Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 23 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День пятнадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Павла Ѳивейскаго.

— «Антоній! есть одинъ рабъ Божій, который пришелъ сюда прежде тебя и который совершеннѣе, чѣмъ ты. Если хочешь, можешь найти его въ отдаленной пустынѣ; только ступай къ нему скорѣе, пока онъ не отошелъ ко Господу».

Услышавъ это и придя въ себя, старецъ тотчасъ взялъ свой посохъ и поспѣшилъ въ пустыню, пламенно желая поскорѣе найти того, о комъ ему было открыто. Былъ полдень, и стало такъ жарко, что отъ солнечнаго зноя раскалились даже камни; старецъ изнемогалъ тѣломъ, но духъ его былъ бодръ, и онъ не думалъ возвращаться назадъ съ предпринятаго пути. Хотя онъ и не зналъ, куда далѣе идти, но сохранялъ твердость и говорилъ:

— «Я вѣрю, что Богъ покажетъ мнѣ, какъ обѣщалъ, Своего раба».

Проходя по этой суровой и недоступной пустынѣ, старецъ не видѣлъ ничего, кромѣ слѣдовъ звѣрей; пробывъ въ пути уже второй день и проведя вторую ночь въ молитвѣ, онъ не зналъ, куда направиться далѣе. На разсвѣтѣ третьяго дня онъ увидѣлъ вдругъ волчицу, которая шла по краю горы и выла. Слѣдуя за ней издалека, онъ подошелъ къ пещерѣ, въ которой жилъ святый угодникъ Божій Павелъ [2]. Старецъ пришелъ въ радость при видѣ пещеры; но обитатель ея, замѣтивъ приближеніе Антонія, заперъ дверь. Подойдя, старецъ постучалъ, но отвѣта не было, и онъ продолжалъ стоять снаружи и безуспѣшно стучать. Видя, что ему не отворяютъ двери, онъ упалъ на землю предъ входомъ въ пещеру и молился до самаго шестого часа, чтобы сподобиться ему войти внутрь и увидѣть того, кого онъ отыскалъ съ такимъ трудомъ.

Святый говорилъ:

— «Отопри мнѣ, рабъ Христовъ, отопри! вѣдь ты знаешь, кто я, откуда и зачѣмъ пришелъ, ибо тебѣ открылъ то Богъ. Знаю я и самъ, что недостоинъ видѣть твое святое лицо, тѣмъ не менѣе не уйду отсюда, пока не увижу тебя. Не скрывай же себя, если тебя открылъ мнѣ Богъ: ты принимаешь звѣрей, — зачѣмъ же отвергаешь человѣка? Я нашелъ тебя послѣ долгихъ поисковъ, и вотъ стучу, чтобы ты отперъ мнѣ. Если же ты не отопрешь, то я умру на твоемъ порогѣ, и ты похоронишь здѣсь трупъ мой».

Многое и другое говорилъ онъ ему со слезами и укорялъ его за суровость. Тогда угодникъ Божій отвѣчалъ ему извнутри пещеры и сказалъ:

— «Можно ли просить съ угрозами, или укорять со слезами? Ты удивляешься, что я не отпираю тебѣ; это — потому, что ты хвалишься, что пришелъ умирать здѣсь».

Съ такими словами святый отперъ дверь, и они обняли друтъ друга и облобызались, называя одинъ другого по имени, потому что каждому изъ нихъ Богъ открылъ имя другого. Когда они сѣли, преподобный Антоній сказалъ.

— «Радуйся, Павелъ, избранный сосудъ и огненный столпъ, житель сей пустыни!»

Святый Павелъ отвѣчалъ:

— «Хорошо, что ты пришелъ, солнце, просвѣщающее всю вселенную, наставникъ спасаемыхъ, уста Божіи, населившій пустыню и прогнавшій изъ нея діавола! Но зачѣмъ ты предпринялъ такой великій трудъ, идя ко мнѣ, грѣшному и ничтожному человѣку? Вотъ ты видишь предъ собою дряхлаго старца, безпорядочно покрытаго сѣдинами, видишь человѣка, готоваго обратиться въ прахъ и тлѣніе. Но любовь не знаетъ препятствій, — и ты пришелъ; скажи же мнѣ, прошу тебя, — какъ живутъ теперь люди, въ какомъ положеніи находится міръ? Есть ли все еще идолопоклонники, и вмѣстѣ съ тѣмъ не продолжаются ли гоненія на вѣрующихъ?»

— «Твоими молитвами, — отвѣчалъ Антоній, — міръ находится въ благополучіи, гоненія прекратились, и Церковь прославляетъ Истиннаго Бога; но такъ какъ ты упомянулъ о гоненіяхъ, то прошу тебя, — разскажи мнѣ, ради Бога, о себѣ и открой, по какой причинѣ ты ушелъ изъ міра въ эту далекую пустыню?»

— «Я родился [3] въ Ѳиваидѣ [4], — началъ свой разсказъ святый Павелъ, — и у меня была сестра, которую родители еще при жизни своей выдали замужъ. Будучи сами православными, они, давъ мнѣ свѣтское образованіе, наставили меня и въ истинахъ православной вѣры. Умирая, они раздѣлили между нами свое богатое имѣніе. По смерти ихъ, мужъ моей сестры, изъ лихоимства, задумалъ присвоить себѣ слѣдующую мнѣ часть имущества и вознамѣрился предать меня, какъ христіанина, на мученіе нечестивому князю, чтобы, погубивъ меня такимъ образомъ, завладѣть моимъ наслѣдствомъ. Царемъ былъ тогда Декій [5]. Онъ преслѣдовалъ всѣхъ христіанъ, и отъ страха предъ измышляемыми имъ жестокими мученіями трепетала вся Ѳиваида. Въ то время былъ взятъ нечестивыми гонителями одинъ христіанскій юноша. Его долго мучили, чтобы склонить къ отреченію отъ вѣры Христовой, но — напрасно. Наконецъ, его привели въ цвѣтущій и душистый садъ и, положивъ навзничь на роскошную постель, привязали къ ней мягкими веревками его руки и ноги. Когда всѣ ушли изъ сада, то пустили туда къ юношѣ одну молодую дѣвушку, чтобы она соблазнила его на грѣхъ. Безстыдная дѣвица обнимала и цѣловала юношу, всячески стараясь обольстить его. Что же сдѣлалъ доблестный страдалецъ, послѣ того какъ уже претерпѣлъ столько мученій? — Видя себя въ опасности плотского прельщенія, онъ откусилъ зубами языкъ и выплюнулъ его въ лицо блудницы; страшною болью онъ поборолъ въ себѣ страсть, оплевалъ кровью лицо и одежды развратницы, самъ же, съ помощію благодати Христовой, устоялъ въ чистотѣ. Другаго юношу, оставшагося твердымъ въ христіанской вѣрѣ, послѣ многихъ мученій обнажили и, вымазавъ все тѣло медомъ, поставили его со связанными въ плечахъ руками на солнечный зной; думали, что, жалимый пчелами, осами и шершнями, онъ не стерпитъ и согласится на принесеніе идольской жертвы. Но мужественный страдалецъ, хотя все тѣло его было искусано и покрыто кровью до такой степени, что онъ утратилъ даже образъ человѣческій, не отрекся, однако, отъ Христа. Видя все это, а также — и все болѣе возрастающую злобу мужа моей сестры, которой не могли укротить ни слезы сестры, ни родство, я оставилъ ему все и убѣжалъ въ эту пустыню. Съ помощію Божіею, я постепенно дошелъ до сего мѣста. Найдя эту пещеру съ источникомъ воды внутри ея, я понялъ, что Самъ Господь назначилъ мнѣ здѣсь мѣсто обитанія. Я поселился здѣсь и живу, питаясь финиками и изготовляя себѣ одежду изъ листьевъ».

Когда святый разсказывалъ это, вдругъ прилетѣлъ воронъ, держа въ клювѣ хлѣбъ; тихо положивъ предъ ними хлѣбъ, онъ улетѣлъ и скрылся въ воздухѣ. Видя изумленіе блаженнаго Антонія, святый Павелъ сказалъ:

— «Это Господь многомилостивый и человѣколюбивый послалъ обѣдъ намъ, Своимъ рабамъ. Вотъ уже шестьдесятъ лѣтъ я получаю полхлѣба. Но по случаю твоего прихода Христосъ Господь удвоилъ даръ и послалъ Своимъ воинамъ цѣлый хлѣбъ».

Взявъ этотъ хлѣбъ, великіе угодники Божіи стали просить другъ друга благословить и преломить его, каждый поставляя другого выше себя по чести. Святый Павелъ хотѣлъ почтить преподобнаго Антонія, какъ гостя, преподобный же Антоній — святаго Павла, какъ хозяина дома и старшаго по возрасту; и долго они съ любовію спорили между собой. Наконецъ, блаженный Павелъ взялъ хлѣбъ съ одного края, а другой вложилъ въ руки преподобному Антонію: хлѣбъ тотчасъ самъ переломился посрединѣ, и каждый получилъ свою половину.

Сѣвъ у источника, рабы Христовы ѣли и насытились; потомъ они напились изъ этого источника, имѣвшаго чистую и весьма пріятную воду. По совершеніи благодарственной молитвы, они снова сѣли и пробесѣдовали всю ночь до утра. Съ наступленіемъ дня, святый Павелъ сказалъ аввѣ Антонію:

— «Я давно, братъ мой, зналъ, что ты обитаешь въ этой пустынѣ, и хотѣлъ бы, живя съ тобою, вмѣстѣ служить нашему Владыкѣ. Но такъ какъ пришло время моей кончины, которой я всегда ждалъ съ радостію, желая разрѣшитися и со Христомъ быти (Флп. 1, 23), то Господь и послалъ тебя ко мнѣ, чтобы ты схоронилъ мое смиренное тѣло и предалъ землю землѣ».

Услышавъ это, Антоній воскликнулъ со слезами:

— «Не оставляй меня, отецъ мой, одного, но возьми меня съ собою!»

— «Тебѣ нужно не о себѣ заботиться, — отвѣчалъ святый Павелъ, — но о благѣ ближняго. Если для тебя благо было бы въ томъ, чтобы, освободившись отъ тягости плоти, послѣдовать за Агнцемъ на небеса, то польза прочей братіи требуетъ, чтобы ты пока еще наставлялъ и укрѣплялъ ихъ. Прошу тебя, сходи поскорѣе въ свой монастырь и принеси подаренную тебѣ епископомъ Аѳанасіемъ мантію [6], чтобы покрыть ею мое тѣло».

Святый Павелъ просилъ объ этомъ не потому, что нуждался въ мантіи. Онъ не заботился о томъ, нагимъ или покрытымъ будетъ схоронено въ землѣ его тлѣнное тѣло, которое онъ одѣвалъ столько времени финиковыми листьями; онъ хотѣлъ лишь того, чтобы его душа разлучилась съ тѣломъ въ безмолвіи уединенія, поэтому онъ и отсылалъ отъ себя преподобнаго Антонія въ монастырь.

Антоній былъ очень удивленъ тѣмъ, что услышалъ объ Аѳанасіи и о мантіи. Видя въ Павлѣ какъ бы Самого Христа и почитая пребывающаго въ немъ Бога, онъ не осмѣлился болѣе возражать ему; долго молча и со слезами онъ цѣловалъ его очи, и руки и потомъ поспѣшилъ исполнить приказаніе: противъ своего желанія отправился въ монастырь, изнемогая тѣломъ, но духомъ побѣждая немощи своей старости. Когда онъ подходилъ къ своей келліи, два ученика встрѣтили его и спросили:

— «Гдѣ ты пробылъ столько времени, отецъ нашъ?»

— «Горе мнѣ, дѣти мои, — отвѣчалъ Антоній, — горе мнѣ грѣшному, мнимому иноку. Самъ я только называюсь инокомъ, но видѣлъ того, кто по истинѣ есть Илія, Іоаннъ въ пустынѣ; я поистинѣ видѣлъ Павла въ раю».

Ученики хотѣли услышать объ этомъ подробнѣе и стали просить его, чтобы онъ разсказалъ. Антоній же, закрывая уста рукою, сказалъ:

— «Для всякой вещи есть время: время говорить, и время молчать» (Еккл. 3, 1.7).

И захвативъ съ собою мантію, нисколько не отдохнувъ, не взявъ съ собою даже пищи на дорогу, онъ вышелъ и снова поспѣшно отправился въ пустыню, чтобы застать еще въ живыхъ святаго Павла, ибо боялся, какъ бы, въ случаѣ замедленія, тотъ не умеръ безъ него.

На другой день часу въ третьемъ, находясь въ пути, авва Антоній увидѣлъ въ воздухѣ чины Ангеловъ и соборы пророковъ и апостоловъ, а посреди ихъ — душу святаго Павла, которая, блистая болѣе, чѣмъ солнце, восходила на небо. Святый Антоній, упавъ на землю, посыпалъ свою голову пескомъ и съ рыданіями восклицалъ:

— «Зачѣмъ ты, Павелъ, оставилъ меня? зачѣмъ уходишь безъ послѣдняго цѣлованія? — Такъ долго я не зналъ тебя, и такъ скоро, когда узналъ, ты оставляешь меня!»

Впослѣдствіи блаженный Антоній разсказывалъ, что прошелъ потомъ остальную часть пути съ такою скоростію, какъ будто бы летѣлъ на крыльяхъ по воздуху, такъ что отъ быстрой ходьбы даже не чувствовалъ земли подъ своими ногами. Скоро онъ достигъ пещеры и, войдя въ нее, увидѣлъ святаго стоящимъ на колѣнахъ съ простертыми вверхъ руками и вверхъ же обращеннымъ лицомъ. Думая, что онъ живъ и молится, сталъ вмѣстѣ съ нимъ на молитву и Антоній. Прошелъ часъ, и, такъ какъ отъ святаго Павла не было слышно ни словъ, ни вздоховъ молитвенныхъ, блаженный Антоній подошелъ къ нему ближе и, увидѣвъ, что онъ уже мертвъ, понялъ, что тѣло святаго мужа и по смерти воздаетъ поклоненіе Богу, предъ Лицемъ Котораго все живо. Долго онъ плакалъ и рыдалъ, цѣлуя святое тѣло преподобнаго; потомъ обвилъ его принесенною съ собою мантіею и по христіанскому обычаю началъ пѣть употребляемые при погребеніи псалмы. Но онъ не могъ придумать, какъ ему совершить погребеніе святаго, такъ какъ не принесъ съ собою заступа, чтобы вырыть могилу.

— «Возвращаться ли въ монастырь за орудіемъ? — размышлялъ онъ, — но туда три дня пути. Здѣсь ли оставаться? но безъ заступа я не могу сдѣлать ничего. — Останусь я лучше здѣсь и умру, какъ должно, испустивъ послѣднее дыханіе близъ Твоего, Христе, воина!»

Когда онъ думалъ объ этомъ, вдругъ изъ глубины пустыни приходятъ два льва, рыкая и какъ бы плача о потерѣ святаго. Антоній сначала нѣсколько испугался, но потомъ когда увидѣлъ, что кроткіе, подобно агнцамъ, звѣри лежатъ у тѣла святаго и жалостно рыкаютъ, точно плачутъ, дивился кротости этихъ звѣрей. Они же начали когтями своими рыть землю и, выкопавъ яму значительной глубины, снова припали къ тѣлу святаго съ сильнымъ рыканіемъ, какъ бы прощаясь съ нимъ; потомъ подойдя къ преподобному Антонію, стали лизать руки и ноги его, какъ бы прося благословенія и молитвы. Преподобный, видя, что и звѣри преклоняются предъ Богомъ, славилъ Христа и говорилъ:

— «Господи, — безъ Твоей воли не падаютъ на землю ни листъ съ дерева и ни одна птица, — дай, какъ Ты знаешь, благословеніе Свое этимъ звѣрямъ».

Потомъ, указывая рукою на пустыню, онъ велѣлъ звѣрямъ уйти туда. Когда они скрылись, авва Антоній похоронилъ честное тѣло святаго и преподобнаго отца Павла, перваго пустынножителя, скончавшагося 113 лѣтъ отъ роду [7]. Всю слѣдующую за погребеніемъ ночь преподобный Антоній провелъ надъ могилою святаго въ слезахъ и молитвѣ; съ наступленіемъ же утра, отправился обратно въ свой монастырь, захвативъ съ собою сплетенную изъ финиковыхъ листьевъ одежду святаго. Придя въ свою обитель, онъ подробно разсказалъ о всемъ своимъ ученикамъ, въ назиданіе ихъ; одежду же св. Павла онъ берегъ и чтилъ настолько, что надѣвалъ ее только два раза въ годъ: въ праздникъ св. Пасхи и въ Пятидесятницу.

Святыми молитвами преподобныхъ отцевъ Павла и Антонія, да сподобитъ насъ жребія Своихъ угодниковъ Христосъ Господь нашъ, Которому, съ Отцемъ и Святымъ Духомъ, честь и слава во вѣки, аминь.

Примѣчанія:
[1] Преподобный Антоній Великій — первый учредитель монашескаго житія. Память его совершаетса 17-го января. Пещера, въ которой онъ подвизался, находилась въ южномъ Египтѣ, въ дикомъ и необитаемомъ мѣстѣ Ѳиваиды, на восточномъ берегу р. Нила.
[2] Пещера преп. Павла, на горѣ Холзимъ, въ прямую линію отъ горы Антонія отстоитъ не болѣе, какъ на четыре версты, но она отдѣлена столь высокою и крутою стѣною, что обходъ вокругъ нея очень продолжителенъ, почему преп. Антонію и пришлось употребить на весь путь около двухъ дней.
[3] Годъ рожденія Павла Ѳивейскаго по житію его опредѣляется такъ. Когда Антоній пришелъ къ Павлу, онъ уже 91 годъ былъ въ пустынѣ, въ которую удалился 22-хъ лѣтъ. Слѣдовательно, ему было 113 лѣтъ. Антоній, родившійся въ 251 году, пришелъ къ нему 90 лѣтъ отъ роду; слѣд. преп. Павелъ родился около 228 года.
[4] Ѳиваида — область знаменитаго въ древности Египетскаго города Ѳивы; этимъ же именемъ назывался, по имени главнаго города, и вообще весь верхній (южный) Египетъ.
[5] Декій — римскій императоръ, жестокій гонитель христіанства, царствовалъ съ 249-251 г.
[6] Здѣсь разумѣется св. Аѳанасій Великій, архіепископъ Александрійскій, искренно почитавшій и любившій египетскихъ подвижниковъ, самъ подвижникъ, глубоко уважавшій преп. Антонія Великаго.
[7] Преп. Павелъ Ѳивейскій скончался въ 341 году. Тѣло его, по волѣ Византійскаго императора Мануила Комнена (1146-1180 гг.), перенесено было въ Константинополь и положено въ монастырѣ Богородицы Перивлепты; затѣмъ въ 1240 году перенесено было въ Венецію и, наконецъ, въ Венгрію въ Офенъ; часть главы его — въ Римѣ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга пятая, часть вторая: Мѣсяцъ Январь.. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 4-11.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0