Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День четырнадцатый.

Житіе святой равноапостольной Нины, просвѣтительницы Иверіи.

Святый Стефанъ Святогорецъ разсказываетъ, что, по вознесеніи Господа нашего Іисуса Христа на небо, ученики Его, вмѣстѣ съ Матерію Іисуса Маріею, пребывали въ Сіонской горницѣ и ожидади Утѣшителя, согласно съ повелѣніемъ Христа — не отлучаться изъ Іерусалима, но ждать обѣтованія отъ Господа (Лук. 24, 49; Дѣян. 1, 4). Апостолы стали бросать жребіи, чтобы узнать, кому изъ нихъ въ какой странѣ назначается Богомъ проповѣдывать Евангеліе. Пречистая сказала:

— «Хочу и Я бросить, вмѣстѣ съ вами, Свой жребій, чтобы и Мнѣ не остаться безъ удѣла, но чтобы имѣть страну, которую Богу будетъ угодно указать Мнѣ».

По слову Божіей Матери, они бросили жребій съ благоговѣніемъ и страхомъ, и по этому жребію Ей досталась Иверійская земля.

Получивъ съ радостію этотъ жребій, Пречистая Богородица хотѣла тотчасъ же, по сошествіи Святаго Духа въ видѣ огненныхъ языковъ, отправиться въ Иверійскую страну. Но Ангелъ Божій сказалъ Ей:

— «Не отлучайся теперь изъ Іерусалима, но оставайся до времени здѣсь; доставшійся же Тебѣ по жребію удѣлъ просвѣтится свѣтомъ Христовымъ впослѣдствіи, и владычество Твое будетъ пребывать тамъ».

Такъ разсказываетъ Стефанъ Святогорецъ. Это предопредѣленіе Божіе о просвѣщеніи Иверіи исполнилось спустя три столѣтія по вознесеніи Христовомъ, и исполнительницей его съ ясностію и несомнѣнностію явилась Преблагословенная Богоматерь Дѣва. По прошествіи указаннаго времени, Она послала, съ Своимъ благословеніемъ и Своею помощію, на проповѣдь въ Иверію святую дѣву Нину.

Святая Нина родилась въ Каппадокіи [2] и была единственною дочерью знатныхъ и благочестивыхъ родителей: римскаго воеводы Завулона, родственника святаго великомученика Георія [3], и Сусанны, сестры іерусалимскаго патріарха. Въ двѣнадцатилѣтнемъ возрастѣ святая Нина пришла съ своими родителями въ святый городъ Іерусалимъ. Здѣсь отецъ ея Завулонъ, пылая любовію къ Богу и желая послужить Ему иноческими подвигами, принялъ, по соглашенію съ своей супругой, благословеніе отъ блаженнаго патріарха іерусалимскаго; затѣмъ простившись со слезами съ своей юной дочерью Ниной и поручивъ ее Богу, Отцу сиротъ и Защитнику вдовъ, онъ ушелъ и скрылся въ іорданской пустынѣ. И для всѣхъ осталось неизвѣстнымъ мѣсто подвиговъ этого угодника Божія, равно какъ и мѣсто смерти его. Мать святой Нины, Сусанна, была поставлена при святомъ храмѣ братомъ ея — патріархомъ въ діакониссы [4], чтобы служить нищимъ и больнымъ женщинамъ; Нина же была отдана на воспитаніе къ одной благочестивой старицѣ Ніанфорѣ. Святая отроковица имѣла такія выдающіяся способности, что, по прошествіи всего двухъ лѣтъ, при содѣйствіи благодати Божіей, уразумѣла и твердо усвоила правила вѣры и благочестія. Ежедневно съ усердіемъ и молитвой читала она Божественныя Писанія, и сердце ея пылало любовію ко Христу, Сыну Божію, претерпѣвшему, для спасенія людей, крестныя страданія и смерть. Когда она читала со слезами евангельскія повѣствованія о распятіи Христа Спасителя и о всемъ происходившемъ при крестѣ Его, мысль ея остановилась на судьбѣ хитона Господняго.

— «Гдѣ же теперь находится сія земная порфира Сына Божія? — спрашивала она свою наставницу. — Не можетъ быть, чтобы погибла на землѣ столь великая святыня».

Тогда Ніанфора сообщила святой Нинѣ — что ей самой было извѣстно изъ преданія, именно: что къ сѣверо-востоку отъ Іерусалима есть страна Иверійская и въ ней — городъ Мцхетъ [5], и что именно туда хитонъ Христовъ былъ отнесенъ воиномъ, которому онъ достался по жребію при распятіи Христовомъ (Іоан. 19, 24). Ніанфора прибавила, что жители этой страны, по названію Картвелы [6], также сосѣдніе съ ними армяне и многія горныя племена до сихъ поръ остаются погруженными во тьму языческаго заблужденія и нечестія.

Глубоко запали въ сердце святой Нины сіи сказанія старицы. Дни и ночи проводила она въ пламенной молитвѣ къ Пресвятой Богородицѣ Дѣвѣ, чтобы Она удостоила ее увидѣть Иверійскую страну, найти и облобызать хитонъ возлюбленнаго Сына Ея Господа Іисуса Христа, сотканный перстами Ея, Богоматери, и проповѣдать святое имя Христа незнающимъ Его тамошнимъ народамъ. И Преблагословенная Богородица Дѣва услышала молитву Своей рабы. Она явилась ей въ сонномъ видѣніи и сказала:

— «Иди въ страну Иверійскую, благовѣствуй тамъ Евангеліе Господа Іисуса Христа, и обрящешь благоволеніе предъ Лицемъ Его; Я же буду твоей Покровительницей».

— «Но какъ, — спросила смиренная отроковица, — я, слабая женщина, буду въ состояніи совершить столь великое служеніе?»

Въ отвѣтъ на это, Пресвятая Дѣва, вручая Нинѣ крестъ, сплетенный изъ виноградныхъ лозъ, сказала:

— «Возьми сей крестъ. Онъ будетъ для тебя щитомъ и оградой противъ всѣхъ видимыхъ и невидимыхъ враговъ. Силою сего креста ты водрузишь въ той странѣ спасительное знамя вѣры въ возлюбленнаго Сына Моего и Господа, Иже всѣмъ человѣкомъ хощетъ спастися, и въ разумъ истины пріити» (1 Тим. 2, 4).

Пробудившись и увидѣвъ въ рукахъ у себя чудный крестъ, святая Нина стала цѣловать его со слезами радости и восторга; потомъ она связала его своими волосами и пошла къ дядѣ своему патріарху. Когда блаженный патріархъ услышалъ отъ нея о явленіи ей Богоматери и о повелѣніи идти въ Иверійскую страну для евангельскаго благовѣствованія тамъ о вѣчномъ спасеніи, то, увидѣвъ въ этомъ явное выраженіе воли Божіей, онъ не усумнился дать юной дѣвѣ благословеніе идти на подвигъ благовѣстія. И когда настало время, удобное для отправленія въ дальній путь, патріархъ привелъ Нину въ храмъ Господень, къ святому алтарю, и, возложивъ на голову ея свою святительскую руку, молился такими словами:

— «Господи Боже, Спаситель нашъ! Отпуская сію сироту — отроковицу на проповѣдь Твоего Божества, предаю ее въ Твои руки. Благоволи, Христе Боже, быть ей спутникомъ и наставникомъ всюду, гдѣ будетъ она благовѣствовать о Тебѣ, и даруй словамъ ея такія силу и премудрость, которымъ никто не въ состояніи противиться или возражать. Ты же, Пресвятая Богородице Дѣва, Помощница и Заступница всѣхъ христіанъ, облеки свыше Своею силою, противъ враговъ видимыхъ и невидимыхъ, сію отроковицу, которую Ты Сама избрала для благовѣствованія Евангелія Сына Твоего, Христа Бога нашего, среди народовъ языческихъ. Будь всегда для нея покровомъ и неодолимой защитой и не оставь ее Своею милостію, пока не исполнитъ она Твоей святой воли!»

Въ то время изъ святаго града отправлялись въ Арменію пятьдесятъ три дѣвы — подруги, вмѣстѣ съ одною царевною, Рипсиміею, и наставницею ихъ Гаіаніею. Онѣ бѣжали изъ древняго Рима, отъ гоненія нечестиваго царя Діоклитіана, который хотѣлъ жениться на царевнѣ Рипсиміи, несмотря на то, что она дала обѣтъ дѣвства и уневѣстилась Небесному Жениху-Христу. Святая Нина, вмѣстѣ съ этими святыми дѣвами, достигла предѣловъ Арменіи и столичнаго города Вагаршапата [7]. Святыя дѣвы поселились за городомъ, подъ навѣсомъ, устроеннымъ надъ винограднымъ точиломъ, и добывали себѣ пропитаніе трудами рукъ своихъ.

Вскорѣ жестокій Діоклитіанъ узналъ, что Рипсимія скрывается въ Арменіи. Онъ послалъ письмо къ армянскому царю Тиридату, — въ то время еще язычнику [8] — чтобы тотъ отыскалъ Рипсимію и прислалъ ее въ Римъ, или-же, если хочетъ, взялъ бы ее себѣ въ жены, ибо она, — писалъ онъ, — весьма красива. Слуги Тиридата скоро нашли Рипсимію, и когда царь увидѣлъ ее, то объявилъ ей, что желаетъ имѣть ее своею женою. Святая же съ дерзновеніемъ сказала ему:

— «Я обручена Небесному Жениху-Христу; какъ же ты, нечестивый, посмѣешь прикоснуться къ Христовой невѣстѣ?»

Нечестивый Тиридатъ, возбужденный скотскою страстію, гнѣвомъ и стыдомъ, отдалъ приказаніе подвергнуть святую мученіямъ. — Послѣ многихъ и жестокихъ мученій, Рипсиміи вырѣзали языкъ, выкололи глаза и разрубили все тѣло ея на части. Точно такая же участь постигла и всѣхъ святыхъ подругъ святой Рипсиміи и наставницу ихъ Гаіанію [9].

Лишь одна святая Нина спаслась чудеснымъ образомъ отъ смерти: направляемая невидимой рукою, она скрылась въ кустахъ дикой, еще не распустившейся розы. Потрясенная страхомъ, при видѣ участи своихъ подругъ, святая подняла очи свои къ небу, съ молитвою о нихъ, и увидѣла вверху свѣтоноснаго ангела, опоясаннаго свѣтлымъ ораремъ. Съ благовоннымъ кадиломъ въ рукахъ, сопровождаемый множествомъ небожителей, онъ сходилъ съ небесныхъ высотъ; отъ земли же, — какъ бы на встрѣчу ему, — восходили души святыхъ мученицъ, которыя примкнули къ сонму свѣтлыхъ небожителей и вмѣстѣ съ ними вознеслись въ небесныя высоты.

Увидавъ сіе, святая Нина съ рыданіями восклицала:

— «Господи, Господи! Зачѣмъ же Ты оставляешь меня одну среди этихъ ехиднъ и аспидовъ?»

Въ отвѣтъ на это, ангелъ сказалъ ей:

— «Не печалься, но подожди немного, ибо и ты будешь взята въ Царство Господа славы; сіе будетъ тогда, когда окружающая тебя колючая и дикая роза покроется душистыми цвѣтами, подобно розѣ, посаженной и воздѣланной въ саду. Теперь же встань и иди къ сѣверу, гдѣ зрѣетъ жатва великая, но гдѣ жнецовъ нѣтъ» (Лук. 10, 2).

Согласно сему повелѣнію, святая Нина отправилась одна въ дальнѣйшій путь и, послѣ долгаго путешествія, пришла къ берегу неизвѣстной ей рѣки, близъ селенія Хертвиси. Рѣка же эта была Кура, которая, направляясь съ запада къ юго-востоку, до Каспійскаго моря, орошаетъ всю среднюю Иверію [10]. На берегу рѣки ей встрѣтились пастухи овецъ, которые дали немного пищи утомленной дальностію дороги путешественницѣ. Люди эти говорили на армянскомъ нарѣчіи; Нина понимала Армянскій языкъ: съ нимъ ознакомила ее старица Ніанфора. Она спросила одного изъ пастуховъ:

— «Гдѣ находится и далеко ли отсюда городъ Мцхетъ?»

Тотъ отвѣчалъ:

— «Видишь ли эту рѣку? — по берегамъ ея, далеко внизъ по теченію, стоитъ великій городъ Мцхетъ, въ которомъ господствуютъ наши боги и царствуютъ наши цари».

Продолжая отсюда путь далѣе, святая странница присѣла однажды, утомившись, на камнѣ и стала раздумывать: куда ведетъ ее Господь? каковы будутъ плоды трудовъ ея? и не напраснымъ ли будетъ столь далекое и столь нелегкое странствованіе ея? Среди такихъ размышленій, она заснула на томъ мѣстѣ и видѣла сонъ: ей явился мужъ величественнаго вида; волосы его ниспадали на плечи, и въ рукахъ у него былъ книжный свитокъ, писанный по гречески. Развернувъ свитокъ, онъ подалъ его Нинѣ и повелѣлъ читать, самъ же вдругъ сталъ невидимъ. Пробудившись отъ сна и увидѣвъ въ рукѣ своей чудесный свитокъ, святая Нина прочитала въ немъ слѣдующія евангельскія изреченія: Аминь, глаголю вамъ: идѣже аще проповѣдано будетъ Евангеліе сіе во всемъ мірѣ, речется, и еже сотвори сія (жена), въ память ея (Матѳ. 26, 13). Нѣсть мужескій полъ, ни женскій: вси бо вы едино есте о Христѣ Іисусѣ (Гал. 3, 28). Глагола Іисусъ (женамъ): не бойтеся, идите, возвѣстите братіи Моей (Матѳ. 28, 10). Иже васъ пріемлетъ, Мене пріемлетъ: и иже пріемлетъ Мене, пріемлетъ Пославшаго Мя (Матѳ. 10, 40). Азъ дамъ вамъ уста и премудрость, ейже не возмогутъ противиться, или отвѣщати вси противляющіися вамъ (Лук. 21, 15). Егда приведутъ вы на соборища и власти и владычества, не пецытеся, како или что отвѣщаете, или что речете: Святый бо Духъ научитъ вы въ той часъ, яже подобаетъ рещи (Лук. 12, 11-12). И не убойтеся отъ убивающихъ тѣло, души же не могущихъ убити (Матѳ. 10, 28). Шедше научите вся языки, крестяще ихъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа. И се Азъ съ вами есмь во вся дни, до скончанія вѣка, аминь (Матѳ. 28, 19-20).

Подкрѣпленная симъ Божественнымъ видѣніемъ и утѣшеніемъ, святая Нина съ воодушевленіемъ и новой ревностію продолжала свой путь. Преодолѣвъ по дорогѣ тяжелые труды, голодъ, жажду и страхъ предъ звѣрями, она достигла древняго Карталинскаго города Урбниси [11], въ которомъ оставалась около мѣсяца, проживая въ еврейскихъ домахъ и изучая нравы, обычаи и языкъ новаго для нея народа.

Узнавъ однажды, что всѣ мужчины этого города, равно какъ и прибывшіе изъ окрестностей, собираются идти въ столичный городъ Мцхетъ, для поклоненія своимъ ложнымъ богамъ, отправилась туда съ ними и святая Нина. Когда они подходили къ городу, то встрѣтили близъ Помпеева моста, поѣздъ царя Миріана и царицы Наны; сопровождаемые многочисленной толпой народа, они направлялись къ находившейся противъ города горной вершинѣ, чтобы совершить тамъ поклоненіе бездушному идолу, называвшемуся Армазомъ.

До полудня погода стояла ясная. Но день этотъ, бывшій первымъ днемъ прибытія святой Нины къ цѣли своего спасительнаго для Иверійской страны посланничества, былъ послѣднимъ днемъ господства тамъ упомянутаго языческаго идола. Увлекаемая толпой народа, святая Нина направилась къ горѣ, къ мѣсту, гдѣ находился идольскій жертвенникъ. Найдя для себя удобное мѣсто, она увидала съ него главнаго идола Армаза. Онъ былъ похожъ по виду на человѣка необыкновенно большого роста; выкованный изъ позолоченной мѣди, онъ былъ одѣтъ въ золотой панцырь, съ золотымъ же шлемомъ на головѣ; одинъ глазъ его былъ яхонтовый, другой же былъ сдѣланъ изъ изумруда, оба необыкновенной величины и блеска. Справа отъ Армаза стоялъ другой небольшой золотой идолъ, по имени Каци, слѣва же — серебряный идолъ, по имени Гаимъ.

Вся народная толпа, вмѣстѣ съ своимъ царемъ, стояла въ безумномъ благоговѣніи и трепетѣ предъ своими богами, между тѣмъ какъ жрецы дѣлали приготовленія къ принесенію кровавыхъ жертвъ [12]. И когда, по окончаніи ихъ, воскурился ѳиміамъ, потекла жертвенная кровь, загремѣли трубы и тимпаны, царь и народъ пали лицомъ на землю предъ бездушными истуканами. Воспылало тогда ревностію пророка Иліи сердце святой дѣвы. Воздохнувъ изъ глубины души и поднявъ со слезами глаза свои къ небу, она стала молиться такими словами:

— «Всесильный Боже! приведи народъ этотъ, по множеству милости Твоей, въ познаніе Тебя, Единаго Истиннаго Бога. Разсѣй эти истуканы, — подобно тому, какъ вѣтеръ развѣваетъ съ лица земли пыль и пепелъ. Воззри съ милостію на этотъ народъ, который Ты создалъ Своею всемогущею десницею и почтилъ Своимъ Божественнымъ Образомъ! Ты, Господи и Владыка, — такъ возлюбилъ Свое созданіе, что даже Сына Своего Единороднаго предалъ за спасеніе падшаго человѣчества, — избавь души и сихъ людей Твоихъ отъ всепогибельной власти князя тьмы, который ослѣпилъ ихъ разумныя очи, такъ что они не видятъ истиннаго пути ко спасенію. Благоволи, Господи, дать очамъ моимъ увидѣть окончательное разрушеніе гордо стоящихъ здѣсь идоловъ. Сотвори такъ, чтобы и этотъ народъ и всѣ концы земли уразумѣли даруемое Тобою спасеніе, чтобы и сѣверъ и югъ возрадовались вмѣстѣ о Тебѣ, и чтобы всѣ народы стали покланяться Тебѣ, Единому Предвѣчному Богу, во Единородномъ Твоемъ Сынѣ, Господѣ нашемъ Іисусѣ Христѣ, Которому принадлежитъ слава во вѣки».

Еще не окончила святая сей молитвы, какъ вдругъ грозовыя тучи поднялись съ Запада и быстро понеслись по теченію рѣки Куры. Замѣтивъ опасность, царь и народъ обратились въ бѣгство; Нина же укрылась въ ущельѣ скалы. Туча съ громомъ и молніями разразилась надъ тѣмъ мѣстомъ, гдѣ стоялъ идольскій жертвенникъ. Гордо возвышавшіеся ранѣе идолы были разбиты въ прахъ, стѣны капища были разрушены въ прахъ, при чемъ дождевые потоки низвергли ихъ въ пропасть, а воды рѣки унесли ихъ внизъ по теченію; отъ идоловъ и отъ посвященнаго имъ капища не осталось, такимъ образомъ, и слѣда. Святая же Нина, хранимая Богомъ, невредимо стояла въ ущельѣ скалы и спокойно смотрѣла, какъ внезапно вдругъ разбушевались вокругъ нея стихіи, и потомъ снова возсіяло съ неба свѣтозарное солнце. А все это было въ день преславнаго Преображенія Господня, — когда возсіявшій на Ѳаворѣ истинный свѣтъ впервые преобразилъ на горахъ Иверіи тьму язычества въ свѣтъ Христовъ.

Напрасно на другой день царь и народъ искали своихъ боговъ. Не найдя ихъ, они пришли въ ужасъ и говорили:

— «Великъ богъ Армазъ; однако есть какой-то другой Богъ бóльшій его, Который и побѣдилъ его. Ужъ не христіанскій ли это Богъ, Который посрамилъ древнихъ армянскихъ боговъ и содѣлалъ царя Тиридата христіаниномъ? — Однако въ Иверіи никто не слыхалъ ничего о Христѣ, и никто не проповѣдывалъ, что Онъ — Богъ надъ всѣми богами. Что же такое совершилось, и что будетъ потомъ?»

Спустя много времени послѣ того, святая Нина вошла, подъ видомъ странницы, въ городъ Мцхетъ, при чемъ называла себя плѣнницей. Когда она направлялась къ царскому саду, то жена садовника, Анастасія, быстро вышла на встрѣчу ей, какъ-бы къ знакомой и давно уже ожидаемой. Поклонившись святой, она привела ее въ свой домъ и потомъ, омывъ ея ноги и помазавъ голову ея масломъ, предложила ей хлѣба и вина. Анастасія и мужъ ея упросили Нину, остаться жить у нихъ въ домѣ, какъ сестру, ибо они были бездѣтны и скорбѣли о своемъ одиночествѣ. Впослѣдствіи, по желанію святой Нины, мужъ Анастасіи устроилъ для нея небольшую палатку въ углу сада, на мѣстѣ которой и до сихъ поръ стоитъ небольшая церковь въ честь святой Нины, въ оградѣ Самтаврскаго женскаго монастыря [13]. Святая Нина, поставивъ въ этой палаткѣ врученный ей Богоматерью крестъ, проводила тамъ дни и ночи въ молитвахъ и пѣніи псалмовъ.

Изъ этой палатки открылся свѣтлый рядъ подвиговъ святой Нины и чудесъ, совершенныхъ ею во славу Христова Имени. Первымъ въ Иверіи пріобрѣтеніемъ Христовой Церкви была честная супружеская чета, пріютившая у себя рабу Христову. По молитвѣ святой Нины, Анастасія разрѣшилась отъ своего безчадія и сдѣлалась впослѣдствіи матерью многочисленнаго и счастливаго семейства, равно какъ — и первою женщиною, которая увѣровала въ Иверіи во Христа раньше мужчинъ.

Одна женщина съ громкимъ плачемъ носила по улицамъ города своего умирающаго ребенка, взывая ко всѣмъ о помощи. Взявъ больное дитя, святая Нина положила его на свое, устроенное изъ листьевъ, ложе; помолившись, она возложила на малютку свой крестъ изъ виноградныхъ лозъ и потомъ возвратила его плакавшей матери живымъ и здоровымъ.

Съ этого времени святая Нина начала открыто и всенародно проповѣдывать Евангеліе и призывать иверійскихъ язычниковъ и іудеевъ къ покаянію и вѣрѣ во Христа. Ея благочестивая, праведная и цѣломудренная жизнь была извѣстна всѣмъ и привлекала къ святой взоры, слухъ и сердце народа. Многіе, — и особенно жены еврейскія, — стали часто приходить къ Нинѣ, чтобы послушать изъ ея медоточивыхъ устъ новое ученіе о Царствіи Божіемъ и вѣчномъ спасеніи, и начинали тайно принимать вѣру во Христа. Таковы были: Сидонія, дочь первосвященника карталинскихъ евреевъ Авіаѳара, и шесть другихъ женщинъ — евреянокъ. Вскорѣ увѣровалъ во Христа и самъ Авіаѳаръ, — послѣ того какъ услышалъ толкованія святой Нины на древнія пророчества объ Іисусѣ Христѣ и какъ они исполнились на Немъ, какъ Мессіи. Впослѣдствіи самъ Авіаѳаръ такъ разсказывалъ объ этомъ:

— «Законъ Моисеевъ и пророки вели ко Христу, Котораго я проповѣдую, — говорила мнѣ святая Нина. — Онъ есть конецъ и завершеніе Закона. Начавъ съ сотворенія міра, какъ объ этомъ говорится и въ нашихъ книгахъ, сія дивная жена разсказала мнѣ о всемъ, что Богъ устроилъ для спасенія людей чрезъ обѣтованнаго Мессію. Іисусъ по истинѣ есть сей Мессія, сынъ Дѣвы, по пророческому предсказанію. Отцы наши, движимые завистію, пригвоздили Его ко кресту и умертвили, но Онъ воскресъ, вознесся на небо и снова придетъ со славою на землю. Онъ — Тотъ, Кого ожидаютъ народы, и Кто составляетъ славу Израиля. Именемъ Его святая Нина, на моихъ глазахъ, совершала много знаменій и чудесъ, которыя можетъ совершить только одна сила Божія».

Часто бесѣдуя съ этимъ Авіаѳаромъ, святая Нина услыхала отъ него слѣдующій разсказъ о Хитонѣ Господнемъ:

— «Я слышалъ отъ своихъ родителей, а тѣ слыхали отъ своихъ отцовъ и дѣдовъ, что, когда въ Іерусалимѣ царствовалъ Иродъ, евреями, жившими въ Мцхетѣ и во всей карталинской странѣ [14], было получено извѣстіе, что въ Іерусалимъ приходили персидскіе цари, что они искали новорожденнаго Младенца мужескаго пола, изъ потомства Давидова, рожденнаго матерью, безъ отца, и называли Его Іудейскимъ Царемъ. Они нашли Его въ городѣ Давидовомъ Виѳлеемѣ, въ убогомъ вертепѣ, и принесли Ему въ даръ царское золото, цѣлебную смирну и благовонный ладанъ; поклонившись Ему, они возвратились въ свою страну (Матѳ. 2, 11-12).

Прошло послѣ этого тридцать лѣтъ, — и вотъ прадѣдъ мой Еліозъ получилъ изъ Іерусалима отъ первосвященника Анны письмо такого содержанія:

«Тотъ, къ Кому приходили на поклоненіе персидскіе цари съ своими дарами, достигъ совершеннаго возраста и сталъ проповѣдывать, что Онъ — Христосъ, Мессія и Сынъ Божій. Приходите въ Іерусалимъ, чтобы видѣть смерть Его, которой Онъ будетъ преданъ по закону Моисееву».

Когда Еліозъ собрался, вмѣстѣ со многими другими, идти въ Іерусалимъ, мать его благочестивая старица, изъ рода первосвященника Илія, сказала ему:

— «Ступай, сынъ мой, по царскому зову; но умоляю тебя, — не будь за-одно съ нечестивыми противъ Того, Кого они вознамѣрились умертвить; Онъ — Тоть, Кого предвозвѣстили пророки, Кто представляетъ Собою загадку для мудрецовъ, тайну, сокрытую отъ начала вѣковъ, свѣтъ для народовъ и вѣчную жизнь».

Еліозъ, вмѣстѣ съ Каренійскимъ Лонгиномъ, пришелъ въ Іерусалимъ и присутствовалъ при распятіи Христа. Мать же его оставалась въ Мцхетѣ. Наканунѣ Пасхи она внезапно почувствовала вдругъ въ своемъ сердцѣ какъ-бы удары молотка, вбивающаго гвозди, и громко воскликнула:

— «Погибло нынѣ царство Израиля, потому что предали смерти Спасителя и Избавителя его; народъ сей отнынѣ будетъ повиненъ въ крови своего Создателя и Господа. Горе мнѣ, что я не умерла ранѣе сего: не слыхала бы я этихъ страшныхъ ударовъ! Не увидѣть уже мнѣ болѣе на землѣ Славы Израиля!»

Сказавъ это, она умерла. Еліозъ же, присутствовавшій при распятіи Христа, пріобрѣлъ Хитонъ Его отъ римскаго воина [15], которому тотъ достался по жребію, и принесъ его въ Мцхетъ. Сестра Еліоза Сидонія, привѣтствуя брата съ благополучнымъ возвращеніемъ, разсказала ему о чудной и внезапной смерти матери и предсмертныхъ словахъ ея. Когда же Еліозъ, подтвердивъ предчувствіе матери относительно распятія Христова, показалъ сестрѣ Хитонъ Господень, Сидонія, взявъ его, стала цѣловать со слезами, прижала потомъ его къ груди своей и тотчасъ пала мертвой. И никакая сила человѣческая не могла исторгнуть изъ рукъ умершей эту священную одежду, — даже самъ царь Адеркій, пришедшій съ своими вельможами видѣть необычайную смерть дѣвицы и желавшій также вынуть изъ рукъ ея одежду Христову. Спустя нѣкоторое время, Еліозъ предалъ землѣ тѣло своей сестры, вмѣстѣ же съ нею схоронилъ и хитонъ Христовъ и сдѣлалъ это столь тайно, что даже и до сего времени никто не знаетъ мѣста погребенія Сидоніи. Нѣкоторые предполагали только, что это мѣсто находится посрединѣ царскаго сада, гдѣ съ того времени самъ собою выросъ стоящій тамъ и теперь, тѣнистый кедръ; къ нему стекаются со всѣхъ сторонъ вѣрующіе, почитая его, какъ нѣкоторую великую силу; тамъ, подъ корнями кедра, по преданію и находится гробъ Сидоніи.

Услышавъ объ этомъ преданіи, святая Нина стала приходить по ночамъ молиться подъ этотъ дубъ; однако, она сомнѣвалась, дѣйствительно ли подъ корнями его скрытъ хитонъ Господень. Но таинственныя видѣнія, бывшія ей на этомъ мѣстѣ, увѣрили ее, что мѣсто это свято и въ будущемъ прославится. Такъ, однажды, по совершеніи полунощныхъ молитвъ, святая Нина видѣла: вотъ изъ всѣхъ окрестныхъ странъ слетѣлись къ царскому саду стаи черныхъ птицъ, отсюда же онѣ полетѣли къ рѣкѣ Арагвѣ [16] и омывались въ водахъ ея. Спустя немного, онѣ поднялись вверхъ, но — уже бѣлыми какъ снѣгъ, и потомъ, опустившись на вѣтви кедра, онѣ огласили садъ райскими пѣснями. Это было яснымъ знаменіемъ, что окрестные народы просвѣтятся водами святаго крещенія, а на мѣстѣ кедра будетъ храмъ въ честь Истиннаго Бога, и въ семъ храмѣ имя Господне будетъ славимо во вѣки. Еще видѣла святая Нина, что, будто, горы, стоявшія одна противъ другой, Армаза и Задена, потряслись и пали. Слышала она также звуки битвы и вопли бѣсовскихъ полчищъ, какъ будто бы вторгшихся, въ образѣ персидскихъ воиновъ, въ столичный городъ, и страшный голосъ, подобный голосу царя Хозроя, повелѣвающій предать все уничтоженію. Но все сіе страшное видѣніе исчезло, лишь только святая Нина, поднявъ крестъ, начертала имъ въ воздухѣ знаменіе креста и сказала:

— «Умолкните, бѣсы! насталъ конецъ вашей власти: ибо вотъ Побѣдитель!»

Будучи увѣряема сими знаменіями, что близко Царство Божіе и спасеніе Иверійскаго народа, святая Нина непрестанно проповѣдывала народу слово Божіе. Вмѣстѣ съ нею трудились въ благовѣстіи Христовомъ и ученики ея, — особенно же Сидонія и отецъ ея Авіаѳаръ. Послѣдній настолько ревностно и настойчиво спорилъ съ прежними своими единовѣрцами-іудеями объ Іисусѣ Христѣ, что потерпѣлъ отъ нихъ даже гоненіе и былъ осужденъ на побіеніе камнями; только царь Миріанъ спасъ его отъ смерти. И самъ царь началъ размышлять въ своемъ сердцѣ о Христовой вѣрѣ, ибо онъ зналъ, что эта вѣра не только распространилась въ сосѣднемъ Армянскомъ царствѣ, но что и въ Римской Имперіи царь Константинъ, побѣдивъ именемъ Христа и силою креста Его всѣхъ своихъ враговъ, сдѣлался христіаниномъ и покровителемъ христіанъ [17]. Иверія находилась тогда подъ властію римлянъ, и сынъ Миріана Бакаръ былъ въ то время заложникомъ въ Римѣ; поэтому Миріанъ не препятствовалъ святой Нинѣ проповѣдывать Христа и въ своемъ городѣ. Питала злобу противъ христіанъ лишь супруга Миріана, царица Нана, женщина жестокая и усердная почитательница бездушныхъ идоловъ, которая поставила въ Иверіи статую богини Венеры [18]. Однако благодать Божія, немощная врачующая и оскудѣвающая восполняющая [19], скоро исцѣлила и эту болящую духомъ женщину. Царица расхворалась; и чѣмъ болѣе усилій употребляли врачи, тѣмъ сильнѣе дѣлалась болѣзнь; царица была при смерти. Тогда приближенныя къ ней женщины, видя великую опасность, стали упрашивать ее, чтобы она позвала странницу Нину, которая одною только молитвою къ проповѣдуемому ею Богу исцѣляетъ всякіе недуги и болѣзни. Царица приказала привести къ ней эту странницу. Святая Нина, испытывая вѣру и смиреніе царицы, сказала посланнымъ:

— «Если царица хочетъ быть здоровой, пусть придетъ ко мнѣ сюда въ эту палатку, и я вѣрую, что она получитъ здѣсь исцѣленіе силою Христа, Бога моего».

Царица повиновалась и приказала нести себя на носилкахъ въ палатку святой; слѣдомъ за ней шли сынъ ея Ревъ и множество народа. Святая Нина, распорядившись, чтобы больную царицу положили на ея лиственное ложе, преклонила колѣна и усердно помолилась Господу, Врачу душъ и тѣлесъ. Потомъ, взявъ свой крестъ, она положила его на голову больной, на ноги ея и на оба плеча и сдѣлала такимъ образомъ на ней крестное знаменіе. Лишь только она совершила это, царица тотчасъ встала съ одра болѣзни здоровою. Возблагодаривъ Господа Іисуса Христа, царица тамъ же предъ святою Ниною и народомъ — а послѣ и дома, — предъ супругомъ своимъ царемъ Миріаномъ — громко исповѣдала, что Христосъ есть истинный Богъ. Она сдѣлала святую Нину своею приближенною подругою и постоянной собесѣдницей, питая свою душу ея святыми поученіями. Потомъ царица приблизила къ себѣ мудраго старца Авіаѳара и его дочь Сидонію, при чемъ научилась отъ нихъ многому въ вѣрѣ и благочестіи. Самъ царь Миріанъ (сынъ персидскаго царя Хозроя и родоначальникъ въ Грузіи династіи Сассанидовъ), еще медлилъ открыто исповѣдать Христа Богомъ, а старался, напротивъ, быть ревностнымъ идолопоклонникомъ. Однажды онъ вознамѣрился даже истребить исповѣдниковъ Христовыхъ и вмѣстѣ съ ними святую Нину, и это  — по слѣдующему случаю. Близкій родственникъ персидскаго царя, человѣкъ ученый и ревностный послѣдователь Зороастрова ученія, пришелъ въ гости къ Миріану и, спустя нѣсколько времени, впалъ въ тяжелый недугъ бѣснованія. Боясь гнѣва персидскаго царя, Миріанъ умолялъ чрезъ пословъ святую Нину, чтобы она пришла и исцѣлила царевича. Она приказала привести больнаго къ кедру, который былъ посрединѣ царскаго сада, поставила его лицомъ къ востоку съ поднятыми вверхъ руками и велѣла ему три раза повторить:

— «Отрекаюсь отъ тебя, сатана, и предаю себя Христу, Сыну Божію!»

Когда бѣсноватый сказалъ это, тотчасъ духъ, потрясши, повалилъ его на землю, какъ мертваго; однако, не будучи въ силахъ противостоять молитвамъ святой дѣвы, вышелъ изъ больнаго. Царевичъ же, по выздоровленіи, увѣровалъ во Христа и возвратился въ свою страну христіаниномъ. Послѣдняго Миріанъ испугался болѣе, чѣмъ если бы этотъ царевичъ умеръ, ибо онъ боялся гнѣва персидскаго царя, который былъ огнепоклонникомъ, за обращеніе ко Христу его родственника въ домѣ Миріана. Онъ сталъ грозить предать за это смерти святую Нину и истребить всѣхъ, находившихся въ городѣ, христіанъ.

Обуреваемый такими враждебными помыслами противъ христіанъ, царь Миріанъ отправился въ Мухранскіе [20] лѣса, чтобы разсѣяться охотою. Бесѣдуя тамъ съ своими спутниками, онъ говорилъ:

— «Мы навлекли на себя страшный гнѣвъ своихъ боговъ за то, что дозволили чародѣямъ-христіанамъ проповѣдывать вѣру ихъ въ нашей землѣ. Впрочемъ, скоро я истреблю мечемъ всѣхъ, кто покланяется Кресту и Распятому на немъ. Прикажу отречься отъ Христа и царицѣ; если же она не послушаетъ, погублю и ее вмѣстѣ съ прочими христіанами».

Съ такими словами царь поднялся на вершину обрывистой горы Тхоти. И вдругъ внезапно свѣтлый день обратился въ непроглядную тьму, и поднялась буря, подобная той, которая ниспровергла кумиръ Армаза; блескъ молніи ослѣпилъ глаза царя, громъ разсѣялъ всѣхъ спутниковъ его. Въ отчаяніи царь сталъ взывать о помощи къ богамъ своимъ, но они не подавали голоса и не слышали. Почувствовавъ надъ собою карающую руку Бога Живаго, царь воззвалъ:

— «Боже Нины! разсѣй мракъ предъ очами моими, и я исповѣдую и прославлю имя Твое!»

И тотчасъ стало свѣтло вокругъ, и буря утихла. Изумляясь такой силѣ одного лишь имени Христова, царь обратился лицомъ къ востоку, поднялъ руки свои къ небу и со слезами взывалъ:

— «Боже, Котораго проповѣдуетъ раба Твоя Нина! Ты одинъ поистинѣ Богъ надъ всѣми богами. И вотъ нынѣ я вижу великую Твою благость ко мнѣ, и мое сердце чувствуетъ отраду, утѣшеніе и близость Твою ко мнѣ. Боже благословенный! на семъ мѣстѣ я воздвигну древо креста [21], чтобы на вѣчное время было памятно явленное Тобою мнѣ нынѣ знаменіе!»

Когда царь возвращался въ столицу и шелъ по улицамъ города, онъ громко восклицалъ:

— «Прославьте, всѣ люди, Бога Нины, Христа, ибо Онъ — Богъ вѣчный, и Ему Единому подобаетъ всякая слава во вѣки!»

Царь искалъ святую Нину и спрашивалъ:

— «Гдѣ та странница, Богъ которой — мой Избавитель?»

Святая совершала въ это время вечернія молитвы въ своей палаткѣ. Царь и вышедшая на встрѣчу ему царица, сопровождаемые множествомъ народа, пришли къ этой палаткѣ и, увидѣвъ святую, припали къ ногамъ ея, причемъ царь восклицалъ:

— «О, мать моя! научи и сдѣлай меня достойнымъ призывать имя великаго Бога твоего, моего Спасителя!»

Въ отвѣтъ ему, изъ очей святой Нины потекли неудержимыя слезы радости. При видѣ ея слезъ, заплакали царь и царица, а вслѣдъ за ними громко зарыдалъ и весь собравшійся тамъ народъ. Свидѣтельница, а впослѣдствіи и описательница этого событія, Сидонія говоритъ:

— «Каждый разъ, когда я вспоминаю объ этихъ священныхъ минутахъ, слезы духовной радости невольно льются изъ моихъ очей».

Обращеніе ко Христу царя Миріана [22] было рѣшительнымъ и непоколебимымъ; Миріанъ былъ для Грузіи тѣмъ, чѣмъ Императоръ Константинъ Великій былъ въ то время для Греціи и Рима. Господь избралъ Миріана руководителемъ спасенія всѣхъ Иверійскихъ народовъ. Немедленно Миріанъ отправилъ пословъ въ Грецію къ царю Константину съ просьбою прислать къ нему епископа и священниковъ, чтобы крестить народъ, научить его вѣрѣ Христовой, насадить и утвердить въ Иверіи святую Церковь Божію. Пока же не возвратились послы съ священниками, святая Нина непрерывно учила народъ Христову Евангелію, указывая чрезъ это истинный путь ко спасенію душъ и наслѣдованію небеснаго Царства; учила она ихъ и молитвамъ Христу Богу, подготовляя такимъ образомъ ко святому крещенію.

Царь пожелалъ еще до прихода священниковъ построить храмъ Божій и выбралъ для этого мѣсто по указанію святой Нины, въ своемъ саду, именно — тамъ, гдѣ стоялъ упомянутый великій кедръ, говоря:

— «Пусть этотъ тлѣнный и скоропреходящій садъ обратится въ нетлѣнный и духовный садъ, произращающій плоды въ жизнь вѣчную!»

Кедръ былъ срубленъ и изъ шести сучьевъ его вытесали шесть столбовъ, которые и утвердили, безъ всякаго труда, на предназначенныхъ имъ въ зданіи мѣстахъ. Когда же плотники хотѣли поднять седьмой столбъ, вытесанный изъ самаго ствола кедра, чтобы поставить его въ основаніе храма, то всѣ были изумлены. такъ какъ никакой силой невозможно было сдвинуть его съ мѣста. При наступленіи вечера, опечаленный царь пошелъ къ себѣ домой, размышляя, что бы это означало? Разошелся и народъ. Только одна святая Нина осталась на всю ночь на мѣстѣ постройки, съ своими ученицами, молясь и обливая слезами пень срубленнаго дерева. Рано по-утру явился святой Нинѣ дивный юноша, опоясанный огненнымъ поясомъ, и сказалъ ей на-ухо три какихъ-то таинственныхъ слова, услышавъ которыя, она упала на землю и поклонилась ему. Потомъ этотъ юноша подошелъ къ столбу и, обнявъ его, поднялъ съ собой высоко на воздухъ. Столбъ блестѣлъ подобно молніи, такъ что освѣщалъ весь городъ. Царь и народъ собрались къ этому мѣсту; со страхомъ и радостію смотря на чудное видѣніе, всѣ удивлялись, какимъ образомъ этотъ тяжелый столбъ, никѣмъ не поддерживаемый, то поднимался вверхъ локтей [23] на двадцать отъ земли, то опускался внизъ и касался пня, на которомъ росъ; наконецъ онъ остановился и сталъ неподвижно на своемъ мѣстѣ. Изъ-подъ основанія столба начало истекать благовонное и цѣлебное мѵро, и всѣ страдавшіе различными болѣзнями и ранами, съ вѣрой мазавшіеся этимъ мѵромъ, получали исцѣленіе. Такъ, одинъ еврей, слѣпой отъ рожденія, лишь только прикоснулся къ этому свѣтоносному столбу, тотчасъ прозрѣлъ и, увѣровавъ во Христа, прославилъ Бога. Мать одного мальчика, семь лѣтъ лежавшаго въ тяжкой болѣзни, принесла его къ живоносному столбу и умоляла святую Нину исцѣлить его, исповѣдуя, что проповѣдуемый ею Христосъ Іисусъ воистинну Сынъ Божій. Лишь только святая Нина, коснувшись столба своею рукою, положила ее потомъ на больнаго, мальчикъ тотчасъ же выздоровѣлъ. Чрезвычайное стеченіе къ живоносному столбу народа побудило царя отдать распоряженіе строителямъ, чтобы они поставили вокругъ него ограду. Мѣсто это съ того времени, стали чтить не только христіане, но и язычники. Вскорѣ было закончено и сооруженіе перваго въ Иверійской странѣ деревяннаго храма.

Посланные Миріаномъ къ царю Константину были приняты имъ съ великою честію и радостію и возвратились въ Иверію со многими дарами отъ него. Вмѣстѣ съ ними пришелъ, посланный царемъ, Антіохійскій архіепископъ Евстаѳій съ двумя священниками, тремя діаконами и со всѣмъ необходимымъ для богослуженія. Тогда царь Миріанъ отдалъ приказаніе всѣмъ правителямъ областей, воеводамъ и придворнымъ, чтобы всѣ непремѣнно явились къ нему въ столичный городъ. И когда они собрались, царь Миріанъ [24], царица и всѣ дѣти ихъ тотчасъ же въ присутствіи всѣхъ приняли святое крещеніе. Крещальня была устроена близъ моста на рѣкѣ Курѣ, гдѣ ранѣе стоялъ домъ еврея Еліоза, а потомъ было капище языческихъ жрецовъ; тамъ епископъ и крестилъ военачальниковъ и царскихъ вельможъ, почему это мѣсто было названо «Мтаварта санатлави», т. е. «купель вельможъ». Нѣсколько ниже этого мѣста два священника крестили народъ. Съ великимъ усердіемъ и радостію шелъ онъ креститься, помня слова святой Нины, что если кто не получитъ возрожденія отъ воды и Духа Святаго, тотъ не увидитъ жизни и свѣта вѣчнаго, но душа его погибнетъ во мракѣ ада. Священники ходили по всѣмъ окрестнымъ городамъ и селеніямъ и крестили народъ. Такимъ образомъ, вскорѣ мирно была крещена вся Карталинская страна, кромѣ лишь кавказскихъ горцевъ, еще надолго оставшихся во тьмѣ язычества. Не приняли крещенія и Мцхетскіе евреи, кромѣ лишь первосвященника ихъ Авіаѳара, крестившагося со всѣмъ своимъ домомъ; съ нимъ же крестились пятьдесятъ еврейскихъ семействъ, бывшихъ, какъ разсказываютъ, потомками разбойника Вараввы (Матѳ. 27, 17). Царь Миріанъ, въ знакъ своего благоволенія за принятіе святаго крещенія, подарилъ имъ мѣстечко повыше Мцхета, называемое «Цихе-диди».

Такъ, при помощи Божіей и утвержденіи Господомъ слова евангельскаго благовѣстія, архіепископъ Евстаѳій [25], вмѣстѣ со святою Ниною, въ нѣсколько лѣтъ просвѣтили Иверійскую страну. Учредивъ на греческомъ языкѣ чинъ богослуженія, освятивъ первый въ Мцхетѣ храмъ во имя двѣнадцати апостоловъ, устроенный по образцу Цареградскаго и заповѣдавъ юной церкви Христовой миръ, архіепископъ Евстаѳій возвратился въ Антіохію [26]; епископомъ Иверіи онъ поставилъ пресвитера Іоанна, который находился въ зависимости отъ Антіохійскаго престола.

По прошествіи нѣсколькихъ лѣтъ, благочестивый царь Миріанъ отправилъ къ царю Константину новое посольство, умоляя его прислать въ Иверію какъ можно больше священниковъ, чтобы никто въ его царствѣ не былъ лишенъ возможности слышать слово спасенія, и чтобы входъ въ благодатное и вѣчное Царство Христово былъ открытъ для всѣхъ [27]. Просилъ онъ также прислать въ Грузію искусныхъ зодчихъ, для сооруженія каменныхъ церквей. Константинъ Великій съ святой любовію и радостію исполнилъ просьбу Миріана. Онъ вручилъ посламъ Миріана, кромѣ большого количества золота и серебра, еще часть (подножіе) животворящаго древа креста Господня, который въ это время уже былъ обрѣтенъ (въ 326 г. по Р. Хр.) святою Еленою, матерью Константина Великаго; вручилъ имъ также онъ и одинъ изъ гвоздей, которыми были пригвождены ко кресту пречистыя руки Господни. Имъ были даны еще кресты [28], иконы Христа Спасителя и Пресвятой Дѣвы Богородицы, равно какъ — въ основаніе церквей — и мощи святыхъ мучениковъ. Въ то же время сынъ Миріана и наслѣдникъ его Бакурій, проживавшій въ Римѣ заложникомъ, былъ отпущенъ къ своему отцу.

Послы Миріана, возвращаясь въ Иверію со многими священниками и зодчими, заложили основаніе перваго храма въ селѣ Ерушети, на границѣ Карталинской земли [29] и оставили для этого храма [30] гвоздь отъ креста Господня [31]. Второй храмъ они основали въ селѣ Манглисѣ, въ сорока верстахъ къ югу отъ Тифлиса, и здѣсь оставили вышеупомянутую часть животворящаго древа [32]. Въ Мцхетѣ же ими былъ основанъ каменный храмъ во имя Преображенія Господня; по желанію царя и указанію святой Нины, онъ былъ заложенъ въ саду царскомъ, близъ палатки святой Нины. Она не видала окончанія сооруженія этого величественнаго храма. Избѣгая славы и почестей, которыя воздавали ей и царь и народъ, пламенѣя желаніемъ послужить къ еще бóльшему прославленію имени Христова, она ушла изъ многолюднаго города въ горы, на безводныя высоты Арагвы и стала тамъ молитвою и постомъ приготовляться къ новымъ благовѣстническимъ трудамъ въ сосѣднихъ съ Карталіей областяхъ. Найдя небольшую пещеру, скрытую за вѣтвями деревьевъ, она стала жить въ ней. Здѣсь она источила себѣ слезною молитвою воду изъ камня. Изъ источника этого и до сихъ поръ капаютъ капли воды, какъ слезы, почему онъ называется въ народѣ «слезнымъ»; называютъ его также и «млечнымъ» источникомъ, ибо онъ подаетъ молоко изсохшимъ грудямъ матерей.

Въ то время жители Мцхета созерцали чудное видѣніе: въ продолженіе нѣсколькихъ ночей новосозданный храмъ украшалъ сіявшій надъ нимъ на небѣ свѣтлый крестъ съ вѣнцомъ изъ звѣздъ. При наступленіи же утренней зари, отъ этого креста отдѣлялись четыре самыхъ свѣтлыхъ звѣзды и направлялись — одна къ востоку, другая къ западу, третья освѣщала церковь, домъ епископа и весь городъ, четвертая, освѣтивъ убѣжище святой Нины, поднималась къ вершинѣ утеса, на которомъ росло одно величественное дерево. Ни епископъ Іоаннъ, ни царь не могли понять, что означаетъ это видѣніе. Но святая Нина приказала срубить это дерево, сдѣлать изъ него четыре креста и поставить одинъ на упомянутомъ утесѣ [33], другой — къ западу отъ Мцхета, на горѣ Тхоти, — мѣстѣ, гдѣ царь Миріанъ сначала ослѣпъ, и потомъ прозрѣлъ и обратился къ Истинному Богу; третій крестъ она велѣла отдать царской невѣсткѣ, женѣ Рева, Саломіи, чтобы та водрузила его въ своемъ городѣ Уджармѣ; четвертый же — она предназначила для селенія Бодби (Буди) — владѣнія Кахетинской царицы Соджи (Софіи), къ которой вскорѣ и сама отправилась, для обращенія ея къ христіанской вѣрѣ.

Взявъ съ собою пресвитера Іакова и одного діакона, святая Нина пошла въ горныя страны, на сѣверъ отъ Мцхета, къ верховьямъ рѣкъ Арагвы и Іоры [34] и огласила евангельскою проповѣдью горныя селенія Кавказа. Дикіе горцы, обитавшіе въ Чалети, Ерцо, Тіонети, и многіе другіе, подъ дѣйствіемъ Божественной силы евангельскаго слова и подъ вліяніемъ чудесныхъ знаменій, совершавшихся по молитвѣ святой проповѣдницы Христовой, приняли Евангеліе царствія Христова, уничтожили своихъ идоловъ и приняли крещеніе отъ пресвитера Іакова. Пройдя потомъ Кокабети и обративъ всѣхъ жителей въ христіанскую вѣру, святая проповѣдница направилась къ югу Кахетіи и, достигши селенія Бодби (Буди), границы ея святыхъ подвиговъ и земного странствованія, поселилась тамъ. Устроивъ себѣ на склонѣ горы палатку и проводя дни и ночи въ молитвѣ предъ святымъ крестомъ, святая Нина скоро привлекла къ себѣ вниманіе окрестныхъ жителей. Они стали постоянно собираться къ ней, чтобы послушать ея трогательныхъ поученій о Христовой вѣрѣ и о пути къ вѣчной жизни. Въ Бодби въ это время жила царица Кахетіи Соджа (Софія); пришла и она, вмѣстѣ съ другими, послушать дивную проповѣдницу. Пришедши однажды и съ наслажденіемъ послушавъ ее, она уже не хотѣла потомъ оставить ее: она преисполнилась искренней вѣрой въ спасительную проповѣдь святой Нины. Въ скоромъ времени Софія, вмѣстѣ съ своими царедворцами и множествомъ народа, приняла отъ пресвитера Іакова святое крещеніе.

Совершивъ, такимъ образомъ, въ Кахетіи послѣднее дѣло своего апостольскаго служенія въ Иверійской странѣ, святая Нина получила отъ Бога откровеніе о приближеніи своей кончины. Сообщая объ этомъ въ письмѣ къ царю Миріану, святая призывала на него и на царство его вѣчное благословеніе Божіе и Пречистой Дѣвы Богоматери и огражденіе неодолимою силою Креста Господня, и далѣе писала:

— «Я же, какъ странница и пришелица, ухожу теперь изъ этого міра и пойду путемъ своихъ отцовъ. Прошу тебя, царь, пришли ко мнѣ епископа Іоанна, чтобы приготовить меня въ вѣчный путь, ибо близокъ уже день моей смерти».

Письмо было отправлено съ самой царицей Софіей. По прочтеніи его, царь Миріанъ, всѣ придворные его и весь освященный клиръ, во главѣ съ епископомъ, поспѣшно отправились къ умирающей и застали ее еще въ живыхъ. Многочисленная толпа народа, окружая смертное ложе святой, орошала его слезами; многіе изъ больныхъ получали чрезъ прикосновеніе къ нему исцѣленіе. Подъ конецъ своей жизни, святая Нина, по неотступной просьбѣ плакавшихъ у ея ложа ученицъ, разсказала имъ о своемъ происхожденіи и своей жизни. Саломія же Уджармская записывала разсказываемое ею, что кратко изложено и здѣсь (на основаніи записей Саломіи составлялись и всѣ послѣдующія сказанія о святой Нинѣ). Святая Нина говорила:

— «Пусть будетъ описана моя бѣдная и лѣнивая жизнь, чтобы она была извѣстной и дѣтямъ вашимъ, равно какъ — и вѣра ваша и любовь, которою вы возлюбили меня. Пусть даже отдаленные потомки ваши знаютъ о тѣхъ знаменіяхъ Божіихъ, которыя вы удостоились видѣть своими глазами и которыхъ вы — свидѣтели».

Затѣмъ она преподала нѣсколько наставленій о вѣчной жизни, благоговѣйно причастилась изъ рукъ епископа спасительныхъ Таинъ Тѣла и Крови Христовыхъ, завѣщала предать погребенію тѣло ея въ той же убогой палаткѣ, гдѣ она теперь, чтобы новооснованная Кахетинская церковь не осталась сиротствующею, и съ миромъ предала духъ свой въ руцѣ Господни [35].

Царь и епископъ, а съ ними и весь народъ, были глубоко опечалены смертью великой подвижницы вѣры и благочестія; они вознамѣрились перенести драгоцѣнные останки святой въ Мцхетскую соборную церковь и предать ихъ погребенію у живоноснаго столба, но, несмотря ни на какія усилія, не могли сдвинуть гробъ святой Нины съ выбраннаго ею самой мѣста упокоенія. Тѣло Христовой благовѣстницы похоронили на мѣстѣ ея убогой палатки въ селеніи Буди (Бодби). На могилѣ ея въ скоромъ времени царь Миріанъ заложилъ, а сынъ его, царь Бакуръ, достроилъ [36] и освятилъ храмъ, во имя родственника святой Нины, святаго великомученика Георгія. Храмъ этотъ обновляли много разъ, но онъ никогда не подвергался разрушенію; онъ уцѣлѣлъ и до сихъ поръ. При этомъ храмѣ была учреждена Бодбійская митрополія, старшая во всей Кахетіи, изъ которой евангельская проповѣдь стала распространяться до глубины горъ восточнаго Кавказа.

Всеблагій Богъ прославилъ нетлѣніемъ тѣло святой Нины, скрытое, по ея повелѣнію подъ спудомъ (и послѣ нея въ Грузіи не было въ обычаѣ открывать мощи святыхъ). У гроба ея происходили многочисленныя и непрерывныя знаменія и чудеса. Эти благодатныя знаменія, святая и ангелоподобная жизнь и апостольскіе труды святой Нины, которые она предприняла и со славою докончила, побудили юную церковь Иверійскую признать святую Нину, съ благословенія церкви Антіохійской, равноапостольною просвѣтительницею Иверіи, присоединить ее къ лику святыхъ и установить въ честь ея ежегодный праздникъ 14-го января, въ день ея блаженной кончины. И хотя годъ установленія этого праздника неизвѣстенъ съ точностію, однако, очевидно, онъ былъ установленъ въ скоромъ времени по смерти святой Нины, потому что, спустя немного послѣ этого, въ Иверіи начали уже сооружать церкви во имя святой равноапостольной Нины. До сихъ поръ цѣла еще небольшая каменная церковь противъ Мцхета въ честь святой Нины, построенная царемъ Вахтангомъ Гургъ-Асланомъ [37] на той горѣ, на которой святая Нина въ первый разъ уничтожила своею молитвою идола Армаза.

И православная Россійская церковь, которая приняла къ себѣ, какъ въ спасительный ковчегъ, Иверійскую церковь, возмущаемую многочисленными нападеніями со стороны иновѣрныхъ сосѣдей ея, никогда не сомнѣвалась почитать святую Нину равноапостольной. Посему и іерархи ея, поставляемые во главу управленія Иверійской церкви, съ титуломъ экзарховъ Грузіи [38], освятили во имя равноапостольной Нины уже множество церквей, особенно — въ зданіяхъ женскихъ училищъ. Одинъ же изъ бывшихъ экзарховъ Грузіи, впослѣдствіи предстоятель Всероссійской церкви, митрополитъ Исидоръ, перевелъ съ грузинскаго языка на славянскій даже и службу святой равноапостольной Нинѣ и издалъ ее въ 1860 году, съ благословенія Святѣйшаго Синода, для церковнаго употребленія. Справедливо православная Иверійская церковь, старшая сестра Россійской церкви, прославляетъ свою основательницу, святую Нину, какъ равноапостольную, просвѣтившую святымъ крещеніемъ всю Иверійскую страну и обратившую ко Христу многія тысячи душъ. Ибо если будетъ какъ уста Божіи тотъ, кто одного грѣшника обратитъ отъ ложнаго пути его (Іак. 5, 20) и извлечетъ драгоцѣнное изъ ничтожнаго (Іер. 15, 19); то — насколько же больше оказалась поистинѣ устами Божіими та, которая обратила къ Богу отъ гибельнаго языческаго обольщенія столько народовъ, не вѣдавшихъ прежде истиннаго Бога! Она присоединилась къ сонму святыхъ въ Царствіи Христа Бога нашего, Которому, со Отцемъ и Святымъ Духомъ, подобаетъ честь, слава, благодареніе и поклоненіе нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ, аминь.


Не лишнимъ будетъ сказать здѣсь еще и о слѣдующемъ. Въ предѣлахъ нынѣшней Грузіи (въ которую входятъ: Кахетія, Карталинія, Имеретія, Гурія, Мингрелія, Абхазія, Сванетія, часть Осетіи, также и Дагестанъ), въ особенности по западному берегу Каспійскаго моря, были, хотя и въ небольшомъ количествѣ, христіане и ранѣе святой Нины, и впервые благовѣствовалъ о Христѣ Спасителѣ въ горахъ Кавказа тотъ же первозванный апостолъ Андрей, благовѣстническимъ словомъ котораго были оглашены, по преданію, и Кіевскія горы. Древнее преданіе, записанное въ грузинскихъ лѣтописяхъ, согласное и съ сказаніемъ Четьихъ-Миней (подъ 30 ноября[39], говоритъ, что апостолъ Андрей проповѣдывалъ о Христѣ въ слѣдующихъ мѣстахъ: въ Кларжетѣ, который находится невдалекѣ отъ Ахалцыха, на юго-западъ [40]; въ Ацхверѣ, нынѣ — село Ацхуры, близъ входа въ Боржомское ущелье; въ Цхумѣ, что нынѣ — городъ Сухумъ-Кале, въ Абхазіи, въ Мингреліи и въ сѣверной Осетіи. Въ Ацхурѣ апостолъ основалъ церковь и оставилъ тамъ чудотворный образъ Божіей Матери, который во все послѣдующее время пользовался великимъ почитаніемъ не только среди христіанъ, но — и со стороны невѣрующихъ горцевъ; онъ существуетъ и до сего времени въ монастырѣ Гаенатскомъ [41], который находится невдалекѣ отъ города Кутаиса и называется Ацхурскимъ. Спутникъ апостола Андрея, Симонъ Кананитъ [42], проповѣдывалъ святое Евангеліе дикимъ Суанамъ (Сванетамъ) [43], которые и побили его камнями. По мѣстному преданію, могила его находится въ древнемъ городѣ Никопсіи или Анакопіи.

О святомъ крестѣ изъ виноградныхъ лозъ, который Матерь Божія вручила святой Нинѣ, извѣстно слѣдующее: до 458 года по Р. Хр. крестъ Нины сохранялся въ Мцхетскомъ соборномъ храмѣ; впослѣдствіи же, когда огнепоклонники воздвигли гоненіе на христіанъ, святый крестъ былъ взятъ изъ Мцхета однимъ инокомъ Андреемъ, перенесенъ имъ въ область Таронъ, въ Арменіи, тогда еще единовѣрной съ Грузіей, и первоначально хранился въ церкви святыхъ апостоловъ, называвшейся у армянъ Газаръ-Ванкъ (Соборъ Лазаря). Когда и здѣсь открылись гоненія со стороны персидскихъ маговъ, повсюду предавшихъ истребленію все, почитаемое у христіанъ, святый крестъ Нины былъ переносимъ и скрываемъ въ армянскихъ крѣпостяхъ Капоети, Ванакѣ, Карсѣ и въ городѣ Ани; такъ продолжалось до 1239 года по Р. Хр. Въ это время Грузинская царица Русудань, вмѣстѣ съ своими епископами, выпросила у монгольскаго воеводы Чармагана, завладѣвшаго тогда городомъ Ани, чтобы святый крестъ Нины былъ возвращенъ въ Грузію, которой онъ принадлежалъ изначала. И этотъ святый крестъ былъ снова поставленъ въ Мцхетскомъ соборномъ храмѣ. Но и здѣсь онъ не надолго нашелъ себѣ покой: много разъ крестъ Нины, во избѣжаніе поруганій со стороны враговъ, былъ укрываемъ въ горахъ, то — въ храмѣ Святой Троицы, который и до сихъ поръ стоитъ на малой горѣ Казбекъ, то въ крѣпости Ананурѣ, въ древнемъ храмѣ Божіей Матери. Митрополитъ грузинскій Романъ, отправляясь изъ Грузіи въ Россію въ 1749 году, тайно взялъ съ собою крестъ Нины и вручилъ его проживавшему тогда въ Москвѣ царевичу Бакару Вахтанговичу. Послѣ того, въ продолженіе лѣтъ около пятидесяти, крестъ этотъ оставался въ селѣ Лысковѣ, Нижегородской губерніи, въ имѣніи грузинскихъ князей, потомковъ переселившагося въ Россію въ 1724 году царя Вахтанга. Внукъ вышеупомянутаго Бакара, князь Георгій Александровичъ, поднесъ въ 1801 году крестъ Нины императору Александру Павловичу, которому благоугодно было снова возвратить Грузіи принадлежащую ей эту великую святыню. Съ того времени и до сихъ поръ этотъ символъ апостольскихъ трудовъ святой Нины сохраняется въ Тифлисскомъ Сіонскомъ каѳедральномъ соборѣ, близъ сѣверныхъ вратъ алтаря въ кивотѣ, окованномъ серебромъ. На верхней доскѣ сего кіота — чеканное изображеніе святой Нины и чудесъ, совершенныхъ чрезъ нее силою честнаго и животворящаго Креста.

Что касается Господня хитона, искать который святая Нина приходила изъ города Іерусалима въ Иверію, то грузинскія лѣтописи говорятъ о немъ кратко. Изъ ихъ свидѣтельствъ видно, что Нина съ несомнѣнностію нашла только мѣсто, гдѣ былъ скрытъ хитонъ Господень, т. е. могилу, въ которой, вмѣстѣ съ умершею дѣвицею Сидоніей, былъ зарытъ и честный хитонъ Господень. Хотя кедръ, выросшій на этой могилѣ, и былъ срубленъ по повелѣнію святой Нины, однако пень его, подъ которымъ былъ скрытъ гробъ Сидоніи и въ немъ — риза Господня, оставленъ былъ въ цѣлости, какъ думаютъ, — по приказанію свѣтоноснаго мужа, явившагося Нинѣ и сказавшаго ей на ухо три таинственныхъ слова, когда она ночью слезно молилась возлѣ этого корня. Такъ думаютъ потому, что съ этого времени Нина никогда уже не помышляла удалить корень кедра и отрыть гробъ Сидоніи, равно какъ не искала и въ другомъ какомъ-либо мѣстѣ столь дорогаго для нея хитона Господня.

Однажды она утѣшала царя Миріана, когда тотъ печалился о томъ, что послы его, получивъ отъ царя Константина часть животворящаго древа Креста Господня и гвоздь, не принесли ихъ въ Мцхетъ, но оставили первую въ Маиглисѣ, а второй въ Ерушети. Святая говорила ему:

— «Не печалься, царь! Такъ нужно было, — чтобы и границы твоего царства находились подъ защитою Божественной силы Христова креста, и вѣра Христова распространилась. Для тебя же и для твоего столичнаго города достаточно той благодати, что здѣсь пребываетъ пречестный хитонъ Господень».

Присутствіе хитона Господня подъ корнемъ кедра, какъ при жизни святой Нины, такъ и послѣ проявлялось истеченіемъ отъ столпа и его корня цѣлительнаго и благовоннаго мѵра; это мѵро перестало течь лишь въ 13-мъ вѣкѣ, когда хитонъ былъ вырытъ изъ земли; обнаруживалось присутствіе святаго хитона и чрезъ наказаніе тѣхъ невѣрующихъ, которые изъ любопытства осмѣливались прикасаться къ этому мѣсту. Католикосъ [44] Николай I, который управлялъ грузинскою церковью въ половинѣ двѣнадцатаго вѣка (въ 1150-1160 годахъ), извѣстный святостію жизни и мудростію, замѣчая, что многіе въ его время сомнѣвались, дѣйствительно ли находится подъ живоноснымъ столбомъ хитонъ Господень, говоритъ, что хотя сомнѣніе такихъ людей и естественно, ибо хитонъ Господень никогда не былъ открытъ, и никто никогда не видалъ его; но тѣ знаменія и чудеса — и прежнія, и тѣ, которыя предъ глазами у всѣхъ нынѣ совершаются, — происходятъ отъ хитона Господня, лишь при посредствѣ мѵроточиваго столба. При перечисленіи бывшихъ отъ хитона Господня чудесъ, католикосъ Николай вспоминаетъ, какъ была попалена вышедшимъ изъ земли огнемъ жена одного турецкаго султана, которая изъ любопытства захотѣла открыть гробъ Сидоніи и посмотрѣть на хитонъ Господень; посланные же ею гробокопатели-татары были поражены невидимою силою.

— «Это чудо, — говоритъ онъ, — многіе видѣли, и оно извѣстно каждому».

Лѣтъ за 40 до смерти католикоса Николая Тифлисъ и Мцхетъ были, дѣйствительно, заняты сельджукскими турками, которые были потомъ изгнаны изъ Грузіи царемъ Давидомъ Возобновителемъ, царствовавшимъ съ 1089 до 1125 года. Католикосъ Николай указывалъ на истекавшее мѵро, какъ на постоянное чудо, всегда и всѣми видимое.

— «Всѣ видятъ, — говоритъ онъ, — влагу на восточной сторонѣ столба; по невѣжеству, нѣкоторые пытались замазать это мѣсто известію, но оказались не въ силахъ остановить истеченіе мѵра. А сколько отъ него было исцѣленій, — мы всѣ тому свидѣтели».

Сей католикосъ Николай составилъ службу въ честь обрѣтенія подъ живоноснымъ столбомъ хитона Господня (впослѣдствіи эта служба была исправлена и дополнена католикосами Виссаріономъ и Антоніемъ), причемъ онъ говорилъ:

— «Нужно украсить блистательнымъ празднествомъ поставленный Самимъ Богомъ столбъ и находящійся подъ нимъ хитонъ Спасителя нашего Іисуса Христа».

(Этимъ и оканчиваются свѣдѣнія, заимствованныя у католикоса Николая).

Истеченіе мѵра изъ упомянутаго живоноснаго столба прекратилось, когда, по волѣ Божіей, хитонъ Господень былъ вынутъ изъ земли.

«Это было, — говоритъ неизвѣстный по имени грузинскій писатель, — въ тяжкіе для всей Грузіи годы нашествія варварскихъ полчищъ Тамерлана, вѣрнѣе же — Чингисхана [45], когда они овладѣли Тифлисомъ, перебили жителей его въ числѣ около ста тысячъ человѣкъ, разрушили всѣ тифлисскіе храмы и храмъ Сіонскій, предали поруганію всѣ христіанскія святыни, равно какъ и Сіонскую чудотворную икону Божіей Матери, топтать которую ногами они заставляли самихъ христіанъ. Послѣ этого они бросились на городъ Мцхетъ, жители котораго бѣжали, вмѣстѣ съ своими архіереями, въ лѣса и въ недоступныя ущелья горъ. Тогда одинъ благочестивый человѣкъ, предвидя погибель Мцхета и не желая оставить на поруганіе варварамъ святыню храма его, открылъ, послѣ предварительной молитвы къ Богу, гробъ Сидоніи, вынулъ изъ него пречестный хитонъ Господень и потомъ передалъ его главному архипастырю. Храмъ же Мцхетскій, величественное сооруженіе царя Вахтанга Гургъ-Аслана, былъ тогда разрушенъ до основанія. Съ этихъ поръ хитонъ Господень былъ сохраняемъ въ ризницѣ католикосовъ, вплоть до возстановленія Мцхетскаго храма въ прежнемъ величіи (въ которомъ онъ пребываетъ и до сего времени) царемъ Александромъ I, царствовавшимъ въ Грузіи съ 1414 до 1442 года. Хитонъ Господень внесли тогда въ этотъ соборный храмъ и, для большей сохранности, скрыли его въ церковномъ крестѣ, и онъ оставался тамъ до XVII вѣка. Въ 1625 году шахъ персидскій Аббасъ, завоевавъ Иверійскую страну и овладѣвъ ею, чтобы заручиться расположеніемъ Россійскаго царскаго двора, уже покровительствовавшаго тогда Грузіи, взялъ изъ Мцхетскаго храма хитонъ Господень, положилъ его въ золотой ковчегъ, украшенный драгоцѣнными камнями, и, при особомъ письмѣ, послалъ его, какъ безцѣнный даръ, всероссійскому святѣйшему патріарху Филарету, отцу царствовавшаго тогда государя Михаила Ѳеодоровича. Благочестивый царь Михаилъ и святѣйшій патріархъ Филаретъ, принявъ съ радостію этотъ великій даръ, безконечно превышающій всѣ самые драгоцѣнные земные дары, собрали отъ оказавшихся тогда въ Москвѣ греческихъ архіереевъ и мудрыхъ старцевъ извѣстныя имъ преданія объ одеждѣ Господней — хитонѣ Господа Бога и Спасителя нашего Іисуса Христа (Іоан. 19, 23-24); преданія эти согласны съ тѣмъ, что изложено и здѣсь. Сподобившись, послѣ молитвы и поста, удостовѣренія, — чрезъ множество чудесныхъ исцѣленій, полученныхъ послѣ возложенія этой одежды на больныхъ, — что она дѣйствительно — одежда Христова, царь и патріархъ приказали устроить особое, съ драгоцѣнными украшеніями, помѣщеніе въ правомъ углу западной стороны Московскаго Успенскаго собора и положили тамъ одежду Христову. Здѣсь она находится и по сіе время; всѣ созерцаютъ ее и почитаютъ съ должнымъ благоговѣніемъ; отъ нея и понынѣ подаются исцѣленія больнымъ и помощь всѣмъ, приходящимъ съ вѣрою. Въ Россійской Церкви, со временъ святѣйшаго патріарха Филарета, былъ установленъ 10-го числа мѣсяца іюля [46] праздникъ положенія ризы, т. е. хитона Господня. Хотя въ Иверійской Церкви праздникъ хитону Господню 1-го числа октября былъ установленъ только уже въ двѣнадцатомъ вѣкѣ; однако можно думать, что въ Иверіи, особенно въ Мцхетѣ, день этотъ свѣтло праздновался, — какъ и теперь празднуется, — если не со времени перваго христіанскаго царя Миріана, то, по крайней мѣрѣ съ пятаго вѣка, т. е. со времени славнаго царствованія Вахтанга Гургъ-Аслана; праздновался онъ, какъ знаменательный день освященія сооруженнаго имъ, на мѣстѣ древняго Миріанова храма, новаго великолѣпнаго Мцхетскаго храма.

Примѣчанія:
[1] Иверія или Грузія — страна въ Закавказьѣ, бывшая до присоединенія ея къ Россіи (18 января 1801 г.) самостоятельнымъ царствомъ и имѣвшая въ разное время различныя границы. Въ тѣсномъ смыслѣ названіе Грузіи, въ настоящее время, чаще всего прилагается къ Тифлисской губерніи, въ которой грузины составляютъ преобладающую часть народонаселенія.
[2] Каппадокія, — провинція римской имперіи, находилась на востокѣ Малой Азіи и извѣстна была во времена Василія Великаго образованностію своихъ жителей. Въ концѣ XI вѣка Каппадокія подпала подъ власть Турокъ и доселѣ принадлежитъ имъ. Кесарія — главный городъ Каппадокіи; Церковь Кесарійская издавна славилась образованностію своихъ архипастырей. Св. Григорій Богословъ, здѣсь положившій начало своему образованію, называетъ Кесарію столицей просвѣщенія.
[3] Память св. великомученика Георгія — 23-го апрѣля.
[4] Діаконисса — съ греческаго языка: служительница. Такъ назывался особый родъ служебныхъ лицъ въ Церкви, учрежденіе которыхъ восходитъ къ временамъ апостольскимъ (Рим., 16, 1; ср. 1 Тим., 5, 3-10). На должность діакониссъ большею частію избирались пожилыя (не моложе 40 лѣтъ) дѣвственницы или вдовы. Обязанностью ихъ было наставлять обращающихся женъ и дѣвицъ, какъ онѣ должны держать себя во время крещенія, прислуживать епископу при ихъ крещеніи и вмѣсто него совершать помазаніе другихъ частей тѣла, кромѣ чела, наблюдать за порядкомъ и благочиніемъ среди женщинъ во время богослуженія, посѣщать больныхъ, бѣдствующихъ и заключенныхъ въ темницахъ, служитъ исповѣдникамъ и мученикамъ, содержимымъ подъ стражей, помогать неимущимъ и т. под. Относительно діакониссъ есть нѣсколько каноническихъ правилъ, а именно IV-го Вселенскаго собора правило 15-е, VI-го — правило 14-е и св. Василія Великаго правило 44-е.
[5] Мцхетъ — древняя столица Грузіи, нынѣ небольшое селеніе Душетскаго уѣзда, Тифлисской губерніи, при впаденіи р. Арагвы въ р. Куру, въ 20-ти верстахъ къ сѣверо-западу отъ Тифлиса, — станція Закавказской жел. дороги и военно-грузинской дороги. Мцхетъ существовалъ уже въ началѣ IV вѣка и оставался резиденціей правителей Грузіи до конца V вѣка, когда царь Вахтангъ Гургъ-Асланъ перенесъ столицу въ Тифлисъ. Въ томъ же вѣкѣ Мцхетъ сдѣлался резиденціей патріарха, носившаго титулъ мцхетскаго католикоса. Много разъ Мцхехъ подвергался нашествіямъ непріятелей, разрушавшихъ его до основанія, и вслѣдствіе этого пришелъ въ совершенное запустѣніе. Памятниками прежняго величія Мцхета являются древній соборъ во имя 12 апостоловъ и Самтаврскій храмъ.
[6] Картвелы — собственно Грузины и родственные имъ народы Кавказскаго племени.
[7] Арменія — горная страна между рѣкою Курою и верховьями рѣкъ Тигра и Евфрата была населена армянами, названными такъ по царю Араму; въ настоящее время Арменія раздѣлена между Россіею, Персіею и Турціею. Вагаршапатъ — нѣкогда столица армянскаго царства (основ. царемъ Вагаршакомъ), нынѣ — селеніе Эриванской губерніи, Эчміадзинскаго уѣзда, въ 18-ти верстахъ отъ города Эривани.
[8] Тиридатъ вступиль на престолъ въ 286 году и въ началѣ былъ жестокимъ гонителемъ христіанъ, затѣмъ былъ обращенъ въ христіанство святымъ священномученикомъ Григоріемъ, первымъ епископомъ армянскимъ (пямять его 30 сентября) и съ того времени сталъ ревностнымъ христіаниномъ. Въ 302 году при немъ была обращена въ христіанство и вся Арменія.
[9] Память сихъ святыхъ мученицъ, смерть которыхъ послужила поводомъ обращенія ко Христу царя Тиридата и всей Арменіи, православная Церковь празднуетъ въ 30-й день сентября.
[10] Кура — величайшая рѣка Кавказскаго края; отъ своихъ истоковъ до впаденія вмѣстѣ съ рѣкою Араксомъ въ Каспійское море имѣетъ длины — 1244 версты.
[11] По преданію, городъ Урбниси былъ построенъ Уплосомъ, сыномъ Мухетоса, праправнука Іафета, за 2340 лѣтъ до Р. Хр.
[12] Есть преданіе, что въ жертву идоламъ приносились и младенцы и юноши.
[13] Самтаврскій женскій, общежительный монастырь, Тифлисской губ., въ 31 верстѣ отъ г. Душета, при впаденіи рѣки Арагвы въ Куру.
[14] Карталинія — такъ называется страна по долинѣ рѣки Куры. Карталинія входила нѣкогда вмѣстѣ съ Кахетіей, въ составъ иверійскаго царства. — Іудеи проживали въ Иверіи съ давняго времени, разсѣявшись тамъ послѣ плѣненія Вавилонскаго; вѣрные своимъ обычаямъ, они посѣщали Іерусалимъ во время празднованія Пасхи. Тамъ они и слышали разсказы о жизни Христа, Его ученіи и чудесахъ.
[15] Служба на положеніе ризы Господней, т. е. Хитона, на грузинскомъ языкѣ.
[16] Арагва — лѣвый притокъ Куры, впадаетъ въ нее у Мцхета; длина ея 100 верстъ.
[17] Императоръ Константинъ Великій царствовалъ съ 306 по 337 г.
[18] Венера — греко-римская богиня красоты и любви. Празднества въ честь ея сопровождались проявленіями крайней разнузданности и разврата.
[19] Изъ совершительной молитвы таинства священства.
[20] Въ 20-ти верстахъ къ сѣверо-западу отъ г. Мцхета.
[21] На вершинѣ горы Тхоти до сего времени стоитъ церковь, устроенная Миріаномъ.
[22] Оно было не ранѣе 323 года по Р. Хр. Во многихъ лѣтописяхъ указываются разные годы, отъ 276 до 338 года. Миріанъ царствовалъ съ 263 до 342 года. Императоръ Константинъ Великій, къ которому Миріанъ отправлялъ посольство касательно епископа, сдѣлался единодержавнымъ государемъ и западной и восточной половины Римской имперіи въ 323 году, по низложеніи Ликинія, правителя восточныхъ областей и гонителя христіанъ.
[23] Локоть или лакоть — мѣра длины, равная 10,½ вершкамъ.
[24] Изъ исторіи Грузіи видно, что грузины, особенно высшихъ сословій, не перемѣняли своихъ народныхъ именъ и въ христіанствѣ.
[25] Здѣсь разумѣется святый Евстаѳій, архіепископъ Антіохійскій, скончавшійся въ 337 году; память его 21-го февраля.
[26] Здѣсь разумѣется Антіохія Сирійская — одинъ изъ древнѣйшихъ и богатѣйшихъ городовъ Сиріи, столичный ея городъ. Въ настоящее время Антіохія — небольшой турецкій городокъ.
[27] Другіе же утверждаютъ, что Миріанъ имѣлъ личное свиданіе съ Константиномъ Великимъ, что онъ самъ путешествовалъ въ Іерусалимъ и выпросилъ тамъ, для построенія монастыря въ честь креста Господня мѣсто, гдѣ было знаменіе Лоту.
[28] Полученіе этихъ безцѣнныхъ даровъ указываетъ на время, не означенное въ грузинскихъ лѣтописяхъ, — что послы Миріана были въ Царьградѣ между 326 и 330 годами, изъ которыхъ въ первый былъ найденъ крестъ Господень, а въ послѣдній было совершено освященіе Царьграда и перенесеніе сюда столицы изъ древняго Рима.
[29] Теперь — въ Ахалцыхскомъ уѣздѣ.
[30] Онъ уже давно лежитъ въ развалинахъ.
[31] Въ половинѣ 13-го вѣка гвоздь этотъ былъ вдѣланъ царемъ Давидомъ IX, сыномъ Русудани, въ вѣнецъ епископской митры. Впослѣдствіи въ 1681 году митра эта была перенесена царемъ Арчиломъ въ Москву, гдѣ она и до сего времени хранится въ Успенскомъ соборѣ.
[32] Святыня эта считается потерянною; вѣроятнѣе думать, что въ смутныя времена Грузіи дерево это было раздѣлено на много частей и въ такомъ видѣ проникло въ дома частныхъ лицъ. И теперь значительныя части животворящаго древа можно видѣть въ фамильныхъ иконахъ грузинскихъ князей.
[33] Впослѣдствіи на этомъ мѣстѣ были сооружены храмъ въ честь святаго креста и монастырь. Храмъ существуетъ до сихъ поръ; монастырь разрушенъ въ XIV вѣкѣ Тамерланомъ. Крестъ былъ перенесенъ въ Мцхетскій соборъ; въ 1725 году онъ былъ оправленъ царемъ Теймуразомъ II-мъ въ серебро и до сихъ поръ стоитъ за престоломъ.
[34] Іора — правый притокъ рѣки Алазани (лѣвый притокъ рѣки Куры). Большая часть рѣки Іоры находится въ Тифлисской губерніи; на рѣкѣ Іорѣ стоитъ уѣздный городъ Тіонети, упоминаемый въ житіи св. Нины.
[35] Святая Нина скончалась въ 335 году по Р. Хр.
[36] Въ 342 году по Р. Хр.
[37] Онъ царствовалъ въ Грузіи съ 446 по 459 г. по Р. Хр.
[38] Экзархъ — архіепископъ, управляющій церквами какой-либо отдѣльной области. Нынѣ въ Россіи титулъ экзарха носитъ архіепископъ Грузіи.
[39] Память святаго апостола Андрея Первозваннаго празднуется 30-го ноября.
[40] Ахалцыхъ — уѣздный городъ Тифлисской губерніи, Ахалцыхскаго уѣзда.
[41] Гаенатскій — Рождество-Богородицкій мужской монастырь, Имеретинской епархіи, въ 8-ми верстахъ отъ Кутаиса; основанъ въ началѣ XII вѣка. Извѣстенъ также подъ мѣстнымъ названіемъ Гелати или Гелатскаго.
[42] Святый апостолъ Симонъ названъ Кананитомъ отъ г. Каны, изъ которой происходилъ; онъ же называется и Зилотомъ, т. е. ревнителемъ, — по переводу того же слова на греческій языкъ: Кана съ еврейскаго значитъ: ревность. Память св. апостола Симона Кананита — 10 мая. — Въ Кутаисской губ., въ память св. апостола Симона, основанъ въ 1875 г. (русскимъ Пантелеимоновымъ монастыремъ на Аѳонѣ) Ново-Аѳонскій Симоно-Кананитскій общежительный монастырь, — въ 20-ти верстахъ сѣвернѣе Сухума.
[43] Сванеты — небольшое Кавказское горное племя, извѣстное съ очень давнихъ временъ подъ именемъ Свановъ или Суановъ и занимающее верхнее теченіе р. Ингура, у южнаго подножія горы Эльбруса и по правому притоку рѣки Ріона Цхенисъ-Цкали. Въ древности сванеты занимались больше всего грабежемъ и не подчинялись никому изъ сосѣднихъ властителей Мингреліи, Имеретіи и Грузіи. Только въ концѣ XV вѣка грузинскимъ князьямъ удалось утвердить свою власть въ нижней Сванетіи, вплоть до освобожденія крестьянъ въ Закавказьѣ. Вольные сванеты впервые подчинились русскимъ только въ 1853 году.
[44] Католикосъ (греч. — καθολικός, вселенскій) — титулъ верховныхъ іерарховъ автокефальной церкви грузинской, который былъ имъ усвоенъ вслѣдъ за пріобрѣтеніемъ этою церковью независимости отъ патріархата антіохійскаго, при царѣ Вахтангѣ Гургъ-Асланѣ (446-459 г.). Когда грузинская Церковь вошла въ составъ Церкви русской, высшій іерархъ ея, съ 1811 г. сталъ называться экзархомъ. Съ половины VI-го вѣка титулъ Католикоса усвояется также верховному іерарху Церкви армянской.
[45] Около 1228 года, когда былъ разрушенъ и Мцхетскій храмъ. Тамерланъ же вторгся въ Грузію въ 1387 году, когда Мцхетскаго храма уже не существовало. Храмъ этотъ былъ снова возстановленъ царемъ Александромъ I въ XV вѣкѣ.
[46] Такъ какъ Риза Господня принесена въ Россію Великимъ постомъ, то празднованіе ей перенесено на 10-е іюля (наканунѣ дня коронованія царя Михаила Ѳеодоровича).

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга пятая, часть первая: Мѣсяцъ Январь. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 453-483.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0