Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 31.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Мѣсяцъ Январь.
День двѣнадцатый.

Житіе святаго Саввы, архіепископа Сербскаго [1].

Святый Савва былъ сынъ знаменитаго основателя самостоятельнаго сербскаго государства, великаго сербскаго жупана Стефана Немани, въ иночествѣ Симеона, прославляемаго Церковію, какъ святаго покровителя Сербіи. Стефанъ Неманя жилъ въ двѣнадцатомъ столѣтіи. Онъ объединилъ большую часть сербскихъ земель и доставилъ имъ политическую независимость. Сынъ его Савва явился создателемъ независимой сербской Церкви.

Савва былъ самымъ младшимъ изъ дѣтей Стефана Немани и супруги его Анны. Родители, имѣя уже нѣсколько дѣтей, обратились къ Господу съ молитвой, чтобы Онъ даровалъ имъ еще сына, который былъ бы насадителемъ благочестія въ ихъ отечествѣ и прославилъ его. Они давали обѣтъ послѣ того оставаться до смерти въ чистотѣ. Молитва родителей была услышана: у нихъ родился сынъ, котораго въ святомъ крещеніи они назвали Растько, иначе Растиславъ, какъ бы предвидя возрастаніе въ духовной славѣ какъ ихъ сына, такъ вмѣстѣ съ нимъ и ихъ дорогаго отечества.

Обрадованные милостью Божіею, родители приложили всѣ старанія къ доброму воспитанію сына. По минованіи лѣтъ младенчества, они помѣстили его въ особыхъ палатахъ, приставили воспитателей и позаботились о своевременномъ обученіи его грамотѣ. Благодать Божія не оставляла отрока, дарованнаго родителямъ по особой ихъ молитвѣ: онъ возрасталъ тѣломъ и совершенствовался духовно, несказанно утѣшая своихъ родителей, проводя жизнь въ благочестіи и чистотѣ.

По окончаніи воспитанія, родители дали ему отдѣльную область, въ которой онъ могъ бы жить самостоятельно вмѣстѣ со своими слугами и развлекаться охотой и другими забавами, приличными знатнымъ юношамъ.

Юноша удалился изъ дома родительскаго. Но забавы мірскія его не прельщали. Мысль и сердце его были заняты совсѣмъ иными предметами. Ему всего чаще вспоминались слова псалма: блаженъ мужъ, бояйся Господа (Псал. 111, 1) — и слова Спасителя: иже любитъ отца или матерь паче Мене, нѣсть Мене достоинъ; и иже не пріиметъ креста своего и въ слѣдъ Мене грядетъ, нѣсть Мене достоинъ (Матѳ. 10, 37-38). Его увлекалъ «путь Господень» — отреченіе отъ міра, исканіе прежде всего Царствія небеснаго и правды его. Вмѣсто того, чтобы предаваться пустымъ забавамъ, Растько предавался размышленіямъ о подвижнической жизни и молился Господу, чтобы Онъ указалъ ему надлежащій путь Свой. Растько слыхалъ о подвижнической жизни на святой горѣ Аѳонской и страстно желалъ встрѣтить человѣка, который повѣдалъ бы ему все, что хотѣлось ему знать. И вотъ Богъ послалъ ему одного чернеца, который хорошо зналъ святую гору. Это былъ русскій инокъ изъ русскаго Пантелеимонова монастыря на Аѳонѣ. Онъ удовлетворилъ всѣ желанія знатнаго юноши, разсказалъ обо всѣхъ аѳонскихъ святыхъ обителяхъ и о всѣхъ видахъ подвижничества на святой горѣ.

Разсказы захожаго инока вполнѣ соотвѣтствовали намѣреніямъ и чаяніямъ благочестиваго юноши: онъ тогда же безповоротно рѣшилъ и далъ обѣтъ Богу оставить міръ и подвизаться на Аѳонѣ. Было всего семнадцать лѣтъ юношѣ, когда онъ рѣшилъ оставить мірскую жизнь.

Горячо помолившись Господу Богу, онъ уговорилъ нѣсколько богобоязненныхъ мужей содѣйствовать ему въ исполненіи его намѣренія и быть его сопутниками, и немедля отправился въ путь, прежде всего — въ домъ своихъ родителей. Несказанно обрадовались отецъ съ матерью прибытію своего любезнаго сына, устроили по этому случаю пиршество и старались всячески оказывать ему свою ласку.

Черезъ нѣсколько дней пребыванія въ гостяхъ у своихъ родителей, Растько просится у нихъ на охоту въ одну неблизкую дикую мѣстность, богатую всякаго рода добычей. Родители охотно даютъ свое согласіе. Получивъ родительское благословеніе, Растько въ сопровожденіи своихъ вѣрныхъ людей отправляется въ путь, но не для звѣриной ловли въ пустыню, а на святую Аѳонскую гору, для подвиговъ ради душевнаго спасенія.

Достигши благополучно Аѳона, Растько поселился въ русскомъ Пантелеимоновомъ монастырѣ, инокъ котораго подробно повѣствовалъ ему ранѣе о святогорскомъ подвижничествѣ.

Родители вскорѣ хватились сына. Догадываясь, что сына ихъ увлекъ не кто иной, какъ русскій монахъ, и не въ иное мѣсто, какъ на Аѳонъ, Стефанъ Неманя немедленно послалъ одного изъ своихъ старѣйшихъ воеводъ съ великимъ отрядомъ. Получивъ отъ греческаго императора Исаака Ангела [2] строгое предписаніе къ проту (настоятелю) Аѳонской горы и ко всѣмъ святогорцамъ и военный отрядъ отъ Солунскаго воеводы, уполномоченный Стефана Немани явился на Аѳонъ и нашелъ разыскиваемаго знатнаго бѣглеца въ монастырѣ святаго Пантелеимона. Сильно обрадовался вѣрный слуга Немани, что такъ скоро нашелъ, кого искалъ, и надѣялся вскорѣ возвратить юношу къ родителямъ, такъ горевавшимъ о немъ, и получить за сіе достойную награду. Не надѣясь, чтобы бѣглецъ добровольно и охотно вернулся на родину, оставивъ свое намѣреніе, посланные не спускали съ глазъ юношу и стерегли, чтобы онъ снова не скрылся отъ нихъ. Но Растько давно уже рѣшился, несмотря ни на какія препятствія, принять иноческое постриженіе на Аѳонѣ и остаться тамъ. Это намѣреніе было извѣстно игумену Пантелеимонова монастыря, который и рѣшился оказать содѣйствіе отважному юношѣ.

Однажды въ субботу Растько распорядился, чтобы устроено было обильное угощеніе присланнымъ за нимъ отъ отца воинамъ вмѣстѣ съ тамошними обитателями. Когда послѣ пиршества всѣ полегли заснуть, по распоряженію игумена ударили въ било, призывавшее всѣхъ по обычаю на ночное бдѣніе въ храмъ Божій. Не только иноки, но и воины должны были идти въ церковь. Отягченные пиршествомъ и продолжительнымъ бдѣніемъ, стражи во время чтенія каѳизмъ заснули на своихъ мѣстахъ въ своихъ сѣдалищахъ. Воспользовавшись симъ обстоятельствомъ, Растько приказалъ одному изъ своихъ слугъ надѣть его одежды и стоять на его мѣстѣ до конца богослуженія, самъ же пошелъ въ святый алтарь, произнесъ тамъ иноческіе обѣты и, переодѣтый, вышелъ неузнанный изъ храма. Вмѣстѣ съ однимъ старцемъ-инокомъ онъ взошелъ въ пиргъ, или башню, и заключился тамъ. Не теряя времени, онъ принялъ тамъ иноческое постриженіе съ именемъ Саввы и облекся въ иноческія одежды.

Ночное бдѣніе близилось къ концу; подъ утро проснулись стражи и къ ужасу своему убѣдились, что разысканный ими юноша опять скрылся. Съ великимъ негодованіемъ они приступили къ инокамъ монастыря и, грозя насиліями, требовали выдать имъ юношу, или указать, куда онъ дѣлся. Слыша сверху башни великое смятеніе и сожалѣя объ участи иноковъ, могшихъ много потерпѣть изъ-за него, затворникъ склонился изъ окна башни и, показывая свою постриженную главу и монашескую одежду, закричалъ:

— «Я здѣсь, но уже не Растько, а инокъ Савва: вотъ волосы главы моей и мои княжескія одежды; отнесите ихъ родителямъ моимъ въ доказательство того, что произошло со мною».

Страшное горе поразило стараго воеводу и его спутниковъ: всѣ труды ихъ пропали даромъ; теперь уже не возможно было возвратить юношу къ его родителямъ такимъ, какимъ онъ съ ними разстался, да и не зачѣмъ: онъ отрекся отъ міра сего.

Съ печалью посланные Стефана Немани пошли въ обратный путь въ свое отечество.

Оставшись въ монастырѣ святаго Пантелеимона, новопостриженный инокъ Савва положилъ начало своимъ монашескимъ подвигамъ и далъ много золота на строеніе принявшаго его русскаго Пантелеимонова монастыря.

Немного времени спустя, подошелъ праздникъ Благовѣщенія Пресвятой Богородицѣ, торжественно празднуемый въ Ватопедскомъ монастырѣ на Аѳонѣ. Къ сему празднику приглашались всѣ подвижники Аѳона. Получилъ приглашеніе и царственный инокъ Савва. Съ великою радостію и охотою онъ отправился на славное торжество, на которое собрались всѣ аѳонскіе подвижники во главѣ съ протомъ аѳонскихъ обитателей. Встрѣченный вниманіемъ всѣхъ аѳонскихъ властей, Савва получилъ возможность видѣть вполнѣ церковное торжество на Аѳонѣ, этомъ излюбленномъ Пресвятою Богородицею святомъ мѣстѣ. Онъ такъ былъ пораженъ всѣмъ видѣннымъ и слышаннымъ, что тотчасъ же рѣшился остаться въ обители Пресвятой Богородицы и сталъ усердно просить игумена Ватопедской обители Ѳеостирикта принять его въ число братіи монастыря. Искренняя просьба Саввы была принята и удовлетворена: онъ вступилъ въ число рядовой братіи и усердно началъ выполнять всѣ иноческія обязанности и послушанія. При самомъ своемъ вступленіи въ Ватопедскій монастырь, Савва поспѣшилъ сдѣлать богатый вкладъ въ обитель, которая такъ поразила его и удовлетворила его давнія благочестивыя желанія.

Между тѣмъ извѣстіе, принесенное въ Сербію посланными Стефаномъ Неманей для розысковъ его сына, глубоко потрясло не только его родителей, но и всю страну: царственный юноша отказался отъ родной семьи и всего мірскаго и сталъ монахомъ! На первыхъ порахъ родители грустили, разлучившись съ сыномъ, но скоро они сознали, что на все есть воля Божія, а будучи благочестивыми христіанами, печаль перемѣнили на радость, видя въ своемъ сынѣ служителя Божія и ожидая отъ него блага, какъ себѣ самимъ, такъ и отечеству.

Собравши свои мысли и чувства, родители отправили Саввѣ слезное посланіе, въ которомъ, выражая сожалѣніе о разлукѣ, но вмѣстѣ воздавая славу Господу Богу, все устроящему Своей премудростію ко благу, убѣждаютъ и умоляютъ сына навѣстить родителей, пріѣхать въ родную Сербію и доставить всѣмъ утѣшеніе, обѣщая послѣ свиданія безпрепятственно отпустить его обратно на святую гору.

Вмѣстѣ съ посланіемъ родители отправили сыну большую сумму золота какъ для его личныхъ потребностей, такъ и для раздачи аѳонскимъ церквамъ и убогимъ людямъ.

Святый Савва былъ утѣшенъ симъ родительскимъ посланіемъ, но не пожелалъ отправиться на родину: онъ горѣлъ желаніемъ подвизаться на Аѳонѣ, куда такъ стремился и гдѣ благополучно водворился.

Имѣя пребываніе въ обители Ватопедской, Савва часто предпринималъ путешествія по святой Аѳонской горѣ, желая видѣть святыя обители, помолиться въ нихъ, видѣть великихъ подвижниковъ, побесѣдовать съ ними и получить духовное назиданіе. Босыми ногами въ простой одеждѣ онъ ходилъ по всему Аѳону, взбирался на самыя крутыя и высокія скалы, ходилъ по пропастямъ и стремнинамъ, отыскивая уединенныхъ подвижниковъ, ютившихся, подобно птицамъ, на едва доступныхъ человѣку утесахъ горъ. Совершая такія хожденія, Савва имѣлъ цѣлію не только удовлетворить свое желаніе видѣть и изучить аѳонскую подвижническую жизнь: онъ вмѣстѣ съ тѣмъ желалъ помочь матеріально тѣмъ бѣднякамъ, каковыми были обыкновенно одиночные аѳонскіе подвижники. На помощь имъ онъ не щадилъ тѣхъ средствъ, какія были у него въ изобиліи.

При такихъ странствіяхъ по Аѳону не разъ онъ подвергался большимъ опасностямъ, но Господь помогалъ ему. Въ тѣ времена Аѳонская гора много страдала отъ морскихъ разбойниковъ, которые, высаживаясь на берегъ, грабили тамъ цѣлыя обители и подстерегали прохожихъ и проѣзжихъ, какъ на морѣ около береговъ, такъ и на сушѣ. Савва имѣлъ обычай по временамъ заготовлять теплые хлѣбы и самолично развозить ихъ по пустынямъ для раздачи одиночнымъ подвижникамъ, не имѣвшимъ никакой теплой и вареной пищи, а питавшимся разною растительностью. Савва любилъ это дѣлать въ святую четыредесятницу по субботамъ. Въ одну изъ такихъ субботъ, рано утромъ, навьючивъ муловъ теплыми хлѣбами, онъ отправился спѣшно, идя впереди босой и горя желаніемъ доставить утѣшеніе Христовымъ подвижникамъ. Дорога шла близъ моря, Савва проходилъ близъ мѣста, именовавшагося Милопотамъ. Здѣсь напали на него разбойники и схватили какъ его самого, такъ и бывшихъ съ нимъ. Савва былъ очень огорченъ тѣмъ, что путь его такъ внезапно замедлился. Изъ глубины души онъ обратился съ молитвою къ Господу Богу о своемъ избавленіи, и Господь спасъ его. Разбойники приступили къ допросу:

— «Кто ты и откуда идешь?»

Савва отвѣчалъ:

— «Я — ученикъ отца Макарія; онъ послалъ меня вчера въ Есфигменъ по одному духовному дѣлу, но братія удержала меня до сегодняшняго утра, чтобы послать со мною хлѣбы на благословеніе старцамъ, ибо большіе монастыри имѣютъ обычай посылать хлѣбъ на утѣшеніе пустынникамъ, страждущимъ Христа ради и не имѣющимъ иного утѣшенія, какъ только милостыню, которую посылаетъ имъ Господь Богъ».

Эта рѣчь святаго Саввы смягчила жестокія сердца разбойниковъ, они умилились по вѣрѣ и отпустили Савву, такъ что онъ поспѣлъ къ старцу во время. Только-что встали на молитву, какъ въ монастырь явились и разбойники: раскаявшись въ своихъ поступкахъ, они пошли вслѣдъ за Саввой и, увидѣвши старца, попросили у него благословенія и разсказали все, что случилось съ ними на пути. Старецъ наставилъ ихъ словамъ Божіимъ, и они умилились и довѣрились старцу. Эти корсары, или морскіе разбойники, принадлежали къ числу извѣстныхъ, знатныхъ лицъ. Они спросили старца:

— «Повѣдай намъ Христа ради, дѣйствительно ли этотъ чернецъ (т. е. Савва) твой ученикъ? Мы видимъ на немъ нѣкое преславное знаменіе».

Старецъ отвѣчалъ:

— «Христа ради я скажу вамъ, дѣти мои: сей чернецъ — Божій ученикъ, а намъ одинъ изъ братій; сынъ онъ благовѣрнаго царя Сербскаго; всеблагій Богъ послалъ его намъ на посѣщеніе Своихъ рабовъ: какъ видите, онъ оставилъ свое царство и обходитъ пустыню сію, посѣщая и утѣшая, питая и одѣвая страждущихъ Христа ради въ пустыняхъ и горахъ, въ пещерахъ и пропастяхъ земныхъ, подобно солнцу все осіявая и милуя, чая помилованія и утѣшенія въ жизни вѣчной».

Бывшіе разбойники, слыша это, пали къ ногамъ Саввы и просили благословенія. Получивши благословеніе какъ отъ него, такъ и отъ старца, они дали обѣщаніе больше не заниматься разбоемъ и отправились въ свои домы.

Другой подобный случай произошелъ въ одно изъ посѣщеній святымъ Саввой лавры святаго Аѳанасія Аѳонскаго. Савва ѣхалъ въ лавру на лодкѣ по морю въ сопровожденіи нѣсколькихъ лицъ изъ братіи. Когда они приближались къ лаврѣ, напали и захватили ихъ разбойники. Одному изъ спутниковъ Саввы удалось какъ-то избѣжать рукъ разбойниковъ, и онъ поспѣшилъ въ лавру св. Аѳанасія и сообщилъ игумену о постигшей ихъ напасти. Игуменъ и братія, услышавъ о семъ, очень встревожились и поскорѣе послали одного изъ своей братіи, отличавшагося своимъ умомъ. Между тѣмъ святый Савва, находясь въ рукахъ разбойниковъ, внутреннею молитвою взывалъ ко Господу объ избавленіи. Вскорѣ является посланный изъ лавры братъ и привѣтствуетъ разбойниковъ:

— «Со счастливымъ прибытіемъ! Добро пожаловать въ монастырь, тамъ можно отдохнуть и получить все, что необходимо для васъ!»

Взглянувъ же на молодого инока Савву, хитроумный чернецъ какъ-бы съ великимъ гнѣвомъ сказалъ ему:

— «А ты куда пришелъ? Не въ такое ли-то мѣсто послалъ тебя игуменъ, а ты чинишь по своей волѣ?»

И хотѣлъ какъ-бы ударить Савву. Савва же какъ-бы отъ страха бросился отъ него, выскочилъ изъ лодки и побѣжалъ. Изумленные разбойники пришли какъ-бы въ забытье отъ всего случившагося и ничего не сказали. Только потомъ въ монастырѣ, куда укрылся Савва, они увидѣли его, узнали, кто онъ такой, и очень сожалѣли между собою о томъ, какое сокровище выпустили изъ своихъ рукъ.

Пробывъ нѣкоторое время въ лаврѣ, принявъ духовное и тѣлесное утѣшеніе вмѣстѣ съ игуменомъ и братіей, святый Савва возвратился благополучно въ Ватопедскую обитель.

Пользуясь тѣми средствами, каковыя получены были отъ благочестивыхъ родителей, святый Савва приступилъ къ построенію и украшенію храмовъ въ Ватопедской обители. Прежде всего онъ создалъ храмъ во имя Рождества Пресвятой Богородицы, въ монастырской крѣпости, на востокъ отъ великой церкви. Затѣмъ тамъ же въ крѣпости, по сосѣдству съ упомянутымъ храмомъ, онъ сталъ воздвигать церковь во имя св. Іоанна Златоустаго, имѣя въ сердцѣ своемъ надежду, что со временемъ поселится здѣсь и его старѣющій державный родитель Стефанъ Неманя.

По совершеніи и украшеніи сихъ двухъ новыхъ церквей, Савва не оставилъ втунѣ и главнаго Ватопедскаго храма во имя Благовѣщенія Пресвятой Богородицы: храмъ этотъ былъ крытъ черепицею; находя такую кровлю непрочною, Савва замѣнилъ ее оловянною, на что потребовались не малыя средства.

Затѣмъ Савва построилъ еще церковь — въ монастырской башнѣ, или пиргѣ, во имя Преображенія Спасова.

Кромѣ сихъ главныхъ построекъ, Святый Савва не щадилъ средствъ на внутреннія украшенія и утварь для главнаго Ватопедскаго храма Благовѣщенія; всѣ эти драгоцѣнности остались здѣсь на память потомству о великомъ благодѣтелѣ св. горы, прибывшемъ изъ земли Сербской.

Мысль о привлеченіи на Аѳонъ своего благочестиваго отца Стефана Неманю не оставляла святаго Савву. Онъ рѣшился, наконецъ, написать своимъ родителямъ краснорѣчивое посланіе, въ которомъ убѣждалъ отца оставить царство земное и искать пути въ Царство небесное, принявши ангельскій образъ и переселившись къ нему на святую Гору.

Стефанъ Неманя давно уже помышлялъ объ этомъ; давно уже онъ желалъ отказаться отъ мірской власти и всего мірскаго и принять иночество. Теперь, послѣ краснорѣчивыхъ убѣжденій сына, онъ рѣшился осуществить свое намѣреніе. Посовѣтовавшись съ единомышленною съ нимъ супругою благочестивою Анною, Стефанъ Неманя призвалъ сына своего Стефана и, въ присутствіи вельможъ и властей со всего государства, вручилъ ему власть надъ Сербіей, назначилъ его великимъ жупаномъ, а самъ объявилъ свое намѣреніе отречься отъ міра. Прощаясь со своими вельможами и слугами, онъ всѣхъ богато наградилъ и одарилъ, несвободнымъ далъ свободу и обезпечилъ неимущихъ. Порвавши такимъ образомъ всѣ мірскія связи, онъ произнесъ иноческіе обѣты и съ именемъ Симеона принялъ постриженіе отъ руки своего епископа Каллиника въ своей задужбинѣ, въ построенномъ имъ самимъ монастырѣ Студеницкомъ.

Супруга его Анна послѣдовала его примѣру и также приняла постриженіе отъ того же епископа и поселилась въ одномъ изъ женскихъ монастырей.

Первое время по своемъ постриженіи, новый царственный инокъ Симеонъ провелъ въ монастырѣ Студеницкомъ, навыкая иноческому правилу и исполняя первыя иноческія послушанія. Многіе изъ вельможъ, соревнуя благочестію своего государя, не захотѣли оставаться въ мірѣ, приняли постриженіе и рѣшили сопутствовать на новомъ пути своему бывшему государю; когда Симеонъ рѣшилъ отправиться на Аѳонъ, они послѣдовали за нимъ.

Отправляясь на святую гору, Симеонъ взялъ съ собою много золота, одеждъ, коней и всякой сбруи и другихъ вещей, и когда прибылъ въ Ватопедскій монастырь, то принесъ все это въ даръ обители, въ которой онъ долженъ былъ поселиться и гдѣ ожидалъ его сынъ Савва.

Трогательная и чудная была картина встрѣчи двухъ царственныхъ иноковъ — молодаго еще Саввы и престарѣлаго отца его, теперь носившаго имя Симеона. Такое необычайное событіе взволновало всю Аѳонскую гору. Всѣ желали видѣть этихъ чудныхъ иноковъ, начиная съ прота святой горы и кончая самыми простыми подвижниками: въ Ватопедъ устремились даже изъ самыхъ глухихъ, недоступныхъ стремнинъ и пещеръ никогда не выходившіе изъ своихъ убѣжищъ подвижники и молчальники, желая насладиться чуднымъ и необычайнымъ зрѣлищемъ пришествія на ихъ гору подвизаться вмѣстѣ съ ними этихъ двухъ царственныхъ иноковъ.

И не одни Аѳонскіе подвижники съ изумленіемъ слышали и взирали на таковыхъ слугъ Божіихъ: вѣсть о нихъ дошла, конечно, и до царствующаго града, и не только всѣ дивились сему происшествію, но многіе изъ вельможъ и знатныхъ людей послѣдовали ихъ примѣру.

Новый пришелецъ на Аѳонъ, царственный инокъ Симеонъ, сразу могъ видѣть всѣхъ тѣхъ подвижниковъ, о которыхъ давно зналъ. И никого онъ не оставилъ безъ своей милости и благодѣянія. Раздавъ много милостыни бѣднымъ, онъ по всѣмъ обителямъ Аѳонскимъ разослалъ свои приношенія золотомъ и церковными вещами на память о себѣ. Особенно же онъ одарилъ принявшую его въ число своей братіи обитель Ватопедскую, вручивъ настоятелю большую сумму золота и множество облаченій и другихъ церковныхъ вещей для храма, а также коней, лошаковъ и сбруи для монастырскихъ потребъ.

Старецъ Симеонъ, ослабленный болѣзнями, желая однако слышать церковную службу, пристроилъ со стороны алтаря главнаго храма Благовѣщенія келью съ окномъ въ алтарь, и чрезъ сіе окно видѣлъ и слушалъ ежедневно церковное богослуженіе.

Между тѣмъ святый Савва, заботясь о своемъ родителѣ и не оставляя обычныхъ ежедневныхъ иноческихъ подвиговъ, широко развивалъ свою благотворительную и строительную дѣятельность по святой горѣ. Обративши вниманіе на церковь святаго Стефана, разрушенную разбойниками и опустѣвшую, онъ возстановилъ ее, снадбилъ всѣмъ необходимымъ для того, чтобы при ней могли жить иноки, и передалъ сіе иноческое прибѣжище въ вѣдѣніе Ватопедской обители. При обстройкѣ этого монастырька онъ озаботился о возведеніи крѣпости и сторожевой башни (пирга) для защиты отъ нападеній разбойническихъ.

Въ Ватопедскій монастырь приходило много богомольцевъ изъ ближнихъ и дальныхъ странъ; много было людей, работавшихъ на монастырь изъ усердія. Всѣ сіи люди часто ничего не имѣли и могли питаться только монастырской милостыней. Человѣколюбивый Савва принялъ къ сердцу нужды сихъ людей: онъ сдѣлалъ крупный взносъ въ Ватопедскую казну для того, чтобы всѣ сіи люди не терпѣли нужды, всегда имѣли пищу и питіе, не обременяя монастырь.

Много было и такихъ, которые приходили въ монастырь только потому, что слышали о необычныхъ знаменитыхъ подвижникахъ, желали посмотрѣть на нихъ. И всѣхъ таковыхъ Савва ублаготворялъ изъ своихъ средствъ; много было просителей и ни одинъ не оставался безъ удовлетворенія.

Святый Савва создалъ въ Ватопедскомъ монастырѣ палаты, одну съ именемъ своего отца Симеона, другую со своимъ именемъ; эти палаты остались навсегда въ память ихъ.

Все, что было при монастырѣ ветхаго и заброшеннаго, онъ обновилъ и возстановилъ.

Святый Савва, обозрѣвши на Аѳонѣ и въ его предѣлахъ многія метохіи, т. е. монастырскія земли, запустѣвшія и никѣмъ не воздѣлываемыя, разсудилъ пріобрѣсть для Ватопедскаго монастыря: испросивши разрѣшеніе византійскаго императора, онъ обстроилъ ихъ, населилъ и укрѣпилъ за принявшей его и его родителя обителью.

Между тѣмъ старецъ Симеонъ, поживши нѣкоторое время въ Ватопедѣ, рѣшилъ осуществить давнее свое желаніе — обозрѣть всю святую гору, поклониться святымъ церквамъ, посѣтить подвижниковъ и побесѣдовать.

Вмѣстѣ со святымъ Саввою они прежде всего отправились въ монастырь Карею, гдѣ пребывалъ протъ горы Аѳонской. Получивъ его благословевіе и поклонившись святынямъ, Симеонъ и Савва богато одарили монастырь и деньгами и особенно драгоцѣнными вещами: сосудами церковными и прочею утварью, облаченіями, покровами. За таковыя жертвы оба записаны были навсегда въ синодикъ, какъ вторые ктиторы монастыря, ибо первымъ ктиторомъ былъ греческій царь Михаилъ, создавшій храмъ во имя Пресвятой Богородицы въ благодарность за исцѣленіе отъ болѣзни.

Подобнымъ образомъ Симеонъ и Савва посѣтили лавру Иверской Пресвятой Богородицы, именуемой Портатисса, и великую лавру святаго Аѳанасія Аѳонскаго. И сіи обители были обогащены ихъ вкладами, и въ нихъ оба сербскіе благотворителя записаны были вторыми ктиторами.

Посѣщая монастыри и пустыни, дѣлая богатые вклады, Симеонъ и Савва одаряли вездѣ иноковъ и щедро раздавали милостыню всѣмъ нуждающимся.

Во время сего путешествія сербскіе иноки присматривали мѣсто, гдѣ они могли бы устроитъ свой монастырь. Но для сего нужно было разрѣшеніе греческаго царя. Случай испросить таковое вскорѣ представился.

Ватопедскому игумену встрѣтилась неотложная надобность отправиться въ Царьградъ къ императору по монастырскимъ дѣламъ. По совѣщаніи съ иноками игуменъ допросилъ Савву сходить въ Константинополь вмѣсто него. Савва охотно согласился.

Въ Константинополѣ онъ благосклонно былъ принятъ царемъ Алексѣемъ [3], которому Стефанъ Неманя приходился сватомъ. Царь конечно давно зналъ о постриженіи Немани и о пребываніи его на Аѳонѣ, а потому подробно разспрашивалъ объ ихъ жизни.

Воздавъ Саввѣ большую честь, царь послалъ богатые дары и Симеону.

Царь благосклонно удовлетворилъ всѣ ходатайства Ватопедскаго монастыря. При этомъ случаѣ Савва обратился къ царю и съ личною просьбою: уступить ему и его отцу на Аѳонѣ запустѣлый небольшой монастырь, по имени Хиландарь. Царь охотно далъ на сіе согласіе, пожаловалъ монастырь со всѣми принадлежавшими ему метохіями и утвердилъ сіе грамотою.

Возвратившись на Аѳонъ, Савва съ радостію разсказалъ своему родителю о своемъ успѣхѣ. Получивъ во владѣніе свое Хиландарь, они присоединили его къ монастырю Ватопедскому, въ которомъ жили, и приступили къ его устроенію.

Это пріобрѣтеніе удовлетворяло лично Симеона и Савву, но не удовлетворяло ихъ сербскихъ соотечественниковъ, во множествѣ притекавшихъ на Аѳонъ для поклоненія святынѣ. Одинъ изъ такихъ благочестивыхъ поклонниковъ обратился къ святому Саввѣ съ совѣтомъ объ устроеніи такого монастыря на Аѳонѣ, который былъ бы постояннымъ и независимымъ прибѣжищемъ для ихъ отечества и въ которомъ могли бы принимать постриженіе и подвизаться желающіе изъ Сербіи. Такой совѣтъ былъ по сердцу святому Саввѣ, горячо любившему свое отечество и пекшемуся о его пользахъ. Онъ сообщилъ о семъ и родителю своему старцу Симеону, который также одобрилъ это намѣреніе.

Савва обратился къ игумену Ватоподскаго монастыря объ уступкѣ имъ запустѣлаго мѣстечка для построенія келлій для сербовъ и для устройства для нихъ особаго монастыря. Но игуменъ, опасаясь ухода изъ Ватопеда такихъ благотворителей, — ни согласился на сію просьбу. Тогда Савва и Симеонъ обратились со своей просьбой къ проту горы Аѳонской и общему собору аѳонскихъ монастырей. Соборъ, во главѣ съ протомъ, охотно согласился удовлетворить просьбу и предложилъ выбирать любое свободное мѣсто для устроенія монастыря для сербовъ.

И вотъ престарѣлый Симеонъ вмѣстѣ съ Саввой снова отправляются путешествовать по Аѳону. Не имѣя возможности по старости лѣтъ ѣздить на конѣ, Симеонъ путешествовалъ на носилкахъ, укрѣпленныхъ между двухъ коней. Много они видѣди прекрасныхъ мѣстъ, но все-таки не нашли ничего лучше излюбленнаго ими Хиландаря. Когда они вернулись изъ путешествія и сообщали свою мысль Ватопедскому игумену, тотъ теперь согласился, боясь, чтобы не разгнѣвались царственные иноки и не оставили совсѣмъ Ватопедскаго монастыря.

Тогда святый Савва принялся за окончательное устроеніе монастыря. Прежде всего онъ возобновилъ и расширилъ древній главный храмъ Хиландарскій во имя Благовѣщенія Пресвятой Богородицы. Вокругъ монастыря построилъ крѣпостную стѣну съ высокимъ пиргомъ, или башней. Внутри стѣнъ онъ воздвигъ обширныя палаты для жительства иноковъ. Желая расширить владѣнія монастыря, онъ испросилъ у прота и всѣхъ святогорцевъ разрѣшеніе присоединить къ Хиландарю мѣстечко Малею.

Великолѣпно украсивши всѣ зданія, святый Савва вмѣстѣ съ отцемъ своимъ Симеономъ перешелъ изъ Ватопеда на постоянное жительство въ Хиландарь и здѣсь стали оба подвизаться.

Желая болѣе обезпечить за собою и за Сербіей возсозданный монастырь, Савва, послѣ совѣта со своимъ родителемъ, снова отправился въ Царьградъ къ царю Алексѣю. Принятый благосклонно царемъ, онъ разсказалъ ему обо всемъ, что устроено было ими на Аѳонѣ, и просилъ вновь укрѣпить за ними и за ихъ отечествомъ Сербіей ихъ созданіе, а вмѣстѣ просилъ отъ царя и личнаго его участія въ семъ предпріятіи. Царь отнесся сочувственно, утвердилъ всѣ ихъ пріобрѣтенія и отъ себя пожаловалъ въ ихъ владѣніе свой царскій монастырь на Аѳонѣ, по имени Зигъ, и утвердилъ за ними грамотою. Хиландарь со всѣми присоединенными къ нему пріобрѣтеніями и пожалованіями причисленъ былъ къ монастырямъ царскимъ, ставропигіальнымъ, поставленъ былъ такимъ образомъ въ особое льготное положеніе на Аѳонѣ.

Велика была радость святаго Саввы и его отца, старца Симеона, когда Савва вернулся съ такимъ успѣхомъ отъ царя и вручилъ грамоты царскія проту и собору святогорцевъ, которые теперь, согласно волѣ царя, передали монастырь Зигъ во владѣніе Хиландаря. Вскорѣ были сдѣланы и новыя пріобрѣтенія; купленъ былъ у собора старцевъ монастырь святыхъ исповѣдниковъ. Въ пользу Хиландаря пожаловано было основателями много метохій, или доходныхъ имѣній въ ихъ отечествѣ Сербіи.

Итакъ подъ общимъ именемъ Хиландаря объединено было до четырнадцати отдѣльныхъ монастырей и владѣній на Аѳонѣ, что, вмѣстѣ съ денежными вкладами, обезпечило вполнѣ безбѣдное жительство двумъ стамъ иноковъ изъ сербскаго народа. Чтобы обезпечить за Сербіей монастырь Хиландарскій и на будушее время, онъ переданъ былъ основателями въ вѣдѣніе великаго сербскаго жупана Стефана, старшаго сына Симеонова и брата святаго Саввы, какъ наслѣдственное владѣніе сербскихъ государей.

Такъ благополучно осуществились завѣтныя желанія св. Симеона и Саввы относительно созданія на Аѳонѣ монастыря для сербовъ. Обезпеченный матеріально и прославленный подвигами Симеона и Саввы, Хиландарь надолго сдѣлался средоточіемъ просвѣщенія христіанскаго не только для сербовъ, но и для другихъ православныхъ славянъ.

Монашескую жизнь въ Хиландарѣ святый Савва устроилъ по правиламъ монастырей общежительныхъ и написалъ свой уставъ, который оставилъ въ руководство и послѣдующимъ поколѣніямъ подвижниковъ.

На святой горѣ существовали не только общежительные монастыри, но и другіе различные образы подвижничества. Многіе иноки избирали для себя подвижничество скитское: собираясь по два и по три, иноки предавались подвигамъ молчанія и богомыслія.

Святый Савва, усердно изучая разные виды иноческаго подвижничества и стараясь себя испытать во всѣхъ оныхъ, восхотѣлъ подвизаться въ скитѣ. Скитническое подвижничество было особенно распространено около монастыря, носившаго наименованіе Карея. Здѣсь святый Савва купилъ мѣстечко и устроилъ въ немъ сихастарію, или «молчальничество», построилъ при ней церковь во имя св. Саввы Освященнаго, іерусалимскаго, для пребыванія при ней двоимъ или троимъ подвижникамъ. Въ сей сихастаріи онъ и самъ пожилъ нѣкоторое время въ подвитахъ молчанія и богомыслія и написалъ уставъ для подвижничества здѣсь; сей уставъ служилъ для руководства подвижникамъ и въ послѣдующія времена.

Между тѣмъ престарѣлый отецъ его Симеонъ приближался къ исходу изъ сей жизни. Преподобный Савва, постоянно имѣвшій неослабное попеченіе о своемъ родителѣ, не оставлялъ его передъ кончиной. Однажды цѣлую ночь Савва бодрствовалъ въ молитвѣ, предвидя кончину старца. Оставивъ у ложа отца одного изъ иноковъ, самъ отправился на утреннее богослуженіе. Вскорѣ онъ былъ позванъ къ отцу и увидѣлъ, что тотъ готовится къ кончинѣ. Савва снялъ отца съ одра и, въ знакъ великаго смиренія, положилъ его на полъ на рогожку и на ней перенесъ въ церковную припрату, или паперть. Здѣсь старецъ Симеонъ, пробудившись какъ-бы отъ сна, сталъ благословлять своего сына и собравшуюся вокругъ его братію Хиландарскаго монастыря. Въ это время послышался какой-то шумъ, и старецъ Симеонъ сталъ пѣть псаломъ: всякое дыханіе да хвалитъ Господа, съ начала до конца. Всѣ слышали ангельское пѣніе, а старецъ пѣлъ вмѣстѣ съ ангелами — и затѣмъ испустилъ духъ. Раздались рыданія о кончинѣ присноблаженнато брата. Святый Савва проливалъ слезы и радости и скорби вмѣстѣ: радости потому, что сподобился видѣть блаженную кончину старца, cкорби же — потому, что лишился своего родителя и сподвижника.

Послѣ торжественнаго отпѣванія тѣло усопшаго положено было въ мраморной ракѣ въ церкви Пресвятой Богородицы Хиландарской.

Передъ своей кончиной старецъ завѣщалъ сыну своему Саввѣ со временемъ перенести его останки въ отечество Сербію, что потомъ и было исполнено.

Теперь преподобный Савва остался на Аѳонѣ опять одинъ и предавался духовнымъ подвигамъ, непрестанно воспоминая въ молитвахъ своего покойнаго родителя. Не разъ въ ночныхъ видѣніяхъ усопшій являлся Саввѣ, утѣшалъ его, открывалъ о своемъ пребываніи въ обителяхъ небесныхъ и предсказывалъ, что ему, Саввѣ, предстоитъ устроить дѣла вѣры и благочестія въ ихъ отечествѣ.

По прежнему, и еще съ большимъ усердіемъ, Савва предавался дѣламъ благотворительности. Непрестанно онъ раздавалъ милостыню убогимъ и нищимъ, помогалъ бѣднымъ, розыскивалъ нуждающихся подвижниковъ и поддерживалъ ихъ; онъ не могъ отказать ни въ какой просьбѣ о помощи въ дѣлѣ построенія или возобновленія и поддержанія церквей и монастырей, и не только на Аѳонѣ, но и въ другихъ, часто отдаленныхъ мѣстахъ. Иногда оскудѣвали его обыкновенныя средства, которыя разнообразно получались имъ изъ отечества. Но тогда являлась ему помощь свыше. Вотъ какое чудо совершилось съ святымь Саввою предстательствомъ Пресвятой Богородицы.

Не разъ святый Савва бывалъ въ Царьградѣ и по обычаю благотворилъ монастырямъ и церквамъ. Особенно же онъ питалъ любовь къ храму Пресвятой Богородицы Евергетиссы, или Благодательницы. Еще при жизни своего отца, онъ сдѣлалъ большой вкладъ на поминовеніе ихъ рода; — потомъ онъ вмѣстѣ съ родителемъ сталъ вносить ежегодный оброкъ въ пользу сего храма; наконецъ святый Савва на свой счетъ сдѣлалъ въ монастырѣ пристройку, чтобы имѣть себѣ мѣстопребываніе во время посѣщеній Царьграда. Въ одно изъ такихъ посѣщеній является къ нему одна благочестивая и благообразная женщина и говоритъ, что божественною волею ей повелѣно открыть Саввѣ, что на святой горѣ въ предѣлахъ владѣній Хиландарскаго монастыря въ двухъ мѣстахъ въ землѣ сокрыты сокровища, которыми онъ можетъ воспользоваться для своихъ надобностей. Жизнеописатель святаго Саввы высказываеть мнѣніе, что сіе откровеніе получено было Саввою отъ Самой Пресвятой Богородицы, но, по своему смиренію, онъ не явилъ этого. По возвращеніи въ святую гору преподобный Савва воспользовался полученнымъ указаніемъ и дѣйствительно открылъ сокровища въ двухъ мѣстахъ, но взялъ ихъ не ради своей корысти, а ради милостыни убогимъ и нищимъ и для поддержки святогорскихъ церквей и подвижниковъ.

Аѳонскіе монастыри, особенно приморскіе, часто безпокоили и раззоряли морскіе разбойники, или корсары. Разъ они захватили монастырь Каракаллъ, разграбили сокровища и плѣнили иноковъ, вмѣстѣ съ игуменомъ, для продажи хотя-бы въ рабство. Корсары привели плѣнниковъ къ лаврѣ св. Аѳанасія Аѳонскаго, разсчитывая на выкупъ. Лавріоты и выкупили ихъ у разбойниковъ, но подъ условіемъ лишенія монастыря Каракалла самостоятельности и подчиненія его, какъ метохіи, лаврѣ. Послѣ этого выкупленные игуменъ и братія были немилосердно удалены изъ Каракалла. Тогда они обратились къ неизмѣнному благотворителю Саввѣ, который, принявъ къ сердцу бѣдствія иноковъ, снова выкупилъ у лавры монастырь Каракаллъ со всѣми его правами, возвратилъ туда изгнанниковъ и, возстановивъ монастырь послѣ разбойническаго разрушенія, снабдилъ его всѣмъ необходимымъ для возобновленія богослуженія и мирной иноческой жизни.

Подобнымъ образомъ онъ возстановилъ запустѣвшій отъ разбойническихъ разореній монастырь св. сорока мучениковъ, именуемый Ксиропотамъ, богато украсилъ его живописью и снабдилъ всѣмъ необходимымъ. Святый Савва явился такимъ образомъ новымъ ктиторомъ монастыря и установилъ здѣсь навсегда поминовеніе своего державнаго рода.

Изъ года въ годъ святый Савва устраивалъ въ Хиландарѣ торжественное поминовеніе своего родителя на день его кончины. Тогда собирались, по его приглашенію, иноки ото всѣхъ монастырей аѳонскихъ съ протомъ во главѣ. По откровенію свыше, благочестивый Савва зналъ, что родитель его за гробомъ пріобщился къ лику святыхъ и молилъ Господа о прославленіи его и предъ людьми на землѣ, надѣясь и вѣруя, что благочестивое желаніе его не останется тщетнымъ.

Наканунѣ одного изъ годичныхъ поминальныхъ празднествъ по старцѣ Симеонѣ, святый Савва послѣ вечерняго богослуженія обратился къ проту съ прошеніемъ на утро помолиться Господу при гробѣ Симеона о его прославленіи и вручилъ ему ключи отъ церкви, самъ же со своими сербскими сподвижниками удалился ддя утренняго богослуженія въ другую церковь въ пиргѣ, или башнѣ. Во время великаго славословія на утренѣ внезапно распространилось по храму необыкновенное благоуханіе, приведшее всѣхъ бывшихъ въ храмѣ въ сладостную духовную радость; и усмотрѣли тогда, что изсохшія кости старца Симеона изъ мраморнаго гроба источали благовонное мѵро. Сообщили о семъ служившему утреню проту, который поспѣшилъ сообщить о семъ святому Саввѣ. Съ великою радостію Савва поспѣшилъ со своими собратіями ко гробу старца Симеона и воочію увидѣлъ великую милость Божію, непостыдно оправдавшую его горячую вѣру. Со слезами умиленія онъ облобызалъ раку, чудесно источившую благодатное мѵро. Многіе больные или одержимые духами нечистыми получили исцѣленіе, помазуясь благовоннымъ мѵромъ и прикасаясь къ ракѣ мощей. Вслѣдствіе сихъ чудесъ соборъ аѳонскихъ иноковъ причислилъ новаго чудотворца къ лику прежнихъ святыхъ и положилъ праздновать ему вмѣстѣ съ святымъ Симеономъ Богопріимцемъ. Святому Саввѣ соборъ поручилъ составить стихиры и канонъ и описать чудотворенія, что и было имъ вскорѣ исполнено.

Три дня праздновали въ Хиландарѣ по случаю прославленія св. Симеона. Святый Савва приготовилъ обильную трапезу для всѣхъ собравшихся на торжество и отпустилъ, щедро всѣхъ одаривши.

Святый Савва подвизался уже довольныя лѣта, но все оставался простымъ инокомъ. Протъ святой горы Дометій, особенно чтившій и любившій Савву, давно убѣждалъ его принять священный санъ, но Савва, считая себя недостойнымъ, долго отказывался. Наконецъ, склоненный доводами Дометія, онъ рѣшился принять посвященіе сначала во діакона, а потомъ іерея, что и совершено было приглашеннымъ въ Хиландарь епископомъ ближняго города Іериссо Николаемъ, имѣвшимъ право поставлять на священство на Аѳонѣ.

Спустя нѣкоторое время святый Савва отправился по дѣламъ монастыря въ городъ Солунь, гдѣ остановился въ монастырѣ Филокалія, котораго онъ былъ благотворителемъ и считался ктиторомъ. Митрополитъ Солунскій Константій, много слышавшій о Саввѣ отъ епископа Іерисскаго Николая, послѣ неоднократныхъ бесѣдъ, призвалъ Савву служить въ каѳедральномъ храмѣ вмѣстѣ съ собою и епископами Николаемъ Іерисскимъ, Михаиломъ Кассандрскимъ и Димитріемъ Адрамитскимъ. Сіи іерархи соборнѣ благословили его носить набедренникъ и возвели въ санъ архимандрита. Съ этого новою честію возвратилея онъ въ Хиландарь.

Обо всемъ, что совершилось на Аѳонѣ, святый подробно сообщалъ своему державному брату, великому жупану Стефану, въ Сербію; послалъ и мѵро отъ гроба новоявленнаго чудотворца родителя ихъ и описаніе чудесъ и службу.

Съ великой радостью принималъ сіи посланія державный Стефанъ; радовалась съ нимъ вмѣстѣ и вся Сербія. Стефанъ горячо желалъ перенесенія мощей Симеона въ Сербію согласно и съ волей самого святопочившаго.

Во время бѣдствій, вызванныхъ междуусобной войной, поднятой противъ него братомъ Волканомъ, Стефанъ написалъ святому Саввѣ обширное посланіе, горячо убѣждая придти въ Сербію и перенести святыя мѵроточивыя мощи Симиона, съ глубокой вѣрой, что благодатная сила ихъ будетъ содѣйствовать умиротворенію отечества по ихъ молитвамъ.

Святый Савва не замедлилъ исполнить просьбу брата и вмѣстѣ завѣщаніе своего отца. Поднявъ св. мощи, онъ понесъ ихъ въ Сербію въ сопровожденіи многихъ аѳонскихъ подвижниковъ. Не доходя еще границъ Сербіи, онъ предупредилъ брата о приближеніи св. мощей. Стефанъ въ сопровожденіи духовнаго клира, сановниковъ и народа вышелъ навстрѣчу. Велика была всеобщая радость при этой встрѣчѣ, когда видѣли возвращеніе въ отечество прославленныхъ мощей прежняго великаго жупана — отца и цвѣтущаго добродѣтелями сына его, архимандрита Савву. Стефанъ горячо облобызалъ мощи и обнялся съ братомъ послѣ столь долгой разлуки.

Св. мощи Симеона поставлены были въ построенномъ имъ Студеницкомъ монастырѣ, въ которомъ онъ принялъ и постриженіе, и обильно источали мѵро, чудесно исцѣлявшее недуги и вселявшее духовную радость во всѣхъ, съ вѣрою притекавшихъ.

Святый Савва, вмѣстѣ съ сопровождавшими его аѳонскими иноками, водворился такъ же въ Студеницкомъ монастырѣ ко всеобщей радости его соотечественниковъ.

Пребывая здѣсь, а также обходя обители, грады и веси, Савва постоянно поучалъ всѣхъ вѣрѣ и благочестію. Всѣ видѣли съ утѣшеніемъ, какъ водворяется въ отечествѣ миръ и тишина, какъ укрѣпляется вѣра и добрые нравы. Вражда между братьями утихла, и Волканъ покорился брату.

По обычаю, святый Савва раздавалъ милостыню, благотворилъ церквамъ, возобновлялъ ветхія и созидалъ новыя, какъ онъ дѣлалъ на Аѳонѣ, куда и теперь онъ горячо желалъ возвратиться, не смотря на видимое для всѣхъ благо, принесенное имъ въ отечество. Онъ не разъ обращался къ державному брату Стефану съ просьбой объ отпускѣ на святую гору; но Стефанъ горячо убѣждалъ брата остаться при немъ и послужить на пользу Церкви и вѣры. Онъ предложилъ святому Саввѣ принять игуменство въ Студеницкомъ монастырѣ, на что тотъ имѣлъ полное право, какъ уже посвященный въ санъ архимандрита. Послѣ нѣкотораго колебанія Савва согласился править дорогимъ для обоихъ братьевъ и всѣхъ Сербовъ монастыремъ, предаваясь неусыпной дѣятельности по созиданію храмовъ и насажденію всюду вѣры и благочестія.

Вмѣстѣ съ братомъ своимъ Стефаномъ святый Савва рѣшилъ основать новый Спасовъ монастырь Жичу (во славу Вознесенія Господня), который потомъ сдѣлался каѳедральнымъ монастыремъ сербской архіепископіи. Устраивая какъ сей, такъ и другіе монастыри, святый Савва вводилъ въ нихъ тѣ обычаи подвижничества, какіе онъ видѣлъ на Аѳонѣ: киновіи, лавры, сихастаріи. Желая, чтобы всюду въ его отечествѣ славилось имя Божіе, святый Савва старался создавать какъ можно болѣе церквей, а гдѣ этого достигнуть не удавалось, тамъ онъ водружалъ, по крайней мѣрѣ, святый крестъ, взирая на который всѣ помнили бы о Распятомъ.

Уже при жизни своей святый Савва сподобился дара чудотвореній. Такъ, однажды, въ Студеницкомъ монастырѣ онъ увидѣлъ разслабленнаго, который въ безпомощномъ состояніи просилъ при дорогѣ милостыни, воспѣвая псалмы Давидовы. Прослезился Савва о немощи человѣческой, перенесъ разслабленнаго въ храмъ предъ икону Спасову и вознесъ горячую молитву о болящемъ, помазалъ его мѵромъ отъ раки святаго Симеона и разрѣшилъ отъ грѣховъ. Разслабленный всталъ здравымъ. Вѣсть о семъ чудесномъ исцѣленіи разнеслась всюду, болящіе изъ разныхъ мѣстъ спѣшили въ Студеницкую обитель и прибѣгали къ молитвамъ святаго Саввы объ исцѣленіи. Савва молился, помазывалъ больныхъ мѵромъ отъ раки своего родителя, и больные получали исцѣленіе.

Дѣятельность Саввы и слава о новомъ мѵроточивомъ чудотворцѣ Симеонѣ привлекали вниманіе къ Сербіи и окрестныхъ странъ. Въ тяжелыя тогдашнія времена многіе искали убѣжища у сербскаго великаго жупана Стефана и находили защиту. Чудотворная молитва святаго Саввы касалась и таковыхъ.

Къ великому жупану сербскому Стефану бѣжалъ подъ защиту болгарскій бояринъ Стрезъ, родственникъ царя болгарскаго Калояна, погибшаго при походѣ на Солунь во время занятія латинянами Царьграда. Новый болгарскій царь Борисъ (или Борилъ) требовалъ выдачи Стреза, какъ родственника прежняго царя. Стефанъ не только не выдалъ искавшаго защиты бѣглеца, но оказывалъ ему всякое покровительство и даже далъ во владѣніе городъ Просѣкъ, на рѣкѣ Вардарѣ, съ областью. Стрезъ оказался, однако, неблагодарнымъ и жестокимъ. Онъ мучилъ своихъ подданныхъ и, наконецъ, поднялъ возстаніе противъ Стефана. Должна была произойти кровавая битва. Святый Савва былъ глубоко огорченъ и употребилъ свои мѣры, чтобы предотвратить кровопролитіе. Онъ смѣло пошелъ въ лагерь Стреза и, что удивительно, былъ благосклонно принятъ этимъ жестокимъ владѣтелемъ, который встрѣчалъ его и зналъ при дворѣ Стефана. Савва всячески убѣждалъ его не проливать напрасной крови, отказаться отъ своего намѣренія, вспомнить благодѣянія Стефана и заключенный съ нимъ передъ святымъ Евангеліемъ въ церкви союзъ названнаго братства. Стрезъ оставался упорнымъ. Тогда Савва сказалъ, что между нимъ и Стефаномъ разсудитъ Богъ, и удалился. Ночью Савва обратился съ горячей ко Господу молитвой, чтобы Онъ направилъ оружіе неблагодарнаго Стреза противъ него самого. И въ ту же ночь къ Стрезу является неизвѣстный грозный юноша, взимаетъ оружіе Стреза и, поразивши его, исчезаетъ. Стрезъ издаетъ вопли и умоляетъ позвать къ нему Савву, считая поразившаго его посланцемъ Саввы. Но Савва удалился изъ лагеря, и его не нашли. Стрезъ скончался, а дружина его быстро разсѣялась; кровопролитіе было устранено.

Много дѣла полезнаго и благотворнаго было святому Саввѣ въ его отечествѣ, которое онъ горячо любилъ. Но сильна была его любовь къ святой горѣ, по которой онъ тосковалъ и непрестанно стремился туда возвратиться. Много разъ заявлялъ онъ о семъ своемъ желаніи брату Стефану, который съ горестью выслушивалъ эти заявленія и всячески старался удержать Савву при себѣ. Савва оставался, но потомъ опять обращался съ просьбами объ отпускѣ, наконецъ рѣшился окончательно. Съ грустію проводилъ его до греческихъ предѣловъ державный Стефанъ, не теряя, однако, надежды, что это удаленіе будетъ опять только временнымъ; сокрушались, провожая Савву, и всѣ его соотечественники.

Какъ грустны были проводы Саввы изъ Сербіи, такъ радостна была его встрѣча на Аѳонѣ не только иноками Хиландарскаго монастыря, но и всѣми святогорцами.

Съ новымъ усердіемъ Савва опять сталъ подвазаться на святой горѣ, предаваясь уединенію, молчанію и богомыслію. Но въ тоже время онъ продолжалъ и дѣла благотворительности, безъ чего никогда и нигдѣ онъ не могъ жить: снова онъ призиралъ убогихъ, подавалъ милостыню нищимъ, благотворилъ церквамъ и помогалъ подвижникамъ.

Такъ прошло нѣсколько лѣтъ. Въ Сербіи сожалѣли объ удаленіи Саввы и желали его возвращенія. Не разъ нисалъ къ нему объ этомъ братъ Стефанъ. Савва оставался, однако, непреклоннымъ. Но вотъ произошло такое событіе, которое заставило всѣхъ особенно желать возвращенія Саввы въ отечество: вдругъ прекратилось истеченіе мѵра отъ раки святаго Симеона. Всѣ увидѣли въ семъ гнѣвъ Божій и горячо желали молитвъ Саввы при гробѣ Симеона. Приведенный въ ужасъ, Стефанъ написалъ убѣдительное посланіе къ Саввѣ, умоляя его прибыть въ Сербію и, вмѣстѣ съ нимъ и со всѣмъ народомъ, помолиться у гроба мѵроточиваго старца Симеона о возвращеніи благодати мѵроточенія. Святый Савва внялъ этому моленію, но и на сей разъ лично самъ не отправился въ Сербію, а послалъ нѣкоего инока Иларія, вручивъ ему горячее молитвенное посланіе къ своему святопочившему родителю Симеону, которое должно было быть прочитано у гроба святаго въ присутствіи державнаго Стефана и народа послѣ богослуженія и молебна. Въ своемъ посланіи сынъ по естеству обращался къ Симеону — какъ отецъ къ духовному сыну, ибо таковымъ при жизни своей старецъ Симеонъ признавалъ Савву, склонившаго его оставить міръ и избрать иноческій путь ко спасенію. Инокъ Иларій исполнилъ все такъ, какъ указалъ Савва. Послѣ прочтенія посланія Саввы при ракѣ Симеона вдругъ по храму разнеслось благоуханіе и снова стало истекать отъ раки благодатное мѵро, приносившее тутъ же цѣленіе болящимъ. Всѣ горячо возблагодарили Господа Бога за великую Его милость и дивились духовной мощи подвижника Саввы. Это чудо принесло утѣшеніе и ободреніе всей Сербіи.

Въ тѣ времена совершились великія событія на православномъ востокѣ, который тяжко пострадалъ отъ латинянъ. Царствующій градъ Константинополь взятъ былъ въ 1204 году латинянами. Греческій царь и патріархъ должны были искать иного мѣста для того, чтобы стараться о возстановленіи раззореннаго царства и утвержденіи много пострадавшаго православія. Въ сосѣднихъ православныхъ державахъ Болгаріи и Сербіи были свои бѣды и нужды, и государи сербскіе и болгарскіе усердно старались отстоять и свою независимость въ эти тяжелыя времена, и чистое православіе.

Святый Савва лучше, чѣмъ кто либо изъ его славянскихъ современниковъ, зналъ положеніе дѣлъ, бѣды и нужды на православномъ востокѣ. Какъ въ благопріятные дни царства греческаго онъ нерѣдко бывалъ въ Царьградѣ и имѣлъ сношенія съ царями, такъ и теперь, во времена бѣдствій, онъ не прекратилъ сношеній съ греческимъ царемъ и патріархомъ. Царь Ѳеодоръ Ласкарисъ и патріархъ имѣли тогда мѣстопребываніе въ Малой Азіи, въ городѣ Никеѣ, прославленномъ бывшими въ немъ святыми вселенскими соборами первымъ и седьмымъ. У святаго Саввы не мало было надобностей явиться къ царю и патріарху какъ по дѣламъ своего Хиландарскаго аѳонскаго монастыря, такъ и по нуждамъ его отечества, Сербіи. Онъ рѣшился отправиться въ Никею.

Царь Ѳеодоръ Ласкарисъ находился въ близкихъ родственныхъ отношеніяхъ съ сербскимъ великимъ жупаномъ: сынъ Стефана, стало быть родной племянникъ святаго Саввы, былъ женатъ на дочери царя Ѳеодора Ласкариса. Сербскій царствующій домъ, начиная со Стефана Немани, въ это время уже прославленнаго святаго Симеона, и съ прежними государями былъ въ родствѣ и пользовался уваженіемъ съ ихъ стороны. Теперь же особенно близки стали отношенія между сербскимъ и греческимъ государями и по родственнымъ отношеніямъ, и по общимъ нуждамъ защиты свободы и православія отъ латинянъ. Не удивительно посему, что святый Савва принятъ былъ въ Никеѣ царемъ и патріархомъ не только благосклонно, но весьма радушно. Всѣ просьбы Саввы относительно дѣлъ Хиландарскаго монастыря были вполнѣ удовлетворены.

Но мысли и заботы святаго Саввы не ограничивались только Хиландарскимъ монастыремъ: они не менѣе устремлены были и на нужды и пользы отечества, на его независимость и самостоятельность государственную и церковную.

Мудрый Савва нашелъ, что теперь представилось благопріятное время для пріобрѣтенія для Сербіи церковной самостоятельности.

Покончивъ съ дѣлами по Хиландарскому монастырю, святый Савва обратился къ царю Ѳеодору съ важной просьбой относительно сербской Церкви. Онъ краснорѣчиво и подробно изложилъ состояніе вѣры въ своемъ отечествѣ; указалъ на заботы и успѣхи въ дѣлѣ сохраненія и поддержанія чистоты православія въ тѣ трудныя времена, когда распространялась на православномъ востокѣ у южныхъ славянъ и грековъ нечестивая богомильская ересь, и когда какъ на грековъ, такъ и на славянъ православныхъ наступили съ запада латиняне. Но, чтобы эти заботы и успѣхи въ дѣлѣ вѣры были прочны, необходимо было, какъ доказывалъ Савва, имѣть Сербіи не одного епископа, поставляемагося царьградскимъ патріархомъ, какъ было доселѣ, а архіепископа, самостоятельнаго или автокефальнаго, который самъ учреждалъ бы епархіи и поставлялъ на нихъ епископовъ вмѣстѣ съ сербскимъ духовнымъ соборомъ. Такая важная просьба привела сначала въ смущеніе царя и патріарха. Но, послѣ размышленій и разсужденій, и царь и патріархъ признали, что, удовлетворивъ такую просьбу, они и Сербіи принесутъ, и для себя получатъ великую пользу: Сербія, получивъ самостоятельнаго архіепископа и учредивъ новыя епархіи, будетъ легче защищать и утверждать православіе и не поддастся на соблазны латинства, а вмѣстѣ возвысится среди сосѣднихъ государствъ; Греція, въ благодарность за это благодѣяніе, получитъ въ лицѣ сербскаго государя друга и союзника въ борьбѣ съ врагами имперіи.

Когда такимъ образомъ сей важный вопросъ въ основѣ былъ благопріятно для Сербіи рѣшенъ, святый Савва просилъ возвести въ санъ архіепископа сербскаго одного изъ сопутствовавшихъ ему старцевъ іеромонаховъ. Но ни царь, ни патріархъ не нашли возможнымъ поступить согласно предложенію Саввы: они сказали, что никого не желаютъ возводить въ сей высокій санъ, кромѣ самого просителя и ходатая. Такой оборотъ дѣла былъ для смиреннаго Саввы совершенно неожиданнымъ: онъ и не помышлялъ объ этомъ. Но воля царя и патріарха была непреклонна. По обычаю помолившись Господу Богу и внявъ убѣжденіямъ какъ царя съ патріархомъ, такъ и своихъ спутниковъ, Савва усмотрѣлъ въ семъ волю Божію и согласился. Царь распорядился дать изъ своей казны все необходимое для поставленія въ высокій санъ автокефальнаго архіепископа. И вотъ вселенскій патріархъ Германъ въ праздникъ Успенія Пресвятой Богородицы въ 1222 году рукоположилъ Савву въ архіепископа сербскаго въ присутствіи царя и вельможъ.

Обласканный, почтенный высокимъ саномъ и богато-одаренный царемъ и патріархомъ, Савва пошелъ въ обратный путь. Моремъ онъ достигъ святой горы Аѳонской. Вѣсть о возведеніи Саввы въ архіепископа предупредила его возвращеніе. Всѣ аѳонскіе подвижники отъ прота до послѣдняго отшельника старались и спѣшили получить благословеніе отъ новопоставленнаго и привѣтствовать его. Особенно велика радость была въ монастырѣ Хиландарскомъ, но вмѣстѣ и печаль: предстояло быть можетъ навсегда разстаться съ великимъ основателемъ обители и незамѣнимымъ руководителемъ иноковъ. Протъ и игумены всѣхъ важнѣйшихъ монастырей аѳонскихъ одинъ за другимъ просили Савву посѣтить ихъ обители, совершить архіерейское служеніе и рукоположить нѣкоторыхъ въ санъ діакона и іерея. Святый Савва со тщаніемъ исполнялъ сіи прошенія: его душѣ отрадно было вновь посѣтить обители, которыя онъ такъ чтилъ и любилъ, и помолиться въ нихъ.

Наставивъ въ послѣдній разъ братію своего Хиландарскаго монастыря жить по его уставамъ и завѣтамъ, святый Савва отправился въ отечество въ сопровожденіи немалаго числа иноковъ, своихъ учениковъ и сподвижниковъ, которыхъ онъ намѣревался поставить потомъ въ Сербіи на важныя духовныя должности. Грустилъ Савва, разставаясь съ столь любимой имъ святой горой, но утѣшался отъ сознанія высоты того служенія, на которое онъ шелъ въ свое отечество.

Свой путь съ Аѳона Савва держалъ на знаменитый городъ Солунь. Здѣсь онъ прежде всего поклонился мощамъ великомученика Димитрія мѵроточца, а затѣмъ отправился къ солунскому владыкѣ, митрополиту Константію, съ которымъ издавна находился въ любви и тѣсной дружбѣ. Съ симъ митрополитомъ Савва много бесѣдовалъ о трудныхъ дѣлахъ церковнаго управленія и искалъ у него совѣтовъ и указаній. Святый Савва пробылъ въ Солуни значительное время, живя въ своемъ монастырѣ Филокаліи, которому теперь онъ принесъ новые и богатые дары.

Просвѣщенный Савва посвятилъ проведенное здѣсь время книжному дѣлу: для управленія самостоятельною Церковію ему нужны были церковные и гражданскіе законы. Пріобрѣтеніемъ таковыхъ книгъ на греческомъ языкѣ, который Савва зналъ въ совершенствѣ, и переводомъ ихъ на славянскій языкъ, онъ и занялся. Плодомъ трудовъ его было появленіе въ свѣтъ на славянскомъ языкѣ Кормчей книги, которою потомъ воспользовались для церковнаго управленія не только Сербы, но Болгары и Русскіе.

Подготовившись, такимъ образомъ, къ своему высокому служенію, Савва пошелъ въ отечество, пославъ предварительно своему брату великому жупану сербскому Стефану посланіе, извѣщая обо всемъ происшедшемъ съ нимъ и о своемъ возвращеніи.

Стефанъ и вся Сербія возрадовались возвращенію Саввы въ санѣ архіепископа. Ему устроена была на границѣ Сербіи торжественная встрѣча, въ которой, однако, Стефанъ лично не могъ принять участія, такъ какъ былъ боленъ и лежалъ въ постели. Встрѣченный съ великою радостію вельможами и народомъ, Савва прибылъ къ брату и молитвою своею воздвигъ его отъ одра болѣзни, благословилъ и братски облобызалъ.

Тутъ же оба брата стали заботиться объ устроеніи церкви. Прежде заложенный монастырь Жичу они порѣшили скорѣе окончить и въ немъ основать архіепископскую каѳедру.

Повидавшись съ братомъ и принявъ необходимыя первоначальныя мѣры относительно церковныхъ дѣлъ, святый Савва отправился въ Студеницкій монастырь ко гробу своего родителя и братіи, которою онъ правилъ передъ своимъ путешествіемъ на востокъ, какъ архимандритъ.

Облобызавъ гробницу святаго Симеона, обильно источавшую цѣлебное мѵро, Савва занялся поученіемъ иноковъ и устроеніемъ церковныхъ дѣлъ.

Теперь, облеченный архіепископскою властію, онъ рѣшительнѣе сталъ продолжать дѣло насажденія въ Сербіи иноческаго подвижничества по образцамъ подвижничества аѳонскаго. Онъ вводилъ порядокъ и уставы касательно какъ общаго церковнаго богослуженія, такъ и келейнаго правила и всего поведенія иноческаго.

Уже ранѣе святымъ Саввою вмѣстѣ съ братомъ Стефаномъ было положено основаніе новому монастырю въ Жичѣ съ великою церковію Вознесенія Господня. Здѣсь рѣшено было угвердить сербскую архіепископскую каѳедру. Савва отправился сюда и приступилъ къ быстрому завершенію постройки и украшенія обители.

Самою первою и главною заботою святаго Саввы, ставшаго теперь архіепископомъ, было устроеніе сербской Церкви. Все пространство сербскихъ владѣній Савва раздѣлилъ на двѣнадцать епархій и поставилъ для нихъ епископовъ, избравъ достойныхъ лицъ, главнымъ образомъ изъ своихъ учениковъ и сподвижниковъ. Новопоставленныхъ епископовъ онъ научилъ, какъ слѣдуетъ править паствою, и вручилъ имъ книги законовъ для церковнаго управленія.

Спустя нѣкоторое время, Савва собралъ общій сербскій церковный соборъ изъ епископовъ, чернаго и бѣлаго духовенства и мірянъ для укрѣпленія истинной православной вѣры. Тогда въ Сербіи было много неустройствъ въ дѣлѣ вѣры: существовала и нечестивая ересь богомильская, были и остатки язычества, много было вообще разныхъ нестроеній и пороковъ среди христіанъ. На соборѣ святый Савва произнесъ обширное и краснорѣчивое поученіе объ утвержденіи православія. Изложено было вновь православное исповѣданіе вѣры, осуждены ереси и приняты мѣры къ искорененію разныхъ суевѣрій, нестроеній и пороковъ.

Между прочимъ, выяснилось, что много было жившихъ въ брачномъ сожительствѣ, но безъ церковнаго вѣнчанія; многіе такъ жили давно и имѣли уже дѣтей, даже взрослыхъ. Святый Савва изъ своихъ учениковъ избралъ достойныхъ, поставилъ ихъ протопопами и разослалъ по странѣ вѣнчать тѣхъ мужей и женъ, которые оставались безъ вѣнчанія, причемъ приказано было вмѣстѣ съ родителями вѣнчать и ихъ взрослыхъ дѣтей. Тѣмъ же протопопамъ поручено было искоренять и другіе недостатки въ духовной жизни страны.

Сербскій государь носилъ доселѣ титулъ великаго жупана, между тѣмъ сосѣдніе государи имѣли титулы царей или королей. Братъ Саввы Стефанъ, соотвѣтственно силѣ и значенію своего государства, желалъ быть вѣнчаннымъ королевскимъ вѣнцомъ. Это было теперь вполнѣ возможно, такъ какъ Сербія имѣла самостоятельнаго іерарха, который могъ совершить обрядъ вѣнчанія. Сіе и совершилъ святый Савва въ каѳедральномъ храмѣ монастыря Жичи. Такъ какъ короли сосѣднихъ государствъ получали корону отъ римскаго папы, то ради признанія королемъ и сербскаго государя со стороны сосѣдей найдено было нужнымъ обратиться къ римскому папѣ за согласіемъ, которое и послѣдовало и выразилось въ присылкѣ короны; но сіе обстоятельство не повело къ подчиненію папѣ и не повредило православію.

Возвышеніе Сербіи было непріятно для сосѣдняго короля Венгерскаго Владислава, который готовъ былъ выступить войною противъ первовѣнчаннаго короля сербскаго Стефана. Желая избѣжать кровопролитія, Стефанъ просилъ брата своего, архіепископа Савву, отправиться къ венгерскому королю для того, чтобы дѣло устроить миромъ. Савва отправился и принятъ былъ благосклонно; но король не хотѣлъ дѣлать никакихъ уступокъ. Чудодѣйственная молитва Саввы однако содѣйствовала благому концу. Совершилось слѣдующее чудо. Переговоры съ королемъ происходили въ жаркій день. Истомленный отъ жары и жажды, Савва попросилъ подать льду. Но ледъ оказался растаявшимъ въ погребахъ. Тогда святый Савва обратился съ молитвою ко Господу, и вдругъ нашла туча, засверкала молнія, ударилъ громъ и посыпался обильный градъ, покрывшій землю. Савва повелѣлъ набрать граду въ сосудъ, благословясь испробовалъ самъ и предложилъ королю, со словами:

— «Такъ какъ у васъ ледъ истаялъ, то я съ молитвою обратился къ Господу Богу, и Онъ послалъ намъ сей прохлаждающій даръ!»

Всѣ были удивлены симъ чудомъ и съ благоговѣніемъ стали относиться къ святому Саввѣ. Король перемѣнилъ свои отношенія къ Сербіи; мысль о войнѣ была оставлена. Сверхъ того, король возъимѣлъ такое почтеніе и уваженіе къ Саввѣ, что пожелалъ исповѣдать ему свои грѣхи и получить разрѣшеніе отъ него. Савва тщательно исполнилъ сіе и убѣждалъ короля не безъ успѣха отказаться отъ латинства и возвратиться къ православію.

Вернувшись въ Сербію, святый Савва все повѣдалъ брату своему, и оба они возблагодарили Бога за сіи благодѣянія.

Краль Стефанъ Первовѣнчанный достигъ старости и нерѣдко впадалъ въ недуги. Онъ имѣлъ горячее желаніе принять предъ смертію ангельскій образъ, постричься отъ своего брата Саввы. Но архіепископъ отклонялъ эту просьбу, говоря, что не настало еще время. Однажды Стефанъ сильно заболѣлъ, а святый Савва находился въ дальней отлучкѣ. Тотчасъ же послали за нимъ. Савва немедленно поспѣшилъ къ больному брату; но на дорогѣ встрѣтилъ его новый посланецъ, сообщившій, что король скончался уже и незачѣмъ очень спѣшить — въ живыхъ его нѣтъ. Но святый Савва, напротивъ, еще болѣе ускорилъ свой путь, огорчаясь тѣмъ, что онъ не облекъ вó время своего брата въ ангельскій образъ, и молясь Господу о сохраненіи брата въ числѣ живыхъ. И что же? Когда Савва съ горячею молитвою приблизился къ одру брата, онъ нашелъ въ немъ признаки жизни, и Стефанъ немедленно очнулся. Возрадовался святый Савва, облекъ Стефана въ великій ангельскій образъ съ именемъ Симеона и воздалъ ему предсмертное цѣлованіе. Краль Стефанъ, въ иночествѣ Симеонъ, тихо почилъ на рукахъ своего брата, святаго Саввы. Прахъ его положенъ былъ въ монастырѣ Студеницкомъ, рядомъ съ ракой его отца, святаго Симеона Немани.

Сербскій престолъ занялъ старшій сынъ Стефана Первовѣнчаннаго, Радославъ, котораго святый Савва торжественно вѣнчалъ королевскимъ вѣнцемъ.

Давно святый Савва горѣлъ желаніемъ посѣтить святую землю, поклониться гробу Господню и походить по тѣмъ мѣстамъ, которыя прославлены жизнію и смертію нашего Спасителя. Онъ желалъ также посѣтить знаменитыя палестинскія обители и видѣть жизнь палестинскихъ подвижниковъ. Теперь свою мысль и рѣшеніе Савва сообщилъ своему племяннику, королю Радославу. Тяжело было королю разставаться съ дядей, который могъ быть его мудрымъ совѣтникомъ и руководителемъ, но онъ не смѣлъ отказать ему въ просьбѣ и отпустилъ, снабдивъ его на путешествіе большою суммою золота.

Святый Савва отправился чрезъ принадлежавшее Сербіи адріатическое приморье, сѣлъ на собственный корабль и направился морскимъ путемъ прямо къ Святой Землѣ. Совершивъ благополучно плаваніе, онъ вскорѣ достигъ святаго града Іерусалима, гдѣ былъ съ любовію принятъ іерусалимскимъ патріархомъ Аѳанасіемъ, и приступилъ къ обозрѣнію святынь и поклоненію имъ въ Іерусалимѣ и окрестностяхъ. Вмѣстѣ съ патріархомъ онъ служилъ въ великомъ храмѣ Воскресенія, равно какъ, съ благословенія патріарха, и въ другихъ знаменитыхъ храмахъ на Сіонѣ, въ Виѳлеемѣ, Геѳсиманіи, на Елеонѣ, въ Виѳаніи. Во всѣхъ сихъ храмахъ, какъ и другихъ посѣщенныхъ имъ святыхъ мѣстахъ, Савва щедро раздавалъ милостыню и вносилъ жертвы на поддержаніе, устроеніе и украшеніе святыхъ храмовъ.

Святый Савва ходилъ на Іорданъ видѣть мѣсто Богоявленія и въ пещерную церковь Іоанна Крестителя, а оттуда опять въ Іерусалимъ чрезъ обитель святаго Герасима. Послѣ нѣкотораго отдыха, онъ отправился въ знаменитую лавру своего соименника, святаго Саввы Освященнаго, гдѣ съ почетомъ былъ принятъ братіею. Оттуда путешествовалъ онъ къ Мертвому морю, посѣщалъ пещеры молчальниковъ и бесѣдовалъ съ ними. Посѣтилъ онъ также обитель великаго Евѳимія и Ѳеодосія Киновіарха. Возвратившись въ Іерусалимъ, оттуда онъ снова путешествовалъ въ разныя мѣста: и въ Назаретъ, и на Ѳаворъ.

Живя въ Іерусалимѣ, обходя обители и другія замѣчательныя мѣста, святый Савва старался пріобрѣсти полезное и для себя и для своего отечества. Онъ изучалъ уставы и правила церковныя, пріобрѣталъ книги, бесѣдовалъ съ просвѣщенными іерархами и подвижниками о дѣлахъ церковнаго управленія и душевнаго спасенія. Сверхъ того, для отечества своего онъ пріобрѣлъ много святыхъ мощей и церковной утвари.

Обозрѣвъ Святую Землю и поклонившись святынямъ, Савва направился къ греческому царю Іоанну Ватацѣ, имѣвшему мѣстопребываніе еще въ Никеѣ, гдѣ Савва ранѣе посѣтилъ прежняго царя Ѳеодора Ласкариса, тестя Ватацы. Святый Савва былъ радушно принятъ царемъ, особенно же царицей, которая и ранѣе при своемъ родителѣ видѣла святаго Савву и питала къ нему великую любовь и почтеніе. Царь и царица щедро одарили сербскаго архіепископа казной и дорогою утварью для святыхъ церквей. Съ честью былъ отпущенъ Савва на царскомъ кораблѣ съ военною охраною. Онъ отправился на святую Аѳонскую гору, гдѣ посѣтилъ Ватопедъ, въ которомъ принялъ постриженіе, Иверъ и другіе монастыри, главнымъ же образомъ пребывалъ въ своемъ сербскомъ Хиландарскомъ монастырѣ. Рады были на Аѳонѣ видѣть своего прежняго сподвижника и собрата всѣ святогорцы. По обычаю святый Савва благотворилъ щедро церквамъ, инокамъ и нищимъ, какъ изъ своихъ средствъ, такъ и изъ пожалованныхъ греческимъ царемъ и царицей.

Со святой Аѳонской горы Савва направился въ городъ Солунь, гдѣ независимо отъ Никейскаго царя держалъ власть также именовавшій себя царемъ Ѳеодоръ изъ фамиліи Ангеловъ. И для сего властителя, и для Сербіи было важно соблюдать миръ въ тѣ смутныя времена, и потому святый Савва былъ радушно принятъ Ѳеодоромъ, и сіе посѣщеніе Саввою Солуня принесло немалую пользу Сербіи.

Оттуда Савва отправился въ свое отечество. Вѣсть о семъ побудила сербскаго короля Радослава выйти на встрѣчу Саввѣ въ сопровожденіи духовенства, вельможъ и народа. Радостна была сія встрѣча и для святаго Саввы, и для сербскаго народа, во главѣ съ государемъ.

Отдохнувъ отъ долгаго странствованія въ Студеницкомъ монастырѣ при гробѣ своего родителя, святаго Симеона Мѵроточца, архіепископъ Савва усердно принялся за дѣла вѣры и Церкви.

Прежде всего онъ созвалъ духовный соборъ въ Студеницкой лаврѣ на память кончины своего брата, Стефана Первовѣнчаннаго, въ иночествѣ Симеона. Послѣ богослуженія и особеннаго молебствія, святый Савва приказалъ открыть раку усопшаго, въ которой и были обрѣтены нетлѣнныя мощи, наполнившія храмъ благоуханіемъ. Велика была всеобщая радость о сей новой милости Божіей. Тогда же рѣшили торжественно перенести святыя моши въ общую задушбину Стефана Первовѣнчаннаго и святаго Саввы въ новосозданный ими каѳедральный монастырь Жичу.

Послѣ сего святый Савва отправился обозрѣвать епархіи всей своей архіепископіи сербской, творя владычный судъ, исправляя недостатки, поучая вѣрѣ и благочестію и щедро раздавая милостыню неимущимъ и убогимъ и благотворя церквамъ и монастырямъ. Никто не оставленъ былъ Саввою въ семъ странствіи безъ поученія и наставленія: и вельможи, и воины и простые люди слышали отъ него мудрые уроки христіанской жизни.

Но святому Саввѣ пришлось испытать и тяжелыя огорченія. Произошла междуусобная распря между королемъ Радославомъ и его младшимъ братомъ Владиславомъ, который беззаконно возсталъ на старшаго брата. Краль Радославъ сначала пользовался любовію народа, но потомъ нѣкоторыми недобрыми поступками, особенно въ своей семейной жизни, онъ вызвалъ къ себѣ нерасположеніе: многіе вельможи отложились отъ него и приняли сторону возмутившагося младшаго брата. Радославъ былъ свергнутъ съ престола, изгнанъ и бѣжалъ въ Драчъ на Адріатическое море, гдѣ, испытавъ насиліе отъ одного франкскаго латинскаго властителя, долженъ былъ бѣжать. Прибѣжище и защиту онъ нашелъ у своего дяди, архіепископа Саввы, который убѣдилъ его послѣ бурной мірской жизни искать успокоенія въ жизни иноческой: Радославъ постриженъ былъ Саввою въ иночество подъ именемъ Іоанна и, подвизавшись недолгое время, скончался.

Послѣ смерти Радослава святый Савва вѣнчалъ королевскимъ сербскимъ вѣнцемъ младшаго племянника Владислава, признаннаго теперь всѣми сербами. Владиславъ благоговѣйно относился къ своему дядѣ, слушался его наставленій и тщился въ дѣлахъ благочестія подражать отцу своему и дѣду. Съ благословенія святаго Саввы, онъ выстроилъ себѣ задушбину, величественный храмъ Вознесенія Господня въ Милешевѣ.

Много и съ любовію трудился святый Савва для блага сербской Церкви, много онъ сдѣлалъ добра и принесъ пользы какъ владыка — архіепископъ; но душа его все-таки стремилась къ святымъ дальнимъ мѣстамъ и подвигамъ въ отшельническомъ уединеніи. И вотъ, отдаваясь своему внутреннему влеченію, онъ рѣшаетъ сложить съ себя бремя архіепископства и снова пуститься въ странствіе на востокъ. Мысль свою онъ сообщаетъ прямо Владиславу, епископамъ и вельможамъ. Всѣ горячо упрашиваютъ его не покидать своей паствы, но святый Савва остается непреклоннымъ, онъ говоритъ, что долженъ посѣтить такія святыя мѣста, въ которыхъ еще не былъ, а затѣмъ, возвратившись, онъ будетъ до конца дней пребывать съ ними въ безмолвномъ подвижничествѣ.

Собравъ церковный соборъ, онъ выбралъ достойнѣйшаго изъ своихъ учениковъ, іеромонаха Арсенія, и рукоположилъ его въ сербскіе архіепископы на свое мѣсто, а самъ, наставивши паству, снова пустился въ дальнее странствованіе.

И на сей разъ онъ держалъ свой путь моремъ изъ Далмаціи. На моряхъ тогда вездѣ было много морскихъ разбойниковъ. Распространился слухъ, что Савва везетъ съ собою великія богатства. Разбойники подстерегали корабль Саввы и готовы были напасть, но, по горячей молитвѣ Саввы, корабельщики его удачно избѣжали подстерегавшихъ разбойниковъ и приплыли въ безопасную пристань Бриндизи въ Италіи. Разбойники раскаялись и, прибывши въ туже пристань, просили прощенія у святаго Саввы. Отправившись въ дальнѣйшее путешествіе, святый странникъ подвергся новой опасности. Поднялась страшная буря. Корабельщики отказались управлять кораблемъ и ждали только помощи свыше. Всѣ единодушно они обратились къ Саввѣ, прося его молитвъ и заступничества. Савва горячо помолился Господу Богу, воздѣвая руки къ небу противъ вѣтра, поддерживаемый корабельщиками. И Господь услышалъ его молитву: внезапно буря стала утихать, и всѣ воздали благодареніе Господу Богу и святому Саввѣ. Когда прибыли въ приморскій городъ Палестины Акру, святый Савва остановился здѣсь на подворьѣ лавры Саввы Освященнаго, которое ранѣе онъ выкупилъ у франковъ. Слава о чудѣ укрощенія молитвою Саввы бури на морѣ отъ корабельщиковъ распространилась въ народѣ и многіе стремились видѣть чуднаго старца и получить отъ него благословеніе.

Изъ Акры святый Савва направился въ Іерусалимъ морскимъ же путемъ на другомъ кораблѣ чрезъ Великую Кесарію и Іоппію, или Яффу.

Въ Іерусалимѣ онъ остановился въ монастырѣ святаго Іоанна Богослова, который онъ ранѣе еще выкупилъ и передалъ для завѣдыванія инокамъ лавры святаго Саввы Освященнаго. Съ иноками сей лавры, радостно встрѣтившими его, онъ отправился въ храмъ Воскресенія Христова для поклоненія святынѣ. Тамъ онъ увидѣлся съ іерусалимскимъ патріархомъ Аѳанасіемъ, который подробно разспрашивалъ его о путешествіи, о родинѣ святаго Саввы, о войнѣ и мирѣ въ пройденныхъ имъ странахъ. Святый Савва участвовалъ въ богослуженіи вмѣстѣ съ патріархомъ, который при семъ случаѣ пророчественно говорилъ присутствующимъ о заслугахъ, благодѣяніяхъ и чудотвореніяхъ Саввы.

Въ Іерусалимѣ Савва былъ уже извѣстенъ, и новое появленіе его здѣсь привлекало къ нему много народа, искавшаго его молитвъ и благословенія.

Утвердивъ свое мѣстопребываніе въ монастырѣ святаго Іоанна Богослова, святый Савва посѣщалъ святыя мѣста, бесѣдовалъ съ подвижниками, изъ коихъ многіе издавна были ему знаемы, особенно въ лаврѣ святаго Саввы.

Но поклоненіемъ Іерусалимскимъ святынямъ Савва не ограничился. Изъ Іерусалима онъ предпринялъ нѣсколько дальнихъ путешествій. Такъ онъ пожелалъ посѣтить египетскую Александрію. Здѣсь онъ благосклонно и съ честію былъ принятъ александрійскимъ патріархомъ, который имѣлъ уже нѣкоторыя свѣдѣнія о знаменитомъ сербскомъ архіепископѣ, а теперь при личной встрѣчѣ подробно разспрашивалъ объ его отечествѣ. Святый Савва въ Александріи посѣтилъ святыя церкви, поклонился святынямъ и всюду дѣлалъ приношенія, а въ патріаршей каѳедральной церкви вписалъ свой родъ въ церковный синодикъ, сдѣлавъ богатый вкладъ. Съ патріархомъ они обмѣнялись богатыми дарами.

Получивъ отъ патріарха благонадежныхъ и знающихъ руководителей изъ иноковъ, святый Савва отправился путешествовать по пустынямъ, прилегающимъ къ Александріи, чтобы видѣть пустынническое подвижничество и побесѣдовать съ отшельниками; онъ побывалъ въ Мареотѣ и въ пустыняхъ Ливійскихъ. Съ любовію и смиреніемъ онъ искалъ и принималъ поученія отъ молчальниковъ, подвижничество которыхъ всѣми прославлялось, какъ совершеннѣйшій путь ко спасенію. Оттуда онъ прошелъ въ Ѳиваиду, и въ Черную Гору, славившуюся скитническимъ подвижничествомъ, побывалъ въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Сиріи и даже Персіи, и, наконецъ, возвратился въ Іерусалимъ.

Послѣ нѣкотораго отдохновенія, онъ отправился въ новое путешествіе — на Синай. Пройдя долину Іорданскую, онъ достигъ Вавилона, гдѣ поклонился гробамъ трехъ отроковъ Ананіи, Азаріи и Мисаила. Мѣстный султанъ отнесся къ нему благосклонно и далъ проводниковъ къ султану египетскому, который также оказалъ святому Саввѣ вниманіе и проводилъ на гору Синай.

На Синаѣ святый Савва принятъ былъ радушно Синайскимъ епископомъ и поселился при монастырѣ Пресвятой Богородицы. На Синаѣ святый Савва пробылъ въ подвигахъ цѣлую святую четыредесятницу, поклоняясь святынямъ и изучая тамошнюю подвижническую жизнь и молясь въ семъ святомъ мѣстѣ о своемъ отечествѣ.

Съ Синая святый Савва снова возвратился въ Іерусалимъ. Послѣ нѣкотораго отдохновенія онъ вновь обозрѣлъ всѣ святыни и поклонился имъ, а затѣмъ сталъ готовиться къ новому путешествію. Сердечно простившись съ іерусалимскимъ патріархомъ Аѳанасіемъ и съ игуменомъ лавры Саввы Освященнаго Николаемъ, равно какъ со всѣмъ патріаршимъ клиромъ и братіями монастырей, святый Савва направился въ городъ Антіохію, гдѣ былъ радушно принятъ антіохійскимъ патріархомъ. Посѣтивъ святыя церкви въ самой Антіохіи, святый Савва совершилъ путешествіе для поклоненія гробу святаго Симеона на Дивной горѣ.

Изъ Антіохіи Савва направился въ Царьградъ чрезъ Арменію и Анатолію. Сухопутное путешествіе онъ совершилъ благополучно, на морѣ же его постигла тяжкая болѣзнь. Спутники трепетали за его жизнь, уговаривали его принять пищу, ибо нѣсколько дней онъ ничего не вкушалъ; но Савва не могъ принять никакой пищи, кромѣ свѣжаго чего-либо. Но берега были далеко и кормчій корабля грубо отказалъ въ остановкѣ для означенной цѣли. Спутники Саввы сообшили ему о семъ, но онъ успокоилъ ихъ, говоря, что на все есть воля Божія, и сѣтовать не должно. Вдругъ въ это время волною выкинуло на корабль къ тому самому мѣсту, гдѣ лежалъ болящій Савва, большую живую рыбу. Савва, указывая на нее, сказалъ:

— «Вотъ и послалъ намъ Господь Богѣ потребное!»

Рыба была приготовлена и всѣ бывшіе на кораблѣ ею напитались. Святый Савва, подкрѣпившись свѣжею пищею, всталъ совершенно здоровымъ, а устыженный происшедшимъ кормчій просилъ прощенія у владыки.

Прибывъ въ Царьградъ, святый Савва прежде всего направился въ монастырь Пресвятой Богородицы Евергетиссы, гдѣ имѣлъ свое помѣщеніе для пребыванія. Затѣмъ отсюда онъ отправился въ средину города къ храму святаго апостола Андрея, гдѣ имѣлъ переговоры по разнымъ дѣламъ съ правившими тогда Царьградомъ латинскими магистрами.

Изъ Царьграда обычный путь для святаго Саввы лежалъ, повидимому, на Святую гору, чтобы оттуда возвратиться въ отечество. Но Богу угодно было путь его направить иначе. Святый Савва изъ Царьграда моремъ доѣхалъ до города Месемвріи на Черномъ морѣ, а оттуда пошелъ въ болгарскую столицу, городъ Терновъ, къ своему свату, болгарскому царю Іоанну Асеню, дочь котораго была за сербскимъ кралемъ Владиславомъ, племянникомъ святаго Саввы. Болгарскій царь устроилъ торжественную встрѣчу Саввѣ и съ великою честію принялъ его въ столичномъ городѣ Терновѣ, предоставивъ въ его пользованіе собственныя палаты и слугъ. Святый Савва наканунѣ праздника Богоявленія святилъ крещенскую воду въ каѳедральномъ храмѣ сорока мучениковъ, а на утро служилъ вмѣстѣ съ патріархомъ болгарскимъ.

Вскорѣ болгарскій царь, принявъ благословеніе святаго Саввы, выѣхалъ изъ города ради охоты; между тѣмъ святый Савва тяжко заболѣлъ и чувствовалъ приближеніе кончины.

Онъ собралъ около себя своихъ учениковъ и спутниковъ и сдѣлалъ предсмертныя распоряженія. Во время своего путешешествія по Востоку онъ собралъ множество святынь и драгоцѣнныхъ вещей для своего отечества: святыхъ мощей, сосудовъ, книгъ, ризъ и иной утвари церковной; многое изъ сихъ предметовъ онъ получилъ въ даръ, многое пріобрѣлъ покупкою. Всѣ сіи сокровища онъ распредѣлилъ точно, что куда слѣдуетъ отдать, и послалъ впередъ себя въ отечество.

Между тѣмъ болѣзнь усиливалась. Въ одинъ субботній вечеръ Савва призвалъ своихъ учениковъ и велѣлъ имъ почить на нѣкоторое время, потому что потомъ предстоитъ имъ бодрствовать болѣе. Въ полуночи святый Савва исполнился особенной духовной радости и въ горячей молитвѣ ко Господу ждалъ своей кончины, которая засимъ вскорѣ и послѣдовала въ присутствіи его учениковъ.

Благоговѣйно обрядивъ тѣло почившаго, ученики стали заботиться о погребеніи. Немедленно послано было извѣщеніе царю болгарскому, который приказалъ патріарху болгарскому Іоакиму торжественно похоронить святаго Савву въ храмѣ сорока мучениковъ въ Терновѣ, что и было исполнено со славою и честію. Царь приказалъ по случаю погребенія сербскаго архіепископа раздать изъ своей казны большую сумму золота нищимъ и убогимъ. Самъ святый Савва предъ смертію своею завѣщалъ такъ же вклады и вещами и казною на свое погребеніе и поминовеніе въ храмъ сорока мучениковъ.

Спустя немного лѣтъ по преставленіи святаго Саввы, преемникъ его, архіепископъ сербскій Арсеній, и сербскій краль Владиславъ рѣшили перенести прахъ покойнаго перваго сербскаго архіепископа изъ Тернова въ отечество. Краль отправилъ посольство къ тестю съ просьбою о разрѣшеніи перенести останки почившаго пастыря. Но болгарскій царь Іоаннъ, патріархъ и народъ никакъ не хотѣли отпустить и для нихъ драгоцѣнный гробъ. Они отвѣчали, что если бы гробъ оставался въ небреженіи, то сербы могли бы требовать перенесенія праха, между тѣмъ гробница находится въ главномъ храмѣ, богато украшена и окружена всяческимъ попеченіемъ.

Владиславъ отправилъ второе посольство, но и оно не имѣло успѣха. Тогда онъ рѣшилъ отправиться къ тестю лично, въ сопровожденіи вельможъ и епископовъ. Но и личное прошеніе Владислава сначала не могло склонить болгарскаго царя на отпускъ тѣла святаго Саввы. Какъ ни ласково, ни почтительно царь Іоаннъ принялъ своего зятя, онъ все-таки не хотѣлъ разстаться съ дорогимъ и для болгаръ гробомъ. Только ниспосланное свыше ночное видѣніе царю Іоанну заставило его не противиться просьбѣ сербскаго краля и народа. Царь Іоаннъ послѣ видѣнія уразумѣлъ, что здѣсь воля Божія, а не человѣческая.

Торжественно совершено было перенесеніе праха святаго Саввы. Когда, готовясь къ подъему и перенесенію, открыли гробъ, то обрѣли тѣло нетлѣннымъ. Приспособивъ все тщательно къ далекому путешествію, послѣ молебствія, подняли святыя мощи и пустились въ путь. Краль Владиславъ дивился, какъ все скоро и благопріятно устроилось, ибо царь болгарскій, поощренный видѣніемъ, хотя и рѣшился отпустить тѣло Саввы, но все еще не вполнѣ освободился отъ своего неудовольствія.

Но вскорѣ, послѣ унесенія мощей, одинъ разслабленный чернецъ, по имени Неофитъ, прилегъ на деревянныхъ доскахъ, которыя были при гробѣ святаго Саввы; прикосновеніе къ симъ древамъ принесло ему внезапное исцѣленіе. Сіе чудо принесло великую радость болгарскому народу: чудотворная сила святаго Саввы сохранилась на мѣстѣ его погребенія и по унесеніи его святыхъ мощей. И послѣ совершалось много чудесъ на мѣстѣ, гдѣ стоялъ гробъ святаго Саввы въ храмѣ сорока мучениковъ.

Когда шествіе со святыми мощами приблизилось къ предѣламъ Сербіи, архіепископъ Арсеній, съ епископами и прочимъ духовенствомъ, равно какъ бояре и множество народа вышли въ срѣтеніе, воспѣвая духовныя пѣснопѣнія съ духовною радостію и веселіемъ.

Съ чувствомъ глубокой радости и утѣшенія всѣ лобызали нетлѣнныя мощи святаго Саввы и торжественно принесли ихъ въ монастырь Милешево, только что построенный сербскимъ кралемъ Владиславомъ, какъ его задушбина. Здѣсь былъ уже уготованъ Владиславомъ честный гробъ для положенія мощей святаго Саввы, къ которымъ стало стекаться множество народа со всѣхъ концевъ сербской земли.

Немного времени спустя было явленіе святаго Саввы одному изъ учениковъ его; святый Савва объявилъ, что съ того времени, какъ Господь взялъ его отъ міра земнаго, ему не надлежитъ жить во гробѣ, а лежать въ церкви на видѣніе всѣмъ.

Тогда вновь вынули мощи его изъ земли и положили въ деревянномъ ковчегѣ и поставили посреди великой церкви.

Святый Савва при своей долгой святой жизни совершилъ много благихъ дѣлъ и для отдѣльныхъ людей, и главнымъ образомъ для своего отечества Сербіи, укрѣпивъ въ немъ вѣру и благочестіе, создавъ церковную іерархію и правильное церковное управленіе, давъ примѣръ и образецъ подвижничества. Всѣ свои завѣты онъ предалъ въ своихъ немалочисленныхъ письменныхъ трудахъ.

И люди, жившіе съ нимъ въ одно время, и во всѣ послѣдующія времена, не только одни сербы, но и всѣ православные чтили и чтятъ сего святаго, великаго благодѣтеля и покровителя земли сербской и всего православія.

Примѣчанія:
[1] Житіе св. Саввы было написано ученикомъ его, Хиландарскимъ инокомъ Дометіаномъ. Оно положено въ основаніе настоящаго изложенія. Издано Даничичемъ въ книгѣ: «Живот светога Симеуна и светога Саве. У Београду. 1865». Есть другое житіе неизвѣстнаго автора, написанное, однако, вскорѣ послѣ Дометіанова житія и содержащее нѣкоторыя дополнительныя свѣдѣнія. Издано тѣмъ же Даничичемъ въ 1860 г. Оно здѣсь также принято во вниманіе, равно какъ и Дометіаново житіе святаго Симеона.
[2] Исаакъ Ангелъ царствовалъ съ 1185 по 1195 годъ.
[3] Алексѣй Ангелъ царствовалъ съ 1195 по 1203 годъ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга пятая, часть первая: Мѣсяцъ Январь.. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 343-380.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0