Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 29 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День двѣнадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Мартиніана Бѣлозерскаго [1].

— «Возьми меня къ себѣ, господинъ!»

Тронутый дѣтскими мольбами, подвижникъ съ радостью и отеческой любовью принялъ его къ себѣ. Въ то время близъ Кирилловой обители жилъ дьякъ Алексій Павловъ, который былъ извѣстенъ по округѣ своимъ искусствомъ въ обученіи грамотѣ. Преподобный призвалъ его къ себѣ и сказалъ:

— «Другъ, исполни для меня заповѣдь любви Божіей: научи грамотѣ отрока, котораго видишь, и сохрани его, какъ зѣницу ока во всякой чистотѣ».

Дьякъ взялъ съ собою отрока и усердно выполнилъ порученіе преподобнаго. Михаилъ скоро научился грамотѣ и, по окончаніи книжнаго ученія, былъ снова приведенъ къ преподобному Кириллу. Тогда подвижникъ, испытавъ юношу и, видя его душевную чистоту и незлобіе, постригъ его въ иноческій образъ съ именемъ Мартиніана. Мало того, видя усердіе новопостриженнаго и желая дать ему наилучшую подготовку къ иноческой жизни, святый старецъ сдѣлалъ его своимъ ближайшимъ ученикомъ и повелѣлъ ему жить у себя въ келліи.

Подъ руководствомъ великаго подвижника и наставника иноковъ вступилъ преподобный Мартиніанъ въ подвиги иночества. Передъ его глазами былъ живой примѣръ иноческихъ добродѣтелей. И какой примѣръ? Живя въ одной келліи съ преподобнымъ Кирилломъ, Мартиніанъ видѣлъ, что ни естественная слабость, ни недуги не могли ослабить подвиговъ святаго старца, и усердно подражалъ своему учителю. Стремясь къ воздержанію, онъ считалъ постъ наслажденіемъ и всячески старался изнурить плоть свою. Молодыя силы неудержимо рвутся на подвиги, и ревность юнаго инока доходитъ до того, что онъ проситъ старца установить ему болѣе строгій постъ, чѣмъ тотъ, къ какому принуждала братію скудная монастырская трапеза; но опытный старецъ не дозволилъ ему этого и приказалъ ѣсть хлѣбъ съ братіей, только не до сытости. Днемъ ли, или ночью, когда преподобный Кириллъ стоялъ на обычномъ правилѣ, и Мартиніанъ также клалъ поклоны. Онъ первымъ являлся въ храмъ къ утреннему славословію и послѣ всѣхъ выходилъ изъ него. Когда же на юнаго подвижника нападало смущеніе отъ помысловъ или разлѣненіе, то-есть ослабѣвала ревность къ подвигамъ, онъ открывалъ свою душу святому старцу и получалъ облегченіе.

Въ свободное отъ молитвы время, Мартиніанъ не оставался празднымъ: онъ исполнялъ возложенное на него преподобнымъ Кирилломъ послушаніе — чтеніе и списываніе книгъ. Въ обители хранится канонникъ, написанный рукою преподобнаго Мартиніана въ 1423 году «по благословенію господина старца Кирилла игумена, во славу Святыя Троицы», какъ говорится о томъ въ послѣсловіи. Изъ дальнѣйшихъ словъ его видны чувства благоговѣнія и глубокаго смиренія, которыми былъ проникнуть подвижникъ [4]. Преподобный Кириллъ радовался успѣхамъ своего ученика и, благодаря Бога, говорилъ братіи:

— «Этотъ будетъ искусный инокъ».

По прошествіи нѣкотораго времени, преподобный даетъ Мартиніану новое, и притомъ болѣе тяжелое, послушаніе — посылаетъ его на службу въ хлѣбню и поварню. Здѣсь юный инокъ смиренно выполнялъ трудныя работы: носилъ воду, рубилъ дрова и приносилъ хлѣбъ братіи, прося у всѣхъ молитвъ и благословенія. Съ благословеніемъ же и въ строгомъ молчаніи онъ выходилъ изъ келліи и также возвращался въ нее съ послушаніемъ къ своему начальнику.

Стало ясно, что юный инокъ окончательно укрѣпился въ правилахъ монашества. Поэтому преподобный Кириллъ позволилъ ему жить въ особой келліи, хотя и послѣ того не переставалъ слѣдить за духовной жизнью своего ученика. Такъ, увидѣвъ однажды, что Мартиніанъ изъ церкви зашелъ въ келлію одного брата, святый Кириллъ спросилъ его:

— «Зачѣмъ нарушаешь уставъ обители?»

— «Сомнѣваюсь, чтобы, войдя въ свою келлію, захотѣлъ я выйти изъ нея, а мнѣ нужно было быть въ келліи брата», — отвѣтилъ Мартиніанъ.

Тогда святый игуменъ замѣтилъ ему:

— «Напередъ иди въ свою келлію, чтобы сотворить тамъ положенную молитву, и келлія научитъ тебя всему».

Съ благодарностью принималъ подобныя указанія старца святый Мартиніанъ и руководился ими въ своей жизни.

Видя его ревность, святый Кириллъ сдѣлалъ его клирикомъ, а спустя немного времени, преподобный Мартиніанъ былъ посвященъ во іеродіакона, потомъ во іеромонаха.

Удостоенный священнаго сана, преподобный Мартиніанъ благоговѣйно совершалъ божественную службу, руководясь примѣромъ своего наставника. Своими трудами и смиреніемъ, а также и близостью къ святому Кириллу преподобный Мартиніанъ скоро снискалъ себѣ любовь и уваженіе братіи.

— «Блаженъ братъ сей, — говорили они, — что сподобился быть ученикомъ таковаго подвижника», — и молили за него Бога.

Но находились между иноками и такіе, которые ему завидовали и осуждали его. Блаженный Мартиніанъ терпѣливо переносилъ все это, не обращая вниманія на оскорбленія. Къ друзьямъ и недругамъ онъ относился одинаково: всѣмъ воздавалъ равное послушаніе и если къ нему обращались, всегда отвѣчалъ почтительно и сь любовью, побѣждая любовью и смиреніемъ своихъ недоброжелателей.

Но вотъ приблизилась кончина блаженнаго Кирилла. 9 іюня 1427 года онъ мирно отошелъ ко Господу. Со слезами проводилъ преподобный Мартиніанъ останки преподобнаго Кирилла къ мѣсту погребенія, благодаря Бога за то, что сподобился наставленій святаго старца. И во всей своей послѣдующей жизни онъ непрестанно поминалъ своего учителя въ молитвахъ, а его добрый примѣръ хранилъ въ своемъ сердцѣ, какъ бы написанный на хартіи.

Прошло уже не мало времени съ тѣхъ поръ, какъ Мартиніанъ былъ постриженъ въ монашество. Ища высшихъ подвиговъ для себя, преподобный пожелалъ теперь безмолвствовать. Для этого, помолившись Богу и поклонившись гробу святаго Кирилла, онъ удалился на безлюдный, лѣсистый островъ озера Воже въ 120 верстахъ отъ монастыря [5] и началъ тамъ пустынную жизнь.

Но недолго пришлось преподобному быть въ уединеніи. Прослышали о мѣстѣ его подвиговъ и стали къ нему стекаться сподвижники. Одна мысль одушевляла собравшихся — какъ бы воздвигнуть церковь на мѣстѣ ихъ пустынныхъ подвиговъ. Всѣ просили объ этомъ преполобнаго Мартиніана, и общими трудами они создали церковь въ честь Преображенія Господня. Преподобный освятилъ ее и снабдилъ всѣмъ необходимымъ, а въ возникшемъ монастырѣ ввелъ чинъ общежитія [6].

Разъ преподобный Мартиніанъ отправился помолиться въ Ѳерапонтовъ монастырь [7]. Расположенные къ нему игуменъ и братія монастыря просили его навсегда остаться съ ними, но преподобный сказалъ:

— «Если Господь Богъ изволитъ и Пречистая Богородица не отринетъ, то въ будущемъ я готовъ поселиться съ вами».

Теперь же, зная, что не пришло еще тому время, онъ возвратился въ свою пустынь, гдѣ онъ и прожилъ въ трудахъ и подвигахъ около десяти лѣтъ. За это время его пустынь разрослась и братія умножились; преподобный убѣдился, что онъ можетъ съ спокоиной совѣстью покинуть созданный имъ монастырь. Тогда онъ оставляетъ свою обитель и даетъ заповѣдь ученикамъ своимъ имѣть особенное попеченіе объ устроенной имъ церкви. Самъ же помолившись снова отправился въ Ѳерапонтовъ монастырь, гдѣ и былъ принятъ съ великой честью и радостью игуменомъ и братіей.

Въ Ѳерапонтовомъ монастырѣ преподобный Мартиніанъ началъ подвизаться съ обычнымъ усердіемъ. Благодаря своему смиренію и благоговѣнію, а также и знанію устава монашеской жизни, онъ скоро сдѣлался образцомъ для всѣхъ и заслужилъ уваженіе всей братіи, видѣвшей въ немъ своего наставника. Въ это время игуменъ Ѳерапонтова монастыря оставилъ свое мѣсто и инокамъ слѣдовало выбрать себѣ новаго игумена. Естественно, что выборъ палъ на преподобнаго Мартиніана, котораго и начали просить принять игуменство. Но, ссылаясь на свое недостоинство, преподобный смиренно отказался отъ предлагаемой ему чести. Собравшись снова, братія опять умоляли преподобнаго Мартиніана, и онъ покорился ихъ мольбамъ. Тогда братія вмѣстѣ съ преподобнымъ отправились бить челомъ князьямъ-братьямъ Іоанну и Михаилу Андреевичамъ [8], въ вотчинѣ которыхъ находился монастырь, прося князей утвердить выбраннаго ими игумена. Хорошо зная преподобнаго Мартиніана и любя его, князья утвердили новоизбраннаго игумена и, одаривъ его, отпустили въ монастырь. Это произошло около 1435 года.

Теперь началась новая, усиленная дѣятельность преподобнаго Мартиніана. Къ заботамъ о подвигахъ личнаго самоусовершенствованія присоединились попеченія о ввѣренномъ ему монастырѣ. Преподобный неустанно заботился о благоустройствѣ Ѳерапонтовой обители и за образецъ себѣ взялъ уставъ и обычаи монастыря преподобнаго Кирилла Бѣлозерскаго. Онъ старался ввести порядокъ не только въ церкви, но и въ келейной жизни инока и на трапезѣ братіи, установивъ общую трапезу — «равную для всѣхъ и въ строгомъ молчаніи».

Строгимъ сохраненіемъ иноческихъ правилъ преподобный Мартиніанъ возвысилъ и прославилъ Ѳерапонтову обитель. Какъ пчелы слетаются на медовые цвѣты, такъ стекались къ преподобному иноки и міряне: одни, чтобы, принявъ постриженіе, поселиться съ нимъ, другіе — чтобы слушать его наставленія и видѣть иноческую жизнь, устроявшуюся подъ его руководствомъ.

Подъ управленіемъ преподобнаго Мартиніана Ѳерапонтова обитель пришла въ цвѣтущее состояніе и долго называлась его именемъ какъ именемъ устроителя — «обителью Мартиніановою». При этомъ много помогали святому игумену въ средствахъ къ поддержанію и украшенію монастыря князья Іоаннъ и Михаилъ Андреевичи, которые часто посылали милостыню и жертвовали обители земли своей вотчины.

Тихо и мирно протекала жизнь въ пустынной обители, но не мирное было то время на русской землѣ. Удѣльныя распри между князьями и споры изъ-за великокняжескаго престола не стихали.

Въ февралѣ 1446 года великій князь Московскій Василій Васильевичъ [9] отправился на богомолье въ Троице-Сергіевъ монастырь. Воспользовавшись его отъѣздомъ, князь Димитрій Шемяка овладѣлъ Москвой и великокняжескимъ престоломъ, а Василія Васильевича ослѣпилъ и сослалъ въ Угличъ съ его княгинею и дѣтьми; потомъ, опасаясь народнаго движенія въ пользу сосланнаго князя и вслѣдствіе увѣщаній нареченнаго митрополита святаго Іоны [10], онъ выпустилъ его и далъ ему въ удѣлъ Вологду. Сюда къ обиженному князю стали стекаться его приверженцы, недовольные Шемякой бояре и народъ. Обнадеженный въ помощи Тверскимь княземъ, Василій Темный отправился съ войсками искать потеряннаго имъ Московскаго престола. Но прежде чѣмъ вступить въ борьбу съ Шемякой, благочестивый князь хотѣлъ испросить помощи Божіей и потому по дорогѣ къ Москвѣ посѣтилъ сперва Кирилловъ, а потомъ и Ѳерапонтовъ монастыри.

Игуменъ Мартиніанъ со всей братіей встрѣтилъ Василія Васильевича за оградой монастыря. Осѣнивъ его святымъ крестомъ и окропивъ святой водой, онъ служилъ молебенъ Пресвятой Богородицѣ и послѣ того угощалъ князя на трапезѣ. Уговаривая Василія Васильевича идти противъ врага, преподобный обнадежилъ его словомъ утѣшенія. Въ отвѣтъ на это князь сказалъ:

— «Мартиніанъ! Если будетъ на мнѣ милосердіе Божіе, Пресвятой Богородицы и великихъ чудотворцевъ моленіе и твоими молитвами сяду на столѣ своемъ великокняжескомъ, дастъ Богъ, позабочусь о твоемъ монастырѣ, а тебя приближу къ себѣ».

Принявъ затѣмъ благословеніе отъ святаго игумена, Василій Васильевичъ со всѣмъ воинствомъ пошелъ на врага. Но Шемяка безъ боя поспѣшно бѣжалъ изъ Москвы, и Василій Темный снова сѣлъ на великомъ княженіи.

Вступивъ на Московскій престолъ, Василій Васильевичъ согласно своему обѣщанію, вызвалъ въ 1448 году преподобнаго Мартиніана и назначилъ его игуменомъ въ обители преподобнаго Сергія, выбравъ его къ тому же своимъ духовникомъ. Въ грамотѣ Московскаго собора отъ 29 декабря 1448 года, которой Шемяка, въ случаѣ нераскаянія, предавался отлученію отъ Церкви за кровавыя смуты, имя Мартиніана уже въ санѣ игумена Троицкаго монастыря стоитъ первымъ между именами другихъ игуменовъ [11].

Высокое положеніе игумена великой лавры и великокняжескаго духовника впрочемъ нисколько не измѣнило строгаго подвижника, ставившаго правду выше всякихъ разсчетовъ. Въ то время одинъ бояринъ перешелъ отъ Московскаго князя на службу къ Тверскому. Василію Васильевичу было досадно и жаль лишиться слуги, и онъ изыскивалъ средства вернуть его къ себѣ. Обращается онъ къ преподобному Мартиніану, проситъ его содѣйствовать возвращенію боярина въ Москву, обѣщая тому честь и богатство. При содѣйствіи подвижника бояринъ вернулся, но великій князь вѣроломно заключилъ его подъ стражу. Услышавъ объ этомъ отъ сродниковъ заключеннаго боярина, преподобный Мартиніанъ оскорбился такой несправедливостью великаго князя и немедленно явился въ Москву. Войдя въ княжескую палату, преподобный помолился предъ иконами и, затѣмъ, обратился къ князю съ слѣдующею рѣчью:

— «Такъ ли ты, великій князь самодержавный, научился судить праведно? Зачѣмъ ты продалъ мою грѣшную душу и послалъ въ адъ? Зачѣмъ велѣлъ ты заковать боярина, котораго я призвалъ, ручаясь душею моею? Зачѣмъ преступилъ ты свое слово? Да не будетъ же благословенія моего грѣшнаго на тебѣ и на твоемъ великомъ княженіи».

И повернувшись, вышелъ отъ князя, а потомъ уѣхалъ въ Троицкій монастырь. Скоро великій князь созналъ свой грѣхъ и когда пришли къ нему бояре, онъ сказалъ имъ, какъ бы гнѣваясь:

— «Смотрите, бояре, что сдѣлалъ со мною этотъ болотный чернецъ? Пришелъ ко мнѣ неожиданно во дворецъ, обличилъ и снялъ съ меня благословеніе Божіе, оставивъ безъ великаго княженія».

Бояре не понимали, что это значить и что отвѣчать великому князю. Но тутъ онъ самъ прибавилъ:

— «Виноватъ я предъ Богомъ и предъ нимъ! Забылъ свое слово и поступилъ несправедливо; пойдемъ же къ Живоначальной Троицѣ, къ преподобному Сергію и тому игумену, чтобы получить прощеніе грѣха».

Вслѣдъ затѣмъ Василій освободилъ боярина и осыпалъ его милостями, а самъ отправился въ обитель преподобнаго Сергія. Услышавъ, что великій князь приближается къ обители, преподобный Мартиніанъ со всею братіею вышелъ ему на встрѣчу, съ радостію благословилъ своего духовнаго сына, видя его раскаяніе; послѣ молитвъ въ храмѣ преподобный далъ ему прощеніе и самъ просилъ прощеніе у великаго князя. Съ тѣхъ поръ Василій Васильевичъ еще болѣе возлюбилъ своего духовнаго отца, ни въ чемъ не оскорблялъ его, слушалъ во всемъ и почиталъ.

Но жизнь въ обители, близкой къ столицѣ, тяготила пустыннолюбца, приходившаго уже въ старость и искавшаго безмолвія. Онъ припоминалъ слова своего наставника — преподобнаго Кирилла: «хорошо иноку соблюдать молчаніе и нестяжательность и избѣгать всего, что можетъ возмущать душевныя чувства». Съ другой стороны преподобный Мартиніанъ желалъ докончить устроеніе любезной ему Ѳерапонтовой обители. И вотъ, не смотря на увѣщанія всей Троицкой братіи не разлучаться съ ними, преподобный собралъ своихъ духовныхъ чадъ и, преподавъ имъ свое послѣднее поученіе, сдалъ управленіе монастыремъ. Потомъ помолился Пресвятой Троицѣ, облобызалъ мощи преподобнаго Сергія и простился со всею братіей. Оставивъ монастырь, преподобный отправился въ Ѳерапонтову обитель. Это было въ началѣ 1455 года.

Сильно обрадовались Ѳерапонтовскіе иноки возвращенію любимаго игумена. Они встрѣтили его, какъ своего отца, и по случаю его прибытія устроили праздникъ. Игуменъ уступалъ ему свое мѣсто и всѣ братія просили преподобнаго Мартиніана снова быть ихъ пастыремъ и руководителемъ. Но преподобный смиренно уклонялся отъ ихъ предложенія, указывая на свое недостоинство и слабость силъ.

— «Для того, — говорилъ онъ, — я ушелъ изъ обители преподобнаго Сергія, чтобы въ старости найти покой и безмолвіе и оплакивать свои грѣхи».

И только послѣ неотступной просьбы со стороны игумена и братіи, согласился онъ снова принять на себя бремя управленія монастыремъ.

Не смотря на свой уже преклонный возрастъ, преподобный Мартиніанъ съ прежней ревностью взялся за окончательное устроеніе любимой имъ обители. Какъ купецъ, вернувшійся изъ дальнихъ странъ, онъ привезъ съ собою сокровища духовнаго опыта и старался передать ихъ любимой обители. Ее онъ устроялъ отчасти по уставу Кирилловой обители, отчасти же руководясь порядками Троице-Сергіевой лавры. Преподобный хорошо помнилъ о своемъ наставникѣ преподобномъ Кириллѣ Бѣлозерскомъ, у котораго постригся въ отрочествѣ въ первые годы существованія Кирилловой обители. И житіе преподобнаго Кирилла написано Пахоміемъ Сербомъ главнымъ образомъ по разсказамъ ученика и сожителя его, преподобнаго Мартиніана.

Подвижникъ достигъ глубокой старости. Но не смотря на то, онъ не оставлялъ не только келейнаго правила и поста, но и службъ церковныхъ. Когда онъ одряхлѣлъ и не могъ ходить, его водили подъ руки или возили въ храмъ на божественную службу — такова была вѣрность преподобнаго иноческимъ обѣтамъ!

Чувствуя приближеніе своей кончины, святый старецъ созвалъ къ себѣ всю братію, подвизавшуюся съ нимъ, и предъ всѣми заповѣдалъ игумену сохранять преданіе и уставъ обители.

— «Отцы и братія! Поступайте такъ, какъ я училъ и поступалъ. Божія же любовь и милость и Пречистая Богородица да будетъ со всѣми вами!»

Такъ закончилъ свою рѣчь подвижникъ и затѣмъ простился съ игуменомъ и братіей. Причастившись святыхъ Таинъ, преподобный Мартиніанъ мирно скончался въ воскресенье 12 января 1483 года на 86 году отъ рожденія, проживъ въ иночествѣ болѣе 70 лѣть.

Игуменъ и братія торжественно погребли честныя мощи преподобнаго близъ церкви Пресвятыя Богородицы на лѣвой сторонѣ отъ алтаря [12].

Богъ, дивный во святыхъ Своихъ, скоро прославилъ Своего угодника. Спустя 31 годъ послѣ кончины преподобнаго Мартиніана въ Ѳерапонтовомъ монастырѣ скончался его ученикъ и постриженникъ по имени Іоасафъ, бывшій архіепископъ Ростовскій, потомъ долго жившій напокоѣ [13]. Игуменъ и братія рѣшили похоронить его близъ преподобнаго Мартиніана. Сотворивъ молитву, начали копать могилу и, когда открыли гробъ преподобнаго, то съ изумленіемъ увидѣли, что не только тѣло, но и одежды святаго остались цѣлыми и не подверглись тлѣнію, хотя весь гробъ былъ наполненъ водою. Всѣ, видѣвшіе это, прославили Бога, а нѣкоторые изъ нихъ, будучи особенными почитателями памяти святаго, съ вѣрою взяли воды изъ гроба въ свои сосуды на благословеніе. И не тщетной оказалась ихъ горячая вѣра. Эта вода послужила источникомъ исцѣленій. Такъ, инокъ Ѳерапонтовой обители Памва, будучи одержимъ тяжкимъ недугомъ всего тѣла, взялъ воды изъ гроба святаго Мартиніана и, полный вѣры къ преподобному, выпилъ той воды, помазалъ ею все тѣло и тотчасъ выздоровѣлъ.

Много и другихъ исцѣленій было совершено при мощахъ преподобнаго Мартиніана. Упомянемъ нѣкоторыя изъ нихъ.

Поразительное чудо по молитвамъ преподобнаго совершилось надъ инокомъ Ѳерапонтовой обители Сильвестромъ. Много лѣтъ онъ находился въ состояніи полнаго разслабленія: не могъ не только ходить, но даже и принимать пищу безъ посторонней помощи. Жалѣвшіе больного иноки, принося ему пищу, сами кормили его. Сильно скорбѣлъ Сильвестръ о своемъ недугѣ, но не терялъ надежды на помощь Божію: терпѣливо молилъ Господа и Его Пречистую Матерь о томъ, чтобы получить здравіе. Въ одну ночь, раздумывая о своей болѣзни, Сильвестръ захотѣлъ помолиться у гроба преподобнаго Мартиніана; но боясь, что въ неурочное время его не понесутъ туда, онъ обратился съ горячей мольбой къ святому и поползъ къ его гробницѣ, съ плачемъ продолжая свою молитву:

— «Помилуй меня Господа ради, угодниче Христовъ, и помолись за меня грѣшнаго, чтобы Онъ показалъ на мнѣ милость Свою молитвами твоими святыми! Помяни, отче, сколько послужилъ я святынѣ твоей еще при жизни твоей, сколько лѣтъ служилъ во обители твоей».

Такъ молился разслабленный и съ плачемъ прикладывалъ свою голову ко гробу святаго. Вдругъ онъ почувствовалъ себя выздоровѣвшимъ; съ радостью припалъ къ ракѣ преподобнаго Мартиніана; потомъ на своихъ ногахъ вернулся въ келлію. На утро братія, узнавъ о чудесномъ исцѣленіи Сильвестра, прославили Бога, даровавшаго ихъ обители неоцѣненное сокровище — святыя мощи преподобнаго Мартиніана чудотворца, неоскудно источающія исцѣленія всѣмъ съ вѣрою приходящихъ къ нимъ.

Іеромонаху Мартиніану пришлось разъ, за отсутствіемъ приходскаго священника, исповѣдывать больного въ ближнемъ селеніи. Мартиніанъ увидѣлъ въ домѣ бѣсноватую женщину, дочь этого больного. Она сидѣла на печи и неистово хохотала. Іеромонахъ узналъ, что женщина больна давно, что она сдѣлалась нѣмая, ничего почти не видитъ и не слышитъ, и родственники не знаютъ, чтб съ нею дѣлать. Онъ посовѣтовалъ привезти бѣсноватую къ мощамъ преподобнаго Мартиніана. И когда ее привезли, во время молебна она быстро пришла въ сознаніе, подойдя къ чудотворцеву гробу, цѣловала его съ плачемъ и радостью. Ясно было всѣмъ видящимъ это, что бѣсноватая исцѣлилась. Она сказала служащему священнику, тому же Мартиніану:

— «Вотъ чудотворецъ всталъ изъ гроба, благословилъ меня крестомъ и удалился».

И другая бѣсноватая Акилина изъ близъ лежащаго села Сусла получила исцѣленіе отъ своего недуга молитвами преподобнаго Мартиніана. Много лѣтъ страдала несчастная. Мужъ и сродники возили ее по обителямъ, были и въ монастырѣ преподобнаго Кирилла, наконецъ, повезли ко гробу преподобнаго Мартиніана. Когда они достигли монастырскихъ вратъ, бѣсноватая завопила и закричала такимъ страшнымъ голосомъ, что всѣ ужаснулись и отбѣжали. Она воспользовалась этимъ и пыталась бѣжать. Но сродники и нѣкоторые изъ монастырскихъ успѣли ее удержать. Бѣсноватая билась и кричала, повторяя много разъ:

— «Чернецъ бьетъ меня деревомъ».

Когда Акилину привели ко гробу преподобнаго и служили молебенъ, она начала утихать, но произносила все тѣ же слова. Ее уговаривади:

— «Что ты говоришь? Никто тебя не бьетъ». Акилина отвѣчала на это:

— «Не видѣли ли вы, какъ за монастырскими воротами началъ меня бить палкой, говоря: — «всегда мимо воротъ моихъ ходите и презираете меня».

Ее продолжали уговаривать, что никто ее не билъ, что не было никакого чернеца. Она же указывала пальцемъ и говорила:

— «Вонъ онъ пошелъ!»

Подошла ко гробу святаго и продолжала:

— «Уже ушелъ; на немъ была черная одежда». Присутствующіе поняли, что больная видѣла чудотворца въ видѣніи, что онъ измучилъ въ ней бѣса и отгналъ. Священникъ благословилъ ее крестомъ, и Акилина совершенно выздоровѣла. Юноша Псковичъ Стефанъ Ѳедоровъ Клещевъ, по ремеслу среброковачъ, бродя по своимъ дѣламъ въ разныхъ странахъ, заболѣлъ проказою: опроказилась правая рука его. Отяжелѣвъ, она сдѣлалась неподвижной, не поднималась и для крестнаго знаменія. Не зная, какъ избавиться отъ проказы, Стефанъ началъ усердно молить Бога объ исцѣленіи и далъ обѣтъ ходить по святымъ мѣстамъ. Онъ обошелъ много монастырей: побывалъ въ обителяхъ Кирилловой и Ѳерапонтовой, и въ волости Сяма, гдѣ молился предъ чудотворной иконой Богоматери; однако не находилъ даже малѣйшаго облегченія своей болѣзни. Тогда онъ одѣлся въ иноческія одежды и, возвратившись въ обитель преподобнаго Кирилла, сталъ просить игумена Аѳанасія [14] и старцевъ, чтобы, его приняли въ монастырь. Но они, по болѣзни Стефана, не приняли его: онъ принужденъ былъ поселиться въ монастырской страннопріимницѣ вмѣстѣ съ другими больными и прожилъ здѣсь недѣли три. Потомъ, по совѣту своихъ знакомыхъ, Стефанъ пошелъ въ Ѳерапоатовъ монастырь. Въ одеждѣ инока предсталъ онъ предъ игуменомъ — Гуріемъ [15] и усиленно просилъ его о принятіи въ обитель. Видя его уже монахомъ, игуменъ сдался на мольбы Стефана, тѣмъ болѣе, что за него просили нѣкоторые изъ братіи и, принявъ въ обитель, поручилъ его старцу. Прошло съ тѣхъ поръ еще три мѣсяца, а болѣзнь Стефана не только не ослабѣвала, но еще болѣе усилилась. Рука его такъ сгнила, что въ четырехъ мѣстахъ виднѣлись кости, и невозможно было жить съ нимъ въ одной келліи вслѣдствіе тяжелаго запаха. Сознавая свое бѣдственное положеніе и боясь удаленія изъ монастыря, Стефанъ снова обратился къ молитвамъ. Съ горькими слезами молился онъ у раки преподобнаго Мартиніана, прося чудотворца объ исцѣленіи оть тяжкаго недуга и обѣщаясь поработать въ его обители до конца своей жизни. Въ то же время, чувствуя угрызеніе совѣсти въ томъ, что не будучи еще постриженъ, онъ самовольно надѣлъ монашескія одежды, Стефанъ открылъ это келарю, который управлялъ монастыремъ за отъѣздомъ игумена. Келарь, по совѣту съ братіей, повелѣлъ іеромонаху Симеону постричь Стефана и наречь его Сергіемъ, что тотъ и сдѣлалъ.

Съ тѣхъ поръ новопостриженный инокъ никогда не оставлялъ молитвы къ преподобному, и за это скоро получилъ исцѣленіе отъ своей тяжкой болѣзни. Однажды Стефанъ со скорбію пришелъ ко гробу преподобнаго Мартиніана и долго молился со слезами, прикладывая свою больную руку къ ракѣ святаго. И вотъ, въ ту же ночь, въ дремотѣ онъ увидѣлъ, что кто-то войдя толкнулъ его и сказалъ:

— «Встань и молись».

Проснувшись отъ страха, онъ не видѣлъ уже никого, но сразу почувствовалъ облегченіе отъ болѣзни: повязка какъ лубокъ спала съ руки его, и на рукѣ явилось новое, молодое тѣло. И исцѣленный, и братія возблагодарили Бога и преподобнаго Мартиніана.

Преподобный Мартиніанъ причтенъ къ лику святыхъ, вѣроятно, въ 1553 году. Празднованіе ему совершается мѣстно.

Примѣчанія:
[1] Древнее житіе преп. Мартиніана написано въ половинѣ XVI в. неизвѣстнымъ инокомъ Ѳерапонтова монастыря.
[2] Въ нынѣшней Вологодской губ., близъ Сямскаго Богородице-Рождественскаго монастыря, прославленнаго чудотворной иконой Богородицы, именуемой Сямской.
[3] Кирилловъ-Бѣлозерскій монастырь основанъ преп. Кирилломъ въ 1397 году (пямять преп. Кирилла 9 іюня); теперь монастырь — въ уѣздномъ городѣ Кирилловѣ, Новгородской губ.
[4] Приводимъ буквально молитвенное обращеніе преподобнаго. «О, Дѣво Богоизбранная! о, Отроковице Богоневѣстная! о, Владычице міру, Пречистая Богородице! Въ всемірныхъ Ти моленіихъ къ Сыну Своему и Богу помяни, Госпоже милостивая, и мене грѣшнаго, протягшаго недостойную мою руку въ сіе. Всякому дѣлу благу Христосъ есть зачало и конецъ. Тому слава въ безконечныя вѣки, аминь. Господи Іисусе Христе, спаси писавшаго и имѣти хотяшаго сіе. Господине старецъ Ануфри, сотвори любовь: помяни грѣшнаго въ молитвахь своихъ святыхъ Мартиньяна инока — лжею инока, а не истинною».
[5] Воже или Чаронда — озеро Новгородской губ., въ сѣв.-восточ. части Кирилловскаго уѣзда. Окружность озера 106 верстъ. На озерѣ есть небольшой островокъ (2 версты длины и ¾ версты ширины), на которомъ и поселился преп. Мартиніанъ.
[6] Спасскій Вожеозерскій монастырь въ 1694 г. былъ приписанъ къ Новгородокому архіерейскому дому, въ 1764 г. упраздненъ. Нынѣ на его мѣстѣ деревня Спасская, и островъ, на которомъ стоялъ монастырь, называется поэтому Спасскимъ.
[7] Ѳерапонтовъ-Бѣлозерскій монастырь, Новгородской губ., Кирилловскаго уѣзда, въ 15 верстахъ къ сѣв.-вост. отъ Кириллова монастыря, основанъ преп. Ѳерапонтомъ въ 1398 г. (Память преп. Ѳерапонта 27 мая). Въ 1798 г. упраздненъ и обрашенъ въ приходъ. На мѣстѣ монастыря нынѣ слобода Ѳерапонтовская.
[8] Князья Іоаннъ Можайскій († 1462 г.) и Михаилъ Верейскій († 1434 г.) — дѣти Андрея Дмитріевича († 1432 г.), сына вел. кн. Димитрія Донского. Были у нихъ владѣнія и въ Бѣлозерскомъ краѣ.
[9] Василій Васильевичъ Темный занималъ великокняжескій престолъ четыре раза: съ 1425 г. по 1433 г.; въ 1434 г.; съ 1434 г. по 1446 г.; наконецъ, съ 1447 г. по 1462 г.
[10] Св. Іона управлялъ Русской митрополіей съ 1448 г. по 1461 г. Предъ тѣмъ съ 1433 г. былъ епископомъ Рязанскимъ. Память св. Іоны 31 марта.
[11] Преподобный Мартиніанъ занялъ мѣсто Троицкаго игунена между августомъ и декабремъ 1448 г.
[12] Мощи преп. Мартиніана почиваютъ нынѣ подъ спудомъ въ упраздненномъ Ѳерапонтовомъ монастырѣ, въ храмѣ его имени. Надъ гробницею его хранится древняя икона съ изображеніемъ подлиннаго вида преподобнаго; здѣсьже и орѣховый костыль подвижника.
[13] Архіепископъ Іоасафъ (въ мірѣ князь Оболенекій), управлялъ Ростовской епархіей съ 1481 г. по 1489 г. Скончался 7 октября 1514 г.
[14] Игуменъ Аѳанасій (кн. Палецкій) управлялъ Кирилловымъ монастыремъ съ 1539 г. по 1551 г.
[15] Гурій управлялъ Ѳерапонтовой обителью съ 1545 г. по 1551 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительна, вторая: Мѣсяцы Январь-Апрѣль. — М.: Синодальная Типографія, 1916. — С. 117-130.

Во славу Божію помощь въ подготовкѣ электронной публикаціи оказалъ: р. Б. Андрей.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0