Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День десятый.

Память преподобнаго отца нашего Антонія Печерскаго.

Преподобный Антоній родился въ городѣ Любечѣ [2]. Съ юныхъ лѣтъ проникнутый страхомъ Божіимъ, онъ желалъ облечься въ иноческій образъ. Когда человѣколюбивый Богъ вложилъ ему въ сердце намѣреніе идти въ Греческую страну и тамъ постричься, Антоній тотчасъ же привелъ его въ исполненіе, путешествуя по примѣру Господа, странствовавшаго и трудившагося ради нашего спасенія. Достигнувъ Царьграда [3], преподобный Антоній отсюда направился во святую гору Аѳонскую [4]; обходя ея монастыри, онъ удивлялся жизни въ нихъ святыхъ отцевъ, которые, будучи во плоти, возвышались надъ человѣческою природою, подражая въ подвигахъ безплотнымъ ангеламъ. И сильнѣе прежняго возгорѣлась въ сердцѣ Антонія любовь ко Христу. Желая уподобиться по жизни помянутымъ отцамъ, онъ пошелъ въ одну изъ обителей Аѳона и умолялъ игумена возложить на него ангельскій образъ иноческаго чина. Прозирая въ будущую подвижническую жизнь преподобнаго, игуменъ не отказалъ ему въ просьбѣ и постригъ его [5], наставивъ въ завѣтахъ совершеннаго иночества. Новопостриженный инокъ во всемъ благоугождалъ Богу, подвизаясь на пути добродѣтели; но особенно преподобный Антоній преуспѣвалъ въ покорности и послушаніи, такъ что всѣ радовались, глядя на его жизнь. Преподобный Антоній пробылъ на святой горѣ, на мѣстѣ своего постриженія, уже не малое время, являясь наставникомъ ко спасенію для многихъ и самъ достигая большихъ степеней совершенства, когда игуменъ получилъ внушеніе отъ Бога отпустить преподобнаго въ русскую землю. Призвавъ его къ себѣ, игуменъ сказалъ:

— «Антоній! Иди обратно въ русскую землю, — пусть и тамъ живущіе черезъ тебя преуспѣваютъ и утверждаются въ вѣрѣ христіанской; да будетъ съ тобою благословеніе святыя горы!»

Пріявъ это благословеніе, какъ за исходящее изъ устъ Божіихъ, преподобный Антоній отправился въ землю русскую. Придя въ городъ Кіевъ [6], онъ раздумывалъ, — гдѣ бы ему поселиться, и сталъ обходить монастыри, которые начали основываться иноками-греками, пришедшими съ митрополитомъ Михаиломъ для крещенія Руси; впрочемъ, эти обители не содержали чина и устава совершеннаго общежитія. По смотрѣнію Божію, ни одна изъ обителей не была угодна преподобному Антонію для жительства. Поэтому онъ началъ ходить по окрестностямъ Кіева, — по лѣсамъ и горамъ, и такъ достигъ даже Берестова. Найдя здѣсь пещеру, когда-то вырытую варягами [7], преподобный Антоній, сотворивъ молитву, поселился въ ней, проводя жизнь въ великомъ воздержаніи.

По преставленіи благовѣрнаго князя Владиміра власть захватилъ безбожный и окаянный Святополкъ [8], сѣвшій на великокняжескомъ престолѣ въ Кіевѣ. Желая истребить съ лица земли своихъ братьевъ [9], онъ убилъ Бориса и Глѣба, пріявшихъ, такимъ образомъ, мученическую кончину [10]. Видя такое кровопролитіе, преподобный Антоній снова удалился на святую гору.

Но вотъ благовѣрный князь Ярославъ, побѣдивъ Святополка, сѣлъ въ Кіевѣ [11]. Ярославъ любилъ Берестово [12] съ его церковью во имя святыхъ апостоловъ; при ней былъ пресвитеръ, именемъ Иларіонъ, мужъ благочестивый, великій постникъ и свѣдущій въ божественномъ Писаніи. (Спустя много лѣтъ, Ярославъ, любившій окружать себя духовнымъ чиномъ [13], по изволенію Божію и согласію собранныхъ имъ епископовъ, избралъ Иларіона митрополитомъ, въ котораго онъ и былъ поставленъ въ Кіевскомъ храмѣ святой Софіи [14]. Пресвитеръ Иларіонъ удалялся временами изъ Берестова на Днѣпръ, на холмъ, покрытый вѣковымъ лѣсомъ, гдѣ нынѣ находятся дальнія или Ѳеодосіевы пещеры монастыря; въ этомъ холмѣ Иларіонъ ископалъ себѣ пещеру сажени въ двѣ, гдѣ и молился въ тайнѣ Богу, воспѣвая псалмы и творя поклоны.

Преподобный же Антоній въ это время находился на святой горѣ, въ монастырѣ своего постриженія, и опять игумену было откровеніе отъ Бога:

— «Пошли, — сказалъ Господь, — Антонія снова въ землю Русскую, ибо онъ Мнѣ нуженъ тамъ».

Игуменъ, призвавъ преподобнаго, открылъ ему:

— «Антоній! По волѣ Божіей иди опять въ землю русскую и да будетъ съ тобою благословеніе святой горы!»

Вмѣстѣ съ этимъ игуменъ предсказалъ преподобному, что въ землѣ русской онъ явится отцемъ многихъ черноризцевъ; благословивъ, затѣмъ, Антонія, игуменъ отпустилъ его съ напутствіемъ:

— «Иди съ миромъ!»

Съ этимъ благословеніемъ преподобный Антоній опять пришелъ въ Кіевъ. Взойдя на холмъ, гдѣ Иларіонъ ископалъ помянутую небольшую пещеру, преподобный Антоній возлюбилъ это мѣсто. Помолившись Богу со слезами, онъ сказалъ:

— «Господи! Да будетъ на семъ мѣстѣ благословеніе святой Аѳонской горы и — молитва моего отца, меня постригшаго; утверди, Боже, мое вселеніе здѣсь!»

Послѣ этого онъ избралъ пещеру мѣстомъ своего обитанія. И жилъ здѣсь преподобный въ непрестанной молитвѣ, вкушая сухой хлѣбъ и удовлетворяя жажду умѣреннымъ количествомъ воды, да и то черезъ день, иногда же черезъ два; а иногда онъ не вкушалъ ничего всю недѣлю, пребывая день и ночь въ молитвенномъ бдѣніи и усердно руками своими копая большую пещеру.

Узнавъ о поселеніи преподобнаго въ пещерѣ, нѣкоторые христолюбцы приходили къ нему сюда, принося потребное для поддержанія тѣла и испрашивая себѣ благословенія; находились и такіе пришельцы, которые выражали желаніе жить съ преподобнымъ; изъ числа послѣднихъ, былъ и блаженный Никонъ [15].

Въ это именно время пришелъ [16] къ преподобному Антонію и преподобный Ѳеодосій, будучи двадцатилѣтнимъ юношей [17]: преподобный Антоній велѣлъ постричь Ѳеодосія блаженному Никону, — іерею и опытному черноризцу.

По прошествіи многихъ лѣтъ, когда преставился благовѣрный князь Ярославъ [18], власть принялъ старшій сынъ его Изяславъ, сѣвшій на великокняжескомъ столѣ въ Кіевѣ [19]. Преподобный же Антоній Печерскій въ это время уже прославился во всей Русской землѣ за свою многодобродѣтельную жизнь, подобно тому какъ въ древности прославился въ Египтѣ Антоній Великій. Узнавъ о подвижнической жизни преподобнаго Антонія, христолюбивый князь Изяславъ пришелъ къ нему со своею дружиною, прося молитвъ и благословенія; и еще болѣе возросла извѣстность преподобнаго, почитаемаго всѣми. И начали къ нему стекаться христолюбцы, желая постриженія: онъ же принималъ ихъ и постригалъ.

Среди этихъ христолюбцевъ пришли къ преподобному Антонію: сначала блаженный Варлаамъ, сынъ знатнаго Кіевскаго боярина Іоанна [20], а потомъ — Ефремъ, княжій евнухъ [21]. Согласно выраженному ими желанію преподобный Антоній велѣлъ блаженному Никону ихъ обоихъ постричь, что доставило преподобному съ братіею много непріятностей. Не только разгнѣванный бояринъ Іоаннъ, придя въ пещеру со множествомъ челяди и разогнавъ богоизбранное стадо преподобнаго отца нашего Антонія, извлекъ изъ пещеръ сына своего, блаженнаго Варлаама и, замѣнивъ его монашескія одежды свѣтлыми боярскими, насильно повелъ къ себѣ домой; но и самъ великій князь Изяславъ, узнавъ о постриженіи сына боярскаго и своего любимаго евнуха, тоже сильно разгнѣвался на стадо, собранное во имя Христово преподобнымъ Антоніемъ; онъ повелѣлъ схватить блаженнаго Никона, постригавшаго иноковъ, питая къ нему за это особенное нерасположеніе; онъ приказывалъ Никону убѣждать Варлаама и Ефрема снова жить въ мірѣ, угрожая ему заточеніемъ съ его наставникомъ Антоніемъ и всѣми находившимися въ пещерѣ; самую же пещеру князь намѣревался раскопать. Столь великій гнѣвъ князя, возбуждаемый кознями «князя тьмы», понудилъ преподобнаго Антонія съ оставшеюся братіею удалиться изъ пещеры въ другую страну. Но княгиня, узнавъ объ этомъ, усердно просила князя не изгонять своимъ гнѣвомъ рабовъ Божіихъ изъ своей области, чтобы не навлечь такого же гнѣва Божія, который постигъ, тоже по изгнаніи черноризцевъ, отечество ея, — землю Ляховъ. (Княгиня, дочь короля Польскаго Болеслава Храбраго, была родомъ изъ Польши; она напоминала князю слѣдующій случай изъ жизни своего отца: за постриженіе преподобнаго Моисея Угрина [22] Болеславъ изгналъ черноризцевъ изъ Польши; Господь разгнѣвался такимъ поступкомъ короля: послѣдній умеръ скоропостижно, а въ поднявшейся, затѣмъ, междоусобицѣ было убито много епископовъ и бояръ). Внявъ съ трудомъ мольбамъ княгини, князь, наконецъ, образумился и убоялся Бога: онъ послалъ къ старцу просьбу о возвращеніи на покинутое мѣсто; преподобнаго Антонія едва нашли послѣ трехъ дней розысковъ и умолили возвратиться.

Такимъ образомъ преподобный отецъ нашъ Антоній снова вернулся въ свою пещеру. Онъ непрестанно умолялъ Бога, — да подастъ Господь ему силы мужественно переносить напасти, наносимыя врагомъ, ненавистникомъ добра и — да не предастъ звѣрямъ душъ исповѣдающихъ Его, да не забудетъ убогихъ Своихъ навсегда (ср. Псал. 73, 19). Господь услышалъ молитву преподобнаго: не только разогнанныя овцы снова возвратились съ миромъ къ своему пастырю, но къ нему въ пещеру приходило множество и другихъ, умоляя избавить ихъ отъ тьмы пути, ведущаго къ погибели, — и обратить къ свѣту пути спасительнаго. Преподобный Антоній всѣхъ принималъ съ любовію: послѣ наставленій, — какъ должно слѣдовать за Христомъ, онъ повелѣвалъ блаженному Никону постригать желающихъ. И собралось около преподобнаго братіи двѣнадцать человѣкъ; общими усиліями была выкопана большая пещера, а въ ней устроены церковь и келліи, которыя существуютъ и доселѣ.

Однажды преподобный Антоній сказалъ братіи, объединенной подъ его водительствомъ:

— «Богъ васъ собралъ, братіе, а я васъ постригъ по благословенію святыя горы, которымъ и самъ я постриженъ отъ ея игумена; да пребываетъ на васъ первѣе всего благословеніе отъ Бога и Пресвятыя Богородицы, а также — и благословеніе отъ святой горы».

Затѣмъ преподобный отецъ сообщилъ братіи:

— «Живите одни, — я поставлю вамъ игумена; я же хочу жить одинъ, какъ привыкъ къ тому въ прежніе годы».

И поставилъ имъ игуменомъ блаженнаго Варлаама. Самъ же, избѣгая мятежа и молвы, сначала затворился въ одной келліи, здѣсь же въ пещерѣ, а потомъ переселился на другой холмъ, гдѣ началъ копать новую пещеру, которая находится подъ нынѣшнимъ великимъ Печерскимъ монастыремъ [23].

Блаженный игуменъ Варлаамъ и братія, принявъ благословеніе преподобнаго Антонія, остались на жительство въ прежней пещерѣ. Когда же число братіи возросло настолько, что пещера не могла вмѣстить всѣхъ во время соборнаго моленія, то задумали поставить малый храмъ внѣ пещеры. Игуменъ и братія пришли къ преподобному Антонію въ его новую пещеру и сказали ему:

— «Отче! братія умножаются, и мы уже не можемъ помѣщаться во время соборной молитвы въ пещерѣ: повелѣніемъ Господнимъ и Пресвятыя Богородицы, а также твоею святою молитвой благослови, поэтому, поставить малую церковь внѣ пещеры».

Преподобный далъ свое благословеніе. Они же, поклонившись ему до земли, удалились и начали постройку надъ пещерою малаго храма во имя Успенія Пресвятой Богородицы.

Послѣ совершенія малой надпещерной церкви, князь Изяславъ, во святомъ крещеніи Димитрій, создалъ каменный храмъ въ честь святаго, христіанское имя котораго носилъ, то есть въ честь великомученика Димитрія; при храмѣ онъ устроилъ монастырь. На игуменство для этого монастыря князь Изяславъ взялъ блаженнаго Варлаама — игумена братіи, живущей въ пещерѣ: надѣясь на богатство, онъ хотѣлъ свой монастырь возвысить предъ монастыремъ печерскимъ. Но хотя и существуютъ многіе монастыри, поставленные богатствомъ царей и бояръ, однако они не могутъ сравниться съ тѣми, которые поставляются молитвами святыхъ, слезами, пощеніемъ и бдѣніемъ. Такъ и преподобный Антоній не имѣлъ золота, но своими слезами возрастилъ обитель, несравнимую съ другими. Впрочемъ, блаженный Варлаамъ былъ взятъ въ монастырь святаго великомученика Димитрія еще въ то время, когда Печерскій монастырь только что устроялся. По удаленіи игумена и послѣ общаго совѣщанія, братія, находившіеся въ пещерѣ, рѣшили идти къ преподобному Антонію.

— «Отче, — сказали ему иноки, — поставь намъ игумена».

— «Кого же вы хотите?» — спросилъ преподобный.

— «Кого хочетъ Богъ, Пресвятая Богородица и ты, честный отче», — отвѣчали пришедшіе.

— «Тотъ изъ васъ, — рѣшилъ преподобный Антоній, — который отличается послушаніемъ, кротостію и смиреніемъ, пусть и будетъ вамъ игуменомъ» [24].

Тогда братія начали просить преподобнаго Антонія, чтобы онъ благословилъ на игуменство преподобнаго Ѳеодосія, какъ единонравнаго ему и во всѣхъ благихъ дѣлахъ искуснаго; и благословилъ его преподобный Антоній на игуменство. Братія же вся, въ числѣ двѣнадцати человѣкъ, поклонились преподобному Антонію до лица земли, радуясь, что получили такого наставника. Сдѣлавшись игуменомъ, преподобный Ѳеодосій съ усиленнымъ тщаніемъ началъ заботиться объ обители, присоединяя къ этимъ заботамъ великое пощеніе и слезныя молитвы; великое содѣйствіе оказывали ему молитвы и благословеніе начальника его, преподобнаго отца нашего Антонія, наединѣ безмолствующаго. И Господь началъ умножать черноризцевъ, такъ что вскорѣ подъ водительствомъ преподобнаго Ѳеодосія оказалось до ста человѣкъ. Преподобный Ѳеодосій, видя такое умноженіе братіи, пришелъ, послѣ совѣта съ нею, къ намѣренію поставить монастырь. И снова всѣ пошли къ преподобному Антонію и сказали ему:

— «Отче! братія все болѣе и болѣе возростаютъ въ числѣ, — мы хотимъ поставить монастырь».

Преподобный Антоній сильно обрадовался.

— «Благословенъ Богъ, — воскликнулъ онъ, — за все! молитва же Пресвятой Богородицы и отцовъ святой горы да будетъ съ вами и да содѣйствуетъ вамъ».

Затѣмъ онъ послалъ одного изъ братіи сказать князю Изяславу:

— «Князь христолюбивый! Богъ умножаетъ братію, а мѣсто, гдѣ мы поселились, тѣсно: просимъ тебя, — благоволи отдать намъ гору, которая надъ пещерою».

Князь Изяславъ чрезвычайно обрадовался, услышавъ это; онъ послалъ боярина своего, чтобы онъ отдалъ инокамъ во владѣніе гору надъ пещерою. Преподобный Ѳеодосій и братія заложили на ней большую [25] деревянную церковь и, отстроивъ ее, украсили иконами; они поставили также келліи, а самый монастырь оградили столбами, и переселились сюда изъ пещеры. Съ этого времени монастырь, зачавшійся отъ благословенія святой горы, сталъ именоваться Печерскимъ, ибо черноризцы жили прежде въ пещерѣ [26].

Послѣ этого преподобный игуменъ Ѳеодосій рѣшилъ утвердить свой монастырь и мысленнымъ огражденіемъ, то есть уставомъ, опредѣляющимъ жизнь иночествующихъ не въ затворѣ, но въ монастырѣ: онъ началъ искать подходящій для указанной цѣли монастырскій уставъ. И въ данномъ случаѣ ему поспѣшествовали молитва и благословеніе преподобнаго отца нашего Антонія: по его именно благословенію и молитвѣ Господь устроилъ такъ, что какъ разъ въ это время нашелся одинъ честный инокъ Студійскаго монастыря, по имени Михалъ, пришедшій изъ Греціи съ митрополитомъ Георгіемъ [27]. У него былъ уставъ Студійской обители [28]. Списавъ этотъ уставъ конечно въ переводѣ съ греческаго, преподобный Ѳеодосій, рѣшивъ его ввести въ своей обители, уставилъ весь «рядъ церковный» — какъ совершать богослужебное пѣніе и чтеніе, и поклоны за ними; какъ стоять въ церкви и проводить время за трапезой; что вкушать за нею и въ какіе именно дни. Отъ Печерскаго монастыря Студійскій уставъ переняли и всѣ другіе монастыри; благодаря этому, Печерская обитель имѣетъ преимущество первенства и чести предъ всѣми другими русскими монастырями.

Во дни игуменства преподобнаго Ѳеодосія, направлявшаго посредствомъ новаго устава и съ помощію молитвъ и благословенія преподобнаго отца нашего Антонія жизнь Печерской обители по пути добродѣтели, пришелъ въ обитель, будучи семнадцатилѣтнимъ юношей, и преподобный отецъ нашъ Несторъ, списатель житія преподобнаго Ѳеодосія и другихъ: преподобный Ѳеодосій, принимавшій съ любовію приходящихъ къ нему, охотно принялъ и его, по совѣту и благословенію преподобнаго Антонія. Допытываясь, почему именно обитель именуется Печерскою, Несторъ вкратцѣ, ради назиданія вѣрующихъ, въ лѣтописаніи своемъ сообщилъ о подвигахъ первоначальника монастыря, преподобнаго Антонія [29].

Но скажемъ нѣчто о чудесахъ, хотя и не всѣхъ, а также — о честной кончинѣ святаго Антонія, заимствовавъ свѣдѣнія у блаженнаго епископа Симона и близкаго къ нему инока печерскаго Поликарпа [30] и оставивъ пока свидѣтельства лѣтописца о самыхъ подвигахъ и напастяхъ, перенесенныхъ преподобнымъ.

Преподобный отецъ нашъ Антоній, уединившійся въ другую пещеру, видя умноженіе и благочиніе иабраннаго стада, возсылалъ благодареніе Богу, преуспѣвая и самъ въ добродѣтели отъ силы въ силу. За это и Господь прославилъ его, — имя преподобнаго Антонія просіяло въ землѣ русской различными чудесами и особенно даромъ исцѣленія и пророчества.

Даръ чудотворныхъ исцѣленій преподобный Антоній обнаруживалъ въ такомъ видѣ. Старецъ самъ служилъ болящимъ и исцѣлялъ ихъ своею молитвою; но, прикрывая смиреніемъ эти исцѣленія по его молитвѣ, онъ съ благословеніемъ давалъ больнымъ въ качествѣ лѣкарства зелень, которою питался; недужные, вкусивъ ея, дѣлались здоровыми, какою бы болѣзнію не были одержимы. Впослѣдствіи блаженный Агапитъ явился подражателемъ преподобному Антонію, врачуя болѣзни такимъ же образомъ [31].

О дарѣ же предвѣдѣнія святаго Антонія, кромѣ другихъ примѣровъ, свидѣтельствуютъ еще слѣдующіе.

Три князя Ярославича, — Изяславъ, князь Кіевскій, Святославъ Черниговскій, Всеволодъ Переяславскій, отправляясь на войну съ половцами [32], пришли къ преподобному Антонію, прося благословенія. Онъ же, провидѣвъ гнѣвъ Божій, имѣющій ихъ постигнуть, сказалъ имъ:

— «За ваши грѣхи вы будете побѣждены варварами и обращены въ бѣгство, причемъ многіе изъ вашихъ воиновъ утонутъ въ рѣкѣ, другіе будутъ взяты въ плѣнъ, а остальные падутъ отъ меча».

Что и сбылось послѣ битвы на рѣкѣ Альтѣ [33], когда князья, едва сохранивъ жизнь, бѣжали: Изяславъ и Всеволодъ въ Кіевъ, Святославъ же въ Черниговъ; Половцы же разсѣялись по юго-восточнымъ окраинамъ русской земли, плѣня и губя ея жителей.

Вмѣстѣ съ этимъ пророчествомъ князьямъ преподобный Антоній предсказалъ Шимону, сыну князя варяжскаго Африкана, что Шимонъ, по благодати Божіей, въ помянутой битвѣ не только избѣгнетъ смерти, находясь уже среди труповъ, но, спустя много лѣтъ, первымъ будетъ положенъ въ каменной печерской церкви, о которой преподобный также предвозвѣстилъ, что она устроится чудеснымъ образомъ. Самъ Шимонъ, возвратясь съ битвы, повѣдалъ преподобному Антонію:

— «Я лежалъ, — разсказывалъ онъ, — раненный среди убитыхъ, и вотъ какая-то божественная сила исхитила меня изъ ихъ среды и исцѣлила отъ ранъ; всѣхъ моихъ близкихъ и воиновъ я тоже нашелъ невредимыми. — Подобіе же церкви, имущей создаться, которая будетъ мѣстомъ моего упокоенія, я видѣлъ дважды въ воздухѣ: одинъ разъ при рѣкѣ Альтѣ, находясь среди убитыхъ, а другой — ранѣе на морѣ, когда бѣжалъ въ русскую землю къ князю Ярославу отъ дяди Якуна, изгнавшаго меня изъ варяжскаго княжества».

Затѣмъ Шимонъ самымъ дѣломъ подтвердилъ свои слова о явленномъ ему благоволеніи Божіемъ къ созданію церкви, предсказанной преподобнымъ Антоніемъ. Шимонъ передалъ ему поясъ и золотой вѣнецъ съ такими словами:

— «Это я снялъ съ иконы — распятіе Христа Спасителя, когда удалялся изъ моего отечества. Ты предсказалъ, что я буду погребенъ здѣсь; мнѣ же былъ голосъ Божій, повелѣвавшій, чтобы этимъ поясомъ было измѣрено основаніе церкви, гдѣ я буду положенъ и подобіе которой мнѣ показано въ воздухѣ; вѣнецъ же долженъ быть, по тому же повелѣнію Божію, укрѣпленъ надъ жертвенникомъ».

Такъ явно обнаружилось, что предсказаніе преподобнаго Антонія вполнѣ согласовалось съ волей Божьей; впослѣдствіи это подтвердила и сама дѣйствительность: спустя много лѣтъ послѣ сейчасъ разсказанннаго Шимонъ былъ первымъ положенъ въ богозданной каменной печерской церкви.

Теперь, снова возвратившись къ лѣтописцу, скажемъ о слѣдующей немалой напасти, перенесенной преподобнымъ Антоніемъ. Князь тьмы — діаволъ, не вынося свѣта дѣлъ добрыхъ, снова попытался чрезъ князя Изяслава лишить стольный Кіевъ великаго свѣтильника, преподобнаго отца нашего Антонія, сіяющаго въ темной пещерѣ, точно подъ спудомъ, чудесами и добродѣтелями.

Послѣ побѣды, одержанной, по предсказанію преподобнаго Антонія, Половцами въ вышепомянутой битвѣ, кіевскіе люди понуждали князя Изяслава, чтобы онъ снова вышелъ съ ними на враговъ, разсѣявшихся по русской землѣ. Князь не соглашался на это. Поднялось [34] возмущеніе, во время котораго изъ темницы былъ освобожденъ князь полоцкій Всеславъ, находившійся въ плѣну въ Кіевѣ [35]. Возмутившіеся люди объявили Всеслава Кіевскимъ княземъ, а Изяславъ принужденъ былъ бѣжать въ Польшу. Черезъ семь мѣсяцевъ онъ возвратился оттуда къ Кіеву съ Болеславомъ Храбрымъ. Всеславъ, вышедшій, было, имъ тоже съ войскомъ навстрѣчу, убѣжалъ, затѣмъ, тайкомъ къ Полоцку. Тогда Изяславъ вошелъ въ Кіевъ [36]. Онъ началъ, по наущенію діавола, гнѣваться на преподобнаго Антонія, котораго кто-то оклеветалъ предъ нимъ, — что будто-бы Антоній любилъ Всеслава, давалъ ему совѣты, что онъ будто-бы даже главный виновникъ всей смуты, происшедшей въ Кіевѣ [37]. Преподобный же Антоній въ это время служилъ въ пещерѣ болящему Исаакію затворнику, котораго прельстилъ діаволъ, явившись въ образѣ Іисуса Христа, и оставилъ еле живаго, вовлекши въ пляску съ бѣсами [38]. Это служеніе преподобнаго Антонія было особенно ненавистно обольстителю, опасавшемуся, какъ бы Исаакій вскорѣ не исцѣлился душею и тѣломъ отъ сатанинскаго искушенія. Поэтому діаволъ всяческй и возбуждалъ гнѣвъ въ князѣ Изяславѣ, чтобы онъ изгналъ преподобнаго Антонія изъ кіевскихъ предѣловъ. И на нѣкоторое время онъ достигъ этого. Князь Черниговскій Святославъ, узнавши, что братъ его Изяславъ сильно гнѣвается на преподобнаго Антонія, прислалъ за святымъ ночью и тайно [39] взялъ его къ себѣ въ Черниговъ. Преподобному Антонію полюбилось одно мѣсто близъ Чернигова въ горахъ Болдинскихъ: здѣсь онъ выкопалъ себѣ пещеру и жилъ въ ней; впослѣдствіи на этомъ мѣстѣ возникъ монастырь [40]. Вскорѣ князь Изяславъ, разсмотрѣвъ хорошенько и безпристрастно дѣло, убѣдился въ незлобіи святаго и узналъ козни искусителя. Сожалѣя о случившемся, онъ послалъ въ предѣлы черниговскіе къ преподобному Антонію, умоляя его опять возвратиться въ кіевскую область къ своему богоизбранному стаду. Преподобный Антоній, кроткій и смиренный сердцемъ подвижникъ, склонился на эти просьбы: онъ возвратился къ печерской братіи, находившейся въ смятеніи и забвеніи какъ овцы безъ пастыря. Богъ не хотѣлъ, чтобы такой свѣтильникъ, свѣтозарное солнце русской земли, преподобный отецъ нашъ Антоній положилъ начало благочиннаго иноческаго житія въ иномъ городѣ, кромѣ богоспасаемаго стольнаго Кіева: но откуда чрезъ благовѣрнаго князя Владиміра возсіялъ свѣтъ православной вѣры во всю землю русскую, оттуда же Господь благоволилъ возсіять чрезъ преподобнаго Антонія и лучу совершеннаго закона подвижническаго.

И послѣ такихъ напастей не изнемогъ преподобный отецъ нашъ Антоній, но, восходя по ступенямъ все большихъ и большихъ подвиговъ, трудился въ пещерѣ, пока не одержалъ полной побѣды надъ немощною предъ нимъ силою дьявола. По слову евангельскому онъ изгонялъ родъ обольстителей молитвою и постомъ (Марк. 9, 29), а также и другими трудолюбными подвигами: бдѣніемъ, стояніемъ и безчиcленнымъ колѣнопреклоненіемъ на молитвѣ. И до смерти онъ уже не оставлялъ своей темной пещеры, хотя жизнь его въ ней была непрестанною борьбою съ міродержателями тьмы вѣка сего.

Снова поселившись въ пещерѣ, преподобный Антоній опять началъ проявлять даръ чудотвореній и даже въ болѣе сильной степени. Онъ сталъ съ великимъ тщаніемъ заботиться о каменной печерской церкви, о созданіи которой самъ предсказалъ, получивъ къ тому же свидѣтельство о благоволеніи Божіемъ къ этому дѣлу отъ Шимона. Преподобный Антоній совѣщался съ преподобнымъ игуменомъ Ѳеодосіемъ, молясь въ тоже время съ усердіемъ Вышнему Тектону [41], да благословитъ Онъ Самъ Своими пречистыми руками и да содѣйствуетъ созданію дома Пречистой Своей Матери, Владычицы нашей Богородицы, ибо, говорилъ преподобный словами Давида: аще не Господь созиждетъ домъ, всуе трудишася зиждущіи (Псал. 129, 1). Когда преподобный Антоній подвизался въ такой молитвѣ, произошло дивное чудо: не отлучаясь отъ Печерскаго монастыря, какъ нѣкогда преславный чудотворецъ святитель Николай отъ Миръ, онъ вмѣстѣ съ единонравнымъ своимъ другомъ преподобнымъ Ѳеодосіемъ явился въ Константинополь, представъ Царицѣ небесной, Пресвятой Богородицѣ; получивъ отъ Нея съ преподобнымъ Ѳеодосіемъ золото, онъ далъ его мастерамъ-каменщикамъ, чтобы они, по повелѣнію Царицы небесной, шли въ землю русскую для построенія печерской церкви.

Каменоздатели пришли изъ Греціи и возвѣстили объ этомъ чудѣ. Преподобный же отецъ нашъ Антоній явилъ еще иныя дивныя чудеса, свойственныя древнимъ пророкамъ Гедеону и Иліи.

Когда каменщики-строители начали спрашивать преподобнаго Антонія о мѣстѣ, на которомъ онъ желаетъ воздвигнуть храмъ, повелѣнный Пресвятою Богородицею, то преподобный отецъ три дня молился, чтобы Господь, троичный въ Лицахъ, Самъ указалъ знаменіемъ съ неба мѣсто, достойное для жилища Царицы небесной. Когда собрались для избранія такого мѣста, то, по внушенію Божію, пріѣхалъ князь Святославъ и подарилъ подъ церковь принадлежавшее ему поле, примыкавшее къ пещерѣ. Но этого мало. Самъ Царь Славы, Господь Іисусъ Христосъ явился преподобному Антонію, когда онъ стоялъ на помянутой молитвѣ первую ночь.

— «Антоній! — сказалъ Господь, — ты обрѣлъ благодать предо Мною».

Услышавъ это, преподобный Антоній испросилъ у Господа, чтобы въ эту ночь по всей землѣ была роса, а на предполагаемомъ для церкви мѣстѣ суша; въ другую же ночь онъ испросилъ у Господа сушу, а на мѣсто, угодное Ему для храма, росу [42]. На третій день преподобный отецъ благословилъ предуказанное мѣсто и велѣлъ размѣрить его золотымъ поясомъ, взятымъ съ иконы Спасителя и полученнымъ отъ Шимона, — въ тридцать поясовъ въ длину и двадцать въ ширину, какъ повелѣно было Шимону свыше. Затѣмъ преподобный Антоній низвелъ молитвою своею огонь [43], уничтожившій поросль того мѣста, которое, послѣ окруженія рвомъ, стало уже совершенно готовымъ; здѣсь и была поставлена чудотворная печерская церковь, «небеси подобная» по выраженію сказанія о ней [44].

Такъ преподобный отецъ нашъ Антоній столь великими чудесами уготовилъ мѣсто для храма своей обители и благословилъ самое начало его постройки. Послѣ этого онъ началъ пріуговлять самого себя къ отшествію къ Церкви вѣчной, нерукотворенной въ обителяхъ небесныхъ; объ этой Церкви святый апостолъ Іоаннъ въ Откровеніи пишетъ: храма же я не видѣлъ въ немъ [45] ибо Господь Вседержитель его храмъ (Апок. 21, 22). Такъ предсказала и Царица небесная, во время явленія Своего во Влахернѣ [46], открывши строителямъ церкви:

— «Сей Антоній только благословитъ васъ на дѣло, ибо онъ самъ отходитъ въ вѣчный покой; за нимъ во второе лѣто послѣдуетъ и Ѳеодосій» [47].

Но въ какомъ пріуготовленіи къ честной кончинѣ нуждался преподобный Антоній, который, проводя добродѣтельную жизнь въ пещерѣ, могъ сказать съ апостоломъ: я каждый день умираю (1 Кор. 15, 31)? который не ложно примѣнялъ къ себѣ во всѣ дни слова пророка: (я) спѣшилъ и не медлилъ соблюдать заповѣди Твои (Псал. 118, 60)? Преподобный Антоній готовъ былъ въ душѣ своей (къ переходу въ вѣчную жизнь) и смущался мыслію не о себѣ, но за свое богоизбранное стадо, какъ бы его не оставить въ смятеніи. Такъ исполнилось на пренодобномъ слово апостольское: влечетъ меня то и другое: имѣю желаніе разрѣшиться и быть со Христомъ, потому что это несравненно лучше [48]; а оставаться во плоти нужнѣе для васъ (Флп. 1, 23-24).

Видя же, что уже приспѣло время его отшествія и отложенія отъ тѣла, преподобный Антоній утѣшалъ дѣтей своихъ обѣщаніемъ, что, и по отшествіи своемъ, онъ не оставитъ того святаго мѣста, на которомъ подвизался, но, заботясь объ обители, всегда будетъ посѣщать и назирать ее, помогать живущимъ въ ней и притекающимъ въ нее съ вѣрою. Но особенно цѣнно превосходящее всякія наслѣдія слѣдующее благостное обѣтованіе преподобнаго Антонія о мѣстѣ своихъ подвиговъ: онъ обѣщалъ молитвами своими ходатайствовать, чтобы, какъ самъ онъ отходитъ отъ тѣла съ покаяніемъ и увѣренностію въ помилованіи, такъ того же сподобились и остальные, находящіеся здѣсь и имѣющіе любовь къ нему, — чтобы они тоже умирали въ покаяніи и были помилованы.

По своемъ переходѣ во вторую пещеру преподобный Антоній пробылъ въ ней лѣтъ 14-16; въ ней онъ окончилъ свое житіе временное, перемѣнивъ его на вѣчное въ 10-ый день іюля мѣсяца, отъ сотворенія міра въ 6581 году, отъ Рождества Христова въ 1073-мъ, а отъ рожденія своего девятидесятомъ, въ княженіе Святослава Ярославича [49] и во дни царя греческаго Романа-Діогена [50]. Честныя мощи преподобнаго первоначальника тогда же были положены въ той пещерѣ, гдѣ онъ преставился, то есть въ пещерѣ подъ великимъ монастыремъ. Но какъ самъ преподобный отецъ во время жизни своей удалялся отъ глазъ человѣческихъ, тайно молясь въ уединеніи Богу, такъ и мощамъ своимъ онъ испросилъ тотъ же даръ, — да будутъ они удалены отъ взоровъ людскихъ: подобало нашему россійскому законодателю сподобиться одинаковой участи съ израильскимъ. Израильтяне не могли смотрѣть на лице Моисея по причинѣ исходящаго отъ него великаго сіянія съ тѣхъ поръ, какъ онъ принесъ имъ законъ съ горы Синая (Исх. 34, 29-35); такъ не могли видѣть и преподобнаго отца нашего Антонія, въ свѣтѣ дѣлъ добрыхъ жившаго въ пещерѣ, послѣ того, какъ онъ принесъ землѣ русской законъ съ горы Аѳона. Тѣло израильскаго законодателя — Моисея было сокрыто отъ зрѣнія (Втор. 34, 6), и тѣло преподобнаго Антонія, законодавца россійскаго, Богъ, дивный во святыхъ Своихъ, доселѣ чудотворно возбраняетъ намъ видѣть: многіе, дерзнувшіе раскопать мѣсто, гдѣ положены честные останки преподобнаго Антонія, наказаны были опаленіемъ огня: они испытывали сильныя мученія отъ обжоговъ до тѣхъ поръ, пока не раскаявались въ своемъ дерзновеніи. Но хотя мощи преподобнаго Антонія и удалены отъ нашихъ взоровъ, но помощію они всегда съ нами и близъ всѣхъ, усердно призывающихъ угодника Божія: они неоскудно творятъ чудеса, помогая всѣмъ, съ вѣрою притекающимъ къ честному гробу преподобнаго.

Какъ свѣтъ, сіяющій во мракѣ темнаго гроба, они съ особенною силою отгоняютъ отъ людей тьму бѣсовскую; эта тьма не можетъ объять сего свѣта, но обычно исчезаетъ отъ блистанія его. Избавляютъ мощи преподобнаго отца нашего Антонія и отъ различныхъ недуговъ, ополчающихся не на одно лишь тѣло, но и на душу. Это вполнѣ постигъ святый Іоаннъ Многострадальный: послѣ трехлѣтней борьбы съ нечистыми страстями, доставившей ему много мученій распаленіемъ плотской похоти, онъ пришелъ ко гробу преподобнаго Антонія и здѣсь пробылъ въ молитвѣ день и ночь. И вотъ онъ услышалъ голосъ преподобнаго, обращенный къ нему:

— «Іоаннъ! Іоаннъ! Должно тебѣ затвориться въ сей пещерѣ, чтобы, съ помощію Божіею, прекратилась брань, побѣжденная уединеніемъ и молчаніемъ».

Іоаннъ такъ и сдѣлалъ. И благодатіею Божіею по молитвамъ преподобнаго отца нашего Антонія былъ спасенъ: нечистыя страсти тѣлесныя, хотя и вооружались на него вмѣстѣ съ нечистыми духами едва не тридцать лѣтъ, однако, какъ видимъ изъ житія его, не одержали надъ нимъ побѣды [51].

Преподобный Антоній не оставилъ, какъ обѣщался, и мѣста своего святаго. Заботясь о немъ, онъ, по преставленіи своемъ, подобно тому какъ и ранѣе во время жизни, явился вмѣстѣ съ преподобнымъ Ѳеодосіемъ въ Константинополѣ и здѣсь условился съ греческими иконописцами относительно изготовленія ими честныхъ иконъ для печерской церкви; при этомъ онъ вручилъ имъ довольно золота, какъ и ранѣе храмоздателямъ съ тѣмъ же преподобнымъ Ѳеодосіемъ. Преподобный Антоній послалъ иконописцевъ въ Кіевъ въ Печерскій монастырь къ блаженному Никону, бывшему тогда игуменомъ; это сообщаетъ сказаніе объ украшеніи печерской церкви [52].

Неложенъ явился преподобный отецъ нашъ Антоній и въ благостномъ своемъ обѣтованіи по своемъ отшествіи содѣйствовать любящимъ его, въ томъ, чтобы они оканчивали жизнь свою, проведеннную на его святомъ мѣстѣ, въ покаяніи и сподобились помилованія отъ Господа. Это слово обѣтованія его чудотворно сбылось самымъ дѣломъ на блаженномъ Еразмѣ, черноризцѣ Печерскомъ. Оплакивая расточеніе золота, потраченнаго имъ на украшеніе печерской церкви [53], онъ впалъ въ лютый недугъ; семь дней лежалъ онъ безъ чувствъ и уже, по-видимому, приблизился къ кончинѣ, но никакъ не могъ преставиться; ибо не хотѣлъ Господь, чтобы онъ скончался на томъ святомъ мѣстѣ безъ покаянія. И вотъ на восьмой день блаженному Еразму явился преподобный Антоній съ преподобнымъ Ѳеодосіемъ и сказалъ:

— «Мы молились Богу о тебѣ, и Онъ даровалъ тебѣ время покаянія».

Еразмъ тотчасъ выздоровѣлъ, принесъ покаяніе во грѣхахъ и помилованный Богомъ скончался на третій день. Онъ сподобился, какъ сообщается въ его житіи, причисленія къ лику святыхъ [54].

Прославимъ же вседаровитаго Человѣколюбца за дарованіе столь великаго чудотворца преподобнаго Антонія, первоначальника иночествующимъ въ нашей землѣ Русской. Ни одному человѣку невозможно описать всѣхъ его дѣяній, особенно совершенныхъ до преставленія, ибо онъ проводилъ жизнь въ тайнѣ, въ безмолвіи пещернаго уединенія; это доступно только Самому Сердцевѣдцу, знающему безвѣстная и тайная; Тотъ, Котораго языкъ есть трость книжника скорописца (Псал. 44, 2), Тотъ Самъ начерталъ пространное житіе преподобнаго отца нашего Антонія въ книгахъ живота вѣчнаго. Намъ же, не нашедшимъ многихъ книгъ, утраченныхъ во время многихъ браней, — и собравшимъ лишь нѣкоторыя свѣдѣнія, слѣдуетъ усердно молить сего чудотворнаго первоначальника, чтобы и мы, содѣлавшись участниками его благонадежнаго обѣтованія, сподобились, по его ходатайству, окончить жизнь въ покаяніи и помилованіи отъ Бога, — да обрящемъ имена наши написанными въ книгѣ живота вѣчнаго вмѣстѣ съ именемъ преподобнаго Антонія, какъ имена дѣтей и отца, по благодати и человѣколюбію Верховнаго начальника нашего спасенія Господа Іисуса Христа, Которому съ Его безначальнымъ Отцемъ и Единосущнымъ Духомъ честь, слава, хвала и царство нынѣ и присно и въ безконечные вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Разумѣется св. Владиміръ Равноапостольный, просвѣтитель и креститель Руси; княжилъ 978-1015 гг. Память его 15 іюля.
[2] Любечъ, находившійся въ Черниговской области, — одинъ изъ доисторическихъ городовъ Древней Руси, существовавшихъ еще до прибытія Варяговъ. При Олегѣ онъ былъ среди тѣхъ главныхъ городовъ, гдѣ сидѣли его «велиціи князи»; затѣмъ Любечъ утрачиваетъ свое важное политичеекое значеніе. Въ исторіи Любечъ извѣстенъ 1) сраженіемъ Ярослава съ Святополкомъ въ 1016 г. и 2) большимъ съѣздомъ князей въ 1097 г. «на строенье мира» между ними. Въ настоящее время Любечъ заштатный городъ или мѣстечко Черниговской губерніи на московской или лѣвой сторонѣ Днѣпра, въ 120 верстахъ отъ Кіева.
[3] Византія — мегарская колонія, основанная въ 658 г. до Р. Хр. на европейской сторонѣ Босфора; замѣчательная по своимъ удобствамъ бухта Золотого Рога и господствующее положеніе на узкомъ проливѣ, соединяющемъ Черное море съ Мраморнымъ, обезпечивали за ней важное торговое и промышленное значеніе. Императоръ Константинъ Великій, оцѣнивъ выгоды положенія Византіи, перенесъ сюда (въ 330 г.) столицу Римской имперіи, благодаря чему Византія пріобрѣла всемірно-историческое значеніе; она порвала связь съ прошлымъ и стала называться Константинополемъ, Новымъ Римомъ.
[4] Аѳонская гора (Аѳонъ) — по греч. Ἅγιο Ὅρος — Святая гора — представляетъ собою узкій гористый полуостровъ, вдающійся въ Архипелагъ (Эгейское море). Аѳонъ извѣстенъ какъ центръ иноческой жизни для греческого Востока. Иноческая жизнь появилась здѣсь въ древнее время, хотя нѣсколько позже, чѣмъ въ Сиріи и Палестинѣ. Для Русской Церкви Аѳонъ по XVIII в. имѣлъ большое значеніе уже помимо того, что здѣсь постригся отецъ русскаго монашества преп. Антоній: въ богатыхъ библіотекахъ Аѳона получали наиболѣе широкое по тому времени образованіе наши иноки, ходившіе на Аѳонъ (напр. преп. Нилъ Сорскій † 1508 г.). — Какъ одно изъ наиболѣе чтимыхъ мѣстъ православнаго Востока Аѳонъ ежегодно посѣщается тысячами богомольцевъ исключительно мужескаго пола (женщинамъ входъ въ монастырь возбраненъ) изъ Россіи, съ Балканскаго полуострова и Азіатскихъ владѣній Турціи.
[5] Съ именемъ Антонія, быть можетъ выражая этимъ желаніе, чтобы Антоній былъ тѣмъ же для Руси, чѣмъ Антоній Великій, отецъ восточнаго монашества, для Египта. Мірское имя преподобнаго Антонія неизвѣстно. Сохранилось, впрочемъ, не совсѣмъ достовѣрное преданіе, по которому преп. Аитоній носилъ въ міру имя Антипы.
[6] Преп. Антоній остановился въ Кіевѣ и не пошелъ на родину въ Любечъ, вѣроятно, потому, что въ Кіевѣ, «наиболѣе успѣвшемъ въ христіанствѣ и уже имѣвшемъ монаховъ», скорѣе могъ найти соревнователей въ подвигѣ отшельничества.
[7] Можно думать, великіе князья содержали въ своемъ селѣ Берестовѣ отрядъ варяговъ; послѣдніе и выкопали пещеры, чтобы хранить въ нихъ, какъ безопасномъ мѣстѣ, военную добычу.
[8] Третій сынъ св. Владиміра.
[9] Лѣтописецъ влагаетъ въ уста преступнаго князя такія слова: «Перебью всѣхъ братьевъ, и приму одинъ всю власть на Руси».
[10] Память св. мучениковъ-князей совершается Православною Русскою Церковію дважды: 2 мая и 24 іюля.
[11] Великій князь съ 1019 г.
[12] Трудно опредѣлить въ теперешней печерской части Кіева, гдѣ именно находилось село Берестово; можно предполагать, что оно отстояло отъ Печерскаго монастыря не менѣе какъ на версту по направленію къ западу.
[13] По свидѣтельству лѣтописи Ярославъ любилъ церковные уставы, любилъ священниковъ и особенно монаховъ. Книги читалъ онъ днемъ и ночью; онъ собралъ много писцовъ, которые переписывали уже готовые славянскіе переводы, а также нашелъ переводчиковъ, которые переводили книги съ греческаго языка на славянскій. Объ этой церковно-просвѣтительной дѣятельности Ярослава лѣтописецъ замѣчаетъ: «Яко же бо се нѣкто землю разоретъ, другой же насѣетъ, такъ и сей (Ярославъ): отецъ бо его Володімеръ взора и умягчи, рекше крещеніемъ просвѣтивъ, сѣй же посѣя книжными словесы сердца вѣрныхъ людій».
[14] Въ 1051 г. Отъ митрополита Иларіона сохранилось одно сочиненіе, представляющее собою въ полномъ и точномъ смыслѣ слова блестящее ораторское произведеніе. Произведеніе это носитъ слѣдующее заглавіе: «О законѣ, Моисеемъ даннѣмъ, и благодати и истинѣ Іисусъ Христомъ бывшимъ, и како законъ отъиде, благодать же и истина всю землю исполни и вѣра во вся языки простреся и до нашего языка русскаго, и похвала кагану нашему Владиміру, отъ него же крещени быхомъ, и молитва къ Богу отъ всея земли нашея».
[15] Пришедшій къ преп. Антонію уже пресвитеромъ и постригавшій остававшихся въ пещерѣ съ преподобнымъ для жительства съ нимъ. Впослѣдствіи блаженный Никонъ былъ игуменомъ печерскаго монастыря, вторымъ по преп. Ѳеодосіи.
[16] Приблизительно въ 1055-1056 гг.
[17] Память преп. Ѳеодосія Печерскаго совершается 3 и 31 мая, 14 агуста и 11 января.
[18] Въ 1054 г.
[19] Великій князь 1054-1068 гг.
[20] Первый впослѣдствіи игуменъ печерскаго монастыря.
[21] Скопецъ Ефремъ былъ главнымъ домоправителемъ у вел. кн. Изяслава; впослѣдствіи онъ удалялся изъ печерскаго монастыря въ Константинополь, гдѣ жилъ въ одномъ изъ монастырей, изъ котораго и былъ возведенъ на каѳодру Переяславскую. Неизвѣстно, когда скончался; послѣднее упоминаніе объ немъ лѣтописи относится къ 1091 г. Въ санѣ епископа Ефремъ прославился строительствомъ церковнымъ.
[22] См. житіе его подъ 26 числомъ настоящаго мѣсяца.
[23] Вторую пещеру преп. Антонія составляютъ нынѣшнія ближнія или Антоніевы пещеры. Холмъ этой пещеры отдѣляется отъ холма первой глубокимъ оврагомъ; въ настоящее время отъ ближнихъ до дальнихъ пещеръ по галлереѣ, перекинутой черезъ помянутый оврагъ, 91 сажень. Преп. Антоній удалился во вторую пещеру съ небольшимъ числомъ учениковъ, желавшихъ посвятить себя строгому отшельничеству, и послѣ принималъ онъ къ себѣ хотѣвшихъ подвизаться съ нимъ.
[24] Точныя слова лѣтописца даютъ нѣсколько иной смыслъ: преп. Антоній братіи, просившей назначить игумена, далъ слѣдующій отвѣтъ, прямо указывавшій на преподобнаго Ѳеодосія: «кто болій въ васъ, якъ же Ѳеодосій, послушливый, кроткій, смиренный, да сей будетъ вамъ игуменъ».
[25] Большую сравнительно съ предшествующей церковцей; на самомъ же дѣлѣ не великихъ размѣровъ.
[26] По свидѣтельству лѣтописца монастырь построенъ не преп. Ѳеодосіемъ, а предшественникомъ его на игуменствѣ Варлаамомъ. Но какъ бы то ни было, можно сказать, что монастырь построенъ не позднѣе 1062 г. Черезъ 11 или 12 лѣтъ послѣ построенія монастыря надъ пещерой преп. Ѳеодосій началъ постройку новаго обширнѣйшаго монастыря на новомъ мѣстѣ черезъ оврагъ отъ перваго монастыря близъ второй пещеры преп. Антонія. Въ 1073 г. преп. Ѳеодосій заложилъ великую каменную церковь новаго монастыря, но за своею смертью (3 мая 1074 г.) преп. Ѳеодосій не успѣлъ докончить постройку новаго монастыря — это сдѣлали его преемники по игуменству: Стефанъ, Никонъ и Іоаннъ. Печерскій монастырь до сихъ поръ остается на этомъ его второмъ мѣстѣ, почему Антоніевы пещеры (вторыя) и суть ближнія къ монастырю. Старый или ветхій монастырь, послѣ переведенія братіи въ новый, не былъ уничтоженъ: пещера, при которой онъ находился, была обращена въ усыпальницу для братіи; для погребенія ея въ старомъ монастырѣ находилось нѣсколько человѣкъ братіи, въ числѣ ихъ пресвитеръ и діаконъ для ежедневнаго совершенія въ церкви монастыря заупокойной литургіи «за умирающую братію».
[27] Лѣтопись упоминаетъ объ немъ подъ 1072 и 1073 гг.
[28] Уставъ этотъ строго общежительный, не дозволяющій монаху имѣть ничего своего даже иголки. Преп. Несторъ въ житіи преп. Ѳеодосія указываетъ и другой источникъ полученія послѣднимъ Студійскаго устава: Ѳеодосій, — пишетъ онъ, — послалъ единаго отъ братій въ Константинополь къ скопцу Ефрему (см. выше примѣч. 21-е), да весь уставъ Студійскаго монастыря (находившагося въ Константинополѣ) исписавъ, пришлетъ ему; онъ же немедленно исполнилъ повелѣніе преп. отца нашего и весь уставъ монастырскій написавъ посла блаженному отцу нашему Ѳеодосію».
[29] Позднѣйшія научныя изысканія заставляютъ за несомнѣнное предполагать, что авторомъ «начальной Лѣтописи» быдъ не преп. Несторъ, а какой-то другой инокъ Печерскаго монастыря, вѣроятно Сильвестръ, впослѣдствіи игуменъ монастыря св. Михаила въ Кіевѣ.
[30] Симонъ — постриженникъ Печерскаго монастыря; отсюда онъ былъ взятъ вел. княземъ Всеволодомъ Юрьевичемъ въ игумены основаннаго имъ во Владимірѣ Рождественскаго монастыря; затѣмъ Симонъ былъ поставленъ первымъ епископомъ Владимірской епархіи, отдѣленной отъ Ростовской въ 1214 г. Симонъ скончался въ 1226 г. послѣ двѣнадцатилѣтняго правленія. Поликарпъ, тоже постриженникъ Печерскаго монастыря, откуда дважды былъ возводимъ на мѣсто игумена и дважды возвращался съ него въ Печерскій монастырь; впослѣдствіи онъ былъ игуменомъ Печерскаго монастыря. (См. житіе его подъ 24 числомъ настоящаго мѣсяца). Изъ посланія еп. Владимірскаго Симона къ Поликарпу и изъ посланія послѣдняго къ Акиндину, печерскому архимандриту, содержаніемъ которыхъ служитъ рядъ сказаній о печерскихъ чудотворцахъ и о чудесахъ, бывшихъ въ самомъ монастырѣ при построеніи его великой церкви, и составился знаменитый печерскій патерикъ (πατερικόν подр. βιβλίον — отечникъ, отеческая книга, т. е. книга отцовъ или объ отцахъ).
[31] Память блаженнаго Агапита, «безмезднаго врача», скончавшагося въ 1095 г., совершается 1 іюня.
[32] Половцы или куманы — тюркское кочевое племя, жившее въ X-XIII вв. на югѣ Россіи и отсюда дѣлавшее набѣги на пограничные города и селенія Русской земли.
[33] Эта битва происходила въ 1066 г. на рѣкѣ Альтѣ; Альта притокъ Трубежа, впадающаго ниже Кіева въ Днѣпръ съ лѣвой, московской стороны.
[34] Въ 1068 г.
[35] Съ 1067 г.
[36] Въ началѣ мая 1069 г.
[37] Всеславъ былъ захваченъ въ плѣнъ путемъ нарушенія крестнаго цѣлованія. Быть можетъ преп. Антоній открыто обличалъ за это Изяслава, а послѣдній могъ въ этихъ обличеніяхъ видѣть причину возмущенія кіевлянъ.
[38] Память преп. Исаакія 14 февраля.
[39] Чтобы скрыть мѣстопребываніе преп. Антонія отъ Изяслава, который могъ потребовать его выдачи.
[40] Успенскій на Болдиныхъ горахъ или Болдинскій, въ настоящее время Успенскій Елецкій. Лѣтописецъ не называетъ прямо преп. Антонія основателемъ этого монастыря, и можно думать, что онъ построенъ учениками преподобнаго при его пещерѣ.
[41] Т. е. Строителю-Богу.
[42] Эта молитва преп. Антонія была подобна молитвѣ судіи израильскаго Гедеона (Суд. 6, 36-40).
[43] Какъ нѣкогда св. пророкъ Илія (3 Цар. 18, 36-39).
[44] Сказаніе это помѣщено въ Минеи-Четьи подъ 14 числомъ августа мѣсяца.
[45] Т. е. святомъ Іерусалимѣ, великомъ градѣ, нисшедшемъ съ неба (Апок. 21, 10).
[46] Влахерны — мѣстность въ Царьградѣ.
[47] Подробнѣе объ этомъ явленіи Богородицы см. подъ 14 числомъ августа мѣсяца въ сказаніи о созданіи Печерской церкви.
[48] Для самого апостола.
[49] Князь кіевскій 1073-1075 гг.
[50] Вѣроятнѣе при его преемникѣ Михаилѣ VII Дука, царствованіе котораго падаетъ на 1071-1078 гг.
[51] Память его совершается Церковью 18 іюля.
[52] См. это сказаніе въ Минеи-Четьи подъ 14 числомъ августа мѣсяца.
[53] Блаженный Еразмъ полагалъ, что лучше бы было это золото роздать нищимъ. Обуреваемый такими сомнѣніями онъ впалъ въ отчаяніе и сталъ жить безпечно; въ такой жизни его и настигъ лютый предсмертный недугъ.
[54] Память блаженнаго Еразма 24 февраля.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 265-284.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0