Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 19 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День десятый.

Страданіе святыхъ сорока пяти мучениковъ, пострадавшихъ въ Никополѣ Армянскомъ.

— «Откуда вы? и кто васъ научилъ не поклоняться нашимъ богамъ?»

Отвѣчалъ святый Александръ:

— «Мы здѣшніе, одни изъ города, другіе изъ селъ, эта земля наша родина, отецъ же нашъ — Христосъ небесный; Онъ научилъ насъ не покланяться ложнымъ богамъ, глухимъ и слѣпымъ, дѣлу рукъ человѣческихъ».

Игемонъ сказалъ:

— «А гдѣ вашъ Христосъ? вѣдь онъ былъ распятъ и умеръ?»

Святый Леонтій отвѣчалъ:

— «Ты знаешь, что нашъ Христосъ умеръ? такъ узнай же, что Онъ и воскресъ изъ мертвыхъ и вознесся на небо; Онъ умеръ за насъ по Своей волѣ, но воскресъ снова, какъ Сынъ Божій».

Игемонъ сказалъ:

— «Живъ теперь Христосъ?»

Леонтій отвѣчалъ:

— «Игемонъ! ваши боги не живутъ послѣ смерти, а Господь нашъ живетъ вѣчно, хотя и умеръ на нѣкоторое время ради нашего спасенія; смертью же Своей Онъ избавилъ насъ изъ вѣчной смерти, далъ намъ жизнь и научилъ насъ умирать ради Него, чтобъ жить съ Нимъ безконечной жизнью».

А игемонъ началъ хвалить своихъ боговъ: Зевса [3], Аполлона [4], Асклипія [5] и другихъ. На это святый Леонтій сказалъ:

— «Развѣ Зевсъ великій богъ?»

— «Онъ владѣетъ небомъ, — отвѣчалъ игемонъ; — онъ отецъ всѣхъ боговъ».

Леонтій возразилъ:

— «Богу подобаетъ быть праведнымъ, чистымъ, безгрѣшнымъ, а ты что скажешь о своемъ богѣ Зевсѣ?»

— «Я его называю праведнымъ, чистымъ и безгрѣшнымъ», — сказалъ игемонъ.

На это святый Леонтій сказалъ:

— «Зевсъ праведенъ — а развѣ онъ не свергъ съ престола своего отца Крона? онъ чистъ и безгрѣшенъ — а развѣ не онъ взялъ себѣ въ жены свою родную сестру Иру и не осквернилъ многихъ чужихъ женъ? Онъ губилъ не только женщинъ, но и мужчинъ и творилъ самыя мерзкія беззаконія [6]. Какъ же онъ, такой грѣшникъ, могъ быть богомъ? Если вашъ богъ грѣшникъ, то ему для исправленія нуженъ иной Богъ, безгрѣшный».

Разгнѣвался игемонъ Лисій и яростно сказалъ:

— «Кто тебѣ далъ право судить боговъ нашихъ, злой человѣкъ! они мнѣ боги, не пощажу васъ, но жестоко погублю всѣхъ!»

Сказалъ святый Леонтій:

— «Не гнѣвайся, игемонъ, если слышишь правду; не даны ли людямъ законы не имѣть никому чужой жены, не брать въ жены себѣ сестру, не обижать, не убивать никого? И если кто осмѣлится поступить въ чемъ-либо противъ законовъ, тотъ называется преступникомъ и подлежитъ суду и смертной казни. А ваши боги — люди и преисполнены всѣхъ золъ и беззаконій: они были блудниками, прелюбодѣями, человѣкоубійцами и, какъ законопреступники, какому грозному суду и сколько разъ смертной казни они подлежали! Поэтому вашимъ беззаконникамъ-богамъ нужно подчиниться человѣческимъ законамъ и подражать людямъ, строго соблюдающимъ законы, а вы будьте судьями вашихъ боговъ, будьте богами и палачами, пока не исправите ихъ».

Игемонъ сказалъ:

— «О, безумный! не вашъ ли Богъ былъ распятъ какъ злодѣй? а кто изъ нашихъ боговъ былъ распятъ?»

Отвѣчалъ святый Леонтій:

— «Распялся за насъ Христосъ Богъ нашъ, и мы похваляемся крестомъ Его, ваши же боги трепещутъ, боятся Распятаго Бога нашего и бѣгутъ далеко отъ крестной силы. Богъ нашъ по Своей волѣ пострадалъ на крестѣ, а ваши боги нехотя погибли горькой смертью. Богъ нашъ — Спаситель рода человѣческаго, а ваши боги — губители людей. Нашъ Богъ истинный, а ваши боги ложные и не боги, а бѣсы и пагубные обольстители; сами они погибли и покланяющихся имъ ведутъ къ вѣчной погибели».

Взбѣшенный этими словами святаго Леонтія, игемонъ приказалъ бить по устамъ камнями всѣхъ исповѣдниковъ Христовыхъ.

— «Пусть бьютъ ихъ, — говорилъ онъ, — въ уста, которыми изрекается хула на нашихъ боговъ».

Святыхъ били, а они говорили:

— «Пусть бьетъ тебя Богъ, слуга сатаны! ты услышалъ правду и несправедливо судишь, ты внѣ себя, нечестивый!»

Потомъ мучитель велѣлъ всѣхъ ихъ обложить желѣзными веригами и бросить въ темницу. Святые въ темницѣ веселились, какъ въ чертогѣ, о Богѣ, Спасителѣ своемъ, и пѣли Давидовы псалмы: нѣкоторые изъ нихъ съ дѣтства были начитаны въ книгахъ. А святый Леонтій ободрялъ всѣхъ такими словами:

— «Братья честные и рабы Христовы! Перенесемъ все терпѣливо! Вы знаете изъ священнаго Писанія, сколько вытерпѣлъ праведный Іовъ [7], и каково было страданіе Господа нашего, и какъ скончались иные святые рабы Его. Іоаннъ Предтеча [8] былъ обезглавленъ, Стефанъ [9] побитъ камнями, Петръ [10] распятъ стремглавъ, Ѳома [11] пронзенъ копьемъ, другіе умерли за Господа своего иною мученическою смертью. Сколько святыхъ пострадало въ царствованіе Адріана [12], Декія, Максиміана и другихъ прежнихъ нечестивыхъ царей, не только мужчины, но и женщины, какъ, напримѣръ, мы слышимъ о святой Ѳеклѣ, Евфиміи, Капитолинѣ, Іулиттѣ [13] и другихъ святыхъ мученицахъ, имена которыхъ записаны въ книгахъ жизни на небѣ; какъ мужественно онѣ подвизались и побѣдили діавола! И если женщины были такъ мужественны, то намъ, мужчинамъ, нужно быть еще болѣе крѣпкими и непреодолимыми и свои души положить за Христа Бога нашего, положившаго Свою душу за насъ на крестѣ».

Такими словами ободрилъ Леонтій святый братію и всѣ съ готовностью желали претерпѣть за Христа всякія мученія. Стоялъ зной, и святые мучились сильной жаждой; пришла въ темницу навѣстить ихъ одна благородная и благочестивая женщина, по имени Власіана, безпрепятственно принесла холодной воды изъ источника, бывшаго тамъ поблизости, и напоила ихъ.

Наступившую ночь святые проводили въ молитвахъ и пѣніи псалмовъ; не спалъ и Лисій игемонъ въ ту ночь: онъ обдумывалъ, какимъ мукамъ подвергнуть содержимыхъ въ тюрьмѣ рабовъ Христовыхъ. Подъ утро онъ заснулъ, и явился ему во снѣ бѣсъ и сказалъ:

— «Будь твердъ, Лисій; я богъ Асклипій, мучь нещадно хулящихъ насъ христіанъ; много нелѣпостей наговорили они о насъ въ темницѣ; поскорѣй погуби ихъ всяческими муками».

Проснулся игемонъ, съ наступленіемъ дня началъ судъ и поставивъ передъ собой святыхъ связанныхъ, сказалъ имъ:

— «Поклонитесь богамъ и будете друзьями самодержцамъ и намъ, вамъ дадутъ каждому по двѣсти златицъ, новыя хорошія одежды, пояса, приведутъ мальчиковъ, принесемъ жертву, устроимъ пиръ и повеселимся вмѣстѣ; если же не послушаете меня, то жестоко будутъ васъ мучить. Попрошу васъ, не лишайтесь этой пріятной жизни, не разставайтесь съ вашими женами, дѣтьми и друзьями, принесите жертву хоть одному какому-нибудь изъ нашихъ боговъ».

Отвѣчали святые какъ бы въ одинъ голосъ:

— «Будь проклятъ ты, мучитель, со своими богами; мы не станемъ приносить жертвъ нечистымь бѣсамъ, намъ не нужно ни вашего золота, ни одеждъ, ни пира, ни дружбы; Христосъ намъ и Отецъ, и дражайшій Другъ, и за Него мы готовы все претерпѣть и умереть».

Тогда мучитель приказалъ ихъ всѣхъ нагихъ повѣсить и строгать тѣло ихъ желѣзными крючьями; и долго, до самаго полудня, строгали святыхъ мучениковъ, пока не стало сильно печь солнце, и игемонъ ушелъ съ этого зрѣлища домой; святые же, остроганые до костей, по приказанію мучителя опять были заключены въ темницу. Вышеупомянутая благочестивая женщина Власіана опять пришла навѣстить ихъ и сквозь окно напоила водой ихъ, изнемогшихъ отъ язвъ и отъ зноя; и прохладились святые, благословили эту женщину, помолились о ней и о дѣтяхъ ея и благодарили Бога, что сподобились страдать за Него.

Когда святые сидѣли въ темницѣ, увидѣлъ святый Леонтій, что нѣкоторые изъ братіи тяжело страдаютъ отъ ранъ, и очень безпокоился о нихъ, какъ бы въ крайнемъ изнеможеніи они не отпали отъ вѣры; поэтому онъ молилъ Бога послать имъ скорѣе окончаніе подвига.

Былъ въ городѣ извѣстный гражданинъ, по имени Иродъ, язычникъ, пользовавшійся почетомъ у игемона, какъ совѣтникъ; и у этого гражданина былъ секретарь Филинъ, любимый святымъ Леонтіемъ за добрый нравъ. За нимъ послалъ святый и, когда тотъ подошелъ къ окну темницы, сказалъ ему:

— «Братъ Филинъ, скажи господину своему Ироду, чтобъ онъ, если ему случится за чѣмъ-нибудь быть у игемона, вспомнилъ о насъ и посовѣтовалъ завтра постановить намъ смертный приговоръ».

Филинъ ушелъ и передалъ это Ироду. Въ это время Ирода позвали къ игемону на ужинъ; онъ не пошелъ тотчасъ же, и игемонъ ждалъ его. Опять послали за ними, но онъ пришелъ поздно со словами:

— «Я не могу ѣсть; я видѣлъ, какъ строгали осужденныхъ, какъ текло много крови, и мнѣ противно; желудокъ мой не можетъ принимать пищи; мнѣ тошно».

Игемонъ спросилъ:

— «Какъ ты посовѣтуешь, что мнѣ съ ними сдѣлать?»

Иродъ отвѣтилъ:

— «Пусть умрутъ завтра. Вѣдь они преступники царскаго повелѣнія и достойны смерти, такъ почему же и ихъ сейчасъ же не казнить?»

На это игемонъ далъ клятвенное обѣщаніе умертвить ихъ на слѣдующій день. Тотчасъ Филинъ поспѣшилъ къ темницѣ и сообщилъ о слышанномъ святому Леонтію. Узнали объ этомъ всѣ братія и обрадовались, что завтра умрутъ за Христа; они благословили Филина за его трудъ и стали молиться, приготовляясь къ смерти. Въ молитвѣ они говорили:

— «Господи Боже отцовъ нашихъ, прославь имя Твое святое въ насъ; сокрушенной душею и духомь смиреннымъ молимся Тебѣ; прими насъ приносящихъ самихъ себя Тебѣ въ жертву живую, какъ всесожженія овецъ и ягнятъ, и какъ тьмы агнцевъ тучныхъ, такъ пусть будетъ теперь наша жертва предъ Тобою, и пусть она будетъ Тебѣ угодна: нѣтъ стыда надѣющимся на Тебя! Ты знаешь, Господи, что мы возлюбили Тебя и ради Тебя предались на смерть. Ты же укрѣпи насъ всѣхъ, чтобъ ни одинъ не отсталъ отъ этой дружины, чтобы не посмѣялся и не порадовался о немъ нашъ врагъ».

Такъ молились святые и ободряли другъ друга; въ полночь же запѣли великій псаломъ на свое погребеніе, а именно: блажени непорочніи (Псал. 118, 1 и дал.) и т. д. По окончаніи псалма пришелъ ангелъ Господень, наполнилъ свѣтомъ темницу и сказалъ имъ:

— «Радуйтесь, рабы Христовы, близка кончина ваша, имена ваши записаны на небѣ, надѣйтесь, съ вами Богъ».

Съ этими словами ангелъ удалился. Они же поклонившись, благодарили Бога. Въ это время два темничныхъ сторожа, Меней и Вириладъ, родомъ египтяне, не спали, видѣли свѣтъ, заблиставшій въ темницѣ, и слышали голосъ ангела, но самого ангела не видѣли. И сказалъ Меней Вириладу:

— «Видишь, братъ, какого царя это воины? я съ самаго начала сочувствую христіанамъ: они идутъ не беззаконнымъ путемъ, а праведнымъ, и хранятъ вѣру въ своего Бога, днемъ и ночью покланяются Ему; и въ жизни ни съ кѣмъ дурно не поступаютъ, никого не обижаютъ, не ищутъ чужого имѣнія, а даже свое раздаютъ, всѣхъ любятъ, всѣмъ благодѣтельствуютъ; ты и самъ это знаешь; а какова жизнь тѣхъ, которые скитаются въ египетскихъ пустыняхъ? развѣ не странна и удивительна? они творятъ чудеса. Я думаю войти къ нимъ въ темницу и просить ихъ принять меня къ себѣ; а ты, братъ, какъ думаешь?»

Вириладъ отвѣчалъ:

— «Такъ же, какъ и ты. Вотъ вѣдь и мы, недостойные, сподобились увидѣть свѣтъ, которымъ осіялъ Богъ ихъ, за Коего они умираютъ съ радостью. Если бы кто сталъ принуждать игемона умереть за Зевса, или за Аполлона, или за Асклипія, или за кого-либо изъ прочихъ боговъ, захотѣлъ ли бы онъ умереть? ни за что: ему жизнь дорога. А они не щадятъ себя, безъ боязни идутъ на смерть за своего Бога и удостоиваются отъ Него такой славы, какой боги никому изъ поклоняющихся имъ никогда не являли. Отчего намъ не обратиться къ этимъ праведнымъ людямъ и къ истинному Богу?»

Посовѣтовавшись такимъ образомъ, оба сторожа вошли внутрь темницы и припали къ святымъ со словами:

— «Господа наши, рабы Христа, истиннаго Бога, примите и насъ въ ваше число: и мы вѣруемъ въ Господа Іисуса Христа, возлюбившаго васъ, и просимъ васъ помолиться Ему, чтобы Онъ сподобилъ и насъ одинаковой участи съ вами».

Святые обрадовались ихъ обращенію къ Богу и привѣтствовали ихъ, говоря:

— «Вы братья наши, такъ какъ Господь нашъ призвалъ васъ къ исповѣданію пресвятаго имени Своего и дастъ вамъ одинаковую награду съ нами, какъ и пришедшимъ въ одиннадцатый часъ въ Его виноградникъ» [14].

На слѣдующее утро игемонъ Лисій вышелъ съ воинами за городъ на то мѣсто, гдѣ собирался умертвить святыхъ мучениковъ, недалеко отъ рѣки, называемой Ликосъ. Тамъ устроилъ онъ судъ и приказалъ привести и поставить передъ собой святыхъ мучениковъ. Увидѣвъ, что два темничные сторожа присоединились къ святымъ узникамъ, онъ сказалъ первому совѣтнику своему Апіану:

— «Вотъ и эти безумные захотѣли умереть! развѣ жизнь не лучше смерти?»

Апіанъ сказалъ на это:

— «Прикажи мучить ихъ самыми жестокими муками».

— «Нѣтъ, — возразилъ игемонъ, — они испугаются мукъ и опять обратятся къ богамъ, и останутся живы; а я не хочу оставлять ихъ въ живыхъ; пусть умрутъ. Всѣмъ за одно издамъ смертный приговоръ».

И когда поставили передъ нимъ на судъ святыхъ мучениковъ, то онъ не задалъ имъ вопроса о вѣрѣ и не назначилъ никакого истязанія, но тотчасъ приговорилъ ихъ къ смерти и написалъ слѣдующій приговоръ:

— «Этимъ представленнымъ мнѣ на судъ сорока пяти человѣкамъ, христіанской вѣры, ослушавшимся царскаго повелѣнія и хулившимъ боговъ своихъ предковъ, назначаю достойную по ихъ дѣламъ казнь: сначала отсѣчь имъ топоромъ руки и ноги, потомъ бросить на сожженіе въ огонь, и оставшіяся послѣ сожженія ихъ кости бросить въ рѣку».

Тотчасъ слуги посадили мучениковъ на землю и стали рубить имъ руки и ноги. Былъ сильный солнечный зной, и святые мученики страдали отъ жажды, одни вслѣдствіе боли въ ранахъ, другіе — отъ солнечнаго зноя; иные умерли въ этихъ страданіяхъ, иные едва дышали, иные же мужественно терпѣли. Одинъ изъ нихъ, по имени Іаникитъ, смотря на свои отрубленныя руки и ноги, улыбнулся и сказалъ:

— «Смотрите, какъ жатвенный серпъ сжалъ мои члены, словно колосья!»

А святый Сисиній, лежа въ своей крови, привалился къ случившемуся тамъ по близости камню, открылъ уста свои и такъ молился Богу:

— «Господи, Податель всѣхъ благъ, источившій нѣкогда въ пустынѣ воду изъ камня и напоившій жаждавшаго Израиля (Исх. 17, 1-7), Ты теперь открой этотъ камень, испусти воду и напой немного меня: Ты видишь жажду нашу, отъ которой мы погибаемъ».

По молитвѣ его внезапно двинулся камень, раздался и испустилъ источникъ ключевой воды. Святый Сисиній испилъ воды и благословилъ Господа, говоря:

— «Прославляю Тебя, Боже мой, за то, что напоилъ меня жаждавшаго, какъ мать молокомъ ребенка, хвалю Тебя, Царь мой, что не презрѣлъ меня, раба Твоего! Но молю Тебя, не презирай и любимыхъ братьевъ моихъ, Твоихъ рабовъ, и прохлади ихъ, изнывающихъ отъ жажды, изливая невидимо на нихъ росу благодати Твоей, и всѣмъ намъ дай твердость скончаться вмѣстѣ въ Твоей надеждѣ; изведенному же Твоей силой источнику этому, которымъ Ты вновь явилъ древнее чудо, повели течь до конца міра и дай водѣ этой цѣлебную благодать и силу во славу Твою, Христе, и Твоего Отца и Святаго Духа, въ память о насъ сорока пяти мученикахъ, Твоихъ рабахъ, пострадавшихъ за Тебя».

Въ это время слуги разожгли приготовленный огромный костеръ и стали брать тѣла мучениковъ и класть въ огонь; одни изъ святыхъ были еще живы, другіе уже умерли; и мертвыхъ вмѣстѣ съ живыми предавали сожженію. Повергая въ огонь мучениковъ, слуги считали ихъ и не досчитывались одного; они удивлялись и стали искать. А святый Сисиній, лежа около камня, источившаго воду, отозвался:

— «Вотъ я! возьмите меня, несите меня въ огонь!»

Его взяли и снесли въ огонь. Сожгли святыхъ мучениковъ, огонь угасъ, а слуги начали искать оставшихся въ пеплѣ мученическихъ костей и сколько нашли, собрали въ тряпки, снесли и высыпали въ рѣку Ликосъ [15]. Рѣка приняла въ себя кости святыхъ какъ драгоцѣнное сокровище и сохранила ихъ на одномъ неглубокомъ мѣстѣ около берега, собравъ ихъ всѣ вмѣстѣ своими струями. Пришли потомъ искать ихъ благочестивые люди и безъ труда нашли ихъ; собрали ихъ всѣ до одной и сберегали въ почетномъ мѣстѣ, пока не погибъ нечестивый царь Ликиній, соправитель царя Константина, управлявшій восточной половиной царства, и не воцарился одинъ Константинъ. Когда дана была свобода церкви Христовой по всей вселенной, тогда и кости этихъ святыхъ мучениковъ были показаны всѣмъ, и была построена церковь во имя ихъ. Отъ святыхъ костей ихъ подавались исцѣленія, а также и отъ того источника, который вызвалъ святый Сисиній своей молитвой. Пострадали святые сорокъ пять мучениковъ десятаго іюля, въ Никополѣ армянскомъ, при Лисіи игемонѣ, когда Ликиній царствовалъ надъ востокомъ; надъ нами же царствуетъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ, Которому съ Отцомъ и Святымъ Духомъ возсылается честь и слава, нынѣ и въ безконечные вѣки, аминь.

Примѣчанія:
[1] Императоръ Ликиній управлялъ восточною половиною Римской имперіи съ 307 г. по 324 г.
[2] Константинъ Великій управлялъ Римскою имперіею съ 306 г. по 337 г.
[3] Дій или Зевсъ, иначе Юпитеръ, по сказанію греческой миѳологіи, былъ сынъ младшаго титана Сатурна, который царствовалъ сперва на островѣ Критѣ, а потомъ присвоилъ себѣ владычество надъ всѣмъ міромъ, и сестры его Реи. Сатурнъ имѣлъ отъ Реи нѣсколько сыновей и дочерей, но проглатывалъ ихъ тотчасъ же послѣ рожденія, такъ какъ его матерью Геей было предсказано ему, что онъ будетъ свергнутъ съ трона своими дѣтьми. Изъ всѣхъ дѣтей Сатурна отъ этой участи былъ спасенъ Реей только Зевсъ, который впослѣдствіи дѣйствительно и свергъ Сатурна. Зевсъ почитался греками и римлянами отцомъ боговъ и людей, могущественнымъ и грознымъ властителемъ неба и всей вселенной, посылающимъ на землю громы и молніи, и былъ у нихъ главнымъ божествомъ. Греческіе миѳы приписываютъ ему плотскую связь со многими второстепенными богинями и даже съ женами человѣческими и усвояютъ ему, какъ и другимъ богамъ и богинямъ, различные человѣческіе страсти и пороки.
[4] Аполлонъ съ греч. — «губитель». Этотъ богъ изображался у грековъ обыкновенно съ лукомъ, колчаномъ и стрѣлами, какъ врагъ и побѣдитель темныхъ силъ.
[5] Асклипій — богъ врачеванія.
[6] Слѣдуетъ замѣтить, что древніе греки надѣляли своихъ боговъ не только положительными, но и отрицательными качествами. Древне-греческая миѳологія усвояла многимъ богамъ страсть къ преступленіямъ разнаго рода, въ особенности — противъ нравственности. Это и имѣетъ въ виду святый Леонтій, разсуждая съ игемономъ.
[7] Іовъ — ветхозавѣтный праведникъ, мужественно выдержавшій тяжелое, посланное ему Богомъ, испытаніе. Исторія его жизни изложена въ библейской книгѣ его имени. Память его празднуется св. Церковію 6-го мая.
[8] Память св. пророка и Предтечи Господня Іоанна празднуется 23 сентября, 24 іюня, 29 августа и въ друг. дни.
[9] Память св. первомученика Стефана совершается 27-го декабря и въ др. дни.
[10] Память св. первоверховнаго апостола Петра совершается 29-го іюня.
[11] Память св. апостола Ѳомы совершается 6 октября и 30 іюня.
[12] Упомянутые императоры царствовали: Адріанъ съ 117 г. по 138 г., Декій съ 249 г. по 251 г. и Максиміанъ (Галерій) съ 305 г. по 311 г. Всѣ эти императоры были очень жестокими гонителями христіанства. Кромѣ нихъ еще запятнали свое имя въ исторіи особенно жестокимъ преслѣдованіемъ христіанства: Неронъ (54-68 гг.), Траянъ (98-117 гг.) и Діоклитіанъ (284-305 гг.).
[13] Память упомянутыхъ святыхъ мученицъ празднуется: Ѳеклы (первомученицы) — 24-го сентября, Евфиміи (великомученицы) — 16-го сентября, Капитолины — 27-го октября и Іулитты (мученицы Каппадокійской) — 31-го іюля.
[14] См. притчу о работникахъ въ виноградникѣ (Матѳ. 20, 1-16).
[15] Кончина святыхъ мучениковъ послѣдовала ок. 319 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 250-259.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0