Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 23 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День двадцать четвертый.

Житіе преподобной матери нашей Ксеніи, въ мірѣ Евсевіи.

Блаженная Евсевія имѣла двухъ вѣрныхъ ей рабынь, которыя съ дѣтства выросли съ нею и служили ей со всѣмъ усердіемъ и преданностью. Уединившись съ ними, она сказала:

— «Я хочу открыть вамъ одну тайну, но предварительно заклинаю васъ Господомъ Богомъ, чтобы вы никому не говорили о томъ, что услышите отъ меня: я хочу повѣдать вамъ сокровенную мысль и желаніе моего сердца. Смотрите же, чтобы никто изъ смертныхъ не узналъ моей тайны; еще лучше, если и вы сами согласитесь со мною. Тогда и вы спасете свои души, и моему недостоинству поможете».

Рабыни отвѣтили ей:

— «Все, что повелишь намъ, госпожа наша, мы исполнимъ, тѣмъ болѣе, что и нашимъ душамъ будетъ польза отъ твоего замысла. Мы готовы скорѣе умереть за тебя, чѣмъ сказать кому-либо о томъ, чтб ты имѣешь открыть намъ».

Тогда дѣвица сказала имъ:

— «Вы знаете, что родители мои хотятъ выдать меня замужъ; но мнѣ и на умъ никогда не приходило даже помыслить о бракѣ. Слишкомъ тяжело для меня это дѣло, которое родители совѣтуютъ мнѣ исполнить. Что для меня такая жизнь? Только призракъ, туманъ и сонъ. Послушайте же меня: рѣшимся сообща на чистое житіе, и если воля Господня благословитъ мое намѣреніе, а вы послѣдуете моему совѣту и сохраните въ тайнѣ что я сказала вамъ, — то обдумаемъ все, что намъ слѣдуетъ дѣлать. Повѣрьте мнѣ, что если-бы родители мои и узнали объ этомъ и захотѣли бы насильно принудить меня къ браку, то, при Божіей помощи мнѣ, они никогда не будутъ въ состояніи измѣнить моего намѣренія, даже если-бы предали меня огню, мечу, или дикимъ звѣрямъ».

Выслушавъ это, обѣ рабыни сказали:

— «Да будетъ воля Господня! Мы согласны съ твоимъ намѣреніемъ, и стремимся къ тому же, къ чему и ты, госпожа наша. Мы скорѣе желаемъ умереть съ тобою, чѣмъ безъ тебя царствовать».

Услышавъ отъ своихъ рабынь такія рѣчи, блаженная Евсевія прославила Бога. Послѣ этого, всѣ три дѣвицы, имѣвшія одинаковую любовь ко Христу, постоянно размышляли о томъ, что бы имъ сдѣлать, дабы желаніе ихъ могло осуществиться. И молили онѣ Бога подать имъ благой совѣтъ.

Начиная съ тою дня, когда они предали себя съ любовью Господу, рѣшившись на безбрачную жизнь, Евсевія, тайно отъ родителей, раздавала нуждающимся, руками своихъ отроковицъ, все что имѣла: золото, серебро и всѣ драгоцѣнныя вещи. Отроковицы раздавали и свое имущество, какое имѣли, готовясь къ нищетѣ, ради любви ко Христу. Когда уже приближался день брака и всѣ готовились къ нему, блаженная Евсевія, посовѣтовавшись съ своими отроковицами, переодѣлась вмѣстѣ съ ними въ мужскія одежды и, взявъ немного необходимаго изъ имущества, вышла съ ними тайно изъ дому, такъ какъ двери оказались незапертыми. Осѣнивъ себя крестнымъ знаменіемъ, онѣ обратились ко Христу Богу съ молитвою:

— «Пребудь съ нами, Сынъ Божій, и укажи намъ путь, которымъ мы должны идти, ибо, ради любви къ Тебѣ, мы оставляемъ домъ и все, что въ немъ, и рѣшаемся лучше странствовать и жить въ скорбяхъ, къ Тебѣ стремясь и Тебя желая обрѣсти».

Такъ они помолились со слезами, выходя изъ дому, и затѣмъ пошли, плача и радуясь въ одно время.

Во время пути, святая Евсевія обратилась къ рабынямъ своимъ:

— «Съ этого времени будьте мнѣ сестрами и госпожами; лучше я вамъ буду служить въ теченіе всей моей жизни. Только, госпожи мои, оставимъ все ради Бога и ничего иного не станемъ искать на землѣ, какъ только спасенія душъ нашихъ. Будемъ избѣгать всякихъ суетныхъ житейскихъ заботъ, вредныхъ для души; будемъ вѣровать Господу, заповѣдавшему: всякъ, иже оставитъ домъ, или отца, или матерь, или села, имени Моего ради, сторицею пріиметъ, и животъ вѣчный наслѣдитъ (Матѳ. 19, 29). Да, сестры мои, позаботимся о спасеніи душъ нашихъ».

Между тѣмъ какъ святая такъ бесѣдовала съ ними, онѣ пришли къ морю и, нашедши корабль, готовый отплыть въ предѣлы Александріи, дали плату и помѣстились на немъ. Такъ какъ дулъ попутный вѣтеръ, то онѣ чрезъ нѣсколько дней достигли Александріи. Оставивъ корабль, онѣ прибыли на одинъ островъ, по названію Коя, отстоявшій отъ Карійскаго города Галикарнасса [1] въ пятнадцати тысячахъ шаговъ. Онѣ переходили съ мѣста на мѣсто, желая найти никому неизвѣстную мѣстность, чтобы не быть отысканными родителями. Находясь на этомъ островѣ безъ опасеній относительно поисковъ, онѣ снова перемѣнили мужской видъ на женскій и, снявъ въ наемъ небольшой уединенный домикъ, жили въ немъ, благодаря Бога, Которому и молились постоянно, чтобы Онъ послалъ имъ имѣющаго духовный санъ человѣка, могущаго облечь ихъ въ иноческій чинъ и позаботитъся о душахъ ихъ. Святая Евсевія убѣждала подругъ своихъ, говоря:

— «Молю васъ, сестры мои, ради Господа: сохранимъ нашу тайну и никому не скажемъ объ отечествѣ нашемъ и о томъ намѣреніи, ради котораго мы ушли изъ дома, а равно и о имени моемъ, чтобы по моему имени, которымъ я называюсь, и по отечеству, изъ котораго мы ушли, родители мои не нашли меня. Заклинаю васъ Богомъ, чтобы все это вы сохранили въ тайнѣ до конца моей жизни, и никому не говорили ничего о бывшемъ съ нами, или имѣющемъ случиться. Если же кто-либо спроситъ васъ о моемъ имени, скажите, что я называюсь Ксеніей, что значитъ — чужестранка [2]; ибо, какъ видите, я странствую, оставивъ домъ и родителей, ради Бога. Отселѣ и вы зовите меня не Евсевіей, а Ксеніей, такъ какъ я не имѣю здѣсь постояннаго жительства, но, странствуя вмѣстѣ съ вами въ этой жизни, ищу будущаго».

Въ отвѣтъ на эту рѣчь святой Евсевіи къ своимъ подругамъ, онѣ обѣщали сохранить въ тайнѣ все сказанное имъ, и съ этого времени святая невѣста Христова стала называться, вмѣсто Евсевіи, Ксеніей.

Однажды она, преклонивъ колѣни свои вмѣстѣ съ подругами, начала плакать и говорить:

— «Боже, сотвори съ нами, странницами и убогими, великую Твою милость, какъ это Ты сотворилъ и со всѣми Твоими святыми. Пошли намъ, Владыко, человѣка благоугоднаго Тебѣ, чрезъ котораго и мы, смиренныя, могли бы спастись».

Помолившись такъ, святая Ксенія вышла съ сестрами изъ дома, въ которомъ онѣ жили, — и вотъ онѣ увидѣли почтеннаго сѣдовласаго старца, идущаго отъ пристани, одѣтаго по-иночески, лицо котораго было подобно лицу ангела. Подошедши къ нему, святая дѣвица припала къ ногамъ и, плача, стала говорить:

— «Человѣкъ Божій, не презри странствующей по чужой странѣ, не отвергни убогой нищей, не погнушайся мольбою грѣшницы, но уподобись святому апостолу Павлу и будь намъ наставникомъ и учителемъ, какимъ онъ былъ для святой Ѳеклы. Вспомни о воздаяніи, уготованномъ праведнымъ отъ Бога и спаси меня вмѣстѣ съ этими двумя сестрами».

Услышавъ это, служитель Божій почувствовалъ жалость и, взирая на слезы ихъ, спросилъ:

— «Чего ты хочешь и что я долженъ сдѣлать вамъ?»

Она отвѣтила:

— «Будь намъ отцомъ по Богѣ и учителемъ. Веди насъ туда, гдѣ мы могли бы спастись; мы — странницы и не знаемъ, куда намъ идти; мы стыдимся показаться людямъ».

Онъ спросилъ тогда:

— «Откуда вы, и какова причина, что вы такъ одиноки?»

Святая отвѣтила:

— «Мы изъ очень далекой страны, рабъ Христовъ. Мы согласились вмѣстѣ уйти съ родины и пришли въ эту мѣстность. Мы молили Бога день и ночь, чтобы Онъ послалъ намъ человѣка, который помогъ бы намъ спастись. И вотъ Богъ указалъ намъ тебя, духовнаго отца, могущаго принять немощи наши».

Святый старецъ сказалъ на это:

— «Повѣрьте мнѣ, сестры, — и я странникъ здѣсь, какъ вы видите. Я иду отъ святыхъ мѣстъ: поклонившись тамъ, я возвращаюсь въ свое отечество».

Раба Христова спросила:

— «Изъ какой страны ты, духовный отецъ, — господинъ мой?»

Онъ отвѣтилъ:

— «Я изъ страны Карійской, изъ города Миласса».

Тогда раба Христова опять обратилась къ нему:

— «Умоляю твою святость: скажи намъ, каковъ твой санъ, ибо я думаю, что ты — епископъ».

Старецъ сказалъ ей на это:

— «Прости меня, сестра! Я — человѣкъ грѣшный и недостойный иноческаго сана. По щедротамъ Божіимъ, я — пресвитеръ и игуменъ небольшаго собранія братіи, въ монастырѣ святаго и преславнаго апостола Андрея; имя мое Павелъ».

Услышавъ это, раба Христова прославила Бога, говоря:

— «Слава Тебѣ, Боже, что Ты услышалъ меня убогую и послалъ мнѣ, какъ нѣкогда святой Ѳеклѣ [3], святаго Павла, человѣка, который спасетъ меня съ этими двумя сестрами».

Затѣмъ она обратилась къ старцу:

— «Умоляю тебя, рабъ Божій, не отвергни насъ странницъ, но будь намъ отцомъ по Богѣ».

Блаженный Павелъ отвѣтилъ имъ:

— «Я сказалъ вамъ, что и я странникъ, и не знаю, что хорошаго я могу сдѣлать вамъ здѣсь? Если же вы хотите идти въ мой городъ, то я надѣюсь, что Господь сотворитъ милость Свою съ вами, а я, по мѣрѣ силъ своихъ, буду заботиться о васъ».

Дѣвы, со слезами преклоняясь предъ старцемъ, говорили:

— «Да, рабъ Божій! возьми насъ съ собою. Мы пойдемъ туда, куда повелишь намъ, но только окажи милость странницамъ и будь иамъ руководителемъ къ вѣчной жизни».

Человѣкъ Божій взялъ съ собою святыхъ дѣвъ и пошелъ съ ними въ городъ Милассъ. Тамъ онъ нашелъ имъ жилища на уединенномъ мѣстѣ, находившіяся близъ церкви. Святая дѣвица купила ихъ за деньги, взятыя изъ дому, а затѣмъ построила небольшую церковь во имя святаго первомученика Стефана, и въ скоромъ времени устроила женскій монастырь, собравъ нѣсколько дѣвицъ и посвятивъ ихъ Христу. Игуменъ, святый Павелъ, заботился о нихъ. Онъ и постригъ святую Ксенію съ ея двумя рабынями въ иноческій чинъ. Никто и никогда не узналъ, до самой кончины ея, откуда была эта святая дѣвица, и по какой причинѣ она оставила отечество, и каково ея подлинное имя, въ то время какъ она называла себя Ксеніей, то есть странницей. Преподобный же Павелъ, тѣмъ, кто спрашивалъ объ этихъ дѣвахъ, говорилъ:

— «Я взялъ ихъ съ острова Кои и привелъ сюда».

Такъ всѣ и думали, что они прибыли оттуда. Потому-то и монастырь тотъ называли по имени острова Кои.

Спустя немного времени, Кириллъ, епископъ того города, почилъ о Господѣ, а на его мѣсто былъ избранъ преподобный Павелъ, игуменъ Андреевскаго монастыря. По принятіи епископскаго сана, онъ пришелъ въ дѣвичій монастырь и посвятилъ Ксенію, помимо ея желанія, въ діакониссы, какъ вполнѣ достойную этого сана. Ибо она, еще живя во плоти, проводила ангельскую жизнь. Хотя она, какъ дочь сенатора, была воспитана въ роскоши и среди всякихъ удобствъ, однако, устремилась къ столь трудной и подвижнической жизни и замѣтно обнаруживала на себѣ совершенно новые, необычные и трудные, пути къ постническому совершенству. Воздержанія ея боялись даже бѣсы; побѣждаемые ея постомъ и подвигами, они убѣгали, не смѣя и приступить къ ней. Она вкушала пищу или на второй, или на третій день, а много разъ и всю седмицу оставалась безъ пищи. Когда же наступало ей время принимать пищу, она не вкушала ни зелени, ни бобовъ, ни вина, ни елея, ни огородныхъ овощей, ни чего-либо другаго изъ питательныхъ яствъ, а только немного хлѣба, орошеннаго собственными слезами. Она брала изъ кадильницы пепелъ и посыпала имъ хлѣбъ. Дѣлала она это во всѣ годы своей жизни, исполняя пророческое изреченіе: пепелъ яко хлѣбъ ядяхъ, и питіе мое съ плачемъ растворяхъ (Псал. 101, 10). При этомъ она всячески старалась скрыть такое свое воздержаніе отъ прочихъ сестеръ, и только двѣ ея рабыни, жившія вмѣстѣ съ нею, наблюдали тайно, что она дѣлаетъ, и сами подражали ея добродѣтельной жизни. При этомъ она всегда сохраняла столь великую бодрость, что съ вечера и до утрени простаивала всю ночь на молитвѣ, простерши свои руки вверхъ. Въ такомъ видѣ еестры наблюдали ее тайно во всѣ дни ея жизни. Иногда же она, преклонивъ колѣни съ вечера, совершала молитву до утра, проливая обильныя слезы. Такъ она всегда служила Господу и дѣлала это съ такимъ смиреніемъ, какъ будто считала себя хуже всѣхъ людей.

Но кто можетъ перечислить всѣ прочія ея добродѣтели? Какое слово будетъ достаточнымъ для изображенія всѣхъ ея подвиговъ! Что, прежде всего, сказать о ея кротости? Никто и никогда не видѣлъ ее гнѣвающеюся; никакое тщеславіе, или горделивость, не омрачили ея жизни. Лицо ея было всегда смиренно, умъ — безъ всякаго превозношенія, лицо — безъ прикрасъ, тѣло — изможденное постническими трудами, сердце ея — спокойное, нетревожимое никакими сомнѣніями. Какой только добродѣтели у нея не было! Ей были присущи: всегдашнее бдѣніе, необычайное воздержаніе, несказанное смиреніе, безмѣрная любовь. Она помогала бѣднымъ, обнаруживала состраданіе къ страждущимъ, была милосердна къ грѣшникамъ, а соблазнившихся наставляла на путь покаянія. Объ одеждахъ ея нечего и говорить: она носила очень ветхія — платье и рубашку, но и тѣхъ считала себя недостойною. Вся жизнь ея проходила въ сердечномъ умиленіи и постоянномъ пролитіи слезъ. Скорѣе можно было видѣть обильные водные источники пересохшими въ знойное время, нежели глаза ея — переставшими лить слезы. Всегда взирая на возлюбленнаго Жениха Христа, глаза ея источали цѣлые потоки слезъ. Она желала видѣть Его лицомъ къ лицу и говорить съ Давидомъ: когда пріиду, и явлюся лицу Божію, лицу сладчайшаго Жениха моего? Быша слезы моя мнѣ хлѣбъ день и нощь (Псал. 41, 3-4).

Когда же приблизилось для этой приснопамятной дѣвы, непорочной невѣсты Христовой, время отшествія изъ настоящей земной жизни, наступилъ праздникъ въ память святаго Ефрема, бывшаго нѣкогда въ томъ городѣ епископомъ. Блаженный епископъ Павелъ отправился со всѣмъ клиромъ своимъ въ селеніе, называемое Левкиномъ. Тамъ была церковь святаго епископа Ефрема, а въ ней почивали его честныя мощи. Въ этотъ день преподобная Ксенія призвала всѣхъ сестеръ своихъ въ монастырскую церковь и начала говорить имъ:

— «Госпожи мои и сестры! Я знаю, какую любовь вы обнаруживали по отношенію ко мнѣ, — какъ вы терпѣли мои немощи и помогали мнѣ странницѣ. Нынѣ я умоляю васъ: продлите до конца любовь вашу ко мнѣ, рабѣ вашей; поминайте меня убогую, грѣшную и странную въ молитвахъ вашихъ, умилостивляя ко мнѣ Бога, чтобы меня не затруднили грѣхи мои, но чтобы, по молитвамъ вашимъ, я могла безпрепятственно перейти ко Христу моему. Вотъ уже приблизилась кончина моя; душа моя сильно страдаетъ и скорбитъ, такъ какъ я безъ надлежащаго приготовленія оставляю тѣло мое. Нынѣ здѣсь нѣтъ отца нашего и господина, епископа Павла. Поэтому, вы, вмѣсто меня, скажите ему, когда онъ придетъ: такъ говорила убогая Ксенія: Бога ради, честный отче, поминай меня странницу: ты наставилъ меня на путь и ввелъ въ эту жизнь, — молись же за меня, чтобы не посрамилъ меня Господь въ моей надеждѣ».

Слыша это, всѣ сестры начали плакать и говорить:

— «Госпожа наша и наставница душъ нашихъ! Ты оставляешь насъ въ сиротствѣ и для бѣдствій. Кто же будетъ наставлять насъ на истинный путь жизни? Кто будетъ поучать насъ? Кто помолится за насъ въ уныніи нашемъ? Нѣтъ, госпожа наша. Въ это время не оставляй насъ. Вспомни, какъ ты сама собрала насъ въ эту ограду. Позаботься, госпожа, о душахъ нашихъ и умоли Бога, да продлитъ Онъ для тебя еще нѣкоторое время ради насъ убогихъ, чтобы ты наставила насъ на путь спасенія».

Обѣ рабыни ея также начали преклоняться къ ногамъ ея и горько плакать, говоря:

— «Ты уже оставляешь насъ, наша госпожа, и безъ насъ уходишь отсюда. Что же мы сдѣлаемъ безъ тебя, убогія? Что мы будемъ дѣлать, странницы, въ чужой странѣ? О горе намъ, убогимъ, бѣднымъ и странницамъ! Мы не радѣли о себѣ, и поэтому однѣхъ насъ хочешь ты оставить, госпожа наша. Вспомни наши скорби, которыми мы скорбѣли вмѣстѣ съ тобою. Вспомни наше общее странствованіе, въ которомъ мы были тебѣ спутницами. Вспомни, какъ всегда мы усердно служили тебѣ. Вспомни о насъ и помолись за насъ Богу; возьми и насъ съ собою, чтобы мы не разлучались съ тобою, госпожа наша».

Когда затѣмъ наступило громкое рыданіе и произошло смятеніе, начала и сама Ксенія говорить со слезами:

— «Вы знаете, сестры мои, насколько времени ранѣе этого провозгласилъ святый апостолъ Петръ: не коснитъ Господь обѣтованія, якоже нѣцыи коснѣніе мнятъ, но долготерпитъ на насъ, не хотя, да кто погибнетъ, но да вси въ покаяніе пріидутъ. Прійдетъ же день Господень яко тать (2 Петр. 3, 9-10). Зная это, сестры мои, не будемъ лѣниться въ продолженіе этого малаго времени, но будемъ бодрствовать. Зажжемъ наши свѣтильники, наполнимъ елеемъ наши сосуды, приготовимся къ встрѣчѣ Жениха, такъ какъ мы не знаемъ, въ какой часъ призоветъ насъ Господь: ибо вотъ наступаетъ жатва и дѣлатели готовы, но только ждутъ повелѣнія Владыки».

Когда святая сказала это, а всѣ плакали и припали къ ногамъ ея, она воздѣла руки свои къ небу и, проливая обильныя слезы, такъ начала молиться:

— «Боже, промышлявшій о моемъ земномъ странствіи до сего дня! Услышь меня, убогую и грѣшную рабу Твою: будь милостивъ къ этимъ Твоимъ рабынямъ, моимъ сестрамъ. Сохрани ихъ и спаси отъ всякихъ козней діавольскихъ ради славы и величія Твоего святаго имени. Молюсь Тебѣ, Боже мой: помяни и этихъ двухъ сестеръ моихъ, вмѣстѣ со мною странствовавшихъ, ради любви Твоей. Какъ въ этой временной жизни онѣ не разлучались со мною, такъ не разлучи насъ и въ царствіи Твоемъ, но всѣхъ вмѣстѣ сподоби чертога Твоего».

Помолившись такъ, она попросила всѣхъ сестеръ выйти на время и оставить ее одну для молитвенныхъ размышленій. Когда всѣ вышли изъ церкви, она затворилась тамъ одна, а двѣ рабыни ея, оставшись предъ дверьми, наблюдали внутрь чрезъ скважину. Онѣ видѣли, какъ она молилась, преклонивъ на землю колѣни свои, а затѣмъ среди молитвы, она крестообразно простерлась на землѣ ницъ. Когда она лежала такъ довольно долго, внезапно возсіялъ въ церкви свѣтъ, по виду подобный молніи; при этомъ сильное благоуханіе начало исходить изъ церкви. Сестры поспѣшно вошли внутрь и хотѣли поднять ее съ земли, но уже нашли ее почившею о Господѣ. Это было 24-го января [4], въ субботу, въ шестомъ часу дня. Эти обѣ сестры съ плачемъ вышли изъ церкви и призвали прочихъ, говоря:

— «Матери наши и сестры! пойдемъ и возрыдаемъ по поводу общаго нашего сиротства. Пойдемъ и будемъ плакать о кончинѣ той, которая была столпомъ нашимъ. Мы лишились честной нашей матери. Отошла отъ насъ наставница наша, и мы остались однѣ. Святая Ксенія, мать наша, почила».

Вошедши въ церковь, всѣ увидѣли ее перешедшею отъ здѣшней жизни въ иной міръ. Тогда начался плачъ и великое рыданіе. Человѣколюбецъ же Богъ, восхотѣвъ показать всѣмъ, какое сокровище было утаено отъ всѣхъ на землѣ, явилъ на небѣ великое и пресвѣтлое знаменіе. Въ тотъ самый часъ, когда преподобная Ксенія предала свою святую душу въ руцѣ Господа, послѣ полудня, при совершенно ведреной и ясной погодѣ, явился на небѣ, надъ дѣвичьимъ монастыремъ, очень свѣтлый вѣнецъ изъ звѣздъ, имѣвшій посрединѣ крестъ, который сіялъ ярче солнца. Это знаменіе было видимо всѣми. Миласскіе граждане, бывшіе вмѣстѣ съ своимъ епископомъ, преподобнымъ Павломъ, въ Левкійскомъ селеніи, видя на небѣ знаменіе, удивлялись и въ недоумѣніи спрашивали другъ друга: что это можетъ значить? Блаженный епископъ Павелъ, уразумѣвъ духомъ значеніе знаменія, сказалъ всему собранію народа:

— «Госпожа наша Ксенія умерла, и по этому случаю явилось знаменіе вѣнца».

Немедленно по окончаніи литургіи, онъ возвратился въ городъ со всѣмъ народомъ, бывшимъ на праздникѣ, и тамъ граждане нашли, какъ и сказалъ имъ епископъ, святую Ксенію почившею.

Тотчасъ собралось къ дѣвичьему монастырю многое множество народа, много мужей и женъ съ дѣтьми, привлеченныхъ видимымъ на небѣ знаменіемъ. Они громко восклицали:

— «Слава Тебѣ, Христе Боже, что Ты имѣешь множество святыхъ, втайнѣ угождающихъ Тебѣ! Слава Тебѣ, воплотившійся Сынъ Божій и волею распявшійся за насъ грѣшныхъ, — за то что Ты явилъ всѣмъ Твое великое сокровище, которое донынѣ таилось здѣсь! Слава Тебѣ, Владыко, что Ты сподобилъ убогій городъ Милассъ быть обиталищемъ и хранилищемъ этому Твоему сокровищу. Ты хранилъ въ немъ доселѣ дорогую жемчужину, многоцѣнный бисеръ, Свою святую невѣсту! Принявъ ее въ Свой небесный чертогъ, Ты ея чистое и святое тѣло оставилъ для храненія Твоему городу».

Такъ всѣ, плача, восклицали и взирали на вѣнецъ и на крестъ, видимый на небѣ. Тогда же весь христолюбивый народъ, и особенно женщины, возбужденные ревностью, громкимъ голосомъ взывали къ святому епископу Павлу:

— «Не скрой славы города нашего, преподобный епископъ! Не умолчи о славѣ нашей, не утаи бисера, обнаруженнаго намъ Богомъ. Покажи всѣмъ яркую свѣчу, доселѣ бывшую подъ спудомъ и свѣтившую тайно. Покажи ее всѣмъ, чтобы и противники наши видѣли и узнали, какому Владыкѣ мы служимъ. Пусть увидятъ язычники и устыдятся; пусть увидятъ и іудеи тайну креста и пусть узнаютъ, что Тотъ, Котораго они распяли, есть Богъ. Пусть увидятъ это всѣ враждующіе противъ креста Христова и возрыдаютъ. Пусть увидятъ, какъ и по смерти прославляетъ рабовъ Своихъ Владыка ангеловъ. Пусть увидятъ, какою славою отъ Христа Бога вѣнчается невѣста Его Ксенія, которую люди считали совершенно безвѣстной странницей, и плѣнницей. Пусть увидятъ всѣ, какого дара и благодати сподобился нашъ убогій городъ!»

Когда народъ съ усердіемъ такъ взывалъ къ епископу, онъ съ пресвитерами подошелъ къ честному тѣлу святой Ксеніи. Положивъ его, какъ подобаетъ, на одрѣ носильномъ, — зажегши много свѣчей и воскуривъ ѳиміамы, епископъ преклонилъ свою выю и вмѣстѣ съ пресвитерами поднялъ одръ на рамена свои, послѣ чего понесли его съ пѣніемъ до средины города. Всѣ дивились происходившему славному чуду, ибо когда шествовалъ несомый одръ съ тѣломъ святой, шествовалъ надъ одромъ и явившійся на небѣ вѣнецъ со крестомъ. Когда же поставили среди города одръ, остановился и вѣнецъ вверху одра. Тогда собралось и изъ окрестныхъ селеній безчисленное множество народа, видѣвшаго на небѣ чудное знаменіе. Весь городъ наполнился отъ стеченія множества людей, и была въ немъ великая тѣснота. Блаженный епископъ Павелъ, вмѣстѣ съ народомъ, всю эту воскресную ночь оставался при святой, бодрствуя и совершая пѣснопѣнія до утра. Было много и исцѣленій отъ мощей ея: всякій, страдавшій какимъ-либо недугомъ, лишь только прикасался къ одру святой тотчасъ получалъ исцѣленіе.

Когда наступилъ воскресный день, честное тѣло преподобной Ксеніи покрыли чистыми покровами и съ пѣніемъ надгробныхъ пѣсенъ понесли къ мѣсту, находившемуся у входа въ городъ съ южной стороны и называвшемуся сикиніей (смоковничьимъ): тамъ, прежде кончины своей, святая завѣщала похоронить свое тѣло. Весь народъ опять видѣлъ, что, во время несенія ея тѣла съ одромъ, вѣнецъ съ крестомъ изъ звѣздъ, видимый на небѣ, шелъ вслѣдъ за одромъ. И снова, когда былъ поставленъ одръ, остановился вверху и вѣнецъ. Когда же совершалось погребеніе, то ближе стоявшіе людй раздѣлили покровы, находившіеся на честныхъ мощахъ, на мелкія части и хранили ихъ съ вѣрою — для исцѣленія отъ различныхъ болѣзней. Епископъ, помазавъ по обычаю мѵромъ святое тѣло преподобной Ксеніи, положилъ его въ новомъ гробѣ. Какъ только совершено было честное погребеніе, тотчасъ сіяющій на небѣ звѣздный вѣнецъ съ крестомъ сталъ невидимъ. При этомъ много исцѣленій подавалось отъ святаго гроба всѣмъ, приходившимъ къ нему съ вѣрою.

Спустя немного времени, умерла одна изъ рабынь преподобной Ксеніи; затѣмъ, довольно скоро, и другая отошла къ вѣчной жизни. Обѣ онѣ были погребены у ногъ своей святой госпожи. Когда преставлялась другая рабыня, пришли къ ней всѣ инокини и, заклиная ее, умоляли, чтобы она разсказала имъ о всѣхъ дѣяніяхъ госпожи ея Ксеніи. Она, видя себя уже на смертномъ одрѣ, разсказала имъ подробно все о святой: откуда она была, кто ея родители, по какой причинѣ она бѣжала изъ дома и изъ отечества своего съ двумя своими рабынями, — какъ она утаила свое имя; ибо подлинное ея имя было Евсевія, а назвалась она Ксеніею, потому что странствовала ради любви къ Богу. Такимъ образомъ всѣ узнали о неизвѣстномъ раньше житіи невѣсты Христовой Ксеніи.

Такъ преподобная благоугождала Богу: для міра она была странница, а для неба гражданка; она была видима во плоти, а сравнилась съ безплотными ангелами; она освободилась отъ тѣла, какъ отъ одежды, и попрала діавола, какъ змія; она считала все мірское, какъ соръ, но сохранила, какъ безцѣнное сокровище, свое непорочное дѣвство; она любовію своею стала невѣстою Христу, увѣнчалась вѣрою, и чего надѣялась, то получила, и радуется нынѣ въ чертогѣ своего безсмертнаго Жениха. Своими молитвами она много помогаетъ вѣрующимъ, ибо смерть не уничтожила ея силы и не ограничила какими-нибудь предѣлами мѣста ея благодѣяній. Такъ какъ она много добродѣтелей содѣлала ради Христа, то ради нея и Христосъ являетъ намъ многія милости, принимая святыя молитвы возлюбленной своей невѣсты.

Спустя нѣсколько лѣтъ послѣ преставленія святой Ксеніи, преставился и преподобный епископъ Павелъ, ея духовный отецъ. Онъ также до конца благоугодилъ Богу, ибо молитвами его были прогоняемы бѣсы и исцѣлялись всякія болѣзни. Онъ былъ погребенъ въ церкви святаго апостола Андрея, гдѣ раньше былъ игуменомъ, а святая душа его предстала предъ Богомъ во славѣ святыхъ. Его теплымъ за насъ предстательствомъ предъ Богомъ, молитвами преподобной Евсевіи, принявшей имя Ксеніи, и ходатайствомъ обѣихъ святыхъ рабынь ея, да сподобитъ насъ Господь своей милости, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ, аминь.

Примѣчанія:
[1] Карія — юго-западная часть Малоазійскаго полуострова. Галикарнассъ — одинъ изъ важнѣйшихъ, городовъ Каріи.
[2] Отъ греческаго слова ξένοςчужой, чужестранный.
[3] Здѣсь разумѣется св. первомученица Ѳекла (память ея — 24 сентября), обращенная въ вѣру Христову св. ап. Павломъ.
[4] Кончина преподобной Ксеніи послѣдовала во второй половинѣ V вѣка.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга пятая, часть вторая: Мѣсяцъ Январь. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 337-350.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0