Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День десятый.

Житіе преподобнаго отца нашего Павла, Комельскаго или Обнорскаго [1].

Преподобный Павелъ родился въ 1317 году въ Москвѣ и по рожденію принадлежалъ къ благородной и благочестивой семьѣ. Молодые годы свои онъ проводилъ подъ руководствомъ богобоязненныхъ родителей, крѣпко державшихся въ жизни обычаевъ и порядковъ, освященныхъ православною Церковію. Съ дѣтства отличался кротостію и смиреніемъ. Шумныя дѣтскія игры, рѣзвый смѣхъ, сладкія кушанья никогда не были ему привлекательны. Постоянное посѣщеніе церковныхъ службъ и внимательное слушаніе церковныхъ молитвословій рано пріучили Павла къ сосредоточенности. Постъ, бдѣніе, молитва съ отроческихъ лѣтъ вошли въ его жизненныя привычки и наклонности. Юный подвижникъ былъ очень милосердъ и подавалъ обильную милостыню нищимъ.

Когда преподобный Павелъ достигъ двадцать второго года своей жизни, родители настаивали, чтобы онъ вступилъ въ бракъ. Но природныя наклонности, благочестивыя упражненія и глубокія размышленія влекли его на иной путь. И вотъ, тайно отъ родителей, Павелъ уходитъ въ обитель Рождества Христова на Прилукѣ [2] и принимаетъ иноческое постриженіе. Новопостриженный инокъ предается усиленному посту и труду. Хлѣбъ, соль и вода служили ему для питанія тѣла; бдѣніе, молитва и неослабное соблюденіе правилъ иноческаго житія питали духъ его; свободное отъ церковной молитвы время онъ отдавалъ на исполненіе монастырскихъ послушаній, служа братіи, какъ бы послѣдній, худшій всѣхъ и всѣмъ слуга.

Устремляясь на высшіе подвиги, преподрбный желалъ имѣть себѣ опытнаго наставника на пути добродѣтели. Въ то время сіялъ своими подвигами и чудесами преподобный Сергій Радонежскій, и Павелъ, слыша о великомъ подвижникѣ, отправился въ обитель Живоначальныя Троицы. Преподобный принялъ его съ любовію; прилежно испытавъ пришельца, преподобный убѣдился, что онъ исполненъ страха Божія и съ великимъ тщаніемъ прилежитъ подвигамъ добродѣтели, а потому и началъ наставлять его на путь спасенія. Преподобный Павелъ отказался отъ своей воли и отдалъ всего себя на волю наставника, полагая въ этомъ первую обязанность инока. Въ обители преподобнаго Сергія Павелъ съ полнымъ усердіемъ несъ послушанія по кухнѣ и хлѣбопекарнѣ. Съ усердіемъ и благоговѣніемъ посѣщалъ подвижникъ храмъ Божій, съ неослабнымъ вниманіемъ выслушивалъ слова церковныхъ молитвъ и пѣснопѣній. Воздерживался отъ праздныхъ разговоровъ, отъ излишества въ пищѣ. По смиренію своему считалъ себя послѣднимъ изъ братіи. Своими подвигами преподобный Павелъ достигъ дара умиленія и обильнаго источника слезъ.

Такъ прожилъ преподобный въ Радонежской обители не мало времени и заслужилъ себѣ отъ братіи общее почтеніе и славу. Но честь и слава отъ людей не привлекали къ себѣ подвижника; онъ сталъ просить у преподобнаго благословенія на уединеніе и, получивъ разрѣшеніе, провелъ въ отходной или уединенной келліи, пятнадцать лѣтъ. Здѣсь труды тѣлесные и непрестанная молитва наполняли все его время. Бесѣды съ людьми онъ замѣнилъ и съ великою пользою углубленіемъ въ божественныя писанія. Напоенный же священными словами писанія какъ древо при водномъ источникѣ преподобный безмолвникъ возрастилъ въ себѣ благодатный даръ слова: слово его растворено было божественною солію. И братія устремились за поученіемъ къ отшельнику, прерывая подвиги его уединенія. Возрастала молва о проникновенныхъ поученіяхъ блаженнаго, но онъ находилъ, что для него самого полезнѣе бѣжать отъ братіи. Къ великому Арсенію было слово отъ Бога:

— «Бѣжи, молчи, безмолвствуй, и въ семъ корень несогрѣшенія. Бѣгай отъ людей и спасешься».

Размышляя объ этомъ и полагая, что обращеніе съ людьми принесетъ ему смущеніе и оторветъ отъ богомыслія, преподобный Павелъ упросилъ своего наставника благословить его на пустынножительство.

Преподобный Сергій, зная духовную зрѣлость Павла, благословилъ его на отшествіе въ пустыню и отпуская съ молитвой, вручилъ ему непобѣдимое оружіе — Крестъ Господень, какъ вѣрное напутствіе. Сей мѣдный кресть до послѣдняго времени хранился на гробѣ преподобнаго Павла въ устроенной имъ обители.

Выйдя изъ Троице-Сергіева монастыря, преподобный Павелъ направился на сѣверъ за Волгу, въ лѣсную пустыню и переходилъ съ одного мѣста на другое: жилъ нѣкоторое время въ уединенной келліи недалеко отъ Успенскаго Авраміева монастыря, но отсюда былъ изгнанъ игуменомъ [3]; потомъ подвизался вблизи Городецкаго-Ѳедоровскаго монастыря [4]; жилъ и въ другихъ уединенныхъ мѣстахъ. Потомъ ушелъ онъ въ отдаленный Комельскій лѣсъ и остановился на рѣчкѣ Грязовицѣ, избравъ себѣ для жительства дупло липы, въ которомъ провелъ три года въ полномъ уединеніи, въ подвигахъ молитвы и поста, въ созерцаніи, освобождавшемъ умъ преподобнаго отъ пристрастія ко всему земному.

Но Господу было угодно, чтобы преподобный Павелъ послужилъ спасенію другихъ, наставляя ихъ и своимъ словомъ и примѣромъ подвижнической жизни. Преподобный оставляетъ дупло липы и еще разъ перемѣняетъ мѣсто подвиговъ, переходитъ къ рѣчкѣ Нурмѣ въ томъ же Комельскомъ лѣсу, гдѣ впослѣдствіи онъ основалъ свою обитель. Здѣсь преподобный Павелъ построилъ себѣ малую хижину и выкопалъ колодезь въ полугорѣ.

На новомъ мѣстѣ онъ предался обычнымъ своимъ подвигамъ поста и молитвы. Подвижникъ былъ уже престарѣлый возрастомъ: къ тому времени онъ уже прожилъ лѣтъ 70. Но немощи старости не ослабили его ревности; наоборотъ молитвы и славословіе къ Богу становились еще продолжительнѣе, постъ суровѣе прежняго: пять дней въ недѣлю пребывалъ преподобный совсѣмъ безъ пищи и только въ субботу и воскресеніе принималъ немного хлѣба и воды. Блаженная жизнь его была подобна жизни перваго человѣка до грѣхопаденія. И дѣйствительно, птицы и звѣри, даже хищные, мирно паслись возлѣ жилища праведника, утѣшая его незлобіемъ. Къ нему приходили заяцъ вмѣстѣ съ лисицей и принимали пищу изъ рукъ святаго старца. Вились птицы. Являлся медвѣдь и смирно ждалъ себѣ пищи. Правда, здѣсь испыталъ преподобный сильныя искушенія отъ врага человѣческаго рода, но укрѣпившись ранѣе въ добродѣтели, онъ побѣдилъ всѣ искушенія и досажденія демоновъ, ограждая себя знаменіемъ креста Христова. Еще менѣе могли вредить злые люди, пытавшіеся овладѣть имуществомъ въ хижинѣ преподобнаго, который самъ тяготился земными вещами.

О подвигахъ отшельника узнали въ окрестности. Стали приходить къ нему въ уединеніе ради поученія, ибо слову его дана была премудрость, разумъ и утѣшеніе. И слышавшіе наставленія и видѣвшіе житіе преподобнаго почитали его уже не какъ человѣка, а какъ ангела Божія. Многіе просили его разрѣшенія поселиться съ нимъ въ пустынѣ и пользоваться его руководительствомъ на пути спасенія. Преподобный долго отказывалъ имъ, называя себя недостойнымъ быть учителемъ, но уступилъ неотступнымъ просьбамъ и сталъ принимать братію и устанавливать правила общаго житія. Однако онъ дѣйствовалъ не какъ старѣйшина или начальникъ, но какъ самый послѣдній изъ братіи — тихо и кротко. Онъ не послаблялъ нисколько требованій иноческаго устава, но умѣлъ заставить сподвижниковъ выполнять его добровольно и охотно. Своею кротостію, долготерпѣніемъ въ обхожденіи, своимъ примѣромъ и попочительностью о каждомъ преподобный Павелъ объединялъ всю братію. Его поученія были исполнены удивительной простоты и мягкости чувства.

— «Чада, — говорилъ онъ, — сколько силъ имѣете, подвизайтесь о своемъ спасеніи, прежде чѣмъ наступитъ время, когда принуждены будемъ плакать о нынѣшней лѣности. Если кто скажетъ, что немощенъ и слабъ онъ, я отвѣчу: а ты по силѣ своей положи начало подвигу, и Богъ дастъ тебѣ помощь на все доброе. Разумѣя это, воспрянемъ отъ сна духовнаго, пойдемъ тѣснымъ путемъ, ведущимъ въ жизнь вѣчную, предадимъ тѣлеса свои на трудъ, и на постъ, и на молитву, и на воздержаніе, и на поклоны: съ усиліемъ достигается Царство небесное. Пожалѣть придется, если изъ-за своей лѣности мы лишимся вѣчной жизни: понудимъ же себя въ этомъ краткомъ вѣкѣ. Не будемъ лѣниться, братія, и угождать тлѣнному тѣлу, не будемъ забывать, что всякій, увлеченный временнымъ житіемъ симъ, лишится жизни вѣчной. Раскроемъ книги и прочтемъ житія святыхъ отецъ и найдемъ много полезнаго. Сколько отцы исправляли себя. сколь были смиренны, до какого изнеможенія и уничиженія себя доводили. Съ какою тихостію и чистотою жили они. Бдѣніе, молитва, покаяніе, слезы: если мы не потерпимъ этого, никогда не будемъ оправданы. Напишемъ же на скрижаляхъ сердецъ нашихъ наставленія, какія оставили намъ святые отцы, да не будутъ намъ во осужденіе словеса ихъ въ день судный».

Собравшееся возлѣ преподобнаго Павла братство не имѣло сначала своей церкви. Построеніе церкви и съ нею образованіе монастыря сопровождалось особыми знаменіями. Какъ-то ночью, на молитвѣ, преподобный слышитъ звонъ на томъ мѣстѣ, гдѣ стоитъ теперь его монастырь. И это повторялось не разъ и не два, а многократно, причемъ звонъ въ праздники отличался отъ звона въ будни. Преподобный долго почиталъ слышимый имъ звонъ за мечтаніе. Но вотъ случилось, что онъ услышалъ звонъ въ пасхальную свѣтоносную ночь, звонъ сильный; — открываетъ онъ оконце своей кельи и видитъ свѣтъ, сіяющій на мѣстѣ, гдѣ нынѣ стоитъ церковь Живоначальныя Троицы. Слышаніе звона и видѣніе свѣта исполнили сердце его великою радостію и убѣдили, что благоволеніе Божіе къ мѣсту сему несомнительно и что здѣсь прославится святое имя Божіе. Повѣдалъ онъ обо всемъ братіи, и всѣ славили и благодарили Бога.

Взявъ одного изъ братіи, Павелъ отправился въ Москву испросить благословенія у митрополита Фотія [5] на построеніе церкви во имя Живоначальныя Троицы. Митрополитъ сперва не только не исполнилъ просьбы преподобнаго, но и обошелся съ нимъ сурово, говорилъ немилостиво и отказалъ преподобному въ просьбѣ построить церковь и открыть монастырь, вѣроятно, принимая подвижника за тѣхъ людей, которые строили монастыри не по искреннему влеченію къ монашеству, а ради тѣлеснаго покоя, чтобы получать доходы и управлять братіей въ санѣ игумена. Увѣренный въ правотѣ своего прошенія, Павелъ скромно замѣтилъ, что храмъ будетъ устроенъ, если то угодно Богу, и удалился. Въ слѣдующую ночь владыка Фотій по особому внушенію уразумѣлъ, что несправедливо былъ суровъ къ человѣку Божію и немедленно послалъ за нимъ. Не безъ труда нашли преподобнаго въ одномъ изъ московскихъ монастырей и привели къ митрополиту. Фотій встрѣтилъ его съ честію въ дверяхъ своего дома и сталъ подробно обо всемъ разспрашивать, испросивъ прощеніе за вчерашній пріемъ. Павелъ повѣдалъ владыкѣ откровенно, въ чемъ нуждался. И рѣчи преподобнаго и кроткій нравъ его расположили къ нему святителя; онъ не только далъ просителю благословеніе на построеніе церкви и монастыря, но и вошелъ въ это дѣло личнымъ участіемъ, преподалъ Павлу наставленія о томъ, какъ подобаетъ устроять спасеніе душъ человѣческихъ, и вручилъ ему богатую милостыню, между прочимъ одежду свою. Послѣднюю смиренный отшельникъ едва согласился принять. Отклонилъ отъ себя преподобный и честь священства, такъ что поставленъ былъ на эту степень ученикъ его Алексій.

По возвращеніи Павла изъ Москвы на мѣсто его обитанія, храмъ во имя Живоначальныя Троицы и при немъ монастырь были воздвигнуты. Къ этому приложили все усердіе свое братія, число которыхъ все возрастало и возрастало. Обращаясь къ новому виду житія, отъ отшельническаго къ монастырскому, преподобный Павелъ сразу указалъ для своей обители правила монастырей общежительныхъ, ссылаясь на древнія преданія святыхъ отцевъ. Всѣмъ вмѣстѣ и каждому отдѣльно онъ неустанно повторялъ наиболѣе важныя правила общежитія: въ келліяхъ ничего не имѣть и своимъ не называть, но все имѣть общее; серебро и подобныя не необходимыя стяжанія держать въ монастырской казнѣ, откуда и брать по мѣрѣ дѣйствительной нужды, по правиламъ Великаго Василія и прочихъ святыхъ отцевъ. Кто одержимъ жаждою, долженъ идти въ трапезу и тамъ утолять жажду; хлѣба и ничего съѣстного въ келліяхъ не держать, ни воды, развѣ для мытья рукъ. Въ келліяхъ братій должны быть только иконы и книги: они приняли на себя добровольную нищету. Одно попеченіе должно быть у каждаго — превосходить другихъ смиреніемъ, нестяжательностью и любовію. Въ церковь приходить каждый долженъ, не опаздывая; стоять тихо, не разговаривая другъ съ другомъ. Также и въ трапезѣ должно быть общее молчаніе. Преподобный усиленно настаивалъ на безмолвіи: лучше съ высоты упасть, чѣмъ повредить себѣ языкомъ. И за общими монастырскими работами не должно быть празднословія: работая, каждый да хранитъ свое любомудріе молитвою. Кто знаетъ рукодѣліе, пусть трудится и сработанное отнесетъ въ казну, ибо надлежитъ братіи не только кормиться трудами, но показать любовь и о нищихъ. Въ утѣшеніе ослабѣвающимъ преподобный говорилъ, что отъ монастырской казны каждый получитъ и одежду, и обувь, и пищу, и что не слѣдуетъ имѣть ничего своего, чтобы не содѣлаться рабами того, что называемъ своимъ. Пусть никто не принимается за дѣло по своей волѣ, но да слушаетъ во всемъ волю и желанія отцевъ искусныхъ. Въ праздности же никому отнюдь не оставаться: праздность бываетъ виною многихъ золъ, какъ, наоборотъ, безмолвіе есть мать добродѣтелямъ многимъ; а потому никто въ праздности да не заходитъ къ брату своему, но да пребываетъ за трудомъ и въ безмолвіи. Настоятельно запрещалъ преподобный приносить въ монастырь питія пьянственныя:

— «Пьянство, — говорилъ онъ, — всѣмъ злымъ дѣламъ корень. Не имѣйте питія пьянственнаго, да не прогнѣваете Бога; предавая погибели свои души и многихъ соблазняя, навлечете на себя пьянствомъ проклятіе и горе».

Полное воздержаніе отъ крѣпкихъ напитковъ преподобный предписывалъ при своей жизни; просилъ соблюдать его и послѣ своей смерти.

Желая поддержать строгость общежитія, преподобный Павелъ заповѣдалъ изгонять изъ монастыря нарушителей установленныхъ правилъ, «да и прочая братія страхъ имутъ». Впрочемъ, при жизни преподобнаго трудно было и представить себѣ появленіе таковыхъ нарушителей, ибо всѣ почитали наставника своего, какъ ангела Божія.

Устроеніе душъ братіи началось ранѣе построенія монастыря; и какъ только готовъ былъ храмъ и начались уставныя службы, монастырь оказался духовно благоустроеннымъ. Митрополитъ Фотій прислалъ на имя преподобнаго Павла, просившаго объ антиминсѣ для вновь устроенной церкви и о наставленіи для иноковъ новой обители, нарочитое посланіе:

— «Ты прислалъ ко мнѣ грамоту, — писалъ Московскій святитель, — и пишешь, что собралъ уже въ обитель желающихъ. Не только не препятствую этому, но посылаю благословеніе и молю милостиваго Бога, да просвѣтитъ то мѣсто и да прославится имя Его въ васъ. Я послалъ антиминсъ для освященія храма Божія. Когда былъ ты у меня, помнишь, сынъ мой, самъ ты много говорилъ, каковымъ надо быть духовному наставнику. Ему надлежитъ быть образцомъ для всѣхъ, въ день великаго суда ему придется отвѣтъ дать за ввѣренныя ему души. О томъ же и я пишу: будь внимателенъ, кого и откуда принимаешь къ себѣ. Они приходятъ въ безвѣтренное пристанище, во святую обитель, принимаютъ на себя ангельскій образъ, обѣщаютъ переносить до послѣдняго издыханія всякую тяготу, и сіе исповѣданіе записывается ангелами, хранится въ рукѣ Творца нашего и Владыки Христа, Коему даемъ мы обѣты свои, и предъявлено будетъ намъ въ день великаго суда».

Далѣе святитель обращается къ братіи новоустроенной обители:

— «Пишу любви вашей, собравшіеся о Христѣ, — помните, что, подчинивъ временное вѣчному, придя въ безвѣтренное пристанище, принявъ на себя великое иго, вы рѣшились работать Небесному Царю. Обѣщаніе наше дано не ангелу, или царю или князю земному и временному, а Самому Царю царствующихъ. Съ симъ нашимъ исповѣданіемъ придетъ Господь въ день страшнаго суда и воздастъ каждому, кто чего стоитъ. Поэтому молю васъ внимать таковому исповѣданію и ограждать себя словомъ Христовымъ: никто же, возложь руку свою на рало, и зря вспять, управленъ есть въ Царствіи Божіи (Лук. 9, 62). Молю васъ, потщитесь совершить подвигъ свой по званію вашему, старайтесь сохранить ризу спасенія и шлемъ нелицепріятія чистыми и представить себя непорочными своему Владыкѣ. Будьте непоколебимыми воинами Христовыми, мужественно и смѣло боритесь крѣпкими борцами. Супостатъ нашъ діаволъ не хочетъ спасенія нашего, раскидываетъ противу насъ свои сѣти и козни, уловляетъ въ свою волю и не терпитъ, чтобы возвышались мы надъ тлѣніемъ...».

По устроеніи монастыря, поручивъ игумену управленіе, самъ преподобный пребывалъ въ отходной кельѣ своей въ безмолвіи и молитвѣ. Но это не значитъ, что онъ совершенно отдѣлилъ себя отъ остального міра. Нѣтъ, никто изъ приходящихъ не былъ лишенъ его утѣшенія и назиданія. На общую молитву съ братіей преподобный приходилъ два раза въ недѣлю: по субботамъ и воскреснымъ днямъ. Тогда онъ присутствовалъ и за общею трапезою, но вкушалъ только по малу воды, хлѣба и овощей. Ни рыбы, ни масла, ни молока онъ не ѣлъ никогда: вся жизнь его была постъ и воздержаніе. И при такой суровой жизни онъ сохранилъ до конца нравъ мягкій, былъ свѣтелъ лицемъ и душею превеселъ. Доступенъ онъ былъ для каждаго, и днемъ и ночью, всѣхъ встрѣчалъ привѣтливо и отпускалъ съ полезнымъ наставленіемъ. Приходилъ ли къ нему одержимый страстію, получалъ врачевство; искалъ ли его бесѣды отягченный скорбію, находилъ у него утѣшеніе. Молитва, богомысліе и углубленіе въ святоотеческія писанія пріобрѣли ему даръ проникновенія, духовной прозорливости. Посему онъ постигалъ и невысказанные, тайные помыслы собесѣдниковъ и исцѣлялъ ихъ благодатнымъ своимъ словомъ.

Когда же оставался одинъ, подвижникъ углублялся въ молитву или со славословіемъ на устахъ прилежалъ труду внѣшнему. При его престарѣломъ возрастѣ братія почитали труды обременительными для него и просили, чтобы онъ болѣе оставался въ покоѣ. Преподобный же не соглашался съ ними и указывалъ самой братіи въ непрестанномъ трудѣ искать врачевства отъ злыхъ помысловъ, искушающихъ монаха, предающагося праздности. Рѣчи его о борьбѣ съ злыми помыслами молитвою и трудомъ исполнены были глубокой назидательности и настойчиво повторялись передъ монастырскою братіею.

Преподобный Павелъ достигъ глубокой старости, и тѣло его стало изнемогать. Бодрый духомъ, онъ терпѣливо переносилъ болѣзнь свою, но уже безмолвствовалъ совершенно, въ молитвѣ и созерцаніи очищая умъ свой, чистымъ сердцемъ созерцая славу Господню. Въ день Богоявленія, передъ Божественной литургіей, окруженный братіей, преподобный глубоко вздохнулъ и прослезился. Братія приступили къ нему съ разспросами. Преподобный молчалъ, а потомъ, уступая просьбамъ, промолвилъ:

— «Въ этотъ день и часъ нечестивые татары взяли городъ Кострому, предали его огню и мечу, а многихъ жителей увели въ плѣнъ».

Потомъ все это и подтвердилось: городъ дѣйствительно былъ взятъ 6 января 1429 года татарами.

Немного дней спустя, чувствуя приближеніе своей смерти, преподобный Павелъ созываетъ къ себѣ всю братію и обращается къ ней съ послѣднимъ наставленіемъ: призываетъ во свидѣтели Бога, что главное его желаніе не разорять введеннаго общежитія, а потомъ повторяетъ то, что говорилъ имъ неоднократно прежде.

— «Соблюдайте введенный уставъ и порядокъ и послѣ отшествія моего. Церковную службу творите безъ лѣности, съ благоговѣніемъ и умиленіемъ. Въ келліяхъ молитесь, занимайтесь рукодѣльями и чтеніемъ божественныхъ книгъ. Сохраняйте общій миръ въ обители, почитая каждаго брата честію выше себя. Пищу и питіе немятежное имѣйте и противословія удаляйтесь, обуздывая языкъ свой. Пьянственнаго питія, молю васъ и запрещаю, никогда не имѣйте, дабы не прогнѣвать Бога и не разрушить весь мо-настырскій уставъ. Если пребудете въ страхѣ Божіем, Господь не лишитъ благъ своихъ мѣсто сіе, и ни въ чемъ оно не будетъ терпѣть недостатка. И самъ я, если обрѣту дерзновеніе предъ Богомъ, буду и тамъ молиться за васъ и за монастырь, да будете благоуспѣшны. Если бы кто нарушилъ уставъ общежитія, изгоните таковаго: подобаетъ намъ отъ таковыхъ удаляться. Если кто несправеддиво терпить, надѣйся на милость Божію. Грѣшенъ будетъ, пусть молится, и простится ему».

Братія стояли вокругъ отходящаго праведника и плакали.

— «Не скорбите обо мнѣ, — говорилъ онъ — имѣйте любовь между собою, и Богъ не оставитъ васъ. Буду молить Живоначальную Троицу, если получу дерзновеніе, да распространится и прославится мѣсто сіе. И Богъ мира да будетъ съ вами».

Въ самый часъ своего исхода преподобный Павелъ сподобился причащенія Святыхъ Таинъ. Благословивъ братію и перекрестившись, онъ возлегъ на одрѣ, съ молитвою на устахъ, предавая душу свою Господу.

Преподобный скончался 112 лѣтъ отъ рожденія 10 января 1429 года. 22-хъ лѣтъ онъ принялъ иноческое постриженіе и жилъ по разнымъ пустынямъ около 50 лѣтъ, а въ Комельскомъ лѣсу около 40 лѣтъ. Итакъ девяносто лѣтъ своей жизни онъ посвятилъ деннонощнымъ трудамъ иноческимъ. Братія похоронили тѣло его возлѣ храма Живоначальной Троицы съ великою честію и благоговѣніемъ.

По преставленіи преподобнаго, наставникомъ братіи остался ученикъ его Алексій, достойный называться игуменомъ, по добродѣтельному житію своему и обычаямъ ревнивый поборникъ завѣтовъ своего наставника.

По преставленіи преподобнаго Павла, отъ святыхъ мощей его излились многія чудеса. Слѣпые, глухіе, нѣмые и одержимые другими болѣзнями получали исцѣленіе по молитвамъ угодника Божія.

Во время игуменства Иларіонова [6] воры задумали разграбить монастырь, льстясь болѣе всего на церковные сосуды. Пришли ночью къ монастырскимъ воротамъ, надѣясь легко проникнуть внутрь обители. Но совершенно неожиданно разверзается передъ ними глубокая пропасть, а изъ нея поднимается пламя. Объятые страхомъ воры побѣжали прочь. На другую ночь они встрѣтили кругомъ монастыря множество людей, — одни упражнялись въ стрѣльбѣ, другіе въ метаніи копій, третьи въ борьбѣ. Въ удивленіи, откуда явилось здѣсь столько людей, воры опять отошли назадъ, не причинивъ зла обители. На третью ночь они нашли весь монастырь освѣщеннымъ, какъ бы стоящимъ въ огнѣ. До утра они простояли въ раздумьи о значеніи видѣннаго; а какъ только разсвѣло, пошли къ игумену и принесли ему покаяніе.

Въ тѣ же времена воры хотѣли украсть скотъ изъ монастырскаго стада. Но всякій разъ, какъ они приходили со своимъ злымъ умысломъ, они встрѣчали возлѣ стада сѣдого старца съ густой бородою, не дававшаго животнымъ расходиться и оберегавшаго ихъ отъ похитителей. Воры послѣ многихъ неудачныхъ попытокъ опомнились, пришли въ монастырь и разсказали обо всемъ игумену Иларіону. Игуменъ увѣщевалъ ихъ честно трудиться и, взявъ обѣщаніе впредь не воровать, отпустилъ ихъ.

Въ 1538 году на Вологодскій край напали татары. Проникли они въ Комельскій лѣсъ и начали жечь монастыри. Услыхали объ этомъ иноки Павловой Обнорской обители, и болышая часть ихъ разбѣжалась. Въ монастырѣ осталось всего десять дряхлыхъ старцевъ, которые или не могли уже бѣжать или же не хотѣли оставить святаго мѣста. Сошлись они въ одной келліи и всю ночь провели въ молитвѣ и слезахъ. Одинъ изъ старцовъ Ефремъ задремалъ отъ утомленія и увидалъ преподобнаго Павла. Преподобный подошелъ къ старцу, взялъ его за руку и сказалъ:

— «Братъ Ефремъ! васъ ждетъ тяжкая скорбь отъ нечестивыхъ варваровъ; тебя изрубятъ и еще двухъ съ тобою, одинъ поболѣетъ и выздоровѣетъ. Не скорби: эта смерть будетъ въ жизнь вѣчную, а монастырь вашъ хотя будетъ сожженъ и ограбленъ, но выстроится еще лучше и станетъ богатъ».

Все это точно исполнилосъ по предсказанію преподобнаго. Ефремъ пересказалъ слова чудотворца своимъ братіямъ. Ночь прошла спокойно, но около полудня, когда старцы пѣли часы въ трапезѣ, подъѣхали къ монастырю конные татары. Объятые ужасомъ старцы начали возлагать на себя схимы и прощаться. Между тѣмъ враги были уже въ монастырѣ. Одного старца, вышедшаго изъ трапезы, они раздѣли, изранили и умертвили, отрубивъ ему голову. Двое скрылись въ трапезѣ — одинъ подъ печью, другой въ трубѣ, а одинъ инокъ прошелъ незамѣченнымъ среди враговъ и спасся. Нѣсколько старцевъ бросились въ церковь и начали молиться Богу о спасеніи. Татары побѣжали за ними, сорвали съ несчастныхъ схимы и одежды, избили ихъ, изранили и, оставивъ еле живыми, бросились грабить келліи. Старецъ Ефремъ былъ израненъ въ келліи и черезъ 10 дней скончался; скончался и другой старецъ Митрофанъ, но келейникъ Ефрема Мина, сверхъ всякой надежды, выздоровѣлъ послѣ продолжительной болѣзни.

Татары изрубили и изранили также и мірянъ, монастырскихъ слугь, встрѣтившихся имъ близъ монастыря. Одинъ изъ нихъ чудесно исцѣлился отъ тяжкихъ ранъ молитвами преподобнаго Павла. Зажегши монастырь, Татары поѣхали прочь и встрѣтили монастырскаго слугу Іоанна; раздѣли его до нага, изранили до того, что Іоаннъ пять часовъ лежалъ безъ сознанія; особенно тяжелы были раны на шеѣ: она оказалась чуть не перерубленной. Придя въ себя, Іоаннъ доползъ до пустой избы. и когда лежалъ въ ней, страдая отъ ранъ и отъ мороза, вдругь услышалъ чрезъ окно избы голосъ:

— «Встань и иди отсюда въ домъ свой, иначе здѣсь погибнешь».

— «Какъ мнѣ идти? — спросилъ раненый. — Ноги поднять не могу, уже душа выходитъ изъ меня».

— «Помолись Живоначальной Троицѣ, призови на помощь Павла и приложи бумагу къ ранамъ».

— «Гдѣ же мнѣ взять бумаги?» — возразилъ Іоаннъ.

Но тотчасъ же увидѣлъ около себя бумагу. Онъ приложилъ ее къ ранамъ, почувствовалъ облегченіе и скоро заснулъ. Его безпокоила мысль о томъ, какъ ему, раздѣтому въ морозъ и вѣтеръ добраться до дома, который отстоялъ за три версты. Но благолѣпный старецъ уговаривалъ его не сомнѣваться въ Божіей помощи и немедленно идти домой; Іоаннъ съ радостью и необыкновенной легкостью прошелъ три версты до своего дома. Но здѣсь силы покинули его. Долго лѣчился онъ отъ тяжелыхъ ранъ: первоначально лежалъ безъ движенія и не принималъ пищи, такъ что домашніе отчаялись въ его выздоровленіи, но Іоаннъ не переставалъ молиться своему заступнику преподобному Павлу о своемъ исцѣленіи. И вотъ онъ увидѣлъ предъ собою того же старца. который являлся ему въ пустой избѣ. Старецъ подошелъ съ ножемъ къ его постели, разрѣзалъ животъ больного, вынулъ оттуда внутренности и, очистивъ ихъ ножомъ, снова вложилъ на мѣсто. Іоаннъ въ страхѣ воскликнулъ:

— «Отче, я просилъ, чтобы ты исцѣлилъ меня, а ты изрѣзалъ мою утробу».

— «Я не утробу твою рѣжу, — тихо отвѣчалъ чудотворецъ, — а только отнимаю болѣзнь».

И тотчасъ вышелъ. Послѣ этого Іоаннъ почувствовалъ себя совершенно здоровымъ.

Въ Вологдѣ жили два брата. Одинъ изъ нихъ заболѣлъ. У него начала сохнуть рука, и онъ принужденъ былъ слечь въ постель. Ослабѣлъ онъ до того, что не принималъ пищи и три дня не могь произнести ни слова. Тогда онъ вспомнилъ о преподобномъ Павлѣ, обратился къ нему съ мольбою о выздоровленіи и далъ обѣтъ принять постриженіе, если поправится. Одинъ, съ своею мысленной молитвою, пребывалъ больной въ комнатѣ. Вдругъ онъ видитъ возлѣ себя глубокаго старца съ большой сѣдой бородою. Старецъ склоняется надъ больнымъ и съ силою жметъ его бокъ пальцемъ. Больной чувствуетъ, что не спитъ, что предъ нимъ дѣйствительно старецъ, который быстро сталъ удаляться изъ комнаты. Больной началъ звать брата:

— «Григорій, кто это къ намъ приходилъ? зачѣмъ ты не предупредилъ меня? хоть бы благословеніе я принялъ у старца!»

Братъ былъ удивленъ, что больной, молчавшій три дня, заговорилъ; объяснилъ ему, что къ нему никто не входилъ. Больной стоялъ на своемъ; вдругъ онъ заявляетъ, что чувствуетъ себя лучше и проситъ ѣсть. Скоро онъ совсѣмъ оправился, только рука оставалась сухою, и въ повязкѣ.

Вспомнивъ о своемъ обѣтѣ, болѣвшій разсказываетъ обо всемъ брату, и оба они отправляются въ монастырь преподобнаго. Едва завидѣли они главы храма Живоначальной Троицы, сухорукій со слезами воззвалъ:

— «О, преподобне отче Павле, сподоби мя видѣть монастырь свой».

И вдругъ онъ почувствовалъ зудъ въ больной рукѣ. Сняли повязку, за нею съ больной руки какъ чешуя спала сухая кожа, и рука стала совсѣмъ здоровою.

По приходѣ въ монастырь братья разсказали о происшедшемъ монастырской братіи (ибо настоятеля въ тѣ дни не было). Всѣ прославили Бога и угодника его преподобнаго Павла, а братьевъ съ любовію приняли въ монастырь.

У одного боярина, по имени Мелетія, сынъ Ѳеодоръ велъ нетрезвую и буйную жизнь. Невоздержаніе привело Ѳеодора къ тяжелой болѣзни. То въ уныніи онъ бросался въ огонь или въ воду, то въ бѣшенствѣ метался на людей, то кричалъ звѣринымъ голосомъ, то грызъ себѣ языкъ, то ослабѣвалъ до полнаго изнеможенія, и уста его покрывались пѣною. Отецъ по совѣту христолюбивыхъ людей надумалъ обратиться въ обитель преподобнаго Павла, но буйный сынъ крѣпко возсталъ противъ такого намѣренія. Силою посадили его на коня и по нѣскольку человѣкъ съ обѣихъ сторонъ держали. Несчастный изрыгалъ хульные глаголы на преподобнаго, называя его тунеядцемъ, хотящимъ его убить. По настоянію отца, подвезли больного къ монастырю. Здѣсь вопли больного усилились. Казалось ему, что страшное воинство съ черными лицами и мѣдными очами заграждало ему путь чрезъ монастырскія ворота. Въ изступленіи больной упалъ безъ чувствъ. Его положили на носилки и такъ доставили къ гробницѣ преподобнаго и приложили къ ней. Съ крикомъ — «горю» больной вскочилъ на ноги, но тутъ же почувствовалъ себя здоровымъ. Начался молебенъ. Исцѣленный отъ болѣзни припалъ ко гробу преподобнаго и затѣмъ въ теченіе всей своей жизни не забывалъ его обитель.

По введенному преподобнымъ общежительному монастырскому уставу въ монастырѣ отнюдь не допускалось держать пьянственнаго питія, а по келліямъ хлѣба или чего-нибудь съѣстного. Однако впослѣдствіи встрѣчались нарушенія этихъ правилъ, и преподоб-ный строго наказывалъ нарушителей своего устава. Двое изъ мо-настырской братіи уходили въ другія обители и забыли обѣты общежитія. Принятые вновь въ монастырь преподобнаго Павла, они вздумали было въ келліи приготовлять себѣ пищу: одинъ началъ варить, а другой пошелъ въ трапезу, чтобы тайно взять тамъ хлѣба. Вдругъ оставшійся слышитъ голосъ:

— «Окаянные, что преступаете заповѣдь Божію и разоряете законъ монастырскій?»

Полагая, что ему послышалось, братъ продолжаетъ свое дѣло. Голосъ повторилъ:

— «Безумный, перестань!»

И въ этотъ мигь работавшій надъ приготовленіемъ пищи въ келліи падаетъ безъ чувствъ, пѣна выступаетъ на устахъ его. Приходитъ ушедшій за хлѣбомъ; видя пораженнаго, сознаетъ грѣхъ свой и начинаетъ молить:

— «Преподобне отче Павле, прости насъ мы нарушили твою заповѣдь и монастырскій уставъ; никогда впредь не допустимъ этого».

Вмѣстѣ съ тѣмъ, выбросивъ приготовленную пищу, онъ далъ обѣтъ не готовить ее въ келліи. Молился онъ и о пораженномъ братѣ, который сталъ приходить въ чувство. Первыми словами очнувшагося была молитва:

— «Прости меня грѣшнаго, предодобне отче Павле, и избави отъ лютой болѣзни сей».

И по молитвѣ онъ всталъ и также далъ обѣтъ держать строго уставъ общежитія.

Одинъ братъ служилъ въ квасоварнѣ. Онъ какъ-то впалъ въ искушеніе уносить сусло въ келлію и тамъ готовить ссбѣ квасъ. И это продолжалось два года. За такое нарушеніе устава онъ пораженъ былъ разслабленіемъ, отъ котораго не могъ оправиться въ теченіе многихъ лѣтъ до самой смерти своей.

Другой братъ въ подобномъ же искушеніи несъ сусло въ келлію. Ему пришлось проходить мимо гробницы преподобнаго, и едва онъ поравнялся съ нею, какъ пораженъ былъ разслабленіемъ. Только послѣ усиленной покаянной молитвы и обѣта могъ встать онъ и разсказать обо всемъ Этомъ игумену.

А еще одинъ изъ братіи, служившій больнымъ, вздумалъ забрать всю ихъ одежду и унести ее. Съ чужимъ добромъ вышелъ онъ въ поле, но тутъ нога перестала у него служить и рука изсохла. Монастырскіе люди нашли вора, привезли въ обитель. Здѣсь онъ и умеръ неисцѣленный.

Монахъ Митрофанъ за тайное питаніе въ келліи пораженъ былъ на глазахъ у всѣхъ въ церкви. По молитвѣ братіи онъ нѣсколько оправился, но рука и нога у него остаdались больными до смерти, въ поученіе той же братіи.

Бѣсноватые получали нерѣдко исцѣленіе по молитвамъ преподобнаго Павла. Одержимый Артемій, исцѣленный у раки преподобнаго, разсказывалъ потомъ, какъ цѣлое воинство бѣсовское гналось за нимъ, возбраняя путь въ обитель, съ какимъ ожесточеніемъ они хотѣли отсѣчь ему голову, а не вдалекѣ отъ монастыря остановились, воскликнувъ:

— «Ушелъ-таки отъ насъ, идти за тобою не можемъ».

Бѣсноватый Леонтій изъ селенія Обнора, исцѣленный во время молебна, свидѣтельствовалъ потомъ, что злой духъ и въ обитель его не пускалъ и въ обители мѣшалъ молиться. Съ грознымъ оружіемъ въ одной рукѣ, онъ все застилалъ передъ больнымъ раку преподобнаго ризою, которую держалъ въ другой рукѣ. Во время молебнаго Евангелія преподобный Павелъ всталъ изъ гроба съ посохомъ, ударилъ врага и тотъ исчезъ, а вторымъ ударомъ изгналъ бѣса изъ больного.

Житель Москвы Симеонъ былъ боленъ глазами, вѣки его покрылись язвами, а зрачки бѣльмами. Три недѣли провелъ онъ въ обители преподобнаго Павла, приходя часто къ гробницѣ его. Услышана была молитва его. Средствомъ исцѣленія послужила вода изъ колодца, ископаннаго самимъ преподобнымъ при жизни его. Больной умылъ лице свое и прозрѣлъ.

Симонъ, житель селенія Кубены, тайно оставилъ родной кровъ свой и отправился въ путь. Придя въ Троицкій Бѣлопесоцкій монастырь, на рѣкѣ Окѣ [7], онъ принятъ былъ игуменомъ и братіею, но вскорѣ тяжко занемогъ. У него утратилась способность двигать руками и ногами, затѣмъ ноги опухли и нокрылись язвами. Недавній пришлецъ въ обители, никому невѣдомый, онъ оказался совсѣмъ заброшеннымъ и сильно страдалъ. Странникъ Алексій, родомъ изъ Вологды, обратилъ на него вниманіе, и будучи почитателемъ святынь своей области, спросилъ больного, знаетъ ли онъ монастырь преподобнаго Павла на своей родинѣ. Оказалось, что больной не знаетъ этой обители, но слыхалъ о ней. Странникъ повѣдалъ Симону о чудесахъ, какія бываютъ по вѣрѣ и молитвѣ притекающихъ къ Обнорскому чудотворцу. и расположилъ молиться ему и Пречистой Матери Божіей. При свиданіи съ человѣкомъ, пришедшимъ съ родины, гдѣ еще живы были родители, гдѣ самъ онъ когда-то былъ счастливъ, мучительно горько показалось больному настоящее его состояніе, когда всѣми забытый и заброшенный онъ страдалъ на чужой сторонѣ. Онъ сердцемъ почувствовалъ силу словъ евангельскихъ, какія привелъ ему странникъ на память: просите, и дано будетъ вамъ; ищите и найдете; толките, и отворятъ вамъ, ибо всякій просящій пріиметъ и ищущій находитъ и стучащему отворятъ (Матѳ. 7, 7-8). И вотъ въ душѣ его возгорѣлась искренняя молитва:

— «Пречистая Матерь Христа Бога нашего, услышь меня, грѣшнаго, прокаженнаго душою и тѣломъ, услышь непотребнаго, на чужой сторонѣ тяжко страждущаго, и сотвори молитву Сыну Своему, Христу Богу нашему, да и меня помилуетъ, какъ воздвигъ разслабленнаго при овчей купели, тридцать восемь лѣтъ лежавшаго!»

Призывалъ онъ и преподобнаго Павла и давалъ ему обѣтъ, даже по маломъ облегченіи пойти въ монастырь его и остаться тамъ на всю жизнь, чтобы трудиться на братію. Молитва его была услышана. Получивъ же облегченіе, Симонъ отправился на сѣверъ. По пути туда, въ Москвѣ, онъ встрѣтилъ знакомаго своего отца и вмѣстѣ съ нимъ доѣхалъ до родного дома. Родители, давно потерявшіе сына изъ вида, считали его уже умершимъ и были несказанно обрадованы его возвращеніемъ. Симонъ разсказалъ имъ по порядку обо всемъ, что съ нимъ произошло, не умолчалъ и о данномъ преподобному Павлу обѣтѣ. Родители сначала уговаривали сына отложить постриженіе до ихъ смерти и просили только погостить у нихъ, а потомъ склонили его вступить въ бракъ. Симонъ изъ любви къ родителямъ, у которыхъ всѣ остальныя дѣти перемерли, остался въ родномъ домѣ, а потомъ сталъ и забывать о своемъ обѣтѣ.

Какъ-то ночью Симонъ чувствуетъ, что къ нему возвращается прежняя болѣзнь — дѣйствительно, его опять постигло разслабленіе, и ноги его прикорчились къ чреву. Самъ больной не замедлилъ понять причину возвратившагося недуга. Поняли и родители, что неправильно задерживали сына. Не безъ труда доставили несчастнаго въ монастырь. Состояніе его было ужасно. Ему приходилось ползать на чревѣ своемъ или же валяться на хребтѣ. Пятнадцать недѣль провелъ онъ въ такомъ состояніи, слезно оплакивая свое согрѣшеніе и умоляя о помилованіи. Въ одну ночь больной Симонъ, лежавшій въ какой-то уединенной храминѣ за монастырской оградой, молился и имѣлъ видѣніе. Въ ослѣпительномъ сіяніи свѣта онъ видитъ Пречистую Богородицу, въ отдаленіи же отъ Нея благолѣлнаго старца съ большой, густой бородою. Пречистая обличала больного, обративъ къ нему такія слова:

— «Встань, человѣкъ, что лежишь! Пойди въ церковь на молитву. Здѣсь никто изъ живущихъ не пребываетъ въ лѣности, но всякій молится и по силѣ своей трудится. Ты же столько времени въ монастырѣ и безъ труда хлѣбъ снѣдаешь».

— «Воздвигни его, Владычица! — умолялъ Богоматерь старецъ — и нынѣ да идетъ на молитву».

И взявъ его за два перста правой руки, Она потянула его. Больной въ страшномъ смущеніи вскочилъ и бросился въ монастырь, не сознавая, живъ онъ или умеръ. Нѣсколько часовъ прошло, пока онъ очнулся и получилъ даръ слова. И горяча была благодарственная молитва его у гроба преподобнаго.

Двинянинъ Симонъ разсказалъ о себѣ слѣдующее. Мы шли по морю въ ладьѣ, направляясь отъ рѣки Злотицы въ рѣку Двину. Всѣхъ насъ было пятнадцать человѣкъ. Попутный вѣтеръ неожиданно перешелъ въ бурю, паруса сорвало, руль сломало. Смерть была неизбѣжна. Но среди насъ было двое, жившихъ раныне въ монастырѣ преподобнаго.

— «Молитесь Павлу Обнорскому, — убѣждали они насъ; — чрезъ него бываютъ многія чудеса».

Мы лежали ницъ въ ладьѣ и горячо молились. Неожиданно раздается надъ нами голосъ:

— «Встаньте».

Поднимаемся и видимъ, что ладья пристала куда нужно, а отъ нея уходитъ старецъ съ большой и густой сѣдой бородою. Одинъ изъ насъ, лежа на днѣ лодки, видѣлъ этого старца у кормы, какъ онъ жезломъ своимъ замѣнялъ намъ потерянный руль. Мы прославили Бога и угодника Его преподобнаго Павла и съ радостію пошли въ домы свои.

Бояринъ Симонъ Литвинъ не вѣрилъ въ чудеса преподобнаго. Разъ, посѣщая монастырь для молитвы Пресвятой Троицѣ, онъ шелъ мимо гробницы чудотворца. Раздался громъ, и Симонъ палъ безъ чувствъ. Грома присутствующіе не слышали, но видѣли случившееся и ждали, что будетъ. Симонъ не скоро очнулся, повѣдалъ о томъ, что произошло, но по разслабленію не могъ двигаться. Позвали священниковъ, запѣли молебенъ Живоначальной Троицѣ и преподобному Павлу. Больной всталъ, со слезами припалъ къ гробницѣ и исцѣлился отъ невѣрія своего.

Много лѣтъ прожившій въ монастырѣ инокъ Антоній заболѣлъ. Съ терпѣніемъ переносилъ онъ посланный ему недугъ. Братія заходили навѣстить больного. Одному изъ братіи онъ разсказалъ слѣдующее:

— «Разъ какъ-то лежу я на своемъ одрѣ и вижу, что вся келлія наполнилась демонами, но близко они не подходили. Одинъ стоялъ высокій какъ дерево и опирался на палицу, другой стоялъ и кричалъ свиньею. Иные явились и приблизились къ нему и вели между собою разговоръ и показывали другъ другу каждый свое оружіе: у нихъ въ рукахъ были копья, клещи, пилы малыя, рожны, шила, бритвы, а на бедрѣ у каждаго то брусъ, то оселокъ».

Бѣсы говорятъ одинъ другому:

— «Распилимъ его, да и сошьемъ».

Или:

— «Дай ему изъ своей чаши напиться».

А то вдругъ одинъ срѣзаетъ у другого кожу и мясо съ затылка и предлагаетъ заткнуть ему горло. Больной въ страхѣ лежитъ недвижимо. Вдругъ демоны начинаютъ шумѣть своимъ оружіемъ и метаться по келліи. Больной обращается къ мысленной молитвѣ, и только помянулъ онъ Пресвятую Богородицу и преподобнаго Павла, бѣсы исчезли по воздуху, какъ сухой хмѣль, разносимый вѣтромъ.

Около половины XVI вѣка приходилъ въ монастырь изъ Москвы пушкарь Ѳеодоръ, родомъ иностранецъ и пробылъ два дня. Онъ страдалъ простудою. Обходя кругомъ обители, Ѳеодоръ выпилъ воды изъ колодца преподобнаго, возвратился въ келлію и уснулъ. Является ему старецъ и порицаетъ его, зачѣмъ пилъ изъ колодца безъ благословенія игуменскаго, и требуетъ, чтобы онъ шелъ сейчасъ же къ игумену. Ѳеодоръ отвѣтилъ, что нарушилъ монастырскіе обычаи въ простотѣ ума, безъ злого умысла. Старецъ умягченъ былъ смиреніемъ Ѳеодора и обѣщалъ ему исцѣленіе отъ болѣзни, по исполненіи предписаннаго покаянія. Ѳеодоръ пошелъ къ игумену, былъ имъ прощенъ и исцѣленъ.

Въ 1546 году игуменъ Протасій [8] съ братіею рѣшили поставить надъ гробомъ преподобнаго Павла каменную церковь во имя преподобнаго Сергія чудотворца, а другую во славу преподобнаго Павла. При копаніи рвовъ найдено было шестеро мощей, на которыхъ ризы сохранились нетлѣнными. То были, вѣроятно, мощи учениковъ преподобнаго Павла. Инокъ Паисій стрададъ въ то время зубной болью. Въ тяжкомъ мученьи приходитъ онъ ко рву, беретъ отъ однихъ мощей зубъ и кладетъ себѣ на больные зубы. Боль тотчасъ унялась, а послѣ краткаго сна въ келліи Паисій объявилъ, что зубы его какъ будто никогда не болѣли. Между тѣмъ копанье продолжалось. Дошли до гроба преподобнаго Павла и стали окапывать его въ разстояніи одного локтя. Земля, которой надъ гробомъ оставалось съ какую-нибудь пядь, осыпалась и открыла уголъ гроба, нисколько не сгнившаго, какъ будто вновь положеннаго. Игуменъ посовѣтовался съ братіею, чтобы послѣ поста и молитвы открыть гробъ и осмотрѣть святыя мощи. Поговоривъ о томъ въ церкви за утреней, игуменъ пошелъ въ келлію читать правило, а потомъ задремалъ. И видитъ онъ: открываются двери, входитъ преподобный Павелъ и съ гнѣвомъ говоритъ игумену:

— «Зачѣмъ помышляете осматривать мои мощи? Смотрите, огонь попалитъ за это. Прикажи задѣлать гробъ вновь и скорѣе».

Игуменъ съ ужасомъ вскочилъ, позвалъ мастера и приказалъ ему съ благоговѣніемъ задѣлать гробъ преподобнаго.

Мѣстное празднованіе преподобному Павлу началось неизвѣстно въ какое время. На Московскомъ соборѣ 1547 года было постановлено праздновать ему повсемѣстно. Святыя мощи угодника Божія почиваютъ подъ спудомъ. Въ 1878 году надъ ними поставлена массивная серебряная рака.

Недавно Обнорскую обитель постигло великое несчастіе: въ ночь на 26 августа 1909 года выгорѣла вся внутренность собора, гдѣ почиваютъ мощи преподобнаго. Мощи не пострадали, потому что онѣ покоятся въ землѣ. Но серебряная рака надъ ними расплавилась и собрана въ видѣ слитковъ. Къ великому сожалѣнію, погибли безвозвратно мѣдный крестъ, которымъ преподобный Сергій благословилъ своего ученика преподобнаго Павла на пустынные подвиги, и остатки липы, въ дуплѣ которой онъ подвизался. Изъ вещественныхъ памятниковъ, связанныхъ съ именемъ преподобнаго Павла, остался теперь одинъ колодезь, ископанный его руками.

Примѣчанія:
[1] Древнее житіе преп. Павла написано неизвѣстно кѣмъ незадолго до 1588 г.; къ нему вскорѣ присоединено было сказаніе о чудесахъ преподобнаго. Около половины XVI в. появилось краткое житіе подвижника.
[2] Христорождественскій монастырь на Прилукѣ, на лѣвомъ берегу Волги неизвѣстно кѣмъ и когда основанъ; давно упраздненъ: на его мѣстѣ нынѣ село Прилуки Ярославской губ., Мышкинскаго уѣзд., въ 52 верстахъ отъ уѣзд. города.
[3] Успенскій монастырь основанъ въ XVI стол. преп. Авраміемъ Чухломскимъ (память котораго 20 іюля); упраздненъ въ 1764 г. На его мѣстѣ теперь погостъ Заозерскій-Авраміевъ или Новый монастырь Костром. губ. Галичскаго у., въ 7 верстахъ (водою) къ сѣверо-западу отъ Галича, на сѣверномъ берегу Галичскаго озера.
[4] Монастырь этотъ основанъ въ 1164 . вел. кн. Георгіемъ Всеволодовичемъ; Ѳедоровскимъ называется отъ чудотворной Ѳедоровской иконы Богоматери. Въ 1263 г. здѣсь скончался св. благовѣрный князь Александръ Невскій (во иночествѣ Алексій; память его 23 ноября и 30 августа). Монастырь существуетъ и донынѣ при с. Городцѣ Балахи у. Нижегор. губ., на лѣвомъ берегу Волги, въ 18 верстахъ къ сѣв.-зап. отъ г. Балахны.
[5] Св. митр. Фотій управлялъ Русскою Церковію съ 1408 г. по 1431 г. (Память его 2 іюля). Слѣдовательно, монастырь Павла Обнорскаго возникъ не ранѣе 1408 года.
[6] Иларіонъ управлялъ Павловой Обнорской обителью въ началѣ XVI в.
[7] Троицкій Бѣлопесоцкій монастырь при слободѣ Бѣлопесоцкой Моск. губ., Серпуховского у. въ 45 в. къ ю-вост. отъ Серпухова, на лѣвомъ берегу р. Оки, противъ г. Каширы. Основанъ въ концѣ XV стол. и существуетъ донынѣ.
[8] Игуменъ Протасій управлялъ Обнорокой обителью въ 30-хъ и 40-хъ годахъ XVI в. (1538-1546).

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительна, вторая: Мѣсяцы Январь-Апрѣль. — М.: Синодальная Типографія, 1916. — С. 76-96.

Во славу Божію помощь въ подготовкѣ электронной публикаціи оказалъ: р. Б. Андрей.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0