Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 30 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День одиннадцатый.

Преставленіе блаженной княгини Ольги, во святомъ крещеніи Елены.

Блаженная Ольга происходила изъ знаменитаго рода: она была правнучка Гостомысла, того славнаго мужа, который начальствовалъ въ Великомъ Новгородѣ до тѣхъ поръ, пока, по его же совѣту, не былъ призванъ отъ Варяговъ на княженіе русское Рюрикъ съ братьями [1]. Родиной Ольги была весь Выбутская, находящаяся нынѣ близъ города Пскова, тогда еще не существовавшаго [2]. Родители блаженной Ольги сумѣли внушить своей дочери тѣ правила честной и разумной жизни, которыхъ сами держались, несмотря на свое идолопоклонство. Ольга отличалась цѣломудріемъ и свѣтлымъ умомъ, какъ это сейчасъ же будетъ видно.

Рюрикъ, умирая [3], оставилъ послѣ себя сына своего Игоря еще малолѣтнимъ отрокомъ, поэтому какъ Игоря, такъ и самое княженіе, до дней совершеннолѣтія сына, Рюрикъ поручилъ попеченію родственника своего Олега. Послѣдній, собравъ значительное войско и имѣя при себѣ малолѣтняго наслѣдника княженія Игоря, отправился къ Кіеву. Убивъ здѣсь Аскольда и Дира, Олегъ подчинилъ себѣ Кіевъ, и сталъ онъ единовластителемъ варяго-русскихъ владѣній, сохраняя княженіе для племянника своего Игоря; по дѣламъ правленія Олегу приходилось бывать то въ Кіевѣ, то въ Великомъ Новгородѣ. Князь же Игорь, достигнувъ юношескаго возраста, занимался охотой. Случилось ему, во время охоты по окрестностямъ Новгорода, зайти въ предѣлы Пскова; выслѣживая звѣря около помянутой веси Выбутской, онъ увидѣлъ на другой сторонѣ рѣки мѣсто, удобное для лова, но не могъ туда попасть за неимѣніемъ лодки. Спустя немного времени Игорь замѣтилъ какого-то юношу, плывшаго въ лодкѣ; призвавъ его къ берегу, онъ велѣлъ себя перевезти на ту сторону рѣки. Когда они плыли, Игорь, внимательнѣе всматриваясь въ лицо гребца, увидѣлъ, что послѣдній не юноша, а дѣвица; то и была блаженная Ольга, выдѣлявшаяся своею красотою. Красота Ольги уязвила сердце Игоря; въ немъ разгорѣлась похоть; и онъ началъ прельщать ее словами, склоняя къ нечистому плотскому смѣшенію. Блаженная же Ольга, уразумѣвъ помыслы Игоря, разжигаемаго похотью, пресѣкла бесѣду его, обратившись къ нему, точно мудрый старецъ, съ такимъ увѣщаніемъ:

— «Зачѣмъ смущаешься, князь, замышляя дѣло неисполнимое? Слова твои обнаруживають твое безстыдное желаніе надругаться надо мною, чего да не будетъ! — я объ этомъ и слышать не хочу. Прошу тебя, — послушайся меня и подави въ себѣ эти нелѣпыя и позорныя помышленія, которыхъ нужно стыдиться: вспомни и подумай, что ты князь, а князю для людей должно быть, какъ правителю и судіи, свѣтлымъ примѣромъ добрыхъ дѣлъ; ты же теперь близокъ къ какому беззаконію?! Если самъ ты, побѣжденный нечистою похотью, будешь совершать злодѣянія, то какъ же ты будешь удерживать отъ нихъ другихъ и судить справедливо своихъ подданныхъ? Оставь такое безстыдное вожделѣніе, котораго гнушаются честные люди; и тебя, хотя ты и князь, послѣдніе могутъ возненавидѣть за это и предать позорному осмѣянію. Да и то знай, что, хотя я и одна здѣсь и безсильна по сравненію съ тобой, ты все-таки не одолѣешь меня. Но если бы даже ты могъ и одолѣть меня, то глубина этой рѣки мнѣ тотчасъ же будетъ защитой: лучше мнѣ умереть въ чистотѣ, похоронивъ себя въ сихъ водахъ, чѣмъ быть поруганнымъ моему дѣвству».

Такія увѣщанія къ цѣломудрію, обращенныя блаженною Ольгою къ Игорю, образумили послѣдняго, пробудивъ въ немъ чувство стыда. Онъ молчалъ, не находя словъ для отвѣта; такъ они переплыли рѣку, а потомъ разстались. И удивился князь столь выдающемуся разуму и цѣломудрію юной дѣвицы. Дѣйствительно, — подобный поступокъ блаженной Ольги достоинъ удивленія: не зная истиннаго Бога и Его заповѣдей, она обнаружила такой подвигъ въ защитѣ цѣломудрія; тщательно охраняя чистоту своего дѣвства, она образумила юнаго князя, укротивъ его похоть словами мудрости, достойными ума мужа.

Спустя немногое время послѣ сейчасъ описаннаго, князь Игорь вмѣстѣ съ родственникомъ своимъ Олегомъ отправился въ Кіевъ съ намѣреніемъ тамъ утвердить престолъ княженія, что и было исполнено: они сѣли на княженіе въ Кіевѣ, и въ Великомъ Новгородѣ, какъ и въ прочихъ подчинившихся имъ городахъ Русской земли, посадили своихъ намѣстниковъ. Когда наступило время бракосочетанія князя Игоря, то выбрали многихъ красивыхъ дѣвицъ, чтобы среди нихъ найти достойную княжескаго чертога; но ни одна изъ нихъ не полюбилась князю. Вспомнивъ цѣломудренную и прекрасную Ольгу, Игорь тотчасъ послалъ за нею родственника своего Олега. Олегъ съ великою честью привезъ Ольгу въ Кіевъ [4], и Игорь вступилъ въ бракъ съ нею. Затѣмъ умеръ Олегъ [5], родственникъ и опекунъ Игоря, Игорь сталъ править безраздѣльно. Въ началѣ своего самостоятельнаго княженія Игорь велъ упорныя войны съ окрестными народами. Онъ ходилъ даже на Царьградъ: захвативъ многія страны Греческой земли, онъ возвратился изъ этого похода съ добычею и славою [6]. Остальные годы своей жизни онъ проводилъ въ тишинѣ, имѣя миръ съ пограничными землями. Въ это время у Игоря родился отъ блаженной Ольги сынъ Святославъ, впослѣдствіи отецъ святаго и равноапостольнаго князя Владиміра. И правилъ Игорь на престолѣ великаго княженія Кіевѣ съ благополучіемъ; богатство стекалось къ нему въ изобиліи изъ многихъ мѣсть, ибо и дальнія страны присылали ему многіе дары и дани.

Смерть постигла Игоря такимъ образомъ. Пользуясь наступившимъ послѣ многихъ войнъ миромъ, Игорь началъ обходить города и области для взиманія обычной дани. Придя къ Древлянамъ [7], онъ вспомнилъ, что они въ началѣ его княженія отступили отъ него, и только послѣ войны покорились ему снова: за это Игорь удвоилъ на Древлянахъ дань, чѣмъ очень отяготилъ ихъ. Они же, опечалившись, начали совѣтоваться съ княземъ своимъ Маломъ:

— «Когда волкъ повадится къ овцамъ, то по одной можетъ растащить все стадо, если не убьютъ его; такъ и мы, — если не убьемъ Игоря, то онъ всѣхъ насъ погубитъ».

Послѣ этого совѣшанія они начали выискивать удобнаго времени. И вотъ когда Игорь полученную съ Древлянъ дань отослалъ въ Кіевъ, а самъ остался у нихъ съ небольшимъ числомъ дружины, то Древляне сочли этотъ случай подходящимъ для себя: они неожиданно напали на Игоря подъ городомъ своимъ Коростенемъ; убили дружину князя и его самого, и похоронили ихъ тамъ. — Такова была кончина князя Игоря — добраго властителя областей земли русской, внушавшаго страхъ окрестнымъ народамъ. По смерти опекуна своего Олега Игорь прожилъ тридцать два года [8].

Вѣсть объ убійствѣ Игоря, достигнувъ Кіева, вызвала сильныя слезы у Ольги, оплакивавшей вмѣстѣ съ сыномъ Святославомъ своего мужа; плакали также и всѣ жители Кіева. Древляне же, по убійствѣ Игоря, составили слѣдующій дерзкій замыселъ: они хотѣли Ольгу взять въ жены своему князю Малу, а наслѣдника Игоря, малолѣтняго Святослава, тайно умертвить. Такимъ образомъ Древляне думали увеличить власть своего князя. Они немедленно на ладьяхъ отправили къ Ольгѣ двадцать нарочитыхъ мужей, чтобы они просили Ольгу сдѣлаться женою ихъ князя; а въ случаѣ отказа съ ея стороны имъ было велѣно угрозами понуждать ее — пусть, хотя и насильно, станетъ женою ихъ господина. Посланные мужи воднымъ путемъ достигли Кіева и пристали къ берегу. Услыхавъ о прибытіи посольства, княгиня Ольга позвала мужей — Древлянъ къ себѣ и спросила ихъ:

— «Съ добрымъ ли намѣреніемъ прибыли вы, честные гости?»

— «Съ добрымъ» — отвѣчали послѣдніе.

— «Скажите же — предложила Ольга, — зачѣмъ именно вы прибыли къ намъ?»

Мужи отвѣчали:

— «Насъ послала къ тебѣ древлянская земля съ такими словами: «не гнѣвайся, что мы убили твоего мужа, ибо онъ, какъ волкъ, расхищалъ и грабилъ. А наши князья добрые правители, распространившіе древлянскую землю. Нынѣшній же князь нашъ безъ сравненія лучше Игоря: молодой и красивый, онъ къ тому же кротокъ, любвеобиленъ и милостивъ ко всѣмъ. Пойди же за нашего князя, — ты будешь намъ госпожею и обладательницею древлянской земли».

Княгиня Ольга, скрывая свою печаль и болѣзнь сердечную по мужѣ, сказала посольству съ притворною радостью:

— «Мнѣ угодны слова ваши, — вѣдь мужа мнѣ уже не воскресить, а оставаться вдовою для меня не безпечально: будучи женщиной, я не въ состояніи, какъ слѣдуетъ, управлять такимъ княжествомъ; сынъ же мой — еще малый отрокъ. Итакъ я съ охотою пойду за вашего молодого князя; къ тому же я еще и сама не стара. Теперь идите, отдохните въ ладьяхъ вашихъ; утромъ же я позову васъ на почетный пиръ, который устрою для васъ, чтобы всѣмъ стала извѣстна причина прибытія вашего и мое согласіе на ваше предложеніе; а затѣмъ я пойду къ князю вашему. Вы же, когда посланные утромъ придутъ звать васъ на пиръ, знайте, какъ вамъ должно соблюдать, при этомъ, честь пославшаго васъ князя и вашу собственную: вы прибудете на пиръ такимъ же образомъ, какъ прибыли къ Кіеву, т. е. въ ладьяхъ, которыя понесутъ кіевляне на головахъ, — пусть всѣ увидятъ вашу знатность и мою любовь къ вашему князю, ради которой я почитаю васъ такою великою честью предъ моими людьми».

Съ радостью Древляне удалились въ свои ладьи. Княгиня же Ольга, мстя за убійство своего мужа, раздумывала, — какою бы смертью погубить ихъ. Она приказала тою же ночью выкопать глубокую яму во дворѣ при загородномъ дворцѣ княжескомъ, въ которомъ находилась и прекрасная палата, притотовляемая для пира. На утро княгиня послала честныхъ мужей звать сватовъ на пиръ; они же, какъ безумные, сидя въ ладьяхъ, говорили:

— «Мы не пойдемъ пѣшими, ни поѣдемъ на коняхъ, ни въ колесницахъ, но какъ присланы отъ князя нашего въ ладьяхъ, такъ насъ и несите на головахъ вашихъ къ вашей княгинѣ».

Кіевляне же, смѣясь надъ ихъ безуміемъ, отвѣчали:

— «Нашъ князь убитъ, а княгиня наша идетъ за вашего князя; и мы нынѣ, точно невольники, дѣлаемъ приказанное намъ».

И посадивъ ихъ въ маленькія лодочки по одному, кіевляне понесли ихъ, надутыхъ пустою гордостью. Когда принесли Древлянъ на помянутый дворъ княжій, Ольга, смотрѣвшая изъ палаты, приказала бросить ихъ въ глубокую яму, приготовленную для этого. Затѣмъ, подошедши сама къ ямѣ и нагнувшись надъ нею, она спросила:

— «Угодна ли вамъ такая честь?»

Они же кричали:

— «О, горе намъ! Мы убили Игоря и не только не пріобрѣли черезъ это ничего хорошаго, но получили еще болѣе злую смерть».

И приказала Ольга засыпать ихъ живыми въ той ямѣ. Сдѣлавъ это, княгиня Ольга немедленно послала своего гонца къ Древлянамъ со словами:

— «Если вы дѣйствительно хотите, чтобы я пошла за вашего князя, то присылайте за мной посольство и болѣе многочисленное и болѣе знатное, чѣмъ первое; пусть оно съ честью ведетъ меня къ князю вашему; присылайте же мужей — пословъ какъ можно скорѣе, пока меня не удержали кіевляне».

Древляне съ великою радостью и поспѣшностью послали къ Ольгѣ пятьдесятъ знатнѣйшихъ мужей, начальнѣйшихъ старѣйшинъ земли древлянской послѣ князя. Когда они пришли въ Кіевъ, Ольга велѣла приготовить для нихъ баню и послала къ нимъ съ просьбой: пусть послы послѣ утомительнаго пути вымоются въ банѣ, отдохнутъ, а потомъ уже придутъ къ ней; они съ радостью отправились въ баню. Когда Древляне начали мыться, то сейчасъ же нарочно приставленные слуги крѣпко снаружи заложили затворенныя двери, обложили баню соломою съ хворостомъ и подожгли; такъ съ банею сгорѣли старѣйшины древлянскіе вмѣстѣ со слугами. И снова Ольга отправила къ Древлянамъ гонца, извѣщая о скоромъ своемъ прибытіи для бракосочетанія съ ихъ княземъ и приказывая приготовить меда и всякаго питья и пищи на томъ мѣстѣ, гдѣ убитъ былъ ея мужъ, чтобы, придя къ нимъ, сотворить прежде второго своего брака по первомъ своемъ мужѣ тризну, т. е. поминальный пиръ по обычаю языческому; и потомъ уже пусть будетъ бракъ. Древляне на радости все приготовили въ изобиліи. Княгиня же Ольга по обѣщанію своему отправилась къ Древлянамъ со многимъ войскомъ, точно приготовлялась къ войнѣ, а не для бракосочетанія. Когда Ольга приблизилась къ стольному городу Древлянъ Коростеню, послѣдніе выступили ей навстрѣчу въ праздничныхъ одеждахъ, — одни пѣшими, другіе на коняхъ, — и приняли ее съ ликованіемъ и радостію. Ольга же прежде всего пошла на могилу своего мужа, и здѣсь сильно плакала о немъ; совершивъ затѣмъ, по обычаю языческому, поминовенную тризну, она повелѣла насыпать надъ могилой большой курганъ. И сказали ей Древляне:

— «Госпожа-княгиня! Мы убили твоего мужа за то, что онъ былъ немилостивъ къ намъ, какъ волкъ хищный. Ты же милостива, какъ и нашъ князь, — теперь мы заживемъ благополучно!»

Ольга отвѣчала:

— «Я уже не скорблю о первомъ своемъ мужѣ, совершивъ надъ могилою его то, что должно было совершить; наступило время съ веселіемъ готовиться ко второму браку съ княземъ вашимъ».

Древляне же спрашивали Ольгу о первыхъ и вторыхъ послахъ своихъ.

— «Они идутъ вслѣдъ за нами по другому пути со всѣмъ моимъ богатствомъ» — отвѣчала княгиня.

Послѣ этого Ольга, снявши печальныя одежды, облеклась въ брачныя свѣтлыя, свойственныя княгинѣ, показывая, вмѣстѣ съ тѣмъ, радостный видъ. Она повелѣла Древлянамъ ѣсть, пить и веселиться, а своимъ людямъ приказала, чтобы они прислуживали Древлянамъ, ѣли съ ними, но не упивались. Когда же Древляне напились, княгиня велѣла своимъ людямъ заранѣе приготовленнымъ оружіемъ, — мечами, ножами и копьями избивать Древлянъ; битыхъ пало до пяти тысячъ и болѣе. Такъ Ольга, смѣшавъ веселье Древлянъ съ кровью и отомстивши этимъ за убійство своего мужа, возвратилась въ Кіевъ.

На другой годъ Ольга, собравши войско, пошла на Древлянъ съ сыномъ своимъ Святославомъ Игоревичемъ, и его привлекая къ отмщенію за смерть отца. Древляне вышли имъ навстрѣчу съ немалою воинскою силою; сойдясь вмѣстѣ [9], обѣ стороны ожесточенно бились, пока кіевляне не одолѣли Древлянъ; и гнали первые послѣднихъ до стольнаго города Коростеня, предавая смерти. Древляне затворились въ городѣ, Ольга цѣлый годъ неотступно осаждала его. Видя же, что трудно взять городъ приступомъ, мудрая княгиня придумала такую хитрость. Она послала сказать Древлянамъ, затворившимся въ городѣ:

— «Зачѣмъ, безумные, хотите уморить себя голодомъ, не желая мнѣ покориться? Вѣдь всѣ остальные города ваши мнѣ выразили покорность; жители ихъ уплачиваютъ дань и живутъ покойно въ городахъ и селахъ, обрабатывая свои нивы».

— «Мы хотѣли бы тоже, — отвѣчали затворившіеся, — покориться тебѣ, да боимся, какъ бы ты не стала снова мстить за князя своего».

Ольга же отправила къ нимъ второго посла со словами:

— «Я уже неоднократно мстила и на старѣйшинахъ и на прочихъ людяхъ вашихъ; и теперь желаю не мести, но требую отъ васъ дани и покорности».

Древляне согласились уплачивать ей дань, какую она захочетъ. Ольга предложила имъ:

— «Я знаю, что вы сейчасъ обнищали отъ войны и не можете уплатить мнѣ дани ни медомъ, ни воскомъ, ни кожами, ни другими годными для торговли вещами; да я и сама не хочу отягощать васъ большою данью; дайте мнѣ какую-нибудь малую дань въ знакъ вашей покорности, хотя бы по три голубя и по три воробья отъ каждаго дома. Мнѣ совершенно этого достаточно, чтобы убѣдиться въ вашей покорности».

Древлянамъ дань эта настолько показалась ничтожной, что они даже насмѣхались надъ женскимъ разумомъ Ольги; они тотчасъ поспѣшили собрать отъ каждаго дома по три голубя и воробья и послали ей съ поклономъ. Ольга сказала пришедшимъ къ ней изъ города мужамъ:

— «Вотъ, вы теперь покорились мнѣ и сыну моему, — живите же въ мирѣ, завтра я отступлю отъ города вашего и отправлюсь домой».

Съ этими словами она отпустила помянутыхъ мужей; всѣ жители города сильно обрадовались, услыхавъ о словахъ княгини. Ольга же роздала птицъ своимъ воинамъ съ приказаніемъ, чтобы позднимъ вечеромъ къ каждому голубю и каждому воробью привязанъ былъ лоскутъ пропитанный сѣрою, который слѣдовало зажечь и пустить всѣхъ птицъ на воздухъ вмѣстѣ. Воины исполнили это приказаніе: птицы полетѣли въ городъ, изъ котораго были взяты; каждый голубъ влеталъ въ свое гнѣздо и каждый воробей въ свое мѣсто, и тотчасъ городъ загорѣлся во многихъ мѣстахъ, а Ольга въ это время отдала своему войску приказъ окружить городъ со всѣхъ сторонъ и начать приступъ. Населеніе города, спасаясь отъ огня, выбѣгало изъ-за стѣнъ и попадало въ руки непріятеля. Такъ взятъ былъ Коростень; много людей изъ Древлянъ погибло отъ меча, другіе съ женами и дѣтьми сгорѣли въ огнѣ, а иные утонули въ рѣкѣ, протекавшей подъ городомъ; въ это же время погибъ и князь древлянскій. Изъ оставшихся же въ живыхъ многіе отведены были въ плѣнъ, а другіе оставлены княгинею на мѣстахъ ихъ жительства, причемъ она наложила на нихъ тяжкую дань [10]. Такъ княгиня Ольга отомстила Древлянамъ за убійство своего мужа, подчинила себѣ всю древлянскую землю и со славою и торжествомъ возвратилась къ Кіеву.

И управляла княгиня Ольга подвластными ей областями Русской земли не какъ женщина, но какъ сильный и разумный мужъ, твердо держа въ своихъ рукахъ власть и мужественно обороняясь отъ враговъ. И была она для послѣднихъ страшна, своими же людьми любима, какъ правительница милостивая и благочестивая, какъ судія праведный и никого не обидящій, налагающій наказаніе съ милосердіемъ, — и награждающій добрыхъ; она внушала злымъ страхъ, воздавая каждому соразмѣрно достоинству его поступковъ: во всѣхъ дѣлахъ управленія она обнаруживала дальновидность и мудрость. При этомъ Ольга, милосердая по душѣ, была щедродательна къ нищимъ, убогимъ и малоимущимъ; до ея сердца скоро доходили справедливыя просьбы, и она быстро ихъ исполняла. Всѣ дѣла ея, несмотря на ея пребываніе въ язычествѣ, были угодны Богу, какъ достойныя благодати христіанской. Со всѣмъ этимъ Ольга соединяла воздержную и цѣломудренную жизнь: она не хотѣла выходить вторично замужъ, но пребывала въ чистомъ вдовствѣ, соблюдая сыну своему до дней возраста его княжескую власть. Когда же послѣдній возмужалъ, она передала ему всѣ дѣла правленія, а сама, устранившись отъ молвы и попеченій, жила внѣ заботъ управленія, предаваясь дѣламъ благотворенія.

Наступило время благопріятное, въ которое Господь восхотѣлъ Славянъ, ослѣпленныхъ невѣріемъ, просвѣтить свѣтомъ святой вѣры и привести въ познаніе истины и наставить на путь спасенія. Начатки этого просвѣщенія Господь благоизволилъ въ посрамленіе жестокосердыхъ мужей явить въ немощномъ женскомъ сосудѣ, т. е. чрезъ блаженную Ольгу. Ибо какъ прежде проповѣдниками Своего воскресенія Онъ содѣлалъ женъ-мѵроносицъ (Матѳ. 28, 9-10), и Свой крестъ честный, на которомъ распялся, явилъ міру изъ нѣдръ земныхъ, женою-царицею Еленою [11], такъ и потомъ, въ землѣ Русской, изволилъ насадить вѣру святую, дивною женою, новою Еленою — княгинею Ольгою. Господь избралъ ее какъ честный сосудъ для пресвятаго имени Своего, — да пронесетъ она его въ землѣ Русской. Онъ возжегъ въ сердцѣ ея зарю невидимой благодати Своей, отверзъ ея умныя очи къ познанію истиннаго Бога, Котораго она еще не знала. Она уже уразумѣла обольщеніе и заблужденіе языческаго нечестія, убѣдившись, какъ въ истинѣ самоочевидной, въ томъ, что чтимые безумными людьми идолы — не боги, но бездушное произведеніе рукъ человѣческихъ; поэтому она не только не почитала ихъ, но и гнушалась ими. Какъ купецъ ищетъ многоцѣнный жемчугъ, такъ Ольга отъ всей души искала праваго богопочитанія, и нашла его слѣдующимъ образомъ. По смотрѣнію Божію она услышала отъ нѣкоторыхъ людей, что одинъ есть Богъ истинный, Творецъ неба земли и всего созданія, въ Котораго и вѣруютъ греки; кромѣ же Его нѣтъ иного Бога [12]. Стремясь къ истинному богопознанію и отъ природы не будучи лѣнивой, Ольга захотѣла сама сходить къ грекамъ, чтобъ своими глазами посмотрѣть на службу христіанскую и вполнѣ убѣдиться въ ихъ ученіи объ истинномъ Богѣ. Взявъ съ собою особо знатныхъ мужей она отправилась съ большимъ имѣніемъ къ Царьграду воднымъ путемъ, здѣсь ее приняли съ великою честью царь и патріархъ, которымъ Ольга вручила многіе дары, достойные такихъ лицъ. Въ Константинополѣ Ольга поучалась вѣрѣ христіанской, ежедневно съ усердіемъ внимая словамъ Божіимъ и присматриваясь къ великолѣпію богослужебнаго чина и къ другимъ сторонамъ христіанской жизни. Сердце ея разгорѣлось любовію къ Богу, въ Котораго она увѣровала безъ сомнѣнія: поэтому Ольга выразила желаніе пріять святое крещеніе. Царь же Греческій, бывшій въ то время вдовымъ, хотѣлъ Ольгу сдѣлать своею супругою: его привлекала въ ней красота ея лица, ея благоразуміе, храбрость, слава, а также обширность россійскихъ странъ. Императоръ сказалъ Ольгѣ:

— «О, княгиня Ольга! Ты достойна того, чтобы быть христіанскою царицею и жить вмѣстѣ съ нами въ этомъ стольномъ городѣ нашего царства».

И началъ императоръ говорить Ольгѣ о супружествѣ съ нимъ. Она же показывала видъ, что не отвергаетъ предложенія царя, но сначала просила о крещеніи, говоря:

— «Я пришла сюда ради святаго крещенія, а не ради брака; когда же я буду крещена, тогда возможна рѣчь и о супружествѣ, ибо невелѣно нечестивой и некрещеной женѣ сочетаться съ христіанскимъ мужемъ. Царь началъ торопить съ крещеніемъ: патріархъ, наставивъ достаточно Ольгу въ истинахъ святой вѣры, огласилъ ее такимъ образомъ ко крещенію. И когда была уже приготовлена купель для крещенія, Ольга начала просить, чтобы самъ царь былъ воспріемникомъ ея отъ купели: «я, — говорила она, — не буду креститься, если самъ царь не будетъ мнѣ крестнымъ отцомъ; я уйду отсюда безъ крещенія, — вы же воздадите Богу отвѣтъ о моей душѣ».

Царь согласилсл на ея желаніе, и крещена была Ольга патріархомъ, царь же сталъ отцемъ ея, воспріявъ ее отъ святой купели. Ольга наречена была Еленою, какъ и первая христіанская царица мать Константина Великаго наименована была Еленою. По крещеніи патріархъ за литургіею причастилъ Ольгу Божественныхъ Таинъ Пречистаго Тѣла и Крови Христовыхъ и благословилъ ее со словами:

— «Благословенна ты среди женъ Россійскихъ, ибо ты, оставивъ тьму, взыскала истиннаго свѣта; возненавидѣвъ идольское многобожіе, ты возлюбила единаго истиннаго Бога; ты избѣжала вѣчной смерти, обручившись жизни безсмертной. Отселѣ тебя будутъ ублажать сыны Россійской земли!»

Такъ благословилъ ее патріархъ. Изъ лицъ, пришедшихъ съ Ольгою, многіе, мужчины и женщины, также крестились, и была радость въ Царьградѣ по случаю крещенія княгини Ольги; царь же устроилъ въ тотъ день великій пиръ, и всѣ веселились, славя Христа Бога. Затѣмъ царь снова началъ рѣчь о бракѣ съ Ольгою, нареченною во святомъ крещеніи Еленою. Но блаженная Елена отвѣчала ему на это:

— «Какъ можешь ты меня, свою крестную дочь, взять себѣ женою? Вѣдь не только по закону христіанскому, но и по языческому почитается гнуснымъ и недопустимымъ, чтобы отецъ имѣлъ женою дочь».

— «Перехитрила ты меня, Ольга!» — воскликнулъ царь.

— «Я и прежде говорила тебѣ, — возразила блаженная Ольга, — что пришла сюда не съ тою цѣлію, чтобы царствовать съ тобою, мнѣ съ моимъ сыномъ довольно власти и въ Русской землѣ, — но чтобы уневѣститься безсмертному Царю, Христу Богу, Котораго я возлюбила всею душею, желая сподобиться Его вѣчнаго царства».

Тогда царь, оставивъ свое невыполнимое намѣреніе и плотскую любовь, возлюбилъ блаженную Ольгу духовною любовію какъ свою дочь, щедро одарилъ ее и отпустилъ съ миромъ. Оставляя Царьградъ, блаженная Ольга пошла къ патріарху и, прося напутственнаго благословенія, сказала ему:

— «Помолись, святый отецъ, Богу за меня, возвращающуюся въ свою страну, гдѣ сынъ мой пребываетъ въ языческомъ заблужденіи и всѣ люди тверды, какъ камень, въ древнемъ своемъ нечестіи, — да избавитъ меня тамъ Господь, по твоимъ святымъ молитвамъ, отъ всякаго зла».

Патріархъ отвѣтилъ ей:

— «Вѣрная и благословенная дочь моя о Святомъ Духѣ. Христосъ, въ Котораго ты облеклась во святомъ крещеніи, Самъ да соблюдетъ тебя отъ всякаго зла, какъ соблюлъ онъ Ноя отъ потопа, Лота отъ Содома, Моисея съ Израилемъ отъ фараона, Давида отъ Саула, Даніила отъ устъ львовыхъ и трехъ отроковъ отъ печи. Такъ и тебя да избавитъ Господь отъ напасти, благословенна ты въ народѣ твоемъ и тебя будутъ ублажать внуки и правнуки до послѣднихъ лѣтъ».

Это благословеніе патріарха блаженная Ольга приняла какъ сокровище, цѣннѣйшее самыхъ дорогихъ даровъ; вмѣстѣ съ этимъ она пріяла и наставленія о чистотѣ и молитвѣ, постѣ и воздержаніи и о всѣхъ добрыхъ дѣлахъ, свойственныхъ богоугодному христіанскому житію. Затѣмъ блаженная Ольга приняла отъ патріарха честный крестъ, святыя иконы, книги и прочія потребныя для богослуженія вещи: она приняла отъ патріарха также пресвитеровъ и клириковъ. И удалилась блаженная Ольга изъ Константинополя къ себѣ домой съ великою радостію [13].

Повѣствуется, что честный крестъ, полученный ею изъ руки патріарха, имѣлъ слѣдующую надпись: «Русская земля обновилась для жизни въ Богѣ святымъ крещеніемъ, принятымъ блаженною Ольгою». По кончинѣ блаженной Ольги вѣрные хранили этотъ крестъ до дней великаго князя Ярослава Владиміровича; послѣдній, создавъ въ Кіевѣ великую и прекрасную церковь святой Софіи, оставилъ въ алтарѣ ея, на правой сторонѣ, помянутый крестъ. Нынѣ крестъ сей уже не существуетъ: ибо во время многократыхъ разореній Кіева святыя церкви его предавались опустошеію. Но обратимся къ повѣствованію о блаженной Ольгѣ.

Возвратясь въ Кіевъ, новая Елена — княгиня Ольга, какъ солнце начала прогонять тьму идольскаго нечестія, просвѣщая омраченыхъ сердцемъ. Она создала первую церковь во имя святителя Николая на Аскольдовой могилѣ, и многихъ отъ Кіевлянъ обратила ко Христу Спасителю. Но сына своего Святослава она никакъ не могла привести въ истинный разумъ, — къ познанію Бога: всецѣло отдавшійся военнымъ предпріятіямъ, онъ не обращалъ вниманія на слова матери. Онъ былъ мужъ храбрый, любившій войны, такъ что жизнь свою проводилъ больше среди полковъ и ратей, нежели дома. Матери его, обращавшейся къ нему съ увѣщаніями, Святославъ говорилъ:

— «Если я приму христіанскую вѣру и крещусь, то отъ меня, отступятъ бояре, воеводы и вся дружина, и мнѣ не съ кѣмъ будетъ воевать съ врагами и защищать наше отечество».

Такъ отвѣтилъ князь Святославъ; впрочемъ, онъ не возбранялъ креститься хотѣвшимъ; но не много было вельможъ, принимавшихъ святое крещеніе, наоборотъ — вельможи поносили такихъ людей, ибо для невѣрныхъ христіанство есть безуміе (1 Кор. 1, 18); отъ простого же народа много прилагалось ко святой церкви. Святая Ольга посѣтила Великій Новгородъ и другіе города, — всюду, гдѣ только было можно, приводя людей ко Христовой вѣрѣ; она при этомъ сокрушала идоловъ, поставляя на ихъ мѣстѣ честные кресты, отъ которыхъ для увѣренія язычниковъ содѣлывались многія знаменія и чудеса. Придя на родину, въ Выбутскую весь, блаженная Ольга простерла и здѣсь слово проповѣди христіанской къ близкимъ ей людямъ. Во время пребыванія въ этой странѣ она достигла берега рѣки Великой, текущей съ юга на сѣверъ, и остановилась противъ того мѣста, гдѣ въ рѣку Великую впадаетъ рѣка Пскова, текущая съ востока (въ описываемое время на этихъ мѣстахъ росъ большой дремучій лѣсъ); и вотъ святая Ольга съ того берега рѣки увидѣла, что съ востока на сейчасъ помянутыя мѣста, озаряя ихъ, сходятъ съ неба три пресвѣтлыхъ луча; чудный свѣтъ отъ этихъ лучей видѣла не только сама святая Ольга, но и спутники ея; и сильно обрадовалась блаженная и возблагодарила Бога за видѣніе, которое предуказывало на просвѣщеніе благодатію Божіею той страны. Обратившись къ сопровождавшимъ ее лицамъ, блаженная Ольга сказала пророчески:

— «Да будетъ вамъ вѣдомо, что изволеніемъ Божіимъ на этомъ мѣстѣ, озаряемомъ трисіятельными лучами, возникнетъ церковь во имя Пресвятой и Живоначальной Троицы и создастся великій и славный городъ, изобилующій всѣмъ».

Послѣ этихъ словъ и довольно продолжительной молитвы, блаженная Ольга поставила крестъ: и до нынѣ храмъ молитвенный стоитъ на мѣстѣ, гдѣ блаженная Ольга его водрузила. Обойдя многіе города земли Русской, проповѣдница Христова возвратилась въ Кіевъ и здѣсь для Бога явила благія дѣла: если во дни язычества она творила дѣла добрыя, то тѣмъ болѣе теперь, просвѣтившись святою вѣрою, блаженная Ольга украшалась всякими добродѣтелями, стремясь благоугождать новопознанному Богу, своему Создателю и Просвѣтителю. Вспомнивъ о видѣніи на рѣкѣ Псковѣ, она послала много золота и серебра на созданіе церкви во имя Святой Троицы; при этомъ она повелѣла населять то мѣсто людьми: и въ короткое время разросся городъ Псковъ, такъ названный отъ рѣки Псковы, въ великій городъ, и прославлялось въ немъ имя Пресвятыя Троицы.

Въ это время князь Святославъ, оставивъ въ Кіевѣ свою матерь и дѣтей своихъ Ярополка, Олега и Владиміра, пошелъ на Болгаръ [14]: во время войны съ ними онъ захватилъ до восьмидесяти городовъ, и ему особенно понравился ихъ столичный городъ Переяславецъ [15], гдѣ онъ и началъ жить. Блаженная же Ольга, пребывая въ Кіевѣ, учила своихъ внуковъ, дѣтей Святослава, христіанской вѣрѣ, насколько послѣдняя была доступна ихъ дѣткому пониманію; но она не рѣшалась крестить ихъ, опасаясь какой-либо непріятности со стороны сына, и положилась на волю Господню. Въ то время какъ Святославъ замедлилъ въ землѣ Болгаръ, Печенѣги [16] неожиданно вторглись въ предѣлы Кіевскіе, обступили Кіевъ и начали осаду; святая Ольга съ внуками затворилась въ городѣ, котораго Печенѣги не могли взять. Господь, хранившій вѣрную рабу Свою, защитилъ и городъ по ея молитвамъ.

Вѣсть о нашествіи печенѣговъ на Кіевъ достигла Святослава; онъ поспѣшилъ со своимъ войскомъ изъ земли болгарской, неожиданно напалъ на Печенѣговъ и обратилъ ихъ въ бѣгство; войдя въ Кіевъ, онъ привѣтствовалъ свою мать, уже больную, и снова хотѣлъ оставить ее, чтобы идти въ землю болгаръ. Блаженная же Ольга со слезами говорила ему:

— «Зачѣмъ оставляешь меня, сынъ мой и куда ты идешь? Ища чужого, кому поручаешь свое? Вѣдь, дѣти твои еще малы, а я уже стара, да и больна, — я ожидаю скорой кончины — отшествія къ возлюбленному Христу, въ Котораго вѣрую; я теперь ни о чемъ не безпокоюсь, какъ только о тебѣ: сожалѣю о томъ, что хотя я и много тебя учила и убѣждала оставить идольское нечестіе, увѣровать въ истиннаго Бога, познаннаго мною, а ты пренебрегъ этимъ; и знаю я, что за твое непослушаніе ко мнѣ тебя ждетъ на землѣ худой конецъ, и по смерти — вѣчная мука, уготованная язычникамъ. Исполни же теперь хоть эту мою послѣднюю просьбу: не уходи никуда, пока я не преставлюсь и не буду погребена; тогда иди, куда хочешь. По моей кончинѣ не дѣлай ничего, что требуетъ въ такихъ случаяхъ языческій обычай; но пусть мои пресвитеръ съ клириками погребутъ по обычаю христіанскому мое грѣшное тѣло; не смѣйте насыпать надо мною могильнаго холма и дѣлать тризны; но пошли въ Царьградъ золото къ святѣйшему патріарху, чтобы онъ совершилъ молитву и приношеніе Богу за мою душу и роздалъ нищимъ милостыню».

Слыша это, Святославъ горько плакалъ и обѣщалъ исполнить все завѣщанное ею, отказываясь только отъ принятія святой вѣры. По истеченіи трехъ дней блаженная Ольга впала въ крайнее изнеможеніе; она причастилась божественныхъ таинъ пречистаго Тѣла и животворящей Крови Христа Спаса нашего; все время она пребывала въ усердной молитвѣ къ Богу и къ Пречистой Богородицѣ, Которую всегда по Богѣ имѣла себѣ помощницею; она призывала и всѣхъ святыхъ; съ особеннымъ усердіемъ молилась блаженная Ольга о просвѣщеніи по ея смерти земли Русской; прозирая будущее, она неоднократно во дни жизни своей пророчески предсказывала, что Богъ просвѣтитъ людей земли Русской и многіе изъ нихъ будутъ великіе святые; о скорѣйшемъ исполненіи этого пророчества и молилась блаженная Ольга при своей кончинѣ. И еще молитва была на устахъ ея, когда честная душа ея разрѣшилась отъ тѣла и, какъ праведная, была пріята руками Божіими. Такъ она преселилась отъ земныхъ къ небеснымъ и сподобилась войти въ чертогъ безсмертнаго Царя — Христа Бога и какъ первая святая изъ земли Русской была причтена къ лику святыхъ. Преставилась блаженная Ольга, во святомъ крещеніи Елена, въ 11-ый день іюля мѣсяца [17]. Она прожила въ супружествѣ сорокъ два года, а во время вступленія въ супружество она была дѣвицею совершеннаго возраста и силы, — ей было около двадцати лѣтъ. На десятый годъ по смерти мужа она сподобилась святаго крещенія, по крещеніи же пожила богоугодно пятнадцать лѣтъ. Такимъ образомъ всѣхъ лѣтъ ея жизни было около девятидесяти. И оплакивали блаженную Ольгу сынъ ея князь Святославъ, бояре, сановники и всѣ люди; блаженная Ольга погребена была съ честью по христіанскому обряду.

По преставленіи святой Ольги сбылось ея пророчество о злой кончинѣ сына и о добромъ просвѣщеніи земли Русской. Сынъ ея Святославъ (какъ сообщаетъ объ этомъ лѣтописецъ) былъ убитъ, по истеченіи немногихъ лѣтъ, въ битвѣ княземъ печенѣжскимъ Курей [18]. Куря отсѣкъ голову Святослава и изъ черепа сдѣлалъ себѣ чашу, оковавъ ее золотомъ и написавъ слѣдующее: «ищущій чужого, губитъ свое». Во время пира съ вельможами своими князь печенѣжскій пилъ изъ этой чаши. Такъ великаго князя Святослава Игоревича, храбраго и доселѣ непобѣдимаго въ битвахъ, но предреченію матери постигла злая кончина за то, что онъ не слушалъ ея. Исполнилось пророчество блаженной Ольги и о землѣ Русской. Спустя двадцать лѣтъ по ея кончинѣ, внукъ ея Владиміръ принялъ святое крещеніе и просвѣтилъ святою вѣрою землю Русскую [19]. Создавъ каменную церковь во имя Пресвятой Богородицы (называемую Десятинною, потому что на содержаніе ея Владиміръ давалъ десятую часть отъ своихъ имѣній) и посовѣтовавшись съ Леонтіемъ, митрополитомъ Кіевскимъ, святый Владиміръ изъялъ изъ земли честныя мощи бабки своей нерушимы, нетлѣнны и исполненны благоуханія; онъ съ великою честью перенесъ ихъ въ помянутую церковь Пресвятой Богородицы и не подъ спудомъ, но открыто положилъ ихъ ради притекающихъ къ ней съ вѣрою и получающйхъ исполненіе своихъ молитвъ: многія исцѣленія различныхъ недуговъ подавались отъ честныхъ мощей [20].

Не должно предавать умолчанію и слѣдующее: надъ гробницей блаженной Ольги въ церковной стѣнѣ было оконце; и если кто съ твердою вѣрою приходилъ къ честнымъ мощамъ, оконце само собою открывалось, и стоящій наружи ясно видѣлъ чрезъ оконце лежавшія внутри честныя чудотворныя мощи, причемъ особенно достойные видѣли и исходящее отъ нихъ нѣкое чудесное сіяніе; и изъ имѣющихъ вѣру кто бы ни былъ одержимъ какимъ-либо недугомъ, тотчасъ получалъ исцѣленіе. Приходившему же съ маловѣріемъ оконце не открывалось, и онъ не могъ видѣть честныхъ мощей, даже если бы вошелъ въ самую церковь: онъ видѣлъ только гробъ и не могъ получить исцѣленія. Вѣрующіе же получали все на пользу тѣла и души по молитвамъ святой Ольги, нареченной во святомъ крещеніи Еленою, и по благодати Господа нашего Іисуса Христа, Ему же со Отцемъ и Святымъ Духомъ слава нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] На основаніи: 1) имени блаженной Ольги, которое есть варяжское имя отъ мужскаго Олегъ, 2) прямыхъ свидѣтельствъ нѣкоторыхъ житій и 3) того факта, что Ольга была женого князя Игоря, которому, какъ варягу, всего естественнѣе было взять жену изъ своего же племени, должно за болѣе достовѣрное полагать, что блаженная Ольга была варяжка. — Варяги или норманны населяли Скандинавскій полуостровъ, и ихъ отъ новгородскихъ славянъ отдѣляли только финны. Призваніе варяговъ лѣтопись относитъ къ 862 г., но вѣрнѣе относить его къ 852-му году.
[2] Такъ говоритъ позднѣйшее преданіе. Весь Выбутская, — въ настоящее время село Выбутино или Лабутино, — въ двѣнадцати верстахъ отъ Пскова вверхъ по рѣкѣ Великой. Изъ начальной же Лѣтописи (подъ 903 г.) видно, что родиной блаженной Ольги былъ Псковъ, откуда и привелъ ее Олегъ Игорю и гдѣ она была, вѣроятно, дочерью одного изъ намѣстниковъ или бояръ.
[3] Умеръ въ 879 г.
[4] См. выше примѣч. 2-ое. То, что Олегъ привелъ Игорю Ольгу изъ Пскова, подтверждаетъ преданіе о ея красотѣ и большомъ умѣ: Олегъ не могъ найти равной Ольги по качествамъ среди дочерей бояръ Кіевскихъ.
[5] Въ 912 г.
[6] Извѣстны два похода Игоря на грековъ въ 941 г. и 944 г.; изъ нихъ первый былъ неудаченъ. Въ данномъ мѣстѣ житія разумѣется второй походъ, когда императоръ греческій, приславъ Игорю большую дань, просилъ его не идти войною на Грецію; получивъ большую дань, Игорь съ береговъ Дуная возвратился обратно въ Кіевъ.
[7] Во время разселенія восточныхъ славянъ древляне заняли лѣсистую часть по среднему теченію Днѣпра, сѣвши на его притокѣ Припяти; отсюда и самое наименованіе древлянъ.
[8] Убитъ въ 945 г.
[9] Когда оба войска сошлись, то малолѣтній Святославъ бросилъ копье по направленію къ древлянамъ; копье, брошенное дѣтскою рукою, пролетѣло между ушей коня и ударило ему въ ноги; тогда вожди Кіевской дружины сказали: «князь уже началъ — потянемъ дружина за княземъ», и загорѣлась битва.
[10] Двѣ трети этой дани шли въ Кіевъ, и треть въ принадлежавшій Олыгѣ Вышгородъ.
[11] Память ея совершается Церковію 21 мая.
[12] Такими людьми должны быть варяги-христіане, которыхъ много находилось среди дружины князя Игоря. «Какъ женщина весьма умная, — говоритъ извѣстный историкъ Е. Е. Голубинскій — Ольга должна была обратить вниманіе на этихъ варяговъ новой вѣры; съ своей стороны и сами варяги, разсчитывая на тотъ же умъ Ольги, естественно должны были мечтать сдѣлать ее своею прозелиткою. Проповѣдничество варяговъ-христіанъ и имѣло своимъ послѣдствіемъ то, что Ольга рѣшилась стать христіанкою. Мы знаемъ, что она была женщина не просто съ большимъ умомъ, но съ умомъ именно государственнымъ. Это обстоятельство должно было послужить къ тому, чтобы для лицъ, принявшихъ на себя заботу убѣждать ее въ истинности христіанства, на половину облегчить ихъ трудъ. Указаніе на то, что христіанство стало вѣрою почти всѣхъ народовъ Европы и во всякомъ случаѣ есть вѣра народовъ между ними лучшихъ, — указаніе на то, что и между собственными ея сородичами (варягами) началось сильное движеніе къ нему, по примѣру другихъ народовъ, не могли не подѣйствовать на умъ Ольги, дѣлая для нея необходимымъ заключеніе, что у людей лучшихъ и вѣра должна быть лучшей (Исторія Русской Церкви, т. 1-й, 1-я полов., изд. 2-ое, стр. 75).
[13] Обыкновенно полагаютъ, что блаженная Ольга крестилась въ Константинополѣ въ 957 г. при императорѣ Константинѣ Багрянородномъ. Но принять это предположеніе трудно. Дѣло въ томъ, что императоръ Константинъ Багрянородный оставилъ сочиненіе «Объ обрядахъ или церемоніяхъ Византійскаго двора» — «Ἔκθεσις τῆς βασιλείου τάξεως». Въ этомъ сочиненіи онъ подробно описываетъ, какъ блаженная Ольга была принимаема при дворѣ во время посѣщенія ею Константинополя въ 957 г., при этомъ императоръ не дѣлаетъ даже и намека на то, что Ольга пріѣзжала въ Константинополь для крещенія и была дѣйствительно крещена. Наоборотъ, — онъ ясно даетъ знать, что Ольга прибыла въ Константинополь уже крещеною: при первомъ пріемѣ Ольга во дворцѣ уже присутствовалъ ея священникъ. Когда же она крестилась? «Представляется вѣроятныиъ думать, что Ольга послѣ смерти Игоря оставалась некрещеною до тѣхъ поръ, пока была за малолѣтняго Святослава правительницей государства и продолжала оставаться въ государствѣ лицомъ офиціальнымъ, и что она крестилась послѣ того, какъ, нашедъ возможность сложить съ себя офиціальное регентство, отошла, по крайней мѣрѣ формальнымъ образомъ, въ частную жизнь, послѣ чего народъ уже не имѣлъ права спрашивать съ нея за ея поступки». (Е. Е. Голубинскій. Исторія Русской Церкви т. 1-й, 1-я полов., изд. 2-ое, стр. 78). Послѣднее могло случиться только по достиженіи Святославомъ гражданскаго совершеннолѣтія, которое въ то время начиналось во всякомъ случаѣ не ранѣе 10 года. Святославъ родился въ 942 г., а въ 957 г. Ольга была уже крещена. Считая гражданское совершеннолѣтіе Святослава съ 10 года, почитаемъ, что блаженная Ольга крестилась въ промежутокъ времени между 952 (когда Святославу исполнилось десять лѣтъ) и 957 гг. И имѣется опредѣленное свидѣтельство, относящее крещеніе блаженной Ольги къ одному изъ годовъ отмѣченнаго промежутка времени. Монахъ Іаковъ, основатель и начинатель у насъ частной исторіографіи, писавшій въ концѣ правленія Ярослава и началѣ княженія Изяслава, — писатель заслуживающій довѣрія, говоритъ въ сказаніи о крещеніи Ольги и Владиміра, что Ольга пожила въ крещеніи 15 лѣтъ. Слѣдовательно по Іакову, полагающему смерть Ольги, какъ и лѣтописецъ, въ 969 г., Ольга крестилась въ 954 г. (969 – 15 = 954), когда въ Греціи императоромъ былъ Константинъ Богрянородный (912-957 гг.), а патріархомъ — Ѳеофилактъ (933-956). — При путешеетвіи святой Ольги въ Царьградъ въ 957 г. патріархомъ былъ уже святый Поліевктъ.
[14] Въ 967 г.
[15] На Дунаѣ.
[16] Печенѣги — русское названіе народа тюркскаго происхожденія. Нѣкогда печенѣги кочевали въ степяхъ Средней Азіи и неизвѣстно въ точности когда переселились отсюда въ Европу. Въ IX вѣкѣ они уже обитали между Волгой и Яикомъ (Ураломъ); до 60-хъ годовъ X вѣка печенѣги не тревожили Руси. Упоминаемое житіемъ нападеніе печенѣговъ на Кіевъ есть первое упоминаніе Лѣтописи (подъ 968 г.) о набѣгахъ печенѣговъ. Съ этого времени въ продолженіе слишкомъ полувѣка борьба Руси съ печенѣгами была безпрестанная. Русь старалась оградить себя отъ нихъ укрѣпленіями и городами; таково происхожденіе Зміева вала въ нынѣшней Кіевской губ. Св. Владиміръ строилъ укрѣпленія по рѣкѣ Стугнѣ, Ярославъ Мудрый по рѣкѣ Роси (южнѣе). Послѣднее нападеніе печенѣговъ на Русь (осада Кіева) относится къ 1034 г., когда они были совершенно разбиты.
[17] Въ 969 г.
[18] Въ 972 г.
[19] Память его 15 іюля.
[20] Въ нашествіе монголовъ мощи были сокрыты подъ спудомъ въ церкви; въ XVII в., по преданію, онѣ были открыты Петромъ Могилою, а въ XVIII в. снова сокрыты въ неизвѣстномъ мѣстѣ не по совсѣмъ ясной причинѣ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 302-320.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0