Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День двадцатый.

Житіе и чудеса святаго пророка Иліи.

Издревле избранные люди Божіи, отъ двѣнадцати сыновей Израиля размножившіеся въ двѣнадцать племенъ, называемыхъ колѣнами, составляли одно царство, управляемое нераздѣльно и единовластно однимъ вождемъ, начиная отъ Моисея и Іисуса Навина и прочихъ судей Израильскихъ до царей Давида и Соломона [1].

Когда же, по смерти Соломона, на царство вступилъ сынъ его Ровоамъ и когда онъ въ управленіи царствомъ, не слѣдуя, по молодости своей, совѣтамъ опытныхъ старцевъ, а слушая подобныхъ себѣ юношей, оказался тяжелымъ для подданныхъ своихъ, ибо отягощалъ ихъ чрезмѣрными налогами и работами, жестоко наказывалъ ихъ, даже не рѣдко отправлялъ въ ссылки; тогда десять колѣнъ отложились отъ него и избрали себѣ въ цари другаго, по имени Іеровоама. Іеровоамъ прежде былъ рабомъ Соломона. Однажды Соломонъ хотѣлъ предать его смерти за нѣкоторую со стороны его вину; но Іеровоамъ убѣжалъ въ Египетъ, гдѣ и пробылъ до смерти Соломона [2]. По смерти же Соломона онъ возвратился въ землю Израильскую и былъ избранъ царемъ колѣнами израильскими, отложившимися отъ Ровоама. Ровоамъ, сынъ Соломоновъ, царствовалъ въ Іерусалимѣ надъ двумя только колѣнами — Іудинымъ и Веніаминовымъ; Іеровоамъ же, рабъ Соломоновъ, царствовалъ надъ десятью колѣнами Израильскими, проживая въ городѣ Сикимѣ [3], который имъ былъ возстановленъ и возобновленъ, такъ какъ до этого времени былъ въ разрушеніи. Оставшіяся вѣрными сыну Соломонову два колѣна были названы царствомъ Іудейскимъ; а десять колѣнъ, перешедшія къ рабу Соломонову, составили царство Израильское.

Но такъ какъ колѣна Израилевы, хотя и раздѣлились на два царства, однако всѣ вмѣстѣ служили одному Богу, сотворившему небо и землю, ибо не могли имѣть ни другото храма, кромѣ Іерусалимскаго, построеннаго Соломономъ, ни другихъ священниковъ, кромѣ поставленныхъ Богомъ; поэтому во всякое время изъ царства Израильскаго люди во множествѣ ходили въ Іерусалимъ для поклоненія и жертвоприношенія Господу Богу своему. Видя это, Іеровоамъ, царь Израильскій, началъ безпокоиться, говоря:

— «Если эти люди всегда такъ будутъ ходить въ Іерусалимъ для поклоненія Богу, то захотятъ опять перейти къ первому своему царю, сыну Соломонову, а меня убьютъ».

Размышляя объ этомъ, онъ началъ отыскивать средства, какъ бы отвратить Израильтянъ отъ Іерусалима, чтобы они не ходили въ Іерусалимъ. И надумалъ онъ прежде всего отвратить ихъ отъ Бога.

— «Не возможно, — сказалъ онъ, — оставить имъ Іерусалимъ, если сначала они не оставятъ Бога».

Зная же, что народъ тотъ, Израильтяне, легко склоненъ къ идолопоклонству и ко всякому нечистому беззаконію, Іеровоамъ придумалъ для ихъ богоотступленія такую коварную хитрость. Онъ вылилъ изъ золота двухъ молодыхъ телицъ, подобно тому, какъ древніе Израильтяне, по выходѣ своемъ изъ Египта, изваяли себѣ въ пустынѣ золотаго тельца, которому и поклонялись вмѣсто истиннаго Бога (Исх. гл. 32). Созвавъ къ себѣ весь народъ Израильскій и указывая собравшимся на тѣхъ двухъ телицъ, Іеровоамъ сказалъ:

— «Израиль! Это — боги твои, которые вывели тебя изъ земли Египетской. Не ходите болѣе въ Іерусалимъ, а симъ богамъ покланяйтесь».

И поставилъ онъ тѣхъ телицъ въ различныхъ мѣстахъ: одну въ Веѳилѣ, а другую въ Данѣ [4], построивъ для нихъ прекрасныя храмы, установивъ въ честь ихъ празднества и многія жертвоприношенія и назначивъ для нихъ жрецовъ; и даже самъ исполнялъ обязанности жреца. Для большаго соблазна грѣхолюбивыхъ людей, Іеровоамъ приказалъ, чтобы при тѣхъ вылитыхъ изъ золота телицеобразныхъ идолахъ въ дни установленныхъ въ честь ихъ праздниковъ совершались всякія беззаконія.

Такъ, нечестивый царь, ради временнаго царствованія, и самъ отпалъ отъ Бога, и всѣ десять колѣнъ Израилевыхъ отвратилъ отъ Него. Послѣ этого царя и другіе цари Израильскіе со всѣми подданными своими держались того же нечестиваго идолопоклонства, какъ тому научились и привыкли при Іеровоамѣ.

Премилосердый же Господь, не оставляющій и оставившихъ Его людей, но, по Своей благости, ищущій ихъ обращенія, посылалъ къ Израильтянамъ Своихъ святыхъ пророковъ, чтобы они обличали заблужденія ихъ и увѣщевали ихъ, избавившись отъ діавольскихъ сѣтей, возвратиться опять къ благочестивому почитанію истиннаго Бога. Между пророками, въ разныя времена посылаемыми Богомъ къ Израилю, былъ посланъ и великій изъ пророковъ, святый Илія, о жизни котораго и предстоитъ намъ слово.

По достовѣрнымъ сказаніямъ, родиной святаго пророка Божія Иліи была страна Галаадская, по ту сторону Іордана [5], пограничная Аравіи; городъ же, въ которомъ родился онъ, назывался Ѳесвитъ, отчего Илія и прозванъ Ѳесвитяниномъ [6]. Происходилъ Илія изъ рода Ааронова, отъ отца, по имени Саваха. Рожденіе Иліи было ознаменовано видѣніемъ его отцу. Въ то самое время, когда мать Иліи рождала его, Савахъ увидѣлъ бѣлообразныхъ мужей, которые разговаривали съ младенцемъ, пеленали его огнемъ и кормили его, влагая въ уста его пламень огненный. Устрашенный такимъ видѣніемъ, Савахъ пошелъ въ Іерусалимъ и разсказалъ о видѣніи священникамъ. Тогда одинъ изъ нихъ, мужъ прозорливый, сказалъ Саваху:

— «Не бойся видѣнія относительно твоего сына, но знай, что младенецъ тотъ будетъ сосудомъ благодати Божіей; слово его будетъ, какъ огонь, сильно и дѣйственно, будетъ велика и ревность его по Господѣ, и жизнь его будетъ благоугодна Богу, и будетъ судить онъ Израиля оружіемъ и огнемъ».

Таково было при рожденіи Иліи знаменіе и предсказаніе о немъ, указывающее на то, какимъ онъ будетъ, когда возмужаетъ.

Воспитаніе и обученіе свое Илія, какъ происходящій изъ священническаго рода, получилъ между священниками; съ самыхъ юныхъ лѣтъ предавши себя Богу, возлюбилъ онъ дѣвственную чистоту, въ которой пребывалъ, какъ ангелъ Божій, непорочный предъ Богомъ, чистый душой и тѣломъ. Любя же размышлять о Богѣ, онъ часто удалялся для безмолвія въ пустынныя мѣста, гдѣ подолгу бесѣдовалъ наединѣ съ Богомъ въ теплой къ Нему молитвѣ, пылая къ Нему, какъ серафимъ [7], пламенною любовію. И самъ Илія былъ любимъ Богомъ, такъ какъ Богъ любитъ любящихъ Его. Илія сподоблялся милостивой бесѣды съ Богомъ и, вслѣдствіе своей равноангельской жизни, пріобрѣлъ къ Нему великое дерзновеніе: все, что просилъ Илія у Бога, онъ получалъ, какъ обрѣтшій предъ Нимъ благоволеніе. Слыша же и видя, съ одной стороны, совершающіяся въ развращенномъ Израилѣ беззаконія: царей — пребывающими въ богопротивномъ нечестіи, судей и старѣйшинъ — поступающими не по правдѣ, народъ — служащимъ мерзостямъ идольскимъ и коснѣющимъ во всякихъ духовныхъ и тѣлесныхъ порокахъ безъ страха и боязни Бога, приносящимъ сыновей и дочерей своихъ въ жертву бѣсамъ; а съ другой, — ревностныхъ чтителей истиннаго Бога претерпѣвающими всяческія притѣсненія и гоненія, даже до смерти — о всемъ этомъ пророкъ Божій сильно болѣлъ сердцемъ: онъ то оплакивалъ погибель столь безчисленнаго множества душъ человѣческихъ, то сѣтовалъ на жестокое гоненіе праведныхъ; особенно же онъ скорбѣлъ и страдалъ душою о безчестіи, наносимомъ истинному Богу со стороны нечестивыхъ людей, и все болѣе и болѣе исполнялся ревностію о славѣ Божіей. Прежде всего Илія молилъ Бога, дабы обратилъ Онъ грѣшниковъ къ покаянію. Но такъ какъ Богъ требуетъ отъ грѣшныхъ людей добровольнаго обращенія, а въ ожесточенныхъ сердцемъ Израильтянахъ не было такого стремленія къ добру, то пророкъ Илія, сильно возревновавъ о славѣ Божіей и о спасеніи людей, просилъ Бога наказать Израильтянъ временно, чтобы хотя такимъ средствомъ отвратить ихъ отъ нечестія. Но зная въ то же время, что Господь, по Своему человѣколюбію и долготерпѣнію, не скоръ къ наказанію, Илія, по великой своей ревности о Немъ, осмѣлился просить Бога повелѣть ему, Иліи, наказать законопреступниковъ, въ той мысли, что не обратятся ли они къ покаянію, когда будутъ наказаны человѣкомъ. И неотступно просилъ о семъ Илія Бога, пока не получилъ просимое отъ всещедраго Господа: премилостивый Господь, какъ чадолюбивый отецъ, не хотѣлъ опечалить любимаго слугу Своего, сыновне Ему служащаго и даже самой малой Его заповѣди не нарушившаго; но такъ какъ Илія во всемъ былъ послушенъ Ему и никогда ничѣмъ не прогнѣвалъ Его, то Онъ и внималъ прошеніямъ и молитвамъ вѣрнаго раба Своего, не опечаливая его неисполненіемъ ихъ.

Въ то время въ Израилѣ царствовалъ беззаконный царь Ахаавъ, имѣя стольнымъ городомъ своимъ Самарію (этотъ городъ былъ уже третьей столицей царства Израильскаго: первою столицей былъ Сихемъ, въ колѣнѣ Ефремовомъ, второй — Ѳерсъ, въ колѣнѣ Манассіиномъ, третьей — Самарія, опять въ Ефремовомъ колѣнѣ). Ахаавъ женился на Іезавели, дочери царя Сидонскаго Еѳваала. Іезавель, какъ язычница, принесла съ собой въ новое отечество свое идола Сидонскаго бога Ваала [8]. Ахаавъ же построилъ для него въ Самаріи капище и поставилъ тамъ жертвенникъ ему, самъ покланялся Ваалу, какъ богу, и всѣхъ Израильтянъ принуждалъ кланяться сему идолу. Чрезъ это онъ вскорѣ до крайности развилъ въ своемъ царствѣ идолопоклонство, чѣмъ болѣе всѣхъ царей, царствовавшихъ до него надъ Израилемъ, прогнѣвалъ Господа Бога Вышняго. И вотъ къ этому-то царю и пришелъ пророкъ Божій Илія, исполненный ревности по Богѣ, и обличалъ его въ заблужденіи, — что онъ, оставивши Бога Израилева, самъ кланяется бѣсамъ и вмѣстѣ съ собой весь народъ свой влечетъ къ погибели. Видя же, что царь не слушаетъ его увѣщаній, святый пророкъ къ словамъ приложилъ дѣло, предавъ наказанію царя-богопротивника и подданныхъ его. Онъ сказалъ:

— «Живъ Господь Богъ всемогущій, Богъ Израилевъ, предъ Которымъ я стою [9], — если въ эти годы будетъ на землю роса или дождь, то не иначе, какъ только по моему слову».

Сказавши это, Илія ушелъ отъ Ахаава, и, по слову пророка, небо заключилось и настала засуха: ни одна капля дождя или росы не упала на землю. Вслѣдствіе засухи былъ полный неурожай хлѣбовъ, и наступилъ голодъ. Ибо, когда согрѣшаетъ одинъ царь, и на всѣхъ подданныхъ гнѣвъ Божій приходитъ (какъ и прежде вслѣдствіе грѣхопаденія одного Давида страдало все царство) [10]. Пророкъ же Божій Илія ожидалъ, что Ахаавъ, царь Израильскій, будучи наказанъ, сознаетъ свое заблужденіе, обратится къ Богу съ покаяніемъ, а вмѣстѣ съ собой обратитъ на путь истинный и развращенный имъ народъ. Но когда святый Илія увидалъ, что Ахаавъ, подобно Фараону, остается ожесточеннымъ, не только не думаетъ оставить нечестіе, но, наоборотъ, болѣе и болѣе погружается въ бездну зла, преслѣдуетъ и даже убиваетъ людей, благоугождающихъ Богу своею жизнію, то продолжилъ наказаніе на другой и на третій годъ. Въ это время исполнилось слово перваго Боговидца, святаго пророка Моисея, сказанное Израилю:

— «Будетъ небо надъ тобою мѣдью, а земля подъ тобою желѣзомъ» (Втор. 28, 23), потому что, при заключившемся небѣ, земля не имѣла влаги [11] и не давала никакого плода.

Такъ какъ воздухъ былъ всегда зноенъ, и всякій день отъ палящаго солнца стояла сильная жара, то всѣ деревья, цвѣты и трава завяли, — плоды погибли, сады, нивы, поля сдѣлались совершенно пусты, и не было на нихъ ни пахаря, ни сѣятеля. Вода въ источникахъ изсякла, малыя рѣки и потоки совсѣмъ высохли, а въ большихъ рѣкахъ количество воды уменьшилось, вся земля сдѣлалась безводной и сухой, и умирали отъ голода люди, скотъ и птицы. Такое наказаніе постигло не только Израильское царство, но и окрестныя страны. Ибо когда въ городѣ загорится одинъ домъ, пожаръ распространяется и на сосѣдніе дома. Такъ случилось и въ поднебесной: одинъ народъ Израильскій навлекъ на себя гнѣвъ Божій, а страдала вся вселенная. Но все сіе произошло не столько отъ гнѣва Божія, сколько по ревности о славѣ Божіей пророка Иліи. Ибо премилосердый и человѣколюбивый Господь, по безмѣрной благости Своей, видя бѣдствіе людей и гибель всякихъ животныхъ, уже готовъ былъ послать дождь на землю, но Онъ удержался отъ сего, чтобы исполнить рѣшеніе Иліи и чтобы не оказались ложными слова пророка:

— «Живъ Господь, — отъ сего времени не упадетъ на землю дождь или роса, развѣ только по моему слову».

Сказавшій же это настолько былъ объятъ ревностію по Богѣ, что и себя не щадилъ, ибо зналъ, что, когда истощится на землѣ запасъ пищи, и ему, какъ и всѣмъ людямъ, предстоитъ терпѣть голодъ. Но онъ пренебрегалъ этимъ, ибо предпочиталъ лучше умереть отъ голода, нежели помиловать нераскаянныхъ грѣшниковъ, враждующихъ противъ Бога.

Что же творить всеблагій Богъ? Онъ посылаетъ пророка Илію въ нѣкоторое уединенное мѣсто, далекое отъ жилищъ человѣческихъ, говоря:

— «Иди на востокъ и скройся у потока Хораѳа [12], что противъ Iордана. Изъ этого потока ты будешь пить, а во́ронамъ Я повелѣлъ кормить тебя тамъ» (3 Цар. 17, 3-4).

Сдѣлалъ же сіе Господь для того, чтобы избавить Илію отъ убіенія его Іезавелью, чтобы Илія не погибъ отъ голода и чтобы посредствомъ вороновъ и Хораѳскаго потока возбудить въ Иліи состраданіе къ людямъ, страдающимъ и погибающимъ отъ голода и жажды. Во́роны въ сравненіи съ другими птицами обладаютъ особеннымъ свойствомъ (Псал. 146, 9): они очень прожорливы и не имѣютъ никакого чувства жалости даже къ птенцамъ своимъ, ибо во́ронъ лишь только выведетъ птенцовъ своихъ, покидаетъ ихъ въ гнѣздѣ, улетая въ другое мѣсто и обрекая птенцовъ на смерть отъ голода. Только Промыслъ Божій, пекущійся о каждой твари, спасаетъ ихъ отъ смерти: въ ротъ къ нимъ сами собой прилетаютъ мухи, которыхъ птенцы и проглатываютъ. И всякій разъ, когда во́роны, по повелѣнію Божію, прилетая каждый день къ пророку, приносили ему пищу, — утромъ хлѣбъ, а вечеромъ мясо, совѣсть въ Иліи, — этотъ внутренній въ человѣкѣ голосъ Божій, — взывала къ его сердцу:

— «Смотри, во́роны, будучи по природѣ дикими, лакомыми, прожорливыми, не любящими своихъ птенцовъ, какъ заботятся о твоемъ пропитаніи: сами голодны, а тебѣ приносятъ пищу. Ты же, самъ человѣкъ, не имѣешь состраданія къ людямъ, и не только людей, но и скотъ и птицъ хочешь уморить голодомъ».

Также, когда чрезъ нѣкоторое время увидалъ пророкъ потокъ высохшимъ, Богъ сказалъ ему:

— «Время уже помиловать мучимую тварь и послать ей дождь, чтобы и тебѣ самому не умереть отъ жажды».

Но ревнитель Божій крѣпился, — напротивъ, онъ молилъ Бога, чтобы не было дождя до тѣхъ поръ, пока будутъ наказаны еще не наказанные, и пока погибнутъ на землѣ всѣ враги Божіи. Тогда опять Господь, премудро склоняя Своего раба къ милосердію, послалъ его въ Сарепту Сидонскую [13], находившуюся не подъ властію царя Израильскаго, къ бѣдной вдовѣ, чтобы онъ размыслилъ въ себѣ, какое бѣдствіе нанесъ онъ не только людямъ богатымъ и состоящимъ въ супружествѣ, но и бѣднымъ вдовамъ, которыя не только во время голода, но и въ годы урожаевъ хлѣба и всякаго земного обилія часто не имѣютъ дневнаго пропитанія. Пророкъ, пришедши къ воротамъ этого города, увидалъ вдову, несущую дрова, не болѣе двухъ полѣньевъ; ибо у ней въ кадкѣ была одна только горсть муки и немного масла въ кувшинѣ. Такъ какъ Илія былъ мучимъ голодомъ, то онъ попросилъ у вдовы кусокъ хлѣба. Вдовица же, повѣдавши ему о своей крайней бѣдности въ послѣднее время, сказала, что она хочетъ для себя и для своего сына изъ оставшейся у нея муки приготовить въ послѣдній разъ обѣдъ, а потомъ имъ предстоитъ умереть отъ голода. Человѣкъ Божій могъ бы этимъ умилиться и сжалиться надъ всѣми бѣдными вдовами, страдающими отъ голода: но великая ревность по Богѣ, побѣждала все, и онъ не оказывалъ никакого милосердія къ погибающей твари, желая прославить Творца и показать всей вселенной Его всемогущую силу. Имѣя же отъ Бога, по вѣрѣ своей, даръ чудотворенія, Илія сотворилъ такъ, что мука и масло въ домѣ вдовицы оставались неистощимы; и онъ былъ питаемъ вдовицей до тѣхъ поръ, пока прекратился голодъ. Пророкъ и умершаго сына вдовицы воскресилъ молитвою, соединенною съ троекратнымъ дуновеніемъ на умершаго, какъ о томъ написано въ Словѣ Божіемъ. Существуетъ сказаніе объ этомъ воскрешенномъ сынѣ вдовицы, что имя ему было Іона, что именно онъ, придя въ возрастъ, сподобился пророческаго дара, былъ посланъ въ Ниневію проповѣдывать покаяніе; будучи же поглощенъ въ морѣ китомъ и чрезъ три дня выброшенъ имъ, прообразовалъ собою тридневное Христово воскресеніе, какъ въ пророческой книгѣ и въ житіи его [14] подробно повѣствуется.

По прошествіи трехъ бездождливыхъ и голодныхъ лѣтъ, всеблагій Богъ, видя созданіе Свое совершенно уничтожающимся на землѣ отъ голода, умилосердился и сказалъ рабу Своему Иліи:

— «Пойди, явись Ахааву; я хочу помиловать твореніе Свое и по твоему слову послать дождь на высохшую землю, напоить ее и сдѣлать плодоносною. Ахаавъ уже склоняется къ покаянію, ищетъ тебя и готовъ послушаться тебя во всемъ, что ты прикажешь ему».

Пророкъ тотчасъ же изъ Сарепты Сидонской отправился въ Самарію, стольный городъ Израильскаго царства. У царя Ахаава былъ въ то время домоправителемъ нѣкто Авдій, вѣрный слуга ему и человѣкъ богобоязненный. Онъ скрылъ отъ убіенія Іезавелью сто пророковъ Господнихъ, помѣстивъ ихъ въ двухъ пещерахъ, по пятидесяти въ каждой, и питалъ ихъ хлѣбомъ и водой. Призвавъ къ себѣ этого домоправителя, царь Ахаавъ (еще до прихода къ нему Иліи) послалъ его поискать при высохшихъ потокахъ травы, чтобы было чѣмъ прокормить уже немногихъ оставшихся въ живыхъ коней и другой скотъ. Лишь только Авдій вышелъ изъ города, то встрѣтилъ святаго пророка Илію, поклонился ему до земли и сказалъ, что Ахаавъ тщателыю искалъ его во всемъ царствѣ своемъ. Святый Илія отвѣчалъ Авдію:

— «Поди, скажи господину своему: вотъ я, Илія, иду къ нему».

Авдій отказывался, говоря:

— «Боюсь, какъ бы, когда я пойду отъ тебя, Духъ Господень не перенесъ тебя въ другую страну, и я окажусь тогда лжецомъ предъ господиномъ своимъ, и онъ, разгнѣвавшись на меня, убьетъ меня».

Илія отвѣчалъ:

— «Живъ Господь силъ, предъ Которымъ я предстою! сегодня же я покажусь Ахааву!»

Авдій воротился и сказалъ царю. Ахаавъ поспѣшилъ выйти навстрѣчу человѣку Божію. Когда же онъ увидалъ Илію, то отъ затаенной въ немъ злобы къ пророку, не могъ удержаться отъ жестокаго слова и сказалъ Иліи:

— «Ты ли это, развращающій Израиля?»

Пророкъ же Божій безбоязненно отвѣчалъ Ахааву:

— «Не я развращаю Израиля, а ты и домъ отца твоего, оставившіе Господа Бога своего и почитающіе сквернаго Ваала».

Послѣ сего пророкъ Божій, какъ имѣющій въ себѣ силу помощи Божественной, началъ со властію приказывать царю, говоря:

— «Немедленно пошли и собери ко мнѣ на гору Кармилъ [15] всѣ десять колѣнъ Израилевыхъ, приведи четыреста пятьдесятъ безстыдныхъ пророковъ Вааловыхъ и четыреста пятьдесягь нечестивыхъ пророковъ, служащихъ другимъ идоламъ на горахъ высокихъ и въ рощахъ [16], питающихся отъ стола Іезавели; пусть они вступятъ въ споръ со мною о Богѣ, и увидимъ, который есть Богъ истинный».

Тотчасъ же царь, разославъ гонцовъ по всей землѣ Израильской, собралъ безчисленное множество народа, и всѣхъ нечестивыхъ пророковъ и жрецовъ созвалъ на гору Кармилъ, и самъ туда пришелъ.

Тогда ревнитель Божій Илія, ставши предъ собравшимися, обратился къ царю и ко всему Израильскому народу съ такими словами:

— «Долго ли вы будете хромать на оба колѣна ваши? Если Господь Богъ, выведшій васъ рукою крѣпкою изъ Египта, есть Богъ, то почему не слѣдуете Ему? Если же Ваалъ есть богъ вашъ, то идите за нимъ».

Народъ молчалъ, да и не могъ что-нибудь отвѣтить, ибо всякій Израильтянинъ своею совѣстію былъ обличаемъ въ заблужденіи. Тогда Илія продолжалъ:

— «Вотъ что: чтобы вамъ нынѣ познать истиннаго Бога, дѣлайте то, что я буду приказывать вамъ. Вы видите, что я только одинъ во всемъ Израилѣ остался пророкомъ Господнимъ; всѣхъ же другихъ пророковъ вы убили; видите также, сколь много здѣсь пророковъ Вааловыхъ. И такъ, дайте намъ двухъ тельцовъ для жертвоприношенія, одного мнѣ, а другого жрецамъ Вааловымъ; но огня не надо намъ. На чью жертву съ неба спадетъ огонь и попалитъ ее, богъ того и есть истинный Богъ, и всѣ должны поклониться Ему, а не признающіе Его, пусть будутъ преданы смерти».

Выслушавъ эти слова, весь народъ одобрилъ рѣшеніе пророка Божія и сказалъ:

— «Пусть будетъ такъ; слово твое хорошо».

Когда же въ средину собранія были приведены тельцы, святый Илія сказалъ нечестивымъ пророкамъ Вааловымъ:

— «Выберите себѣ одного тельца, и вы первые приготовьте жертву, ибо васъ много, а я одинъ, и приготовлю послѣ. Положивъ же на дрова тельца, огня не возжигайте, но молитесь вашему богу Ваалу, чтобы онъ съ неба послалъ огонь и сжегъ вашу жертву».

Безстыдные пророки такъ и поступили. Бросивъ жребій, они взяли тельца, построили жертвенникъ, положили на него достаточное количество дровъ, закололи тельца, раздѣлили его на части, положили ихъ на жертвенникъ поверхъ дровъ, и начали молиться Ваалу своему, чтобы онъ послалъ огонь на жертву ихъ. Они призывали имя его съ утра до полудня, крича:

— «Послушай насъ, Ваалъ, послушай!»

Но не было ни голоса, ни отвѣта. Принялись они скакать вокругъ жертвенника, но все напрасно. Въ полдень пророкъ Божій посмѣялся надъ ними:

— «Кричите громче, — говорилъ онъ, — чтобы богъ вашъ услыхалъ васъ; должно быть, онъ сейчасъ не свободенъ: или занятъ чѣмъ-нибудь, или съ кѣмъ бесѣдуетъ, или пируетъ, или уснулъ [17]; кричите какъ можно громче, чтобы разбудить его».

Лжепророки громкимъ голосомъ звали Ваала и, по обычаю своему, кололи себя ножами, а другіе били себя бичами до крови. Предъ наступленіемъ вечера святый Илія Ѳесвитянинъ сказалъ имъ:

— «Замолчите и перестаньте; уже время быть моей жертвѣ». Почитатели Ваала перестали. Тогда Илія, обратясь къ народу, сказалъ:

— «Подойдите ко мнѣ!»

Всѣ подошли къ нему. Пророкъ взялъ двѣнадцать камней по числу колѣнъ Израилевыхъ, построилъ изъ нихъ жертвенникъ Господу, затѣмъ, положивъ на жертвенникъ дрова, раздѣлилъ тельца на части, положилъ ихъ на дрова, вокругъ жертвенника выкопалъ ровъ и приказалъ людямъ, чтобы они, взявъ четыре ведра, лили воду на жертву и на дрова; такъ и сдѣлали. Илія приказалъ повторить; повторили. Приказалъ въ третій разъ сдѣлать то же, и сдѣлали. Вода полилась вокругь жертвенника, и ровъ наполнился водой. И возопилъ Илія къ Богу, обратя взоръ свой къ небу, говоря:

— «Господи Боже Авраамовъ, Исааковъ и Іаковлевъ! Услыши нынѣ меня, раба Твоего, и пошли съ неба огонь на жертву, чтобы всѣ сіи люди нынѣ познали, что Ты единъ Богъ Израилевъ, а я — рабъ Твой, и Тебѣ принесъ жертву сію! Услышь меня, Господи, отвѣть мнѣ огнемъ, чтобы сердца́ людей сихъ обратились къ Тебѣ!»

И упалъ отъ Господа съ неба огонь [18] и уничтожилъ все сожигаемое, — и дрова, и камни, и золу, и даже воду, которая была во рву, — все истребилъ огонь. При видѣ этого весь народъ палъ лицомъ на землю [19], взывая:

— «Воистину Господь есть Богъ единъ, и нѣтъ другого Бога, кромѣ Него!»

Илія сказалъ народу:

— «Задержите пророковъ Вааловыхъ, чтобы ни одинъ изъ нихъ не убѣжалъ».

Народъ исполнилъ его приказаніе, и Илія отвелъ ихъ къ потоку Киссону, впадающему своими водами въ Великое море [20]. Тамъ онъ своими руками закололъ ихъ [21] и нечестивые трупы ихъ бросилъ въ воду, чтобы земля не осквернилась ими и чтобы воздухъ не заражался смрадомъ отъ нихъ. Послѣ этого святый Илія велѣлъ царю Ахааву скорѣе пить и ѣсть и запрягать коней въ колесницу, чтобы отправиться въ путь, потому что скоро пойдетъ большой дождь, который омочитъ все. Когда Ахаавъ сѣлъ ѣсть и пить, Илія взошелъ на гору Кармилъ. Наклонившись къ землѣ, онъ положилъ лицо свое между колѣнами своими и молился Богу о ниспосланіи дождя на землю. Тотчасъ же по молитвѣ его, какъ бы ключемъ, отверзлись небеса и выпалъ большой дождь, который омочилъ всѣхъ и жаждущую землю обильно напоилъ. Тогда Ахаавъ, сознавъ свое заблужденіе, на пути въ Самарію оплакивалъ грѣхи свои. Святый же Илія, опоясавъ чресла свои, пѣшій шелъ впереди его, радуясь о славѣ Господа Бога своего.

Нечестивая царица, жена Ахаава, Іезавель, узнавши о всемъ происшедшемъ, страшно разгнѣвалась на Илію за погубленіе ея безстыдныхъ пророковъ и, клянясь своими богами, послала сказать ему, что на завтрашній день, въ тотъ самый часъ, въ который Илія убилъ пророковъ Ваала, она убьетъ его. Святый Илія устрашился смерти, ибо былъ человѣкъ со всѣми свойственными людямъ немощами, какъ и сказано о немъ: «Илія былъ человѣкъ подобный намъ» (Іак. 5, 17). Изъ-за угрозъ Іезавели онъ бѣжалъ въ Вирсавію [22], въ царство Іудейское, и пошелъ въ пустыню одинъ. Прошедши пустынею одинъ день онъ сѣлъ подъ можжевеловымъ кустомъ отдохнуть. Терзаемый печалью, онъ сталъ просить у Бога смерти себѣ, говоря:

— «Господи! довольно для меня, что я до сихъ поръ жилъ на землѣ; возьми теперь душу мою; ужели я лучше отцовъ моихъ?!»

Пророкъ сказалъ такъ не вслѣдствіе скорби огь гоненія на него, но какъ ревнитель Божій, не терпящій злобы человѣческой, безчестія Божія и поношенія пресвятаго имени Господня: для него легче было умереть, чѣмъ слышать и видѣть беззаконныхъ, презирающихъ и отвергающихъ Бога своего. Съ такою молитвою на устахъ Илія легъ и уснулъ подъ деревомъ. И вотъ касается его ангелъ Господень, говоря:

— «Встань, ѣшь и пей».

Поднявшись, Илія увидалъ у своего изголовья теплый опрѣснокъ и кувшинъ воды, всталъ, поѣлъ, напился воды и опять уснулъ. Ангелъ Господень вторично коснулся его, говоря:

— «Встань, ѣшь и пей, ибо тебѣ предстоитъ далекій путь».

Илія, вставши, еще поѣлъ, напился воды и подкрѣпившись этою пищею, шелъ сорокъ дней и сорокъ ночей до горы Божіей Хорива [23], гдѣ поселился въ пещерѣ. Здѣсь собесѣдникомъ ему былъ Самъ Господь Богъ, Который явился ему въ легкомъ вѣтрѣ, тихо дующемъ въ чистомъ воздухѣ. Когда приближался къ нему Господь, предшествовали страшныя знаменія Его явленія: сначала была сильная буря, разрушающая горы и разбивающая скалы, потомъ шелъ огонь, но въ огнѣ не было Господа; послѣ огня вѣяніе легкаго вѣтра; тутъ и былъ Господь [24]. Когда Илія услышалъ прохожденіе Господа, онъ закрылъ лицо свое плащемъ и, вышедши изъ пещеры, всталъ около нея. Онъ услыхалъ Господа, говорящаго ему:

— «Что ты здѣсь дѣлаешь, Илія?»

Илія отвѣтилъ:

— «Ревнуя возревновалъ я о Тебѣ, Господѣ Вседержителѣ, ибо сыны Израилевы оставили завѣтъ Твой, жертвенники Твои разрушили и пророковъ Твоихъ убили мечомъ; остался я одинъ, но и моей души ищутъ, чтобы отнять ее».

Господь же, утѣшая Илію въ печали его, открылъ ему, что не весь Израильскій народъ отступилъ отъ Него, но Онъ имѣетъ семь тысячъ тайныхъ рабовъ Своихъ, которые не преклоняли колѣнъ своихъ предъ Вааломъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ Господь возвѣстилъ Иліи о предстоящей въ скоромъ времени погибели Ахаава и Іезавели и всего дома ихъ, и повелѣлъ Иліи предназначить на Израильское царство нѣкотораго достойнаго мужа, по имени Іиуя, который и имѣлъ истребить весь родъ Ахаавовъ, а Елиссея — помазать во пророка [25]. Такъ, утѣшивъ раба Своего, Господь отошелъ отъ него. Угодникъ же Божій, по повелѣнію Господню, ушелъ отъ Хорива, по пути встрѣтилъ Елиссея, сына Сафатова, пашущимъ землю двѣнадцатью парами воловъ; возложивъ на него свой плащъ, святый Илія объявилъ ему волю Господню, нарекъ его пророкомъ и приказалъ ему идти за собою. Елиссей же сказалъ Иліи:

— «Умоляю тебя, отпусти меня на короткое время проститься съ отцомъ и матерью моими, и тогда я пойду за тобою».

Святый Илія не воспрепятствовалъ этому. Елиссей же, пришедши домой, закололъ пару воловъ, на которыхъ самъ пахалъ, устроилъ угощеніе сосѣдямъ и родственникамъ, а затѣмъ, простившись съ родителями, ушелъ къ Иліи и всюду слѣдовалъ за нимъ, будучи для него слугой и его ученикомъ.

Въ это время царь Ахаавъ, подъ вліяніемъ своей нечестивой жены Іезавели, къ прежнимъ беззаконіямъ прибавилъ новое, слѣдующее.

У одного израильтянина, по имени Навуѳея, былъ виноградникъ близъ владѣнія царя Ахаава въ Самаріи. Ахаавъ предложилъ Навуѳею:

— «Уступи мнѣ твой виноградникъ, чтобы онъ служилъ для меня садомъ, ибо онъ находится близъ моего дворца. Тебѣ же я дамъ другой, много лучше этого; а если тебѣ это не угодно будетъ, то деньгами заплачу тебѣ за твой виноградникъ».

Навуѳей отвѣчалъ:

— «Сохрани меня Господь, чтобы я отдалъ тебѣ наслѣдіе моихъ предковъ» [26].

Ахаавъ возвратился въ домъ свой смущенный и оскорбленный отвѣтомъ Навуѳея, и отъ досады не могъ ѣсть хлѣба. Іезавель же, узнавъ причину печали его, подсмѣялась надъ нимъ говоря:

— «Ужели такова твоя, царь Израилевъ, власть, что даже на одномъ человѣкѣ ты не силенъ проявить свою волю? Но перестань печалиться, ѣшь хлѣбъ и подожди немного времени: я сама отдамъ тебѣ въ руки виноградникъ Навуѳея».

Сказавши это, она написала отъ имени царя приказаніе старѣйшимъ гражданамъ израильскимъ и приложила къ нему царскую печать. Написано же было, чтобы они возвели на Навуѳея ложное обвиненіе, будто онъ злословилъ Бога и царя, и, представивши лжесвидѣтелей, побили бы его за городомъ камнями. И совершилось то несправедливое убійство по беззаконному приказанію. Послѣ казни ни въ чемъ неповиннаго Навуѳея, Іезавель сказала Ахааву:

— «Теперь наслѣдуй виноградникъ безъ денегь, ибо Навуѳея уже нѣтъ въ живыхъ».

Ахаавъ, услыхавъ объ убійствѣ Навуѳея, немного опечалился, а потомъ пошелъ въ виноградникъ, чтобы принять его въ свое владѣніе [27]. На пути встрѣтилъ его, по повелѣнію Божію, святый пророкъ Илія и сказалъ ему:

— «Такъ какъ ты несправедливо убилъ невиннаго Навуѳея и незаконно завладѣлъ его виноградникомъ, то посему говоритъ Господь: на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ псы лизали кровь Навуѳея, псы полижутъ и твою кровь; также и жену твою Іезавель съѣдятъ псы, и весь домъ твой будетъ истребленъ».

Ахаавъ, услыхавъ эти слова, заплакалъ, снялъ съ себя царскія одежды, одѣлся во вретище и наложилъ на себя постъ [28]. И столь малое покаяніе предъ Господомъ возъимѣло такую силу, что исполненіе назначеннаго наказанія всему дому его было отложено на время послѣ смерти Ахаава. Ибо Господь сказалъ Своему пророку Иліи:

— «Поелику Ахаавъ смирился, то не наведу Я бѣдъ на домъ его при его жизни, но при сынѣ его».

Послѣ сего Ахаавъ прожилъ три года и былъ убитъ въ сраженіи [29]. Съ мѣста битвы онъ былъ отвезенъ на колесницѣ въ Самарію, и его кровь, текущую съ колесницы, лизали псы, какъ и предсказалъ пророкъ Божій. Также и все, что предсказано было объ Іезавели и всемъ Ахаавовомъ домѣ, исполнилось потомъ въ свое время, уже по взятіи святаго Иліи на небо (4 Цар. гл. 9).

По смерти Ахаава вмѣсто его воцарился сынъ его Охозія, который оказался наслѣдникомъ какъ престола, такъ и нечестія отцовскаго, ибо, слушая свою нечестивую мать Іезавель, онъ поклонялся и приносилъ жертвы Ваалу, чѣмъ очень прогнѣвалъ Бога Израилева. Однажды, вслѣдствіе неосторожности, Охозія упалъ изъ окна своего дома и очень сильно заболѣлъ. Онъ отправилъ пословъ къ ложному богу Ваалу, собственно же къ бѣсу, который жилъ въ идолѣ Вааловомъ и давалъ ложные отвѣты обращавшимся къ нему съ вопросами. Къ тому бѣсу онъ и послалъ спросить о своемъ здоровьѣ, выздоровѣетъ ли онъ отъ болѣзни. Когда послы Охозіи шли къ Ваалу, на пути, по повелѣнію Божію, предсталъ имъ пророкъ Илія и сказалъ:

— «Развѣ нѣтъ Бога въ Израилѣ, что вы идете спрашивать у Ваала? Возвратитесь и скажите пославшему васъ царю, — такъ говоритъ Господь: съ постели, на которую ты слегъ, не встанешь, но умрешь на ней».

Возвратившись, посланные передали эти слова больному царю. Царь спросилъ ихъ:

— «Каковъ видомъ человѣкъ, сказавшій вамъ эти слова?»

Они отвѣчали:

— «Человѣкъ тотъ весь въ волосахъ и по чресламъ своимъ подпоясанъ кожаннымъ поясомъ».

Царь сказалъ:

— «Это Илія Ѳесвитянинъ».

И послалъ онъ старѣйшаго пятидесятоначальника и съ нимъ пятьдесятъ человѣкъ, чтобы они взяли Илію и привели къ нему. Тѣ пошли и увидали Илію на горѣ Кармилѣ, ибо онъ привыкъ пребывать преимущественно на этой горѣ. Увидавъ Илію сидящимъ на верху горы, пятидесятоначальникъ сказалъ ему:

— «Человѣкъ Божій! сойди сюда; царь приказываетъ тебѣ идти къ нему».

Святый Илія отвѣчалъ пятидесятоначальнику:

— «Если я человѣкъ Божій, то пусть сойдетъ огонь съ неба и попалитъ тебя и пятьдесятъ мужей твоихъ».

И тотчасъ упалъ съ неба огонь и пожегъ ихъ. Царь послалъ другаго пятидесятоначальника съ такимъ же числомъ людей, но и съ ними случилось то же: упавшій съ неба огонь попалилъ и ихъ. Царь послалъ третьяго пятидесятоначальника съ пятьюдесятью мужами. Этотъ пятидесятоначальникъ, узнавъ, что случилось съ прежде него посланными, пришелъ къ святому Иліи со страхомъ и смиреніемъ и, павши на колѣна предъ нимъ, умолялъ его, говоря:

— «Человѣкъ Божій! вотъ я и сіи рабы твои, пришедшіе со мною, стоимъ предъ тобою; помилуй насъ: мы не по своей волѣ пришли, а посланы къ тебѣ; не погуби насъ огнемъ, какъ погубилъ ты посланныхъ прежде насъ».

И пощадилъ пророкъ пришедшихъ со смиреніемъ; прежде же приходившихъ онъ не пощадилъ потому, что они приходили съ гордостію и властію, хотѣли взять его какъ плѣнника и вести его съ безчестіемъ. Господь повелѣлъ святому Иліи идти съ этими третьими безбоязненно и сказать царю то же, что прежде говорилъ. Посему человѣкъ Божій, сошедши съ горы, пошедъ съ пятидесятоначальникомъ и съ его людьми. Пришедши же къ царю, Илія сказалъ ему:

— «Такъ говоритъ Господь: такъ какъ ты посылалъ спрашивать Ваала о жизни твоей, какъ будто во Израилѣ нѣтъ Бога, Котораго ты могъ бы спросить, то за это ты не встанешь съ одра, на которомъ лежишь, но умрешь».

И умеръ Охозія, по слову Божію, изреченному устами пророческими. Послѣ Охозіи вступилъ на царство братъ его Іорамъ, потому что Охозія не имѣлъ сыновей. На семъ Іорамѣ прекратился родъ Ахаавовъ, будучи истребленъ гнѣвомъ Божіимъ во дни святаго пророка Елиссея, какъ о томъ пишется въ житіи его [30].

Когда же приблизилось время, въ которое Господь опредѣлилъ взять къ Себѣ Илію живымъ, во плоти, Илія и Елиссей шли изъ города Галгала въ городъ Веѳиль. Зная по откровенію Божію о приблизившемся взятіи своемъ на небо, Илія хотѣлъ оставить Елиссея въ Галгалѣ, смиренно скрывая отъ него предстоящее свое отъ Бога прославленіе. Онъ сказалъ Елиссею: «оставайся ты здѣсь, ибо Господь послалъ меня въ Веѳиль». Елиссей же святый, также, по откровенію Божію, знавшій о предстоящемъ совершиться, отвѣчалъ:

— «Живъ Господь и жива душа твоя, что не оставлю я тебя», — и оба пошли въ Веѳиль. Сыны пророческіе [31], жившіе въ Веѳилѣ, подошедши къ Елиссею наединѣ, сказали ему:

— «Знаешь ли ты, что Господь возьметъ отъ тебя господина твоего надъ главою твоею?»

Елиссей отвѣчалъ:

— «Знаю и я, но молчите».

Послѣ этого Илія сказалъ Елиссею:

— «Оставайся здѣсь, меня же Господь послалъ въ Іерихонъ».

Елиссей отвѣтилъ ему:

— «Живъ Господь и жива душа твоя, что не оставлю я тебя», — и пришли оба въ Іерихонъ. Сыны пророческіе, которые были въ Іерихонѣ, подошедши къ Елиссею, сказали ему:

— «Знаешь ли ты, что сегодня Господь возьметъ отъ тебя господина твоего надъ главою твоею?»

Елиссей отвѣчалъ:

— «Я узналъ уже, молчите».

Святый Илія опять сказалъ Елиссею:

— «Оставайся здѣсь, потому что Господь послалъ меня къ Іордану».

Елиссей же сказалъ:

— «Живъ Господь и жива душа твоя, что я не отстану отъ тебя», — и пошли вмѣстѣ. Вслѣдъ за ними, въ отдаленіи отъ нихъ, пошли пятьдесятъ человѣкъ изъ сыновъ пророческихъ; когда оба святые пророки дошли до Іордана, Илія взялъ свой плащъ, свернулъ его и ударилъ имъ по водѣ; вода разступилась на обѣ стороны, и они прошли оба чрезъ Іорданъ посуху. Перешедши Іорданъ, Илія сказалъ Елиссею:

— «Проси у меня, что бы мнѣ для тебя сдѣлать, прежде нежели я буду взятъ отъ тебя».

Елиссей отвѣчалъ:

— «Прошу, чтобы духа, который въ тебѣ, было во мнѣ вдвое больше, чѣмъ въ тебѣ» [32].

Илія сказалъ:

— «Труднаго ты рѣшился просить; но, впрочемъ, если увидишь, какъ я буду отъ тебя взятъ, то будетъ по твоему; если же не увидишь, то не получишь».

Когда они шли и разговаривали такъ, вдругъ внезапно явилась колесница и кони огненные [33] и разлучили ихъ другъ отъ друга, причемъ Илія въ вихрѣ былъ взятъ на небо. Елиссей же смотрѣлъ и восклицалъ:

— «Отче, отче! Колесница Израилева и конница его!» (Этими словами онъ какъ бы говорилъ: ты, отче, былъ всею силою для Израиля: твоею молитвою и ревностію ты помогалъ Израильскому царству гораздо болѣе, чѣмъ помогали ему великое множество военныхъ колесницъ и всадниковъ вооруженныхъ). Елиссей уже болѣе не видѣлъ Иліи [34]. Тогда онъ взялся за одежды свои и въ скорби разодралъ ихъ. Вскорѣ упалъ къ ногамъ его брошенный свыше плащъ Иліи. Поднявъ его, Елиссей остановился на берегу Іордана и, раздѣливъ имъ подобно Иліи воду на обѣ стороны, перешелъ посуху и сталъ наслѣдникомъ благодати, дѣйствовавшей въ его учителѣ. Святый же пророкъ Божій Илія, на огненной колесницѣ взятый вмѣстѣ съ плотію на небо, до сихъ поръ живъ во плоти, хранимый Богомъ въ селеніяхъ райскихъ. Его видѣли три святые апостолы во время преображенія Господня на Ѳаворѣ (Лук. 9, 30), и опять увидятъ его обыкновенные смертные люди предъ вторымъ пришествіемъ Господа на землю. Избѣжавшій смерти отъ меча Іезавели, онъ пострадаетъ тогда отъ меча антихристова (Апок. 11, 3-12), и уже не только какъ пророкъ, но и какъ мученикъ удостоится въ ликѣ святыхъ большей, чѣмъ теперь, чести и славы отъ праведнаго мздовоздаятеля Бога, въ трехъ Лицахъ Единаго, Отца и Сына и Святаго Духа, Которому честь и слава нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь [35].

Примѣчанія:
[1] Господь избралъ и отдѣлилъ Авраама и его потомковъ отъ прочихъ народовъ для сохраненія и распространенія между людьми истинной вѣры въ Бога. Палестина, которую Богъ отдалъ Аврааму и его потомству, наилучшимъ образомъ соотвѣтствовала назначенію народа Божія. Она ограждена съ сѣвера Ливанскими горами, съ востока — Сирійско-Аравійскою пустынею, съ юга — каменистою Аравійскою пустынею, съ запада — Средиземнымъ моремъ. Такою крѣпкою оградою народъ Божій былъ отдѣленъ и защищенъ отъ вліянія язычниковъ и могъ служить Богу, безпрепятственно и свободно выполнять свое назначеніе. Не менѣе соотвѣтствовала назначенію народа Божія Палестина своимъ положеніемъ на границѣ Азіи, Африки и Европы, въ срединѣ между древними народами (Іез. 5, 5). Народъ Божій могъ быть въ общеніи со всѣми могущественными, образованными народами древности и сообщать имъ откровенія Божіи. Когда настало время просвѣщенія народовъ свѣтомъ Божественнаго ученія, проповѣдникамъ его изъ Палестины открыты и близки были пути ко всѣмъ народамъ міра.
[2] Іеровоамъ происходилъ изъ колѣна Ефремова, былъ одинъ изъ надзирателей надъ рабочими при построеніи храма въ Іерусалимѣ и былъ очень любимъ Соломономъ. Когда въ землѣ Израильской явилось много недовольныхъ, которые возстали противъ Соломона за увеличеніе имъ налоговъ, предводителемъ ихъ явился Іеровоамъ. Узнавъ объ этомъ, Соломонъ велѣлъ казнить Іеровоама, но тотъ скрылся въ Египетъ.
[3] Сикимъ или Сихемъ находился въ срединѣ западной части Палестины, впослѣдствіи образовавшей Самарію.
[4] Городъ Веѳиль находился въ южной части Самаріи, на сѣверъ отъ Іерусалима, а городъ Данъ на сѣверѣ Галилеи.
[5] Въ странѣ Заіорданской, въ восточной половинѣ Палестины.
[6] Городъ Ѳесвитъ или Ѳесва находился въ восточной части Галаадской страны, простиравшейся отъ горы Ермона до рѣки Арнона, — на востокъ отъ Іордана, близъ Галаадскихъ горъ.
[7] Серафимы (съ еврейск. — пламенныя, огненныя существа) — ближайшія къ Богу, самыя высшія духовныя существа, которыя, окружая престолъ Господа славы, неумолкаемо взываютъ: «Святъ, святъ, святъ Господь Саваоѳъ (т.-е. Господь воинствъ), вся земля полна славы Его» (Ис., гл. 6).
[8] Ваалъ считался у хананейскихъ народовъ главнымъ богомъ. Подъ именемъ Ваала они обоготворяли солнце, какъ источникъ плодотворной силы въ природѣ.
[9] Слова: «Живъ Господь Богъ твой, жива душа твоя» — равносильны нашей клятвѣ: «клянусь Богомъ». Древніе евреи, желая завѣрить въ истинности своихъ словъ, употребляли обыкновенно именно эти слова въ качествѣ клятвы.
[10] Побуждаемый гордостью Давидъ хотѣлъ сосчитать свой народъ. За такой грѣхъ Господь послалъ на его царство моровую язву, отъ которой въ три дня умерло 70.000 человѣкъ.
[11] Въ Палестинѣ, какъ и въ другихъ жаркихъ странахъ, дождь бываетъ только осенью и весною, за то ро́сы очень обильно напаяютъ землю. Онѣ бываютъ такъ велики, особенно лѣтомъ, что земля увлажается ими, какъ послѣ сильнаго дождя.
[12] Въ Сиріи, близъ Дамаска.
[13] Городъ Сарепта находился на западѣ Финикіи, на берегу Средиземнаго моря, близъ Сидона.
[14] Сентября 22.
[15] Гора Кармилъ находится на сѣверо-западѣ Самаріи, близъ Средиземнаго моря. Илія избралъ эту гору для собранія потому, что она была главнымъ мѣстомъ служенія Ваалу въ Израильскомъ царствѣ.
[16] Наравнѣ съ Вааломъ почиталась Астарта или Ашера. Она была богинею неба (Іер. 7, 18), луны и богинею счастья, любви, плодородія, войны и охоты. Изображалась съ женскою головою, украшенною луннымъ серпомъ или двумя рогами. Служеніе Ваалу совершалось на высотахъ, а Астартѣ въ долинахъ, въ зеленыхъ дубравахъ (рощахъ). Дубравами въ честь Астарты всегда были окружены капища Ваала, построенныя на холмахъ и горахъ, и въ нихъ, у подножія холмовъ, ставились жертвенники Астарты. Жрецы Астарты имѣли названіе «дубравные». Ваалъ кромѣ своего значенія, какъ богъ солнца, въ разныхъ мѣстахъ назывался различными именами. Такъ у Филистимлянъ онъ назывался Ваалъ-Зевулъ, богъ мухъ, потому что Филистимляне, жившіе на низкомъ берегу моря и страдавшіе отъ множества мухъ и другихъ насѣкомыхъ, молились ему объ избавленіи отъ мухъ. Онъ считался также цѣлителемъ недуговъ и прорицателемъ. Ваалъ-Вериѳъ, богъ клятвъ, договоровъ, союзовъ. Ваалъ-Ѳегоръ, богъ войны. Израильтяне легко увлекались служеніемъ идоламъ, потому что служеніе истинному Богу требуетъ добродѣтелей, молитвы, сокрушенія о грѣхахъ, постовъ, а служеніе идоламъ сопровождалось плясками, пиршествами, пьянствомъ и другими чувственными наслажденіями.
[17] У Евреевъ былъ обычай спать въ самую жаркую пору дня, съ 10 или 11 часовъ дня до 3-хъ по полудни.
[18] Ниспаденіе огня съ неба выражало, что Богъ милостиво принимаетъ приносимую Ему жертву.
[19] Евреи во время молитвы падали лицомъ ницъ на землю. Этимъ они выражали сознаніе своего паденія предъ Богомъ и ничтожества своего предъ величіемъ Божіимъ, а также свое сокрушеніе о грѣхахъ.
[20] Потокъ Киссонъ протекалъ близъ горы Кармила, на сѣверъ отъ нея; впадалъ въ Средиземное море, которое называлось «Великимъ» моремъ.
[21] По закону Моисееву должно было подвергать смертной казни явныхъ идолопоклонниковъ, особенно тѣхъ, которые увлекали другихъ къ идолопоклонству (Втор. гл. 13).
[22] Городъ Вирсавія находился на югѣ Іудеи.
[23] Гора Хоривъ находится въ юго-западной части Аравійскаго полуострова, на сѣверъ отъ Чермнаго (Краснаго) моря, близъ горы Синая, нѣсколько на сѣверо-западъ отъ нея.
[24] Илія находилъ необходимымъ, чтобы погибли всѣ нечестивые люди. Господь не явился Иліи ни въ бурѣ, ни въ землетрясеніи; ни въ огнѣ, но явился въ тихомъ вѣтрѣ, чтобъ показать, что Онъ, хотя и могъ бы погубить нечестивыхъ грозными явленіями природы, но за лучшее признаетъ управлять людьми съ кротостію и долготерпѣніемъ.
[25] Изъ этого видно, что чрезъ помазаніе царей и пророковъ сообщается имъ Духъ Святый, Который недосягаемо возвышаетъ ихъ предъ прочими людьми и дѣлаетъ ихъ представителями и орудіями власти Божіей надъ людьми.
[26] Законъ Моисеевъ запрещалъ продавать наслѣдственныя владѣнія (Числ. 36, 7).
[27] Имѣніе казненныхъ за преступленія противъ царя поступало въ пользу царя.
[28] Древніе для выраженія скорби раздирали на себѣ одежды свои, то есть, надрывали ихъ спереди на груди, посыпали голову пепломъ или землею, надѣвали на себя вретище, то есть, жесткую, изъ войлочной матеріи, узкую, безъ рукавовъ, одежду, которая походила на мѣшокъ, постились, не мыли своего тѣла, не чистили и не мѣняли одеждъ, снимали съ себя всякія украшенія, даже башмаки и сандаліи (дощечки, прикрѣпляемыя къ подошвамъ ремнями), и ходили босые, стригли волосы на головѣ и бороду. Въ глубокой горести садились или ложились на землю въ пыль и пепелъ, закутывали подбородокъ, т. е., лицо ниже носа, въ знакъ того, что не хотятъ говорить, и даже закрывали все лицо и голову.
[29] Во время войны съ царемъ Сирійскимъ Венададомъ.
[30] Іюня 14.
[31] Сынами пророческими у Израильтянъ назывались ученики пророковъ. Они составляли изъ себя школы, или общества, — воспитывавшіяся подъ непосредственнымъ воздѣйствіемъ пророковъ. Ученики пророческіе занимались молитвою, назидательными бесѣдами, благочестивыми пѣснопѣніями и музыкою, и возвышались иногда до божественнаго вдохновенія. «Пророчествовать», по священному писанію, не всегда значитъ «предсказывать будущее» по откровенію Божію; но это слово иногда означаетъ «вести подъ вліяніемъ Духа Божія вдохновенныя рѣчи, говорить назидательныя, помазанныя проповѣди, толковать слово Божіе (1 Кор. 14, 3-6), слагать молитвы и пѣснопѣнія Богу, произносить и пѣть ихъ подъ звуки музыки». Все это и было цѣлью и задачею пророческихъ школъ. Такія школы были въ Рамѣ, Веѳилѣ, Іерихонѣ, Галгалѣ и въ другихъ мѣстахъ.
[32] Пророкъ Елиссей видѣлъ, что даже пророкъ Илія, обладавшій великимъ нравственнымъ духомъ и пророческимъ даромъ, не могъ обратить къ истинному Богу закоснѣлыхъ нечестивцевъ между Израильтянами; потому, ревнуя о славѣ Божіей и сознавая свою немощь, онъ и просилъ себѣ вдвойнѣ пророческаго и чудодѣйственнаго духа, который былъ у Иліи.
[33] Сила Божія, взявшая Илію на небо, явилась въ видѣ огненной колесницы и огненныхъ коней для того, чтобы засвидѣтельствовать о пламенномъ духѣ и словѣ Иліи, чтобы прославить его, какъ побѣдоноснаго ревнителя славы Божіей и охранителя Израильтянъ, и чтобы показать, что онъ восхищенъ туда, гдѣ обитаютъ духи, горящіе любовію къ Богу, какъ пламень огненный.
[34] Въ 21-ой главѣ 2 кн. Паралипоменонъ объ царѣ Іорамѣ, управлявшемъ Іудеею уже по взятіи св. Иліи, сообщается, что «пришло къ нему письмо отъ Иліи пророка», въ которомъ пророкъ обличилъ его беззаконія, предсказывалъ ему злую кончину.
[35] Свѣдѣнія о жизни св. пророка Иліи изложены въ 3 кн. Царствъ (главы 17, 18, 19, 21) и въ четвертой (главы 1, 2, 3).

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 424-445.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0