Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 18 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День семнадцатый.

Страданіе святой великомученицы Марины.

Случилось и Маринѣ, двѣнадцатилѣтней дѣвочкѣ, услышать отъ одного человѣка Божія слово о Христѣ Іисусѣ, истинномъ Богѣ, какъ Онъ воплотился отъ Святаго Духа въ утробѣ Пречистой Дѣвы и родился отъ Нея, сохранивъ Ея дѣвство ненарушеннымъ, какъ много сотворилъ чудесъ, изволилъ добровольно пострадать ради спасенія людей; умеръ, воскресъ, вознесся на небо и уготовалъ безконечную жизнь и славу, и Царство вѣчное вѣрующимъ въ Него и любящимъ Его. Услышавъ это, благоразумная дѣвочка Марина увѣровала во Христа, и распалилось сердце ея божественной любовью, такъ что она ни о чемъ другомъ не говорила и не думала, какъ только о Христѣ Іисусѣ; или гдѣ слышала она рѣчи объ истинномъ Богѣ, все вниманіе ея было тамъ. А какъ увѣровала она въ Него сердцемъ, то не стыдилась и устами исповѣдывать Его, хотя и не была еще крещена за неимѣніемъ христіанскаго священника, который бы могъ ее окрестить. И желала Марина пролить кровь свою за Христа и креститься ею, какъ купелью Крещенія, какъ она слышала о многихъ святыхъ мученикахъ обоего пола, что крестились своей кровью тѣ, которые положили свои души за Господа; она хотѣла подражать имъ.

Эдесій, узнавъ, что дочь его Марина увѣровала во Христа, возненавидѣлъ ее и пересталъ считать дочерью, а относился къ ней, какъ къ чужой; а дѣвица возложила всю надежду свою на Отца Небеснаго. Ставши взрослой, лѣтъ пятнадцати, она вышла разъ въ поле посмотрѣть на овецъ своего отца, которыя тамъ паслись. Въ это время случилось встрѣтить ее на пути епарху восточныхъ странъ, по имени Олимврію, лютому мучителю христіанъ, который ѣхалъ въ Антіохію Писидійскую; увидѣвъ красавицу дѣвушку, епархъ поразился ея необычайной красотой, тотчасъ увлекся ею и задумалъ взять ее себѣ въ жены. Онъ остановился, и сталъ разспрашивать дѣвицу:

— «Какого ты рода, дѣвушка, чья дочь и какъ тебя зовутъ, скажи мнѣ правду о себѣ. Я вижу, что ты очень хороша собой; если ты свободныхъ родителей, то я вступлю съ тобой въ законный бракъ, если же ты чья-нибудь рабыня, то я выкуплю тебя и возьму къ себѣ».

Дѣвица же, отличаясь цѣломудріемъ больше, чѣмъ красотой своей, кротко отвѣтила, чья она дочь и какъ ее зовутъ; не утаила и того, что она — Христова раба, вѣруетъ во Единаго Бога, Создавшаго небо и землю, соединена съ Нимъ сердечною любовью и иного жениха не желаетъ. Услышавъ, что она христіанка, епархъ, которому дано было разрѣшеніе мучить христіанъ, велѣлъ своимъ воинамъ взять ее и вести за собой въ городъ, однако почтительно: отъ ея дѣвичьихъ благоразумныхъ словъ онъ еще больше полюбилъ ее и понадѣялся скоро угрозами мукъ отвратить ее отъ Христа и уговорить ее вступить съ нимъ въ бракъ. Дѣвица же, будучи ведена воинами, молилась во всеуслышаніе Богу, говоря:

— «Господи Іисусе Христе, Боже мой! Не оставь меня и не отдай души моей въ погибель! Пусть не одолѣютъ меня враги мои, пусть не осквернится слухъ мой ихъ лукавыми рѣчами, пусть не уступитъ умъ мой ихъ сквернымъ соблазнамъ, пусть не устрашится сердце мое ихъ страшныхъ угрозъ! Не попусти вѣрѣ моей быть вверженной въ грязь и тину, чтобъ не порадовался мнѣ діаволъ, ненавидящій добро, но пошли мнѣ помощь съ высоты Своего престола, дай премудрость, открой уста мои, чтобы, подкрѣпленная Твоей силой и умудренная Твоей благодатью, я безъ страха отвѣчала на вопросы мучителя! Ей, Господи мой, призри милостію въ этотъ часъ на меня; вотъ я теперь какъ овца среди волковъ, какъ птица среди ловцовъ и какъ рыба въ сѣтяхъ; приди же и избавь меня отъ козней вражіихъ!»

Такъ молилась святая по пути, пока не дошли до города Антіохіи Писидійской.

Прибывъ въ городъ, епархъ по своему нечестивому обычаю, сначала принесъ жертвы сквернымъ своимъ богамъ, принесъ торжественную похвалу своимъ царямъ, взялъ, какихъ нашелъ, христіанъ и ввергъ въ темницу, чтобъ стерегли ихъ до мученій; а дѣвицу Марину поручилъ беречь нѣкоторымъ знатнымъ женщинамъ. На слѣдующій день, устроивъ торжественный судъ, приказалъ сначала привести на допросъ святую Марину: онъ все думалъ о ней. Дѣвушку привели, а онъ съ сладострастіемъ смотрѣлъ на необыкновенную красоту ея и все болѣе и болѣе разгорался къ ней плотскою любовью. Потомъ онъ началъ съ коварствомъ говорить ей:

— «Знаютъ всѣ боги, прекрасная дѣвица, какъ я жалѣю твою юность и щажу молодое тѣло твое, цвѣтущее красотою. Поэтому прошу тебя, послушайся меня, — принеси жертву богамъ, и тебѣ будетъ хорошо: ты тотчасъ получишь много имущества, будешь богата, станешь счастливѣе всѣхъ своихъ сверстницъ и будешь пользоваться почетомъ больше всѣхъ женщинъ въ этомъ городѣ».

Святая же Марина отвѣчала:

— «Я научилась исповѣдывать небеснаго Отца и Его единороднаго Сына и Пресвятаго Духа, Единаго въ Троицѣ Бога Истиннаго и Живаго, и привыкла Ему покланяться и Ему приносить всегда жертву хваленія, и я не поклонюсь богамъ, которыхъ не знаю и не принесу имъ жертвы: они бездушны, безчувственны и не знаютъ сами себя: они не знаютъ, почитаютъ ли ихъ или безчестятъ. Я не воздамъ имъ той почести, какая подобаетъ моему Создателю!»

Епархъ сказалъ:

— «Прошу тебя опять, Марина, послушайся меня, почти непобѣдимыхъ боговъ; они хорошо знаютъ, что если ты послушаешься моего совѣта, то тотчасъ на глазахъ у всѣхъ гражданъ удостоишься великой чести: я возьму тебя въ жены себѣ, всѣ тебя будутъ уважать, какъ мою возлюбленную супругу, и дамъ я тебѣ почетъ и славу, а ты мнѣ принесешь радость и усладишь мою жизнь! Если же ты не послушаешь меня и отвергнешь любовь мою къ тебѣ, то знай, ты испытаешь много зла: ты заставишь меня, хоть я и не хочу этого, мучить тебя и погубить такую красоту твою, здоровье и сладостную жизнь; ты подвергнешься жестокимъ, нестерпимымъ мукамъ и погибнешь отъ огня и желѣза!»

Отвѣчала святая:

— «Не надѣйся, епархъ, перемѣнить мою вѣру во Христа на ваше безвѣріе, — ни ласками, ни угрозами: я вѣрная раба моего Владыки, пострадавшаго добровольно за меня. Если Онъ за меня претерпѣлъ распятіе на крестѣ и смерть, не щадя Своего пресвятаго тѣла, принятаго отъ Пречистой Дѣвы Маріи, то и я должна за Него всячески страдать и умереть, ни мало не щадя своего грѣшнаго тѣла и здоровья. Не думай испугать меня своими угрозами: я готова на всякія муки и на смерть. Укрѣпитъ меня Тотъ, на Кого надѣюсь! А что ты мнѣ говоришь о супружествѣ, почетѣ, славѣ и богатствѣ, то все это для меня противно и мерзко. Неужели я оставлю Безсмертнаго Жениха моего Христа, Царя Небеснаго и вступлю въ бракъ съ псомъ смердящимъ, мертвымъ душою? Никогда!»

Услышавъ такія смѣлыя слова святой Марины, епархъ раздосадовался, оскорбился, сильно разгнѣвался и тотчасъ, перемѣнивъ любовь на вражду и ненависть, велѣлъ снять одежды съ невѣсты Христовой, приказалъ положить ее на землѣ и бить прутьями безъ пощады. Долго били святую безъ милости; ея дѣвическое тѣло разрывалось отъ ранъ, и кровь текла изъ ранъ ручьями, обагряя землю. Смотря на это, народъ проникался къ ней жалостью, что такъ жестоко мучатъ такую красивую дѣвушку, и многіе плакали. Глашатай же кричалъ:

— «Марина, принеси жертву богамъ, не губи понапрасну красоты своей и не лишай себя преждевременно этой сладкой жизни!»

Но мученица, возведя къ Богу свои духовныя очи, молилась, прося помощи свыше и укрѣпленія въ страдальческомъ подвигѣ; она не чувствовала боли въ мученіи, подкрѣпляемая благодатіею Христовой: словно раны налагались не на нее, а на чужое тѣло. Говорили ей нѣкоторые изъ народа:

— «Дѣвушка, для чего ты сама губишь свою красоту? Отчего ты не покоряешься? Смотри, какъ жестокъ судья, онъ погубитъ тебя, и память о тебѣ исчезнетъ съ земли; мы жалѣемъ тебя!»

А святая громко отвѣчала имъ съ укоромъ:

— «Лукавые совѣтники, злые помощники, вы стараетесь соблазнить меня! Какъ древній змѣй подалъ Евѣ лукавый совѣтъ въ раю, такъ вы теперь совѣтуете мнѣ отступить отъ Бога моего; прочь отъ меня, беззаконные: не соблазнить вамъ меня, ибо я всей душой предана Христу!»

Потомъ, когда палачи перестали ее бить, сказалъ мучитель страдалицѣ:

— «Это — начало твоихъ мукъ, Марина, и если ты будешь упорствовать въ непокорствѣ, то испытаешь еще большія муки».

Святая отвѣчала:

— «Дѣлай все, что угодно тебѣ и отцу твоему діаволу; я не обращаю вниманія на муки, ибо мнѣ помогаетъ Христосъ, Который скоро посрамитъ всѣ ваши хитрости».

Епархъ еще больше разгнѣвался и приказалъ прибить ее гвоздями къ доскѣ и желѣзными трезубцами строгать ея тѣло. Она же, поднявъ глаза къ небу, говорила:

— «Окружили меня враги мои, замышляя зло противъ меня, но Ты, Господи мой, призри на меня и помилуй меня, пошли мнѣ помощь животворящаго Твоего Духа. Пусть Онъ умудрить меня исповѣдывать пресвятое имя Твое до послѣдняго издыханія, пусть дастъ мнѣ крѣпость мужественно противиться діаволу и слугамъ его, чтобъ я одолѣла и посрамила ихъ; удостой меня быть образцомъ для любящихъ Тебя, и хранящихъ свое дѣвство ради Тебя, чтобъ стать мнѣ вмѣстѣ съ ними по правую сторону во время праведнаго суда Твоего!»

Такъ молилась святая, и жестокіе слуги жестокаго мучителя, словно людоѣды, все сильнѣе терзали трезубцами тѣло святой, и отваливалось тѣло кусками съ кровью на землю, такъ что были видны голыя кости. Епархъ не могъ смотрѣть на такое мученіе; онъ закрылъ свое лицо и отвернулся, а всѣ присутствующіе изумлялись такому терпѣнію святой. Потомъ снова заговорилъ съ ней мучитель:

— «До какихъ же поръ ты будешь упорствовать, Марина? вотъ уже и тѣло твое растерзано; хоть теперь согласись принести богамъ жертву, чтобъ тебѣ не погибнуть совсѣмъ».

Мученица отвѣчала:

— «Мерзкій песъ! Свинья! Ты пожираешь человѣческое мясо, и притворяешься милосердымъ, будто жалѣешь меня! Я сама себя не жалѣю ради Христа, не пощадившаго Себя, но отдавшагося за меня на большия муки. Если я послушаю твоего безумнаго совѣта и пощажу свое тѣло, то какъ же увѣнчается моя душа въ Царствѣ небесномъ?»

Послѣ того епархъ велѣлъ снять мученицу съ гвоздей и запереть въ особую темницу, глубокую и мрачную, полную всякихъ бѣсовскихъ страшилищъ, куда бывали заключаемы осужденные на смерть.

Сидя въ этой темницѣ одна (другихъ осужденныхъ тогда не было тамъ), святая мученица молилась Богу въ теплотѣ души своей, взывая изъ глубины сердца:

— «Боже Вышній, Тебѣ предстоятъ со страхомъ всѣ небесныя силы, и всѣ начала и власти трепещутъ предъ лицомъ Твоимъ, и всякое созданіе Твоею всемогущей силой сохраняется, измѣняется и обновляется! Ты, Владыка, призри съ небесной высоты, съ престола славы Своей на меня смиренную, непотребную и недостойную рабу Твою: на Тебя надѣюсь, къ Тебѣ прибѣгла я и страдаю Твоего ради имени. Призри, Благоутробный, и исцѣли мое тѣло, израненное, какъ разорванное одѣяніе, обнови мою душу и сохрани ее для Твоего царства. Дай мнѣ одолѣть и попрать моего врага, какъ попирается ногами песокъ, чтобъ мнѣ стереть его силу Твоею непобѣдимою помощью и чтобъ прославилось во мнѣ Пресвятое имя Твое во вѣки».

Наступила ночь, а святая все не переставала молиться Богу; тогда діаволъ осмѣлился испугать мученицу мечтательнымъ страшилищемъ; такъ попустилъ Богъ для бо́льшаго прославленія Своей угодницы. Внезапно потряслась темница, и показался какой-то мрачный свѣтъ, какъ будто отъ огня въ дыму; затѣмъ явился діаволъ въ видѣ пестраго, громаднаго, страшнаго змѣя, а тѣло его, насколько было видно, окружало и опоясывало множество меньшихъ змѣй и ехиднъ. Змѣй ужасно свистѣлъ и зіяя огромной и жадной пастью, испускалъ нестерпимый смрадъ; онъ обошелъ вокругъ мученицы, наводя на нее страхъ и ужасъ; потомъ раскрылъ свою мерзкую пасть, напалъ на святую и схватилъ ея голову, стараясь проглотить. Казалось, мученица проглочена змѣемъ, какъ нѣкогда пророкъ Іона китомъ (Іон. 2, 1). Однако, она не отчаялась и не усумнилась, но, вперивши весь свой умъ въ Бога, осѣнила себя крестнымъ знаменіемъ и тотчасъ увидѣла, что утроба змѣя разсѣлась, а она сама избавилась отъ него и была цѣла и невредима: и въ то же время погибло все то бѣсовское страшное привидѣніе: земля разверзлась, поглотила змѣя и всѣхъ змѣй съ нимъ и бросила ихъ въ адъ; святую же мученицу осіялъ небесный свѣтъ. Посмотрѣвъ вверхъ, она увидѣла, что открылась кровля темницы и на нее сходятъ сверху какъ бы лучи солнечные; увидѣла она также большой крестъ, сіяющій несказаннымъ свѣтомъ, а надъ крестомъ голубку, бѣлую какъ снѣгъ, которая говорила ей человѣческимъ голосомъ:

— «Радуйся, Марина, разумная голубица Христова, что побѣдила злого врага! Радуйся и веселись, дочь горняго Сіона, что пришелъ день веселія твоего, когда выйдешь ты съ мудрыми дѣвами въ чертогъ нетлѣнный безсмертнаго Жениха, Царя небеснаго!»

При этихъ словахъ голубки, Марину охватила несказанная радость и сладость, растерзанное ея тѣло начало заживать, и она сама чувствовала, какъ раны ея заростали, язвы покрывались кожею, исчезала боль и немощь, и стала она опять, какъ прежде здорова и прекрасна всѣмъ тѣломъ. Она радостно благодарила Бога:

— «Благословляю Тебя, Владыка, и прославляю Тебя, Господи Боже мой; восхваляю имя Твое, что Ты сжалился, надо мной, посѣтилъ меня, исцѣлилъ мое тѣло, укрѣпилъ мою душу и не предалъ меня въ руки враговъ моихъ, но, показавъ мнѣ ихъ ужасный видъ, бросилъ ихъ въ глубочайшую бездну и отогналъ отъ меня ихъ ужасъ; теперь же, радуясь и веселясь о Тебѣ, Богѣ Спасителѣ моемъ, молю Тебя, Благого Человѣколюбца, сподобь меня бани святаго крещенія, чтобъ я, омытая кровью и водой, стала достойной войти въ Твой небесный чертогъ со святыми дѣвами, невѣстами Твоими, такъ какъ Ты благословенъ во вѣки!»

Въ такихъ видѣніяхъ и откровеніяхъ, и въ такомъ торжествѣ и радости провела святая Марина всю ту ночь, пока не начался день и не настало время ея послѣдняго подвига.

Съ наступленіемъ утра епархъ Олимврій опять сѣлъ на неправедный и нечестивый судъ свой; весь народъ собрался на зрѣлище. Приказано было привести изъ темницы мученицу на допросъ. Увидѣвъ ее съ свѣтлымъ лицомъ, совсѣмъ здоровою и невредимою, даже безъ слѣда вчерашнихъ ранъ, епархъ очень удивился и молчалъ въ изумленіи, недоумѣвая, какъ это мученица, израненная вчера, за одну ночь совершенно выздоровѣла. Удивлялся и народъ этому чудесному исцѣленію: одни превозносили силу Христову, другіе же относили это къ волшебству. Потомъ епархъ, съ трудомъ открывъ свои уста, сталъ говорить святой:

— «Видишь, Марина, какъ наши боги заботятся о тебѣ! Они сжалились надъ твоей юностью и красотой и исцѣлили тебя отъ твоихъ ранъ. Нужно и тебѣ въ благодарность за полученное отъ нихъ благодѣяніе принести имъ жертвы; а еще больше, тебѣ нужно быть подражательницей и преемницей своего отца: онъ служитъ богамъ въ санѣ жреца и тебѣ нужно стать жрицею и служить имъ всю жизнь».

Святая отвѣчала:

— «Не подобаетъ мнѣ оставить Бога моего Истиннаго и Живаго и служить ложнымъ и мертвымъ богамъ вашимъ; наоборотъ, тебѣ необходимо познать Единаго Бога небеснаго и увѣровать въ Него, видя на мнѣ такую силу Его: ты вчера растерзалъ меня на части, а Онъ нынѣ сразу сдѣлалъ меня здоровой и невредимой! Онъ — Всемогущій врачъ душъ и тѣлъ человѣческихъ!»

Ожесточенный епархъ опять велѣлъ мучить святую. Опять ее повѣсили на дерево, принесли зажженныя свѣчи и стали опалять ей грудь и бока; она же, углубившись внутрь себя, молилась въ глубинѣ сердца Богу и молча терпѣла; она была обожжена какъ уголь и истерзана, будто мясо въ пищу. И когда ее, еле живую, сняли съ дерева, она громко сказала:

— «Господи! Ты сподобилъ меня за имя Твое пройти черезъ огонь, сподобь пройти и черезъ воду святаго крещенія, и, омытую отъ грѣховъ, введи меня въ покой Твой».

А мучитель, услышавъ, что мученица упомянула о водѣ, сказалъ:

— «Хочетъ пить, окаянная; надо напоить ее!»

И онъ велѣлъ принести огромную бочку съ водой и бросить въ нее связанную мученицу, чтобы погрузить ее туда и утопить. Когда слуги взяли ее, чтобъ бросить въ воду, она громко сказала:

— «Господи Іисусе Христе, выводящій изъ оковъ, разрѣшающій узы смерти и ада и поднимающій изъ гробовъ маніемъ Божественной силы Твоей! Призри на рабу Свою и расторгни узы мои! И пусть эта вода будетъ мнѣ желаемымъ святымъ крещеніемъ на рожденіе въ жизнь вѣчную, чтобъ, совлекшись ветхаго человѣка, я облеклась въ новаго и явилась къ Тебѣ въ одеждѣ брачной въ Твой чертогъ!»

Пока мученица такъ молилась, слуги бросили ее въ бочку съ водой, стали погружать ее въ воду и топить. Но вдругъ затряслась земля, и веревки, которыми была связана мученица, развязались, слуги же, объятые ужасомъ, разбѣжались отъ бочки; сверху надъ головой мученицы засіяли лучи несказаннаго свѣта, и снова явилась та видѣнная ею прежде бѣлая голубка, сходящая сверху, подобно солнцу съ вѣнцомъ золотымъ въ устахъ; она парила надъ головою мученицы, касалась ея ногами и опять летѣла въ высоту. Видѣніе это было видимо не только святою, но и нѣкоторыми изъ присутствовавшихъ, которые были достойны такого видѣнія: многіе изъ народа были тайными христіанами и сподобились видѣть это. Святая же стояла въ водѣ, не погружаясь, пѣла, славя и благословляя великое имя Пресвятой Троицы — Отца, и Сына, и Святаго Духа. Потомъ показался огненный столпъ надъ святою, достигавшій неба, а на столпѣ — крестъ, какъ бы хрустальный, испускавшій свѣтлые лучи; голубка взлетѣла и сѣла на верху креста. И послышался свыше голосъ, и всѣ слышали его:

— «Миръ тебѣ, невѣста Христова, Марина! Нынѣ ты примешь неувядающій вѣнецъ добродѣтели отъ руки Господней и почіешь въ Царствѣ небесномъ вмѣстѣ со святыми».

Услышавъ этотъ голосъ и увидѣвъ, что мученица вышла изъ воды здоровою, безъ всякаго слѣда обжоговъ, невредимою тѣломъ и прекрасною, тотчасъ великое множество мужчинъ и женщинъ увѣровали въ Христа, открыто признали себя христіанами и, казалось, были готовы на смерть за Христа. Игемонъ ужаснулся, увидѣвъ, что такое множество народа обратилось ко Христу, и недоумѣвалъ, что́ ему дѣлать; потомъ, разъяренный, онъ вывелъ на народъ вооруженное мечами войско, которое было при немъ и велѣлъ рубить всѣхъ, кто только славилъ имя Христово. Тогда и всѣ невѣрные или трусливые изъ народа убѣжали, а тѣ, кто истинно вѣровалъ, сами шли подъ мечъ. И пало убитыхъ обоего пола до пятнадцати тысячъ человѣкъ, которые, крестившись своей кровью и очистившись отъ всѣхъ грѣховъ, вошли въ радость Господа своего, увѣнчанные мученическимъ вѣнцомъ. Затѣмъ епархъ велѣлъ и мученицу усѣчь мечомъ. Когда святую вывели на мѣсто казни, она попросила немного подождать тѣхъ, кто велъ ее, и, обратившись къ слѣдовавшему за ней народу, увѣщевала всѣхъ познать Единаго Истиннаго Бога, Творца всего, и уклониться отъ бѣсовскаго обмана и погибели идолопоклонства. Потомъ она стала молиться и долго молилась за всѣхъ; вдругъ сотряслась земля, страхъ напалъ на всѣхъ, и многіе упали отъ страха на землю; упалъ и палачъ. Это Господь нашъ Іисусъ Христосъ явился съ неба со святыми ангелами Своей невѣстѣ, призывая ее въ Свой покой и простирая руки, чтобъ принять ея душу. Она же, несказанно обрадовавшись, побудила палача, чтобъ онъ поскорѣе исполнялъ, что́ ему приказано. Она подставила подъ мечъ честную свою голову и была обезглавлена [2]; а душа ея была взята руками Господними и унесена въ небесныя селенія. Такъ окончила свой мученическій подвигъ святая великомученица Марина семнадцатаго іюля. Страданіе же ея описалъ очевидецъ рабъ Божій Ѳеотимъ, видѣвшій все мученіе и сподобившійся быть зрителемъ тѣхъ видѣній, которыя были явлены святой; онъ передалъ это вѣрнымъ на пользу, въ честь и память возлюбленной невѣсты Христовой Марины, и во славу Человѣколюбца Христа Спасителя нашего, Которому со Отцомъ и Святымъ Духомъ и отъ насъ пусть будетъ честь и слава, нынѣ и вѣчно. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Писидія — малоазійская область.
[2] Кончина св. мученицы Марины послѣдовала въ конце III-го в. или въ нач. IV-го в. Честныя мощи ея находились въ Константинополѣ въ, монастырѣ Пантепонта (Всевидца-Христа) до взятія Константинополя крестоносцами въ 1204 г. По другимъ извѣстіямъ, мощи ея въ 908 г. изъ Антіохіи были перенесены на Западъ и положены въ Монтѣ-Фіасконѣ, въ Тосканѣ; въ настоящее время часть мощей ея (рука) находится въ Ватопедскомъ монастырѣ, на Аѳонѣ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 376-385.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0