Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День девятнадцатый.

Житіе преподобной матери нашей Макрины.

Проснувшись послѣ этого видѣнія, Эмилія родила это дитя и назвала его Ѳеклою; но домашніе и родственники захотѣли лучше назвать ее Макриною — по имени ея бабки съ отцовской стороны, святой Макрины, которая въ царствованіе Максиміана Галерія [5] подверглась вмѣстѣ со своимъ мужемъ гоненію за Христа и семь лѣтъ скиталась въ пустыняхъ, терпя крайнюю нужду, пока не прекратилось гоненіе. Итакъ двойное имя было у новорожденной: Ѳекла — по откровенію, Макрина — по прозванію; и не напрасно: она унаслѣдовала богоугодную жизнь отъ обѣихъ тѣхъ угодницъ Божіихъ, такъ же, какъ и онѣ, пылая въ сердцѣ пламенной любовью къ Богу. Привычка называть ее Макриною настолько укрѣпилась среди людей, что нѣкоторые и не знали ея перваго имени, и всѣ звали ее другимъ: вѣримъ, что подъ обоими тѣми именами записана на небѣ, въ книгѣ жизни эта невѣста Христова.

Дѣвочку вскормили, и, когда ребенокъ сталъ приходить въ возрастъ, мать начала ее воспитывать и учить грамотѣ, начиная не съ языческихъ басенъ (какъ это дѣлали обыкновенно другія матери) и не съ сочиненій поэтовъ, въ которыхъ много такого, что недостойно чистаго дѣвическаго слуха; она выбирала изъ книги премудрости Соломона [6] и изъ псалмовъ Давида или изъ другихъ книгъ божественнаго писанія подходящіе стихи, и именно такіе, которые заключали въ себѣ или молитвы и славословія Божія, или же добрыя нравоученія. Дѣвочка училась успѣшно, она была способная; и были постоянно у ней на устахъ слова книжныя и молитвенное пѣніе на всякое время дня: вставала ли она съ постели, или принималась за какое-либо дѣло, садилась обѣдать или вставала изъ-за стола, полдень и вечеръ она не пропускала безъ пѣнія псалмовъ, и, отправляясь спать, она совершала установленную молитву. Она была научена матерью и рукодѣлію, свойственному дѣвицѣ, и ей не позволяли проводить время въ праздности и дѣтскихъ играхъ, но постоянно занималась она или чтеніемъ книгъ, или рукодѣльемъ.

Когда отроковицѣ исполнилось двѣнадцать лѣтъ, она оказалась настолько красивой, что не было подобной дѣвушки во всей той странѣ; даже живописцы не могли изобразить красоту ея лица; поэтому много богачей и знатныхъ людей обезпокоивали просьбами ея отца, каждый желая женить на ней своего сына.

Отецъ же Макрины, благоразумный человѣкъ, выбралъ изъ всѣхъ одного юношу, отличавшагося среди другихъ не только знатнымъ происхожденіемъ, но и разумомъ и добронравіемъ, и обручилъ съ нимъ свою прекрасную дочь Макрину; но свадьбу отложилъ, пока дѣвушка подростетъ и достигнетъ брачнаго возраста. Юноша же дожидался и успѣшно занимался науками; но Богъ, устраивающій все премудро, по Своему смотрѣнію пресѣкъ временную жизнь его и перенесъ его въ жизнь вѣчную. Тогда блаженная дѣвица, въ юныхъ лѣтахъ отличавшаяся разумомъ старицы, твердо рѣшила ни за кого не выходить замужъ, но сберечь въ чистотѣ дѣвство свое до конца жизни. Много юношей упрашивали Макрину выйти замужъ, и сами родители и родственники уговаривали ее вступить въ бракъ; но она, не по лѣтамъ разсудительная, словно не юная, а скорѣе старица по своимъ благоразумію и разсудительности, отвѣчала:

— «Не хорошо дѣвушкѣ, обрученной одному жениху, выходить за другого, незаконно преступить однажды совершенное обрученіе; вѣдь по естественному закону супружество должно быть одно, какъ одно рожденіе и одна смерть, а тотъ, кому я обручена и кого называютъ умершимъ, не умеръ, — вѣрю я въ надеждѣ воскреенія, — а живъ и только ушелъ далеко въ другую страну до времени общаго воскресенія; не малъ грѣхъ и позоръ супругѣ, если она, по уходѣ куда-нибудь своего супруга, не сохранитъ супружеской вѣрности, а соединится съ другимъ».

Такъ отвѣчала благоразумная дѣвица Макрина всякому, кто говорилъ ей о бракѣ и совѣтовалъ выйти замужъ, и сохраняла себя въ непорочномъ дѣвствѣ; она была постоянно при своей матери, какъ при бдительномъ сторожѣ ея жизни и служила ей усердно, со смиреніемъ, не стыдясь и тѣхъ работъ, которыя исполняли рабыни, но работала все съ ними вмѣстѣ, какъ бы одна изъ рабынь. Особенно, когда отецъ ея отошелъ къ Господу, она стала для овдовѣвшей матери неотступной служанкой и утѣшительницей во всѣхъ ея печаляхъ и скорбяхъ; она усердно смотрѣла за всѣмъ домомъ, а всѣмъ остальнымъ своимъ братьямъ и сестрамъ, какъ старшая, была учительницей и наставницей, какъ вторая мать, въ особенности же послѣднему брату Петру, который родился во время кончины отца: когда онъ явился въ міръ изъ утробы матери, отецъ ушелъ изъ міра; этого послѣдняго брата сама святая Макрина научила грамотѣ, воспитала его благоразумію и добронравію, научила его цѣломудренной жизни, и онъ былъ потомъ святителемъ, не послѣднимъ среди угодниковъ Божіихъ.

Когда братъ ея Василій, который родился послѣ нея, возвратился домой послѣ многихъ лѣтъ ученія въ различныхъ странахъ и сталъ по своей юности, гордиться своей ученостью, святая Макрина кроткими и боговдохновенными рѣчами своими вскорѣ привела его къ такому смиренію, что онъ вскорѣ презрѣлъ все житейское и избралъ себѣ монашескую жизнь. Эта истинная раба Христова и другого брата, по имени Невкратія, еще юнаго, своими душеполезными бесѣдами обратила къ любви Божіей и къ чистой жизни: оставивъ все, Невкратій ушелъ въ пустыню, гдѣ, служа престарѣлымъ пустынникамъ, окончилъ свою жизнь въ молодыхъ еще лѣтахъ.

По увѣщанію этой благоразумной дѣвицы и мать ея, блаженная Эмилія, устроивъ остальныхъ дочерей замужъ и отпустивъ на волю рабовъ и рабынь, оставила заботы и попеченіе этого суетнаго міра и пошла въ дѣвичій монастырь, такъ что обѣ, — и мать и дочь, — стали Христовыми невѣстами, принявъ на себя иноческій образъ. Нѣкоторыя и изъ рабынь захотѣли вмѣстѣ съ ними отречься отъ міра и пойти въ монастырь, и все у нихъ было общее, одна келья, одинъ столъ, однѣ одежды; все, нужное для жизни у нихъ было поровну; онѣ служили Господу единодушно, въ смиреніи, кротости и любви, и не было у нихъ ни гнѣва, ни зависти, ни ненависти, ни презрѣнія, ничего такого, что не было бы угодно Богу: они совсѣмъ были чужды суетныхъ желаній и тщеславія. Ихъ слава была въ томъ, что никто ихъ не зналъ, богатство въ нищетѣ, пища въ воздержаніи; отрясши отъ тѣла все земное, какъ пыль, они устремили весь свой умъ къ одному Богу и усердно молились, пѣли псалмы и читали книги день и ночь. Одно постоянное было у нихъ дѣло и отдыхъ отъ труда — богомысліе и молитва, а попеченіе и труды для нуждъ тѣла они считали неважными подѣлками, а не самымъ дѣломъ.

Какой языкъ можетъ разсказать богоугодную жизнь ихъ, протекавшую въ постническихъ подвигахъ, коими онѣ уподоблялись ангеламъ? Онѣ были какъ бы средостѣніемъ между ангелами и людьми, превосходя тѣлесныхъ людей и равняясь съ ангелами чистотой и воздержаніемъ; онѣ не сравнялись съ ангелами только тѣмъ, что тѣ были безтѣлесны, а онѣ имѣли тѣло. Если бъ кто и сравнилъ ихъ съ ангелами, не ошибся бы; дѣйствительно, одѣтыя тѣломъ, онѣ подражали безтѣлеснымъ, предстоя съ ними на небѣ предъ Богомъ боголюбивымъ сердцемъ. Такое житіе проводили онѣ не малое время, но до самой старости и смерти.

Когда преподобная Эмилія уже въ преклонныхъ лѣтахъ приближалась къ блаженной кончинѣ своей и ослабла тѣломъ, пришелъ къ ней послѣдній сынъ ея Петръ, проводившій богоугодную жизнь, и вмѣстѣ со святой Макриной ухаживалъ за матерью во время ея болѣзни. При самомъ же разлученіи ея съ тѣломъ у постели умирающей съ обѣихъ сторонъ сидѣли ея дѣти, Макрина и Петръ, и называли по именамъ остальныхъ братьевъ и сестеръ, а она всѣмъ, какъ сокровище, оставляла свое материнское благословеніе. Потомъ, положивъ одну руку на Макрину, а другую на Петра, она сказала, обратившись къ Господу:

— «Тебѣ, Господи, отдаю начатокъ и десятину отъ плодовъ моего чрева: начатокъ — эта перворожденная дочь, десятина — этотъ послѣдній сынъ! Ты въ Ветхомъ Завѣтѣ повелѣлъ приносить Тебѣ начатокъ [7] и десятину плодовъ [8]: пусть Тебѣ будутъ они благопріятной жертвой и пусть снизойдетъ на нихъ Твоя святыня!»

Съ этими словами она предала свою святую душу въ руки Божіи. И похоронили съ честію дѣти свою мать, положивши тѣло ея въ гробъ своего отца, при мощахъ ея мужа: такъ она распорядилась передъ смертью. Спустя нѣсколько времени послѣ этого святый Василій Великій поставленъ былъ архіепископомъ Кесаріи каппадокійской и посвятилъ въ пресвитеры своего брата Григорія (называемаго Нисскимъ), а также пригласилъ къ себѣ и другого брата, Петра, и причислилъ его къ церковному причту. Узнавъ объ этомъ, святая Макрина порадовалась въ душѣ. Черезъ девять лѣтъ она опять услышала о святомъ Василіи, что онъ преставился къ Господу, и горько опечалилась, скорбя не столько о смерти родного брата, сколько о томъ, что угасло такое свѣтило Церкви и палъ такой столпъ благочестія. Потомъ приблизилось время отхода къ Богу и самой святой Макринѣ; объ ея честно́мъ преставленіи святый Григорій, епископъ Нисскій, ея братъ, пишетъ слѣдующее.

Черезъ девять мѣсяцевъ [9] по кончинѣ Василія былъ созванъ соборъ епископовъ въ Антіохіи, на которомъ былъ и я (говоритъ Григорій); послѣ Собора я собрался посѣтить и повидать нашу сестру Макрину; давно мы съ ней не видались, — мѣшали многія бѣды и непріятности, которымъ я подвергался, гонимый всюду аріанами. Итакъ, я отправился къ ней: когда я проѣхалъ уже очень много и уже приближался къ мѣсту назначенія, за день до моего прибытія къ сестрѣ ночью во снѣ было мнѣ слѣдующее видѣніе. Мнѣ казалось, что я ношу на рукахъ мученическія мощи, отъ которыхъ исходятъ свѣтлые лучи, какъ отъ свѣтлаго зеркала, положеннаго противъ солнца, такъ что глаза мои не могли смотрѣть на этотъ яркій блескъ. Это видѣніе повторялось три раза въ одну ночь, и я не могъ его понять; а въ душѣ у меня была какая-то печаль, и я отправился въ путь, ожидая, какъ то сбудется этотъ сонъ. Когда я былъ близко отъ того мѣста, гдѣ блаженная Макрина проводила ангельскую и небесную жизнь, и когда многіе вышли мнѣ на встрѣчу на пути и привѣтствовали почтительно меня, я спросилъ одного изъ знакомыхъ о моей сестрѣ Макринѣ; мнѣ сказали, что она тяжело больна. Я поспѣшилъ, скорбя въ душѣ; прибывъ въ обитель, я пошелъ сначала въ церковь, гдѣ всѣ монахини ожидали насъ. Послѣ молитвы и благословенія я увидѣлъ, что среди монахинь нѣтъ ихъ игуменьи, моей сестры Макрины, и тяжело мнѣ стало на сердцѣ. Я пошелъ въ ея келью и нашелъ ее тяжело больной, лежавшей не на постели, а на землѣ, на доскѣ, покрытой рубищемъ; деревянное изголовье было также прикрыто рубищемъ. Увидѣвъ меня, входящаго въ дверь, она поклонилась и упала на руки: встать она не могла, но, насколько можно было ей поклониться съ постели, она отдала мнѣ поклонъ, я же поскорѣе поднялъ ее, положилъ на томъ же мѣстѣ и со слезами цѣловалъ ее. А она протянула руки къ Богу и сказала:

— «Благодарю Тебя, Владыко Боже мой за то, что ты и это благодѣяніе оказалъ мнѣ, исполнилъ мое желаніе, послалъ Своего слугу посѣтить рабу Твою».

Потомъ она начала разговаривать со мной, скрывая свою болѣзнь: она не хотѣла опечалить моей души, поэтому изрѣдка слабо стонала, стараясь, какъ-нибудь удержать частые вздохи, и смотрѣла на насъ со спокойнымъ лицомъ. Ведя серьезныя рѣчи, она вспоминала Василія Великаго; грустно мнѣ стало при этомъ на душѣ, и я не могъ удержаться отъ слезъ. Она, увидавъ мои горькія слезы, тотчасъ перестала говорить о Василіи и начала о другомъ; стала говорить о дивномъ Промыслѣ Божіемъ и Его заботахъ, о будущемъ вѣкѣ, о томъ, зачѣмъ человѣкъ былъ созданъ и какъ онъ сталъ смертнымъ, какъ черезъ временную смерть переходитъ въ вѣчную жизнь, — и другія боговдохновенныя рѣчи вела она, давая намъ великую пользу, и своей душѣ радость: она полна была Духа Святаго: какъ бы изъ источника какого истекала благодать изъ устъ ея, и весь умъ ея былъ занятъ небеснымъ. Окончивъ разговоръ, она сказала мнѣ:

— «Пора тебѣ, отецъ, отдохнуть немного отъ долгаго пути и подкрѣпить тѣло пищей».

Хотя мнѣ и не хотѣлось уходить отъ нея и прекращать пріятный разговоръ, въ которомъ я поистинѣ находилъ покой душѣ своей, однако я не осмѣлился ослушаться ея, разъ ей такъ захотѣлось; и я ушелъ отъ нея. Намъ было приготовлено мѣсто для отдыха въ ближнемъ саду, очень красивомъ, подъ сѣнью деревьевъ, но ничто меня не радовало; сердце мое болѣло; я видѣлъ, что сестра моя близка къ смерти, и ждалъ, какъ сбудется мое сновидѣніе, которое, — я уже понималъ, — начинало исполняться, и которое я толковалъ себѣ такъ: мощи мученическія — это сестра Макрина, которая, дѣйствительно, истощая себя въ теченіе столькихъ лѣтъ постническими подвигами ради любви къ Богу, умертвила свое тѣло, какъ мученица, и совсѣмъ умерла для грѣха; лучи свѣтлые, исходившіе отъ мощей, означали благодать Духа Святаго, обитавшую въ ней.

Среди такихъ моихъ печальныхъ размышленій, блаженная, узнавъ это духомъ, прислала мнѣ сказать, что болѣзнь ея уменьшается, и ей стало легче. Это она сдѣлала, чтобъ я не печалился, и не терялъ надежды на ея выздоровленіе; однако этимъ она утѣшала меня, говоря иносказательно не о тѣлесномъ, а о душевномъ своемъ здоровьѣ: тогда я, обрадовавшись этой доброй вѣсти, принялъ пищи и немного уснулъ. Послѣ я опять пришелъ къ ней, и она снова начала душеполезную бесѣду, вспоминая всѣ благодѣянія, оказанныя ей и всей нашей семьѣ; и приносила за эту глубокую благодарность Богу. Я же слушалъ и наслаждался ея словами, думая про себя: если бъ этотъ день былъ подлиннѣй, чтобъ побольше насладиться ея рѣчами! День уже склонялся къ вечеру и насъ призывало время къ вечерней службѣ въ церковь. Больная отпустила насъ, а сама стала усердно молиться Богу.

На слѣдующій день, когда я пришелъ къ ней (говоритъ святый Григорій), я уже видѣлъ, что она скончается: я видѣлъ, что всѣ тѣлесныя силы оставили ее, и я очень опечалился. Она поняла мою печаль и стала утѣшать меня различными боговдохновенными словами и душеполезными разсказами, а сама была полна духовной радости: въ ней не было ни страха смерти, ни даже какого-либо смущенія, но одна только надежда на Бога. Къ полудню она еще болѣе обезсилѣла, перестала разговаривать съ нами, а стала бесѣдовать въ молитвѣ съ Богомъ, воздѣвая къ Нему руки. Молилась она такимъ тихимъ голосомъ, что мы едва слышали. Въ молитвѣ ея были слѣдующія слова:

— «Ты, Владыка, удалилъ отъ насъ страхъ смерти, ты устроилъ такъ, что конецъ этой временной жизни будетъ для насъ началомъ вѣчной лучшей жизни. Ты успокоиваешь наши тѣла сномъ смерти ненадолго и опять разбудишь ихъ послѣдней трубой. Ты наше бренное тѣло, созданное Твоими руками, ввѣряешь землѣ, какъ сокровище; и то, что даешь ей, опять взыщешь съ нея, преобразивъ смертное и неблаголѣпное въ безсмертное и благолѣпное. Ты избавилъ насъ отъ проклятія и грѣха, Ты стеръ голову змѣя [10] и вырвалъ изъ его пасти поглощеннаго человѣка. Ты сокрушилъ врата ада и, покоривъ силу того, кто властвовалъ надъ смертью, открылъ намъ путь къ воскресенію; Ты далъ боящимся Тебя знаменіе — Крестъ Твой святый, для утвержденія и сохраненія нашей жизни. Боже Вѣчный, Которому я предалась отъ утробы матери моей, Котораго со всей силой души я полюбила и Которому съ юности я отдала свою душу и тѣло! приставь ко мнѣ свѣтлаго ангела, дабы онъ отвелъ меня въ мѣсто свѣтлое и прохладное, гдѣ есть вода покоя [11] и лоно [12] святыхъ отцовъ! Ты, удалившій огненное оружіе, заграждающее входъ въ рай разбойнику, распятому вмѣстѣ съ Тобою и ввѣрившему себя Твоему милосердію, помяни и меня, рабу Твою, во Царствіи Твоемъ: вѣдь и я распяла себя вмѣстѣ съ Тобою, пригвождая страхомъ твоимъ свое тѣло и всегда исполняя Твои повелѣнія. Пусть не отдѣлитъ меня та страшная пропасть отъ Твоихъ избранниковъ, а завистникъ пусть не остановитъ меня на пути, пусть не будетъ передъ глазами Твоими моихъ грѣховъ, которые по естественной слабости нашей я совершила предъ Тобою или словомъ, или дѣломъ, или помышленіемъ! Прости меня, ибо Ты имѣешь власть отпускать грѣхи! Устрой съ моей душой такъ, чтобы она, освободившись отъ тѣла, явилась къ Тебѣ непорочной безъ грѣха и скверны; пусть будетъ она какъ кадило предъ Тобою».

Съ этими словами блаженная перекрестила себѣ глаза, уста, сердце и съ молитвою предала душу свою въ руки Божіи [13]. Казалось, она уснула обыкновеннымъ сномъ: закрыты глаза, закрытъ ротъ, руки какъ слѣдуетъ лежатъ на груди, все тѣло такъ хорошо одѣто, что не требовало отъ рукъ человѣческихъ никакого одѣянія. Я же смотрѣлъ на нее и горько плакалъ; также и монахини, которыя, до тѣхъ поръ сдерживали слезы, боясь обезпокоить плачемъ свою духовную мать, и таили внутри свою сердечную боль, когда увидѣли, что она уже была безъ дыханія, тотчасъ громко заплакали и горько зарыдали. Съ трудомъ можно было уговорить ихъ перестать плакать и начать обычное пѣніе и молитву.

Послѣ этого я попросилъ ихъ выйти ненадолго изъ той комнаты и остался при умершей съ немногими людьми, которые были ближе къ ней при жизни и служили ей; среди нихъ была одна, по имени Вестіана. Она происходила изъ сенаторскаго рода, вышла замужъ, но недолго пожила съ мужемъ, такъ какъ онъ скоро переселился изъ этой жизни, а она, овдовѣвъ, не пожелала вступить въ другой бракъ но, презрѣвъ славу, богатство, красоту и наслажденія этого міра, перешла къ блаженной Макринѣ, нашла въ ней нѣжную хранительницу своего вдовства, и пробыла при ней много лѣтъ, успѣшно подвизаясь въ иноческой жизни. Я сказалъ этой Вестіанѣ:

— «Нужно теперь одѣть это мертвое дѣвическое тѣло въ чистыя одежды».

Вестіана же обратилась съ вопросомъ къ друтой монахинѣ, Лампадіи:

— «Какъ распорядилась наша духовная мать о своихъ похоронахъ?»

Лампадія же, прослезившись, сказала мнѣ:

— «Кончина этой преподобной матери нашей украсилась чистою жизнью, а тѣлеснаго украшенія, какъ въ жизни своей временной никогда не требовала она, такъ и для погребенія своего не приготовила. Вотъ колкая власяница, вотъ простая ряса, вотъ ветхая мантія и головной покровъ, вотъ плохія сандаліи, — это все ея богатство, и ничего нигдѣ не спрятано, ни въ сундукѣ, ни въ ризницѣ: одна у ней была ризница и сокровище — небесная обитель, туда положила она все свое, а на землѣ ничего не оставила».

Тогда я (говоритъ святый Григорій) сказалъ тѣмъ монахинямъ:

— «У меня есть со мной мое новое одѣяніе, которое я приготовилъ себѣ для погребенія; угодно ли ей будетъ, если мы ее одѣнемъ въ это мое одѣяніе?»

Монахини отвѣчали мнѣ:

— «Если бы и жива была она, — не отвергла бы твоего подарка, потому что она почитала и любила тебя: почитала, какъ святителя, любила, какъ родственника, да и вообще братнее сестрѣ не чужое».

Тогда я послалъ за моимъ погребальнымъ одѣяніемъ и велѣлъ Вестіанѣ и Лампадіи одѣть въ него покойницу.

Вестіана, одѣвая честное тѣло святой Макрины, сняла съ ея выи желѣзный крестъ и перстень, тоже желѣзный, на которомъ былъ изображенъ крестъ, и сказала мнѣ:

— «Вотъ какое украшеніе носила на шеѣ невѣста Христова!»

Тогда я взялъ себѣ перстень, а Вестіанѣ далъ крестъ. При этомъ она мнѣ сказала:

— «Добрую часть ты выбралъ себѣ, отецъ; въ этомъ перстнѣ есть частица животворящаго древа честнаго креста Господня».

Потомъ она сказала мнѣ еще:

— «Вотъ посмотри еще, отецъ, чудесную вещь!»

И, открывъ немного грудь умершей, она показала мнѣ знакъ на тѣлѣ отъ бывшей когда-то раны и разсказала мнѣ то, что сама слышала отъ нея лично:

— «Когда еще блаженная жила при матери, сдѣлался у ней на этомъ мѣстѣ мучительный и неисцѣлимый вередъ; нужно было его разрѣзать, для чего необходимо было прибѣгнуть къ помощи искусныхъ врачей: иначе онъ долженъ былъ разойтись по всему тѣлу, коснуться сердца и повлечь за собой смерть. Мать убѣждала ее показать этотъ вередъ врачамъ и полѣчиться у нихъ, говоря, что врачебное искусство дано Богомъ на исцѣленіе людямъ. Ей же было очень тяжело дать мужчинѣ смотрѣть на свою обнаженную грудь и позволить прикоснуться къ себѣ и она рѣшила лучше переносить тяжелую боль и даже умереть, чѣмъ показаться врачамъ.

Однажды вечеромъ, послуживши, по обыкновенію, матери своими руками, она пошла въ молитвенную комнату и, затворившись, пробыла тамъ всю ночь на молитвѣ, творя земные поклоны и орошая слезами землю, прося исцѣленія у Самого Бога, истиннаго Врача души и тѣла. Потомъ, взявъ горсть земли, смоченной ея слезами, она приложила ее къ больному мѣсту. На слѣдующій день мать, печалясь о ней, опять убѣдительно просила ее позволить врачамъ полѣчить свой вередъ. Она же возразила:

— «Мнѣ довольно будетъ, мать, если ты положишь мнѣ на вередъ руку и перекрестишь ею».

И когда мать, просунувъ руку подъ ея платье и крестя, ощупала больное мѣсто, она не нашла вереда: Божіею силой выздоровѣла она, и рана и боль исчезли, остался только маленькій знакъ на мѣстѣ этого вереда въ память чуда Божія».

Такъ разсказывала Вестіана, а святый Григорій записалъ это. Онъ подробно описалъ также и погребеніе ея, мы же для краткости скажемъ только слѣдующее. Мертвенный ликъ святой Макрины былъ такъ красивъ, что онъ сіялъ какими-то чудными лучами. На погребеніе ея стеклось множество народа, никѣмъ не званнаго, но собраннаго Богомъ. Всѣ собравшіеся громко плакали; народъ очень тѣснился, стараясь прикоснуться къ ракѣ съ мощами святой, и вслѣдствіе тѣсноты съ трудомъ могли донести ихъ до могилы. Положили ее въ гробѣ ея родителей, рядомъ съ мощами ея матери: такъ велѣла она, чтобъ вмѣстѣ почивали тѣла тѣхъ, чья жизнь протекла вмѣстѣ. Изъ чудесъ ея святый Григорій, братъ ея и написатель ея житія, упоминаетъ только одно то, какъ преподобная при жизни своей подала исцѣленіе одной дѣвочкѣ, слѣпой на одинъ глазъ (у ней было бѣльмо), цѣлуя дѣвочку въ больной глазъ: отъ поцѣлуевъ ея святыхъ устъ исчезло бѣльмо, и глазъ сталъ хорошо видѣть. О другихъ чудесахъ ея тотъ же святый Григорій говорить такъ:

— «Многое другое, что я слышалъ отъ жившихъ съ ней монахинь и знавшихъ хорошо объ ея дѣлахъ, я не записалъ въ этой повѣсти, потому что многіе когда имъ разсказываютъ, вѣрятъ лишь тѣмъ дѣламъ, которыя сами могутъ сдѣлать, а тому, что свыше ихъ силъ не вѣрятъ и считаютъ ложью. Поэтому я не стану разсказывать и о томъ, какъ во время голода не истощалась пшеница, подаваемая ея руками нуждавшимся, и хлѣбъ, раздаваемый голоднымъ, — и о другихъ немалыхъ чудесахъ ея: о скоромъ исцѣленіи болѣзней, о изгнаніи бѣсовъ, о пророческомъ предвѣдѣніи, объ предсказаніяхъ будущаго. Хотя это все дѣйствительно было, все это справедливо, однако я пройду это молчаніемъ, чтобъ не быть мнѣ виноватымъ въ грѣхѣ невѣрія людей слабыхъ, которые, будучи преданы своей плоти, не знаютъ, какъ Богъ по мѣрѣ вѣры раздаетъ Свои дары, имѣющимъ малую вѣру даетъ меньше даровъ, болѣе вѣрующимъ даетъ болѣе».

Мы же, вѣруя во Всемогущую Силу Божію, славимъ Отца и Сына и Святаго Духа, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ, аминь.

Примѣчанія:
[1] Константинъ Великій — царствовалъ съ 306 г. по 337 г.
[2] Память его празднуется 1-го и 30-го января.
[3] Память его — 10-го января.
[4] Память ея — 24-го сентября.
[5] Максимъ Галерій управлялъ восточной половиной Римской имперіи съ 305 по 311 г.
[6] Книга премудрости Соломона — библейская книга Ветхаго Завѣта; принадлежитъ числу неканоническихъ. Содержаніемъ ея служитъ восхваленіе Премудрости Божіей.
[7] Начатокъ — первые плоды жатвы, первый испеченный хлѣбъ изъ новой пшеницы, шерсть съ первыхъ овецъ и т. п.; все это приносилось въ Ветхомъ Завѣтѣ въ скинію для содержанія ея служителей, — священниковъ и левитовъ (Исх. 23, 19; Числ. 15, 19-21). Количество первыхъ плодовъ не указано въ законѣ Моисеевомъ, но полагаютъ, что это была, по крайней мѣрѣ, шестнадцатая часть всѣхъ произведеній земли.
[8] Десятина, — т. е. десятая часть. Этимъ именемъ въ Ветхомъ Завѣтѣ (Быт. 14, 20) обозначалось приношеніе въ даръ Богу десятой части произведеній земли, стадъ и т. п. Десятина шла въ пользу левитовъ, не имѣвшихх земельныхъ надѣловъ и потому нуждавшихся въ средствахъ существованія. Одну десятую часть своей десятины левиты въ свою очередь вносили на содержаніе первосвященника (Числ. 18, 21-32).
[9] Соборъ происходилъ въ 341 г. и былъ созванъ по случаю освященія храма, заложеннаго императоромъ Константиномъ (306-337 гг.), но доконченнаго уже при сынѣ его, Констанціи. На Соборѣ было составлено 25 правилъ по вопросамъ церковнаго управленія.
[10] Т.-е. діавола (Быт. 3, 15).
[11] Выраженіе образное. Какъ для путника, идущаго по песчаной знойной пустынѣ, вода является драгоцѣннымъ напиткомъ, возстановляющимъ его силы, такъ и для путника къ Царству небесному въ обителяхъ небесныхъ уготованы неизъяснимыя блага.
[12] Лоно — грудь. Выраженіе образное (ср. Луки 16, 23).
[13] Кончина преп. Макрины послѣдовала ок. 380 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 405-416.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0