Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День девятнадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Макарія Египетскаго.

— «Авраамъ, Авраамъ! встань съ одра твоего».

Авраамъ отвѣчалъ ангелу:

— «Я боленъ, господинъ, и потому не могу встать».

Тогда ангелъ, взявъ больнаго за руку, съ кротостію сказалъ ему:

— «Богъ помиловалѣ тебя, Авраамъ: Онъ исцѣляетъ тебя отъ болѣзни твоей и даруетъ тебѣ Свое благоволеніе, ибо жена твоя Сарра родитъ сына, соименнаго блаженству. Онъ будетъ жилищемъ Святаго Духа, ибо въ ангельскомъ образѣ будетъ жить на землѣ и многихъ приведетъ къ Богу».

Пробудившись послѣ сего видѣнія, Авраамъ почувствовалъ себя совершенно здоровымъ; исполнившись страха и радости, онъ тотчасъ разсказалъ своей женѣ Саррѣ все, что онъ видѣлъ въ видѣніи и что говорилъ ему ангелъ. Истинность же сего видѣнія удостовѣрялась внезапнымъ исцѣленіемъ его отъ тяжкой болѣзни. И оба они, Авраамъ и Сарра, возблагодарили премилосердаго Господа Бога. Вскорѣ послѣ этого Сарра зачала въ старости, и, по прошествіи опредѣленнаго времени, у нея родился ребенокъ мужескаго пола, которому нарекли имя Макарій, что значитъ «блаженный», и просвѣтили его святымъ крещеніемъ.

Когда отрокъ Макарій достигъ совершеннаго возраста и научился разумѣнію Священнаго Писанія, родители его, какъ-бы забывъ предсказанное о немъ ангеломъ, явившимся въ видѣніи Аврааму, пожелали, чтобы Макарій вступилъ въ супружество, хотя самъ Макарій не имѣлъ къ этому никакого желанія. Напротивъ, онъ всѣми силами противился уговору своихъ родителей, желая обручиться единой нетлѣнной невѣстѣ — чистой и непорочной дѣвственной жизни. Однако, подчиняясь волѣ родителей, Макарій повиновался имъ, предавъ всего себя въ руки Господа и надѣясь, что Онъ укажетъ ему дальнѣйшій путь жизни. По совершеніи брачнаго пира, когда новобрачные были введены въ брачную комнату, Макарій притворился больнымъ и не прикоснулся къ своей невѣстѣ, отъ глубины своего сердца молясь единому истинному Богу и на Него возлагая свое упованіе, дабы Господь въ скоромъ времени даровалъ ему оставить мірскую жизнь и содѣлаться инокомъ. Спустя нѣсколько дней, случилось одному изъ родственниковъ Макарія отправиться на Нитрійскую гору [3], чтобы принести оттуда селитры, которая находилась тамъ въ громадномъ количествѣ, отъ чего и самая гора носила лазваніе «Нитрійская». По желанію своихъ родителей, отправился вмѣстѣ съ нимъ и Макарій. Придя, по дорогѣ туда, къ Нитрійскому озеру, Макарій отошелъ отъ своихъ спутниковъ въ сторону, желая немного отдохнуть отъ пути, и заснулъ. И вотъ, въ сонномъ видѣніи, предъ нимъ предсталъ нѣкій дивный мужъ, блистающій свѣтомъ, который сказалъ Макарію:

— «Макарій! Взгляни на эти пустынныя мѣста и внимателыю разсмотри ихъ, ибо тебѣ предназначено поселиться здѣсь».

Пробудившись отъ сна, Макарій сталъ размышлять о сказанномъ ему въ видѣніи и былъ въ недоумѣніи относительно того, что съ нимъ произойдетъ. Въ то время еще никто не селился въ пустынѣ, кромѣ Антонія Великаго и никому неизвѣстнаго пустынника Павла Ѳивейскаго, подвизавшагося гдѣ-то во внутренней пустынѣ и видѣннаго лишь однимъ Антоніемъ. Когда, послѣ трехдневнаго путешествія къ Нитрійской горѣ, Макарій со спутниками возвратился домой, то засталъ свою супругу страдающей такой сильной горячкой, что она находилась уже при смерти. Вскорѣ она скончалась на глазахъ Макарія, непорочной дѣвственницей отойдя въ вѣчную жизнь. Макарій возблагодарилъ Бога, что Онъ сподобилъ его видѣть кончину жены и въ назиданіе себѣ такъ размышлялъ и о своей смерти:

— «Внимай себѣ, Макарій, — говорилъ онъ, — и имѣй попеченіе о своей душѣ, ибо и тебѣ вскорѣ предстоитъ оставить эту земную жизнь».

И съ сего времени Макарій уже не сталъ заботиться ни о чемъ земномъ, непрестанно пребывая въ храмѣ Господнемъ и занимаясь чтеніемъ Священнаго Писанія. Родители Макарія, видя, какой образъ жизни онъ ведетъ, не осмѣливались уже въ присутствіи его упоминать даже имени женскаго, но весьма радовались таковой его цѣломудренной жизни. Между тѣмъ Авраамъ, отецъ Макарія, вступилъ уже въ преклонныя лѣта и сдѣлался сильно боленъ, такъ что отъ старости и болѣзни лишился зрѣнія. Блаженный Макарій съ любовію и усердіемъ ухаживалъ за своимъ престарѣлымъ и больнымъ отцомъ. Вскорѣ старецъ отошелъ ко Господу, а спустя шесть мѣсяцевъ послѣ его кончины скончалась о Господѣ и Сарра, мать Макарія. Преподобный Макарій похоронилъ родителей своихъ обычнымъ христіанскимъ погребеніемъ и сдѣлался совершенно свободнымъ отъ узъ плоти, раздавъ послѣ погребенія ихъ все свое имущество бѣднымъ на поминъ души почившихъ. На сердцѣ Макарія была великая печаль, что теперь онъ уже не имѣетъ никого, кому онъ могъ бы открыть свою тайну и получить добрый совѣтъ для Богоугодной жизни. Посему онъ усердно сталъ молиться Богу, чтобы Онъ послалъ ему добраго наставника, который руководствовалъ бы его на пути ко спасенію.

Спустя нѣкоторое время, наступилъ день празднованія памяти одного святаго, въ честь котораго, по обычаю своихъ родителей, и Макарій пожелалъ устроить праздникъ. Въ виду сего, онъ приготовилъ обѣдъ, предназначая его не столько для своихъ сосѣдей, сколько для нищихъ и убогихъ. Присутствуя въ этотъ день за церковнымъ Богослуженіемъ, Макарій увидалъ одного почтеннаго старца-инока, вошедшаго въ храмъ. Инокъ этотъ имѣлъ длинные сѣдые волосы и бороду, доходившую почти до пояса; лицо его было блѣдно отъ продолжительнаго поста; весь же видъ его былъ благолѣпенъ, ибо и внутренній его душевный образъ былъ украшенъ красотою добродѣтелей. Этотъ старецъ проживалъ невдалекѣ отъ селенія Птинапоръ въ пустынномъ мѣстѣ, гдѣ онъ имѣлъ отшельническую келлію. Онъ никогда никому не показывался изъ людей, и лишь въ настоящій день, по Божественному устроенію, пришелъ въ находящуюся въ селеніи церковь, чтобы причаститься Пречистыхъ Христовыхъ Таинъ. По окончаніи Божественной литургіи, Макарій упросилъ сего инока придти къ нему въ домъ на общую трапезу. Послѣ трапезы, когда всѣ приглашенные Макаріемъ разошлись по домамъ, Макарій задержалъ инока и, отведя его въ уединенное мѣсто, припалъ къ ногамъ старца и сказалъ ему:

— «Отче! позволь мнѣ завтра утромъ придти къ тебѣ, ибо я хочу спросить твоего опытнаго совѣта относительно дальнѣйшей моей жизни!»

— «Приходи, чадо, — отвѣчалъ старецъ, — когда желаешь» — и съ этими словами ушелъ отъ Макарія. На другой день рано утромъ Макарій пришелъ къ старцу и открылъ ему тайну своего сердца, что онъ желаетъ всѣми своими силами работать для Господа, и вмѣстѣ усердно просилъ старца научить его, что ему дѣлать для спасенія души своей. Душеполезными бесѣдами етарецъ въ теченіе цѣлаго дня удержалъ Макарія у себя, и когда зашло солнце, они вкусили немного хлѣба съ солью, и старецъ повелѣлъ Макарію лечь спать. Самъ же старецъ сталъ на молитву, устремивъ умъ свой горѣ; при наступленіи глубокой ночи, онъ пришелъ въ восторженное состояніе и увидѣлъ соборъ иноковъ, одѣтыхъ въ бѣлыя одежды и имѣющихъ крылья. Они обходили вокругъ спящаго Макарія и говорили:

— «Встань, Макарій, и начни, указанное тебѣ Богомъ, служеніе; не откладывай этого на другое время, ибо лѣнивый поступаетъ неблагоразумно, а нелѣнивый заработываетъ и его плату».

Это свое видѣніе святый старецъ на утро разсказалъ Макарію и, отпуская его отъ себя, сдѣлалъ ему такое наставленіе:

— «Чадо! что имѣешь намѣреніе сдѣлать, дѣлай скорѣе, потому что Богъ призываетъ тебя для спасенія многихъ. Посему съ настоящаго времени не будь лѣностенъ на дѣла богоугодныя!»

Преподавъ еще Макарію наставленія относительно молитвы, бдѣнія и поста, старецъ отпустилъ его съ миромъ. Возвратившись отъ старца домой, блаженный Макарій роздалъ бѣднымъ все свое имущество, не оставивъ себѣ ничего даже для насущныхъ потребностей. Освободившись такимъ образомъ отъ всѣхъ житейскихъ заботъ и сдѣлавшись и самъ какъ-бы нищимъ, Макарій снова пришелъ къ старцу, для того, чтобы всецѣло предаться давно желаемому имъ служенію Господу. Старецъ съ любовію принялъ смиреннаго юношу, показалъ ему начатки безмолвнаго иноческаго житія и обучилъ его обычному иноческому рукодѣлію — плетенію корзинъ. При этомъ старецъ устроилъ для Макарія отдѣльную келлію въ недалекомъ разстояніи отъ своей, ибо самъ любилъ въ уединеніи служить Господу. Во вновь устроенную келлію онъ отвелъ своего новаго ученика, вновь преподавъ ему необходимыя наставленія о молитвѣ, пищѣ и рукодѣліи. Такъ блаженный Макарій, съ помощію Божіею, началъ проходить трудное иноческое служеніе и день ото дня преуспѣвалъ въ иноческихъ подвигахъ. Спустя нѣсколько времени, въ селеніе Птинапоръ случилось придти епископу той страны, и онъ, узнавъ отъ жителей селенія о подвигахъ блаженнаго Макарія, призвалъ его къ себѣ и, противъ его желанія, поставилъ клирикомъ мѣстной церкви, хотя Макарій былъ еще молодъ. Но святый Макарій, тяготясь должностію клирика, которая нарушила его безмолвное житіе, спустя нѣсколько дней, убѣжалъ оттуда и поселился въ пустынномъ мѣстѣ около другаго селенія. Сюда къ нему пришелъ одинъ благоговѣйный человѣкъ простого званія, который и сталъ служить Макарію, продавая его рукодѣлія и покупая на вырученныя деньги ему пищу. Ненавистникъ всякаго добра — діаволъ, видя, какъ онъ побѣждается юнымъ инокомъ, замыслилъ противъ него брань и сталъ усиленно воевать съ нимъ, строя противъ него многоразличныя козни, иногда внушая ему грѣховные помыслы, иногда же нападая на него въ образѣ разныхъ страшилищъ. Когда Макарій бодрствовалъ ночью, стоя на молитвѣ, діаволъ до самаго основанія потрясалъ его келлію, а иногда, превратившись въ змѣя, ползалъ по землѣ и съ яростію устремлялся на святаго. Но блаженный Макарій, ограждая себя молитвою и крестнымъ знаменіемъ, ни за что считалъ козни діавола, восклицая, какъ нѣкогда Давидъ:

— «Не убоюся отъ страха ночнаго, отъ стрѣлы летящія во дни, отъ вещи во тмѣ преходящія» (Псал. 90, 5).

Тогда діаволъ, не имѣя возможности побѣдить непобѣдимаго, изобрѣлъ противъ него новую хитрость, Одинъ изъ жителей того селенія, близъ котораго подвизался Макарій, имѣлъ дочь — дѣвицу, которую одинъ юноша, также жившій въ этомъ селеніи, просилъ отдать себѣ въ жены. Но такъ какъ юноша былъ очень бѣденъ и притомъ простого званія, то родители дѣвицы не соглашались отдать въ замужество за него свою дочь, хотя сама дѣвица и любила того юношу. Спустя нѣсколько времени, дѣвица оказалась непраздною. Когда она стала спрашивать юношу, какой ей дать отвѣтъ своимъ родителямъ, то послѣдній, научаемый учителемъ злобы — діаволомъ, говорилъ ей:

— «Скажи, что это сдѣлалъ съ тобою живущій около насъ отшельникъ».

Дѣвица послушалась коварнаго совѣта, и обострила противъ невиннаго инока свой языкъ, какъ-бы зміиный. И вотъ, когда родители замѣтили, что дѣвица должна быть матерью, то съ побоями стали ее спрашивать, кто виновникъ ея паденія. Дѣвица тогда отвѣчала:

— «Въ этомъ виновенъ отшельникъ вашъ, котораго вы всѣ считаете святымъ. Какъ то разъ, когда я находилась за селеніемъ и подошла къ тому мѣсту, гдѣ онъ живетъ, отшельникъ встрѣтилъ меня на дорогѣ и сдѣлалъ надо мною насиліе, а я изъ-за страха и стыда никому не сказала объ этомъ до сего времени».

Уязвленные этими словами дѣвицы какъ-бы стрѣлами, родители и родственники ея всѣ вмѣстѣ бросились къ жилищу святаго съ громкими криками и бранными словами. Вытащивъ Макарія изъ келліи, они долго его били, и потомъ привели съ собою въ селеніе. Здѣсь, собравъ множество разбитыхъ сосудовъ и черепковъ и связавъ ихъ веревкою, повѣсили святому на шею и въ такомъ видѣ водили его по всему селенію, безъ милосердія надругаясь надъ нимъ, нанося ему побои, толкая его, терзая за волосы и ударяя ногами. При этомъ они восклицали:

— «Этотъ монахъ осквернилъ нашу дѣвицу, бейте его всѣ!»

Случилось въ это время проходить мимо одному благоразумному человѣку. Увидѣвъ происходящее, онъ сказалъ бьющимъ святаго:

— «Долго ли вы будете бить невиннаго странствующаго инока, достовѣрно не узнавъ, справедливо ли обвиненіе противъ него? Я думаю, что это искушаетъ васъ діаволъ».

Но они, не слушая словъ сего мужа, продолжали истязать святаго. Между тѣмъ, тотъ человѣкъ, который ради Бога служилъ Макарію, продавая его рукодѣліе, шелъ въ отдаленіи отъ святаго и горько плакалъ, не будучи въ состояніи воспрепятствовать бить святаго и освободить Макарія изъ рукъ тѣхъ, которые яко пси мнози обыдоша его (Псал. 21, 17). А бьющіе святаго, обернувшись, бросались съ бранью и угрозами и на этого человѣка.

— «Вотъ, что сдѣлалъ, — кричали они, — отшельникъ, которому ты служишь!» и продолжали бить Макарія палками, пока не удовлетворили своей ярости и гнѣва; и Макарій остался полумертвый на дорогѣ. Родители же дѣвицы не хотѣли и теперь его оставить, но говорили:

— «Не пустимъ его до тѣхъ поръ, пока онъ не представитъ намъ поручителей въ томъ, что онъ будетъ кормить нашу дочь, которую онъ обезчестилъ».

Еле переводя духъ, Макарій просилъ служившаго ему человѣка:

— «Другъ! будь за меня поручителемъ».

Послѣдній, готовый даже умереть за святаго, поручился за него, и, взявъ Макарія, совершенно обезсилѣвшаго отъ ранъ, съ великимъ усиліемъ отвелъ его въ келлію. Нѣсколько оправившись отъ ранъ, Макарій сталъ усиленнѣе трудиться надъ своимъ рукодѣліемъ, говоря самъ себѣ такъ:

— «Ты теперь, Макарій, имѣешь жену и дѣтей, и посему тебѣ необходимо работать день и ночь, дабы доставлять имъ необходимое пропитаніе».

Дѣлая корзины, онъ продавалъ ихъ чрезъ указаннаго человѣка, а вырученныя деньги отсылалъ на прокормленіе дѣвицѣ. Когда же ей наступило время рождать, то ее постигь праведный судъ Божій за то, что она оклеветала невиннаго святаго. Долго она не могла разрѣшиться отъ бремени и страдала многіе дни и ночи, горько плача отъ весьма сильной боли. При ввдѣ такихъ ея мученій, страдали вмѣстѣ съ нею и родители ея и въ недоумѣніи спрашивали ее:

— «Что это случилось съ тобой?»

Тогда дѣвица, хотя и сильно не желала того, принуждена была открыть истину. Съ громкими воплями она сказала:

— «О, горе мнѣ окаянной! Я достойна ужаснаго наказанія за то, что оклеветала праведника, сказавъ, что онъ виновникъ моего паденія. Не онъ виновникъ сего, но тотъ юноша, который хотѣлъ жениться на мнѣ».

Слыша вопли дѣвицы, родители ея и родственники, находившіеся около нея, были сильно поражены ея словами; и напалъ на нихъ сильный страхъ, и они весьма устыдились, что дерзнули такъ оскорбить невиннаго инока, служителя Господня. Въ страхѣ они взывали: «горе намъ!» Между тѣмъ вѣсть о происшедшемъ разнеслась по всему тому селенію, и всѣ жители его, отъ мала до велика, стеклись къ доиу, гдѣ жила дѣвица. Услышавъ тамъ вопли дѣвицы, что отшельникъ невиновенъ въ ея позорѣ, жители сильно укоряли себя и весьма скорбѣли, что безъ милосердія всѣ они били святаго. Посовѣтовавшись съ родителями дѣвицы, всѣ они рѣшились пойти къ преподобному Макарію и съ плачемъ припасть къ его ногамъ, прося, прощенія, дабы не постигъ ихъ гнѣвъ Божій за то, что они оскорбили невиннаго человѣка. Узнавъ такое рѣшеніе ихъ, прислуживающій Макарію мужъ, который и поручился за него, быстро побѣжалъ къ нему, и радостно сказалъ ему:

— «Радуйся, отче Макаріе! — счастливъ и радостенъ нынѣшній день для насъ, ибо Богъ сегодня прежнее твое поношеніе и безчестіе измѣнилъ въ прославленіе. И мнѣ уже не надобно болѣе быть поручителемъ за тебя, ибо ты оказался безстрастнымъ, праведнымъ и преславнымъ невиннымъ страдальцемъ. Сегодня судъ Божій постигъ ту, которая несправедливо обвинила тебя и оклеветала тебя невиновнаго. Она не можетъ разрѣшиться отъ бремени и призналась, что не ты виновникъ ея паденія, но одинъ юноша. Теперь всѣ жители селенія, отъ мала до велика, хотятъ придти къ тебѣ съ покаяніемъ, дабы прославить Бога за твое цѣломудріе и терпѣніе и испросить у тебя прощенія, чтобы не постигло ихъ какое-либо наказаніе отъ Господа за то, что они несправедливо тебя оскорбили».

Съ прискорбіемъ выслушалъ слова этого человѣка смиренный Макарій: онъ не желалъ почести и славы отъ людей, ибо ему гораздо пріятнѣе было принимать отъ людей безчестіе, нежели честь; посему, съ наступленіемъ ночи, онъ всталъ и удалился изъ тѣхъ мѣстъ, пойдя прежде всего на Нитрійскую гору, гдѣ онъ нѣкогда имѣлъ во снѣ видѣніе. Проживъ тамъ три года въ одной пещерѣ, онъ пошелъ къ Антонію Великому, постнически подвизавшемуся въ пустынѣ Фаранской [4], ибо Макарій уже давно слышалъ о немъ, еще тогда, когда онъ жилъ въ міру, и сильно желалъ его видѣть. Принятый съ любовію преподобнымъ Антоніемъ, Макарій содѣлался искреннѣйшимъ ученикомъ его и прожилъ у него въ теченіе долгаго времени, получая наставленія для совершенной добродѣтельной жиани н стараясь во всемъ подражать отцу своему. Потомъ, по совѣту преподобнаго Антонія, Макарій удалился для уединенной жизни въ скитскую пустыню [5], гдѣ онъ такъ просіялъ подвигами и столь преуспѣлъ въ иноческой жизни, что превосходилъ многихъ братій и получилъ отъ нихъ названіе «юноша старецъ», такъ какъ, несмотря на молодость свою, обнаружилъ вполнѣ старческую жизнь. Здѣсь Макарію приходилось бороться съ бѣсами и день и ночь. Иногда бѣсы явно, обратившись въ различныя страшилища, съ яростью устремлялись на преподобнаго, иногда въ видѣ вооруженныхъ воиновъ, сидящихъ на коняхъ и скачущихъ на сраженіе; съ великимъ крикомъ, ужаснымъ воплемъ и шумомъ устремлялись они на святаго, какъ-бы собираясь его умертвить. Иногда же бѣсы воздвигали противъ святаго невидимую брань, внушая ему различные страстные и нечистые помыслы, разными хитрыми способами стараясь поколебать эту твердую стѣну, устроенную Христомъ и разорить ее. Однако они нисколько не могли преодолѣть сего мужественнаго борца истины, который имѣлъ своимъ помощникомъ Бога и, какъ Давидъ, восклицалъ:

— «Сіи на колесницахъ (съ оружіемъ) и сіи на конѣхъ, азъ же во имя Господа Бога моего призову, тіи спяти будутъ и падутъ, азъ же о Бозѣ сотворю силу (Псал. 19, 8-9; 59, 14) и Онъ уничтожитъ всѣхъ враговъ моихъ — бѣсовъ, столь свирѣпо нападающихъ на меня».

Однажды ночью спящаго Макарія окружило множество бѣсовъ, которые будили его и говорили:

— «Встань, Макарій, и пой съ нами, а не спи».

Преподобный же, уразумѣвъ, что это бѣсовское искушеніе, не вставалъ, но, лежа, говорилъ бѣсамъ:

— «Идите отъ мене, проклятіи, во огнь вѣчный, уготованный отцу вашему діаволу (Матѳ. 25, 41) и вамъ».

Но они говорили:

— «Зачѣмъ ты оскорбляешь насъ, Макарій, понося насъ такими словами?»

— «Развѣ можетъ быть, — возразилъ преподобный, — чтобы кто-либо изъ бѣсовъ пробуждалъ кого-нибудь для молитвы и славословія Божія или наставлялъ въ добродѣтельной жизни?»

Но бѣсы продолжали призывать его на молитву, и въ теченіе долгаго времени не могли сего сдѣлать. Тогда, исполнившись ярости и не вынося пренебреженія отъ Макарія, они во множествѣ устремились на него и стали наносить ему побои. Святый же возопилъ ко Господу:

— «Помоги мнѣ, Христе Боже мой, и избави мя отъ обышедшихъ мя, яко обыдоша мя пси мнози, и отверзоша на мя уста своя» (Псал. 31, 7; 21, 17. 18. 14).

И внезапно все множество бѣсовъ исчезло съ великимъ шумомъ.

Въ другой разъ случилось, что Макарій набралъ въ пустынѣ много пальмовыхъ вѣтвей для плетенія корзинъ и несъ ихъ въ свою келлію. На пути его встрѣтилъ діаволъ съ серпомъ и хотѣлъ ударить святаго, но не могъ. Тогда онъ сказалъ Макарію:

— «Макарій! изъ за тебя я терплю великую скорбь, потому что не въ состояніи побѣдить тебя. Вотъ и я, все, что дѣлаешь ты, дѣлаю. Ты постишься, ничего вовсе не ѣмъ и я; ты бодрствуешь, и я никогда не сплю. Одно, впрочемъ, есть, въ чемъ ты превосходишь меня».

— «Что это такое?» — спросилъ его преподобный.

— «Смиреніе твое, — отвѣчалъ діаволъ, — вотъ почему я и не могу бороться съ тобою».

Когда преподобному Макарію исполнилось сорокъ лѣтъ, онъ получилъ отъ Бога даръ чудотворенія, пророчества и власть надъ нечистыми духами. Въ то же время онъ былъ посвященъ въ санъ священника и сдѣланъ настоятелемъ (аввою) иноковъ, проживающихъ въ скиту. О его пищѣ и питіи, т. е, о томъ, какъ онъ постился, не надлежитъ много и говорить, потому что даже и самые немощные изъ братій его скита не могли быть укоряемы ни въ объяденіи, ни въ употребленіи какой-либо изысканной пищи. Хотя это происходило отчасти и по недостатку въ тѣхъ мѣстахъ какой-либо изысканной пищи, но главнымъ образомъ — ради соревнованія пребывающихъ тамъ иноковъ, которые старались не только подражать въ постничествѣ одинъ другому, но и превзойти другъ друга. О другихъ же подвигахъ Макарія, этого небеснаго человѣка, среди отцовъ ходятъ различныя сказанія. Разсказываютъ, что преподобный непрестанно возносился умомъ въ горняя и большую часть своего времени устремлялъ свой умъ къ Богу, нежели къ предметамъ міра сего. Часто Макарій посѣщалъ и учителя своего Антонія Великаго и получалъ отъ него много наставленій, ведя съ нимъ духовныя бесѣды. Вмѣстѣ съ двумя другими учениками преподобнаго Антонія и Макарій сподобился присутствовать при блаженной кончинѣ его и, какъ нѣкое богатѣйшее наслѣдство, получилъ посохъ Антонія, которымъ тотъ поддерживалъ въ дорогѣ свое немощное тѣло, удрученное старостыо и постническими подвигами. Вмѣстѣ съ симъ посохомъ Антонія преподобный Макарій принялъ сугубо и духъ Антонія Великаго, какъ нѣкогда воспринялъ таковый пророкъ Елисей послѣ Иліи пророка (4 Цар. 2, 9) [6]. Силою сего духа Макарій сотворилъ многія дивныя чудотворенія, къ повѣствованію о которыхъ мы теперь и переходимъ.

Одинъ нечестивый египтянинъ распалился нечистою любовію къ замужней красивой женщинѣ, но никакъ не могъ склонить ее къ измѣнѣ мужу, ибо она была цѣломудренна, добродѣтельна и любила своего мужа. Сильно желая овладѣть ею, египтянинъ этотъ отправился къ одному чародѣю съ просьбою, чтобы онъ посредствомъ своихъ волшебныхъ чаръ устроилъ такъ, чтобы женщина эта полюбила его, или же, чтобы мужъ ея возненавидѣлъ ее и прогналъ отъ себя. Чародѣй, получивъ отъ того египтянина богатые подарки, употребилъ свои обычныя волшебства, пытаясь силою волшебныхъ чаръ соблазнить цѣломудренную женщину на дурной поступокъ. Не будучи въ состояніи склонить непоколебимую душу женщины ко грѣху, чародѣй очаровалъ глаза всѣхъ смотрѣвшихъ на женщину, устроивъ такъ, что она казалась всѣмъ не женщиною, имѣющею человѣческій видъ, но животнымъ, имѣвшимъ видъ лошади. Мужъ той женщины, придя домой, съ ужасомъ увидалъ вмѣсто своей жены лошадь и сильно удивлялся, что на постели его лежитъ животное. Онъ обратился къ ней со словами, но не получилъ никакого отвѣта, только замѣтилъ, что она приходитъ въ ярость. Зная же, что это должна была быть его жена, онъ понялъ, что это сдѣлано по чьей-либо злобѣ; посему онъ весьма огорчился и проливалъ слезы. Потомъ онъ призвалъ въ свой домъ пресвитеровъ и показалъ имъ свою жену. Но они не могли понять, что предъ ними человѣкъ, а не животное, такъ какъ и ихъ глаза были очарованы, и они видѣли животное. Прошло уже три дня съ того времееи, какъ женщина эта стала всѣмъ казаться лошадью. Въ теченіе этого времени она не принимала пищи, потому что не могла ѣсть ни сѣна, какъ животное, ни хлѣба, какъ человѣкъ. Тогда мужъ ея вспомнилъ о преподобномъ Макаріи, и рѣшился отвести ее въ пустыню ко святому. Надѣвъ на нее узду, какъ-бы на животное, онъ пошелъ къ жилищу Макарія, ведя за собою жену, имѣющую видъ лошади. Когда онъ приближался къ келліи преподобнаго, иноки, стоявшіе около келліи, негодовали на него, зачѣмъ онъ желаетъ съ лошадью войти въ монастырь. Но онъ сказалъ имъ:

— «Я пришелъ сюда для того, чтобы животное это, по молитвамъ святаго Макарія, получило милость отъ Господа».

— «Что же дурного случилось съ нею?» — спросили иноки.

— «Это животное, которое вы видите, — отвѣчалъ имъ человѣкъ, — моя жена. Какъ же она обратилась въ лошадь, я не знаю. Но вотъ уже три дня прошло съ того времени, когда это случилось, и она все это время не вкушаетъ никакой пищи».

Выслушавъ его разсказъ, братія тотчасъ поспѣшили къ преподобному Макарію, чтобы разсказать ему о семъ, но ему уже было откровеніе отъ Бога, и онъ молился за женщину. Когда иноки разсказали святому происшедшее и указывали ему на приведенное животное, то преподобный сказалъ имъ:

— «Вы сами подобны животнымъ, такъ какъ глаза ваши видятъ скотскій образъ. Она же, какъ создана женщиною, такъ и остается ею, а не измѣнила своей человѣческой природы, но лишь кажется животнымъ вашимъ глазамъ, обольщеннымъ волшебными чарами».

Затѣмъ преподобный освятилъ воду и съ молитвою вылилъ ее на приведенную женщину, и тотчасъ она приняла свой обычный человѣческій видъ, такъ что всѣ, смотря на нее, видѣли женщину, имѣющую лицо человѣка. Повелѣвъ дать ей пищи, святый сдѣлалъ ее совершенно здоровою. Тогда и мужъ и жена и всѣ видѣвшіе это предивное чудо возблагодарили Бога. Макарій далъ наставленіе исцѣленной жеыщинѣ, чтобы она какъ можно чаще ходила въ храмъ Божій и причащалась Святыхъ Христовыхъ Таинъ.

— «Это случилось съ тобою, — сказалъ преподобный, — отъ того, что прошло уже пять недѣль, какъ ты не причащалась Божественныхъ Таинъ.

Сдѣлавъ наставленіе мужу и женѣ, святый отпустилъ ихъ съ миромъ.

Подобнымъ образомъ исцѣлилъ Макарій и одну дѣвицу, которую одинъ волшебникъ превратилъ въ ослицу и которую въ такомъ видѣ привели ко святому родители ея. Другую же дѣвицу, всю гнившую отъ ранъ и струпьевъ и кишѣвшую червями, онъ содѣлалъ совершенно здоровою, помазавъ ее святымъ елеемъ.

Къ преподобному Макарію приходило весьма много разныхъ людей — одни просили его молитвъ, благословенія и отеческаго наставленія, другіе, чтобы исцѣлиться отъ своихъ недуговъ. По причинѣ такого множества приходившаго къ нему народа, Макарій имѣлъ мало времени, чтобы въ уединеніи предаваться богомыслію. Поэтому преподобный выкопалъ подъ своею келліею глубокую пещеру, длиною около полстадіи [7], куда и скрывался отъ постоянно приходящихъ къ нему и нарушающихъ его богомысліе и молитву.

Преподобный Макарій получилъ отъ Бога такую благодатную силу, что мотъ воскрешать даже мертвыхъ. И вотъ, одинъ еретикъ, по имени Іеракитъ, который училъ, что воскресенія мертвыхъ не будетъ, пришелъ изъ Египта въ пустыню и смущалъ умы братій, проживавшихъ тамъ. Потомъ пришелъ къ преподобному Макарію и, въ присутствіи многочисленныхъ братій, состязался съ нимъ о вѣрѣ. Будучи самъ искусенъ въ словѣ, онъ насмѣхался надъ простотою рѣчей преподобнаго. Преподобный Макарій замѣтивъ, что братія начинаетъ колебаться въ вѣрѣ отъ рѣчей сего еретика, сказалъ ему:

— «Какая польза препираться намъ словами, болѣе для колебанія слушающихъ нашъ споръ, чѣмъ для утвержденія въ вѣрѣ? Пойдемъ на могилы скончавшихся о Господѣ братій нашихъ, и кому изъ насъ даруетъ Господь воскресить мертваго, то тогда всѣ убѣдятся, что вѣра того правая и свидѣтельствуется Самимъ Богомъ».

Братія одобрили эти слова преподобнаго, и всѣ отправились на кладбище. Тамъ преподобный Макарій сказалъ Іеракиту, чтобы онъ вызвалъ изъ гроба какого-нибудь усопшаго изъ братій. Но Іеракитъ сказалъ Макарію:

— «Сначала ты это сдѣлай, потому что ты самъ назначилъ такое испытаніе».

Тогда преподобный Макарій простерся на молитву ко Господу и, послѣ продолжительной молитвы, возвелъ свои глаза горѣ и воззвалъ ко Господу:

— «Господи! Ты Самъ яви нынѣ, кто изъ насъ двоихъ правильнѣе вѣруетъ (въ Тебя), яви же сіе, устроивъ такъ, чтобы возсталъ изъ гроба одинъ изъ лежащихъ здѣсь мертвецовъ».

Помолившись такъ, преподобный назвалъ по имени одного недавно погребеннаго инока, и мертвый тотчасъ отвѣтилъ на его голосъ изъ гроба. Тогда иноки поспѣшно раскопала могилу и нашли въ ней своего собрата воскресшимъ. Развязавъ бывшія на немъ повязки, они вывели его живымъ изъ могилы. При видѣ столь дивнаго чуда, Іеракитъ пришелъ въ такой ужасъ, что обратился въ бѣгство. Всѣ иноки гнали его, какъ прогоняютъ враговъ, и отогнали далеко за предѣлы той земли.

Въ другой разъ преподобный Макарій также воскресилъ еще другого умершаго, о чемъ повѣствуетъ авва Сисой [8].

— «Я находился, — разсказываетъ онъ, — съ преподобнымъ Макаріемъ въ скиту. Наступила въ это время пора жатвы хлѣба. Семеро изъ братій нанялись для жатвы. Во время ея одна вдова подбирала за нами колосья и при этомъ все время плакала. Предодобный Макарій, призвавъ хозяина нивы, спросилъ его:

— «Что это такое произошло съ сей женщиной, и почему она непрестанно плачетъ?»

Хозяинъ нивы разсказалъ преподобному, что мужъ той женщины, взявъ на сохраненіе у одного человѣка деньги, внезапно умеръ, не успѣвъ открыть своей женѣ, куда онъ положилъ взятое имъ. Посему и желаетъ заимодавецъ тотъ взять эту женщину съ ея дѣтьми въ рабство. Тогда Макарій сказалъ ему:

— «Скажи женщинѣ, чтобы она пришла къ намъ на то мѣсто, гдѣ мы отдыхаемъ въ полдень».

Когда она исполнила слова преподобнаго и пришла къ нему, преподобный Макарій спросилъ ее:

— «Отчего ты постоянно плачешь, женщина?»

— «Отъ того, — отвѣчала вдова, — что мой мужъ внезапно умеръ, а незадолго до смерти взялъ у одного человѣка на сохраненіе золото и не сказалъ мнѣ о томъ, куда положилъ взятое золото.

— «Покажи намъ, гдѣ погребенъ твой мужъ, — сказалъ Макарій».

Взявъ съ собою братію, преподобный пошелъ на указанное мѣсто. Подойдя къ могилѣ мужа той вдовы, преподобный сказалъ ей:

— «Ступай къ себѣ домой, женщина!»

Затѣмъ, помолившись, Макарій воззвалъ къ мертвецу, спрашивая его, гдѣ положилъ онъ взятое имъ золото. Тогда мертвый отвѣчалъ изъ могилы:

— «Я спряталъ его въ своемъ домѣ въ ногахъ подъ моею постелью».

— «Почивай опять, — сказалъ ему авва Макарій, — до дня всеобщаго воскресенія!»

Братія, увидавъ такое чудо, отъ сильнаго страха упали къ ногамъ преподобнаго. Старецъ въ назиданіе братіи сказалъ:

— «Все это произошло не ради меня, ибо я — ничто, но ради вдовицы сей и дѣтей ея сотворилъ Богъ чудо сіе. Знайте же, что Богъ соизволяетъ безгрѣшной душѣ, и чего она ни попроситъ отъ Него, получаетъ».

Затѣмъ, преподобный пошелъ ко вдовицѣ и указалъ ей, гдѣ скрыто взятое ея мужемъ золото. Та взяла спрятанное сокровище и отдала владѣльцу его, и, такимъ образомъ, избавила отъ рабства какъ себя, такъ и дѣтей своихъ. Услыхавъ о такомъ дивномъ чудѣ, всѣ прославили Бога.

Руфинъ пресвитеръ [9] повѣствуетъ еще и о воскрешеніи преподобнымъ Макаріемъ третьяго мертвеца. Однажды, — разсказываетъ онъ, — невинный человѣкъ былъ обвиненъ въ убійствѣ, случившемся въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ была келлія преподобнаго. Обвиняемый прибѣжалъ къ жилищу Макарія, куда за нимъ пришли и тѣ, которые хотѣли схватить его, какъ убійцу и предать законному суду. Онъ же божился и клялся, что невиновенъ въ крови убитаго, но обвинители старались представить его виновнымъ. Когда и обвинители и обвиняемый въ теченіе продолжительнаго времени спорили между собою, преподобный Макарій спросилъ:

— «Гдѣ погребенъ убитый?»

Узнавъ мѣсто погребенія, преподобный всталъ и отправился туда вмѣстѣ съ пришедшими къ нему. Помолившись долгое время надъ могилой колѣнопреклоненно, преподобный сказалъ предстоящимъ обвинителямъ:

— «Самъ Господь нынѣ явитъ, дѣйствительно ли этотъ человѣкъ, обвиняемый вами въ убійствѣ, виновенъ въ немъ».

Воззвавъ, затѣмъ, громкимъ голосомъ, Макарій назвалъ убитаго по имени. И тотъ отвѣчалъ изъ могилы на его зовъ, и преподобный спросилъ его:

— «Вѣрою Іисуса Христа, Сына Божія, повелѣваю тебѣ отвѣтить намъ, тѣмъ ли человѣкомъ убитъ ты, который приведенъ сюда».

Тотчасъ мертвецъ яснымъ голосомъ отвѣтилъ изъ могилы, что онъ убитъ не этимъ человѣкомъ, и его обвиняютъ въ убійствѣ напрасно. Всѣ пришедшіе на могилу, пораженные симъ дивнымъ чудомъ, пали на землю. Припавъ, затѣмъ, къ ногамъ преподобнаго, они стали усиленно просить его, чтобы онъ вторично вопросилъ мертвеца о томъ, кѣмъ онъ убитъ. Но преподобный Макарій отвѣтилъ имъ:

— «Не буду спрашивать о семъ, ибо достаточно для меня того, что я избавилъ отъ гибели невиннаго человѣка, виновнаго же предавать суду не буду».

Палладій въ Лавсаикѣ [10] повѣствуетъ еще о преподобномъ Макаріи слѣдующее.

Одинъ разъ къ преподобному былъ приведенъ матерью, одержимый бѣсомъ, юноша. Онъ былъ связанъ и его держали двое сильныхъ мужей. Въ него вселился бѣсъ обжорства: такъ онъ съѣдалъ три огромныхъ хлѣба и выпивалъ большой сосудъ воды и все это извергалъ вонъ, обращая все съѣденное и выпитое какъ бы въ какой паръ или дымъ. А пища и питіе истреблялись въ немъ, какъ бы огнемъ. Если же мать того юноши не позволяла ему столь много ѣсть и пить, то онъ употреблялъ въ пищу даже свои испражненія. Она съ плачемъ умоляла преподобнаго Макарія, чтобы онъ помиловалъ сына ея и исцѣлилъ его отъ такого ужаснаго бѣснованія. Преподобный началъ усердно молиться за юношу ко Господу и, спустя два двя, юношѣ уже сдѣлалось легче, и онъ меньше сталъ просить ѣсть и пить. Тогда преподобный спросилъ мать юноши:

— «Сколько ты желаешь, чтобы съѣдалъ твой сынъ?»

— «Десять литръ [11] хлѣба», — отвѣчала женщина.

Но преподобный съ укоризною сказалъ ей:

— «Зачѣмъ ты желаешь столь много, женщина?»

Послѣ семидневнаго поста и усердной молитвы къ Богу, преподобный изгналъ изъ юноши бѣса — и, по молитвамъ преподобнаго, юноша сталъ насышаться въ день тремя литрами хлѣба. Сдѣлавъ наставленіе юношѣ проводить жизнь свою не въ праздности, но жить трудомъ рукъ своихъ, преподобный, по благодати Божіей, совершенно исцѣливъ его, передалъ его матери и отпустилъ обоихъ съ миромъ.

Въ прологѣ о преподобномъ Макаріи разсказывается еще слѣдующее. Однажды преподобный находился въ пути и, когда его застигла ночь, онъ вошелъ на языческое кладбшце, чтобы тамъ переночевать. Найдя тамъ одну старую кость умершаго язычника, преподобный положилъ ее себѣ въ изголовье. Бѣсы, видя таковое дерзновеніе Макарія, ополчились на него и, желая его устрашить, стали кричать, называя кость женскимъ именемъ:

— «Ступай мыться въ баню».

На этотъ призывъ отвѣтилъ демонъ, который находился въ мертвой кости, положенной преподобнымъ Макаріемъ подъ голову.

— «Странника я имѣю надъ собою, — сказалъ онъ, — и потому не могу придти».

Преподобный не устрашился сихъ бѣсовскихъ козней, но съ дерзновеніемъ сталъ бить взятую имъ кость, сказавъ:

— «Встань и иди, если можешь».

Лишь только онъ произнесъ эти слова, бѣсы громкими голосами возопили и закричали ему:

— «Во всемъ ты побѣждаешь насъ, Макарій», — и отступили отъ преподобнаго посрамленные.

Въ другой разъ преподобный Макарій шелъ по пустынѣ и нашелъ высохшій человѣческій черепъ, лежавшій на землѣ. Повернувъ его своимъ жезломъ, преподобный услыхалъ, какъ будто онъ издалъ какой-то звукъ. Тогда Макарій спросилъ черепъ:

— «Кто ты такой?»

— «Я, — отвѣчалъ тотъ, — былъ начальникомъ языческихъ жрецовъ, обитавшихъ на семъ мѣстѣ. Когда ты, авва Макарій, исполненный Духа Божія, умилосердившись надъ находящимися въ мукахъ въ аду, молишься за насъ, мы тогда получаемъ нѣкоторое облегченіе».

— «Какое же облегченіе получаете вы, — спросилъ Макарій, — и каковы ваши мученія, разскажи мнѣ?»

— «Какъ далеко отстоитъ небо отъ земли, — отвѣчалъ со стономъ черепъ, — такъ великъ огонь, среди котораго мы находимся, палимые отовсюду съ ногъ до головы. При этомъ мы не можемъ видѣть лица другъ друга. Когда же ты молишься за насъ, мы видимъ немного другъ друга, и это служитъ намъ нѣкоторшъ утѣшеніемъ».

Услыхавъ такой отвѣтъ, преподобный прослезился и сказалъ:

— «Проклятъ тотъ день, когда человѣкъ преступилъ Божественныя заповѣди».

И снова онъ спросилъ черепъ:

— «Есть ли какія-либо другія мученія, лютѣйшія вашихъ?»

— «Внизу, на много глубже подъ нами, находятся многія другія», — отвѣчалъ тотъ.

— «Кто же находятся среди тѣхъ лютѣйшихъ мученій?» — спросилъ Макарій.

— «Мы, незнавшіе Бога, — отвѣтилъ черепъ, — хотя и немного еще ощущаемъ милосердіе Божіе. Тѣ же, которые познали имя Божіе, но отверглись Его и заповѣдей Его не соблюдали, мучаются внизу насъ гораздо болѣе тяжкими и лютѣйшими мученіями».

Послѣ сего преподобный Макарій взялъ тотъ черепъ, закопалъ его въ землю и удалился оттуда.

Преподобный Макарій, — повѣствуетъ еще о немъ Руфинъ, — проживалъ въ великой пустынѣ, имѣя тамъ келлію, а монастырь его находился ниже въ другой пустынѣ; въ немъ было много братій. Однажды Макарій сидѣлъ на дорогѣ, ведущей въ монастырь. Вдругъ онъ видитъ діавола, идущаго въ человѣческомъ образѣ, одѣтаго въ мохнатую одежду и всего обвѣшаннаго тыквами. Макарій спросилъ его:

— «Куда ты идешь, дышащій злобою?»

— «Иду искушать братію», — отвѣчалъ тотъ.

— «Для чего ты несешь эти тыквы, надѣтыя на тебѣ?» — спросилъ Макарій.

— «Я несу, — отвѣчалъ діаволъ, — кушанья братіи».

— «Во всѣхъ ли тыквахъ находятся кушанья?» — спросилъ преподобный.

— «Во всѣхъ, — отвѣчалъ діаволѣ, — если кому-нибудь не понравится одно, я предложу другое, третье и т. д., чтобы каждый попробовалъ хотя одного».

Сказавъ это, діаволъ удалился.

Преподобный же остался на дорогѣ, желая видѣть возвращеніе діавола. Увидѣвъ, что онъ возвращается, Макарій спросилъ:

— «Хорошо ли сходилъ въ обитель?»

— «Плохо, — отвѣтилъ діаволъ, — да и какъ я могъ достигнуть успѣха?»

— «Почему же?» — спросилъ преподобный.

— «Потому, что всѣ иноки ополчились на меня, — отвѣчалъ діаволъ, — и никто меня не принялъ».

— «Неужели ты не имѣешь ни одного инока, который бы слушался тебя?» — спросилъ снова Макарій.

— «Только одного и имѣю, — отвѣчалъ діаволъ, — который меня слушается. Когда я прихожу къ нему, онъ вертится около меня, какъ волчекъ».

— «Какое онъ носитъ имя?» — спросилъ преподобный.

— «Ѳеопемптъ!» — отвѣчалъ діаволъ; и, сказавъ это, удалился. Тогда авва Макарій всталъ и пошелъ въ дальнюю пустыню въ названный монастырь. Братія, услышавъ, что къ нимъ идетъ преподобный, съ пальмовыми вѣтвями вышли ему на встрѣчу, и каждый изъ нихъ приготовилъ свою келлію, думая, что у него преподобный захочетъ остановиться. Но Макарій спросилъ иноковъ:

— «Кто изъ васъ называется Ѳеопемптомъ?»

Когда ему указали Ѳеопемпта, онъ вошелъ къ нему въ келлію. Тотъ принялъ преподобнаго съ великою радостію. Оставшись наединѣ съ Ѳеопемптомъ, преподобный Макарій спросилъ его:

— «Какъ ты поживаешь, братъ?»

— «Хорошо, — отвѣчалъ тотъ, — по молитвамъ твоимъ, отче!»

— «Не искушаютъ ли тебя, — спросилъ преподобный, — какіе-либо грѣховные помыслы?»

Стыдясь открыть свои грѣховныя помышленія, инокъ отвѣтилъ:

— «Нѣтъ! Теперь меня ничто не искушаетъ».

Тогда преподобный Макарій сказалъ со вздохомъ:

— «Вотъ уже сколько лѣтъ я подвизаюсь въ постѣ и молитвѣ, такъ что меня всѣ почитаютъ, но все же, несмотря на мои старые годы, меня сильно искушаетъ бѣсъ любодѣйства».

На это Ѳеопемптъ сказалъ:

— «Дѣйствительно, отче, и я сильно охваченъ духомъ любодѣйства».

Преподобный такимъ же образомъ спрапшвалъ инока и о другихъ грѣхахъ, смущающихъ его душу, пока тотъ не исповѣдалъ ему всѣ свои согрѣшенія. Послѣ сего преподобный спросилъ инока:

— «Сколько времени ты постишься?»

— «До девятаго часа», — отвѣчалъ тотъ.

— «Постись до вечера, — сказалъ преподобный — и поучайся изъ святаго Евангелія и изъ другихъ святыхъ книгъ, чтобы всегда упражняться въ богомысліи. Если же на тебя нападутъ какіе-либо грѣховные помыслы, борись съ ними и никогда не спускайся умомъ долу, но устремляй свой умъ всегда горѣ, и Господь тебѣ поможетъ».

Утвердивъ такимъ образомъ Ѳеопемпта, преподобный возвратился въ свою пусгыню. Тамъ, сидя при дорогѣ, онъ снова увидалъ діавола, идущаго въ монастырь. Преподобный спросилъ его:

— «Куда ты идешь?»

— «Иду искушать братію», — отвѣчалъ діаволъ.

И, сказавъ такъ, пошелъ дальше. Когда же возвращался, преподобный спросилъ его:

— «Какъ ты нашелъ братію?»

— «Теперь всѣ ополчились противъ меня, — отвѣчалъ діаволъ, — даже и тотъ, который прежде былъ моимъ другомъ и всегда слушался меня, и тотъ теперь, не понимаю, кѣмъ-то развращенъ и совершенно не слушается меня. Напротивъ, онъ теперь ополчается противъ меня больше, нежели всѣ другіе иноки. И я теперь поклялся уже болѣе не приходить въ тотъ монастырь, развѣ только спустя долгое время».

Сказавъ такъ, діаволъ удалился. А преподобный Макарій возвратился въ свою келлію.

Однажды къ преподобному Макарію пришли въ скитъ два странника — одинъ былъ съ бородой, другой моложе — имѣлъ только одни усы. Пришедшіе спросили преподобнаго:

— «Гдѣ находится келлія аввы Макарія?»

— «Чего вы желаете отъ него?» — спросилъ ихъ преподобный.

Они отвѣчали:

— «Мы много слышали о немъ и о его жизни отъ скитскихъ отцовъ и пришли, чтобы увидать его».

Тогда преподобный сказалъ имъ:

— «Это я самый».

Они, поклонившись ему до земли, сказали:

— «Мы желали бы поселиться здѣсь».

Преподобный, видя, что они еще молоды и люди состоятельные, отвѣтилъ имъ:

— «Вы не сможете прожить здѣсь».

На это младшій возразилъ ему:

— «Если ты не дозволишь намъ здѣсь остаться, мы уйдемъ въ другое мѣсто».

Преподобный Макарій тогда подумалъ: зачѣмъ я прогоню ихъ, а они соблазнятся? Лучше я приму ихъ, и они сами отъ великихъ пустынныхъ трудовъ убѣгутъ отсюда. Обратясь къ нимъ, онъ сказалъ:

— «Селитесь здѣсь и, если можете, постройте себѣ келлію»,

И онъ далъ имъ топоръ, корзину съ хлѣбомъ и соль и, отведя ихъ вглубь пустыни, указалъ имъ одно каменистое мѣсто и сказалъ:

— «Постройте здѣсь себѣ келлію, принеся для этого деревья съ луга и живите здѣсь».

При этомъ преподобный подумалъ, что они не вынесутъ трудности пустыннической жизни и убѣгутъ оттуда. Юноши тѣ спросили Макарія:

— «Какимъ рукодѣліемъ занимаются иноки?»

— «Они плетутъ корзины», — отвѣчалъ преподобный.

И, взявъ финиковыя вѣтви, началъ плести веревку, сказавъ:

— «Изъ этого плетутся корзины. Такъ и вы дѣлайте и готовыя отдавайте церковнымъ сторожамъ. Они же за это будутъ приносить вамъ хлѣбъ и соль».

И преподобный оставилъ ихъ однихъ.

Юноши сгали терпѣливо исполнять все, что заповѣдалъ имъ преподобный Макарій и не приходили къ нему въ теченіе трехъ лѣтъ. Вспомнивъ о нихъ, преподобный подумалъ: «что дѣлаютъ эти два юноши и почему не приходятъ ко мнѣ открыть свои помышленія? Вотъ многіе приходятъ издалека, а эти и близко живутъ, но не приходятъ ко мнѣ». Это же происходило потому, что юноши тѣ никуда не ходили, только въ церковь, (гдѣ стояли въ молчаніи), чтобы причаститься Пречистыхъ Хриотовыхъ Таинъ. Преподобный въ теченіе цѣлой недѣли молился Богу, совершенно не вкушая пищи; онъ просилъ, чтобы Господь открылъ ему подвиги двухъ братьевъ. По прошествіи недѣли, преподобный Макарій отправился къ нимъ, желая видѣть, какъ они живутъ. Когда онъ, придя, постучался въ дверь ихъ келліи, они отворили ему и, увидавъ преподобнаго, поклонились ему до земли. А преподобный, сотворивъ молитву, сѣлъ. Старшій далъ знакъ младшему, и тотъ вышелъ изъ келліи, а самъ онъ сѣлъ и сталъ плести корзину, не произнося ни слова. Въ девятомъ часу дня, постучавшись, пришелъ младшій и, приготовивъ немного вареной пищи, предложилъ трапезу, положивъ три ломтя хлѣба, а самъ сталъ молча.

— «Подойдите, — сказалъ преподобный, — и вкусимъ хлѣба».

И ѣли, благодаря Господа. Затѣмъ младшій принесъ воды и они напились. Когда же наступилъ вечеръ, иноки спросили преподобнаго:

— «Отче! уйдещь ли ты отсюда?»

Но онъ оказалъ имъ:

— «Нѣтъ! я ночую здѣсь».

Тогда они постлали преподобному въ одномъ углу келліи рогожу, а въ другомъ легли сами также на рогожѣ. Наступила ночь. Преподобный Макарій всталъ и сталъ молиться Богу, чтобы Онъ открылъ ему добродѣтель юношей. Въ полночь внезапно раскрылась крыша келліи и возсіялъ сильный свѣтъ. Но два брата тѣ не видали свѣта; думая, что преподобный спитъ, старшій толкнулъ младшаго, и, вставъ, оба они препоясались и, воздѣвая руки къ небу, тайно молились. Преподобный увидалъ множество демоновъ, которые какъ мухи, окружили младшаго брата, и одни изъ демоновъ хотѣли сѣсть на устахъ его, другіе на глазахъ. Но явился ангелъ Господень съ огненнымъ мечемъ въ рукахъ, которымъ и защищалъ его, отгоняя отъ него демоновъ. Къ старшему же брату демоны не осмѣливались даже и приблизиться. Къ утру оба брата снова легли и уснули. На утро преподобный Макарій сдѣлалъ видъ, будто онъ только что проснулся. И всѣ они встали. Старшій братъ спросилъ преподобнаго:

— «Отче! желаешь ли, чтобы мы стали читать двѣнадцать псалмовъ?»

— «Желаю», — отвѣчалъ преподобный.

Сначала началъ пѣть младшій братъ, и послѣ каждаго стиха изѣ устъ его выходила какъ бы огненная свѣча и поднималась на небо. Потомъ началъ пѣть старшій; изъ его устъ выходилъ огонь какъ бы какая длинная веревка и достигалъ до неба. Послѣ окончанія утренняго правила, преподобный пожелалъ удалиться въ свое жилище. Когда онъ уходилъ, то сказалъ братіямъ:

— «Молитесь обо мнѣ, братіе».

Въ отвѣтъ на его слова, они поклонились ему до земли, молча; и преподобный ушелъ отъ нихъ. Такъ преподобный Макарій узналъ, что старшій братъ уже достигъ полнаго совершенства въ добродѣтеляхъ, а съ младшимъ еще борется врагъ-діаволъ. Спустя немного времени послѣ посѣщенія братьевъ преподобнымъ Макаріемъ, преставился ко Господу старшій братъ, а чрезъ три дня послѣ его кончины почилъ и младшій. Когда впослѣдствіи приходили къ предодобному кто-нибудь изъ честныхъ отцовъ, онъ приводилъ ихъ въ келлію тѣхъ двухъ братьевъ и говорилъ:

— «Пойдемте, посмотримъ на то мѣсто, гдѣ подвизались великіе рабы Христовы».

Однажды, когда преподобный Макарій молился, къ нему былъ голосъ, который говорилъ:

— «Макарій! Ты не достигъ еще такого совершенства въ добродѣтельной жизни, какъ двѣ женщины, проживающія вмѣстѣ въ ближайшемъ городѣ».

Получивъ такое откровеніе, преподобный взялъ свой посохъ и пошелъ въ тотъ городъ. Найдя тамъ домъ, гдѣ жили означенныя женщины, Макарій постучался въ дверь. Тотчасъ одна изъ тѣхъ женщинъ вышла на стукъ и, увидавъ преподобнаго, съ великою радостію приняла его въ свой домъ. Призвавъ къ себѣ обѣихъ женщинъ, преподобный сказалъ имъ:

— «Ради васъ я принялъ на себя такой великій подвигъ, придя сюда изъ дальней иустыни, ибо я желаю знать ваши добрыя дѣла, о которыхъ и прошу васъ разсказать мнѣ, ничего не скрывая»

— «Повѣрь намъ, честный отче, — отвѣчали женщины, — что мы еще прошлую ночь раздѣяяли ложе свое съ своими мужьями: какія же добродѣтели ты желаешь найти въ насъ?»

Но преподобный настаивалъ, чтобы онѣ разсказали ему образъ своей жизни. Тогда, убѣжденныя имъ, женщины сказали:

— «Мы не были родственницами между собою прежде, но потомъ мы вышли замужъ за двухъ родныхъ братьевъ, и вотъ уже пятнадцать лѣтъ мы живемъ всѣ вмѣсгѣ въ одномъ домѣ; во все время своей совмѣстной жизни мы не сказали другъ другу ни одного злобнаго или дурного слова и никогда не ссорились между собою. Но до настоящаго времени прожили въ мирѣ и согласіи между собою и недавно единомысленно рѣшили оставить своихъ плотскихъ супруговъ и удалиться въ сонмъ святыхъ дѣвъ, служаіцихъ Богу. Но мы не можемъ упросить нашихъ мужей, чтобы они отпустили насъ, хотя съ большою настойчивостью и многими слезами молили ихъ объ этомъ. Не получивъ желаемаго разрѣшенія, мы заключили завѣтъ съ Богомъ и между собою — не произносить ни одного мірскаго слова до самой смерти нашей».

Выслушавъ ихъ разсказъ, преподобный Макарій сказалъ:

— «По истинѣ Богъ не ищетъ ни дѣвы, ни замужней, ни инока, ни мірянина, но свободнаго намѣренія, принимая его, какъ самое дѣло, и добровольному произволенію всякаго человѣка подаетъ благодать Святаго Духа, дѣйствующаго въ человѣкѣ и управляющаго жизнію каждаго, желающаго спастись».

Во дни жизни сего преподобнаго Макарія Египетскаго просіялъ добродѣтельною жизнію въ тѣхъ же пустынныхъ мѣстахъ, гдѣ жилъ и Макарій Египетскій, другой преподобный — Макарій Александрійскій. Онъ былъ пресвитеромъ въ монастырѣ, носившемъ наименованіе Келліи [12]. Мѣстность эта находилась въ пустынѣ между Нитріею и скитомъ. Сей блаженный Макарій Александрійскій часто приходилъ къ преподобному Макарію Египетскому и многократно они вмѣстѣ ходили по пустынѣ, ибо они питали другъ къ другу великую любовь. Когда воцарился нечестивый императоръ Валентъ аріанинъ [13], то воздвигъ весьма жестокое гоненіе на православныхъ. Въ Александрію, по царскому распоряженію, прибылъ Лукій, аріанскій епископъ [14], съ многочисленнымъ войскомъ, который свергъ съ епископской каѳедры православнаго епископа, блаженнаго Петра, преемника святаго Аѳанасія Великаго. Кромѣ сего епископъ Лукій послалъ воиновъ въ пустыню, чтобы схватить и отправить въ изгнаніе всѣхъ святыхъ отцовъ пустынниковъ. Въ числѣ первыхъ были схвачены оба преподобныхъ Макарія. Воины взяли ихъ ночью и, посадивъ на корабль, отвезли па одинъ отдаленный островъ, жители котораго не знали истиннаго Бога, но поклонялись идоламъ. У одного изъ идольскихъ жрецовъ, бывшихъ на томъ островѣ, была дочь, одержимая бѣсомъ. Почувствовавъ пришествіе преподобныхъ вмѣстѣ съ другими отцами на островъ, дѣвица эта побѣжала на встрѣчу имъ, громко взывая:

— «Для чего вы пришли сюда? Вѣдь этотъ островъ наше давнишнее жилище».

Преподобные, сотворивъ молитву, изгнали бѣса изъ дѣвицы, и она стала совершенно здоровою. Увидавъ это, отецъ ея, идольскій жрецъ, тотчасъ увѣровалъ во Христа и принялъ Святое крещеніе. Также и всѣ жители того острова обратились ко Христу и обратили свой языческій храмъ въ христіанскую церковь. Узнавъ о случившемся, нечестивый епископъ Лукій былъ сильно пристыженъ, что онъ таковыхъ великихъ отцовъ изгналъ изъ ихъ монастырей. Посему онъ тайно послалъ, чтобы снова возвратили блаженныхъ Макаріевъ и всѣхъ, бывшихъ съ ними, святыхъ отцовъ въ мѣста ихъ прежняго обитанія. Такимъ образомъ преподобный Макарій Египетскій снова возвратился въ скитскую пустыню, а преподобный Макарій Александрійскій въ вышеназванное мѣсто Келлій; также и прочіе честные отцы возвратились въ свои обители.

Между тѣмъ къ преподобному Макарію Египетскому отовсюду приходило множество народа: одни — ради душевной пользы, что-бы получить отъ него наставленія, иные — для исцѣленія отъ недуговъ своихъ, и таковыхъ болящихъ къ нему стекалось великое множество. Поэтому явилась необходимость въ построеніи гостинницы, гдѣ бы могли находить пріютъ странники и больные. Это и устроилъ преподобный Макарій. Каждый день онъ имѣлъ обычай исцѣлять одного болящаго, помазуя его святымъ елеемъ и совершенно здоровымъ отпуская домой. Такъ поступалъ преподобный, имѣя ту мудрую цѣль, чтобы другіе болящіе, не сразу имъ исцѣленные, проживали у него нѣкоторое время, и тѣмъ получали врачеваніе не только тѣла, но и души, внимая въ это время его богодухновеннымъ поученіямъ. Для служенія при гостинницѣ, преподобный поставилъ одного изъ иноковъ. Инокъ этотъ, смущаемый бѣсомъ, предался страсти любостяжанія, для удовлетворенія которой сталъ утаивать по-немногу изъ того, что отпускалось на содержаніе бѣдныхъ. Преподобный Макарій узналъ объ этомъ, и призвавъ къ себѣ инока, сдѣлалъ ему наставленіе, сказавъ:

— «Братъ Іоаннъ! Послушайся меня и прими мое наставленіе, которое да послужитъ тебѣ на пользу. Вотъ тебя искушаетъ духъ сребролюбія, — ибо это открыто мнѣ, — и я знаю, что если ты примешь мое наставленіе и перестанешь поступать грѣховно, то окончишь дни свои въ страхѣ Божіемъ, и въ дѣлахъ благихъ успѣешь, и на мѣсгѣ семъ прославишься, и рана не приближится тѣлеси твоему (Псал. 90, 10). Если же ты не послушаешь меня и не перестанешь согрѣшать, то тебя постигнетъ участь Гіезія, страстью котораго ты страдаешь» (4 Цар. 5, 15-16. 20-27).

Но Іоаннъ не послушался преподобнаго и не переставалъ совершать свое дурное дѣло. Спустя пятнадцать или двадцать лѣтъ послѣ блаженной кончины преподобнаго Макарія, въ теченіе которыхъ названный инокъ продолжалъ работать на наложившаго на него петлю сребролюбія Іудина, присваивая себѣ часть содержанія, назначеннаго для убогихъ, внезапно все тѣло его было поражено проказой, и онъ умеръ, не только погубивъ грѣховно собранное имъ имущество, но и душу свою.

Однажды преподобный Макарій пошелъ изъ скита къ Нитрійской горѣ съ однимъ изъ своихъ учениковъ. Когда они уже приближались къ горѣ, преподобный сказалъ своему ученику:

— «Пойди немного впереди меня».

Ученикъ пошелъ впереди преподобнаго и встрѣтилъ языческаго жреца, поспѣшно идущаго ему навстрѣчу и несшаго большое бревно. Увидавъ его, инокъ закричалъ:

— «Слышишь ли, слышишь ли, ты, демонъ! Куда ты идешь?»

Жрецъ остановился и сильно побилъ инока, такъ что онъ едва остался живъ. Схвативъ, затѣмъ, брошенное было, бревно, жрецъ убѣжалъ. Спустя немного ему встрѣтился преподобный Макарій, который сказалъ ему:

— «Спасайся, трудолюбецъ, спасайся».

Удивленный такими словами преподобнаго, жрецъ остановился и спросилъ его:

— «Что хорошаго ты усмотрѣлъ во мнѣ, что привѣтствуешь меня такими словами?»

— «Я вижу, что ты трудишься», — отвѣчалъ преподобный.

Тогда жрецъ сказалъ:

— «Умилился я, отче, отъ твоихъ словъ, ибо я вижу чрезъ это, что ты человѣкъ Божій. Вотъ предъ тобою встрѣтился со мной другой инокъ, который бранилъ меня, и я исколотилъ его до смерти».

И съ этими словами жрецъ припалъ къ ногамъ преподобнаго, обнимая ихъ и говоря:

— «Не оставлю я тебя, отче, до тѣхъ поръ, пока ты не обратишь меня въ христіанство и не содѣлаешь инокомъ».

И онъ пошелъ вмѣстѣ со святымъ Макаріемъ. Пройдя немного, они подошли къ тому мѣсту, гдѣ лежалъ избитый жрецомъ инокъ и нашли его едва живымъ. Взявъ его, они принесли его въ церковь; находящуюся на Нитрійской горѣ. Проживающіе тамъ отцы, увидя вмѣстѣ съ преподобнымъ Макаріемъ языческаго жреца, весьма изумились. Потомъ, окрестивъ его, они сдѣлали его инокомъ, и ради него множество язычниковъ обратилось въ христіанство. Авва же Макарій далъ по сему случаю такое наставленіе:

— «Злое слово, — говорилъ онъ, — и добрыхъ дѣлаетъ злыми, доброе же слово и злыхъ содѣлываетъ добрыми».

Однажды преподобный Макарій пришелъ въ обитель аввы Памвы [15]. Здѣсь старцы просили преподобнаго:

— «Скажи, отче, слово для назиданія братіи».

Соглашаясь на ихъ просьбу, Макарій сталъ такъ говорить:

— «Простите меня, ибо я плохой инокъ; но я видѣлъ иноковъ. Такъ однажды я сидѣлъ въ скиту въ своей келліи и мнѣ пришло помышленіе пойти во внутреннюю пустыню, чтобы посмотрѣть, что тамъ такое. Въ теченіе пяти лѣтъ я боролся съ этой мыслію, думая, что это меня искушаютъ бѣсы. Но когда, и по истеченіи пяти лѣтъ, меня преслѣдовала та же мысль, то я рѣшился отправиться во внутреннюю пустыню. Придя туда, я нашелъ громадное болото, посрединѣ котораго увидалъ островъ. Въ это время пустынные звѣри пришли, чтобы напиться воды. Среди звѣрей я увидалъ двухъ нагихъ людей, и все тѣло мое затрепетало, ибо я подумалъ, что вижу безтѣлесныхъ духовъ. Увидавъ, что я очень испугался, люди эти сказали мнѣ:

— «Не бойся, ибо и мы такіе же, какъ и ты, люди».

Тогда я спросилъ ихъ:

— «Откуда вы пришли въ эту пустыню?»

— «Мы изъ киновіи, — отвѣтили они, — посовѣтовавшись другъ съ другомъ, мы рѣшились придти сюда. И вотъ уже тридцать лѣтъ, какъ мы ушли изъ обители. Одинъ изъ насъ египтянинъ, другой — ливіянинъ».

Потомъ и они спросили меня:

— «Въ какомъ положеніи находится теперь міръ? Наполняются ли еще рѣки своими ручьями? Изобилуетъ ли земля обычными своими плодами?»

Я отвѣчалъ имъ: «да».

Затѣмъ, снова спросилъ ихъ:

— «Какимъ образомъ могу я сдѣлаться инокомъ?»

Они отвѣчали мнѣ:

— «Если человѣкъ не откажется отъ всего, что находится въ мірѣ, онъ не можетъ быть инокомъ».

На это я сказалъ:

— «Немощенъ я, и потому не могу быть такимъ, какъ вы».

— «Если ты не можешь быть такимъ, какъ мы, — сказали они, — тогда сиди въ своей келліи и сокрушайся о грѣхахъ своихъ».

И снова я спросилъ ихъ:

— «Когда наступаетъ зима, не страдаете ли вы отъ сильной стужи? Равно также, когда наступаетъ весьма жаркое лѣто, не опаляются ли ваши тѣла жарою?»

Они на это отвѣтили мнѣ:

— «Господь Богъ даровалъ намъ такія тѣла, что мы ни зимой не страдаемъ отъ мороза, ни лѣтомъ — отъ зноя».

— «Вотъ почему я сказалъ вамъ братіе, — окончилъ преподобный Макарій свою рѣчь, — что я еще не сдѣлался инокомъ, но иноковъ видѣлъ».

Однажды преподобнаго Макарія спросили скитскіе отцы, какимъ образомъ онъ достигъ того, что тѣло его всегда остается худощавымъ? Ибо не только тогда, когда онъ постится, но даже и тогда, когда вкушаетъ пищу — тѣло его всегда остается худощавымъ.

Преподобный Макарій далъ такой отвѣтъ вопрошавшимъ его:

— «Какъ кочерга, которой переворачиваютъ горящія дрова и хворостъ въ печи, всегда опаляется огнемъ, такъ у человѣка, который устремляетъ умъ свой всегда ко Господу и всегда содержитъ въ памяти страшныя мученія въ огнѣ гееннскомъ, — этотъ страхъ не только снѣдаетъ тѣло, но и изсушаетъ кости».

Затѣмъ братія снова спросили преподобнаго:

— «Скажи намъ, отче, какъ надлежитъ молиться?»

Преподобный далъ имъ такое наставленіе:

— «Для молитвы не требуется многоглаголанія, но надобно воздѣвать свои руки горѣ и говорить: «Господи! какъ Ты желаешь и какъ Ты Самъ знаешь, помилуй меня». Если же врагъ воздвигнетъ въ душѣ грѣховную брань, надлежитъ только произносить: «Господи помилуй». Господь знаетъ, что для насъ полезно и сотворитъ намъ милость».

Въ другой разъ авва Исаія попросилъ преподобнаго:

— «Скажи мнѣ, отче, какое-нибудь наставленіе на пользу душевную».

— «Бѣгай отъ людей», — отвѣчалъ ему преподобный Макарій.

— «Что значитъ бѣгать отъ людей?» — сцросилъ тогда авва Исаія.

Преподобный отвѣчалъ ему:

— «Сиди въ своей келліи и сокрушайся о грѣхахъ своихъ».

Ученику же своему Пафнутію [16] преподобный сказалъ:

— «Никого не обижай, не клевещи ни на кого, — поступая такъ, спасешься».

Кромѣ того, преподобный далъ еще и такое наставленіе:

— «Не ночуй въ келліи брата, имѣющаго дурную славу».

Пришелъ къ преподобному и другой инокъ и спросилъ его:

— «Авва, что мнѣ сдѣлать, чтобы спастись?»

— «Ступай на кладбище и брани умершихъ», — отвѣчалъ ему преподобный.

Инокъ пошелъ на кладбище и, какъ сказалъ ему преподобный, бранилъ тамъ мертвецовъ, разбивалъ камнями гробницы ихъ и, возвратившись, разсказалъ обо всемъ преподобному. Преподобный спросилъ его:

— «Сказали ли что-либо тебѣ умершіе?»

— «Нѣтъ, ничего не сказали», — отвѣчалъ инокъ.

Тогда преподобный сказалъ:

— «Ступай опять, и теперь хвали ихъ».

Инокъ пошелъ и началъ ублажать мертвецовъ разными похвалами:

— «Апостолы, святые и праведники», — говорилъ онъ.

Затѣмъ, снова придя къ преподобному, онъ разсказалъ ему, что хвалилъ умершихъ.

— «И теперь мертвые ничего не отвѣчали тебѣ?» — спросилъ преподобный.

— «Нѣтъ, не отвѣчали», — сказалъ тотъ.

Тогда преподобный далъ ему такое наставленіе:

— «Видишь, — сказалъ онъ, — что ни тогда, когда ты бранилъ умершихъ, они ничего тебѣ не отвѣчали, и ни тогда, когда ты ублажалъ ихъ похвалами, они ничего тебѣ не отвѣтили. Такъ и ты, если желаешь спастись, будь какъ мертвецъ: — не гнѣвайся тогда, когда тебя безчестятъ, не превозносись тогда, когда тебя восхваляютъ. Поступая такъ, какъ эти мертвецм, спасешься».

Братія разсказывали еще о преподобномъ Макаріи слѣдующее. Если кто-либо приходилъ къ нему изъ братій, какъ къ святому и великому человѣку, преподобный ничего не говорилъ съ таковымъ. Если же какой-нибудь инокъ, нисколько не почитая преподобнаго, говорилъ ему:

— «Авва! когда ты былъ погонщикомъ верблюдовъ и самовольно бралъ селитру и продавалъ ее, не били ли тогда тебя старшіе тебя?»

И когда кто-либо подобнымъ образомъ разговаривалъ съ преподобнымъ, онъ съ радостію бесѣдовалъ съ таковымъ и охотно отвѣчалъ на всѣ его вопросы.

Однажды старцы, жившіе на Нитрійской горѣ, прислали въ скитъ къ преподобному Макарію, съ такой просьбой:

— «Отче! Чтобы не утруждать все множество братій пришествіенъ къ тебѣ, ты самъ прежде, нежели отойдешь ко Господу, приди къ намъ».

Проподобный исполнилъ ихъ просьбу и пришелъ на Нитрійскую гору. Узнавъ о его пришествіи, собрались къ нему всѣ иноки, живущіе тамъ, и старцы усердно просили его, чтобы онъ сказалъ что-либо въ назиданіе братіи. Преподобный, прослезившись, сталъ такъ говорить:

— «Братіе! будемъ плакать и пусть изъ нашихъ глазъ текутъ слезы, очищающія насъ прежде, нежели мы не перейдемъ туда, гдѣ слезы сожгута въ мукахъ наши тѣла».

Внимая наставленію преподобнаго, всѣ проливали слезы и, упавъ ницъ, просили его:

— «Отче! молись за насъ ко Господу».

Однажды преподобный Макарій, въ то время, когда онъ проживалъ еще въ Египтѣ, засталъ въ своей келліи вора, похищающаго вещи, находившіяся въ ней. Снаружи, около келліи, былъ привязанъ оселъ, на котораго воръ накладывалъ украденныя вещи. Преподобный, увидя это, не далъ понять вору, что онъ домохозяинъ, но показался какъ бы чужимъ. И не только не воспрепятствовалъ вору, но даже самъ сталъ ему помогать брать вещи и класть ихъ на осла. Потомъ съ миромъ отпустилъ его, размышляя въ себѣ:

— «Мы ничего съ собой не принесли въ этотъ міръ, — ясно, поэтому, что мы ничего не можемъ и унести отсюда. Все намъ далъ Господь, и какъ Онъ желаетъ, такъ все и происходитъ. Да будетъ благословенъ Богъ во всемъ!»

О семъ же преподобномъ Макаріи отцы разсказывали, что онъ сдѣлался какъ-бы земнымъ богомъ, ибо, подобно тому, какъ Богъ, хотя и видитъ весь міръ, но не караетъ грѣшниковъ, такъ и преподобный Макарій покрывалъ немощи человѣческія, какія онъ видѣлъ. И былъ онъ видящій, какъ бы не видящій, и слышащій, какъ бы не слышащій.

Случилось, что одинъ изъ учениковъ преподобнаго Макарія отправился въ городъ, чтобы продать рукодѣліе: корзины и рогожи. Въ городѣ съ нимъ встрѣтилась блудница, которая, увидавъ красиваго юношу, соблазнилась и призвала его къ себѣ, какъ бы желая купить продаваемыя имъ корзины. Инокъ, не понявъ ея лукаваго замысла, вошелъ къ ней въ домъ. Взявъ одну изъ корзинъ, женщина та стала спрашивать инока: за какую цѣну онъ желаетъ продать ее. Но вскорѣ она стала говорить ему любодѣйныя рѣчи, покушаясь соблазнить его на грѣхъ, подобно тому, какъ въ древности египтянка пыталась прельстить цѣломудреннаго Іосифа. Инокъ, увидавъ себя въ большой бѣдѣ, ибо онъ уже былъ близокъ ко грѣху, устремилъ свой умъ горѣ и сталъ молиться:

— «Христе Царю! избавившій пророка Своего изъ чрева китова, избавь а меня отъ сего грѣха и душевной смерти молитвами угодника Своего, отца моего Макарія».

Тотчасъ онъ былъ восхищенъ невидимою рукою, какъ нѣкогда пророкъ Аввакумъ ангеломъ, и былъ поставленъ среди своей келліи. Тамъ онъ увидалъ преподобнаго Макарія, который прилежно молился о немъ Богу, чтобы Онъ избавилъ ученика его отъ нашедшей на него напасти, ибо преподобный узналъ, что произошло съ инокомъ. Онъ мысленными очами видѣлъ дальнее такъ же ясно, какъ бы близкое. Увидавъ своего ученика, преподобный сказалъ:

— «Чадо! воздадимъ благодареніе Человѣколюбцу Богу за то, что Онъ избавилъ тебя отъ устъ зміиныхъ и отъ вратъ адовыхъ, восхитивъ Божественною Своею силою отъ грѣхопаденія и принеся въ твою келлію, подобно тому какъ нѣкогда принесъ въ Азотъ апостола Своего Филиппа» (Дѣян. 8, 32).

Такую силу имѣла молитва преподобнаго Макарія у Бога. Въ другой разъ и самъ преподобный былъ восхищенъ на воздухъ и чрезъ огромное разстояніе былъ перенесенъ туда, куда ему нужно было идти. Онъ несъ корзины изъ скита и, утомившись отъ дальняго пути, сѣлъ отдохнуть. При этомъ онъ помолился Господу:

— «Боже! Ты вѣдаешь, что я изнемогъ».

Тотчасъ преподобный оказался около той рѣки, куда ему было надобно идти.

Благовременно теперь разсказать и о блаженной кончинѣ сего преподобнаго отца, о чемъ Серапіонъ, списатель житія его, повѣствуетъ такъ.

Наконецъ, надобно было и преподобному Макарію, какъ смертному человѣку, отдать дань смерти, ибо онъ уже достигъ преклоннаго возраста, имѣя девяносто семь лѣтъ отъ роду. Время кончины не осталось неизвѣстнымъ преподобному. Незадолго до его преставленія, явились ему въ видѣніи два благолѣпныхъ мужа и сказали:

— «Радуйся, Макарій!»

Одинъ изъ явившихся былъ преподобный Антоній, наставникъ и начальникъ пустынножителей, а другой — преподобный Пахомій [17], первоначальникъ общаго монашескаго житія. Затѣмъ явившіеся сказали Макарію:

— «Насъ послалъ Господь Іисусъ Христосъ, чтобы возвѣстить тебѣ твою радостную кончину. Въ девятый день послѣ нынѣшняго ты отойдешь въ вѣчную жизнь. Въ тотъ день и мы снова придемъ къ тебѣ и съ радостію возьмемъ тебя съ собою, чтобы вмѣстѣ съ нами предстать тебѣ предъ Владычнымъ престоломъ и насладиться безсмертною жизнію».

Сказавъ затѣмъ: «миръ тебѣ», — преподобные стали невидимы Макарію. Тогда божественный Макарій призвалъ своихъ учениковъ и сказалъ имъ:

— «Чада! вотъ наступило время моего отшествія отсюда, а васъ я передаю благости Божіей. Итакъ, сохраняйте отеческіе уставы и преданія постниковъ».

Кромѣ сего, нѣкоторымъ, о которыхъ преподобный зналъ, что они совершеннѣе другихъ въ добродѣтельной жизни, онъ поручилъ попеченіе о вновь поступающихъ въ монашество, которые являлись младенцами по своему духовному возрасту. Возложивъ, затѣмъ, руки на учениковъ своихъ, достаточно поучивъ ихъ и помолившись за нихъ, преподобный началъ приготовляться къ своей смерти. Когда наступилъ девятый день со времени явленія преподобныхъ Антонія и Ѳеодосія, преподобному Макарію явился херувимъ со множествомъ ангеловъ и сказалъ ему:

— «Возстань, послѣдователь Господень и перейди вмѣстѣ съ нами въ вѣчную жизнь. Возведи окрестъ твои очи и посмотри, сколько послано Вседержителемъ безплотныхъ ликовъ святыхъ, чтобы привести тебя къ Нему. Взгляни: вотъ соборъ апостольскій, вотъ сонмъ пророковъ, вотъ множество мучениковъ, ликъ святителей, постниковъ, преподобныхъ и праведныхъ. Предай мнѣ теперь свою душу, которую мнѣ повелѣно было Богомъ охранять и во время ея земной жизни; освобожденную же отъ узъ плотскихъ, какъ-бы нѣкое великое сокровище, я съ честію приму ее и, пройдя чрезъ сопротивныя силы, представлю къ Божественному Владычному престолу, чтобы она вѣчно веселилась со всѣми святыми, предстоящими престолу Божію отъ начала міра».

Послѣ таковыхъ словъ херувима, блаженный Макарій простился со всѣми бывшими при немъ и помолился о нихъ Богу; возведя, затѣмъ, свои очи и простерши руки горѣ, онъ произнесъ:

— «Въ руцѣ Твои, Господи, предаю духъ мой!»

И съ сими словами предалъ свою блаженную душу Господу, оставивъ учениковъ своихъ въ глубокой скорби о немъ.

Списатель житія преподобнаго, Серапіонъ [18] прибавляетъ слѣдующее, что онъ слышалъ отъ преподобнаго Пафнутія, одного изъ учениковъ преподобнаго Макарія. Когда святая душа Макарія была взята херувимомъ и возносилась имъ на небо, нѣкоторые изъ отцовъ мысленными очами видѣли, что воздушные бѣсы въ отдаленіи стояли и вопили:

— «О, какой славы сподобился ты, Макарій!»

Святый отвѣчалъ бѣсамъ:

— «Я боюсь, ибо не вѣдаю ничего добраго, что я бы сдѣлалъ».

Затѣмъ тѣ изъ бѣсовъ, которые находились еще выше по пути сдѣдовавшей души Макарія, вопили:

— «Дѣйствительно избѣжалъ ты нашихъ рукъ, Макарій!»

Но онъ сказалъ:

— «Нѣтъ, но надобно и еще избѣжать».

И когда преподобный былъ уже во вратахъ рая, бѣсы, съ сильнымъ воплемъ, кричали:

— «Избѣжалъ насъ, избѣжалъ».

Тогда Макарій громкимъ голосомъ отвѣтилъ бѣсамъ:

— «Да! Ограждаемый силою Христа моего, я избѣжалъ вашихъ козней».

Такова жизнь, кончина и переходъ въ жизнь вѣчную преподобнаго отца нашего Макарія [19].

Окончивъ повѣствованіе о житіи преподобнаго, прославимъ Отца и Сына и Святаго Духа, Единаго Бога, во святыхъ Своихъ прославляемаго, во вѣки. Аминь,

Примѣчанія:
[1] Преподобный Макарій называется «Египетскимъ» въ отличіе отъ другого, соименнаго и современнаго ему подвижника, который родился и большую часть жизни провелъ въ городѣ Александріи, и поэтому называется «Александрійскимъ» или «городскимъ». За свою же святость и мудрость Макарій Египетскій называется «Великимъ». Родился онъ около 301 года.
[2] Птинапоръ иди Пежижвиръ — селеніе, находившееся на западномъ берегу Нила, въ предѣлахъ нынѣшней Египетекой провинціи Менуфъ или Менуфіэ, въ южной части Нильской долины, въ такъ называемомъ Нижнемъ Египтѣ. Въ настоящее время отъ него остались однѣ развалины.
[3] Пустыня Нитрійская, — которую блаженный Іеронимъ называетъ «градомъ Божіимъ», по святости пустынножителей, обитавшихъ въ ней, — была обширная пустыня, граничащая съ Ливіею и Еѳіопіею. Она получила названіе отъ сосѣдней горы, гдѣ въ озерахъ находилось множество нитра или селитры.
[4] Фаранъ — пустая и гористая страна между Палестиной, Египтомъ, Идумеей и Синайскимъ полуостровомъ.
[5] Скитская пустыня находилась въ разстояніи дневного пути (25-30 верстъ) отъ Нитрійской горы, въ сѣверо-западной части Египта. Это была безводная каменистая пустыня, излюбленное мѣсто Египетскихъ пустынниковъ, прославившееся аскетическими подвигаии спасавшихся въ ней иноковъ.
[6] Какъ это выражено въ службѣ преподобному Макарію (см. минею мѣсячную — икосъ по 6-й пѣсни канона).
[7] Стадія равняется 87½ нашимъ саженямъ.
[8] Преп. Сисой Великій — пустынножитель горы св. Антонія. Подвизался въ концѣ III и въ началѣ IV в., скончался около 429 г. Память его — 6 іюля.
[9] Руфинъ — пресвитеръ Аквилейскій — родился около 345 г., скончался въ 410 г., — церковный писатель. Изъ сочиненій его извѣстны: «Исторія монашества», «Исторія Церкви», «Апологіи святаго Іеронима» (2 книги).
[10] Палладій Еленопольскій (368-430 г.), ученикъ преподобнаго Дороѳея, уроженецъ Галліи, въ 388 году прибылъ, въ Александрію, откуда потомъ удалился въ близлежащую пустыню, гдѣ подвизался и преп. Дороѳей, и потомъ переселился въ Виѳлеемъ. Въ 399 году избранъ въ епископа Еленопольскаго, въ Виѳиніи, въ Малой Азіи. Послѣ того императоръ Аркадій сослалъ его, какъ сторонника св. Іоанна Златоуста, въ Верхній Египетъ, откуда въ 408 году онъ перемѣщенъ въ Антиною, а въ 412 году возвращенъ на свою каѳедру, въ Еленополь. По просьбѣ Каппадокійскаго префекта Лавса, въ 420 г. онъ составилъ собраніе жизнеописаній святыхъ и сказаній о нихъ, которое въ честь его назвалъ «Лавсаикомъ». Въ виду назидательности и поучительности этого сборника, церковнымъ уставомъ полагаются чтенія изъ него на утреняхъ святой Четыредесятницы.
[11] Литра — фунтъ, византійская мѣра вѣса, равная 72 золотникамъ.
[12] Здѣсь разумѣется пустыня Келлій, которая отстояла отъ горы Нитрійской около 7 верстъ къ юго-востоку. Это была обширная пустыня, въ которой разсѣяны были келліи отшельниковъ, въ такомъ разстояніи, чтобы нельзя было ни видѣть, ни слышать другъ друга. Въ пустыню Келлій удалялись обыкновенно любители уединенія изъ горы Нитрійской, послѣ того, какъ уже утвердились въ жизни иноческой. Здѣсь они проводили жизнь болѣе безмолвную, и ихъ келліи такъ удалены были другъ отъ друга, что ни взоръ, ни слухъ не развлекалъ близкимъ сожитіемъ другихъ братій. У иноковъ было поставлено правиломъ не ходить одному въ келлію другого, чтобы не нарушать безмолвія. Только по субботамъ и воскресеньямъ они собирались въ храмъ для общаго богослуженія. Пустыня Келлій управлялась пресвитерами, между которыин былъ особенно извѣстенъ преподобный Макарій Александрійскій.
[13] Императоръ Валентъ царствовалъ съ 364 по 378 г.
[14] Аріанинъ Лукій, занявшій александрійскую патріаршую каѳедру послѣ святаго Аѳанасія Великаго.
[15] Память его 18 іюля.
[16] Пафнутій пресвитеръ; онъ раздѣлялъ съ преподобнымъ Макаріемъ бремя управленія скитскими иноками.
[17] Преп. Пахомій Великій — основатель общежительныхъ монастырй в Египтѣ. Скончался въ половинѣ IV в. Память его — 16 мая.
[18] Серапіонъ — епископъ Тмуитскій (въ Нижнемъ Египтѣ), одинъ изъ замѣчательныхъ церковныхъ дѣятелей начала IV в. Онъ составилъ «Монашескія правила». Извѣстны также его «письма къ монахамъ», «житіе преподобнаго Макарія Египетскаго» (на коптскомъ языкѣ) и нѣк. друг. Серапіонъ былъ ревностнымъ борцомъ за православіе, вслѣдствіе чего подвергся даже ссылкѣ.
[19] Преподобный Макарій скончался около 331 года. Мѣсто подвиговъ преподобнаго Макарія доселѣ называется пустынею Макарія и въ ней есть монастырь его имени. Мощи преподобнаго находятся вх городѣ Амальфи въ Италіи. — Драгоцѣннымъ наслѣдствомъ опытной мудрости преподобнаго Макарія служатъ пятьдесятъ словъ, семь наставленій и два посланія (см. творенія преподобнаго). Предметъ бесѣдъ и наставленій преподобнаго Макарія — внутренняя духовная жизнь и преимущественно въ томъ ея видѣ, какъ она совершается на пути созерцательнаго уединенія. Несмотря на глубокій и малопонятный предметъ, бесѣды и наставленія опытнаго учителя ясны и вразумительны: духовное, столь мало извѣстное для иныхъ изъ насъ, въ устахъ святаго Макарія близко къ сердцу и уму. То, что было бы темно по возвышенности духовной, у преподобнаго Макарія приближается къ разумѣнію сравненіями и образами, которые всегда просты и тѣмъ болѣе поразительны.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга пятая, часть вторая: Мѣсяцъ Январь. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 112-147.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0