вечера другого дня. Собственно же свѣтъ дня считался съ шести часовъ утра. Отъ 6 часовъ утра до 9 считалась первая часть дня, которую называли третьимъ часомъ дня; отъ 9 до 12 часовъ была вторая часть дня, называвшаяся шестымъ часомъ; отъ полудня до 3 часовъ была третья часть дня, называвшаяся девятымъ часомъ; отъ 3 до 6 часовъ вечера считалась четвертая часть, которая называлась двѣнадцатымъ часомъ дня. Ночь также раздѣлялась на четыре стражи, кажлая по три часа.
[22] Надпись надъ крестомъ вины Христовой была: «Іисусъ Назорей Царь Іудейскій», — Назарей значило Назарянинъ — мѣстность откуда былъ распятый Іисусъ; такъ называли Іисуса Христа по Его происхожденію изъ Назарета.
[23] Іосифъ изъ города Аримаѳеи или Рамаѳаима, человѣкъ богатый, твердаго характера, безукоризненной жизни, былъ почетнымъ членомъ іерусалимскаго синедріона; по робости нрава ранѣе не рѣшался объявить себя почитателемъ Христа, но и не принималъ участія въ приговорѣ противъ Іисуса. Въ негодованіи за распятіе Его хотѣлъ почетнымъ погребеніемъ Христа выразить свою преданность — какъ къ мученику и жертвѣ злоумышленій.
[24] Никодимъ былъ знаменитымъ фарисеемъ и членомъ синедріона. Онъ посѣтилъ Христа Спасителя въ Іерусалимѣ ночью съ цѣлію подробнѣе и свободнѣе узнать ученіе Христово, и Господь открылъ ему главныя основы ученія Евангельскаго (Іоан. гл. 3). Онъ былъ очень богатъ, почтилъ Христа погребеніемъ, принеся 100 фунтовъ состава изъ смирны и алоя для помазанія Тѣла Христова. Впослѣдствіи принялъ крещеніе отъ апостоловъ.
[25] Гробомъ называли тогда гробницы Іудейскія, или пещеры, вырытыя, высѣченныя въ скалистыхъ холмахъ, внутри которыхъ устраивали ложе для погребаемаго. Близъ мѣста распятія Христа Спасителя былъ садъ Іосифа Аримаѳейскаго и въ скалѣ новая гробница, которую приготовилъ онъ для себя. Іудеи благоговѣли предъ своими гробницами, но Іосифъ безъ колебанія отдалъ ее Невинному Страдальцу, торопясь окончить погребеніе, такъ какъ наступала пасхальная Суббота.
[26] Мѵрра, смирна есть благоуханная смола изъ бальзамнаго дерева, растущаго въ Аравіи, Египтѣ и Абиссиніи. Смола эта отчасти сама собою истекала изъ дерева, отчасти добывалась посредствомъ надрѣзыванія коры дерева. Она масляниста, сгущаясь получала цвѣть бѣло-желтый; отвердѣвъ же, становилась красноватою; вкусъ этой смолы острогорькій, запахъ особенно ароматичный до того, что производилъ круженіе въ головѣ и потерю сознанія. Мѵрра или смола эта, по способности ея противостоять всякому гніенію, у іудеевъ и египтянъ употреблялась на мазаніе и бальзамированіе тѣлъ умершихъ (Іоан., 19, 39). Въ Ветхомъ Завѣтѣ мѵро для священнаго помазанія составлялось изъ смирны, то есть смолы самотечной, корицы и тростника пахучихъ, изъ кассіи и оливковаго масла (Исх. 30, 23-25). Этимъ мѵромъ, по повелѣнію Божію, были помазаны, Скинія Завѣта, потомъ Ааронъ и сыновья его для священнаго служенія Богу, а послѣ помазывались мѵромъ и цари и пророки. Помазаніе мѵромъ есть внѣшній, видимый знакъ освященія предмета и сообщенія помазуемому человѣку даровъ и силъ Духа Божія. И въ православной христіанской Церкви отъ временъ апостоловъ существуетъ таинство Мѵропомазанія, чрезъ которое вѣрующему при помазаніи освященнымъ мѵромъ его головы, персей, глазъ, ушей, губъ, рукъ и ногъ во имя Святаго Духа подаются дары Святаго Духа, возращающіе и укрѣпляющіе въ жизни духовной. Священнымъ мѵромъ помазуются христіанскіе храмы и цари при коронованіи на великое царственное ихъ служеніе... — Кромѣ мѵрры, евреи при погребеніи умершихъ употребляли еще ароматическіе порошки, которыми осыпали пелены и самое ложе, на которое полагалось тѣло. Такіе ароматы въ порошкѣ, кромѣ мѵра, были приготовлены для гроба Христова и мѵроносицами.
[27] Въ описаніи осады Іерусалима въ 70 году Титомъ Флавіемъ Веспасіаномъ, провозглашеннымъ тогда же римскимъ императоромъ, гробница Іосифа Аримаѳейскаго была упомянута, устроенной по типу обыкновенныхъ одиночныхъ пещерныхъ еврейскихъ гробницъ. Это и со стороны подтверждаетъ, что гробъ, гдѣ погребенъ былъ Христосъ, былъ высѣченъ въ природной скалѣ, внутри невысокаго холма въ видѣ двухъ камеръ или частей: входной и еще собственно погребальной. Входъ въ пещеру устроенъ былъ по обыкновенію на востокъ и задвигался, закрывался большимъ камнемъ. Мѣсто погребенія во второй части пещеры высѣчено было въ видѣ ложа, или прилавка къ стѣнѣ, или лежанки, по правую сторону отъ входа. Высота усыпальницы была нѣсколько выше роста человѣческаго, а высота входа около трети роста человѣка. Разстояніе гробницы Іосифа отъ Голгоѳы было около 17 саженей (или 120 фут.)... Около половины втораго вѣка римскій императоръ Адріанъ, рѣшивъ эллиннизировать іудеевъ, приказалъ засыпать всѣ неровности мѣстности и холмы іерусалимскіе и потомъ на мѣстѣ христіанскихъ святынь воздвигнуты были языческія капища для Юпитера и Венеры. Но въ 333 году, по повелѣнію императора Константина Великаго, капища эти были срыты, насыпи свезены и тогда пещера съ Гробомъ Христовымъ была открыта въ неприкосновенности. Великолѣпный богатѣйшій храмъ окружилъ эту христіанскую святыню, но внѣшность пещеры Св. Гроба была измѣнена: чтобы удобнѣе помѣстить ее въ храмъ, самую гробницу отдѣлили отъ скалы и входной (вестибюльной) части, такъ что сохранена была только погребальная часть пещеры… Затѣмъ съ седьмаго столѣтія Персы, Евреи, Арабы и Турки, побѣждая Грековъ, употребляли всѣ средства стереть съ лица земли погребальное ложе Богочеловѣка и хотя большая часть стѣнъ и верхъ пещеры были уничтожены, но самое ложе и нижняя часть стѣнъ пещеры несокрушимо устояли до настоящихъ дней, какъ подлинные и несомнѣнные памятники, освященные пребываніемъ въ нихъ Христа Спасителя. И до конца дней многогрѣшной земли это освященное каменное ложе будетъ привлекать къ себѣ вѣрующихъ, давать имъ отраду, успокоеніе и отпускать съ примиренной душой припадающихъ къ нему... — Точныя измѣренія Правосл. Палестинск. Рус. Общества въ 1886 году даютъ слѣдующее о мѣстѣ сооруженій при Св. Гробѣ Христовомъ: толщина двери пещеры Св. Гроба — 1 арш. и 1 верш., высота двери — 1 арш. и 14 верш., такъ какъ послѣ пожара 1808 года она была увеличена въ высоту, но на старинныхъ рисункахъ, какъ и первоначально, она имѣла квадратную форму и входить можно было только на колѣнахъ и наклоняться, чтобы заглянуть внутрь пещеры, а ширина этой двери и теперь только 13 вершковъ; длина пещеры Св. Гроба — 2 аршина и 14 вершк., ширина вмѣстѣ съ ложемъ — 2 аршина; ширина святаго ложа 1 арш. и 5 вершк., высота ложа отъ пола 13 вершковъ, толщина мраморной на немъ доски — 1 верш., высота пещеры внутри около 4 аршинъ.
[28] Житія свят. на русск. яз. кн. 8, мѣсяцъ Апрѣль, стр. 490. — Бесѣды св. Іоанна Златоуста на Еванг. Іоанна Богосл., т. 8, изд. 1902 г., стр. 680.
[29] Слово ангелъ означаетъ: вѣстникъ, посланникъ и употребляется въ Свящ. Писаніи въ многоразличныхъ значеніяхъ. Но въ собственномъ тѣсномъ смыслѣ слово ангелы въ Библіи означаетъ личныя, духовныя существа, совершеннѣйшія человѣка и сотворенныя Богомъ, которыя возвѣщаютъ людямъ волю Божію и исполняютъ на землѣ Его велѣнія. Ангелы сотворены Богомъ прежде творенія видимаго міра, они духовны и если не безтѣлесны, то имѣютъ нѣкое особенно легкое эфирное тѣло. Для ангеловъ не существуютъ человѣческія пространственныя условія, но они не вездѣсущи. Въ совершенствѣ они ограничены и, несмотря на быстроту и глубину разумѣнія, они невсесвѣдущи; несмотря на чистоту и святость, ангелы могутъ подвергаться искушеніямъ, потому что сотворены свободными, почему могли свободно устоять въ добрѣ, какъ свѣтлые ангелы, и пасть, какъ ангелы—злые духи. Ангелы предстоятъ предъ Лицомъ Божіимъ, непрестанно славятъ Его, исполняютъ Его волю и наслаждаются блаженствомъ. Ангеловъ неисчислимое множество и между ними имѣются разныя достоинства и степени совершенетва... Вся исторія человѣчества и народа Божія совершается при служеніи ангеловъ, и они являются въ важные моменты въ исторіи ветхаго и новаго Завѣта Божія, служа Іисусу Христу и Его Церкви, для чего ангелы принимаютъ видимый, доступный для человѣковъ образъ. Поэтому евангелисты Маркъ и Лука, повѣствуя о явленіи мѵроносицамъ ангеловъ, называютъ ихъ «мужами» (Лук. 24, 4) и «юношей» (Марк. 16, 5) по формѣ, по образу явленія, въ которой созерцали этихъ ангеловъ мѵроносицы. Церковью православною ангелы почитаются какъ приближенные къ Богу слуги и исполнители Его воли.
[30] Въ тотъ же день, только нѣсколько времени послѣ перваго явленія Маріи Магдалинѣ, Христосъ Спаситель не воспретилъ ей же, Маріи Магдалинѣ, съ прочими мѵроносицами, ухватиться за ноги Его, Христа Спасителя (Матѳ. 28, 9 и проч.; Лук. 24, 10 и проч.); также вечеромъ того же дня Христосъ предлагалъ ученикамъ осязать Себя, показалъ имъ раны на рукахъ и ногахъ Своихъ (Лук. 24, 39 и проч.). Изъ этихъ обстоятельствъ слѣдуетъ заключить, — полагаютъ отцы Церкви и толковники, — что запрещеніе прикосновенія при первомъ явленіи Маріи имѣло основаніемъ простоту тогдашнихъ ея мыслей, съ коими она устремилась къ Господу. Подобно прочимъ ученикамъ, она не ожидала и не понимала воскресенія Христа Спасителя и вдругъ видитъ Его предъ Собою живымъ. Какое смятеніе мыслей и возбужденіе душевное должно было произойти въ ней при этомъ явленіи умершаго живымъ, — и она устремляется ко Христу, чтобы осязаніемъ увѣриться въ томъ, что видятъ ея глаза, чтобы удержать Его, столь пламенно искомаго... Христосъ же, зная, что происходило тогда въ мысляхъ и душѣ Маріи Магдалины, кротко устраняетъ искреннѣйшее, но неумѣстное въ ея мысляхъ, а законному желанію ея удостовѣриться, — Онъ ли предъ нею, — удовлетворяетъ удостовѣреніемъ слова и порученіемъ возвѣстить о воскресеніи Его апостоламъ... (Толковое Евангеліе, издан. еписк. Михаила, кн. 3, съ подроб. объясн., изд. 1887 г., стр. 536-537).
[31] Изъ такихъ словъ Воскресшаго ученики должны были понять, что Царство Іисуса Христа не земнаго міра, что его должно отличать отъ земныхъ царствъ и въ Христѣ воскресшемъ видѣть не земного Царя, а небеснаго; но апостолы даже и послѣ разъясненія этого и предупрежденія Господа все-таки еще не оставляли своихъ народныхъ несбыточныхъ надеждъ и спрашивали Его даже предъ вознесеніемъ: «не въ сіе ли время, Господи, возстановляешь Ты царство Израилю?» (Дѣян. 1, 6. Толков. Апостол. кн. 1; Дѣян. Апост., изд. еп. Михаила, 1886 г., стр. 21-22).
[32] Св. Евангелисты умалчиваютъ о явленіи Воскресшаго Матери Божіей, но Церковь содержитъ въ своемъ преданіи то вѣрованіе, что Божіей Матери прежде женъ мѵроносицъ сообщено было ангеломъ о воскресеніи Христовомъ и что Ей, возставъ изъ гроба, Христосъ явился прежде всѣхъ людей. Выраженіе этого вѣрованія Церкви находится въ пасхальныхъ богослужебныхъ пѣснопѣніяхъ.
[33] Въ Іерусалимѣ у апостола Іоанна Богослова былъ собственный домъ на горѣ Сіонѣ. Тамъ находились и всѣ прочіе апостолы. И по вознесеніи Спасителя тамъ было средоточіе новой христіанской жизни. Въ этотъ новый Сіонъ обращались всѣ христіане за разрѣшеніемъ своихъ недоумѣній... (Св. Апост. Іоаннъ Богословъ, его жизнь и труды. Іеромон. Евдокима, издан. 1898 г., стр. 196).
[34] Исторія Еванг. А. В. Горскаго, изд. 1883 г. стр. 338-359.
[35] Толк. Апостол. кн. 1, Дѣян. Ап., изд. еп. Михаила, 1886 г., стр. 21-22.
[36] Даже послѣ явленія Воскресшаго Христа въ Эммаусѣ, засвидѣтельствованнаго еще двумя ученикаии, многіе «не повѣрили» и имъ, пока въ тотъ же вечеръ въ самомъ домѣ апостола Іоанна, гдѣ собрались ученики, и не смотря на затворенныя двери, явился Христосъ и упрекалъ ихъ за невѣріе и жестокосердіе, что видѣвшимъ Его воскресшаго не повѣрили» (Марк. 16, 13-14). Это обстоятельство имѣетъ величайшую важность въ повѣствованіяхъ о воскресеніи Господа, именно какъ неопровержимое доказательство истинности Его воскресенія. Видно, что апостолы не ошиблись въ этой истинѣ, не могли обмануться, и что это не мечта ихъ, не плодъ восторженности или разстроеннаго воображенія. Апостолы не вѣрили и нужны были упреки имъ Самого Воскресшаго и дозволеніе осязать себя и ѣсть съ ними, чтобы побѣдить это невѣріе, и если потомъ апостолы повѣрили и проповѣдывали о дѣйствительномъ воскресеніи ихъ Учителя и Господа, то это воскресеніе — истина несомнѣнная и никто уже не можетъ упрекнуть учениковъ въ легковѣріи»... (Толковое Евангеліе, изд. арх. Михаила, 1871 г. кн. 2-я, стр. 199-200).
[37] Священ. Истор. Новаго Завѣта сост. докт. Богосл. и профес. М. И. Богословскимъ, изд. 1859 г., стр. 236. — Свѣтл. Христово Воскресеніе. Профес. Царевскаго, изд. 1897 г., стр. 19.
[38] Христосъ Спаситель сказалъ: «Царство небесное, Божіе подобно зерну горчичному, которое посѣяно и хотя меньшее изъ всѣхъ сѣмянъ но, когда выростаетъ, становится деревомъ, такъ что прилетаютъ птицы и укрываются въ тѣни вѣтвей его»... (Матѳ. 13, 31-32; Марк. 4, 31; Лук. 13, 19). Здѣсь Христосъ говорилъ о зернѣ горчицы не обыкновенной, не травяной, не нашей однолѣтней (синаписъ), но объ особой восточной многолѣтней, изобильно растущей въ Палестинѣ и называемой въ ботаникѣ — «фитолакка додекандра», сѣмя которой малѣйшее, а химическіе элементы тѣ же, что и однолѣтней горчицы и употребляются на тѣ же потребности, какъ обыкновенная травяная горчица; въ сѣверной Америкѣ древесная многолѣтняя горчица фитолакка называется лѣсною горчицею... Евреи, когда хотѣли обозначить какую либо самую малую вещь, говорили, что она, какъ горчичное зернышко величиною. Вышеупомянутою краткою притчею Господь показалъ образъ распространенія евангельской проповѣди. Хотя ученики и ученицы Его были всѣхъ безсильнѣе, всѣхъ уничиженнѣе, но какъ сила въ нихъ сокровенная была велика, то проповѣдь ихъ распространилась во всю вселенную. И Церковь Христова, вначалѣ малая, для міра не примѣтная, распространилась на землѣ такъ, что множество народовъ, какъ птицы въ вѣтвяхъ дерева горчичнаго, укрываются подъ сѣнію ея. То же бываетъ съ царствомъ Божіимъ и въ душѣ человѣка: вѣяніе благодати Божіей, въ началѣ едва примѣтное, при рачительности человѣка, болѣе и болѣе охватываетъ его душу, которая и дѣлается потомъ храмомъ Божіимъ, вмѣстилищемъ разнообразныхъ добродѣтелей... (Толковое Евангеліе, издан. арх. Михаила 1870 г., книга 1-я, стр. 245-246 подъ строк. текста. — Библейск, естествен. исторія ботан. и зоолог. М. Сибирцева, изд. 1867 г. стр. 133-137).
[39] См. объясн. въ Толков. Апостолѣ арх. Михаила, изд. 1886 г.
[40] Слово преданіе означаетъ разсказъ, повѣствованіе, память о событіи, перешедшія устно отъ предковъ къ потомкамъ; также поученья, наставленія, правила житейскія, переданныя однимъ поколѣніемъ другому, — голосъ древности, преданья старины. — Книжники и фарисеи говорятъ Іисусу: «зачѣмъ ученики Твои преступаютъ преданіе старцевъ?» (Матѳ. 15, 2). — «Хвалю васъ, братія, что вы все мое помните, и держите преданія такъ, какъ передалъ вамъ», — пишетъ св. апостолъ Павелъ (1 Кор. 11, 2). «Итакъ, братія, стойте и держите преданія, которымъ вы научены или словомъ или посланіемъ нашимъ», — поучаетъ онъ же (2 Ѳес. 2, 15). «И преданіемъ, — поучаетъ святитель Филаретъ Московскій, — можно бы было пользоваться наравнѣ съ священ. Писаніемъ только въ томъ случаѣ, если бы, подобно непосредственнымъ ученикамъ апостоловъ, мы имѣли бы предъ глазами непосредственное апостольское истинное преданіе... Но и христіанскія преданія уже прошли чрезъ многія страны, народы, языки и чрезъ многіе вѣка. Къ первоначальнымъ преданіямъ апостольскимъ присоединились преданія отеческія разныхъ степеней древности и оказалось разнообразіе до противорѣчія. Поэтому, чтобы пользоваться преданіемъ, какъ источникомъ, нужно изслѣдованіе подлинности и достоинства преданій, чтобы устранить изъ нихъ неправыя измѣненія и чуждыя примѣшенія... И Церковь православная признаетъ преданіе не самостоятельнымъ, а вспомогательнымъ источникомъ ученія христіанскаго». (Догматическое Богословіе по Филарету митроп. Московск. изд. Городкова 1887 г. стр. 19 и проч.)
[41] Нѣкоторые отцы Церкви и ученые полагаютъ и учатъ, что св. Евангелисты во всѣхъ повѣствованіяхъ о вышеупомянутыхъ трехъ женахъ разумѣютъ все только одну личность, которая въ молодости, вѣроятно была предана разврату и за ея порочный образъ жизни была одержима семью бѣсами. Услыхавъ о чудесахъ Христа, она идетъ къ Нему въ домъ Симона фарисея: за живость ея сокрушенія о своихъ грѣхахъ, она заслужила и получила отъ Спасителя прощеніе, и вслѣдствіе этого освободилась отъ семи, мучившихъ ее, злыхъ духовъ; тогда она могла оставить, съ родными своими, Лазаремъ и Марѳою, Галилею и избрать своимъ жилищемъ Виѳанію, гдѣ Іисусъ часто удостоивалъ посѣщеніями ихъ домъ. Такого мнѣнія были, напримѣръ, Климентъ Александрійскій, св. Августинъ, и св. Григорій Великій и другіе. Таково было до настоящаго времени мнѣніе и западной римско-католической церкви. Но большая часть новѣйшихъ и западныхъ ученыхъ писателей отличаютъ уже Марію Магдалину отъ Маріи — сестры Лазаря. Они говорятъ, что Магдалина не оставляла Спасителя въ послѣдніе годы Его жизни и слѣдовала за Нимъ изъ Галилеи въ Іерусалимъ, когда Онъ пришелъ туда къ послѣднему празднику пасхи іудейской, тогда какъ сестра Лазаря, Марія оставалась въ это время съ братомъ и Марѳою въ Виѳаніи, потому что ни одинъ изъ Евангелистовъ не упоминаетъ ея имени, перечисляя женъ, послѣдовавшихъ тогда за Іисусомъ, прибывшихъ съ нимъ въ Іерусалимъ. И въ самомъ дѣлѣ, эти двѣ благочестивыя жены являются въ св. Писаніи носящими совершенно различные признаки: одна всегда именуется Магдалиною и исчисляется между женами, которыя слѣдовали за Христомъ изъ Галилеи; — другая, напротивъ, именемъ сестры Лазаря изъ Виѳаніи. Такое постоянное различіе ихъ въ отличительномъ прозваніи не могло быть безъ значенія у св. Евангелистовъ и необходимо ведетъ къ мысли, что ихъ не должно смѣшивать. Святый Ириней, знаменитый Оригенъ, св. Іоаннъ Златоустъ и многіе другіе отцы Церкви и ученые отличаютъ св. Марію Магдалину отъ св. Маріи, сестры Лазаря, но признаютъ кающуюся грѣшницу, упоминаемую св. Лукою въ концѣ седьмой главы, за одно лице съ св. Магдалиной. Но и это мнѣніе положительно ничѣмъ не доказывается... Святый же Григорій Великій и нѣкоторые другіе толкователи св. Писанія, которые признаютъ св. Марию Магдалину за одно лице съ кающейся грѣшницей въ домѣ фарисея Симона (въ Наинѣ), понимаютъ подъ семью бѣсами, изгнанными Христомъ изъ Магдалины, разные грѣхи, которые она прижила себѣ худою жизнію и которые послѣ ея покаянія предъ Спасителемъ, будто оставили ее. Но такое толкованіе словъ св. Евангелія совершенно произвольно и противорѣчитъ общему значенію, въ которомъ употребляются эти выраженія въ Евангеліи, гдѣ подъ ними вездѣ прямо и опредѣленно разумѣется вселеніе въ человѣка нечистыхъ духовъ, которые, по допущенію Божію, вторгались въ тѣла несчастныхъ не только въ числѣ одного, но даже и цѣлаго легіона. Многіе и позднѣйшіе западные толкователи св. Писанія принимаютъ согласно съ восточной православной Церковью, слова Евангелистовъ Луки и Марка о изгнаніи семи бѣсовъ буквально.
[42] Италія (Дѣян. гл. 18; 27, 28; Евр., гл. 13) — общеизвѣстная европейская страна съ городомъ Римомъ столицею государства. Въ Новомъ Завѣтѣ Италіею означается полуостровъ Италійскій отъ Альпійскихъ горъ съ сѣвера до острова Сициліи на югѣ. Уже съ глубокой древности Италія славилась своею просвѣщенностью, художествами, искусствами. Италія была одною изъ первыхъ европейскнхъ странъ, въ которыхъ благовѣствовалась евангельская проповѣдь. Во времена Спасителя и апостоловъ въ Италіи находилось множество іудеевъ, хотя незадолго предъ тѣмъ изданъ былъ императорскій указъ Клавдія объ изгнаніи ихъ изъ Рима. И еще до посѣщенія Италіи апостоломъ Павломъ ученіе Христа Спасителя уже было тамъ проповѣдано учениками Христовыми.
[43] Тиверій кесарь (Лук. 3, 1) былъ римскимъ императоромъ, преемникомъ Октавія Августа, который усыновилъ его, женясь на матери его Ливіи Друзилы; царствовалъ съ 14 до 37 года по Рожд. Христовомъ. Былъ хитеръ, дѣйствія свои маскировалъ (прикрывалъ) рѣшеніями Сената, былъ притворенъ, жестокъ и деспотиченъ; задушенъ былъ въ постели по повелѣнію начальника его тѣлохранителей. Въ царствованіе Тиверія съ 14 лѣтъ протекала вся послѣдующая земная жизнь Христа Спасителя. Съ 15 года царствованія Тиверія, по крещеніи отъ Іоанна, Христосъ началъ открытое служеніе Свое спасенію человѣчества и умеръ и воскресъ изъ мертвыхъ. Римскимъ правителемъ Іудеи при Тиверіи былъ (съ 26 до 36 г. по Р. Хр.) Понтій Пилатъ. Замѣчательны, такъ называемые, Акты Пилата, или донесеніе этого Пилата императору Тиверію о жизни, осужденіи на смерть и воскресеніи Христа Спасителя и о чудесахъ Его. Іустинъ, Тертулліанъ, Евсевій и другіе древніе историки пишутъ, что Тиверій, прочитавъ донесеніе Пилата о чудесахъ Христовыхъ, предложилъ Римскому Сенату включить Іисуса Христа въ число боговъ римскихъ, но Сенатъ не согласился на это только потому, что самъ не изслѣдовалъ этого дѣла и не самъ одобрилъ Христа. Акты Пилата составляютъ первую часть, такъ называемаго, евангелія Никодима. На русскомъ яз. напечатаны въ Памятникахъ Старин. русск. литературы, изд. гр. Кушелева-Безбородко, въ вып. трет. 1862 г. стр. 96-106 и тамже еще «Посланіе Пилата къ Тиверію кесарю» стр. 106-109. Еще въ Апокриф. Новозавѣтн. проф. Порфирьева, изд. 1890 г. стр. 21-30 и 164-197.
[44] Въ древнемъ и даже современномъ Востокѣ явленіе подчиненныхъ къ властителю и вообще низшихъ къ высшему безъ подарка признается выраженіемъ невѣжливости и даже непочтительности. Такъ, напримѣръ, сказано, что при избраніи Саула только «негодные люди презрѣли его и не поднесли ему даровъ...» (1 Цар. 10, 27).
[45] Волхвъ слово персидскаго происхожденія, и волхвами назывались люди мудрые, обладавшіе высокими, обширными и даже тайными знаніями въ особенности астрономическими и медицинскими. Они пользовались великимъ уваженіемъ и были большею частію служителями религіи, жрецами.
[46] Виѳлеемъ Iудейскій былъ небольшимъ городкомъ къ югу около 10 верстъ отъ Іерусалима. Слово Виѳлеемъ значитъ «Домъ хлѣба» — названіе данное этому мѣсту по необыкновенному плодородію окружающей почвы. Онъ назывался въ древности Виѳлеемомъ Евфрафа, а въ отличіе отъ Виѳлеема въ Галилеи, его называли іудейскимъ; по рожденію же въ немъ царя-пророка Давида именовался и «градомъ Давидовымъ» (Луки, 2, 4). Виѳлеемъ расположенъ былъ на возвышенной горѣ въ видѣ амфитеатра и окруженъ плодородными полями и холмами, представляя очень живописную мѣстность. Шагахъ въ двухстахъ отъ города на одномъ изъ холмовъ указываютъ, по преданію, пещеру, въ которой родился Христосъ Спаситель. Въ IV-мъ вѣкѣ императрица греческая Елена надъ пещерою Рождества Христова воздвигла храмъ, средній алтарь котораго находится надъ этою пещерою Рождества. Изъ него, по 15 мраморнымъ ступенямъ, входъ въ подземную церковь, которая и есть самая Пещера-Вертепъ Рождества Христова... Въ настоящее время Виѳлеемъ, извѣстный и подъ именемъ Бетламъ, походитъ болѣе на деревню съ домами въ развалинахъ, съ тремя тысячами жителей арабовъ, занимающихся земледѣліемъ, садоводствомъ или изготовленіемъ мелкихъ священныхъ вещей — четокъ, распятій, образковъ и проч. Во всѣ времена христіанскія Виѳлеемъ посѣщался и до нынѣ посѣщается множествомъ богомольцевъ.
[47] Синедріонъ Іерусалимскій былъ верховнымъ судилищемъ іудеевъ, состоялъ изъ 72 членовъ, преимущественно фарисеевъ и саддукеевъ, избираемыхъ подачею голосовъ и отчасти жребіемъ. Собирался Синедріонъ при Iерусалимскомъ храмѣ, но въ особенныхъ случаяхъ и въ домѣ первосвященника, его предсѣдателя (Матѳ., 26, 3; Іоан., 18, 24). Рѣшенію Синедріона обязаны были повиноваться безусловно всѣ. По покореніи Іудеи Римлянами власть Синедріона была ограничена и на исполненіе произнесенныхъ имъ смертныхъ приговоровъ требовалось согласіе Римскаго правителя. По разрушеніи Іерусалима Синедріонъ былъ уже не судилищемъ, а только училищемъ Закона іудейскаго.
[48] Пилатъ названъ Понтійскимъ отъ болотистой италіанской Понтійской провинціи, въ которой онъ былъ ранѣе правителемъ. Съ 27 года по Рожд. Христовомъ Пилатъ былъ правителемъ Іудеи, но ненавидѣлъ свободу, обычаи и религію іудеевъ; онъ не колебался продавать правосудіе и предавалъ мученіямъ и смерти невинныхъ безъ судебнаго разбирательства, почему десятилѣтнее его правленіе было крайне непріязненно іудеямъ и вызывало народныя возмущенія; разъ онъ не стѣснился предать смерти цѣлую толпу галилеянъ въ самомъ храмѣ іерусалимскомъ даже во время жертвоприношенія, такъ что кровь ихъ смѣшалась съ жертвами ихъ (Лук. 13, 1).
[49] Галлія была страною галловъ или франковъ, покоренною римлянами; это современная Франція. Городъ Віенна на рѣкѣ Ронѣ, при дорогѣ въ городъ Марсель, окружный городъ Изерскаго департамента нынѣшней Франціи. На соборѣ въ Віеннѣ въ 1312 г. папа Климентъ V объявилъ духовный орденъ тампліеровъ еретическимъ. По преданію Лазарь и сестры его Марѳа и Марія посажены были іудеями въ лодку и пущены въ море на волю волнъ и вѣтра. Эту лодку выбросило на берегъ въ южной Галліи, и прибывшіе на ней обратили въ христіанскую вѣру жителей городовъ Марселя, Экса и другихъ.
[50] Такъ значится по одной изъ редакцій «Посланія Пилата къ Тиверію Кесарю», составляющаго часть апокрифическаго, такъ называемаго, Евангелія Никодима, съ добавленіемъ, что по отсѣченіи головы Пилату, осудившихъ Іисуса Христа, первосвященниковъ Анну зашили въ воловью кожу и повѣсили, а Каіафу убили стрѣлою въ сердце... (Подроб. текстъ въ Апокриф. Новозавѣт. Порфирьева, изд. 1890 г. стр. 30 и проч. — Пасха Господня, Лаврентьева, изд. 1869 г. стр. 102 и проч.).
[51] Марѳа и Марія двѣ сестры, жившія съ братомъ своимъ безбрачнымъ Лазаремъ при подошвѣ горы Елеонской въ Виѳаніи. Это было благочестивое семейство, съ которымъ былъ въ дружбѣ Христосъ Спаситель, заходя отдыхать въ ихъ домъ при посѣщеніи Іерусалима (Лук. гл. 10; Іоан. гл. 11-12; Матѳ. гл. 26; Марк. гл. 14). Когда Лазарь умеръ, Христосъ Спаситель воскресилъ его на четвертый день, проявивъ полное могущество Свое надъ смертію, послѣ чего члены Синедріона положили убить и Лазаря. Но по преданію онъ прожилъ еще 30 лѣтъ и былъ епископомъ на островѣ Кипрѣ, гдѣ и скончался. Память его совершается Церковью 17 октября.
[52] Подъ заглавіемъ: «Возношеніе» или «Посланіе Пилата къ Тиверію кесарю» это донесеніе помѣщено въ славянскихъ редакціяхъ, такъ называемаго, «Евангелія Никодима» непосредственно послѣ первой части этого Евангелія и составляетъ заключеніе ея; но кромѣ того оно въ видѣ отдѣльной и болѣе подробной статьи встрѣчается еще чаще въ рукописяхъ, чѣмъ Евангеліе Никодима; также донесеніе это вставляется вполнѣ въ книгу называемую «Страсти Христовы» или «Страсти Господни», распространенную во множествѣ списковъ и съ раскрашенными изображеніями. Нѣсколько разъ книга эта была и напечатана въ Супраслѣ, во Львовѣ и въ Почаевѣ; она описываетъ страданія, смерть, погребеніе и воскресеніе Спасителя съ большими заимствованіями изъ Евангелія Никодима. Первая же часть Евангелія Никодима въ древнихъ спискахъ называлась «Актами Пилата, или записками о Господѣ Іисусѣ Христѣ», въ коихъ описано осужденіе Пилатомъ Спасителя, Его смерть и воскресеніе. Въ главныхъ чертахъ эта часть согласна съ каноническими 4 Евангеліями только съ украшеніемъ Евангельскаго разсказа разными подробностями, коихъ нѣтъ въ 4 каноническихъ Евангеліяхъ. Вторая часть Евангелія Никодима содержитъ разсказъ двухъ воскресшихъ при Воскресеніи Христовомъ сыновей Симеона Богопріимца о сошествіи Спасителя въ адъ, основываясь на словахъ 1-го Посланія ап. Петра (гл. 3, ст. 18-19). Въ извѣстномъ словѣ, приписываемомъ епископу Евсевію Александрійскому, это Сошествіе изображено уже ораторскимъ слогомъ и въ широкой драматической формѣ. Евангеліе Никодима самаго древняго происхожденія, на него указываютъ писатели II вѣка; оно пользовалось большинъ уваженіемъ и сохранилось въ греческихъ и латинскихъ спискахъ; вліяніе его отразилось во многихъ произведеніяхъ византійской и западной литературъ и въ церковныхъ проповѣдяхъ и пѣснопѣніяхъ. На русскомъ языкѣ напечатана вполнѣ только вторая часть въ приложеніи къ Мартовск. кн. Православнаго Обозрѣнія 1860 года. Въ старомъ же славянскомъ переводѣ находится только первая часть и напечатана въ «Памятникахъ старинной Русской литературы», изд. Кушелевымъ-Безбородко, вып. 3, стр. 91-109 и въ Апокриф. Новозавѣтн. Порфирьева, изд. 1890 г., стр. 164 и проч.
[53] Писаніе Пилата императору Тиверію о чудесахъ, смерти и воскресеніи Христа Спасителя неоспоримо и свидѣтельствуется древнѣйшими писателями, какъ долго бывшимъ язычникомъ Іустиномъ Философомъ, начала II вѣка, — Тертулліаномъ, юрисконсультомъ римскимъ, во II вѣкѣ, и историкомъ Евсевіемъ Памфиломъ; имъ доступны были архивы дѣлъ государственныхъ. — Св. Іустинъ, отецъ и учитель Церкви начала II-го вѣка, называемый философомъ, не занималъ въ церкви іерархическаго положенія, а простымъ міряниномъ былъ ревностнымъ проповѣдникомъ истины Христовой въ Азіи и Европѣ; въ Римѣ онъ основалъ школу христіанскаго вѣроученія; двумя особыми апологіями защищалъ христіанство предъ судомъ римскаго правительства, съ изяществомъ рѣчи и глубиною философскаго анализа. Былъ казненъ за распространеніе христіанства въ 166 г. Память его 1 іюня... — Тертулліанъ Флоренсъ, знаменитый богословъ и отличный юристъ, былъ пресвитеромъ; сочиненія его очень важны для исторіи Церкви, имѣютъ практическое бытовое значеніе, дѣлясь на историческія, апологетическія и догматическія. — Епископъ Евсевій Памфилъ былъ ученѣйшимъ епископомъ III-го и IV-го вѣковъ. Вліяніе Оригена очень отразилось въ его догматическихъ воззрѣніяхъ, такъ что его проектъ символа вѣры первымъ Вселенскимъ соборомъ въ 325 году былъ отвергнутъ. Пристрастіе его къ аріанамъ несомнѣнно, а вліяніе на императора Константина было очень большое. Зато, какъ историкъ, онъ имѣлъ огромную эрудицію, массу матеріаловъ и пользовался такими писателями, которыхъ сочиненія сохранились только въ Евсевіевыхъ сочиненіяхъ, такъ какъ онъ ихъ выписывалъ почти буквально цѣлыми отдѣлами. По близости къ императору Евсевій пользовался и государственными архивами. Его называютъ отцомъ церковной исторіи.
[54] Сенатъ Римскій признавался учрежденнымъ самимъ основателемъ римскаго государства Ромуломъ. Сенатъ считался носителемъ народнаго разума и хранителемъ государственныхъ традицій, былъ зависимъ отъ царя назначеніемъ сенаторовъ царемъ. Всякое рѣшеніе народа въ республиканскій и царскій періоды римской исторіи нуждалось въ авторитетномъ подтвержденіи его Сенатомъ (auctoritas patrum), свидѣтельствующемъ о соотвѣтствіи рѣшенія основнымъ религіознымъ и политическимъ устоямъ государства. Особенно при императорѣ Тиверіи вліяніе народа на Сенатъ прекратилось и Сенату предоставлена была даже судебная и законодательная власть наряду съ императорскою; теоретически оказалась «діархія», но фактически вся власть находилась въ рукахъ императора, издававшаго эдикты, указы, конституціи, такъ что за Сенатомъ вскорѣ оставалась роль только узаконенія совершившихся фактовъ, и онъ оказался только мѣстомъ публикаціи императорскихъ узаконеній...
[55] Что обычай этотъ принятъ отъ подношенія Тиверію св. равноапостольной Маріи Магдалины, подтвержденіемъ того служитъ кромѣ одинаковости преданія во всѣхъ христіанскихъ церквахъ еще и то, напримѣръ, что въ древнемъ рукописномъ на пергаментѣ греческомъ уставѣ, хранящемся въ библіотекѣ монастыря святой Анастасіи близъ Ѳессалоники (Солуня), послѣ молитвъ на день св. Пасхи, написано слѣдующее: «читается также молитва на благословеніе яицъ и сыра, и игуменъ, цѣлуя братію, раздаетъ имъ яйца и говоритъ: «Христосъ воскресе»... Такъ мы приняли отъ святыхъ отцевъ, которые сохранили сіе обыкновеніе отъ самыхъ временъ апостольскихъ, ибо святая равноапостольная Марія Магдалина первая показала вѣрующимъ примѣръ сего радостнаго дароприношенія»...
[56] Римъ (Дѣян. 28, 16-31) — столица бывшей тогда великой Римской имперіи; городъ расположенный на берегу рѣки Тибра. По преданію былъ основанъ Ромуломъ въ 750 году до Рожд. Христова. Занималъ сначала только одинъ холмъ, потомъ семь и затѣмъ 15 холмовъ. Народонаселеніе имѣлъ до полтора милліона, половину котораго составляли невольники. Языческихъ храмовъ было 420, жители были очень суевѣрны и самыми грубыми идолопоклонниками, а въ искусствахъ и войнахъ они рѣшительно владычествовали надъ всѣмъ міромъ. Имперія Римская заключала въ себѣ весь тогдашній извѣстный міръ, насчитывая до ста милліоновъ жителей. Іудеи уже составляли тогда часть Римской имперіи, почему въ Римѣ жили многіе іудеи, и христіанство возникло между ними вскорѣ послѣ Вознесенія Христова. Жестокіе императоры Неронъ (отъ 54 г. до 68 г.), Домиціаиъ (съ 81 до 96 г.) и Траянъ (отъ 97 до 117 г.) и другіе воздвигали яростныя гоненія на римскихъ христіанъ... — Новѣйшій Римъ знаменитъ не только своимъ настоящимъ великолѣпіемъ, но и многочисленными остатками своего древняго величія. Римъ служить школою всѣхъ живописцевъ, ваятелей, архитекторовъ и любителей всѣхъ изящныхъ искусствъ. Величественныя развалины и безчисленныя сокровища древности, пышность его храмовъ и дворцовъ, религіозные обряды и обычаи, представляя славныя судьбы Рима, несомнѣнно производятъ глубокое и обаятельное впечатлѣніе на любознательныхъ людей... Въ 67 году 29 іюня умерщвлены были въ Римѣ св. апостолы Петръ и Павелъ.
[57] Творенія св. Іоанна Златоуста въ русск. переводѣ изд. Акад. 1897 г. томъ 3, кн. 1, стр. 186, 181 и проч. Еще Толков. на посл. къ Римлян. изд. 1855 г. стр. 690-691, 689 и проч.
[58] Ефесъ (Дѣян. гл. 19) былъ извѣстнѣйшимъ городомъ въ Малой Азіи на рѣкѣ Канстрѣ (нынѣ Кучукъ-Мендерецъ), служилъ средоточіемъ торговли и особенно славился знаменитымъ храмомъ Артемиды-Діаны, языческой богини, служеніе которой евнухами отправлялось съ особеннынъ блескомъ и великолѣпіемъ. Храмъ этотъ былъ столь красивъ и обширенъ (около ста саженей длины и 50 ширины), что признавался въ числѣ семи чудесъ древняго міра. Надъ построеніемъ его трудились болѣе 200 лѣтъ лучшіе художники и, хотя въ 356 году по Рожд. Христовѣ злой безумецъ Геростратъ, чтобы сдѣлаться извѣстнымъ, сжегъ этотъ храмъ, его вновь построили греки еще съ большимъ великолѣпіемъ. Маленькія серебрянныя модели этого храма продавались въ такомъ громадномъ количествѣ, что составляли очень выгодное ремесло многихъ ефесянъ; и потому проповѣдь апостола Павла въ Ефесѣ противъ языческихъ боговъ вызывала упадокъ этой торговли и возмущеніе черни, усмиренное блюстителемъ порядка (Дѣян. гл. 19); Апостолъ Павелъ проповѣдывалъ съ большимъ успѣхомъ въ Ефесѣ нѣсколько лѣтъ съ проявленіемъ многихъ чудесъ. Апостолъ и евангелистъ Іоаннъ Богословъ также подвизался много лѣтъ въ Ефесѣ до и послѣ ссылки его на островъ Патмосъ, и въ Ефесѣ же онъ скончался. Близъ города была пещера, въ коей, по преданію, спокойно проспали семь святыхъ отроковъ Ефесскихъ 187 лѣть, отъ жестокаго гоненія христіанъ при Декіѣ до благочестиваго императора Ѳеодосія. Въ 431 году въ Ефесѣ былъ собранъ третій Вселенскій Соборъ противъ ученія патріарха константинопольскаго Несторія. Въ Ефесѣ были и помѣстные соборы. Въ откровеніяхъ апостола Іоанна Богослова находится грозное предсказаніе церкви Ефесской за ея холодность, и нынѣ отъ прежняго величія Ефеса не осталось никакихъ слѣдовъ — бѣдная турецкая деревушка Айя-Солукъ (Святый Богословъ) занимаетъ теперь мѣсто древняго славнаго Ефеса...
[59] Левъ VI — греческій императоръ (съ 886 до 912 г.), прозванный Философомъ, или мудрымъ, за любовь его къ наукамъ и познанію въ астрологіи; былъ ученикомъ патріарха Фотія; но вопреки церковнымъ правиламъ четыре раза вступалъ въ бракъ; велъ неудачную политику и войны. Особенно извѣстенъ изданіемъ «Базиликъ», то есть всѣхъ греко-римскихъ законовъ въ 60 книгахъ, изъ коихъ къ церкви относятся I, III, IV и V книги.
[60] Константинополь, древняя Византія по-народнорусск. и славянск. Цареградъ, — былъ подъ именемъ Византіи основанъ въ 658 году до Рожд. Христова на европейскомъ берегу пролива греками торговаго города Мегары средней Греціи. Византія имѣла великое торгово-промышленное значеніе въ силу своего положенія на узкомъ проливѣ между Чернымъ и Мраморнымъ морями, близъ всемірно извѣстной бухты Золотаго Рога. Въ первые вѣка христіанства, хотя и считалась второстепеннымъ городомъ, но по прежнему имѣла большія выгоды и преимущества своего положенія. Это мудро оцѣнилъ императоръ Константинъ Великій, который въ 330 году по Р. Хр. перенесъ въ Византію столицу Римской имперіи, переименовавъ Византію въ Константинополь и Новый Римъ, украсивъ ее храмами, дворцами, произведеніями искусства; онъ привлекъ въ новую столицу многочисленное населеніе и вообще сдѣлалъ ее сильнымъ центромъ гражданской и церковной жизни греко-римскаго міра... Въ тѣсной связи съ состояніемъ государства находилась тогда и судьба христіанской Церкви: процвѣтаніе или упадокъ имперіи вызывали аналогичныя (соотвѣтственныя) явленія и въ жизни Церкви, отражаясь въ ней. Нѣсколько вѣковъ вся жизнь, обновленной христіанствомъ имперіи, носила церковно-религіозный характеръ и тогда процвѣтало богословіе, церковное искусство, пышно расцвѣло и богослуженіе, обогатившись дивными дополненіями прежнихъ формъ, какъ и церковная проповѣдь, а церковная поэзія достигла совершенства въ силѣ, живости и высотѣ творчества. Появились великіе богословы, какъ Аѳанасій Александрійскій, Евстафій Антіохійскій, Григорій Богословъ, Василій Великій, Іоаннъ Златоустъ и множество прочихъ, также составители пѣснопѣній, какъ Іоаннъ Дамаскинъ, Андрей Критскій, Романъ Сладкопѣвецъ, Косьма Майюмскій и прочіе съ массою высокоталантливыхъ дѣятелей по всѣмъ отраслямъ жизни Церкви христіанской...
[61] Крестовые походы — это военныя экспедиціи, предпринимавшіяся христіанскими народами западной Европы съ конца XI до конца XIII вѣка для отвоеванія у магометанъ Гроба Христова и Палестины; участники въ крестовыхъ походахъ носили, нашитый на правой сторонѣ одежды, красный крестъ и принимались Церковью подъ особое покровительство; кредиторы не могли требовать за нихъ долговъ во все время крестоваго похода и церковью имъ прощались грѣхи. Во главѣ этого дваженія стояли Римскіе папы со всею церковью. Крестовые походы были не случайностью, а проявились неизбѣжно, какъ столкновеніе двухъ крайнихъ міровъ: христіанскаго и мусульманскаго, изъ коихъ каждый одинаково считалъ себя призваннымъ господствовать надъ всѣмъ міромъ. Бѣдственное положеніе Греческой имперіи, у которой турки уже завоевали всю Малую Азію и грозили Константинополю, а также внутреннее религіозное и гражданское состояніе Западной Европы способствовали возникиовенію борьбы, а толчокъ былъ данъ просьбою о помощи греческимъ императоромъ Алексѣемъ Комненомъ и проповѣдью папы Урбана II на Клермонскомъ соборѣ 1095 г. объ освобожденіи отъ невѣрныхъ Святой земли и Гроба Христова. Всѣхъ настоящихъ крестовыхъ походовъ было семь. Первый походъ окончился завоеваніемъ Іерусалима въ 1099 г. и учрежденіемъ Iерусалимскаго королевства, но почти чрезъ столѣтіе турки снова завоевали Іерусалимъ и всѣ крестовые походы не достигли цѣли освобожденія Святой земли. — Четвертый же крестовый походъ, вмѣсто Палестины, ограничился отнятіемъ Константинополя у грековъ въ 1204 г. и образованіемъ смѣшанной Латинской имперіи, просуществовавшей лишь 56 лѣтъ. Въ это время разрушено было много прекрасныхъ зданій, погибло множество памятниковъ искусства, древнегреческія знаменитыя изваянія бронзовыхъ коней вмѣстѣ съ другими драгоцѣнностями были увезены въ Италію, въ Венеціи ими былъ украшенъ соборъ св. Марка. Добыча, расхищенная этими крестоносцами въ Константинополѣ, была во всѣхъ видахъ громадная, тогда и могли быть унесены въ Римъ мощи св. равноапостольной Маріи Магдалины.
[62] Подъ именемъ мощей въ св. Церкви въ обширномъ смыслѣ разумѣется тѣло каждаго умершаго христіанина. Такъ въ чинѣ погребенія усопшихъ говорится: «Взявше мощи усопшаго, отходитъ (съ ними) во храмъ». Но собственно подъ св. мощами разумѣются «честные останки святыхъ угодниковъ Божіихъ». Однако и здѣсь слово мощи имѣетъ разное значеніе. Мощами называются прежде всего кости свв. угодниковъ. Такъ древніе христіане почитали кости свв. мучениковъ Игнатія Богоносца и Поликарпа Смирискаго. Церковный историкъ Евсевій, говоря о перенесеніи въ IV вѣкѣ мощей св. ап. Луки и Тимоѳея, добавляетъ, что патріархъ держалъ ихъ у себя на колѣнахъ въ небольшихъ ковчежцахъ или ящикахъ». Очевидно въ этихъ ковчежцахъ могли умѣститьея только кости свв. апоотоловъ. Слово мощи и у нашихъ предковъ означало главнымъ образомъ кости... Нѣкоторыя же мощи святыхъ представляютъ цѣлыя тѣла усопшихъ и сохраняютъ настолько натуральный видъ, что отличаются даже мягкостью и гибкостью членовъ, напримѣръ на о. Корфу мощи св. Спиридона Тримифунтскаго свыше 1-ой тысячи лѣтъ лежатъ въ сыромъ и жаркомъ климатѣ, сохраняя гибкость членовъ...(Миссіон. щитъ Вѣры. Сост. І. Смолинымъ. СПб. изд. 1904 г., стр. 64 и проч.).
[63] Древній храмъ имени св. Іоанна въ Латеранѣ «san Giovanni in Laterani» близъ Латеранскаго дворца папъ въ Римѣ существуетъ со временъ императора Константина Великаго и называютъ его «матерью и главою всѣхъ церквей», разумѣется Римскихъ. Внутри его много драгоцѣнныхъ древностей изъ мрамора и мозаики, работы извѣстнѣйшихъ художниковъ... Латеранъ — дворецъ папъ въ Римѣ, закономъ 1871 года объявленъ экстерриторіальнымъ, какъ и Ватиканъ. Онъ принадлежалъ римскому роду Латерани, а съ III-го вѣка, сдѣлавшись императорскою собственностію, былъ подаренъ женою императора Константина Великаго римскому епископу и служилъ резиденціею папъ до переселенія ихъ въ принадлежащій папамъ во Франціи городъ Авиньонъ. Въ Латеранскомъ дворцѣ до 18 вѣка происходило одиннадцать соборовъ западной Церкви, изъ коихъ нѣсколько считаются вселенскими въ римско-католической церкви. Въ 1843 году въ Латеранѣ устроенъ богатый музей языческихъ и христіанскихъ древностей.
[64] Папа (отъ греческ. слова «πάππας» — отецъ) — титулъ, который до конца V вѣка употреблялся, какъ почетное наименованіе епископовъ, затѣмъ относился преимущественно къ римскому архіепископу, а съ 1075 года — исключительно къ римскому, какъ верховному главѣ всей западной церкви, хотя Церковь вселенская не давала папѣ особыхъ преимуществъ, всѣ духовныя лица католическаго міра обязывались безусловно подчиняться волѣ римскаго папы. Верховенство папъ опиралось на политическое обаяніе вѣчнаго Рима, столицы міра, и на преемство отъ апостола Петра. Особенно съ распаденія Западной Римской имперіи весь авторитетъ, который имѣлъ Римъ въ теченіи вѣковъ, сосредоточился на Римскомъ папѣ, оставшимся первымъ лицомъ въ Римѣ, а съ другой стороны, какъ преемникѣ апостола Петра, проповѣдуемаго на Западѣ, какъ глава всего христіанскаго міра. — Римскіе папы приписали себѣ и руководительство всѣмъ міромъ и безусловное подчиненіе всѣхъ христіанъ, всѣхъ Церквей... Но это противно и священному Писанію, и священному преданію, и ученію и исторіи Церкви Христовой.
[65] Гонорій III папа Римскій съ 1216 года проповѣдывалъ, но безъ успѣха, крестовый походъ послѣ неудачнаго четвертаго; короновалъ Фридриха II въ императора Рима, а въ императора Латинской Константинопольской имперіи — Петра Куртенэ, внука Людовика Толстаго французскаго. Гонорій III былъ миролюбиваго характера, очень покровительствовалъ нищенскимъ монашескимъ общинамъ и утвердилъ Доминиканскую и потомъ Францисканскую монашескія общины.
[66] Марсель — приморскій городъ въ древней обширной Прованской области юго-западной Франціи въ департаментѣ Устьевъ-Роны. Во всей Европѣ важнѣе его только три: Лондонъ, Гамбургъ и Ливерпуль. Расположенъ при восточной бухтѣ Ліонскаго залива у подножія скалистыхъ горъ. Около полмилліона жителей, преимущественно рабочихъ. Морскія купанья и много достопримѣчательностей. Гавань изъ пяти бассейновъ. Укрѣпленные форты и цитадель. Въ древности Марсель называлея Массиліей и былъ греческою республиканскою колоніею, покоренною римлянами. Отсюда христіанство распространилось по всей южной Галліи, нынѣ Франціи.
[67] Утверждали еще западные христіане, что св. мощи Маріи Магдалины покоятся въ Бургундіи, въ аббатствѣ Везле, и совершали имъ тамъ поклоненіе, пока перемѣнили они это мнѣніе на открытыя въ южной Франціи, въ Провансѣ, мощи нѣкоторой святой, выдаваемыя прованскимъ преданіемъ и нѣкоторыми церковными писателями, сливающими Марію изъ Виѳаніи, сестру Лазаря, и Наинскую грѣшницу въ домѣ фарисея съ св. Маріею Магдалиной, за св. мощи Маріи Магдалнны. Но эти и подобныя свѣдѣнія западной римско-католической Церкви о жизни и почиваніи мощей св. Маріи Магдалины и все истинное и подлинное въ этихъ преданіяхъ западныхъ церквей вѣроятнѣе всего относится собственно къ одной изъ прочихъ святыхъ Марій, упоминаемыхъ во св. Евангеліи, о послѣдующей за Вознесеніемъ Христовымъ дѣятельности которыхъ Восточная Церковь не имѣетъ никакихъ несомнѣнныхъ свѣдѣній.
[68] Слова и Рѣчи Филарета, митрополита Московскаго, издан. 1848 г. часть 1, стр. 35, 36 и 44.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 501-539.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0