Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День седьмой.

Житіе и страданіе святыхъ преподобномучениковъ Епиктета пресвитера и Астіона монаха.

Однажды, въ то время, когда Епиктетъ пребывалъ въ своей келліи, стоявшей недалеко отъ одного селенія, и упражнялся въ молитвахъ и благоговѣйныхъ размышленіяхъ, къ нему привезъ одинъ комитъ [2] свою дочь, пятнадцатилѣтнюю отроковицу, совершенно разслабленную. Желая получить исцѣленіе для своей дочери, комитъ припалъ къ ногамъ Епиктета и такъ умолялъ его:

— «Человѣкъ Божій! сжалься надо мною и не отталкивай меня. Вѣдь, и милосердый Богъ, Которому ты служишь, не отвергаетъ никого, кто приходитъ къ Нему (Матѳ. 7, 7). Вотъ моя единственная дочь больна уже три года и не можетъ пошевелить ни однимъ членомъ тѣла. Она едва жива, но я твердо вѣрую, что Тотъ, Кто исцѣлилъ жену, двѣнадцать лѣтъ страдавшую кровотеченіемъ (Матѳ. 9, 20-22), можетъ исцѣлить и мою дочь. Только помолись за насъ, сжалься надъ нами; вѣдь, мы чада Церкви Христовой и просвѣщены святымъ крещеніемъ».

Тогда служитель Божій Епиктетъ, помолясь усердно Богу, помазалъ святымъ елеемъ разслабленную отроковицу. Та тотчасъ же выздоровѣла и встала на ноги свои, а всѣ окружавшіе ее возсылали благодаренія Богу. Преподобный же сказалъ комиту:

— «Возлюбленный! если ты хочешь, чтобы въ домѣ твоемъ никто не болѣлъ, причащайся со всѣми твоими домашними каждое воскресенье божественныхъ таинъ Тѣла и Крови Христовой, надлежащимъ образомъ предварительно очистивъ сердце свое».

Послѣ этого онъ отпустилъ ихъ съ миромъ.

Другой разъ привели къ нему бѣсноватаго. Преподобный три дня держалъ его при себѣ, подвергая своими молитвами бѣса страшнымъ мученіямъ, и бѣсъ такими словами выражалъ свое состояніе:

— «О, горе! о, мученіе! Зачѣмъ я терплю это? Не лучше ли было бы мнѣ оставаться во Фригіи [3], въ идольскомъ капищѣ, и принимать каждодневно поклоненія и жертвы отъ множества неразумныхъ людей? Теперь же здѣсь мнѣ приходится безъ всякой вины терпѣть мученія отъ одного этого человѣка».

Святый пресвитеръ въ третій день положилъ запрещеніе на бѣса и изгналъ его изъ того человѣка.

Опять, въ другое время, привели къ святому одну благородную и богатую женщину-язычницу, которая, потерявши зрѣніе, напрасно искала исцѣленія у разныхъ врачей. Она умоляла человѣка Божія, чтобы онъ коснулся ея ослѣпшихъ очей своей десницею, такъ какъ она слышала, что его честными руками совершались многія чудеса и подавались исцѣленія больнымъ. Святый, во вниманіе къ ея усерднымъ мольбамъ, въ которыхъ проявилась ея вѣра, положилъ на ея глаза свою десницу, призывая имя Господа Іисуса Христа, и женщина тотчасъ прозрѣла, воскликнувъ при семъ:

— «Слава Тебѣ, Богъ христіанъ!»

Съ этого времени она обратилась ко Христу со всѣмъ домомъ своимъ.

Но слишкомъ много пришлось бы говорить о чудесахъ сего угодника Божія, а между тѣмъ и сказаннаго достаточно, чтобы видѣть его святость; посему время перейти и къ другимъ сказаніямъ.

Изъ близъ лежащаго города пришелъ, повидимому, случайно, гуляя со слугами, къ мѣсту, гдѣ обиталъ преподобный, одинъ юноша лѣтъ 18-ти, по имени Астіонъ. Онъ былъ сынъ богатаго вельможи и язычникъ. На самомъ дѣлѣ Промыслъ Божій привелъ его къ келліи преподобнаго. Онъ захотѣлъ узнать, кто живетъ здѣсь, и, войдя въ келлію, увидѣлъ почтеннаго на видъ мужа, который любезно принялъ его и, посадивъ около себя, спросилъ:

— «Откуда ты, чадо? и кто твои родители?»

Юноша отвѣчалъ:

— «Отецъ мой — градоначальникъ, а мать — дочь сенатора Юліана. Я у нихъ одинъ и они любуются мною какъ драгоцѣннѣйшею жемчужиною».

Святый же сказалъ ему:

— «Правильно ты выразился, чадо, что родители твои любуются тобою какъ драгоцѣннѣйшею жемчужиною. Да, они только смотрятъ, а не имѣютъ тебя. Вѣдь, блаженная душа твоя дороже всякаго жемчуга, и пріятна Христу Спасителю нашему, Который, какъ я вижу, избралъ ее себѣ на служеніе. Послушайся же меня, возлюбленное чадо! Отвергни отъ себя все, что имѣетъ этотъ видимый временный суетный міръ, чтобы со всѣми святыми получить въ будущей жизни невидимыя вѣчныя блага. Вѣдь, все, что мы видимъ въ мірѣ, — это все проходитъ мимо и скоро кончается, а то, что приготовилъ Богъ любящимъ Его и служащимъ Ему, пребываетъ вѣчно, какъ вѣченъ и Самъ Богъ. Золото и серебро, которое мы можемъ видѣть, не есть нѣчто истинное, а только нѣкоторое обольщеніе для людей. Я же скажу тебѣ, каково то истинное золото, которое стóитъ пріобрѣсти. Въ нашихъ христіанскихъ книгахъ есть такое обращеніе: «совѣтую тебѣ купить у Меня золото, огнемъ очищенное, чтобы тебѣ обогатиться и бѣлую одежду, чтобы одѣться» и чтобы не явиться тебѣ обнаженнымъ (Апок. 3, 18). Это чистое золото — Христосъ Господь нашъ, воспламеняющій божественной любовію сердца людей. Если ты, чадо, захочешь имѣть Его въ твоемъ сердцѣ, то тебѣ тотчасъ же приготовлены будутъ небесныя богатства, и ты одѣнешься въ бѣлыя одежды, а эти одежды — вѣра, надежда и любовь; облекшись въ нихъ какъ въ броню, ты будешь выше не только этого видимаго міра, но побѣдишь и діавола, котораго вы почитаете за бога, со всѣми его служителями. Еще же, возлюбленный, ты долженъ знать и то, что родившій тебя по плоти отецъ твой не есть твой истинный отецъ, потому что онъ далъ тебѣ только плоть тлѣнную, скоро умирающую. Истинный же твой отецъ — Всесильный Богъ. Онъ, создавъ твою безсмертную душу, послалъ ее въ тѣло твое, зачатое по Его же велѣнію. Итакъ, у тебя одинъ отецъ — видимый, Другой же — невидимый. Видимый твой отецъ — смертенъ, подлежитъ условіямъ времени, бѣдствіямъ и страданіямъ, и безсиленъ. Невидимый же твой Отецъ — безсмертенъ, вѣченъ, никакимъ страданіямъ не подлежитъ; Онъ всемогущъ и все держитъ въ Своихъ рукахъ. Онъ сказалъ — и ты создался во утробѣ матери. Онъ повелѣлъ — и ты вышелъ изъ утробы своей матери. По Его волѣ ты пришелъ въ юношескій возрастъ. И если дѣти должны почитать плотскаго своего родителя, то тѣмъ болѣе должны они чтить Того, Кто создалъ насъ по образу и подобію Своему, далъ намъ смыслъ и разумъ и поставилъ насъ владычествовать надъ твореніями рукъ Его. Онъ изъ рабовъ сдѣлалъ насъ, по Своей благости, Своими сынами, братіями и друзьями. Поэтому Его, — нашего истиннаго Отца, даровавшаго намъ столько благъ, — мы должны знать, любить, почитать и всегда Ему покланяться. Точно также и наша истинная мать — не та, которая раждаетъ насъ по плоти, для этого міра, но Та, Которая раждаетъ насъ въ вѣчную жизнь духовно. Она обручена нашему Спасителю, почитается ангелами, украшается пророками, прославлена апостолами, мучениками, и возносится исповѣдниками, для коей Христосъ Господь приготовилъ чертогъ небесный. Эта святая мать зовется людьми Церковію. Голосъ Ея — голосъ горлицы, заботящейся о птенцахъ своихъ; уста Ея источаютъ мѵро апостольскаго ученія; очи Ея — истинная вѣра и твердая надежда на Бога; съ рукъ Ея каплетъ смирна благодѣяній, творимыхъ изъ состраданія и любви; два Ея сосуда — два завѣта, Ветхій, въ коемъ учили пророки, и Новый, въ которомъ проповѣдывали апостолы; а чрезъ святое крещеніе Она раждаетъ своихъ чадъ для безсмертной жизни. Итакъ, приди, милое чадо! питайся отъ сосцовъ этой истинной Матери; послушайся моего совѣта — пренебреги временными богатствами твоихъ родителей, чтобы тебѣ стать наслѣдникомъ вѣчныхъ, приготовленныхъ для сыновъ Божіихъ, сокровищъ. Послушай, какъ истинный твой Отецъ говоритъ чрезъ меня тебѣ: изыди отъ земли твоея, и отъ рода твоего, и отъ дому отца твоего, и иди въ землю, юже ти покажу (Быт. 12, 1), въ землю кипящую млекомъ и медомъ (Исх. 3, 8. 17), — ученіями пророковъ, апостоловъ и святыхъ отцевъ. И когда ты исполнишь все повелѣваемое тебѣ, тогда тебѣ дано будетъ райское наслѣдіе, отверзутся тебѣ небесныя сокровища, дана будетъ слава горняго Царства, увидишь ангельскіе чины и лики всѣхъ святыхъ, и будешь жить съ ними какъ любящій и любимый братъ, будучи въ тоже время близокъ къ Богу какъ сынъ».

Благоразумный юноша, выслушавъ эту высокую рѣчь человѣка Божія и увѣровавъ въ ея истинность, умилялся сердцемъ, но ничего не сказалъ ему на этотъ разъ, опасаясь бывшихъ съ нимъ слугъ, которые могли передать его слова родителямъ. Поэтому онъ удалился, поклонившись оному достопочтенному мужу.

Слѣдующимъ утромъ очень рано юный Астіонъ пошелъ поспѣшно къ тому преподобному старцу одинъ, подобно мудрой пчелѣ, которая летитъ снова на то мѣсто, гдѣ она наканунѣ собирала сладкій медъ. Войдя въ келлію къ пресвитеру Господню, онъ привѣтствовалъ его такими словами:

— «Здравствуй, апостолъ Христовъ, служитель Новаго Завѣта!»

Святый же отвѣчалъ ему:

— «Здравствуй и ты, прекрасный юноша! Я вижу тебя носящимъ мученическую одежду и въ вѣнцѣ изъ дорогихъ каменьевъ».

Когда начали они, сидя, бесѣдовать, старецъ сказалъ:

— «Что, чадо, прозябло ли сѣмя, какое вчера, по благости Божіей, мы посѣяли въ твоемъ сердцѣ? произраститъ ли оно плодъ? или же все еще сердце твое пребываетъ во тьмѣ невѣрія?»

Астіонъ сказалъ:

— «Вчера я сказалъ тебѣ, святый отче, что я — единственный сынъ у своихъ родителей и очень любимъ ими. Я боюсь опечалить ихъ; вѣдь, если я открыто приму христіанскую вѣру, то они, отъ чрезмѣрной грусти, или бросятся въ море или потеряютъ разсудокъ, или другимъ какимъ-нибудь образомъ лишатъ себя жизни. Но я не хочу, чтобы то, что доставитъ мнѣ спасеніе, стало для родителей моихъ причиною смерти и вѣчной погибели. Поэтому, если ты соизволишь принять мой совѣтъ, отче, — сдѣлай меня христіаниномъ въ тайнѣ, и теперь приготовь меня къ принятію крещенія. Когда же совершишь надо мною все, что полагается по христіанскому чину, тогда окажи, прошу, мнѣ милость: возьми меня съ собою въ какую-нибудь далекую страну, куда тебѣ укажетъ путь Господь, чтобы не видѣли мои очи слезъ родительскихъ, чтобы моя совѣсть не поколебалась при видѣ ихъ печали и чтобы я изъ любви къ нимъ не повредилъ дѣлу своего спасенія».

Услышавъ такія слова юноши, святый старецъ возрадовался духомъ и повелѣлъ ему всѣ дни поститься и остерегаться оскверненія идоложертвенною пищею, и въ то же время заповѣдалъ ему возсылать моленія Христу Спасителю, истинному Богу. Юный Астіонъ съ усердіемъ выполнялъ эти повелѣнія. Тайно отъ домашнихъ, онъ каждый день ходилъ къ старцу и у него учился святой вѣрѣ. Когда же онъ хорошо узналъ Христа и твердо увѣровалъ въ Него, тогда священный старецъ окрестилъ его.

Спустя немного времени, ночью оба они ушли оттуда, причемъ Астіонъ захватилъ съ собою немного денегъ въ путь. Подойдя къ пристани морской, они нашли тамъ корабль, который отправлялся къ скиѳскимъ странамъ, и, взявши себѣ мѣста на этомъ кораблѣ, они сѣли на него. Довольно долгое время проведя въ плаваніи, они сошли на берегъ и вошли въ городъ, называемый Алмирисъ [4], стоявшій въ скиѳскихъ предѣлахъ, при рѣкѣ Дунаѣ. Они нашли около этого города удобное для жительства уединенное мѣсто и тамъ, построивши себѣ небольшой домъ, поселились.

Родители Астіона, не видя своего любезнаго сына, начали его повсюду отыскивать и, не находя, много плакали и рыдали, напрасно призывая сына по имени. Отецъ восклицалъ:

— «Астіонъ, милое мое чадо, гдѣ ты теперь? Астіонъ, любезнѣйшій, единственный сынъ мой! что сталось съ тобою? звѣрь ли какой нежданно съѣлъ тебя или глубина водная приняла тебя? О, опора моей старости и свѣтъ очей моихъ! Гдѣ теперь искать тебя, не знаю, и въ какую страну послать за тобою рабовъ моихъ — не доумѣваю!»

Также и мать Астіона, разрывая на себѣ одежды и ударяя себя рукой въ грудь, рыдала и говорила:

— «Кто разлучилъ меня съ тобою, милое мое чадо, Астіонъ! Думаю, не Богъ ли христіанскій, пославъ кого-нибудь, прельщеніемъ отвратилъ тебя отъ насъ. Горе мнѣ, несчастной! Горе мнѣ, — я вся полна скорбію безконечной. Пропали напрасно всѣ мои труды и болѣзни, которыя я претерпѣла при твоемъ рожденіи и воспитаніи! Погибъ плодъ чрева моего, погибла надежда и слава моя! Я сижу какъ опустѣвшій городъ. Доселѣ я была матерью, а теперь уже не мать, потому что лишилась единственнаго своего любимаго чада!»

Такъ все время неутѣшно плакали родители Астіона. Епиктетъ же и Астіонъ, рабы Христовы, проводили жизнь около города Алмириса въ постническихъ подвигахъ. Ихъ святое, добродѣтельное житіе не осталось тайною, такъ какъ святымъ пресвитеромъ Епиктетомъ творились многія исцѣленія, и къ нимъ началъ стекаться народъ, принося больныхъ.

Однажды одна знатная женщина пришла къ нимъ съ своимъ сыномъ, котораго несли ея слуги, такъ какъ онъ былъ нѣмъ, глухъ и разслабленъ. Ему было около пятнадцати лѣтъ отъ роду. Положивъ сына своего къ ногамъ святаго старца, женщина сказала сему послѣднему:

— «Я не знаю, откуда ты пришелъ, но вѣрю, что если ты захочешь, то можешь исцѣлить моего сына. Повидимому, ты ученикъ Назарянина, о Коемъ мы слышали много чудеснаго и удивительнаго. Если ты дѣйствительно Его ученикъ, то помоги намъ и научи насъ познать Его, чтобы и намъ сдѣлаться Его рабами».

Святый же сказалъ ей:

— «Если ты, женщина, увѣруешь отъ всего сердца, что единъ есть Богъ истинный, Который создалъ для насъ небо и землю и все видимое, то будетъ исполнена твоя просьба».

Сказавши это, онъ повелѣлъ поднять отрока съ земли и, три раза плюнувъ въ нѣмыя уста его, спросилъ:

— «Скажи намъ, чадо, въ какого бога нужно вѣровать? Въ кумиры ли, которыхъ изготовляютъ люди, или въ Іисуса Христа распятаго, Который тебя нынѣ исцѣляетъ?»

Отрокъ громкимъ голосомъ воскликнулъ:

— «Нужно вѣровать, честный отче, въ Іисуса Христа, являющаго всегда столь великія благодѣянія людямъ!»

Видя это чудо, Алмирискіе граждане прославили Бога, и въ тотъ день болѣе тысячи душъ обоего пола увѣровало во Христа, Спасителя нашего. И благодать Божія совершала чудеса не только чрезъ святаго Епиктета, но и чрезъ святаго Астіона.

Такъ однажды, когда онъ вышелъ почерпнуть воды къ рѣкѣ Дунаю, его встрѣтилъ бѣсноватый. Астіонъ осѣнилъ бѣсноватаго крестнымъ знаменіемъ, и бѣсъ тотчасъ же бѣжалъ изъ того человѣка, взывая:

— «О, Астіонъ! вѣра твоя и чистота твоего сердца возымѣли, по волѣ Божіей, великую власть надъ нами!»

Въ другое время, будучи куда-то посланъ старцемъ, Астіонъ во время путешествія увидѣлъ человѣка, упавшаго съ высокаго зданія на землю и лежавшаго на землѣ какъ мертвый, тогда какъ родители его плакали по немъ. Умилосердившись надъ ними, блаженный Астіонъ помолился тайно такими словами:

— «Господи Іисусе Христе! Ты нѣкогда чрезъ апостола Твоего Павла возвратилъ отъ вратъ смертныхъ къ жизни Евтиха, упавшаго съ окна третьяго жилья (Дѣян. 20, 9-12), и Энея отъ восьмилѣтняго разслабленія возставилъ чрезъ апостола Твоего Петра (Дѣян. 9. 33-34), а также чрезъ того же святаго Петра, человѣку, родившемуся хромымъ, укрѣпилъ ноги и голени и далъ ему силу ходить (Дѣян. 3, 2-8)! Такъ и теперь поставь этого человѣка живымъ и здоровымъ черезъ меня, Твоего недостойнаго раба!»

Помолившись такимъ образомъ, Астіонъ подошелъ къ лежавшему и произнесъ апостольское слово:

— «Во имя Іисуса Христа Назорея, востани и ходи» (Дѣян. 3, 6)!

И взявши его за правую руку, поднялъ его живымъ и здоровымъ. Исцѣленный же, вмѣстѣ съ родителями своими, тотчасъ пошелъ къ келліи святыхъ, взывая и говоря:

— «Одинъ только есть Богъ — Богъ Епиктета и Астіона! Поистинѣ, одинъ есть только Богъ — Богь христіанскій! Я не уйду отсюда, — нынѣ же сдѣлайте христіанами и меня и моихъ родителей».

Священникъ Господень Епиктетъ, огласивъ и поучивъ ихъ, повелѣлъ имъ поститься и готовиться къ принятію того святаго дара, и чрезъ нѣсколько времени просвѣтилъ ихъ святымъ крещеніемъ. Діаволъ же, видя, что его посрамляетъ не только старецъ, но и юноша, и что его лишаютъ душъ человѣческихъ, которыя были прежде его добычею, терзался завистію и вооружался противъ нихъ всячески своимъ коварствомъ, хотя и безуспѣшно. Впрочемъ, онъ нашелъ случай повредить юношѣ.

Однажды, безъ благословенія старца, Астіонъ вышелъ къ рѣкѣ почерпнуть воды. Врагъ, увидя Астіона, не защищеннаго благословеніемъ старца, тотчасъ, по попущенію Божію, навелъ на него нѣкоторые грѣховные помыслы и смутилъ душу юноши. Астіонъ, воротившись въ келлію, постыдился исповѣдать предъ отцомъ своимъ духовнымъ эти помыслы и въ теченіе трехъ дней подчинялся имъ, не будучи въ силахъ побороть ихъ. Онъ постился, молился со слезами и измождалъ трудами плоть свою, но нечистыя мысли все-таки не отступали отъ него, какъ будто какой невидимый стрѣлокъ уязвлялъ его ими какъ стрѣлами. Старецъ же, замѣтивъ его смущенный и грустный видъ, сказалъ ему:

— «Что это значитъ, чадо, что я вижу тебя необычно смущеннымъ? Ибо та печаль, какую я вижу въ тебѣ, не есть печаль святыхъ, заботящихся о своемъ спасеніи, и потому на лицѣ своемъ отражающихъ нѣкоторое внутреннее сѣтованіе. Думается мнѣ, что это печаль смертоносная, подобная той, какая погубила совѣтника Авессаломова Ахитофела [5] и Іуду, предателя Христова».

Тогда Астіонъ исповѣдался предъ старцемъ въ такихъ словахъ:

— «Дня три тому назадъ, когда ты бесѣдовалъ съ почтенными мужами о небесныхъ тайнахъ, мнѣ нужно было сходить за водой. Мнѣ стыдно было получить отъ тебя благословеніе при тѣхъ мужахъ и притомъ я не хотѣлъ прерывать вашей бесѣды. Итакъ, безъ твоего вѣдома, безъ твоего благословенія, я пошелъ за водой и въ это время по дорогѣ меня окутало мрачное облако дурныхъ помысловъ. Вотъ прошелъ уже третій день, какъ я борюсь съ ними и не могу ихъ изгнать изъ себя — поэтому-то я и пребываю въ смущеніи».

Грозно посмотрѣлъ на него святый старецъ и сказалъ:

— «И зачѣмъ ты, безъ моего повелѣнія, вышелъ изъ дверей келліи? Зачѣмъ безъ благословенія іерея Христова ходилъ ты? Развѣ ты не знаешь, что благословеніе начальника для юношей есть непреоборимая стѣна, крѣпкая броня и непобѣдимое оружіе противъ діавола?»

Сказавши это, старецъ повелѣлъ Астіону простереться на землѣ крестообразно для совершенія молитвы, причемъ то же самое сдѣлалъ и самъ, и оба вмѣстѣ со слезами стали молиться Богу. Довольно помолившись, они встали съ земли и Астіонъ въ это время увидѣлъ какого-то чернаго юношу съ горящею свѣчею, который бѣжалъ отъ него со словами:

— «Исповѣдь твоя, Астіонъ, посрамила нынѣ мою великую силу, и молитва ваша сдѣлала меня безоружнымъ».

Такъ жили тамъ преподобные отцы и много душъ человѣческихъ обратили ко Христу Богу отъ идольскаго обольщенія.

Въ то время въ городъ Алмирисъ пришелъ правитель той страны, по имени Латроніанъ. Когда рѣшалъ онъ разныя государственныя и народныя дѣла, идолослужители донесли на этихъ двухъ святыхъ мужей, что они будто бы волшебники, прельщаютъ много народу своими чародѣяніями и отвращаютъ людей отъ принесенія жертвы богамъ. Правитель тотчасъ велѣлъ схватить ихъ и бросить въ темницу. Находясь въ узахъ, святые непрестанно молились и пѣли псалмы Давидовы.

Однажды старецъ сказалъ своему ученику:

— «Возлюбленное мое чадо! Если насъ выведутъ на допросъ и будутъ спрашивать о имени, родѣ и отечествѣ нашемъ, то ничего не станемъ отвѣчать имъ кромѣ того, что мы — христіане, что это наше имя, родъ и отечество и что мы рабы истиннаго Бога».

На утро правитель повелѣлъ приготовить посреди города мѣсто для производства суда и собрать сюда же черезъ глашатаевъ народъ. Онъ самъ пришелъ сюда въ третьемъ часу дня, сѣлъ на сѣдалищѣ своемъ и послалъ въ темницу за святыми. Когда они явились предъ нимъ, онъ, взглянувъ на нихъ, пришелъ въ ужасъ, такъ какъ увидѣлъ какой-то чудесный свѣтъ Божіей благодати, просвѣщавшій ихъ лица, и оба они вообще внушали почтеніе своимъ внѣшнимъ видомъ. Святому Епиктету было въ то время шестьдесятъ лѣтъ. Онъ былъ высокъ ростомъ и имѣлъ длинную бороду, украшенную сѣдинами. Точно также и святый Астіонъ былъ высокаго роста и прекрасенъ лицомъ, особенно блистая красотою цѣломудрія. Лѣтъ ему отъ рожденія было тридцать пять. Взирая на нихъ, правитель почти цѣлый часъ времени молчалъ, не находя что сказать, потомъ наконецъ спросилъ ихъ:

— «Скажите намъ, какъ васъ зовутъ, какого вы рода и изъ какой страны пришли сюда?»

Святые отвѣчали:

— «Мы — христіане!»

Но правитель сказалъ:

— «И я знаю, что вы принадлежите къ проклятой христіанской вѣрѣ, — а вы скажите намъ о вашемъ родѣ и отечествѣ».

Святые снова отвѣтили ему:

— «Христіане — мы! Знаемъ единаго Бога, Господа нашего Іисуса Христа, и Ему одному покланяемся, идольскихъ же мерзостей гнушаемся и отдаляемся отъ тѣхъ, кто имъ кланяется, говоря съ псалмопѣвцемъ: подобни имъ да будутъ творящіи я, и вси надѣющіися на ня» (Псал. 113, 16)!

Услышавъ это, правитель сильно разгнѣвался и повелѣлъ обнажить ихъ и бить безъ пощады долгое время. Святые же, терпя побои, говорили:

— «Господи Іисусе Христе, Учитель нашъ! Да совершается надъ нами Твоя воля!»

Правитель, видя ихъ твердость, еще болѣе разъярился и говорилъ:

— «Гдѣ вашъ Христосъ, Котораго вы непрестанно призываете? Пусть теперь Онъ придетъ помочь вамъ, пусть вырветъ васъ изъ рукъ моихъ!»

Святые же повторяли:

— «Христіане — мы! Да будетъ надъ нами воля Бога нашего!»

Тогда правитель еще сильнѣе распалился гнѣвомъ и повелѣлъ повѣсить ихъ на подмосткахъ, гдѣ ихъ мучили, приказалъ строгать тѣла ихъ желѣзными когтями, подпаляя ихъ въ тоже время огнемъ. Они же восклицали только:

— «Мы — христіане! Да будетъ надъ нами воля Бога нашего!»

Святыхъ мучили такимъ образомъ до конца седьмого часа дня, и тогда правитель повелѣлъ снять ихъ съ пытки и увести снова въ темницу. Одинъ же изъ прислужниковъ палача, по имени Вигилянцій, слыша тѣ слова, какія постоянно повторяли святые во время мученій, и полагая, что въ этихъ словахъ заключается особая волшебная сила, уничтожающая боль въ тѣлѣ во время мученій, запомнилъ ихъ въ точности и днемъ и ночью размышлялъ о нихъ. Спустя три дня онъ началъ громко восклицать передъ всѣми:

— «Я — христіанинъ, да будетъ надъ нами воля Бога нашего!»

Послѣ этого онъ пошелъ въ темницу къ святымъ, научился у нихъ святой вѣрѣ и чрезъ нѣсколько дней со всѣмъ своимъ домомъ удостоился принять святое крещеніе. Святые же, послѣ первой пытки, провели въ темницѣ пять дней и потомъ снова были вызваны къ допросу. Правитель и теперь не смогъ никакими уговорами обратить ихъ къ своей нечестивой вѣрѣ и потому опять началъ ихъ мучить. Сначала онъ повелѣлъ натереть рубцы отъ прежнихъ ранъ уксусомъ и солью, а затѣмъ бросилъ мучениковъ въ большой котелъ, наполненный кипящею смолою. Святые же въ этомъ котлѣ съ кипящей смолою пребывали неповрежденными какъ бы въ купѣли и повторяли свои прежнія слова:

— «Христіане — мы! Да будетъ надъ нами воля Бога нашего!»

Правитель удивлялся, видя, что они въ кипящемъ котлѣ оставались живыми и невредимыми, и говорилъ:

— «О, какъ велика сила христіанскаго волшебства!»

Послѣ этого онъ повелѣлъ взять ихъ изъ котла и опять бросить въ темницу, причемъ запретилъ къ нимъ всякій доступъ и подачу хлѣба и воды, чтобы они погибли отъ голода и жажды. Святые же пробыли въ темницѣ тридцать дней, питаясь только словомъ Божіимъ и укрѣпляясь благодатію Святаго Духа.

Когда святые мученики на мѣстѣ публичной казни, въ присутствіи всего народа, были допрашиваемы и судимы, въ тотъ городъ случайно пришелъ, по устроенію Божію, одинъ человѣкъ изъ восточныхъ странъ. Онъ узналъ Астіона, такъ какъ хорошо зналъ его родителей, и вотъ, возвратясь въ свое отечество, онъ пришелъ къ родителямъ Астіона и сказалъ имъ:

— «Я видѣлъ сына вашего въ скиѳскомъ городѣ Алмирисѣ съ однимъ старцемъ, Епиктетомъ, въ то время какъ оба они подвергнуты были мученію за Христа».

Родители, услышавъ объ этомъ, со слезами стали умолять того человѣка сказать имъ правду, и тотъ уже клятвою подтвердилъ свое сообщеніе. Тогда родитель Астіона сказалъ:

— «Если я сподоблюсь увидѣть возлюбленнаго сына моего, то немедленно исполню все, что онъ повелитъ мнѣ и чему научитъ меня!»

Также и мать говорила:

— «Если еще въ этой жизни увижу милое мое чадо, то все оставлю и послѣдую за нимъ. Если онъ повелитъ мнѣ быть христіанкою, — не откажусь, и вмѣстѣ съ нимъ не убоюсь ни мученій, ни смерти за Христа!»

Послѣ этого они поручили свой домъ и имѣніе вѣрнымъ своимъ друзьямъ, сами же съ нѣсколькими рабами и рабынями отплыли въ Скиѳію. Но прежде чѣмъ прибыли они въ городъ Алмирисъ, святые мученики Епиктетъ и Астіонъ такъ закончили свой страдальческій подвигъ.

Черезъ тридцать дней, въ теченіе которыхъ они были томимы въ темницѣ голодомъ и жаждою, правитель снова призвалъ ихъ на судъ и здѣсь сказалъ имъ:

— «Много разъ я спрашивалъ васъ о вашихъ именахъ, о родѣ и объ отечествѣ, и вы не сказали мнѣ правду. Думаю, что вы не иные кто, какъ воплощенные демоны — вѣдь, и они не имѣютъ ни имени, ни рода. Итакъ скажите мнѣ, воплощенные бѣсы! — такъ я могу назвать васъ — принесете ли вы жертвы богамъ нашимъ или же нѣтъ? Если — нѣтъ, то я нынче же отрублю вамъ головы».

Святые отвѣчали:

— «Мы — христіане, а не бѣсы и именемъ Христовымъ изгоняемъ бѣсовъ изъ тѣлъ людей. О, если бы и ты пожелалъ освободиться отъ пребывающаго въ тебѣ бѣса! Мы изгнали бы его изъ тебя силой Христа, Бога нашего!»

Тогда правитель разъярился и повелѣлъ бить святыхъ мучениковъ камнями по устамъ, а потомъ, подвергши ихъ наказанію палочными ударами, осудилъ ихъ на усѣченіе мечомъ.

Когда святыхъ вывели за городъ на мѣсто казни, они испросили себѣ у совершителей казни время для молитвы и, ставши къ востоку, воздѣли къ небу свои руки, возвели очи горѣ и долго молились Богу. Послѣ этого святый Епиктетъ попросилъ, чтобы сначала казнили Астіона, но этотъ послѣдній сказалъ ему:

— «Тебѣ, отче, сначала слѣдуетъ принять эту честь — увѣнчаться вѣнцомъ мученичества, ибо ты пресвитеръ Господень, отецъ и учитель мой, а я уже пойду за тобою!»

Святый Епиктетъ отвѣчалъ:

— «Семнадцать лѣтъ, чадо, по благодати Божіей, я сохранялъ тебя въ чистотѣ и непорочности. Ужели же теперь рѣшусь погубить трудъ столькихъ лѣтъ и оставить тебя одного, безъ меня? Развѣ ты не знаешь, что коварство враговъ очень хитро и незамѣтно на видъ? Я опасаюсь того, что ты, увидѣвши мою смерть, испугаешься и станешь предметомъ посмѣянія для врага. Нѣтъ, чадо! Пусть я уподоблюсь Аврааму, приносящему въ жертву Исаака. Ты иди впереди меня и первымъ прими мученическій вѣнецъ. Я вѣрую, что святый Михаилъ съ прочими ангелами, Авель съ пророками, Петръ съ апостолами, Даніилъ съ исповѣдниками вышли на встрѣчу тебѣ и ждутъ принять тебя и съ торжественными пѣснями вести къ престолу Христа, Спасителя нашего».

Святый Астіонъ сказалъ:

— «Да будетъ, святый отче, воля Господня и твоя!»

Послѣ этого онъ оградилъ себя крестнымъ знаменіемъ и сказалъ:

— «Ты, Господи, защитникъ мой! Въ руки Твои предаю духъ мой!»

Съ этими словами онъ преклонилъ подъ мечъ свою голову и скончался [6]. Святый же Епиктетъ, припавши къ тѣлу ученика своего, умолялъ палачей, чтобы они убили его въ такомъ положеніи. И тогда онъ отъ удара мечемъ умеръ за Христа. Всѣ же бывшіе тамъ язычники и христіане увидѣли, что честныя тѣла ихъ стали сіять какъ бы солнечными лучами, и необычайное благоуханіе распространялось тамъ.

Позднимъ вечеромъ вышеупомянутый Вигилянцій съ своими домашними и съ прочими христіанами взялъ тайно тѣла мучениковъ и, обвивши ихъ чистыми плащаницами и намастивъ ароматами, на избранномъ мѣстѣ похоронилъ съ честію.

Въ ту же ночь въ правителя Латроніана вошелъ злой демонъ, и правитель вставъ рано поутру и, по обычаю, явившись въ палату, гдѣ разбирались государственныя дѣла, началъ какъ безумный говорить разныя нелѣпости, а потомъ схвативши мечъ, бросился на бывшихъ тамъ съ нимъ и началъ ихъ рубить и наносить имъ раны.

Они же, увидя его въ такомъ бѣшенствѣ, схватили его и, вырвавши мечъ изъ рукъ его, стали его бить, а потомъ связали ему руки и ноги и заперли въ небольшую комнату, гдѣ онъ спустя два дня скончался страшною смертію, будучи задушенъ демономъ. По кончинѣ святыхъ мучениковъ, родители Астіона воднымъ путемъ приблизились къ городу Алмирису. Въ это время святый Астіонъ явился Вигилянцію и сказалъ:

— «Отецъ мой и мать моя нынѣ придутъ сюда искать меня. Окажи мнѣ любовь свою, братъ, — выйди на пристань, возьми ихъ къ себѣ въ домъ, успокой ихъ и утѣшь: они истомились изъ-за меня великою печалью. Кромѣ того, научи ихъ спасительной вѣрѣ и открой предъ ними величіе истиннаго Бога».

Вигилянцій тотчасъ же пошелъ къ пристани и тамъ увидѣлъ приставшій къ берегу корабль, съ котораго сошли родители Астіона. Они спрашивали встрѣтившихся имъ тамъ людей, не видѣлъ ли кто молодого человѣка, по имени Астіона. Вигилянцій подошелъ къ нимъ и сказалъ:

— «Я видѣлъ его и хорошо съ нимъ знакомъ. Пойдемте сначала ко мнѣ, отдохните въ моемъ домѣ, и я вамъ разскажу о немъ».

Съ великою радостію родители Астіона пошли къ пригласившему ихъ Вигилянцію, который всячески заботился объ ихъ успокоеніи. Когда же они умоляли его, чтобы онъ разсказалъ имъ объ ихъ сынѣ, то Вигилянцій сказалъ имъ, что Астіонъ недавно былъ въ этомъ городѣ и только нѣсколько дней тому назалъ ушелъ отсюда съ однимъ почтеннымъ старцемъ въ очень далекую страну, будучи позванъ съ честію славнѣйшимъ царемъ принять участіе въ его славномъ царствованіи. Итакъ мало помалу Вигилянцій раскрылъ предъ ними ученіе объ иной, вѣчной жизни, о райскихъ обителяхъ, о Царствѣ небесномъ и о Безсмертномъ Царѣ, Христѣ Господѣ, объ ангелахъ и ликахъ святыхъ, соцарствующихъ Христу, къ коимъ теперь причтенъ и Астіонъ, ихъ сынъ. Родители же Астіона, слушая слова, какихъ прежде никогда не слыхали, удивлялись, умилялись и ощущали въ сердцахъ своихъ нѣкоторую духовную радость и еще сильнѣе желали знать, куда ушелъ ихъ любезный сынъ. Вигилянцій тогда повелъ ихъ сначала въ келлію святыхъ мучениковъ и показалъ имъ оставшійся послѣ нихъ святой крестъ и евангеліе, а потомъ началъ бесѣдовать съ ними объ ученіи евангельскомъ и обратилъ ихъ къ вѣрѣ во Христа. Послѣ этого онъ разсказалъ имъ о страданіи святыхъ мучениковъ Епиктета и Астіона, какъ они за Христа положили жизнь свою, и сводилъ ихъ на мѣсто, гдѣ погребены были тѣла святыхъ. Когда они поплакали тамъ немалое время, онъ повелѣлъ имъ съ вечера стать на молитву и всю ночь молиться вмѣстѣ съ нимъ Христу Богу. Прошла уже полночь, начинала сіять и денница, какъ внезапно заблисталъ предъ ними яркій какъ молнія свѣтъ и почувствовалось въ воздухѣ чудное благоуханіе — это явились предъ ними въ красотѣ неизреченной святые мученики. Святый Астіонъ, обнявши свою матъ, съ любовію облобызалъ ее, говоря:

— «Хорошо, что ты пришла сюда, ученица Христова и моя мать, Маркеллина!» (таково было ея имя).

Также и святый Епиктетъ, обнявши голову отца Астіонова, лобызалъ его говоря:

— «Радуйся о Господѣ, возлюбленный братъ Александръ (таково было имя ему) — ты сподобился быть причтеннымъ къ числу вѣрующихъ и оказался достойнымъ вѣчнаго блаженства.

Потомъ оба сказали Вигилянцію:

— «Радуйся и ты, братъ возлюбленный, ибо исполнилось на тебѣ слово Писанія: обративый грѣшника отъ заблужденія пути (т.-е. отъ ложнаго пути) его, спасетъ душу отъ смерти и покрыетъ множество грѣховъ (Іак. 5, 20).

Много и другого утѣшительнаго говорили они имъ и все это было полно духовной сладости, и потомъ чрезъ нѣкоторое время стали невидимы. Родители Астіона пришли въ великую радость отъ бывшаго имъ видѣнія и отъ сладкой бесѣды со святыми и излили свои чувства въ молитвѣ и благодарили Бога за то, что сподобились видѣть въ небесной славѣ сына своего, котораго такъ долго они съ печалью въ сердцѣ искали.

Въ то время въ скиѳской странѣ былъ христіанскій епископъ Евангелъ. Во время гоненія онъ скрывался, но, узнавши о погибели правителя Латроніана, безъ страха уже пришелъ въ городъ Алмирисъ, чтобы посѣтить и утвердить въ вѣрѣ христіанъ. Къ этому святителю Вигилянцій привелъ родителей Астіона и въ подробности разсказалъ ему все о нихъ и о святыхъ мученикахъ. Епископъ же, воздавъ прославленіе святымъ мученикамъ, принялъ съ радостію обратившихся ко Христу родителей Астіоновыхъ и окрестилъ ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Александръ и Маркеллина послѣ этого довольно долго оставались при гробницѣ мучениковъ въ постѣ и молитвахъ, а потомъ воротились домой и, продавши все свое большое имѣніе, роздали деньги нищимъ, немного оставивъ себѣ на пропитаніе. Они проводили такимъ образомъ богоугодную жизнь до самой кончины своей.

Такъ украсились на небѣ вѣнцомъ мученическимъ святые преподобномученики Епиктетъ пресвитеръ и монахъ Астіонъ. Когда къ нимъ присоединились отшедшіе съ земли Александръ съ Маркеллиною, то и они сподобились участія въ блаженствѣ святыхъ по благодати Господа нашего Іисуса Христа, Коему подобаетъ со Отцемъ и Святымъ Духомъ честь и слава, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Императоръ Діоклитіанъ управлялъ восточною половиною римской имперіи съ 284 г. по 305 г.
[2] Комитами у древнихъ римлянъ назывались первоначально спутники высшей чиновной особы въ провинціи, а позднѣе спутники императоровъ, составлявшіе ихъ приближеннѣйшую свиту. Со времени Константина Великаго (306-337 гг.) это наименованіе стало титуломъ всѣхъ придворныхъ и государственныхъ чиновъ, хотя бы они и не принадлежали къ императорской свитѣ.
[3] Фригія — малоазійская область.
[4] Алмирисъ — нынѣ Рамзинъ, на южномъ рукавѣ Дуная.
[5] Ахитофелъ — первоначально близкій другъ и совѣтникъ Давида; но во время возстанія Авессалома перешелъ на его сторону и совѣтовалъ ему тотчасъ преслѣдовать Давида, чтобы умертвить его; но такъ какъ послѣдствіемъ этого совѣта была гибель Авессалома, то Ахитофелъ, оставивъ войско, возвратился въ свой отечественный городъ и здѣсь удавился (2 Цар. 17, 1-20). — Столь же позорно окончилъ свою жизнь и Іуда Искаріотскій, предавшій Господа іудеямъ (Матѳ. 27, 3-5).
[6] Кончина святаго Астіона (а также и Епиктета) послѣдовала ок. 290 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 140-158.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0