Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День одиннадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Михаила Клопскаго, Христа ради юродиваго [1].

Въ пятнадцати верстахъ къ юго-западу отъ Великаго Новгорода, въ трехъ верстахъ къ западу отъ озера Ильменя, на рѣкѣ Веряжѣ [2] стоитъ небольшой древній монастырь во имя Пресвятой Троицы, называемый Клопскимъ [3]. Здѣсь въ XV вѣкѣ подвизался и почилъ преподобный Михаилъ, прославившій обитель своею святою жизнію и чудесами.

Преподобный Михаилъ началъ свои подвиги юродства въ Великомъ Новгородѣ. Въ 1408 году онъ предсказалъ скромному мальчику Іоанну славную будущность, — то, что онъ будетъ архіепископомъ Новгородскимъ [4]. Спустя лѣтъ около пяти подвижникъ явился въ Клопскій монастырь.

Въ ночь на 24 іюня въ монастырѣ служили утреню. Чреду правилъ іеромонахъ Макарій. Покадивъ церковь на девятой пѣсни канона, Макарій вышелъ покадить и свою келлію. Уходя къ службѣ, Макарій оставилъ ее запертою, а теперь видитъ, что келлія отомкнута. Входитъ, а тамъ на стулѣ передъ столомъ сидитъ старецъ инокъ. На столѣ горитъ свѣча, и старецъ переписываетъ Дѣянія Апостольскія, именно о плаваніи святаго апостола Павла. Ужасъ напалъ на іеромонаха, онъ торопится въ храмъ и разсказываетъ обо всемъ игумену Ѳеодосію. По окончаніи службы игуменъ взялъ святый крестъ и кадило и въ сопровожденіи братіи направился къ келліи іеромонаха Макарія. Теперь оказывается, что не только келлія, но и сѣни заперты извнутри. Подошли къ окну и увидѣли, что за столомъ дѣйствительно сидитъ и пишетъ старецъ инокъ.

— «Господи Iисусе Христе, Сыне Божій, помилуй насъ грѣшныхъ» — говоритъ игуменъ.

— «Господи Іисусе Христе, Сыне Божій, помилуй насъ грѣшныхъ!» — Отвѣчаетъ старецъ.

Трижды повторилъ игуменъ молитву. Трижды отвѣтилъ ему старецъ повтореніемъ словъ его.

Всѣ пришли въ ужасъ, думая, что это привидѣніе отъ діавола.

— «Кто ты, — спрашиваетъ игуменъ: — человѣкъ или бѣсъ, и какъ тебѣ имя?»

— «Кто ты, — человѣкъ или бѣсъ и какъ тебѣ имя?» — отвѣтилъ старецъ.

Трижды повторяетъ игуменъ вопросъ и трижды слышится тотъ же отвѣтъ. Это удивило и разсердило всѣхъ. Игуменъ приказалъ разобрать крышу на сѣняхъ и открыть наружную дверь, а дверь въ келлію выломать. Вошли. Игуменъ окадилъ келлію ладаномъ, окадилъ и старца. Тотъ, какъ пойманный, закрывается отъ ладана, при осѣненіи его крестомъ возлагаетъ на себя крестное знаменіе. Игуменъ опять спрашиваетъ его:

— «Какъ пришелъ къ намъ? откуда ты? что за человѣкъ и какъ звать тебя?»

Старецъ отвѣчаетъ повтореніемъ тѣхъ же вопросовъ. Такъ ничего и не узнали. Однако игуменъ Ѳеодосій успокоилъ братію:

— «Не бойтесь, Богъ послалъ намъ сего старца преподобнаго, Своего угодника».

Братія спокойно разошлись по келліямъ. Позвонили къ обѣднѣ. Служилъ тотъ же іеромонахъ Макарій. Ко времени пѣнія «Единородный Сыне» странный пришлецъ чинно вошелъ въ церковь и, получивъ благословеніе, принялъ участіе въ пѣніи; прочелъ апостолъ, а потомъ пѣлъ и всю обѣдню. Окончивъ службу, Макарій поднесъ просфору игумену, а игуменъ передалъ ее пришельцу и пригласилъ его въ братскую трапезу. По исхожденіи изъ трапезы взялъ его игуменъ за руку, повелъ въ келлію, благословилъ жить въ ней и просилъ остаться въ обители.

Такъ водворился блаженный въ Клопскомъ монастырѣ [5]. Никто не зналъ ни имени блаженнаго, ни того, откуда пришелъ онъ. Одно всѣ знали и видѣли, что онъ велъ жизнь по истинѣ подвижническую. Онъ жилъ одинъ въ своей келліи. Не имѣлъ ни постели, ни изголовья, никакихъ одеждъ кромѣ ряски и мантіи, въ которыхъ ходилъ въ храмъ. Ночи проводилъ безъ сна въ непрестанномъ славословіи Богу или въ чтеніи житій святыхъ. Когда же подвижника одолѣвалъ тяжкій сонъ, онъ ложился на песокъ на полу келліи и немного отдыхалъ. Келлію свою топилъ навозомъ. Вкушалъ хлѣбъ и воду и притомъ не каждый день. Еженедѣльно пріобщался святыхъ и животворящихъ Таинъ. Покоренъ былъ блаженный игумену, своему отцу духовному и братіи. Въ храмъ Божій являлся первымъ и, внимательно выслушавъ божественную службу, послѣднимъ выходилъ изъ него. Всѣ только видѣли, что отъ великихъ трудовъ и воздержанія тѣло его было подобно тѣни. Игуменъ и братія исполнились почтенія къ житію святаго, а онъ таился отъ нихъ, принимая видъ Христа ради юродиваго. Разъ въ церкви за обѣдней блаженный сказалъ игумену:

— «У насъ, отче, гости незнакомые!»

— «Кто такіе?» — спрашиваетъ игуменъ.

Блаженный не отвѣтилъ ему, а велѣлъ только усердно молиться. Вышли они изъ церкви и видятъ, стоятъ три человѣка. Игуменъ подалъ имъ просфоры. Двое взяли, третій отказался.

— «Зови ихъ въ трапезу, потому что они пришли издалека», — сказалъ блаженный игумену.

И тотъ пригласилъ ихъ. Одинъ изъ пришельцевъ отозвался:

— «Есть у насъ и еще товарищи».

— «Пусть кто-нибудь изъ васъ позоветъ и товарищей на трапезу».

Позвали, и пришло тридцать разбойниковъ, вооруженныхъ дубинами, въ доспѣхахъ. Сѣли за столъ. Всѣ ѣли и насытились. Только двое старшихъ не ѣдятъ, сидятъ въ смущеніи:

— «Отчего не ѣдите, дѣтки? вѣдь не исполнится ваше злое намѣреніе, съ какимъ пришли сюда», — говоритъ имъ блаженный Михаилъ.

А они пришли разорить и разграбить обитель. И по слову святаго, обоимъ разбойникамъ сдѣлалось дурно: сперва одинъ со стономъ схватился за сердце, потомъ другой. Тогда испугались остальные разбойники и поднялись, чтобы уйти. Они не только не причинили обители зла, но оставили дары и просили братію поберечь ихъ заболѣвшихъ товарищей. Изъ этихъ же двоихъ одинъ сталъ вскорѣ просить о постриженіи въ иночество. Игуменъ затруднялся было исполнить просьбу молодого разбойника, опасаясь, что онъ обратится снова къ беззаконной жизни. Но блаженный убѣдилъ его постричь просящаго:

— «Онъ будетъ намъ братомъ, поживетъ немного и умретъ».

И постригли его съ именемъ Іероѳея. Онъ скоро оправился отъ болѣзни, но скоро же и умеръ. А другой, по предсказанію блаженнаго, выздоровѣлъ и былъ отпущенъ изъ монастыря со строгимъ наказомъ отъ блаженнаго — оставить кражи и разбой и удерживать отъ нихъ товарищей.

Объ имени блаженнаго узнали нескоро. Младшій сынъ Димитрія Донского, князь Константинъ Димитріевичъ въ 1419 году лишенъ былъ своего удѣла и поѣхалъ въ Новгородъ, гдѣ его помнили съ 1408 года, какъ великокняжескаго намѣстника, и теперь приняли съ любовію [6]. На праздникъ Преображенія Господня князь съ супругою прибылъ въ обитель Пресвятыя Троицы и здѣсь говѣлъ у своего духовнаго отца игумена Ѳеодосія. Послѣ литургіи, за которою князь и княгиня пріобщались святыхъ Таинъ, всѣ отправились на трапезу, учрежденную княземъ для братіи. Игуменъ велѣлъ блаженному Михаилу читать на трапезѣ книгу Іова, и онъ читалъ. Услыхавъ голосъ чтеца, князь подошелъ къ нему ближе, всмотрѣлся въ него, узналъ и поклонился ему.

— «Это Михаилъ, сынъ Максимовъ, княжескаго рода», — проговорилъ князь: — «поберегите его, онъ человѣкъ намъ близкій».

— «Одинъ Создавшій меня знаетъ, кто я», — отвѣчалъ блаженный.

Тогда игуменъ замѣтилъ:

— «Сынъ мой, отчего ты не скажешь намъ своего имени?»

— «Мое имя Михаилъ», — подтвердилъ инокъ.

Игуменъ и братія были обрадованы этимъ признаніемъ блаженнаго, и за близость его къ княжескому семейству начали заботливо беречь его.

А Господь Богъ, вѣдая сердце человѣческое, не восхотѣлъ, чтобы великій подвижникъ оставался потаеннымъ, и скоро явилъ славу его предъ людьми, сообщивъ ему и даръ пророческаго предвѣдѣнія и силу творить чудеса.

Въ то время въ Великомъ Новгородѣ и его окрестностяхъ настала засуха. Дождя не было три года. Пересохли не только ручьи, но и рѣки. До крайней степени обмелѣла и Веряжа. Какъ-то утромъ передъ обѣдней пономарь пошелъ къ рѣкѣ зачерпнуть воды для Божественной службы и видитъ: недалеко отъ берега старецъ Михаилъ пишетъ на пескѣ какія-то слова. За службою пономарь передалъ объ этомъ игумену, и послѣ обѣдни игуменъ съ Михаиломъ отправились на то же мѣсто. Слова на пескѣ сохранились и показывали: чашу спасенія пріиму, и имя Господне призову (Псал. 115, 4). На семъ мѣстѣ будетъ источникъ воды неисчерпаемой».

Игуменъ спрашиваеть:

— «Что это, сынокъ, написано здѣсь?»

Михаилъ прочиталъ написанное и прибавилъ:

— «Нужно молиться».

Тогда оба старца стали молиться. Слова молитвы произносилъ Михаилъ:

— «Отче, Владыко, Царю. Сила великая, и страшное имя недоумѣнная Божія Премудрость и Разумъ, Святый и Сильный. Око, призирающее на убогихъ людей нашихъ и на сію обитель, да не умремъ жаждою водною. Твое имя себѣ призываемъ въ помощь, яко благословенъ еси во вѣки, аминь».

Начали копать на этомъ мѣстѣ, и тотчасъ пошла вода ключемъ. Открылся неисчерпаемый колодезь. Его обложили, утвердили, и онъ сохраняется до нашихъ дней. А тогда, въ засуху сюда приходили за водой изо всей округи. Игуменъ же Ѳеодосій прославлялъ дивнаго во святыхъ Своихъ Бога.

Вмѣстѣ съ засухой наступилъ голодъ. Монастырь Клопскій наполнился нищими и голодными: многіе оставили свои дома и переселялись въ обитель на пропитаніе. Хлѣбные запасы въ обители не могли быть велики, но по настоянію блаженнаго кормили всѣхъ.

— «Напитавшій тысячи людей въ пустыни насъ ли, Своихъ рабовъ, презритъ?»

Такъ успокоивалъ блаженный Михаилъ заботливаго игумена и повелѣлъ варить въ котлѣ рожь и раздавать невозбранно всѣмъ нуждающимся. Тогда заволновались братія монастыря, ожидая голода отъ такой расточительности. Блаженный повелъ игумена и братію къ житницамъ, и всѣ воочію убѣдились, что хлѣбъ въ нихъ не убываетъ, сколько ни берутъ его.

Удивились игуменъ и братія и прославили Бога, что творитъ волю боящихся Его. Блаженный же повелѣлъ неоскудно подавать жито всѣмъ приходящимъ.

Князь Константинъ Димитріевичъ провелъ въ Новгородѣ болѣе двухъ лѣтъ и бывалъ въ обители Пресвятыя Троицы, тоскуя объ утраченномъ удѣлѣ. Въ Лазареву субботу 1423 года прибылъ онъ въ обитель и просилъ у игумена Ѳеодосія и старца Михаила благословенія ѣхать на Москву къ братьямъ.

— «Братья примутъ тебя съ честію, — говоритъ ему старецъ: — но обожди, построй сперва у насъ каменный храмъ во славу Живоначальныя Троицы на память о себѣ и о своихъ родителяхъ, и Святая Троица уготовитъ тебѣ, чадо, невидимо храмъ на небесахъ».

— «А мастера есть у васъ?» — спрашиваетъ князь.

Сейчасъ же послали въ городъ и привели четырехъ мастеровъ. Князь условился съ ними построить каменный храмъ, по образцу Николаевскаго на Ляткѣ [7], и далъ имъ тридцать рублей задатка, а потомъ уплатилъ еще сто рублей да однорядки [8], а пищу работавшіе имѣли въ монастырской трапезѣ. Основаніе храму положено было 22 апрѣля 1423 года. Камень для постройки возили рѣкою, и работа подвигалась сначала быстро. Но вотъ настала дурная погода; сильная буря не только мѣшала возить камень, но и стоять на работахъ. Князь былъ въ горѣ, опечалились и игуменъ съ братіей, а рабочіе собирались бѣжать. Обратились къ блаженному Михаилу. Онъ предложилъ всѣмъ молиться, а потомъ успокоилъ обѣщаніемъ, что на утро буря пройдетъ. И дѣйствительно, настала благопріятная погода. Всѣ ободрились. Послали за камнемъ, и вѣтеръ помогалъ судамъ, когда они возвращались съ грузомъ. Постройка шла быстро; 24 сентября того же 1423 года храмъ былъ освященъ [9]. На торжество прибыли князь съ княгинею и бояре. Привезено было княземъ все необходимое для праздничной трапезы. Князь, счастливый успѣшнымъ окончаніемъ постройки, съ радостью объявилъ игумену Ѳеодосію и старцу Михаилу, что, по молитвамъ ихъ, братья прислали за нимъ, съ честію зовутъ въ Москву и даютъ ему отчину. Игуменъ и старецъ благословили князя Константина и просили не забывать ихъ обители. Растроганный князь далъ обѣщаніе до гроба помнить ихъ за участіе и сдержалъ свое слово.

Блаженный Михаилъ предсказалъ игумену Ѳеодосію:

— «Будешь ты возведенъ на архіерейскій престолъ и тамъ два лѣта поживешь, святительскаго же сана не сподобишься».

Это было еще при жизни архіепископа Іоанна [10]. И черезъ нѣсколько лѣтъ это предсказаніе точно исполнилось. По смерти архіепископа Симеона [11] жребій архіерейства палъ дѣйствительно на клопскаго игумена Ѳеодосія. Взяли его Новгородцы изъ монастыря и ввели на сѣни въ домъ Премудрости Божіей, и тамъ оставался онъ нареченнымъ, но не поставленнымъ, архіепископомъ два года, управляя дѣлами церковными. А потомъ новгородскіе бояре свели его съ владычнихъ сѣней, сказавъ, что не хотятъ имѣть владыкой пришельца, и послали его въ тотъ же Клопскій монастырь, въ которомъ Ѳеодосій и скончался чрезъ два года.

Былъ вторникъ пасхальной недѣли. За утреней въ обители не видали преподобнаго Михаила. Послѣ заутрени въ притворѣ Новгородскаго Софійскаго собора встрѣтилъ его посадникъ Григорій Кирилловичъ [12] со свитою и звалъ на обѣдъ. Блаженный отвѣтилъ на это:

— «Знаетъ Богъ злой умыселъ вашъ противъ обители».

Бояре впали въ раздумье и на время обѣдни приставили человѣка, чтобы онъ постерегъ блаженнаго. Но старецъ незамѣтно удалился отсюда и въ то время, какъ чередной іеромонахъ въ Клопской обители шелъ къ обѣднѣ, стоялъ уже въ церковномъ притворѣ й со слезами молился словами псалма:

Суди, Господи, обидящія ны и побори борющія ны (Псал. 34, 1), да разумѣютъ Твое человѣколюбіе о сей обители и о насъ, странныхъ».

Послѣ обѣдни игуменъ съ братіею, а съ ними и блаженный, пошли въ трапезу. Въ то время прибѣгаетъ посланный изъ Новгорода отыскать блаженнаго, видитъ его въ трапезѣ и приглашаетъ на обѣдъ къ посаднику.

— «Скажи своимъ господамъ, чтобы не кормили насъ; насъ питаетъ Живоначальная Троица», — такъ сказалъ ему блаженный Михаилъ. — «А что замыслили они противъ обители, то не сбудется».

Окончилась монастырская трапеза и всѣ разошлись.

Посадникъ Григорій Кирилловичъ Посахно владѣлъ землею возлѣ Клопскаго монастыря. Во дни святой Пасхи этотъ богатый и по Новгороду знатный мужъ, присутствуя въ монастырѣ, объявляетъ игумену и братіи:

— «Не смѣйте пасти свои стада на моей землѣ, не ловите и рыбы ни въ рѣкѣ, ни въ поемномъ болотѣ. Это мои владѣнія. А если не послушаетесь и я поймаю кого на пастбѣ или на рыбной ловлѣ, тому я переломаю руки и ноги».

Слыша такія рѣчи, блаженный Михаилъ отвѣтилъ:

— «Я говорилъ тебѣ прежде, что не сбудется твое злое замышленіе противъ честной обители. Самъ будешь безъ рукъ и безъ ногъ и въ рѣкѣ едва не утонешь. А ловцы наши станутъ по прежнему ловить, и скотъ пастись».

Но Григорій не вразумился. Прошло не много времени. Святый старецъ и игуменъ снарядили рыбную ловлю на рѣкѣ. Въ то время, какъ монастырскіе ловцы тащили неводъ съ рыбою, прибѣжалъ Григорій, ударилъ одного ловца, погнался за другимъ и свалился въ воду. Едва-едва вытащили его и привели въ чувство, но руки и ноги у него отнялись. Господь сохранилъ ему только языкъ для покаянія. На утро больной опомнился и приказалъ нести себя въ монастырь, хотѣлъ получить благословеніе у игумена и прощеніе у блаженнаго. Но монастырскія ворота передъ нимъ, по распоряженію старца, закрыли и его не пустили въ обитель, даровъ его — кануна, свѣчей и просфоръ не приняли. Игуменъ и братія были смущены тѣмъ, что отказали посаднику. И дѣйствительно, разгнѣванный Григорій поѣхалъ въ Новгородъ съ жалобой. Здѣсь за него вступились знатные люди; они жаловались на вѣчѣ, пошли къ архіепископу и требовали отъ него распоряженія, чтобы не смѣли монастырскіе старцы отказывать Григорію въ молитвахъ. Владыка послалъ въ монастырь протопопа и протодіакона сказать, чтобы пѣли тамъ молебенъ и обѣдню за посадника. Блаженный Михаилъ объявилъ посланнымъ:

— «Передайте владыкѣ, молимся мы на всякъ часъ о благовѣрныхъ князьяхъ, пекущихся о Русской землѣ, о твоей, владыка, святынѣ, и о всемъ мірѣ православныхъ христіанъ; не о Григоріи только, но и обо всѣхъ ненавидящихъ и обидящихъ насъ и творящихъ намъ напасть. А Григорій за свою злую наглость пусть поѣздитъ по монастырямъ и попроситъ у Бога милости и о своихъ согрѣшеніяхъ крѣпко помолится. Всещедрый Господь воздастъ ему противу дѣлъ его».

Посланные передали рѣчи старца владыкѣ, и владыка благословилъ Григорія ѣхать по монастырямъ. Григорій объѣхалъ всѣ монастыри кругомъ Новгорода, давалъ милостыни на службы и на молебны, вспоминая пророчество блаженнаго; ѣздилъ по всѣмъ городскимъ церквамъ. Такъ прошелъ годъ и полтора мѣсяца. Григорій опять обратился къ владыкѣ, повѣдалъ ему, что нигдѣ не обрѣлъ себѣ помощи и милости отъ Бога и просилъ благословенія и прощенія.

— «Поѣзжай опять въ Клопскій монастырь и проси милости у Пресвятыя Троицы и прощенія у блаженнаго Михаила».

Такъ рѣшилъ архіепископъ и послалъ съ нимъ священниковъ отъ святой Софіи и посадскихъ людей. Пріѣхали въ монастырь. Принявъ благословеніе у игумена и блаженнаго старца, посадникъ просилъ отслужить молебенъ и литургію. Внесли больного на коврѣ въ церковь и запѣли молебенъ. Григорій не могъ даже руки поднять для крестнаго знаменія. Въ концѣ молебна, при пѣніи кондака, больной могъ уже двигать рукою, которая висѣла разслабленною четырнадцатый мѣсяцъ. Затѣмъ начали божественную литургію. Во время малаго входа больной перекрестился и сѣлъ, а при пѣніи херувимской онъ поднялся на ноги и стоялъ до конца службы. Всѣ были свидѣтелями преславнаго чуда и въ веселіи сердца направились въ трапезу. На этотъ день трапеза учреждена была исцѣленнымъ посадникомъ Приглашая братію вкусить хлѣба и соли, Григорій просилъ у нихъ прощенія за обиды, благодарилъ за чудесное исцѣленіе. Блаженный Михаилъ ему отвѣтилъ:

— «Господь уготовалъ благая любящимъ Его и исполняющимъ Его заповѣди. А начинающихъ вражду Богъ погубитъ. Будь, чадо, добръ до сей обители — ея игумена и братіи».

Затѣмъ онъ простилъ и благословилъ раскаявшагося посадника, который съ этой поры сталъ добръ до Клопской обители.

Былъ споръ о землѣ у двухъ владѣльцевъ, Елевѳерія Іоанновича и Іоанна Семеновича Лошинскаго. Тяжущіеся прибыли въ Клопскую обитель и каждый изъ нихъ повѣдалъ свою обиду блаженному Михаилу. Блаженный ясно уразумѣлъ, на чьей сторонѣ правда, и прямо говоритъ Елевѳерію:

— «Откажись отъ неправой тяжбы и проси прощенія у Бога; а не сдѣлаешь этого, постигнетъ тебя бѣда тяжкая, будешь безъ рукъ, безъ ногъ, нѣмъ и разслабленъ».

Спорившіе уѣхали, а потомъ скоро встрѣтились у одной церкви. — «А вѣдь та земля моя!» — заявляетъ Елевѳерій Лошинскому и предлагаетъ покончить дѣло, ударивъ по рукамъ.

Въ азартѣ онъ бросаетъ на землю рукавицу съ правой руки и хочетъ ее поднять. Наклоняется, а встать не можетъ: отнялись у него и рука, и нога, и языкъ. Такъ онъ вскорѣ и умеръ разслабленнымъ, по пророчеству блаженнаго старца Михаила.

Въ монастырѣ пребывалъ священникъ Никифоръ. По наважденію діавола, онъ прельстился панагіею — иконою, обложенной золотомъ, серебромъ и драгоцѣнными камнями. Никто не видалъ, какъ онъ взялъ ее изъ церкви и скрылъ. Игуменъ и братія много печалились и сѣтовали.

— «Не скорбите», — говоритъ имъ преподобный Михаилъ: — «дарованное намъ Богомъ не погибнетъ».

Затѣмъ, обратившись къ Никифору, онъ строго произнесъ:

— «А ты отселѣ будешь сумасшедшимъ и глупымъ».

И съ того часа Никифоръ потерялъ и умъ, и память, и весь смыслъ. По указанію же блаженнаго, игуменъ и братія пошли въ келлію Никифора, раскопали въ ней горнъ и нашли панагію неповрежденною. У преступника былъ умыселъ растопить драгоцѣнный металлъ, но, по молитвамъ преподобнаго, онъ не успѣлъ въ своемъ намѣреніи.

Святитель Новгородскій Евѳимій I не всегда былъ милостивъ къ Клопской обители. Уплата дани въ архіерейскую казну была для бѣдной обители обременительна. Поэтому случилось, что изъ обители, какъ-то взяли на архіерейскій дворъ вороного коня. Блаженный Михаилъ вознегодовалъ, отправился въ Новгородъ, просилъ владыку возвратить коня обители, но безуспѣшно. Тогда онъ сказалъ корыстолюбивому владыкѣ:

— «Пастырь нашъ и учитель! Мало поживешь ты; останется вся слава міра сего и богатство. Они — персть и паръ, скоро являются и скоро погибаютъ».

Преподобный съ молитвою на устахъ возвратился въ обитель, а святитель сдѣлался боленъ и въ той болѣзни умеръ въ ноябрѣ 1429 года [13].

Иное обращеніе было съ обителью и совсѣмъ иное отношеніе установилось у преподобнаго къ слѣдующему Новгородскому владыкѣ, святому Евѳимію Вяжицкому [14]. Святитель этотъ не только ничего не бралъ изъ обители, но самъ, бывая въ ней нерѣдко, устраивалъ для бѣдной братіи обѣды. Избранный на мѣсто Евѳимія I Новгородцами, по общему согласію, за свои высокія добродѣтели, онъ потомъ оказался между двухъ теченій въ городѣ, изъ коихъ одно тянуло къ Москвѣ, а другое къ Литвѣ. Потомъ умеръ Московскій митроподитъ святый Фотій [15]. По такимъ обстоятельствамъ святый Евѳимій долго оставался непосвященнымъ, между тѣмъ какъ паствѣ Новгородской нуженъ былъ епископъ. Въ тяжелой заботѣ своей Евѳимій прибѣгъ къ блаженному Михаилу. Какъ-то за столомъ, имъ же, Евѳиміемъ, учрежденнымъ для братіи, онъ говоритъ:

— «Моли Бога о мнѣ, Михайлушко, чтобы получить мнѣ рѣшеніе отъ великаго князя Василья Васильевича» [16].

Блаженный беретъ изъ рукъ Евѳимія полотенце и кладетъ ему на голову со словами:

— «Въ Смоленскъ поѣдешь, въ Литовскую землю, тамъ и поставятъ тебя».

Такъ и случилось. Евѳимій въ Смоленскѣ былъ рукоположенъ митрополитомъ Герасимомъ [17]. Пріѣхавъ въ другой разъ въ Клопскую обитель, владыка сказалъ:

— «Богъ меня поставилъ и митрополитъ Смоленскій твоими, отче, молитвами».

Старецъ ему предсказалъ, что скоро святителя позовутъ въ Москву и въ санѣ утвердятъ. И дѣйствительно, по маломъ времени святый Евѳимій приглашенъ былъ въ Москву и новое пророчество блаженнаго оправдалось. И съ того времени еще болѣе возлюбилъ святитель Клопскую обитель и блаженнаго Михаила.

Была на Русской землѣ усобица изъ-за великокняжескаго Московскаго престола [18]. Князь Димитрій Георгіевичъ Шемяка возсталъ на великаго князя Василія Васильевича, занялъ Московскій столъ, а потомъ самъ былъ побѣжденъ Василіемъ и бѣжалъ. Будучи въ Новгородѣ, онъ услыхалъ о блаженномъ Михаилѣ и отправился въ Клопскіи монастырь, желая узнать судьбу свою отъ прозорливаго старца.

— «Михайлушко! Бѣгаю отъ своей отчины; сбили меня съ великаго княженія Московскаго».

Такъ жаловался Шемяка.

— «Всякая власть отъ Бога, — отвѣчалъ старецъ: — и дается Имъ ни хотящему, ни текущему, а кого Самъ Богъ помилуетъ».

— «Такъ помолись, Михайлушко, чтобы Господь далъ мнѣ достигнуть своей отчины — великаго княженія».

— «Достигнешь ты окрестъ Новгорода во обители Всемилостиваго Спаса и Страстотерпца Георгія трилокотнаго гроба», — отвѣчалъ блаженный.

Не понравился князю такой отвѣтъ, невеселъ ушелъ изъ обители; но, не послушавъ предсказанія, онъ двинулся къ Москвѣ.

— «Всуе труждаешься; чего Богъ не дастъ, того и не будетъ», — повторялъ блаженный.

Проходитъ нѣкоторое время. Окружающіе спрашиваютъ блаженнаго, не имѣетъ ли князь теперь успѣха.

— «Заблудились наши, отъ супротивныхъ бѣгая», — отвѣтствовалъ Михаилъ.

Эту рѣчь его тогда же записали. Такъ дѣйствительно и было. Князь Димитрій опять прибѣжалъ въ Новгородъ. Побывавъ у Святой Софіи, онъ поѣхалъ на богомолье въ Клопскій монастыръ. Былъ пятокъ троицкой недѣли. Князь старался оказать всѣмъ расположеніе. Братіи онъ предложилъ богатый столъ, а старцу Михаилу подарилъ шубу съ плечъ.

— «Сбылось, честный отче, твое прорицаніе, не получилъ я своего удѣла», — промолвилъ князь и сталъ прощаться.

Вся обитель вышла проводить гостя до судна, на которомъ онъ прибылъ. Стали опять прощаться. Блаженный Михаилъ погладилъ князя по головѣ и трижды повторилъ:

— «Князь, земля зоветъ тебя!»

— «Хочу ѣхать во Ржову Константинову, на свою вотчину» [19], — отвѣчаетъ князь.

— «Не исполнится и это желаніе, — продолжаетъ блаженный — молись Богу о грѣхахъ своихъ и будь ко всѣмъ слугамъ своимъ милостивъ!»

Князь Димитрій Георгіевичъ былъ отравленъ въ Новгородѣ.

Пророчество сбылось. Онъ погребенъ былъ въ монастырѣ Новгородскомъ, въ церкви во имя святаго Георгія [20].

Блаженный Михаилъ, столько лѣтъ прожившій въ Новгородскомъ краѣ, столько разъ предрекавшій будущее по просьбамъ отдѣльныхъ лицъ, не оставилъ безъ предсказанія и будущей судьбы вольнаго Новгорода. Такъ въ присутствіи архіепископа Евѳимія II, посѣтившаго Клопскую обитель, блаженный Михаилъ объявляетъ:

— «А сегодня у великаго князя въ Москвѣ радость!»

— «Какая радость?» — спрашиваетъ архіепископъ.

— «У великаго князя Василія родился сынъ Тимоѳей, а дали ему имя Іоанна [21]. Онъ будетъ наслѣдникомъ своему отцу, разоритъ обычаи нашей Новгородской земли; погубитъ городъ нашъ и страшенъ будетъ многимъ землямъ» [22].

Пророчество это сбылось лѣтъ сорокъ спустя. Блаженный имѣлъ случай пророчествовать о томъ же предметѣ еще подробнѣе. Пришелъ въ монастырь посадникъ Іоаннъ Васильевичъ Немиръ [23] съ боярами. Блаженный встрѣтилъ его на монастырскомъ дворѣ и спрашиваетъ:

— «Откуда, сынъ мой, и что привело тебя къ намъ?»

— «Былъ у своей пратещи, у Евфросиніи, а теперь заѣхалъ къ тебѣ благословиться».

— «О чемъ твоя дума? — молвилъ старецъ. — Ѣздишь ты да думаешь съ женками».

Посадникъ отвѣтилъ:

— «Трудное дѣло. Великій князь собирается на Новгородъ, а у насъ есть свой князь изъ Литвы».

— «Сынъ мой, — говоритъ блаженный, — то у васъ не князь, а грязь. Нѣтъ, посылайте пословъ къ великому князю да къ его богомольцу митрополиту и бейте ему челомъ за свою вину. А не сдѣлаете этого, такъ не уймете гнѣва князя. Онъ придетъ къ Великому Новгороду со всѣми силами своими, станетъ въ Буречахъ, а силу свою распуститъ по Шелоню и по всей вашей вотчинѣ [24]. Вы пойдете на бой, но помощи Божіей не будетъ вамъ: многихъ онъ убьетъ, другихъ поплѣнитъ и сведетъ въ Москву, иныхъ дастъ на окупъ. Отъ вашего же князя помощи не ждите, онъ самъ уйдетъ въ Литву отъ крамолы вашей. Итакъ посылайте къ великому князю своего владыку и посадниковъ съ челобитьемъ и денежной данью. Приметъ князь и челобитье и деньги. Но не надолго успокоите вы князя Московскаго. Грѣхи ваши передъ Господомъ, неповиновеніе власти великокняжеской, ваше братоненавидѣніе и наглость другъ ко другу опять возбудятъ сердце княжее. И придетъ онъ снова, возьметъ Великій Новгородъ и всю свою волю въ немъ учинитъ, и богомольца отселѣ уведетъ, и людей по разнымъ городамъ разошлетъ».

Такъ пророчествовалъ блаженный. Немиръ и бояре слушали его, опустивъ головы, ничего ему въ отвѣтъ сказать не нашлись, приняли благословеніе и съ печалью оставили обитель. Многіе слышали грозную пророческую рѣчь, а потомъ она и оправдалась вполнѣ на судьбѣ Великаго Новгорода.

Клопскій игуменъ Ѳеодосій достигъ преклоннаго возраста. За три недѣли передъ его смертью изъ обители пропалъ ручной олень. Одновременно съ тѣмъ никѣмъ незамѣченный скрылся и блаженный Михаилъ. Ѳеодосій скончался въ отсутствіе его [25]. На похороны ждали владыку, но онъ не пріѣхалъ, а послалъ вмѣсто себя въ обитель игуменовъ и священниковъ съ діаконами. Послѣ торжественнаго отпѣванія, когда гробъ несли уже въ могилу, вдругъ всѣ увидѣли, что блаженный возвращается, а за нимъ идетъ олень, какъ привязанный; въ рукахъ у блаженнаго мохъ; олень за этимъ мохомъ и тянется. Дивились тому видѣвшіе и разошлись, не уразумѣвши, что это значитъ.

Блаженный же Михаилъ, предчувствуя и свое близкое отшествіе, пересталъ ходить на обычное свое мѣсто въ церкви, и во время богослуженія стоялъ близъ Ѳеодосіевой могилы, съ правой стороны церкви снаружи. Его спрашивали, зачѣмъ онъ тутъ стоитъ, и онъ отвѣчалъ:

— «Тутъ полежать хочу, тутъ мое и мѣсто».

5 декабря блаженный совсѣмъ разболѣлся и не вставалъ. Прошло уже сорокъ четыре года пребыванія его въ обители. По своему обычаю онъ говѣлъ каждый мѣсяцъ, причащался и во время своей болѣзни. Братія навѣщали его и видѣли, что больной угасаетъ, но не замѣчали въ немъ никакого сожалѣнія о жизни. Скорѣе онъ подобенъ былъ путнику, который изъ долгаго странствованія съ радостію возвращался на родину. Января 10 игуменъ предложилъ напутствовать больного святыми Тайнами. Блаженный твердо отвѣтилъ:

— «Я причащался недавно, но завтра приду въ церковь и попрошу святаго причастія».

И дѣйствительно, къ общему удивленію, онъ на утро поднялся, былъ въ церкви и тамъ сподобился принятія святыхъ Таинъ. Послѣ обѣдни блаженный взялъ съ собой кадильницу и ладанъ и отправился въ свою келлію, а игуменъ съ братіею пошли въ трапезу. Изъ трапезы игуменъ посылаетъ больному пищу. Но посланные нашли святаго старца уже умершимъ; руки сложены крестообразно, за главою курится кадильница.

Блаженный Михаилъ преставился 11 января, но въ какомъ году, точно неизвѣстно, всего вѣроятнѣе, въ 1456 году. Сообщили Новгородскому владыкѣ, и онъ самъ пріѣхалъ на похороны. А когда вѣсть о смерти разнеслась по Новгороду и окрестностямъ, то народъ потекъ рѣкою по всѣмъ дорогамъ въ Клопскую обитель. Когда подумали, гдѣ хоронить святое тѣло почившаго, то нигдѣ не могли выкопать ему могилы, до того земля была тверда отъ мороза. Вспомнили тогда о мѣстѣ близъ могилы Ѳеодосіевой, гдѣ стоялъ блаженный; здѣсь земля оказалась мягкою, какъ лѣтомъ. На этомъ мѣстѣ, послѣ отпѣванія архіепископомъ и великимъ соборомъ пресвитеровъ и діаконовъ, и опустили въ землю трудолюбное тѣло преподобнаго и блаженнаго старца Михаила.

Господь прославилъ чудесами Своего угодника вскорѣ послѣ его кончины.

Новгородскій купецъ Михаилъ Марковъ былъ почитателемъ блаженнаго Михаила при жизни его. Случилось этому купцу по торговымъ дѣламъ быть въ Колывани [26]. Цѣлый годъ провелъ онъ за моремъ, счастливо велъ свои дѣла и возвращался съ нагруженнымъ кораблемъ домой. На морѣ его застигла жестокая буря. Шесть дней корабль носился по бурнымъ волнамъ, много разъ ему угрожала гибель; люди отчаявались въ спасеніи. Купецъ вспомнилъ о своемъ благожелателѣ и началъ молиться:

— «Рабъ Божій, блаженный Михаилъ Клопскій, ты былъ моимъ покровителемъ при жизни. Помоги мнѣ, погружаемому въ пучину моря, помолись обо мнѣ ко Господу, да спасетъ Онъ насъ отъ потопленія!»

И видитъ за кормою святаго старца, какимъ зналъ его при жизни, благообразнаго, свѣтлаго лицомъ, съ сѣдой бородою. Старецъ держалъ корму и махнулъ рукою. Купецъ былъ пораженъ видѣніемъ и палъ ницъ, а когда поднялся, то буря унялась; корабль благополучно достигъ Новгорода. Съ чувствомъ искренней благодарности за оказанную помощь, купецъ поспѣшилъ въ обитель Живоначальныя Троицы, молился у гроба блаженнаго, разсказывалъ всѣмъ о происшествіи. Онъ первый украсилъ могилу блаженнаго каменными плитами и постоянно возвращался къ ней, не переставая прославлять Бога и угодника Его Михаила.

Такое же чудесное избавленіе отъ бури подано было блаженнымъ Михаиломъ князю Бѣлозерскому Василію, когда ѣхалъ онъ изъ Пскова озеромъ Ильменемъ и молился святому о помощи.

Новгородцы возвращались въ лодкѣ изъ обители преподобнаго Ефрема Перекомскаго [27]. Съ ними былъ священникъ Ѳеодоръ. Когда проѣзжали они рѣкой Веряжей близъ Клопскаго монастыря, то захотѣли поклониться гробу блаженнаго Михаила. Воспротивился этому священникъ, не имѣвшій вѣры къ блаженному, и убѣдилъ спутниковъ ѣхать мимо. Но едва удалились они отъ берега, какъ поднялась буря и путешественники начали тонуть. Они подняли крикъ и призывали на помощь блаженнаго Михаила, горько оплакивая свое малодушіе. Молитва ихъ была услышана. Монастырскіе люди вышли къ нимъ на помощь и доставили въ монастырь. Священникъ былъ въ совершенно изступленномъ состояніи. Пошли ко гробу блаженнаго и молились объ исцѣленіи болящаго спутника, а его держали у раки святаго. Когда въ церкви молебенъ о болящемъ окончился, священникъ пришелъ въ сознаніе и со слезами припалъ самъ ко гробу, исповѣдуя грѣхи свои и свое невѣріе.

— «Если бы ты, святый, не помогъ мнѣ, — взывалъ раскаявшійся, — душа моя во адъ вселилась бы».

Всѣ прославили Бога и съ радостью возвратились въ домы свои.

Одинъ человѣкъ, жившій близъ Клопской обители, тяжело заболѣлъ. Всѣ его домашніе плакали, видя, что онъ не можетъ шевельнуть ни однимъ членомъ. Исцѣленіе казалось невозможнымъ. Но больной въ мысли своей непрестанно призывалъ себѣ на помощь блаженнаго Михаила. И чудотворецъ явился ему во время легкаго забытья, обѣщая исцѣленіе. Заснулъ больной и потомъ поднялся здоровымъ. Въ благодарность за выздоровленіе онъ приказалъ изготовить ко гробу блаженнаго такую большую свѣчу, что понесъ ее въ обитель на плечахъ. Всѣ знавшіе его больнымъ, видя его теперь идущимъ, изумлялись. Живущіе же во обители славили Бога, подающаго угодникамъ Своимъ благодать исцѣленія.

Примѣчанія:
[1] Свѣдѣнія о преп. Михаилѣ сохранились въ древнихъ житіяхъ его, изъ которыхъ первое написано въ концѣ XV или въ нач. XVI в. (до 1537 г.), второе, болѣе краткое, изложено народнымъ слогомъ; наконецъ, третье житіе составлено на основаніи перваго въ 1587 г. боярскикъ сыномъ Василіемъ Тучковымъ. Есть извѣстія о преп. Михаилѣ въ житіи св. Іоны, архіепископа Новгородскаго (память его 5 ноября), и въ Новгородской лѣтописи.
[2] Рѣка Веряжа или Варяжа — притокъ озера Ильменя съ западной стороны. Клопскій монастырь стоитъ на правомъ берегу р. Веряжи, на чистомъ возвышенномъ мѣстѣ, весною окружаемомъ водою.
[3] Монастырь основанъ не позднѣе начала XV вѣка.
[4] Подробнѣе объ этомъ въ житіи св. Іоны, Новгородскаго чудотворца (5 ноября).
[5] По соображеніямъ, это произошло въ промежутокъ между 1412 и 1414 годами.
[6] Константинъ Димитріевичъ, князь Углицкій, родился въ маѣ 1389 г. и остался послѣ отца четырехъдневнымъ, младенцемъ (Димитрій Донской † 19 мая 1389 г.).
[7] Николаевскій монастырь на Ляткѣ или Ляцкій, мужской, въ окрестностяхь Новгорода близъ Торговой стороны. Основанъ въ 1856 г. Каменный храмъ во имя овятителя Николая, послужившіи образцомъ для Клопскаго, сооруженъ въ 1365 г. Въ 1672 г. монастырь приписалъ къ Новгородскому архіерейскому дому, въ 1677 г. къ Иверскому монастырю. Въ настоящее время на мѣстѣ обители груда развалинъ.
[8] Однорядка — верхняя широкая одежда, длиною до пятъ, безъ воротника, съ длинными съуживающимися къ запястью рукавами, подъ которыми сдѣланы прорѣхи.
[9] Такъ разсказывается въ древнемъ житіи преп. Михаила Клопскаго. Въ Новгородской лѣтописи о сооруженіи каменной церкви говорится подъ 1419 г.: «Ѳеодосій игуменъ (постави) святую Троицю церковь камену на Клопскѣ въ 60 дній».
[10] Іоаннъ II занималъ Новгородскую каѳедру съ 1388 г. по 1415 г.
[11] Симеонъ, и преемникъ Іоанна II, былъ архіепископомъ Новгородскимъ съ 1415 г. по 1421 г.
[12] Посадникъ Григорій Кирилловичъ (Посахно) упоминается въ лѣтописяхъ съ 1417 г. по 1436 г.
[13] Евѳимій I, по прозванію Брадатый, избранъ на Новгородскую каѳедру въ 1423 г.
[14] Св. Евѳимій II Вяжицкій избранъ въ архіепископа Новгородскаго въ 1429 г., получилъ посвященіе въ 1434 г., а скончался въ 1458 г. Память его 11 марта.
[15] Св. Фотій управлялъ Московской митрополіей съ 1408 г. по 1431 г. Память его 2 іюля.
[16] Василій Васильевичъ княжилъ съ перерывами съ 1425 г. по 1462 г.
[17] Герасимъ, митрополитъ Литовскій, посвященъ въ Константинополѣ въ 1433 г. Сожженъ Литовскимъ великимъ княземъ Свидригайломъ въ 1435 г.
[18] Борьба продолжалась 19 лѣтъ. Противъ вел. кн. Василія II Васильевича (1425-1462) поднялся его дядя Георгій Дмитріевичъ Галицкій и изгналъ его изъ Москвы, а послѣ смерти Георгія врагами Василія выступили дѣти его: Василій Косой, потомъ Димитрій Шемяка, ослѣпившій вел. кн. (1446 г.). позднѣе же побѣжденный имъ (1460 г.).
[19] Ржова Константинова — вѣроятно, Ржевъ, нынѣ уѣздн. городъ Тверской губерніи на р. Волгѣ, при впаденія Вазузы.
[20] Здѣсь разумѣется древній Георгіевскій или Юрьевскій монастырь основанный Новгородскимъ княземъ Всеволодомъ Мстиславичемъ. Начатъ постройкой въ 1119 году. Первымъ игуменомъ его былъ Киріакъ съ 1119 по 1128 г. При слѣдующемъ игуменѣ Исаіѣ (съ 1128 по 1134 г.) монаотырь получилъ въ 1130 г. богатый вкладъ отъ великаго князя св. Мстислава Владиміровича (съ 1125 по 1132 г.) и его сына — упомянутаго Всеволода Мстиславича. Какъ монастырь княжескій, Георгіевскій монастырь былъ старшій среди Новгородскихъ обителей. Онъ находится въ 3 верстахъ къ югу отъ Великаго Новгорода, на лѣвомъ берегу рѣки Волхова, при истокѣ его изъ озера Ильмень и занимаетъ возвышенное мѣсто. Существуетъ до настоящаго времени, съ 1764 г. считается первокласснымъ монастыремъ. Своимъ благоустройствомъ и богатствомъ обязанъ щедрости граф. Орловой-Чесменской и заботамъ духовника ея, архимандрита монастыря Фотія Спасскаго (съ 1822 по 1838 г.). — Кн. Димитрій Шемяка погребенъ въ соборномъ храмѣ монастыря во имя св. Георгія.
[21] Іоаннъ III родился 22 января 1440 г. По тогдашнему обыкновенію давали младенцу имя святаго, которому празднуютъ въ день рожденія (22 января память св. ап. Тимоѳея), а при крещеніи другое.
[22] Въ Степенной книгѣ разсказывается, что св. Михаилъ, прежде чѣмъ объявить о рожденіи Іоанна Васильевича, внезапно началъ звонить въ колокола; многіе сошлись и спрашивали юродиваго, что это значитъ. Тогда онъ объявилъ всѣмъ, и въ томъ числѣ архіепископу, о радости на Москвѣ.
[23] Посадникъ Іоаннъ Васильевичъ Немиръ упоминается въ лѣтописи подъ 1435 г.
[24] Здѣсь предсказываетя пораженіе Новгородцевъ на р. Шелони 14 іюля 1471 г. — Шелонь — западный притокъ озера Ильмень; протекаетъ по Псковской и Новгородской губерніямъ.
[25] Въ Клопскомъ монастырѣ при жизни блаженнаго Михаила были два игумена Ѳеодосія, одинъ скончался 29 сентября 1425 г., другой 10 января 1452 г. Въ данномъ случаѣ рѣчь идетъ, вѣроятно, о второмъ.
[26] Колывань — нынѣшній Ревель, губ. городъ Эстляндской губерніи, лежить на южномъ берегу Финскаго залива, при Ревельской бухтѣ.
[27] Перекомскій Николаевскій монастырь Новгородской губ. и уѣзда въ 20 верстахъ къ юго-зап. отъ Новгорода, близъ р. Веренды, впадающей съ запада въ озеро Ильмень. Основанъ преп. Ефремомъ Перекомскимъ, память котораго 26 сентября и 16 мая.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительна, вторая: Мѣсяцы Январь-Апрѣль. — М.: Синодальная Типографія, 1916. — С. 99-116.

Во славу Божію помощь въ подготовкѣ электронной публикаціи оказалъ: р. Б. Андрей.

Назадъ / Къ оглавленію


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0