Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 20 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День девятый.

Житіе и страданіе преподобныхъ отцевъ Патермуѳія и Копрія и съ ними Александра мірянина.

— «Видѣлъ я, — говорилъ онъ, — отверзающіяся небеса и нѣкотораго свѣтлаго мужа, который, съ жезломъ въ рукѣ, шелъ ко мнѣ. Потомъ я увидѣлъ, что навстрѣчу ему идетъ съ другой стороны кто-то черный, который зажигаетъ огонь и распространяетъ вокругъ себя дымъ. Этотъ черный простеръ руку и взялъ меня; очутившись въ дыму, я находился въ крайне бѣдственномъ состояніи и со всѣхъ сторонъ мнѣ грозили опасности, а тотъ свѣтозарный мужъ далеко ушелъ отъ меня. Въ это время съ неба раздался голосъ: «плодъ этого человѣка будетъ разорванъ, но потомъ снова будетъ употребленъ на доброе дѣло». Послѣ этого видѣнія я, въ смущеніи, проснулся».

— «Не хорошъ этотъ сонъ! — сказалъ Патермуѳій. — Боюсь, какъ бы ты не отступилъ отъ Бога живаго. Вотъ, преступный императоръ Юліанъ отрекся отъ Христа и воздвигъ гоненіе на Церковь Божію. Думаю я, что и мы будемъ подвергнуты мученіямъ. Смотри же, чадо, не отрекайся отъ Христа изъ боязни предъ мученіями, будучи обольщенъ обѣщаніями наградъ. Бойся Бога, помни Его заповѣди, и будь мужественъ».

Послѣ этого видѣнія прошло немного времени, и императоръ Юліанъ съ большимъ войскомъ прибылъ въ Египетъ. Услышавъ, что въ египетскихъ пустыняхъ живетъ много пустынниковъ, онъ послалъ туда воиновъ, чтобы они захватили всѣхъ, кого найдутъ. Тогда были взяты вышепомянутые отцы, Патермуѳій и Копрій, и приведены на допросъ къ мучителю. И спросилъ Юліанъ преподобнаго Патермуѳія:

— «Сколько тебѣ лѣтъ, старецъ?»

Онъ же отвѣчалъ:

— «Семьдесятъ пять лѣтъ уже моей временной жизни на землѣ».

Взглянувъ на Копрія, императоръ сказалъ:

— «Скажи теперь ты, младшій, сколько тебѣ лѣтъ?»

Копрій отвѣчалъ:

— «Мнѣ отъ роду сорокъ пять лѣтъ».

Тогда императоръ повелѣлъ отвести въ темницу старца Патермуѳія, а Копрія оставилъ и такъ сталъ говорить съ нимъ:

— «Принеси, человѣкъ, жертвы богамъ, чтобы избѣгнуть ожидающихъ тебя мукъ. Оставь обманчивую христіанскую вѣру, которая не приноситъ тебѣ никакой пользы. Вотъ и я прежде вѣрилъ Христу, но пользы отъ этого не видѣлъ никакой. Теперь же, вѣруя въ безсмертныхъ боговъ, сподобился отъ нихъ получить много великихъ благодѣяній. Совѣтую и тебѣ отказаться отъ Христа и принести жертву богамъ; тогда я приближу тебя къ себѣ и ты получишь отъ меня много милостей».

Копрій, затаивъ дыханіе, слушалъ императора. Онъ впалъ въ самозабвеніе и, увлекшись его пагубными обѣщаніями, сказалъ Юліану:

— «Доброму ты учишь меня, государь! Хорошо, что я нашелъ въ тебѣ учителя и добраго наставника».

Потомъ онъ громко воскликнулъ:

— «Отнынѣ я Юліановъ ученикъ, а не христіанинъ, и какъ я прежде заблуждался, пребывая въ обманчивой вѣрѣ христіанской, такъ теперь постараюсь все исправить — я поклонюсь богамъ и принесу имъ жертву».

Услышавъ эти слова, императоръ чрезвычайно обрадовался и сказалъ:

— «Счастивъ человѣкъ этотъ болѣе всѣхъ другихъ тѣмъ, что онъ позналъ древнихъ отеческихъ боговъ, дающихъ вѣчную жизнь міру!»

Послѣ этихъ словъ Копрій поклонился и принесъ жертву идолу Аполлону и, отступивъ отъ Бога, принялъ въ себя діавола.

Святые ангелы отступили отъ него, бѣсы же окружили его и радовались.

Узнавши, что Копрій отступилъ отъ Христа, преподобный Патермуѳій чрезвычайно опечалился, плакалъ и рыдалъ о немъ и, преклонивъ колѣна, такъ молился:

— «Господи, Боже силъ! Не погуби грѣшника, преступившаго Твою заповѣдь! Помяни о трудахъ, какіе онъ совершилъ въ юности своей по любви къ Тебѣ, не отвергай его отъ лица Твоего, такъ какъ онъ обольщенъ рѣчами законопреступника. Помилуй Твое созданіе и взыщи дѣло рукъ Твоихъ!»

На утро императоръ сѣлъ на престолъ свой, а Копрій стоялъ около него съ правой стороны. На немъ былъ пурпурный плащъ. Когда Патермуѳій, по повелѣнію императора, былъ приведенъ на допросъ, Копрій, увидавъ его, сказалъ:

— «Вотъ идетъ обманщикъ, который лишилъ меня моего счастія».

Когда же старецъ подошелъ къ судилищу, Копрій закричалъ ему:

— «Что, Патермуѳій? Видишь, я радуюсь, а тебѣ приходится плакать. Я уже не христіанинъ, а послѣдователь Юліана».

Патермуѳій отвѣчалъ:

— «Да, вижу, что ты радуешься, и поэтому я плачу о тебѣ».

Императоръ тогда сказалъ старцу:

— «Не плачь, а принеси жертву богамъ и радуйся вмѣстѣ съ нимъ».

Патермуѳій отвѣчалъ:

— «Радость его — временная. Теперь онъ радуется, а въ будущей жизни будетъ плакать, если не раскается. Я же плачу теперь, но буду радоваться въ жизни будущей. Онъ здѣсь величается въ пурпуровомъ одѣяніи, а тамъ окажется нагимъ; теперь онъ насыщается, а въ будущей жизни будетъ алкать. Я же теперь алчу, а въ будущей жизни насыщусь, когда явится слава моего Бога. Нынѣ онъ тебѣ, царю земному, предстоитъ въ числѣ слугъ твоихъ со славою, а тамъ отъ лица Царя небеснаго онъ будетъ изгнанъ и брошенъ въ геенну огненную къ бѣсамъ».

Сказавши это, старецъ взглянулъ въ лицо Копрію и прорекъ:

— «Горе тебѣ, окаянный! Ты былъ раньше сосудомъ благодати, теперь же ты — гной, въ которомъ радостно ликуютъ бѣсы. Вѣдь, ангелы отступили отъ тебя. Ты удалилъ отъ себя Бога и облекся въ діавола. Жизнь истинную, вѣчную ты возненавидѣлъ, а временную, ложную, возлюбилъ. Но вспомни о дѣлахъ юности твоей, приди въ себя, покинь заблужденіе, какимъ ты, къ несчастію, увлекся и иди ко мнѣ, чадо! Возлюби снова Бога и покайся предъ Тѣмъ, предъ Кѣмъ согрѣшилъ ты, а Онъ по Своему милосердію, приметъ тебя и проститъ тебѣ грѣхи твои».

Когда старецъ изрекъ эти слова, Копрій умилился сердцемъ и, раскаявшись, громко воскликнулъ:

— «Горе мнѣ, горе мнѣ, горе мнѣ!»

Потомъ началъ колебаться то въ одну, то въ другую сторону. Затѣмъ, воспрянувъ духомъ и взглянувъ на небо, сказалъ:

— «Теперь я уже не Юліановъ, а снова Христовъ! Согрѣшилъ я, преступивъ Божію заповѣдь, я совершилъ беззаконіе, отрекшись отъ Господа моего, но въ томъ и познается Твоя благодать, Владыка, когда Ты помилуешь меня, совершившаго столь тяжкій грѣхъ. Будь, Человѣколюбецъ, милостивъ ко мнѣ. Я похожъ теперь на сухое дерево, у котораго нѣтъ плодовъ и омертвѣли листья. Слова беззаконныхъ ввели меня въ заблужденіе и діавольская буря потопила меня. Надо мной посмѣявается змѣй, и возрадовались обо мнѣ лики бѣсовъ. Звѣзды небесныя прищли въ смятеніе, солнце и луна сокрыли свѣтъ свой изъ-за моего великаго грѣха, какимъ я огорчилъ Бога. Но вы, ангелы Божіи и лики праведныхъ и жители всего міра, соберитесь вмѣстѣ и оплачьте мое паденіе и помраченіе моего ума. Вѣдь, я лишился Христа, Солнца правды, и во мнѣ погасъ свѣтъ вѣры; вся духовная красота отнята у меня».

Потомъ, обратившись къ императору, Копрій сказалъ:

— «Зачѣмъ ты, діаволъ прельстилъ меня? Зачѣмъ, законопреступникъ, ты и меня увлекъ въ свою погибель?»

И снявши съ себя пурпурную одежду, онъ бросилъ ее передъ нимъ, говоря:

— «Возьми себѣ ту славу, какую ты мнѣ далъ, а я опять возьму то, что потерялъ. Богъ мой благъ и сотворитъ меня хотя яко единаго изъ Своихъ наемникъ (Лук. 15, 19).

Императоръ, увидѣвъ, что Копрій снова обратился ко Христу, разгнѣвался и повелѣлъ тотчасъ же раскалить большую желѣзную сковороду. Копрій же, слыша это повелѣніе, сказалъ:

— «Хорошо ты поступаешь, императоръ! Сожги меня, разсѣки на части, чтобы мнѣ многочисленными мученіями искупить свое паденіе. Прежде же всего, казни языкъ мой, потому что онъ прежде всего согрѣшилъ, отказавшись отъ Христа».

Тогда императоръ повелѣлъ раскалить небольшую желѣзную ложку и положить ее на языкъ Копрію. Послѣдній же, увидѣвъ ложку, раскаленную какъ уголь, сказалъ святому Патермуѳію:

— «Молись за меня Богу, отецъ, ибо я прихожу въ ужасъ при мысли объ ожидающемъ меня мученіи».

Старецъ сказалъ ему:

— «Терпи, чадо, съ радостью, и Господь тебѣ поможетъ!»

И вотъ, когда ложка дотронулась до языка Копрія, то показалась ему холодною какъ ледъ, и языкъ Копрія не получилъ никакого обжога. Императоръ сказалъ тогда:

— «Эти люди — волшебники, ведите ихъ на раскаленную сковороду».

Когда ихъ повели, Копрій сказалъ старцу:

— «Молись за меня, мой учитель, ибо я весьма страшусь мученія».

Старецъ сказалъ:

— «Не бойся, чадо! Будъ мужественъ, вспомни о своихъ, принятыхъ тобою на себя съ самаго дѣтства твоего въ пустынѣ, постническихъ подвигахъ и трудахъ, мужественно подъятыхъ во славу Божію. Помнишь ли, какъ ты провелъ безъ пищи тридцать пять дней? Помнишь ли еще, какъ, распинаясь Христу (Гал. 2, 19), ты стоялъ въ теченіе двѣнадцати дней неподвижно съ распростертыми крестообразно руками? Развѣ ты забылъ, какъ ты ложился на жесткіе камни и на острые черепки? Если все это въ теченіи твоей жизни ты охотно терпѣлъ ради Христа, то зачѣмъ ты боишься теперь этой муки, продолжающейся одинъ только часъ?»

Копрій, утвердившись этими словами, съ просвѣтленнымъ лицомъ, безъ боязни, пошелъ вмѣстѣ съ старцемъ къ сковородѣ. Когда они всходили на нее, Патермуѳій сказалъ:

— «Братъ Копрій, возведи очи твои горѣ!»

Копрій же, взглянувъ на небо, сказалъ:

— «Вижу приближающихся ангеловъ, главы которыхъ покрыты росою. Молю тебя, отецъ, скажи имъ, чтобы они не гнѣвались на меня за то, что я отрекся отъ Христа».

И такимъ образомъ оба они вошли на сковороду и ходили къ на лугу, насмѣхаясь надъ мучителемъ, ибо сковорода тотчасъ же совершенно остыла. Увидѣвъ это, мучитель пришелъ еще въ бóльшую ярость и повелѣлъ растопить какъ можно сильнѣе печь, чтобы бросить туда мучениковъ на сожженіе. Когда печь растопляли, къ Копрію подошелъ одинъ изъ царскихъ воиновъ по имени Александръ и сказалъ:

— «Копрій! Ты сначала принесъ жертвы богамъ, а теперь не хочешь. Обратись-же снова къ намъ, чтобы избавиться отъ гибели въ огнѣ».

Святый Копрій отвѣчалъ ему:

— «О, если бы первый мой грѣхъ, какой я совершилъ предъ Христомъ, преданъ былъ забвенію предъ лицомъ Божіимъ! Если собрать всю воду морскую и всѣ рѣки, и источники, и всѣ капли, падающія съ неба, то всего этого было бы мало для омытія скверны грѣха моего. Однако я не отчаяваюсь въ милосердіи человѣколюбиваго Владыки моего».

Александръ, пришедшій въ умиленіе отъ словъ Копрія, сказалъ:

— «Хотѣлъ бы и я стать воиномъ Того Царя, Которому вы служите!»

И тогда Копрій научилъ его истинной вѣрѣ и обратилъ ко Христу.

Когда же печь была растоплена до яркаго пламени и преподобные мученики пошли въ нее, Александръ послѣдовалъ за ними говоря:

— «Пойду съ вами, блаженные отцы! Возьмите меня, ради риста, въ печь!»

Они взяли его подъ руки и пошли вмѣстѣ, но потомъ Александръ вырвался изъ ихъ рукъ и пошелъ одинъ впереди. Когда они приблизились ко входу въ печь, то навстрѣчу Александру вырвался большой клубъ пламени изъ печи, но не опалилъ его, и Александръ сказалъ, обращаясь къ этому пламени:

— «Если ты по повелѣнію Божію вышелъ для того, чтобы сжечь меня, то сожги грѣшника!»

При этихъ словахъ его, пламень раздѣлился на двѣ части и сталъ двумя стѣнами, какъ нѣкогда вода въ Чермномъ морѣ (Исх. гл. 14), открывая ему путь посреди. И вошелъ Александръ внутрь печи, не тронутый пламенемъ, и, увидѣвъ тамъ ангеловъ Божіихъ, сказалъ имъ:

— «Молю васъ, господá мои, спасите меня грѣшнаго!»

Ангелы отвѣчали:

— «Для того мы и посланы сюда отъ Бога, дабы спасти тебя».

И они взяли душу его ко Господу, а тѣло его мертвое осталось въ огнѣ совершенно цѣлымъ. Послѣ него вошли и преподобные отцы Патермуѳій и Копрій, также не поврежденные отъ огня, и пребывали близъ тѣла Александрова, воспѣвая хвалу Богу. Когда печь погасла, святые были выведены къ императору живыми и невредимыми, нисколько не пострадавшими отъ огня, а тѣло святаго Александра было вынесено также не поврежденнымъ отъ огня, и отъ него шло великое благоуханіе. Императоръ съ удивленіемъ сказалъ тогда:

— «Наши боги — велики, а Христосъ — ничто!»

Потомъ опять сталъ принуждать святыхъ къ поклоненію идоламъ. Преподобный же Патермуѳій сказалъ ему:

— «Такъ какъ ты идешь на сраженіе не для прославленія имени Божія, то не воротишься назадъ, но будешь раненъ смертельно и умрешь страшною смертію».

Тогда императоръ сильно разгнѣвался и повелѣлъ усѣчь ихъ мечемъ.

И выведены были святые изъ города на мѣсто усѣкновенія. Тамъ они, предъ кончиною своею, обратились съ молитвою къ Богу, и вотъ съ неба раздался голосъ, который восхвалялъ Патермуѳія, прощалъ Копрія и обоихъ ихъ призывалъ къ вѣчному успокоенію.

Тогда они съ радостію преклонили подъ мечъ свои головы и скончались, положивъ за Господа жизнь свою.

Нечестивый же Юліанъ, отправившійся на войну съ персами, былъ побѣжденъ персидскими войсками и, какъ предсказалъ святый Патермуѳій, не вернулся въ свою землю.

Кончина святыхъ преподобномучениковъ Патермуѳія и Копрія, а съ ними и святаго Александра послѣдовала въ іюнѣ мѣсяцѣ въ девятый день [2]. Въ то время надъ римлянами царствовалъ законопреступникъ Юліанъ, а надъ христіанами — Господь нашъ Іисусъ Христосъ, Емуже со Отцемъ и Святымъ Духомъ подобаетъ честь, слава и держава, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Императоръ Юліанъ Отступникъ царствовалъ съ 381 г. по 363 г.
[2] Кончина святыхъ священномучениковъ Патермуѳія и Копрія послѣдовала во второй половинѣ IV-го вѣка.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 192-201.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0