Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День девятый.

Перенесеніе честныхъ мощей святаго Филиппа митрополита въ Москву.

Спустя шесть лѣтъ послѣ открытія мощей святителя Филиппа, а именно въ началѣ 1652 года по желанію царя Алексія Михайловича, церковнымъ соборомъ было постановлено перенести мощи святителя Филиппа изъ Соловецкаго монастыря въ Московскій Успенскій соборъ. Думаютъ, что эту мысль подалъ царю Никонъ, митрополитъ Новгородскій, бывшій впослѣдствіи патріархомъ всероссійскимъ [1].

Тогда же рѣшено было почтить память двухъ другихъ первосвятителей Московскихъ Іова и Гермогена, перенеся въ Успенскій соборъ ихъ останки. Въ жизни и дѣятельности названныхъ іерарховъ была та общая черта, что они были твердыми защитниками Церкви и государственности въ смутные годы нашей исторіи, а два изъ нихъ и скончались мучениками во исполненіе словъ Спасителя: пастырь добрый душу свою полагаетъ за овцы (Іоан. 10, 11).

Святый митрополитъ Филиппъ, возставшій противъ опричнины и жестокости царя, посланъ въ заключеніе въ Тверской Отрочь монастырь и тамъ задушенъ Малютою Скуратовымъ. Іовъ, первый патріархъ Россійской Церкви, за противодѣйствіе самозванцу съ позоромъ былъ низведенъ имъ съ патріаршаго престола и заключенъ въ Старицкій монастырь, гдѣ онъ и скончался 19 іюня 1607 года [2]. Наконецъ патріархъ Гермогенъ, неустрашимый борецъ противъ враговъ Церкви и отечества во время нашествія поляковъ на Москву, былъ уморенъ ими голодомъ и скончался 17 января 1612 года, послѣ десятимѣсячнаго заключенія въ Московскомъ Чудовомъ монастырѣ [3].

Самъ престарѣлый патріархъ Іосифъ торжественно перенесъ гробницу патріарха Гермогена въ Успенскій соборъ. За гробомъ патріарха Іова былъ посланъ другой старецъ митрополитъ Ростовскій Варлаамъ [4]. Съ первыхъ же дней великаго поста начались большія приготовленія и къ отправленію посольства на Соловки за мощами святителя Филиппа. Во главѣ посольства было приказано ѣхать митрополиту Никону, другу царя, къ митрополіи котораго къ тому же принадлежала тогда Соловецкая обитель. Сопровождать митрополита назначенъ былъ князь Иванъ Никитичъ Хованскій и многочисленная свита изъ духовенства и государевыхъ служилыхъ людей. Многіе бояре и сами спѣшили испросить себѣ отпускъ на Соловки помолиться. По приказанію государя для чудотворцевыхъ мощей былъ приготовленъ на казенномъ дворѣ бархатный покровъ. Болѣе недѣли прошло въ приготовленіяхъ. Наконецъ, 11 марта, въ четвергъ на второй недѣлѣ великаго поста, состоялись торжественные проводы митрополита Никона въ Соловки. Въ Успенскомъ соборѣ былъ отслуженъ молебенъ, на которомъ присутствовалъ самъ государь, и Никонъ съ своею свитою въ тотъ же день выѣхалъ изъ Москвы.

Предстоялъ дальній и небезопасный путь, вслѣдстьіе ожидавшагося вскрытія рѣкъ и бурности Бѣлаго моря. Дѣйствительно, 15 мая, на второй же день морского плаванія, въ которое Никонъ сь своею свитою отправился на десяти большихъ лодкахъ, поднялась страшная буря. Суда были сорваны съ якорей и съ изодранными парусами, носились по морскимъ волнамъ, пока не были выброшены на берегъ. А одна ладья (дьяка Леонтьева), послѣ этой бури, была найдена плавающей въ морѣ — разбитая пополамъ, такъ что не оставалось сомнѣнія въ томъ, что всѣ ѣхавшіе въ ней потонули; въ числѣ погибшихъ оказались игуменъ, нѣсколько священниковъ и старцевъ, отправленныхъ въ свитѣ Никона. Но это печальное событіе не могло устрашить Новгородскаго владыку, человѣка съ несокрушимой силой воли. Оправившись нѣсколько на сушѣ отъ морского крушенія, онъ пересѣлъ на другія суда какъ только они были готовы и не медля продолжалъ путь.

3 іюня Московское посольство, наконецъ, достигло Соловецкаго острова, гдѣ въ обители преподобныхъ Зосимы и Савватія хранились, какъ безцѣнное сокровище, честныя мощи страдальца Христова Филиппа. Митрополитъ Никонъ немедленно отправился въ соборную церковь Преображенія Господня и отслужилъ благодарственный молебенъ, по случаю прибытія на Соловецкій островъ. Послѣ молебна, Никонъ обратился къ монашествующей братіи съ рѣчью. Упомянувъ о подвигахъ и страдальческой кончинѣ святителя Филиппа, онъ сообщилъ, что «благочестивый царь Алексій Михайловичъ, по совѣщанію съ благовѣрною своею царицею и съ отцемъ своимъ святѣйшимъ патріархомъ, вознамѣрился возвратить мощи святаго митрополита Филиппа въ свой царственный градъ, да водворится опять на первопрестоліи своемъ, въ дому Пресвятыя Богородицы. и да разрѣшитъ своимъ пришествіемъ грѣхи прадѣда его царя Іоанна. Послалъ же насъ государь, — заключилъ свою рѣчь Никонъ, — во святую сію обитель и велѣлъ намъ богомольцамъ своимъ, купно съ вами, молить о томъ Христа Бога и святаго отца Филиппа, чтобы Господь Богъ сподобилъ, а святый Филиппъ соизволилъ, въ царствующій градъ пріити на престолъ своего святительства». По окончаніи рѣчи Никонъ показалъ братіи привезенныя съ собою грамоты святому Филиппу отъ царя и патріарха и тутъ же положилъ ихъ въ раку святителя. Затѣмъ, назначилъ трехдневный всеобщій постъ и усиленныя всенощныя моленія.

По прошествіи трехъ дней, наканунѣ Духова дня, торжественно отслужено было праздничное всенощное бдѣніе съ приложеніемъ канона святителю Филиппу, а въ самый праздникъ (7 іюня), предъ литургіей молебенъ съ водосвятіемъ. По окончаніи литургіи, митрополитъ Никонъ, ставъ на амвонѣ предъ собравшейся братіей, во всеуслышаніе прочелъ оба посланія къ святителю Филиппу. «Молебное посланіе» царя Алексія Михайловича сохранилось въ полномъ видѣ. Приводимъ его въ переводѣ на современный языкъ.

— «Христову подражателю, небесному жителю, вышеестественному и ангелу во плоти, лучшему и премудрому духовному учителю нашему, пастырю же и молитвеннику, великому господину, отцу отцевъ, преосвященному Филиппу, митрополиту Московскому и всея Руси, по благоволенію Вседержителя Христа Бога, царь Алексій, чадо твое, молитвами святыми твоими здравствуетъ. Ничто такъ не печалитъ моей души, пресвятый владыка, какъ то, что ты не находишься въ нашемъ богохранимомъ царствующемъ градѣ Москвѣ, во святой великой и славной соборной апостольской церкви Успенія Пресвятыя, чистыя и преблагословенныя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Маріи, вмѣстѣ съ бывшими до тебя и послѣ тебя святителями, чтобы вашими совокупными молитвами пребывала неподвижно святая соборная и апостольская Церковь и вѣра Христова, которою спасаемся, и стадо вашей святительской паствы оставалось безопаснымъ отъ губительныхъ волковъ; ибо и мы крѣпки не своею силою и многооружнымъ воинствомъ, но Божіею помощію, и вашими святыми молитвами все намъ на пользу устраивается. Еще молю тебя и желаю пришествія твоего сюда, чтобы ты разрѣшилъ согрѣшеніе прадѣда нашего царя и великаго князя Іоанна, совершенное противъ тебя неразсудно, завистію и несдержанною яростію, ибо твое на него негодованіе какъ бы насъ дѣлаетъ сообщниками его злобы. Хотя я и неповиненъ въ досажденіи тебѣ, но гробъ прадѣда постоянно убѣждаетъ меня, приводитъ въ жалость; слушая о твоемъ житіи и страданіяхъ, мучаюсь совѣстью, что ты со времени изгнанія твоего и донынѣ пребываешь вдали отъ твоей святительской паствы. И ради этого преклоняю санъ мой царскій за согрѣшившаго противъ тебя, да отпустишь ему согрѣшеніе своимъ пришествіемъ къ намъ, да подашь ему прощеніе и тѣмъ да уничтожится поношеніе, которое лежитъ на немъ за твое изгнаніе. Пусть всѣ увѣрятся, что ты примирился съ нимъ, ради благодати твоего къ намъ пришествія и пребыванія во святой, соборной и апостольской церкви. Молю тебя о семъ и честь моего царства преклоняю предъ честными твоими мощами, повергаю къ моленію тебѣ всю мою власть, приди и прости оскорбившаго тебя напрасно, ибо онъ тогда раскаялся въ содѣянномъ грѣхѣ. За его покаяніе и за наше прошеніе приди къ намъ, святый владыко, такъ какъ уже оправдалось евангельское слово, за которое ты пострадалъ. Если царство раздѣлится само въ себѣ, не можетъ устоять царство то (Марк. 3, 24). Теперь у насъ нѣтъ прекословящихъ словамъ твоимъ о свидѣніяхъ Господнихъ, и благодать Божія ради святыхъ твоихъ молитвъ въ нашемъ царствѣ всегда изобилуетъ, и нѣтъ уже нынѣ въ твоей паствѣ никакого раздѣленія; если бы оно было, не устояло бы доселѣ (царство) ради раздѣленія. Но нынѣ всѣ единомысленно просимъ и молимъ тебя: даруй себя желающимъ тебя, приди съ миромъ во-свояси и свои тебя примутъ съ любовію и не вмѣни себѣ въ нѣкое искушеніе посылаемое нами моленіе: ты знаешь, воистину, о священная глава, что намъ это чуждо. Посему уповаемъ на Господа скоро тебя увидѣть и облобызать ожидаемыя нами честныя твои мощи. О, священная глава, святый владыко Филиппъ, пастырь нашъ! Молимъ тебя, не презри нашего грѣшнаго моленія, пріиди къ намъ съ миромъ. — Царь Алексій, желающій видѣть тебя и поклониться мощамъ твоимъ святымъ».

Умилительное посланіе набожнаго царя произвело на всѣхъ присутствующихъ сильное впечатлѣніе, Плачъ братіи, сокрушавшейся при мысли о необходимости скоро разстаться съ своей уважаемой святыней, не разъ прерывалъ чтеніе привезенныхъ грамотъ. И самъ Никонъ не могъ удержаться отъ слезъ, когда молилъ святителя, «яко да изволитъ отойти въ царствующій градъ съ миромъ».

Памятникомъ скорби Соловецкихъ иноковъ до сихъ поръ служитъ слѣдующій гимнъ, сложенный ими на день проводовъ своего пастыря и учителя. «Не подобало бы тебѣ, о святитель Филиппъ, оставлять твое отечество! Но должно къ намъ возвратиться, гдѣ ты духовно породился, — гдѣ ты понесъ разнообразные труды богоноснымъ отцамъ, — и гдѣ, наконецъ, воздвигъ ты великолѣпные храмы во спасеніе иноковъ и къ славословію Творца. Моли Того, помолись Тому о спасеніи душъ нашихъ».

Когда волненіе нѣсколько стихло, архимандритъ съ братіей просили Никона объ оставленіи части святыхъ мощей на благословеніе обители. Никонъ тотчасъ же согласился исполнить ихъ просьбу и «мало укрывшись» началъ отдѣлять части святыхъ мощей [5]. Въ ту же минуту митрополитъ почувствовалъ чудесное благоуханіе, которое сподобились обонять и многіе изъ предстоящихъ. Рака съ честными мощами святителя Филиппа была поднята, поставлена на уготовайный одръ и покрыта привезеннымъ изъ Москвы царскимъ покровомъ. Затѣмъ, при пѣніи иноковъ и торжественномъ звонѣ колоколовъ ее понесли изъ собора на морское судно. Снова раздался неописуемый плачъ Соловецкой братіи. Многіе изъ иноковъ отъ слезъ не могли даже идти и въ изнеможеніи падали на пути. Но велика была радость самого митрополита и его свиты, — имъ казалось, что и солнце въ тотъ день свѣтило ярче и воздухъ былъ благораствореннѣе. Когда святыя мощи поставлены были на судно, а крестный ходъ возвратился въ монастырь, Никонъ угощалъ братію трапезою отъ царскаго имени и одѣлялъ подарками. Къ вечеру того же дня (7 іюня) онъ отправился въ обратный путь къ Москвѣ.

Обратное путешествіе митрополита Никона изъ Соловковъ въ Москву, по ближайшему пути, совершилось въ одинъ мѣсяцъ и безъ особенныхъ препятствій. Весь путь отъ береговъ Бѣлаго моря до Москвы, — путь, которымъ святый Филиппъ возвращался въ престольный градъ свой послѣ осужденія, изгнанія и мученической кончины, представлялъ изъ себя необычайную и умилительную картину, ибо народъ выходилъ всюду большими толпами съ крестами и хоругвями, чтобы встрѣтить и проводить святыя мощи страдальца Христова.

Первую ночь пути Никонъ провелъ на островѣ Заяцкомъ, гдѣ нѣкогда святый Филиппъ устроилъ пристань и гостинницу для плавателей. Пробывъ здѣсь два дня въ ожиданіи погоды, Никонъ 10 іюня отправился въ море и во время плаванія по нему, только на нѣсколько времени останавливался у острова Кія предъ устьемъ рѣки Онеги [6], гдѣ онъ, къ своей радости, нашелъ цѣлымъ поставленный имъ еще въ 1639 году крестъ въ благодарность Богу за свое спасеніе отъ потопленія во время морской бури [7]. На Онежскомъ устьѣ, куда Никонъ со святынею вошелъ 11 числа утромъ, его ждали уже давно царскіе гонцы съ важными письмами изъ Москвы. Въ нихъ царь Алексій сообщалъ своему любимцу, что по случаю кончины святѣйшаго патріарха Іосифа «сдѣлалась вдовствующею мати наша соборная и апостольская Церковь», и умолялъ его поспѣшить возвращеніемъ въ Москву, чтобы поскорѣе приступить къ избранію новаго первосвятителя, давая ясно понять Никону, что онъ хочетъ видѣть его патріархомъ всея Руси.

Митрополитъ не могъ ослушаться царскаго повелѣнія и ускориль свой путь. Пересѣвъ на рѣчныя суда, отправились вверхъ по рѣкѣ Онегѣ и 20 іюня вечеромъ достигли Каргополя [8]. За версту отъ города святыя мощи были встрѣчены духовенствомъ съ крестами и множествомъ народа. Въ городѣ мощи внесены были въ соборную церковь Рождества Христова и митрополитъ Никонъ отслужилъ предъ ними молебенъ. На другой день Никонъ совершалъ здѣсь литургію и послѣ полудня продолжалъ плаваніе по рѣкамъ и озерамъ до пристани Волока-Короткаго, откуда сухимъ путемъ направился къ Кириллову монастырю [9]. Въ деревнѣ Взвозѣ, принадлежащей названной обители, раку съ честными мощами поставили опять въ судно и плыли рѣками Шексною и Волгою до Ярославля, куда послѣ пятидневнаго плаванія и прибыли 30 іюня. Здѣсь плаваніе должно было окончиться, и Никонъ, не теряя времени, продолжалъ дорогу сухимъ путемъ чрезъ Переяславль Залѣсскій на Троицко-Сергіеву лавру. 3 іюля, не доѣзжая верстъ семи до обители преподобнаго Сергія, митрополитъ Никонъ остановился въ ожиданіи царскаго указа; но такъ какъ никакихъ грамотъ отъ царя не было получено, то 4 іюля утромъ, — наканунѣ дня обрѣтенія мощей преподобнаго Сергія, мощи святителя Филиппа были торжественно внесены въ лавру и поставлены въ соборѣ Живоначальныя Троицы.

Никонъ служилъ здѣсь молебенъ и литургію и послѣ обѣда отправился далѣе, спѣша согласно прежнему царскому указу скорѣе достигнуть Москвы. Но едва онъ успѣлъ отъѣхать шесть верстъ, какъ былъ встрѣченъ государевымъ стольникомъ съ запоздавшимъ царскимъ повелѣніемъ остановиться съ мощами въ Троице-Сергіевой лаврѣ и ждать здѣсь дальнѣйшихъ распоряженій. Чтобы не возвращаться назадъ, Никонѣ расположился ожидать повелѣній въ селѣ Воздвиженскомъ, въ 12 верстахъ отъ Троицы. Святыя мощи не были внесены въ мѣстную деревянную церковь за многолюдствомъ стекавшагося отовсюду для поклоненія имъ народа и за опасеніемъ пожара отъ множества горѣвшихъ свѣчей, но были помѣщены подъ царскимъ шатромъ.

Сюда же въ село прибыли посланные царемъ для встрѣчи и сопровожденія святыхъ мощей до Москвы митрополитъ Казанскій Корнилій и Вологодскій архіепископъ Маркеллъ [10] съ духовенствомъ и бояринъ князь Трубецкой съ своею свитой.

Это новое, почетное посольство прибыло въ село Воздвиженское въ ночь на 6 іюля и утромъ 7-го, послѣ молебна предъ мощами святителя Филиппа, торжественное шествіе снова и на этотъ разъ уже не такъ поспѣшно направилось къ Москвѣ. Митрополитъ же Никонъ, послѣ проводовъ изъ Воздвиженскаго согласно царскому повелѣнію, отбылъ впередъ въ Москву. 8 іюля мощи святителя Филиппа были принесены въ село Ростокино и поставлены въ шатрѣ близъ церкви за невозможностью пронесть ихъ чрезъ узкія церковныя двери.

Между тѣмъ въ Москвѣ готовилась царемъ великолѣпная встрѣча первосвятителю Христову. Она состоялась 9-го іюля.

Рано утромъ весь путь отъ Кремля до нынѣшней Крестовской заставы былъ занятъ толпами народа. Изъ Успенскаго собора вышелъ крестный ходъ. Во главѣ многочисленнаго духовенства и архіереевъ шли митрополитъ Никонъ и митрополитъ Варлаамъ Ростовскій. За ними въ богатѣйшемъ нарядѣ съ драгоцѣннымъ посохомъ въ рукѣ шествовалъ самъ царь, окруженный блестящей свитой.

Крестный ходъ былъ уже за Срѣтенскими воротами, у Напруднаго [11], когда показалось шествіе со святыми мощами, которыя были пріостановлены подлѣ приходской церкви Троицы на Капелькахъ, на мѣстѣ донынѣ называемомъ «у Креста», потому что въ память описываемаго событія здѣсь поставленъ дубовый крестъ, сохраняющійся и теперь въ часовнѣ [12]. Тутъ произошло неожиданное и печальное событіе. Престарѣлый митрополитъ Варлаамъ, не смотря на всѣ убѣжденія царя хотѣвшій принять участіе въ торжествѣ, такъ изнемогъ отъ утомленія, что не успѣвъ достигнуть раки святителя Филиппа, сѣлъ въ кресла и скончался. Отдавъ нужныя распоряженія, государь поспѣшилъ на встрѣчу святому Филиппу. Онъ палъ на землю предъ его нетлѣнными останками и со слезами умиленія благодарилъ Господа, давшаго ему узрѣть мощи святаго угодника Божія, возвращающагося со славою въ первопрестольный градъ, откуда онъ такъ позорно былъ изгнанъ его царственнымъ предкомъ. Послѣ того, рака съ святыми мощами была принята царемъ и боярами на головы и шествіе направилось чрезъ городъ къ Кремлю.

Оно живо описано самимъ царемъ въ письмѣ къ одному воеводѣ.

Стеченіе народа по всему пути отъ Напруднаго до кремлевскихъ соборовъ было настолько велико, что «нельзя было и яблоку упасть». Среди пѣнія и звона колокольнаго раздавались вопли безчисленныхъ больныхъ, которые на колѣняхъ, или лежа на одрахъ взывали къ угоднику Божію о помощи. Произошло при этомъ нѣсколько чудесныхъ исцѣленій. При встрѣчѣ у Напруднаго получила исцѣленіе нѣмая и бѣсноватая женщина, которая тутъ-же стала говорить и сдѣлалась совершенно здоровой. У Лобнаго мѣста произошло другое чудо — исцѣленіе дѣвицы. Когда же святыя мощи были поставлены на Лобномъ мѣстѣ для молебна и сразу стали видимы даже стоявшимъ вдали, то всѣ прослезились, умиленные видомъ торжества, съ которымъ пастырь, изгнанный напрасно, возвращается опять на свой престолъ. Медленно подвигаясь сквозь густыя толпы народа, священная процессія достигла Кремля, гдѣ на площади, у Грановитой палаты еще былъ исцѣленъ слѣпой. Наконецъ, святыя мощи были внесены въ Успенскій соборъ и поставлены на томъ самомъ амвонѣ, съ котораго святый митрополитъ Филиппъ при жизни раздавалъ благословеніе, поучалъ паству и обличалъ грознаго царя. Тотчасъ же, по внесеніи святыхъ мощей въ соборъ, отслужена была божественная литургія. Десять дней стояли мощи святителя Филиппа среди собора, переполненнаго съ утра до вечера молящимися, и при нихъ неутомимый въ своей ревности Никонъ, читавшій молитвы надъ больными и благословлявшій людей отъ имени новоявленнаго чудотворца. Всѣ эти дни раздавался звонъ колоколовъ, какъ на святой недѣлѣ; радость была всеобщая.

Предъ святыми мощами постоянно служили молебны и отъ нихъ изливались новыя чудеса. Не было дня, пишетъ царь, чтобы кто-нибудь не получилъ исцѣленія; самое меньшее, когда въ сутки исцѣлялось двое или трое, но было по пяти, шести и даже до семи чудесныхъ исцѣленій и не только болѣвшіе восемь лѣтъ, но и двадцать и тридцать лѣтъ страдавшіе всякими болѣзнями, кровоточивые и бѣсноватые, съ равной легкостью исцѣлялись. Поразителенъ случай исцѣленія жены Стефана Вельяминова. Будучи слѣпой и глухой восемь лѣтъ, она кромѣ того страдала еще и головною болью. Страданія эти настолько усилились, что она уже велѣла читать отходную и забылась, но явился ей чудотворецъ и сказалъ:

— «Вели себя нести къ моему гробу!»

И какъ только ее принесли къ мощамъ святителя Филиппа, она въ тотъ же часъ прозрѣла, начала слышать, встала на ноги и, возблагодаривъ Бога и Его великаго угодника, пошла домой вполнѣ здоровою.

17 іюля въ Успенскомъ соборѣ происходило особое празднество предъ мощами святителя Филиппа по случаю ихъ перенесенія. Наканунѣ этого дня торжественно отслужены были вечерня и всенощное бдѣніе, а въ самый праздникъ литургія. На всѣ богослуженія выходилъ государь въ праздничномъ нарядѣ. Празднество закончилось обильнымъ угощеніемъ у государя. Можно думать, что именно въ этотъ день мощи святителя, переложенныя въ новую серебряную раку, были поставлены на приготовленное для нихъ мѣсто — съ правой стороны собора, близъ иконостаса, у придѣла святаго великомученика Димитрія Солунскаго. Здѣсь онѣ находятся и донынѣ.

Съ этихъ поръ, память святителя Филиппа стала чествоваться особенно торжественно. День страдальческой кончины его 23 декабря праздновался въ Москвѣ соборнымъ служеніемъ патріарха; не менѣе торжественно отправлялся и праздникъ 17 іюля въ честь перенесенія мощей святаго Филиппа. Но такъ какъ торжество 23 декабря ослаблялось службою наступавшаго сочельника передъ Рождествомъ Христовымъ, то иногда оно переносилось на Рождественскіе праздники и на первыя числа января, и даже на февраль мѣсяцъ. Праздникъ въ честь перенесенія мощей святителя также переносился на другія числа іюля и даже на августъ. Наконецъ, въ 1661 году праздники въ честь святителя Филиппа были окончательно перенесены по волѣ царя Алексія Михайловича съ 23 декабря на 9 января и съ 17 іюля на 3 число того же мѣсяца. Въ эти дни празднуются они и донынѣ.

Примѣчанія:
[1] Никонъ посвященъ въ митрополита Новгородскаго 11 марта 1649 г., а 25 іюля 1652 г. избранъ патріархомъ. 12 декабря 1666 г. лишенъ сана и сосланъ. Скончался 17 августа 1681 г.
[2] Іовъ поставленъ митрополитомъ Московскимъ изъ архіеп. Ростовскихъ 11 декабря 1586 г.; съ 1589 г. патріархъ. Въ іюнѣ 1605 г. удаленъ. — Успенскій Старицкій монастырь въ г. Старицѣ Твер. губ., на берегу Волги, основанъ въ нач. XVI в. княземъ Андреемъ Іоанновичемъ. Существуетъ донынѣ. Іовъ былъ въ этомъ монастырѣ нѣкоторое время архимандритомъ.
[3] Гермогенъ посвященъ въ митр. Казанскаго 13 мая 1589 г. изъ архимандритовъ Казанскаго Спасо-Преображекекаго монастыря. На патріаршій престолъ возведенъ 3 іюля 1606 г.
[4] Варлаамъ посвященъ въ архіеп. Ростовскаго въ 1619 г.; скончался 9 іюля 1652 г. (см. ниже). Гробницы патріарховъ Іова и Гермогена находятся въ юго-западномъ углу собора, среди гробницъ другихъ святѣйшихъ патріарховъ.
[5] Въ Соловецкомъ лѣтописцѣ сказано: «въ монастырѣ отъ тѣхъ святыхъ мощей оставлены три части, имѣющіяся въ сребропозлащенномъ ковчегѣ на исцѣленіе вѣрующимъ скорбящимъ». Ковчегъ съ частицами мощей св. Филиппа находится въ Преображенскомъ соборѣ Соловецкаго монастыря.
[6] Онега — рѣка Олонецкой и Архангельской губерній. Беретъ начало въ озерѣ Лаче Каргоп. уѣзд. и впадаетъ въ Бѣлое море.
[7] Крестный монастырь Арханг. губ., Онеж. у. на островѣ Кіѣ Онежскаго залива, въ 15 веретахъ къ сѣв.-зап. отъ г. Онеги и въ 8 верстахъ отъ берега. Происхожденіе монастыря такое. Въ 1639 г. Никонъ, будучи іеромонахомъ, ѣхалъ изъ Анзерскаго Соловецкаго скита, былъ застигнутъ бурею и едва спасся, приставъ къ пустынному острову Кію. Здѣсь онъ водрузилъ крестъ, а впослѣдетвіи, уже будучи митрополитомъ, посѣтилъ островъ и найдя свой крестъ цѣлымъ, далъ обѣтъ построить обитель, что и исполнилъ въ 1656 г.
[8] Каргополь — нынѣ уѣзд. городъ Олонецкой губ. на лѣвомъ берегу р. Онеги — одинъ изъ древнѣйшихъ городовъ на сѣверѣ Россіи, хотя первое упоминаніе о немъ относится къ пол. XV в.
[9] Кирилловъ Бѣлозерскій монастырь при г. Кирилловѣ Новгород. губ., на берегу Сиверскаго оз. и при рѣч. Свіягѣ, основанъ преп. Кирилломъ Бѣлозерскимъ (Память его 9 іюня).
[10] Корнилій поставленъ митроп. Казанскимъ въ 1650 г.; скончался въ 1656 г. Маркеллъ посвященъ въ архіеп. Вологодскаго въ 1645 г., скончался въ 1663 г.
[11] Напрудное — слобода Троицкаго монастыря, гдѣ теперь митрополичье подворье.
[12] На лицевой сторонѣ сего креста, закрытой нынѣ написаннымъ масляными красками распятіемъ Іисуса Христа, выпукло вырѣзанъ крестъ со словами, а на другой обращенной къ стѣнѣ вглубь вырѣзана надпись слѣдующаго содержанія: «отъ лѣтъ многихъ сокровенно бысть неизтощимое сокровище вскраи россійскаго государства, во отоце акианъ моря, во острове соловецкомъ. Изволениемъ всесильнаго въ Троицы славимаго Господа нашего Іисуса Хріста и пречистыя его Матере, лѣта 7160 (1652) іюля въ 9-й день сотвори срѣтеніе многоцелебныхъ мощей новаго Чюдотворца Ѳилиппа митрополита Московскаго и всея Руси благочестивый государь царь и великій князь Алексѣй Михайловичь всея Русиі съ чюдотворными іконами съ митрополиты і со архіепископы і со освященнымъ соборомъ съ князи и бояры і со всѣми православными христіяны. Недошедъ восприятия мощей его на семъ мѣсте преставися преосвященный Варлаамъ митрополитъ Ростовскій і Ярославскій». Въ часовню для поклоненія святому кресту заходятъ богомольцы, идущіе пѣшкомъ къ преп. Сергію и обратно.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительна, вторая: Мѣсяцы Январь-Апрѣль. — М.: Синодальная Типографія, 1916. — С. 65-75.

Во славу Божію помощь въ подготовкѣ электронной публикаціи оказалъ: р. Б. Андрей.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0