Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Іюль.
День первый.

Страданіе святаго мученика Потита.

— «Отче, — отвѣчалъ Гиласу на сіи увѣщанія святый отрокъ, — ты говоришь мнѣ не добрыя рѣчи, приказывая принести жертву бѣсамъ! Если ты любишь меня, твоего сына, дѣйствительно отечески, то и совѣтуй мнѣ то, что спасаетъ, а не губитъ душу. Я желаю, дабы и ты, познавши истину, отвратился отъ сквернаго заблужденія и сталъ служить Единому на небесахъ живущему и все содержащему Богу, — Творцу всей твари!»

Отецъ, разгнѣвавшись, заключилъ его въ отдѣльную комнату и отдалъ приказаніе, дабы никто изъ домашнихъ не осмѣливался давать отроку ни хлѣба, ни воды.

— «Посмотримъ, — пригрозилъ онъ, — подастъ ли тебѣ пищу и питіе Богъ твой, Котораго ты почитаешь!»

Между тѣмъ святый отрокъ Потитъ, преклонивши колѣна, молился Богу, говоря такъ:

— «Суди, Господи, обидящія мя, побори борющія мя (Псал. 34, 1). Я желаю служить Тебѣ, Господу моему Іисусу Христу, изволившему снизойти съ небесъ на землю ради спасенія рода человѣческаго. Призри на молитву смиреннаго раба Твоего и укрѣпи меня въ алчбѣ, какъ укрѣпилъ Ты вверженнаго въ львиный ровъ пророка Твоего Даніила [3]. Ты сказалъ въ святомъ Евангеліи Своемъ: блажени алчущіи и жаждущіи правды, яко тіи насытятся; блажени изгнани правды ради, яко тѣхъ есть Царствіе небесное (Матѳ. 5, 6. 10). Итакъ не оставь и меня, заключеннаго здѣсь и томимаго голодомъ и жаждою за правду Твою!»

Святый пробылъ въ томъ заключеніи много дней, томимый отъ отца голодомъ и жаждою, отъ Бога же укрѣпляемый духовною пищею и напояемый благодатію Святаго Духа, такъ что лице его сіяло какъ солнце. Веселясь о Господѣ, онъ говорилъ:

— «Благодарю Тебя, Владыко, что Ты благоизволилъ насытить меня, недостойнаго раба Твоего, Твоими духовными благами, которыхъ желаютъ тѣмъ сильнѣе, чѣмъ больше получаютъ. Молю также Тебя, Боже благій и милосердый, Боже ангеловъ и архангеловъ, не желающій смерти грѣшника, но хотящій да обратится онъ и будетъ живъ, — услышь меня вопіющаго къ Тебѣ всѣмъ сердцемъ о моемъ родителѣ: даруй ему познаніе Твоей истины и разумѣніе вѣры; отверзи ему умъ, дабы познать ему Тебя, Творца своего и послужить Тебѣ одному, а не еллинскому многобожію. Пусть не порадуется о немъ врагъ рода христіанскаго — діаволъ, но да прославится на немъ Твоя всемогущая сила, наставляющая къ спасенію заблуждающихся».

Когда святый молился въ такихъ словахъ, ему явился ангелъ Господень, укрѣпившій его и сказавшій:

— «Ты получишь то, что просишь! Богъ, въ Котораго ты вѣруешь отъ всего сердца своего, — всегда съ тобою, и ты получишь то, чего просишь у Него. Но знай также и то, что на тебя замыслилъ козни губитель душъ человѣческихъ — діаволъ. Итакъ тебѣ необходимо воспріять вся оружія Божія (Ефес. 6, 11), дабы ты возмоглъ сопротивляться кознямъ его».

Сказавши сіи слова, ангелъ свѣта удалился.

Между тѣмъ святый продолжалъ молиться къ Богу, говоря:

— «Услыши, Господи, гласъ мой, имже воззвахъ, помилуй мя и услыши мя» (Псал. 26, 7).

По прошествіи же нѣкотораго времени внезапно въ сіяніи ложнаго свѣта явился Потиту ангелъ тьмы и сказалъ ему:

— «Вотъ я пришелъ къ тебѣ, о незлобивый юноша, дабы ты не изнемогалъ тѣломъ и душею твоею отъ голода и жажды, но дабы послушался своего отца и съ нимъ насытился явствами. Я — Христосъ, смилостивившійся надъ тобою; видя твои слезы я пришелъ навѣстить тебя».

— «Иди за мною, сатано (Матѳ. 16, 23) врагъ истины, — отвѣчалъ святый отрокъ Потитъ обольстителю. — Ты не обманешь раба Божія: не Христосъ ты, но антихристъ».

Сказавши сіе, святый сталъ молиться, говоря:

— «Господи Іисусе Христе! Отгони отъ меня сего сквернаго врага и ввергни его въ бездну, въ которую онъ осужденъ съ своими слугами!»

Тогда діаволъ, измѣнивши притворное ангельское подобіе, сдѣлался громаднѣйшимъ великаномъ, въ пятнадцать локтей ростомъ, а затѣмъ снова преобразился въ огромнаго вола и зарычалъ страшнымъ голосомъ. Святый же, оградивши себя знаменіемъ креста, сказалъ ему:

— «Перестань, злобный духъ, искушать Христовыхъ воиновъ! Ты не сможешь устрашить искупленнаго силою креста!»

И діаволъ исчезъ немедленно, но голосъ его слышался издалека, говорящій:

— «О, какой молодой отрокъ побѣждаетъ меня! Увы, гдѣ же мнѣ почить теперь? На кого испущу я стрѣлы мои? Если я подступаю къ старику, то и тогда я не столь легко побѣждаюсь имъ, какъ симъ отрокомъ. Но отправлюсь и войду въ единственную дочь императора Антонина и на ней покажу силу мою! Противъ тебя же, Потитъ, я возбужу царя, и научу его погубить тебя въ страшныхъ мученіяхъ!»

— «Врагъ, — отвѣчалъ святый Потитъ, — каковымъ бы мученіямъ ни подвергали меня, — я повсюду одержу надъ тобою побѣду, одержу побѣду не я, — но Господь мой Іисусъ Христосъ!»

Потомъ діаволъ убѣжалъ, взывая:

— «Горе мнѣ, потому что я побѣжденъ отрокомъ!»

Послѣ сего отецъ Потита Гиласъ, выведя его изъ заключенія, сказалъ ему:

— «Чадо, принеси жертву богамъ, ибо императоръ повелѣлъ, дабы всякій, не приносящій жертвъ богамъ, былъ предаваемъ смерти послѣ страшныхъ мученій, или былъ отдаваемъ на съѣденіе звѣрямъ. Я страдаю за тебя, такъ какъ ты у меня единственный сынъ; я не хочу потерять своего наслѣдника».

— «Какимъ богамъ слѣдуетъ мнѣ, — спросилъ святый, — принести жертвы, дабы мнѣ знать ихъ по именамъ?»

— «Да развѣ ты не знаешь, — сказалъ отецъ, — бога Зевса [4], Арея [5] и Минерву» [6]?

— «Со дня рожденія моего, — отвѣчалъ отрокъ, — я никогда не слыхивалъ, чтобы сіи были богами, но — идолами. О, отче, если бы ты зналъ, сколь великъ Богъ христіанскій, Который, смиривши Себя, спасъ насъ, — то ты увѣровалъ бы въ Него, ибо Онъ есть Единый истинный Богъ, сотворившій небо и землю, всѣ же прочіе боги суть языческіе бѣсы».

— «Откуда у тебя сіи рѣчи, которыя ты произносишь?» — спросилъ Гиласъ.

— «Моими устами говоритъ Тотъ, Кому я служу, — отвѣчалъ святый, — ибо Онъ сказалъ въ Своемъ Евангеліи: не пецытеся, како или что возглаголете, дастбося вамъ въ той часъ, что возглаголете» (Матѳ. 10, 19).

— «Развѣ ты не боишься мученій, дитя мое, — спросилъ Гиласъ? — Что ты будешь дѣлать тогда, когда будешь отведенъ къ правителю, который предастъ тебя лютымъ мученіямъ?»

— «О, отче, — отвѣчалъ улыбнувшись святый отрокъ, — безумное слово произнесъ ты! Искупитель душъ нашихъ Господь мой Іисусъ Христосъ, — Онъ укрѣпитъ меня, раба Своего. Развѣ ты, отецъ, не знаешь того, что именемъ Господнимъ Давидъ [7], безоружный юноша, убилъ камнемъ сильнаго Голіаѳа [8] и, извлекши у него мечъ, обезглавилъ его?»

— «Въ надеждѣ на Бога своего готовъ ли ты перенести всѣ страданія?» — спросилъ Гиласъ.

Святый отвѣчалъ:

— «Вѣрую, что Творецъ мой, Отецъ и Сынъ и Святый Духъ, Единый Богъ въ Троицѣ, дастъ мнѣ силу не только мужественно перенести всѣ мученія, но и умереть за Него безбоязненно. И ты, отецъ, увѣруй въ Бога, о Которомъ я говорю тебѣ, и тогда ты спасешься. Вѣдь, тѣ боги, которымъ ты нынѣ кланяешься, суть ничтожество и никогда никого не спасли и не смогли ничего сдѣлать. Да и какая польза кланяться бездушной мѣди, камню, дереву, которые, когда упадутъ на землю, не смогутъ подняться, но разбиваются на части и, будучи разбиваемы, не издаютъ голоса, такъ какъ они нѣмы и безчувственны. Тѣми именами, которыми вы называете своихъ идоловъ, въ древности именовались сквернѣйшіе и беззаконнѣйшіе люди, занимавшіеся бѣсовскимъ волхвованіемъ и предававшіеся разнаго рода злодѣяніямъ, — достойные всякаго наказанія. Государственные законы таковыхъ осуждаютъ и предаютъ смертной казни и въ настоящее время. Окаянныя души тѣхъ вашихъ боговъ въ настоящее время непрестанно мучаются въ вѣчномъ, никогда не угасающемъ огнѣ ада. Въ томъ же самомъ огнѣ безконечно будутъ мучиться и тѣ, которые нынѣ служатъ идоламъ тѣхъ боговъ. Нашъ же, — во вѣки живущій Богъ, — все направляетъ къ благой цѣли, управляетъ всѣми видимыми и невидимыми тварями, владычествуетъ надъ небеснымъ и земнымъ. Онъ по истинѣ прославитъ въ Своемъ небесномъ Царствіи вѣрующихъ въ Него и вѣрно служащихъ Ему. Впрочемъ, и на землѣ Онъ также дѣлаетъ славными имена ихъ, обогащая ихъ чудесною благодатію, силою которой они творятъ знаменія и чудеса. Ибо Онъ говоритъ: знаменія же вѣровавшимъ сія послѣдуютъ: именемъ Моимъ бѣсы ижденутъ, языки возглаголютъ новы, змія возмутъ, аще и что смертно испіютъ, не вредитъ ихъ, на недужныя руки возложатъ, и здрави будутъ (Марк. 16, 17-18).

Слушая такія рѣчи, Гиласъ изумился и сказалъ:

— «Я позналъ теперь, что христіанскій Богъ, изрекающій устами сего отрока, чего раньше я не слыхивалъ, — есть истинный Богъ. Если бы въ отрокѣ не было нѣкоей божественной силы, то онъ не могъ бы отъ своего сердца произносить сихъ словъ. Но, какъ я вижу, устами моего сына говоритъ Самъ Богъ».

Вздохнувъ и зарыдавъ, Гиласъ сказалъ:

— «Горе мнѣ грѣшному! Юный отрокъ, мой сынъ, гораздо разумнѣе меня старика. Онъ еще въ дѣтскомъ возрастѣ позналъ истиннаго Бога, а я, состарѣвшись годами, до сего времени не зналъ Его. Но теперь я вѣрую сердцемъ и исповѣдую устами, что нѣтъ другого Бога, кромѣ Бога христіанскаго, какъ нѣтъ и подобнаго Ему!»

Такимъ образомъ Гиласъ, увѣровавши во Христа, подъ руководствомъ своего сына, святаго отрока Потита, воспріялъ святое крещеніе.

Святый Потитъ, подражая трудамъ апостольскимъ, послѣ крещенія своего отца, удалился изъ своего отечества — Сардиніи, пришелъ въ область, именовавшуюся Эпиръ [9] и тамъ проповѣдывалъ имя Христово. Отсюда затѣмъ онъ пришелъ въ городъ Валерію. Здѣсь находилась нѣкая женщина по имени Киріакія, супруга сенатора Агаѳона, тяжко страдавшая проказою, и ни одинъ врачъ не могъ вылѣчить ее отъ болѣзни. Придя къ дверямъ ея дома, святый Потитъ сѣлъ здѣсь какъ нищій. Случайно изъ того дома вышелъ евнухъ; святый Потитъ обратился къ нему съ просьбою дать ему испить воды.

— «Сюда ли пришелъ ты просить воды?» — сказалъ святому евнухъ.

— «Я жажду, — отвѣчалъ святый, — не столько воды изъ сего дома, сколько спасенія душъ, дабы на семъ домѣ была явлена благодать Господа моего Іисуса Христа».

Евнухъ, удивившись словамъ святаго, спросилъ его:

— «Откуда ты, отрокъ, и какъ тебя зовутъ?»

— «Я, какъ и ты, — отвѣчалъ святый Потитъ, — рожденъ отъ земли; мое имя Потитъ; я рабъ Владыки моего Господа Іисуса Христа, Спасителя вѣрующихъ въ Него душъ человѣческихъ и Цѣлителя тѣлесныхъ недуговъ. Онъ очищалъ прокаженныхъ, возставлялъ отъ одра разслабленныхъ, просвѣщалъ слѣпыхъ и однимъ словомъ Своимъ воскрешалъ мертвыхъ».

— «Если ты рабъ Его, — спросилъ евнухъ, — то можешь ли ты исцѣлять прокаженныхъ?»

— «Гдѣ будетъ вѣра, — отвѣчалъ святый, — тамъ будетъ и исцѣленіе, ибо Владыка мой, Христосъ Господь по вѣрѣ даруетъ всякому просящему у Него».

— «Можешь ли ты исцѣлить отъ проказы нашу госпожу?» — спросилъ евнухъ.

— «Если она увѣруетъ во Христа, Бога моего, то будетъ здорова», — отвѣчалъ святый.

— «Если ты исцѣлишь ее, — замѣтилъ евнухъ, — то будешь господиномъ всѣхъ ея имѣній».

— «Я не желаю, — отвѣчалъ на сіе святый, — ни сребра, ни золота, ни имущества ея, но желаю лишь обратить душу ея ко Христу, Богу моему».

Послѣ сего евнухъ сообщилъ обо всемъ госпожѣ своей, и святый Потитъ былъ введенъ къ ней. Входя въ ея спальню, святый сказалъ:

— «Да будетъ дому сему миръ Господа моего Іисуса Христа!»

— «Умоляю тебя, исцѣли меня, — сказала святому Киріакія, — если только можешь исцѣлить».

— «Увѣруй въ проповѣдуемаго мною Бога и пріими святое крещеніе, — отвѣчалъ святый, — и тогда будешь здорова».

— «Научи меня, какъ вѣровать», — сказала женщина.

Послѣ сего святый сталъ поучать ее о Христѣ Богѣ, указывая ей истинный путь спасенія. Выслушавъ его, женщина сказала святому:

— «Я вѣрую, что нѣтъ иного Бога, кромѣ Того, о Которомъ ты говоришь мнѣ, и надѣюсь, что Онъ исцѣлитъ меня; ты же поступай такъ, какъ желаешь».

Тогда святый Потитъ, склонивъ колѣна, сталъ со слезами молиться:

— «Господи Іисусе Христе, Царь ангеловъ, Спаситель человѣческихъ душъ! Ты сказалъ ученикамъ Своимъ: прокаженныя очищайте, мертвыя воскрешайте (Матѳ. 10, 8); услыши, Владыко, и меня, раба Твоего, и исцѣли сію женщину; да будетъ явлена благодать Твоя на ней, дабы язычники знали, что Ты — Богъ истинный и нѣтъ иного Бога кромѣ Тебя».

Помолившись такими словами, святый назначилъ день для крещенія.

И вотъ, когда женщина вошла въ купель и крестилась, она тотчасъ очистилась отъ проказы и вышла изъ купели совершенно здоровою, имѣя тѣло какъ у молодого юноши [10]. Увидѣвъ сіе, мужъ Киріакіи Агаѳонъ и всѣ его домашніе увѣровали во Христа и крестились. И много гражданъ, почти до половины города, — взирая на нихъ, — приняли святую вѣру и благословляли Бога, говоря:

— «Поистинѣ чрезъ отрока сего, выведшаго насъ изъ тьмы идолослуженія, узрѣли мы великій свѣтъ».

— «Вотъ, вы узрѣли величіе Божіе, — говорилъ имъ на сіе святый Потитъ, — такъ теперь соблюдайте заповѣди Его и вы получите спасеніе вѣчное!»

Потомъ удалившись изъ города того, святый Потитъ отправился на пустынную гору, прозывавшуюся Гаргара, и тамъ жилъ со звѣрями какъ съ овцами, ибо, по божественному повелѣнію, звѣри повиновались ему и слѣдовали за нимъ.

Въ то время вселился бѣсъ въ дочь императора Антонина Агнію, и сильно мучилъ ее. Императоръ, весьма опечалившись, молился за дочь богамъ своимъ, давая имъ обѣты и говоря такъ:

— «Боги: Аполлонъ [11], Зевсъ, Арфанъ, исцѣлите дочь мою и я приведу вамъ въ жертву воловъ съ позолоченными рогами!»

Бѣсъ же устами дѣвицы взывалъ, говоря:

— «Я до тѣхъ поръ не уйду отсюда, пока не придетъ сюда Потитъ, живущій на горѣ Гаргара».

Тогда императоръ немедленно послалъ одного изъ своихъ сановниковъ по имени Геласія съ сорока воинами на ту гору отыскать Потита.

Отправившись туда и придя въ пустыню Гаргарскую, посланные нашли раба Христова, сидѣвшаго на горѣ, и увидѣли множество звѣрей, окружавшихъ святаго. Воины пришли въ великій страхъ и хотѣли бѣжать, ибо звѣри повернулись къ нимъ, намѣреваясь кинуться на нихъ. Но святый запретилъ звѣрямъ, сказавъ:

— «Разойдитесь по своимъ мѣстамъ, и никому не причиняйте вреда».

И тотчасъ звѣри разошлись.

Тогда святый сказалъ Геласію:

— «Для чего ты пришелъ на меня съ такимъ воинствомъ?»

— «Ты ли Потитъ?» — спросилъ Геласій святаго.

— «Я грѣшный рабъ Господа моего Іисуса Христа», — отвѣчалъ святый.

— «Императоръ Антонинъ требуетъ тебя, — продолжалъ Геласій, — отправляйся къ нему съ нами».

— «Для чего можетъ потребоваться, — возразилъ святый, — нечестивому императору христіанинъ?»

Но воины, взявъ святаго, привели его въ Римъ къ императору. Послѣдній спросилъ его:

— «Какого ты рода?»

— «Я христіанинъ, — отвѣчалъ святый, — и родители мои христіане».

— «Развѣ ты не знаешь нашихъ императорскихъ указовъ, — спросилъ Антонинъ, — по которымъ всякій, не покланяющійся нашимъ богамъ, предается смерти?»

— «Да я того и желаю, дабы умереть за Христа Бога моего», — отвѣчалъ святый.

— «До меня дошелъ о тебѣ слухъ, — продолжалъ императоръ, — будто ты можешь исцѣлить дочь мою, и если ты сдѣлаешь это, то я окажу тебѣ многія почести».

— «Почему же ее не исцѣлятъ твои боги?» — возразилъ святый императору.

— «Какъ осмѣливаешься ты съ такою дерзостію говорить мнѣ? — спросилъ императоръ.

— «Если я исцѣлю твою дочь, — отвѣчалъ Потитъ Антонину, — станешь ли ты вѣровать въ Бога, въ Котораго я вѣрую?»

Царь обѣщался увѣровать.

— «Я знаю, — сказалъ тогда святый, — что твое сердце закоренѣло въ нечестіи и ты не станешь вѣровать, но сдѣлаю сіе силою Бога моего для предстоящаго народа, дабы онъ видѣлъ, вѣровалъ и прославилъ имя Господа Іисуса Христа».

Послѣ сего дочь императора была приведена и поставлена предъ святымъ.

— «Что, Потитъ, — сказалъ тогда діаволъ святому устами бѣсноватой, — развѣ я не говорилъ тебѣ, что ты придешь къ императору даже и противъ желанія?»

Святый, дунувъ въ лицо дѣвицы, сказалъ бѣсу:

— «Господь мой Іисусъ Христосъ, Сынъ Бога Живаго, Которому повинуется всякая тварь небесная, земная и преисподняя, запрещаетъ тебѣ, духъ нечистый, и повелѣваетъ выйти изъ сего созданія Его. Нѣтъ тебѣ болѣе власти надъ нею».

Съ сими словами святый ударилъ дѣвицу правою рукою по лицу; и тотчасъ всѣ увидѣли исходившаго изъ ея устъ страшнаго змія. Выйдя изъ нея, змій исчезъ. Видя сіе, предстоящіе исполнились ужаса и говорили:

— «Поистинѣ великъ Богъ сего отрока!»

И многіе изъ бывшихъ тамъ увѣровали во Христа. Самъ императоръ, видя то, удивлялся и говорилъ:

— «О, какую великую силу имѣетъ христіанское волшебство!»

— «Безумный царь, — сказалъ ему на это святый, — горе тебѣ, — потому что ты, видѣвъ величіе Божіе, не вѣруешь въ Бога!»

— «Я воздаю благодарность, — сказалъ императоръ, — моимъ богамъ, исцѣлившимъ дочь мою».

— «Ты лжешь, императоръ, — отвѣчалъ святый, — не твои боги, но Господь мой Іисусъ Христосъ исцѣлилъ дочь твою!»

— «Оставь свои рѣчи, — продолжалъ императоръ, — принеси жертву моимъ богамъ, и я сдѣлаю тебя важнымъ и почтеннымъ среди слугъ моихъ. Я дамъ тебѣ золото, серебро и богатство».

Святый Потитъ отвѣчалъ на это:

— «Не будетъ тебѣ благополучія, императоръ. Ты обѣщаешь мнѣ все то, что я считаю прахомъ земнымъ. Я имѣю нетлѣнное и несказанное богатство на небесахъ, которое Господь мой Іисусъ Христосъ уготовалъ всѣмъ любящимъ Его. Твое же золото, серебро и всѣ твои богатства будутъ сожжены огнемъ!»

— «Ты опять начинаешь съ дерзостью говорить со мною?» — возразилъ императоръ.

— «Да, я не боюсь тебя, — отвѣчалъ святый, — ибо Господь мой Іисусъ Христосъ силенъ освободить меня изъ твоихъ рукъ».

— «Ты оскорбляешь и позоришь меня, — продолжалъ императоръ, — но я, щадя твою юность, готовъ простить сіе и совѣтую тебѣ принести жертву богамъ, дабы мнѣ не приступить немедленно къ мученіямъ».

— «Щади себя самого, — отвѣчалъ святый, — ибо страшный адъ готовится для тебя, и ты погибнешь самъ вмѣстѣ съ твоимъ царствомъ; ты будешь горѣть въ огнѣ неугасимомъ вмѣстѣ съ твоимъ отцомъ діаволомъ».

Послѣ сего императоръ, исполнившись гнѣва и ярости, приказалъ обнажить и жестоко бить палками святаго Потита.

Святый, претерпѣвая побои, говорилъ:

— «Благодарю Тебя, Господи мой, за то, что Ты сподобилъ меня пострадать за имя Твое!»

— «Чего ты желаешь, Потитъ, — спросилъ императоръ мученика, — умереть или принести жертву богамъ, дабы остаться цѣлымъ и невредимымъ?»

— «Какимъ богамъ прикажешь ты, — спросилъ Потитъ, — принести жертву?»

Тогда императоръ, приказавъ прекратить мученія, спросилъ Потита:

— «Развѣ ты не знаешь великаго бога Зевса, Арфана и Минерву?»

Усмѣхнувшись, святый Потитъ сказалъ:

— «Посмотримъ, какіе это боги, и я тогда сдѣлаю такъ, какъ ты прикажешь».

Тогда императоръ съ радостію повелъ святаго въ идольскій храмъ; но тотчасъ же, какъ святый помолился здѣсь Богу Вышнему, идолы пали и разбились на мелкія части. Тогда святый сказалъ:

— «Если они истинные боги, то почему они пали и почему не встаютъ послѣ паденія и не оказываютъ помощи себѣ самимъ?.. Познай же, императоръ, какъ велика сила Бога моего!»

Императоръ, преисполнившись стыда и гнѣва, приказалъ заковать мученика въ тяжелое желѣзо и бросить въ темницу.

Въ то время, какъ святый, заключенный въ темницу, молился Богу, къ нему явился укрѣплявшій и утѣшавшій его свѣтоносный ангелъ. Тяжеловѣсныя желѣзныя оковы, бывшія на немъ, расплавились какъ воскъ; въ полночь темница наполнилась свѣтомъ, и въ ней распространилось несказанное благоуханіе. Стражи, почувствовавъ благоуханіе, весьма изумлялись и разспрашивали другъ друга, откуда оно исходитъ. Посмотрѣвши затѣмъ въ темничное окно, они замѣтили чудный свѣтъ; увидѣвъ, что святый освобожденъ отъ оковъ, радуется, восхваляетъ Бога и бесѣдуетъ съ ангеломъ, они исполнились страха и ужаса. Съ разсвѣтомъ дня они отправились къ императору, дабы сообщить ему обо всемъ. Тогда императоръ приказалъ устроить мѣсто для зрѣлища; глашатаямъ же велѣлъ возвѣщать, чтобы къ тому мѣсту собирался народъ. Когда такимъ образомъ собралось много народа, пришелъ императоръ и, возсѣвши на обычномъ судебномъ мѣстѣ, приказалъ вывести мученика изъ темницы и представить его къ себѣ на судъ. Приведенный къ тому мѣсту, мученикъ оградилъ себя крестнымъ знаменіемъ и съ свѣтлымъ взоромъ предсталъ предъ царемъ. Между тѣмъ Антонинъ, пылая гнѣвомъ и грозно взирая на святаго, спросилъ:

— «Потитъ, гдѣ, по твоему предположенію, находишься ты въ настоящее время?»

— «Я нахожусь на землѣ Бога моего», — отвѣчалъ Потитъ.

— «Нынѣ наступитъ твоя погибель, — продолжалъ императоръ, — и какой богъ избавитъ тебя отъ руки моей?»

— «Да исполнится стыда лице твое, императоръ, потому что песъ имѣетъ больше разума. Вѣдь песъ, получивши хлѣбъ изъ чьихъ либо рукъ, ласкается къ тому человѣку, а ты, получивши отъ Бога моего исцѣленіе твоей дочери, произносишь хулу на Него!»

Тогда императоръ приказалъ повѣсить святаго обнаженнымъ на древѣ и опалять его свѣчами, а затѣмъ строгать его тѣло желѣзными ногтями. Претерпѣвая спокойно страданія, какъ будто не его тѣло подвергалось мукамъ, святый поносилъ императора, говоря:

— «Гдѣ твои угрозы, императоръ? — Ты похвалялся побѣдить меня мученіями, но я не ощущаю во время мученій никакихъ страданій. Итакъ смотри и уразумѣвай, что не моему тѣлу, но сердцу твоему доставляютъ страданія сіи мученія, такъ какъ я препобѣждаю ихъ моимъ терпѣніемъ и благодаря имъ веселюсь еще болѣе».

Пристыженный императоръ еще сильнѣе воспылалъ гнѣвомъ и приказалъ, снявши мученика съ древа, отдать его на съѣденіе звѣрямъ. Но звѣри, выпущенные на святаго, подходя къ нему, падали предъ нимъ и лизали его ноги, а святый взывалъ къ царю:

— «Что теперь ты будешь говорить, скверный мучитель? Ужели доселѣ не видишь силы Христа, Бога моего?»

Тогда императоръ, приказавъ вернуть назадъ звѣрей, сказалъ палачамъ:

— «Разрубите сего окаяннаго на части и разбросайте ихъ на съѣденіе псамъ!»

И вотъ, когда палачи, взявши въ руки топоры, стали рубить святаго, тогда, — по дѣйствію чудесной силы Божіей, — плоть святаго сдѣлалась столь крѣпкою, какъ твердый камень или желѣзо, такъ что топоры не могли причинить ей никакого вреда, но палачи ранили ими сами себя. Смотрѣвшій на сіе народъ, видя происходившее, пришелъ въ изумленіе, и многіе, — приблизительно около двухъ тысячъ, — увѣровали тогда во Христа Господа и взывали, говоря:

— «Поистинѣ въ семъ отрокѣ дѣйствуетъ Тотъ же Богъ, Который ранѣе дѣйствовалъ въ пострадавшихъ въ семъ городѣ Петрѣ и Павлѣ!» [12]

Видя сіе и слушая народный голосъ, мучитель затрепеталъ и со стономъ сердечнымъ сказалъ:

— «О, сколь велико волшебство этого сквернаго христіанина!»

Затѣмъ онъ приказалъ приготовить желѣзную сковороду, растопить на ней масло, положить на сковороду мученика и жечь его; велѣлъ также растопить олово и поливать имъ тѣло мученика. Но святый, какъ бы находясь въ нѣкоемъ прохладномъ мѣстѣ, веселился, славилъ Бога и говорилъ императору:

— «Заклинаю тебя твоею царскою честію, еще прибавь мнѣ сего растопленнаго олова, ибо я ощущаю отъ него весьма большую прохладу!»

Императоръ недоумѣвалъ, какое бы еще болѣе лютѣйшее мученіе онъ могъ причинить Потиту. И вотъ, снявши святаго со сковороды, онъ приказалъ принести длинный желѣзный гвоздь и, раскаливши, вбить его въ голову мученика. Въ то время какъ исполнялось сіе приказаніе, по божественной силѣ произошло то, что мученикъ, принявшій въ голову раскаленный гвоздь, оставался живымъ, здоровымъ и безболѣзненнымъ; между тѣмъ какъ тѣ страданія, которыя долженъ былъ бы ощущать мученикъ, обрушились на голову императора и послѣдній, сильно разболѣвшись головою, взывалъ къ мученику, говоря:

— «Рабъ Христовъ, помилуй меня и избавь отъ этой болѣзни. Нынѣ познаю я силу твоего Бога!»

— «Пусть исцѣлятъ тебя твои боги», — отвѣчалъ святый.

Между тѣмъ императоръ не переставая умолялъ мученика о своемъ исцѣленіи.

— «До тѣхъ поръ, — сказалъ тогда мученикъ, — ты не получишь исцѣленія, пока не придетъ сюда твоя дочь, которую Христосъ мой содѣлалъ здравою».

Дочь императора была тотчасъ же призвана. Припавъ къ ногамъ мученика, она сказала:

— «Умоляю тебя, рабъ Божій, крести меня во имя твоего Всесильнаго Бога, Котораго ты проповѣдуешь!»

Святый приказалъ немедленно приготовить купель и въ присутствіи всего народа самъ крестилъ дочь императора, такъ какъ тогда трудно было найти священника, ибо по причинѣ гоненія священники укрывались. Затѣмъ, послѣ крещенія царской дочери, мученикъ, воздѣвъ руки свои, совершилъ молитву къ Богу объ исцѣленіи императора и послѣдній тотчасъ же сталъ здоровымъ. Но, — о слѣпота и безуміе идолопоклонническое! — вмѣсто того, чтобы познать истиннаго Бога и Его благодарить, нечестивый императоръ сталъ воздавать благодареніе своимъ сквернымъ богамъ, говоря:

— «Благодарю васъ, богъ Аполлонъ, богъ Марсъ и богиня Минерва за то, что вы исцѣлили меня!»

Тогда святый сталъ жестоко укорять императора, обличая его, всецѣло отдавшагося бѣсовскому обольщенію, въ безуміи и ожесточеніи. Императоръ же, разъярившись какъ бѣсноватый, приказалъ вырѣзать у святаго языкъ и выколоть глаза. Но Христовъ мученикъ продолжалъ говорить и послѣ того, какъ вырѣзанъ былъ у него языкъ, и прославлялъ Бога:

— «Благословлю Господа на всякое время, выну хвала Его во устѣхъ моихъ (Псал. 33, 7), благословлю вложившаго новую пѣснь въ уста мои и воспою Господеви благодѣявшему мнѣ (Псал. 12, 7) въ веселіи и радости».

Въ то же время онъ говорилъ императору:

— «Чего достигъ ты, нечестивый, вырѣзавши языкъ мой? Ты надѣялся съ языкомъ отнять слова изъ устъ моихъ, но вотъ ты видишь и слышишь, что я говорю по благодати Христа Бога моего, Который побѣдитъ тебя, какъ въ древности фараона» (Исх. 14, 1-32).

Тогда императоръ, видя, что онъ побѣжденъ и посрамленъ, былъ въ недоумѣніи, что бы еще сдѣлать съ мученикомъ. Желая избавить себя отъ укоровъ со стороны народа, онъ, наконецъ, приказалъ обезглавить мученика мечемъ.

Такимъ то образомъ святый мученикъ Христовъ Потитъ положилъ душу свою за Христа въ отроческихъ лѣтахъ [13] и нынѣ царствуетъ съ Нимъ въ безсмертной жизни на небесахъ. Молитвами святаго мученика Потита да сподобимся и мы сей блаженной жизни по благодати Господа нашего Іисуса Христа, Которому возсылается слава со Отцемъ и Святымъ Духомъ нынѣ и въ безконечные вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Императоръ Антонинъ Пій царствовалъ съ 138 г. по 161 г.
[2] Сардинія — одинъ изъ острововъ Средиземнаго моря; нынѣ входитъ въ составъ итальянскаго государства.
[3] Даніилъ — четвертый изъ, такъ называемыхъ, великихъ пророковъ (Исаія, Іеремія, Іезекіиль, Даніилъ). Былъ отведенъ въ плѣнъ въ Вавилонъ, въ 604-мъ году до Р. Хр., по повелѣнію царя Навуходоносора. Здѣсь прославился своею мудростію и истолкованіенъ сновъ Навуходоносора. — По клеветамъ завистниковъ былъ брошенъ въ ровъ на съѣденіе львамъ, но силою Божіей остался невредимымъ (Дан. 14, 29-42). Это событіе и имѣется въ виду въ житіи. Память св. прор. Даніила празднуетея св. Церковію 17 декабря.
[4] Зевсъ — верховный богъ древне-греческой религіи, считавшійся родоначальникомъ прочихъ боговъ и людей.
[5] Арей или Марсъ — богъ войны.
[6] Минерва или Аѳина — богиня мудрости.
[7] Давидъ — пророкъ, псалмопѣвецъ и знаменитый царь израильскій, жившій за XI-ть вѣковъ до Р. Хр.; — велъ успѣшно войны съ сосѣдними народами, значительно расширилъ границы Израильскаго царства, заботился о упорядоченіи внутренней жизни іудеевъ и благоустроеніи богослуженія. Имъ написана книга Псалтирь, содержащая 150 (151) псалмовъ или краткихъ религіозно-нравственныхъ молитвословій, выражающихъ разнообразныя чувствованія вѣрующаго.
[8] Имѣется въ виду знаменитый подвигъ Давида въ единоборствѣ его съ филистимскимъ исполиномъ Голіаѳомъ (подробнѣе объ этомъ см. въ 1 Цар. 17, 32-51).
[9] Словомъ Эпиръ у древнихъ грековъ первоначально обозначался вообще материкъ, въ противоположность островамъ; впослѣдствіи именемъ Эпира греки стали обозначать область граничившую на сѣверѣ съ Иллиріей, на востокѣ съ Ѳессаліей, на югѣ съ Этоліей и Акарнаніей.
[10] Необходимо замѣтить, что проказа, отъ которой Киріакія была исцѣлена святымъ Потитомъ, — крайне злокачественная болѣзнь. Она распространена въ жаркихъ климатахъ, особенно въ Египтѣ, потомъ Палестинѣ, Сиріи, Аравіи, Индіи и др.; болѣзнь выражается въ томъ, что все тѣло больного покрывается злокачественными опухолями, увеличивающимися съ каждымъ днемъ; при этомъ тѣло больного мертвѣетъ и разрушается. Проказа считается неисцѣлимою болѣзнію. Ею, по попущенію Божію, страдалъ ветхозавѣтный праведникъ Іовъ. Исторія его жизни и дѣятельности изложена въ библейской книгѣ его имени. Память его празднуется св. Церковію 6-го мая.
[11] Аполлонъ считался у древнихъ грековъ прорицателемъ будущаго, богомъ судьбы, оракуловъ и поэзіи.
[12] Память свв. первоверховныхъ апостоловъ Петра и Павла совершается 29 іюня.
[13] Кончина св. мученика Потита послѣдовала въ половинѣ II-го вѣка.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга одиннадцатая: Мѣсяцъ Іюль. — М.: Синодальная Типографія, 1910. — С. 12-27.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0