Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День четырнадцатый.

Второе избіеніе преподобныхъ отцовъ въ Синаѣ и Раиѳѣ.

Преподобные отцы, избравшіе себѣ, для Бога, уединенную жизнь въ Синайской пустынѣ, жили — одни въ пещерахъ и каменныхъ ущельяхъ, другіе — въ небольшихъ келліяхъ, выстроенныхъ вблизи водныхъ источниковъ, иные же — при церкви. Питались они сырыми кореньями и финиками, равно какъ и овощами, встрѣчавшимися въ той мѣстности. Рѣдко кто изъ нихъ вкушалъ хлѣба, ибо они проводили жизнь въ великомъ воздержаніи и строгомъ постѣ: одинъ изъ нихъ вкушалъ пищу чрезъ день, два, или три дня, а были и такіе, которые подкрѣпляли пищей свою немощную плоть только одинъ разъ въ недѣлю. Жизнь всѣхъ ихъ была подобна ангельской. Какъ-бы забывая о своемъ тѣлѣ, они заботились о душѣ своей и думали только о томъ, чтобы угодить Господу. Они служили Ему усердно и пламенно, славословя Его день и ночь. Непрерывно молясь и воспѣвая псалмы, они всѣ въ воскресный день собирались въ церковь и, проведя всю ночь въ молитвѣ, причащались по утру Божественныхъ Таинъ и потомъ, снова разошедшись по своимъ келліямъ, пребывали въ безмолвіи.

Былъ между ними и преподобный Нилъ Постникъ. Ранѣе онъ занималъ мѣсто епарха [2] въ Царьградѣ и живя въ честномъ супружествѣ имѣлъ двоихъ дѣтей. Потомъ, по согласію съ своей женой, онъ оставилъ міръ: супруга Нила съ дочерью удалилась въ Египетъ и тамъ, въ одномъ изъ женскихъ монастырей, воспріяла иноческій образъ. А блаженный Нилъ съ сыномъ своимъ Ѳеодуломъ удалился на Синайскую гору; здѣсь онъ былъ очевидцемъ причиненнаго варварами бѣдствія и впослѣдствіи описалъ это избіеніе святыхъ отцовъ. Живя на горѣ, преподобный Нилъ имѣлъ обыкновеніе посѣщать отцовъ, проживавшихъ въ окрестностяхъ. Однажды онъ спустился, вмѣстѣ съ сыномъ, съ горы и пришелъ къ отцамъ, которыхъ засталъ за общей трапезой. Пресвитеръ тамошній, блаженный Ѳеодулъ, сказалъ, между прочимъ, во время трапезы:

— «Кто знаетъ, придется ли намъ еще разъ до смерти, собраться всѣмъ вмѣстѣ за этой трапезой?»

Такъ сказалъ онъ, провидя духомъ близкое бѣдствіе. На другой день, послѣ утрени, варвары неожиданно напали на святое мѣсто. Подобно неистовымъ псамъ, они окружили обитель и, потрясая воздухъ дикими криками, старались привести въ страхъ находившихся въ ней. Потомъ они бросились къ кладовымъ, гдѣ было собрано для постниковъ немного пищи, и хранились на зимнее время сушеные овощи, для подкрѣпленія иноковъ, среди великихъ ихъ трудовъ. Прежде всего варвары разграбили эту пищу, потомъ устремились къ церкви, въ которой собрались отцы, вывели изъ нея всѣхъ вонъ, сорвали съ нихъ ветхія одежды и преклонныхъ лѣтами старцевъ поставили нагими въ рядъ, чтобы удобнѣе было убивать ихъ. Блаженному Ѳеодулу, пресвитеру святаго мѣста, который наканунѣ сдѣлалъ предсказаніе о смерти, они приказали первому наклонить голову подъ мечъ; два, свирѣпаго вида, варвара стали съ обнаженными мечами по сторонамъ его. Наклонившись подъ мечемъ, онъ не обнаруживалъ никакого страха, лишь тихо сказалъ:

— «Благословенъ Господь!»

Оба варвара, одинъ за другимъ, ударили его; одна рана была отъ хребта и до челюсти, другая — отъ плеча до груди; праведникъ упалъ на землю. Послѣ этого взяли и умертвили и другаго старца, который жилъ вмѣстѣ съ пресвитеромъ. У тамошняго пресвитера былъ въ услуженіи одинъ отрокъ; ему варвары приказали подбирать разсыпанные плоды, при чемъ они показывали видъ, — будто бы хотятъ пощадить его, какъ пригоднаго для услуженія. Когда же онъ нагнулся и сталъ подбирать плоды, одинъ изъ стоявшихъ позади варваровъ, извлекши незамѣтно мечъ, нанесъ отроку жестокій ударъ и умертвилъ его.

Когда происходило избіеніе и другихъ отцовъ, нѣкоторые изъ варваровъ, очевидно — по особому воздѣйствію на нихъ Божію, дали рукою знакъ прочимъ инокамъ, чтобы они бѣжали. Тѣ, которые были покрѣпче тѣлесными силами и могли бѣжать, дѣйствительно побѣжали, направляясь чрезъ долину къ малодоступной для варваровъ горѣ. Собравъ свои силы, побѣжалъ съ ними и блаженный Нилъ и, такимъ образомъ, избавился отъ смерти. Сынъ же его Ѳеодулъ остался въ рукахъ варваровъ. Такъ какъ онъ былъ весьма красивъ лицомъ, то они не убили его, а, связавъ, взяли съ собою съ тѣмъ, чтобы принести его въ жертву утренней зарѣ, которую почитали вмѣсто Бога. Не зная истиннаго Бога, они не покланялись и идоламъ, не почитали никого изъ языческихъ боговъ; они служили лишь утренней зарѣ и всегда отдавали ей въ жертву лучшую добычу, чаще же всего закалали въ честь ея наиболѣе красивыхъ изъ плѣнныхъ юношей, для каковой цѣли они пощадили и сына преподобнаго Нила.

Разграбивъ и другія, находившіяся по сосѣдству, иноческія обители и перебивъ въ разныхъ мѣстахъ много святыхъ отцовъ, варвары ушли.

Нилъ Постникъ, взирая съ вершины горы на отведеніе въ плѣнъ сына и на жестокую смерть преподобныхъ отцовъ, безутѣшно рыдалъ и съ плачемъ говорилѣ:

— «О, блаженные, трижды блаженные отцы! гдѣ теперь труды вашего воздержанія? Гдѣ непрерывное перенесеніе скорбей? получили ли вы вѣнецъ за многіе подвиги ваши? Это ли награда за долговременное иночество? неужели вы тщетно проходили предлежавшій вамъ путь? справедливо ли терпѣть за добродѣтель бѣдствіе? — Ибо Промыслъ Божій оставилъ васъ безъ помощи, когда убивали васъ, правда не защитила вашей невинности противъ убійцъ, но нечистая рука возмогла вооружиться на святыя тѣла, и нечестіе можетъ хвалиться, что оно побѣдило. Какъ не возжгла купина своего древняго пламени и не попалила беззаконниковъ (Исх. 3, 2)? Какъ земля не раскрыла своихъ устъ и не поглотила ихъ, какъ нѣкогда — Корея со всѣми его единомышленниками (Числ. 16, 32)? Какъ не возгремѣли раздававшіеся нѣкогда съ Синая страшные трубные звуки, молніи и громы (Исх. 19, 16), которые устрашили бы нечестивыхъ? — Но замедлило возмездіе Всемогущаго: ни убійцъ не поразилъ Онъ свыше, ни убиваемыхъ не избавилъ всесильною рукою, — чтобы варвары познали, при видѣ чудесъ, непобѣдимую силу Божію. Такъ безпомощно, подобно безсловеснымъ жертвамъ, пали святые отцы среди купины [3], на той самой горѣ, съ которой былъ данъ законъ. Гдѣ была тогда та сила, которая потопила въ морѣ Египтянъ и приготовила имъ гробъ на днѣ моря (Исх. 14, 28)? — та сила, что побила каменнымъ градомъ враговъ израильтянъ и дала побѣду своему народу безъ крови и труда (Нав. 10, 11)? Гдѣ скрылъ Свою помощь Всевышній, заградившій пасти львовъ, чтобы они не причинили вреда Даніилу (Дан. 6, 16), и угасившій, для вавилонскихъ отроковъ, силу огня, чтобы сдѣлать чрезъ то явнымъ благочестіе ихъ (Дан. 3, 24)? Какъ же Онъ могъ скрыть добродѣтель сихъ рабовъ Своихъ, оставивъ ихъ беззащитными, какъ будто бы они вовсе не заслуживали Его помощи?»

Блаженный говорилъ такъ по причинѣ сердечной боли и великой скорби. Душа, пораженная тяжкими страданіями, склонна бываетъ иногда говорить многое безъ размышленія; ибо помощь Божія нерѣдко оставляетъ праведниковъ, отдавая ихъ подъ власть мучителей на разнаго рода мученія и неповинную смерть, и это съ тою цѣлію, — чтобы добродѣтель ихъ явилась очищенною подобно золоту, вѣра ихъ возсіяла подобно свѣтильнику, и чтобы они сподобились тѣмъ большей награды на небесахъ. Несомнѣнно, и сіи преподобные, вмѣстѣ съ избіенными ранѣе отцами, причислены къ лику святыхъ мучениковъ и нынѣ прославляются во Царствіи Христовомъ.

При наступленіи вечера, преподобный Нилъ и другіе, спасшіеся вмѣстѣ съ нимъ, осмѣлились сойти съ горы, чтобы предать погребенію тѣла перебитыхъ святыхъ. Преподобнаго Ѳеодула пресвитера они нашли еще дышащимъ и едва могущимъ говорить. Они сидѣли возлѣ него въ теченіе всей ночи и плакали. Старецъ же говорилъ имъ:

— «Не смущайтесь при видѣ постигшаго насъ бѣдствія, ибо сатана имѣетъ обыкновеніе просить у Бога, чтобы Онъ попустилъ искусить тѣхъ, которые стараются угодить Ему; подобнымъ образомъ онъ просилъ позволенія поразить бѣдствіями Іова, у котораго погубилъ и дѣтей. Но Господь-Подвигоположникъ знаетъ, для чего предаетъ во власть врага Своихъ подвижниковъ: сіе Онъ дѣлаетъ для того, чтобы дать терпѣливымъ страдальцамъ величайшую награду. Если Іову Господь воздалъ вдвое противъ того, что онъ потерялъ (Іов. 42, 10), то любящихъ Его и ради Него страдающихъ ожидаетъ несравненно большее — ихже око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взыдоша» (1 Кор. 2, 9).

Говоря такъ и простившись съ окружающими, старецъ скончался и былъ погребенъ, вмѣстѣ съ прочими убитыми отцами, еще до восхода солнца. Тѣмъ временемъ явился въ обитель одинъ юноша, убѣжавшій отъ варваровъ. То былъ рабъ боярина Магедона, которому случилось быть тогда въ этихъ мѣстахъ по дѣламъ народнаго правленія. Этого боярина варвары схватили гдѣ-то на дорогѣ, вмѣстѣ съ сыномъ его. Ограбивъ ихъ, они убили сначала сына на глазахъ у отца, а потомъ умертвили и его самого. Юноша же, находившійся въ числѣ рабовъ его, спасся бѣгствомъ и явился въ разгромленную обитель, трепеща отъ страха, какъ будто бы за нимъ гнались и настигали его. Святый Нилъ сталъ разспрашивать этого юношу, какъ ему удалось бѣжать. Тотъ разсказалъ:

— «Я былъ связанъ вмѣстѣ съ твоимъ сыномъ; вчера варвары начали говорить между собой и совѣщаться — (какъ мнѣ тайно разсказалъ одинъ изъ плѣнниковъ, знающій ихъ языкъ), — чтобы, при наступленіи утра, принести въ жертву утренней зарѣ насъ обоихъ, — меня и твоего сына, для чего они уже соорудили и жертвенникъ изъ камней и возложили на него дрова. Я сообщилъ объ этомъ твоему сыну и говорилъ ему, что если мы не спасемся бѣгствомъ, то намъ уже не видѣть болѣе восхода солнца. Онъ же, изъ боязни быть пойманнымъ, остался, говоря:

— «Если такъ угодно Богу, то невозможно избѣжать смерти и укрыться, — даже если бы кто скрылся въ самыхъ неприступныхъ и тайныхъ мѣстахъ».

Я же глубокою ночью, пользуясь тѣмъ, что варвары, сильно упившись съ вечера, крѣпко спали, освободился отъ связывавшихъ меня веревокъ и выбрался ползкомъ, подобно змѣѣ, далеко за предѣлы ихъ стана, а потомъ, вставъ на ноги, стремительно побѣжалъ и, подгоняемый страхомъ, несся, какъ на крыльяхъ. Я боялся, какъ бы они, замѣтивъ мой побѣгъ, не погнались и не настигли меня; даже и сейчасъ еще я не могу освободиться отъ страха и трепета: жестокія мученія, которымъ подвергали варвары въ моемъ присутствіи другихъ, живо стоятъ въ умѣ моемъ, и я какъ бы сейчасъ вижу ихъ своими глазами».

И разсказалъ юноша тотъ о убіеніи многихъ святыхъ отцовъ.

— «На одномъ привольномъ мѣстѣ, — говорилъ онъ, — гдѣ была вода, варвары остановились на отдыхъ. И вотъ они увидали въ горѣ небольшую пещеру. Бросившись къ ней, они вывели оттуда старца почтеннаго вида, котораго потащили съ горы и побили камнями. Потомъ, пройдя немного еще, схватили и побили камнями одного молодаго инока — худощаваго и съ блѣднымъ лицомъ. Послѣ этого имъ встрѣтилось густо заросшее лѣсомъ мѣсто съ небольшой пещерой, въ которой спасался одинъ пустынникъ; онъ былъ молодъ годами, но старъ по великимъ качествамъ своей души. Когда варвары потребовали, чтобы онъ вышелъ вонъ и отдалъ имъ свою одежду, пустынникъ отвѣчалъ:

— «Жилище мое, въ которомъ я проводилъ свою жизнь, пусть будетъ и гробомъ моимъ; здѣсь меня убейте. Одежды же своей я не сниму, чтобы не видѣть своей наготы, на которую я не смотрѣлъ до сихъ поръ. Сами снимите ее, когда убьете меня, — тогда я буду мертвъ и ничего не буду знать о себѣ».

Варвары снова обратились къ нему и потребовали, чтобы онъ указалъ тайные монастыри въ той пустынѣ, обѣщая пощадить ему за это жизнь. Но онъ отвѣчалъ:

— «Хотя я и знаю мѣста, гдѣ живутъ святые мужи, однако не скажу вамъ, ибо не хочу быть предателемъ рабовъ Божіихъ».

Мужество и смѣлость пустынника привело въ ярость нечестивцевъ, и они, проникнувъ въ пещеру, изрубили его мечами въ куски. Пройдя еще далѣе пустынею, они встрѣтили троихъ отцовъ и, бросившись на нихъ, убили ихъ мечами. Потомъ они увидѣли издалека два монастыря, находившіеся на небольшомъ разстояніи одинъ отъ другаго. Раздѣлившись на два отряда, они направились къ нимъ, но что они сдѣлали тамъ, какъ и кого изъ отцовъ убили, этого я не знаю (такъ говорилъ тотъ юноша, спасшійся бѣгствомъ); видѣлъ я только издали, какъ одинъ инокъ бѣжалъ, а варвары, преслѣдуя, поражали его стрѣлами; потомъ, когда онъ упалъ обезсиленнымъ, умертвили его мечами и копьями. Въ слѣдующую затѣмъ ночь я убѣжалъ, какъ о томъ сказалъ вамъ ранѣе. Что стало съ твоимъ сыномъ, — Богъ знаетъ. Я оставилъ его живымъ, но безъ надежды на жизнь, ибо, съ появленіемъ утренней зари, онъ непремѣнно долженъ былъ умереть, будучи принесенъ ей въ жертву».

Услышавъ это, преподобный Нилъ неутѣшно плакалъ и рыдалъ о смерти своего сына. Больше всего удручало его то, что сынъ его долженъ быть закланъ нечестивцами въ жертву. Онъ взывалъ къ Богу такими словами:

— «Господи мой, Господи Боже отцовъ! ради родившей Тебя Пречистой Богоматери, ради Твоей благости, — не попусти сыну моему погибнуть отъ руки варваровъ!»

И Богъ, Своимъ особымъ промышленіемъ, сохранилъ отрока Ѳеодула невредимымъ. Варвары крѣпко проспали до самаго восхода солнца. Проснувшись и видя, что утренняя звѣзда уже скрылась, и что одинъ изъ оставленныхъ для жертвы отроковъ убѣжалъ, они не стали совершать обычнаго жертвоприношенія, но повели оставшагося отрока въ свою сторону. Между тѣмъ жители Фарана послали своихъ вѣстниковъ къ агарянскому князю Аману съ жалобой на его разбойниковъ, — что они, въ нарушеніе мирнаго договора, напали на иноковъ и причинили имъ такое зло. Въ то время блаженный Нилъ пошелъ съ оставшимися въ живыхъ отцами въ пустыню, чтобы, отыскавъ тѣла убитыхъ святыхъ, предать ихъ погребенію. И оказалось, что въ Веѳрамвѣ убитъ Проклъ, въ Геѳѣ Ипатій, Исаакъ былъ убитъ въ монастырѣ, по имени Салаилъ, Макарій и Маркъ были убиты въ сосѣдней пустынѣ, Веніаминъ — за Елимомъ, Евсевій въ Ѳолѣ, Илія въ Азѣ [4]; послѣдняго они нашли еще дышащимъ, — и принесли и положили его въ келліи, а сами возвратились для погребенія другихъ. Когда же возвратились, то нашли и его умершимъ возлѣ сосуда съ водою: мучимый жаждою, по причинѣ многихъ ранъ, онъ, — лишь только вкусилъ воды, — тотчасъ упалъ и умеръ. Предавъ погребенію всѣхъ, кого могли найти, они отправились въ Фаранъ, чтобы узнать, какія извѣстія принесутъ посланные отъ агарянскаго князя. Когда они входили въ городъ, то одновременно возвратились и скороходы съ мирнымъ отъ князя посланіемъ. Въ немъ онъ давалъ обѣщаніе немедленно наказать и предать смерти разбойниковъ, которые осмѣлились на такія злодѣянія; фаранскимъ же жителямъ приказывалъ идти къ нему безбоязненно и брать безъ выкупа плѣнниковъ своихъ, кого застанутъ въ живыхъ. Жители Фарана собрались и отправились къ агарянскому князю; пошелъ вмѣстѣ съ ними и блаженный Нилъ, чтобы узнать о своемъ сынѣ, — живъ ли онъ въ плѣну, или уже умеръ отъ руки варваровъ. И узналъ онъ, что сынъ его живъ. Онъ былъ проданъ въ городѣ Емесу [5], епископъ же этого города выкупилъ его и сдѣлалъ своимъ клирикомъ. О всемъ этомъ самъ преподобный Нилъ Постникъ подробно говоритъ въ своемъ словѣ. Придя туда, преподобный нашелъ своего сына невредимымъ и здоровымъ. Весьма утѣшенный этимъ, онъ благодарилъ Бога. Епископъ принялъ его съ любовію, убѣдилъ его принять пресвитерскій санъ и потомъ обоихъ ихъ, — преподобнаго Нила и его сына Ѳеодула, — съ честію отпустилъ къ себѣ домой. Они пошли на Синайскую гору, къ своему прежнему мѣстопребыванію, и прожили тамъ немало лѣтъ [6], усердно служа своему Владыкѣ, Господу нашему Іисусу Христу, предъ Которымъ сподобились потомъ, вмѣстѣ съ ликами преподобныхъ отцовъ, предстать на небесахъ, славя Бога во вѣки, аминь.

Примѣчанія:
[1] Память преподобнаго Нила Постника — 12-го ноября.
[2] Епархъ — начальникъ города или области.
[3] Купина — терновый кустарникъ, отъ котораго получила названіе и покрытая имъ гора Синай.
[4] Здѣсь разумѣются мѣстности близъ пустыни Фарана и Синайскаго полуострова, на восточномъ берегу Краснаго моря.
[5] Емеса — городъ въ Сиріи, на востокъ отъ рѣки Оронта, впадающей въ Средиземное море.
[6] Преподобные Нилъ и Ѳеодулъ скончались въ мирѣ въ V вѣкѣ. Тѣла ихъ Императоромъ Іустиномъ Младшимъ перенесены въ Царьградъ и положены въ церкви святыхъ апостоловъ въ Орфанотрофіи (страннопріимный домъ).

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга пятая, часть первая: Мѣсяцъ Январь. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 445-452.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0