Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День одиннадцатый.

Воспоминаніе о чудѣ святой великомученицы Евфиміи Всехвальной.

Патріархъ александрійскій Діоскоръ и Евтихій, архимандритъ цареградскій, еще при жизни правовѣрнаго царя Ѳеодосія [2], воздвигли богохульную ересь на Господа нашего Іисуса Христа, сливая два Его естества, божеское и человѣческое, въ одно естество [3]; они прельстили многихъ духовныхъ и мірянъ своимъ зловѣріемъ, совратили въ свою ересь многихъ знатныхъ придворныхъ и широко пользовались ихъ вѣскою поддержкою.

Когда собрался помѣстнный соборъ въ Ефесѣ [4] (черезъ нѣсколько лѣтъ послѣ бывшаго тамъ же вселенскаго третьяго [5]), или, лучше сказать, разбойническое сборище, на которомъ святѣйшій Флавіанъ, патріархъ Цареградскій [6], исповѣдникъ благочестія, былъ убитъ единомышленниками Діоскора и Евтихія, — тогда еще больше укрѣпилась та ересь и стала приниматься за правовѣріе, истинная же вѣра православная стала отвергаться, какъ какое-нибудь зловѣріе. Нужно было собрать четвертый Вселенскій соборъ святыхъ отцевъ для истребленія этой ереси и для утвержденія православной вѣры.

Въ это время благочестивый царь Ѳеодосій перешелъ изъ этой жизни къ Господу, а послѣ него принялъ царство добродѣтельный и богоугодный Маркіанъ [7] со святою Пульхеріею. Эти ревнители правовѣрія и благочестія, видя, какъ ереси смущаютъ Церковь, и какіе царятъ въ ней раздоры, повелѣли святымъ отцамъ со всей вселенной собраться въ славный городъ Халкидонъ, дабы разсмотрѣть и обсудить здѣсь вопросы вѣры.

Собрались святые отцы, числомъ шестьсотъ тридцатъ [8], въ числѣ нихъ святѣйшій Анатолій, патріархъ Цареградскій, святѣйшій Ювеналій, патріархъ Іерусалимскій и посланники святѣйшаго Льва, папы Римскаго; присутствовали и зловѣрные во главѣ съ Діоскоромъ, патріархомъ Александрійскимъ, Максимомъ — Антіохійскимъ, которому Діоскоръ доставилъ патріаршество вмѣсто отставленнаго Домна, и другіе согласные съ ними архіереи, и Евтихій со своими единомышленниками, такъ что набралось множество еретиковъ; всѣ вмѣстѣ со святыми отцами собирались они на совѣщаніе въ церковь святой великомученйцы Евфиміи, находившуюся въ предмѣстьѣ города около Босфора. Это быда престольная церковь Халкидонской митрополіи, весьма просторная, могущая вмѣстить въ себѣ многое множество народа; въ ней почивали и мощи этой великомученицы, отъ которыхъ творились дивныя и славныя чудеса; изъ нихъ скажемъ хотя о нѣкоторыхъ. Въ день святой памяти ея, въ который она пострадала за Христа, каждый годъ текла изъ честныхъ мощей ея кровь, какъ будто только что вытекшая изъ ранъ; ее собирали слѣдующимъ образомъ. Гробъ былъ большой мраморный, покрытый мраморной доскою, а внутри его находился деревянный ковчегь съ мощами святой; въ этомъ мраморномъ гробѣ, въ лѣвой сторонѣ было небольшое отверстіе, въ которое проходила рука и которое закрывалось накрѣпко, а въ нужное время открывалось; черезъ него самъ епископъ по окончаніи всенощной, передъ святой литургіей черпалъ ту кровь посредствомъ губки, привязанной къ длинной желѣзной рукояткѣ; онъ влагалъ туда сухую губку, вынималъ оттуда ее полную крови и выжималъ изъ губки кровь въ особо приготовленный для этого сосудъ. Народъ при видѣ сего возсылалъ великую славу Богу и святой Его мученицѣ и помазывался той кровью на благословеніе и исцѣленіе своихъ болѣзней. Эта кровь была весьма благоуханная, какъ будто бы смѣшана была съ драгоцѣннымъ мѵромъ, но никакое мѵро на землѣ не могло сравниться съ этимъ: эта кровь была несравненно выше всякихъ ароматовъ и исцѣляла всякія болѣзни. И не только во время ежегоднаго празднованія своего святая великомученица источала такую благоухающую мѵромъ и цѣлебную кровь изъ честныхъ своихъ мощей, но иногда и въ другое время, особенно же, если святитель той церкви бывалъ угоденъ Богу своей добродѣтельной жизнію. Бывали и многія явленія; часто святая являлась молящимся ей съ вѣрою, или лежавшимъ въ болѣзни, или приходившимъ въ церковь къ ея гробу, или же находившимся въ различныхъ бѣдахъ и призывавшимъ ее на помощь. И стекался народъ съ великою вѣрою къ ней на поклоненіе въ Халкидонъ отовсюду, изъ всѣхъ городовъ, а въ особенности, по близости изъ Царьграда. Тамъ же по повелѣнію царскому, долженъ былъ собраться вселенскій соборъ святыхъ отцевъ.

Много было на томъ соборѣ у правовѣрныхъ съ еретиками разсужденій, преній и несогласій, такъ какъ зловѣрные никакъ не хотѣли согласиться съ православнымъ ученіемъ. Тогда святѣйшій Анатолій, посовѣтовавшись съ другими святыми отцами, сказалъ еретикамъ:

— «Напишите на свиткѣ исповѣданіе вашей вѣры, также и мы напишемъ свое исповѣданіе, и оба свитка, запечатанные, положимъ въ гробъ на честныя мощи святой великомученицы Евфиміи; будемъ поститься и соборнѣ молиться Богу, чтобы Онъ чрезъ эту угодницу Свою открылъ намъ, какое исповѣданіе правильное».

Послѣ этихъ словъ святѣйшаго Анатолія, всѣ одобрили его совѣтъ, и написали два свитка: правовѣрные свой, а зловѣрные свой, запечатали своими печатями, открыли гробъ святой, положили оба свитка у нея на груди, закрыли опять гробъ, приложили царскую печать, приставили стражу и три дня постились и молились. Съ наступленіемъ четвертаго дня пришелъ царь и весь соборъ къ честному гробу святой и, когда, снявъ царскую печать, открыли гробъ, то увидѣли, что свитокъ правовѣрныхъ святая великомученица держитъ въ правой рукѣ, а свитокъ зловѣрныхъ лежитъ у ней въ ногахъ. Удивительнѣе же всего было то, что она, протянувъ руку какъ живая, подала царю и патріарху свитокъ съ правымъ исповѣданіемъ. Тогда всѣ несказанно обрадовались, прославили Бога, воспѣли похвальныя пѣсни съ благодареніемъ святой великомученицѣ и поклонились съ теплою любовію ея чудотворнымъ мощамъ. И тотчасъ объявили православную вѣру, какъ утвержденную Богомъ и чудесно возвѣщенную святою великомученицей, а еретическое зловѣріе предали проклятію. Многіе изъ еретиковъ, увидѣвъ такое чудо, обратились къ православію, а кто оставался непреклоннымъ, тѣхъ лишили сана и сослали въ заточеніе. Съ этого времени иконописцы начали изображать на иконахъ святую великомученицу Евфимію со свиткомъ въ правой рукѣ, въ незабвенную память этого славнаго чуда во время собора. Какъ тогда, такъ и послѣ святая мученица не переставала творить чудеса и источать изъ своихъ честныхъ мощей благоухающую мѵромъ кровь.

Прошло много лѣтъ; престолъ принялъ Маврикій [9], царь благочестивый, но онъ, по своему маловѣрію, дерзнулъ усомниться въ чудесахъ святой и истекающую отъ мощей ея кровь сталъ считать поддѣльною, а не истинною. Желая испытать и добиться истины, онъ сдѣлалъ такъ. Задолго до дня годовой памяти святой великомученицы онъ запечаталъ гробъ и отверстіе въ немъ своею царскою печатью. Когда подошелъ день ея празднества, онъ самъ прибылъ изъ Царьграда въ Халкидонъ и, снявъ печать, открылъ отверстіе; тотчасъ же распространилось прекрасное благоуханіе и наполнило всю церковь; крови, или, лучше сказать, мѵра, подобнаго крови, истекло изъ честныхъ мощей святой бóльше обыкновеннаго; ни въ одинъ годъ не истекало такъ много, какъ въ этомъ, чтобы пристыдить маловѣріе царя и утвердить крѣпко вѣру въ силу Божію, которою можетъ совершаться все сверхъестественное. Господь, Который въ древности могъ изъ кости животнаго, изъ ослиной челюсти, вывести для Самсона [10] источникъ ключевой воды (Суд. 15, 18-19), развѣ не могъ потомъ источить кровь и мѵро изъ нетлѣнныхъ мощей Своей угодницы? Тогда царь, понявъ свое прегрѣшеніе, раскаялся и съ тѣхъ поръ крѣпко вѣрилъ въ святую. Впослѣдствіи, въ царствованіе Ираклія [11], попущеніемъ Божіимъ случилось нашествіе персовъ на Виѳинскую страну и на окрестности Халкидона, такъ что все предмѣстье, по варварскому обычаю было опустошено. Непріятели вошли и въ церковь святой великомученицы и взяли все, что нашли; хотѣли открыть гробъ святой, но никакъ не могли этого сдѣлать и, сколько ни трудились, ничего не добились: не только верхняя мраморная доска оставалась неподвижной, но даже и малаго отверстія въ гробу нельзя было сдѣлать. Тогда персы принесли множество дровъ и хворосту, обложили гробъ, наложили на него цѣлую гору горючаго вещества и зажгли въ надеждѣ, что мраморъ отъ сильнаго жара треснетъ. Однако и такимь образомъ они ничего не добились. Все, что было наложено, сгорѣло до тла, а гробъ святой остался нисколько неповрежденнымъ. Такою дивною сдѣлалъ Богъ Свою угодницу! По уходѣ персовъ царь совѣщался съ патріархомь о мощахъ святой великомученицы Евфиміи, и рѣшили они перенести ихъ изъ Халкидона въ Царьрадъ, боясь вторичнаго нашествія варваровъ на Халкидонъ. Въ Царьградѣ, близъ ипподрома [12], построили церковь во имя святой, а подобіе Халкидонской, большую и прекрасную, перенесли въ него съ почестями святыя мощи съ каменнымъ гробомъ; при нихъ опредѣлили быть митрополиту халкидонскому ради большей чести мощамъ. Гробъ поставили въ алтарѣ вмѣсто божественнаго жертвенника, и совершалась на гробѣ безкровная жертва; внутри же находились честныя мощи великомученицы; отъ нихъ и въ Царьградѣ совершались чудеса, какъ въ Халкидонѣ, и кровь, благоухающая мѵромъ и цѣлебная, источалась въ обычное время.

Прошло много лѣтъ, много царей перемѣнилось, миновали Вселенскіе соборы святыхъ отцовъ — пятый и шестой [13], спустя еще послѣ нихъ долгое время воцарился и именемъ и нравомъ звѣрь — царь Левъ Исаврянинъ [14]. Онъ первый началъ смущать Церковь Божію иконоборческою ересью, называя святыя иконы идолами и разсуждая со своими единомышленниками такъ:

— «Вотъ тѣ, о комъ говоритъ пророкъ: уста имутъ, и не возглаголютъ, очи имутъ, и не узрятъ, уши имутъ, и не услышатъ (Псал. 113, 13-14).

Ему противодѣйствовалъ святѣйшій патріархъ Германъ [15]; царь съ безчестіемъ свергъ его съ престола, а на его мѣсто возвелъ еретика, своего единомышленника; такимъ же образомъ и другихъ правовѣрныхъ архіереевъ, противившихся его ереси, онъ съ безчестіемъ отправлялъ въ изгнаніе. Не только святыя иконы, но и мощи святыхъ хулилъ онъ, какъ песъ, необузданнымъ языкомъ и уничижалъ ихъ всячески. Видя и слыша о чудесахъ отъ честныхъ мощей святой великомученицы Евфиміи, онъ терзался въ душѣ отъ зависти, но не осмѣливался ничего дурного съ ними сдѣлать, боясь народнаго возстанія и мятежа. Онъ выдумалъ такую коварную вещь. Онъ пошелъ ночью съ своими единомышленниками тайно въ церковь святой Евфиміи и открылъ гробъ ея, котораго не могли открыть персы: попустилъ Христосъ Богъ рукамъ зловѣрныхъ христіанъ коснуться честныхъ мощей невѣсты Своей, которыя сохранилъ неприкосновенными отъ невѣрныхъ язычниковъ. Персы грѣшили въ невѣдѣніи, а христіане отважились на злодѣяніе, зная, чтó дѣлали; попустилъ имъ Богъ, къ бóльшему ихъ осужденію, совершить безчестіе святой. Злочестивый царь, открывъ гробъ, вынулъ оттуда съ деревяннымъ ковчегомъ чудотворныя и нетлѣнныя мощи святой Евфиміи, а вмѣсто нихъ положилъ какія-то гнилыя, вонючія кости, которыя нарочно приготовилъ для этого, и опять накрывъ доскою, ушелъ, унесши съ собою воровскимъ образомъ тѣ честныя мощи и положилъ ихъ въ одной изъ комнатъ царскаго дворца. Сестры же его и дочери тайно приходили къ святымъ мощамъ, кадили благовоніями, освѣщали свѣчами, почитая ихъ и съ любовію покланяясь имъ. Но вскорѣ узналъ про то злочестивый царь и тотчасъ взялъ ковчегъ съ мощами и ночью бросилъ его въ море. На утро, собравъ толпу зловѣрныхъ, онъ сталъ смѣяться въ лицо надъ правовѣрнымъ народомъ, глумясь и укоряя мощи святой великомученицы:

— «Ступайте, глупые, посмотрите на обманъ, которымъ васъ прельщаютъ, называя нетлѣнными и чудотворными мощи славной Евфиміи, откройте гробъ и посмотрите, правда ли это».

И тотчасъ послалъ своихъ приближенныхъ съ народомъ открыть гробъ. Пошли, открыли и увидѣли всѣ гнилыя, вонючія кости. Еретики тогда начали смѣяться и глумиться надъ правовѣрными, называя ихъ поклонниками гнилыхъ костей; правовѣрные же удивлялись такой неожиданности, недоумѣвали, стыдились, жалѣли. Тогда многіе подумали о всѣхъ чудесахъ святой, что это былъ обманъ, плевали на тѣ гнилыя кости, выбросили ихъ вонъ, а также и тотъ мраморный гробъ вытащили изъ церкви, и храмь Божій обратили въ мерзость запустѣнія; его подвергли большому поруганію, и церковь та стала какъ какой-нибудь пустой вертепъ, или скотское стойло, или даже хуже, потому что тамъ было мѣсто для всякой скверности и нечистотъ. Потомъ внутри церкви кузнецы устроили кузнечныя печи и стали заниматься тамъ своимъ ремесломъ; и гдѣ прежде слышалось пѣніе божественныхъ славословій, оттуда стали раздаваться звуки молотовъ, ударяющихъ по желѣзу на наковальнѣ, послышались нелѣпые голоса сквернословія и безчинный говоръ людей. Эти ремесленники жили въ пустой церкви съ женами и дѣтьми, а въ святомъ алтарѣ, какъ въ закрытомъ мѣстѣ, устроили себѣ отхожее мѣсто; и долго терпѣлъ Богъ такія дѣла людей, такое оскверненіе Его святыни, пока не погубилъ злыхъ зломъ, воздвигъ опять православіе, очистилъ и освятилъ Свое мѣсто, сдѣлавъ его опять селеніемъ славы Своей.

Когда честныя мощи всехвальной мученицы были брошены въ пучину морскую, плылъ по смотрѣнію Божію корабль изъ пристани, называемой Софіина; на этомъ кораблѣ были два хозяина, братья Сергій и Сергонъ. Они, увидѣвъ близъ своего корабля несомый волнами ковчегъ, взяли его изъ воды на корабль, думая, что въ немъ какое-нибудь земное сокровище и, поставивъ паруса, поплыли дальше. Находясь въ пристани называемой Авидова, они открыли ковчегъ и увидѣли тамъ нетлѣнныя мощи; отъ нихъ неслось великое благоуханіе, и порадовались они этому духовному сокровищу, особенно, когда въ видѣніи узнали святость тѣхъ мощей; а именно, въ наступившую ночь они увидѣли въ видѣніи надъ мощами великую славу, горящіе свѣтильники и свѣчи, и мужей свѣтлыхъ, поющихъ и восхваляющихъ Бога. Получивъ это видѣніе, они стали молить Бога открыть ихъ, какого святого эти мощи; плыли они дальше и подплыли къ острову, называемому Лимносъ. На этомъ островѣ тоже находились чудотворныя и мѵроточивыя мощи, святой мученицы Гликеріи [16]; проводя ночь около этого острова, они увидѣли въ видѣніи святую мученицу Гликерію, идущую къ ихъ кораблю, а изъ корабля вышедшую ей навстрѣчу прекрасную дѣвицу; онѣ обѣ нѣжно обнялись. И сказала дѣвица, пришедшая къ дѣвицѣ, вышедшей изъ корабля:

— «Будь здрава, мученица Христова, Евфимія всехвальная!»

Та же сказала ей въ отвѣтъ:

— «Будь здрава, мученица Христова, Гликерія блаженная!»

И, привѣтствовавъ другь друга, разошлись: святая Гликерія пошла къ себѣ, а святая Евфимія возвратилась на корабль. Это видѣніе одно и то же было обоимъ братьямъ; они очень обрадовались, что узнали, чьи это мощи, и въ теплой молитвѣ усердно припадали къ святой великомученицѣ Евфиміи, обнимали ковчегъ, цѣловали его, проливая отъ радости слезы. Они хотѣли это безцѣнное сокровище везти въ свое отечество, но Богу и Его святой угодницѣ не было это угодно. Корабельщики поставили паруса и пустились въ путь въ свою сторону; когда они были далеко уже отъ этого острова, внезапно поднялась буря и сильное волненіе, и корабль прибило волнами опять къ тому же острову. Опять корабелыцики, какъ утихнетъ море, пускались плыть, но опять, по Божію повелѣнію, внезапно поднимались волны и приносили корабль къ острову. И это дѣлалось не два, не три раза, но много разъ; и были всѣ на кораблѣ въ большомъ недоумѣніи.

Наступила ночь, и явилась имъ Христова мученица и сказала:

— «Зачѣмъ стараетесь вы носить меня туда и сюда? Я не уйду отсюда, не хочу идти туда, куда вы хотите меня везти».

И прибавила:

— «Мало развѣ мнѣ было перенесенія изъ Халкидона въ Византію (Царьградъ), вверженія въ море, принесенія сюда? Зачѣмъ вы хотите еще везти въ далекія страны? Вамъ не по силамъ это, не трудитесь больше, но постройте мнѣ маленькій домъ на этомъ островѣ, и я почію здѣсь».

Съ этими словами она стала невидима. Честные братья Сергій и Сергонъ тотчасъ охотно повиновались повелѣнію святой, остались въ пристани, высадились съ корабля на землю, пошли и объявили епископу того острова о мощахъ Евфиміи всехвальной и ея повелѣніи. Епископъ обрадовался этому, но велѣлъ имъ втайнѣ хранить святыя мощи, такъ какъ и на томъ островѣ было получено грозное повелѣніе злочестиваго царя выбрасывать и предавать огню святыя иконы и честныя мощи святыхъ. Вслѣдствіе злочестиваго приказанія и мѵроточивыя мощи святой мученицы Гликеріи скрывали подъ спудомъ. Потомъ, присмотрѣвъ походящее мѣсто, епископъ благословилъ Сергія и Сергона на постройку маленькой церкви мученицы Христовой Евфиміи, неподалеку отъ берега моря. Вскорѣ постройка была завершена, прибылъ епископъ, освятилъ церковь и положилъ въ святомъ алтарѣ въ землѣ, подъ спудомъ честныя мощи, чтобъ не узнали про нихъ иконоборцы. Послѣ всего этого оба брата возъимѣли благое намѣреніе дать слѣдующій обѣтъ святой мученицѣ:

— «Не оставимъ, — сказали они, — тебя, святая великомученица Евфимія всехвальная, и не отступимъ отъ твоихъ мощей честныхъ, но здѣсь послужимъ тебѣ до конца нашей жизни».

Давъ такое обѣщаніе, они продали весь товаръ, который везли на кораблѣ, отреклись отъ міра, стали жить при той церкви въ постѣ и молитвахъ и въ скоромъ времени, угодивши Богу, преставились въ безсмертную жизнь по ходатайству святой прехвальной мученицы Евфиміи, которой усердно послужили. Предъ кончиною своей они положили на гробѣ святой мученицы каменную доску, чтобъ не забылось вовсе мѣсто, хранящее въ себѣ это пребогатое сокровище, и на доскѣ написали такъ:

— «Мы, Сергій и Сергонъ, родные братья, плывя по Геллеснонту (Царьградскому морю), взяли изъ моря носимыя волнами честныя мощи прехвальной и святой Христовой мученицы Евфиміи и, по повелѣнію ея, положили ихъ здѣсь».

Впослѣдствіи епископъ того острова построилъ прекрасную церковь и хотѣлъ перенести въ нее мощи святой Евфиміи; придя въ ту маленькую церковь, которую построили братья, онъ совершалъ всенощныя молитвы. Онъ задремалъ, и ему явидась святая со словами:

— «Не начинай того, что задумалъ дѣлать, отче преподобный! Я не послушаю тебя въ этомъ, но иди къ сестрѣ моей, святой мученицѣ Гликеріи, помолись ей, и я стану просить; и она позволитъ перенести себя въ твою церковь, меня же оставь почивать на этомъ мѣстѣ, пока я не возвращусь назадъ къ себѣ».

Епископъ проснулся въ ужасѣ и не осмѣлился приступить къ выполненію своего намѣренія. Святую же мученицу Гликерію, сберегаемую въ другомъ мѣстѣ, перенесъ онъ въ свою церковь, по совершеніи къ ней молитвъ, и положилъ ее подъ спудомъ. Такъ охранялись мощи святыхъ отъ враждовавшихъ противъ нихъ злочестивыхъ иконоборцевъ. Хотя онѣ находились и подъ спудомъ, однако правовѣрные собирались къ нимъ и съ честью справляли ихъ празднества, ибо тѣми угодницами Божіими подавалось исцѣленіе всякихъ болѣзней.

Однажды, въ день памяти святой великомученицы Евфиміи, во время совершенія празднества въ ея церкви, случилось одному воеводѣ, стороннику и ревнителю иконоборческой ереси, плыть мимо того острова на корабляхъ съ войскомъ: онъ посланъ былъ куда-то по службѣ. Подъѣхавъ къ пристани, онъ высадился на берегъ и увидѣлъ большое собраніе людей около церкви, находившейся близъ пристани. Спросивъ и узнавъ причину празднованія, — а именно, что народъ совершаетъ праздникъ ради мощей почивающей тамъ святой мученицы Евфиміи, — онъ, злочестивый, вышелъ изъ себя и бросился съ войскомъ на ту церковь и разогналъ народъ съ крикомъ:

— «Развѣ это позволяютъ цари? Идолопоклонники вы, служители мертвыхъ костей!»

Съ такими ругательствами надъ православными христіанами, окаянный разорилъ ту церковь почти до основанія; мощи же святыя остались цѣлы подъ спудомъ. И опустѣло это мѣсто на долгое время.

По смерти злочестиваго даря Льва Исаврянина, вступилъ на престолъ сынъ его Константинъ, по прозванію Копронимъ [17], отъ злого корня еще злѣйшій отпрыскъ. Онъ не только отвергалъ почитаніе иконъ, но отвергалъ втайнѣ и Самого Христа Бога и, окаянный, хулилъ даже Пречистую Дѣву Богородицу сквернымъ своимъ языкомъ, ругался и надъ святыми угодниками Божіими. Съ юности онъ привыкъ ко всему дурному, дурной жизни, научился волшебству и чародѣйству и безпощадно проливалъ человѣческую кровь. Онъ превосходилъ жестокостью своего отца, много убилъ невинныхъ и праведныхъ людей, а иноковъ совсѣмъ изгналъ изъ Царьграда. Царствовалъ же онъ долго, попущеніемъ Божіимъ за людскіе грѣхи, и надѣлавъ безчисленное количество зла, умеръ горькой смертью; послѣ себя онъ оставилъ царство сыну Леону, который также былъ иконоборецъ, но не проявлялъ такой жестокости, какъ его отецъ и дѣдъ. По смерти же Леона воцарился сынъ его Константинъ съ матерью Ириною [18], — а это имя означаетъ миръ (съ греческаго), — она по истинѣ принесла миръ Церкви Христовой. Въ малолѣтство ея сына она одна управляла греческимъ царствомъ, и правила хорошо и богоугодно; она исправляла все испорченное и разоренное царями-иконоборцами и возвращала изъ гоненія святыхъ отцовъ, изгнанныхъ за почитаніе честныхъ иконъ. Дѣйствительно, она была благочестива и боголюбива, она созвала седьмой Вселенскій соборъ [19], со святѣййшмъ патріархомъ пареградскимъ Тарасіемъ [20] во главѣ; такимъ образомъ церквамъ святымъ было возвращено благолѣпіе — иконы, а иконоборческая ересь предана проклятію святыми отцами. Тогда и та церковь святой великомученицы Евфиміи въ Царьградѣ, близъ ипподрома, о которой говорилось выше и которая была опустошена Львомъ Исавряниномъ, была возстановлена благовѣрною царицею Ириною; она велѣла очистить церковь отъ нечистотъ и исправить все разоренное, украсила ее всячески благолѣпными иконами, снабдила священными одеждами и драгодѣнными сосудами; освящена была церковь, и стали совершаться въ ней опять, какъ прежде, божественныя службы, и митрополитъ Халкидонскій опять сталъ жить при ней. Христолюбивая царица Ирина усердно старалась разыскать мощи всехвальной мученицы Евфиміи. Съ тѣхъ поръ, какъ Левъ Исаврянинъ тайно похитилъ святыя мощи и бросилъ ихъ въ море, пронесся среди православныхъ слухъ объ этомъ тайномъ злодѣяніи царя, и разсказывали, что святыя мощи гдѣ-то нашлись и сберегаются вѣрующими; царица и старалась узнать, гдѣ онѣ. Господь же, исполняющій желаніе боящихся Его, далъ знать царицѣ о честныхъ мощахъ святой мученицы слѣдующимъ образомъ. На томъ островѣ Лимносѣ, гдѣ мощи, какъ было сказано, хранились подъ спудомъ, жилъ одинъ извѣстный человѣкъ, по имени Акастасій, саномъ комитъ [21]; ему досталось въ собственность по наслѣдству то мѣсто, на которомъ два упомянутыхъ выше брата, Сергій и Сергонъ, построили церковь въ честь святой великомученицы Евфиміи и скрыли въ землѣ честныя ея мощи, положивъ на гробѣ каменную доску съ надписью. Этотъ Анастасій комитъ, видя, что церковь всехвальной мученицы на его землѣ совсѣмъ разорена, вновь выстроилъ ее на прежнемъ основаніи и украсилъ съ подобающимъ благолѣпіемъ. Впослѣдствіи случилась съ нимъ напасть по несправедливой клеветѣ завистливыхъ людей, и онъ неповинно былъ лишенъ своего сана. Тогда онъ отправился въ Царьградъ, чтобъ оправдаться отъ ложной клеветы и опять получить свой санъ. Когда онъ искалъ тамъ заступника и ходатая къ царицѣ, ему кто-то сказалъ, что ему можетъ помочь халкидонскій митрополитъ, потому что онъ болѣе другихъ имѣетъ право заступаться за обиженныхъ. Анастасій сталъ искать митрополита и нашелъ его во дворцѣ; припавъ къ нему, онъ разсказалъ цѣль своего прибытія и просилъ митрополита помочь ему и походатайствовать за него. Митрополитъ же отказывался, говоря:

— «Не могу я этого сдѣлать, мнѣ не по силѣ это дѣло».

Съ этими словами митрополитъ ушелъ изъ дворца въ свой домъ, а Анастасій шелъ за нимъ до архіерейскаго дома; увидя отпертую церковь, онъ вошелъ въ нее помолиться. Послѣ долгой молитвы съ колѣнопреклоненіемь онъ сѣлъ гдѣ-то: въ это время не было службы. Одинъ изъ церковнослужителей, очередной на той недѣлѣ, подошелъ къ нему съ вопросомъ, кто онъ и откуда. Анастасій разсказалъ ему все о себѣ и открылъ ему свое горе, а потомъ спросилъ церковнослужителя:

— «Какого это святаго церковь?»

Тотъ отвѣчалъ:

— «Эта церковь святой великомученицы Евфиміи всехвальной».

Какъ услыхалъ это Анастасій, тотчасъ, прижимая руки къ груди, съ любовью воскликнулъ:

— «О, моя святая Евфимія!»

— «Почему ты называешь ее своею?» — спросилъ церковнослужитель.

Анастасій отвѣчалъ:

— «У меня въ церкви, въ моемъ домѣ, ея честныя мощи, поэтому то я осмѣливаюсь ее назвать своей».

Церковнослужитель сказалъ:

— «Какъ это можетъ быть? Правду ли ты говоришь? Смотри, не лги, а то плохо тебѣ будетъ; вѣдь царица очень старается разыскать мощи святой Евфиміи и митрополиту повелѣла молиться Богу о томъ, чтобъ Онъ открылъ, гдѣ находятся честныя мощи Его мученицы».

Анастасій сказалъ:

— «Повѣрь мнѣ, честный человѣкъ, у меня мощи Евфиміи всехвальной, которыя были въ Халкидонѣ».

Услышавъ это, церковнослужитель попросилъ его немного подождать тамъ, а, самъ радостный, поспѣшилъ объявить объ этомъ митрополиту, преподобному Андрею. Митрополитъ обрадовался и, тотчасъ призвавъ къ себѣ Анастасія, разспрашивалъ о мощахъ святой; онъ разсказалъ все подробно, какъ разсказываютъ среди жителей того острова о честныхъ мощахъ Евфиміи всехвальной, и какъ на каменной доскѣ написано было двумя братьями, взявшими эти мощи изъ моря. Преподобный митрополитъ отправился тотчасъ къ святѣйшему патріарху Тарасію и разсказалъ ему объ этомъ; а святый тотъ патріархъ съ митрополитомъ пошелъ къ царю и его матери, взявши и Анастасія съ собою, и разсказали ей о честныхъ мощахъ мученицы Христовой. Всѣ радовались и благодарили Бога, Анастасій же щедро былъ одаренъ и получилъ снова свой прежній санъ. Немедленно снарядили богатый корабль и отправили на немъ почетныхъ лицъ духовнаго сана и изъ царскихъ придворныхъ съ Анастасіемъ комитомъ на островъ Лимносъ, чтобъ перенести оттуда мощи святой въ Царьградъ: послѣ благополучнаго плаванія, они прибыли на тоть островъ. Когда узнали мѣстные жители, что прибыли цареградцы и хотятъ взять мощи Евфиміи всехвальной, стеклось множество народу весьма враждебнаго: хотѣли воспротивиться царскимъ посланникамъ и не давать имъ унести съ ихъ острова то безцѣнное духовное сокровище, а болѣе всего обрушивались на Анастасія комита, называя его предателемъ. И начался уже ропотъ въ народѣ, такъ что едва епископъ лимносскій могъ успокоить его, говоря:

— «Люди, не противьтесь такой волѣ Божіей и не возбуждайте гнѣва царя: царево прещеніе подобно рыканію львову (Прит. 19, 12).

Когда умолкъ народный ропотъ, открыли гробъ святой и вынули изъ-подъ земли честныя мощи невѣсты Христовой, какъ прекрасный цвѣтокъ, и наполнился воздухъ благоуханіемъ, и понесли мощи на корабль при пѣніи псалмовъ, со свѣчами и кадилами. Народъ же со слезами провожалъ, плача, что лишается такого драгоцѣннаго богатства, и стоялъ на морскомъ берегу, провожая плывущій корабль глазами, пока онъ не скрылся изъ виду. Когда корабль прибылъ въ Константинополь, вышелъ весь городъ съ царемъ и его матерью, и святѣйшимъ патріархомъ, на встрѣчу честнымъ мощамъ мученицы Христовой, и приняли ихъ съ радостью и торжествомъ, понесли съ честью въ церковь, откуда онѣ когда то были тайно похищены еретиками и положили на томъ же мѣстѣ и въ томъ же каменномъ гробѣ, гдѣ онѣ лежали прежде.

Такъ святая великомученица Евфимія всехвальная опять оказалась на своемъ честномъ мѣстѣ въ Царьградѣ, и славили за ея чудеса Бога, прославляемаго во святыхъ Его, Которому и отъ насъ возсылается честь и слава нынѣ и въ безконечные вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Діоклитіанъ управлялъ восточною половиною Римской имперіи съ 284 г. по 305 г.
[2] Ѳеодосій II-ой правилъ съ 408 г. по 450 г.
[3] Имѣется въ виду ересь монофизитская или евтихіанская, которая, въ противоположность несторіанскому раздѣленію въ лицѣ Іисуса Христа божества и человѣчества, учила, что человѣчество въ Іисусѣ Христѣ было совершенно поглощено божествомъ и потому въ Лицѣ Іисуса Христа слѣдуетъ признавать только одну природу — божественную. Ересь эта была осуждена, какъ и замѣчено далѣе въ повѣствованіи, на IV-мъ Вселенскомъ соборѣ.
[4] Въ 449 г.
[5] Третій Вселенскій соборъ, происходившій въ Ефесѣ въ 431 г., былъ созванъ императоромъ Ѳеодосіемъ II-мъ по поводу лжеученія Несторія, патріарха Константинопольскаго, учившаго, что воплощеніе Слова Божія было простымъ обитаніемъ Его въ человѣкѣ-Христѣ, а не соединеніемъ божества и человѣчества въ одномъ Лицѣ.
[6] Флавіанъ (I-й) патріаршествовалъ съ 447 г. по 449 г. Причисленъ къ лику святыхъ. — Память его 18-го февраля.
[7] Императоръ Маркіанъ управлялъ Востокомъ съ 450 г. по 467 г.
[8] Въ 451 г. — Это былъ IV-й Вселенскій соборъ.
[9] Императоръ Маврикій управлялъ Востокомъ съ 582 г. по 602 г.
[10] Самсонъ — судія израильскій, надѣленный отъ Бога необыкновенною силою и бывшій орудіемъ Божіимъ противъ филистимлянъ. Исторія его жизни и дѣятельности изложена въ книгѣ Судей (гл. 13-16).
[11] Ираклій царствовалъ съ 610 г. по 641 г.
[12] Ипподромъ — мѣсто для состязаній въ бѣгахъ.
[13] Пятый Вселенскій соборъ происходилъ въ Константинополѣ въ 553 г. и былъ созванъ императоромъ Юстиніаномъ I-мъ (527-565 гг.) для рѣшенія вопроса о правовѣріи трехъ епископовъ: Ѳеодора Мопсуетскаго, Ѳеодорита Киррскаго и Ивы Эдесскаго, которые въ своихъ писаніяхъ выражали несторіанскія мнѣнія. — Шестой Вселенскій соборъ происходилъ въ 680 г. въ Константинополѣ, при императорѣ Константинѣ IV Погонатѣ (668-686 гг.); ближайшею задачею его было обличеніе и осужденіе ереси моноѳелитской, признававшей лишь одну (божественную) волю во Христѣ.
[14] Левъ III-й Исавръ царствовалъ съ 716 г. по 741 г.
[15] Германъ патріаршестковалъ съ 715 г. по 730 г.
[16] Память ея 13-го мая.
[17] Константинъ V-й Копронимъ царствовалъ съ 741 г. по 775 г.
[18] Константивъ VI-й (Порфирородный) царствовалъ съ 780 г. по 797 г., а Ирина — съ 797 г. по 802 г.
[19] Въ 787 г.
[20] Тарасій патріаршествовалъ съ 784 г. по 806 г.
[21] Комитами называлиеь первоначально спутники высшей чиновной особы въ провинціи, а позднѣе спутники императоровъ, составлявшіе ихъ приблишеннѣйшую свиту. Со временъ Константина Великаго (306-337 гг.) это наименованіе стало титуломъ всѣхъ придворныхъ и государственныхъ чиновъ, хотя бы они и не принадлежали къ императорской свитѣ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 287-300.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0