Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 27 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День восьмой.

Житіе и страданіе святыхъ мучениковъ Іуліана и Василиссы и другихъ съ ними.

Святый Іуліанъ родился въ египетскомъ городѣ Антиноѣ [1], отъ знатныхъ и богатыхъ родителей. Отъ юности возлюбивъ чистоту дѣвства, онъ желалъ сохранить ее до самаго конца своей жизни. Положивъ сію чистоту въ основаніе всѣхъ другихъ добродѣтелей, онъ пребывалъ въ страхѣ Божіемъ, прилежно читая и изучая Божественныя книги. Іуліанъ учился и еллинской мудрости, и христіанскому ученію, прошелъ и свѣтскую философію, и въ тоже время хорошо изучилъ все Божественное Писаніе. Когда ему исполнилось восемнадцать лѣтъ, родители стали понуждать его ко вступленію въ бракъ, такъ какъ онъ былъ у нихъ единственный сынъ, а они хотѣли, чтобы ихъ родъ продолжился. Іуліанъ же всячески отказывался отъ брака. Когда родители и родственники стали крайне докучать ему своими совѣтами и просьбами, принуждая его къ женитьбѣ, то цѣломудренный юноша попросилъ себѣ на размышленіе одну недѣлю. Всю эту недѣлю онъ провелъ въ постѣ, молитвѣ и слезахъ, днемъ и ночью умоляя Бога, чтобы Онъ сохранилъ, имиже вѣсть судьбами [2], въ непорочности дѣвство, которое онъ, Іуліанъ, Ему обѣщалъ. Въ седьмой день, когда настала ночь, Іуліанъ, изнемогши тѣломъ отъ поста и молитвы, легъ и заснулъ; и вотъ во снѣ ему явился Господь, Который утѣшалъ его, ободрялъ и говорилъ:

— «Не бойся исполнить волю и совѣтъ твоихъ родителей, ибо ты возьмешь себѣ такую жену, которая не нарушитъ твоего дѣвства и не отлучитъ тебя отъ Меня. Мало того, — ради тебя, она и свое дѣвство сохранитъ и послѣ этого и тебя и ее, какъ дѣвственниковъ, Я приму въ Мои небесныя обители, ибо, по вашему примѣру, немало юношей и дѣвицъ сдѣлаются дѣвственниками и наслѣдниками небеснаго Царства. Я буду съ тобою всегда, обитая въ тебѣ и побѣждая всѣ тѣлесныя вожделѣнія твои и плотскую брань. Дѣвицу же, которая будетъ сопряжена съ тобою бракомъ, Я сдѣлаю такою, какою захочу. Я сдѣлаю то, что и она захочетъ послѣдовать твоему доброму намѣренію, и вы оба увидите Меня въ уготованномъ вамъ чертогѣ, съ ангельскими ликами и безчиеленными дѣвственниками обоего пола, которыхъ природа раздѣлила, а вѣра въ Меня — соединила, и которымъ ты явишься подражателемъ».

Сказавъ это, Господь прикоснулся къ Іуліану и произнесъ:

— «Мужайся и да крѣпится сердце твое!»

Будучи такъ укрѣпленъ и утѣшенъ симъ божественнымъ видѣніемъ, благородный юноша воспрянулъ отъ сна и сказалъ:

— «Благодарю Тебя, Господи Боже, испытующій наши сердца, за то, что Ты далеко отгоняешь отъ меня сладости и утѣшенія міра сего и обѣщаешь быть хранителемъ моей чистоты и помощникомъ моимъ. Твердо надѣюсь я, что Ты дашь мнѣ то, ихже око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взыдоша (1 Кор. 2, 9), то, что уготовалъ Ты любящимъ Тебя. А такъ какъ Ты сподобляешь меня идти путемъ Твоимъ, то я молю Тебя, чтобы Ты Самъ былъ для меня добрымъ путемъ, а также путемъ для всѣхъ, любящихъ чистоту. Ты знаешь, Господи, что съ самаго дня моего рожденія и до этого часа, въ который Ты соблаговолилъ призвать меня, я не любилъ и не желалъ ничего инаго, кромѣ одного Тебя. Посему утверди обѣщанія, вышедшія изъ моихъ устъ, и приведи ихъ въ осуществленіе».

Вышедши изъ спальни своей, юноша заявилъ родителямъ, что онъ согласенъ исполнить ихъ желаніе и не отказывается отъ брака. Они же, исполнившись радости, тотчасъ стали выбирать дѣвицу, которая бы соотвѣтствовала ихъ сыну по знатности происхожденія и богатству. Наконецъ, они нашли таковую въ лицѣ Василиссы, которая была единственною дочерью у своихъ родителей, и отличалась красотою и добродѣтелями. И была повѣнчана она съ Іуліаномъ. Когда, послѣ брачнаго пира, жениха съ невѣстою ввели въ опочивальню и затворилась за ними дверь, невѣста почувствовала необыкновенное благоуханіе, какое бываетъ въ саду отъ лилій и розъ и другихъ благовонныхъ цвѣтовъ. Съ удивленіемъ она сказала жениху:

— «Что это значитъ, господинъ мой? Теперь — зима, а между тѣмъ я обоняю благоуханіе благовонныхъ цвѣтовъ, какъ бы весною, и такъ наслаждаюсь этимъ благоуханіемъ, что ни о чемъ другомъ не хочу и думать».

Тогда женихъ ея, блаженный Іуліанъ, сказалъ:

— «Благоуханіе, какое ты ощущаешь, — не обыкновенное, а происходитъ отъ Христа, Который любитъ чистоту и даруетъ жизнь вѣчную тѣмъ, кто сохраняеть свое дѣвство непорочнымъ. Итакъ, если хочешь сохранить со мною заповѣди Христовы и угодить Христу, то возлюбимъ Его всею душою своею и будемъ соблюдать для Него въ непорочности свое дѣвство. Мы сдѣлаемся Его избранными сосудами въ настоящемъ вѣкѣ, чтобы воцариться съ Нимъ въ будущемъ, и никогда не разлучимся другъ съ другомъ».

На эти слова блаженная невѣста Василисса отвѣчала:

— «А что другое болѣе нужно, какъ не спасеніе, которое, соблюдши дѣвство, мы получимъ, вмѣстѣ съ жизнію вѣчною? Вѣрю твоимъ словамъ и вмѣстѣ съ тобою желаю пребывать въ дѣвствѣ до самой кончины, чтобы получить воздаяніе отъ Христа, моего Господа».

Когда она сказала это, блаженный Іуліанъ повергся на землю, покланяясь Богу, и лежалъ, простершись долу и вопія къ Нему:

— «Утверди, Господи, то, что Ты началъ совершать въ насъ!»

Дѣвица же Василисса, видя своего жениха молящиися, и сама стала молиться. И вотъ внезапно потряслись основанія брачной опочивальни, и въ ней возсіялъ такой необыкновенный свѣтъ, что и самыя свѣчи, горѣвшія въ опочивальнѣ, потускнѣли предъ лучами небесными. И явилось великое божественое видѣніе: на одной сторонѣ видѣнъ былъ Царь Славы, Христосъ, съ безчисленнымъ множествомъ дѣвственниковъ, а на другой сторонѣ Пречистая Владычица наша Богородица съ ликами дѣвъ; и съ обѣихъ сторонъ слышались исполненныя неизреченной сладости небесныя пѣснопѣнія, которыхъ еще не слыхало ухо человѣческое.

Въ это время два сіяющихъ мужа въ золотыхъ поясахъ подошли къ Іуліану и Василиссѣ, подняли ихъ и показали имъ, положенную на одрѣ ихъ, большую и прекрасную на видъ книгу; около же одра стояли четыре почтенныхъ и благообразныхъ старца, съ золотыми чашами въ рукахъ, и изъ этихъ чашъ, полныхъ ароматовъ, исходило чудное благоуханіе, которое наполняло комнату. И сказалъ одинъ изъ старцевъ:

— «Эти чаши изображаютъ ваше совершенство, ибо вы блаженны тѣмъ, что, побѣдивъ временныя утѣхи сей жизни, устремились къ жизни вѣчной, которая не можетъ быть еще постигнута человѣческимъ умомъ. Прочти же, Іуліанъ, что написано въ сей книгѣ жизни!»

Тогда Іуліанъ посмотрѣлъ въ книгу и увидалъ тамъ написанныя имена свои и своей супруги. Золотыми буквами тамъ было написано слѣдующее:

— «Іуліанъ, отвергшійся отъ міра ради любви ко Мнѣ, будетъ причисленъ къ тѣмъ, иже съ женами не осквернишася (Апок. 14, 4); Василисса же за свою чистоту и дѣвственность непорочную, причтется къ лику дѣвъ, сопровождающихъ истинную Дѣву Марію, Мою Пречистую Матерь!»

Когда Іуліанъ прочелъ это, книга закрылась и стоявшіе по обѣимъ сторонамъ свѣтозорные мужи и дѣвы единогласно воскликнули:

— «Аминь!»

Тогда старецъ опять обратился къ Іуліану и Василиссѣ и сказалъ:

— «Въ этой книгѣ, которую вы видите, перечислены люди чистые, трезвенные, правдивые въ словѣ, милосердные, смиренные, кроткіе, любящіе нелицемѣрно, претерпѣвшіе всевозможныя тяжкія испытанія, скорби и бѣдствія, — люди, которые такъ возлюбили Христа, что, ради любви къ Нему, оставили и отца, и мать, и жену, и чада, и помѣстья, и богатство, и кромѣ того, не побоялись и самую жизнь свою отдать за Христа; къ ихъ лику и вы присоединены теперь».

Послѣ сихъ словъ почтеннаго старца, божественное видѣніе прекратилось, и блаженные супруги, исполнившись необыкновенной радости, провели остальное время ночи въ псалмопѣніи. Когда наступилъ день, родители ихъ и родственники, а равно и прочіе приглашенные на бракъ гости все еще пировали, празднуя плотское соединеніе жениха и невѣсты, не подозрѣвая о чудномъ ихъ соединеніи духовномъ. И жили такимъ образомъ Іуліанъ и Василисса другъ съ другомъ въ совершенной чистотѣ и цѣломудріи, сохраняя неповрежденный цвѣтъ своего непорочнаго дѣвства. При этомъ они однако скрывали эту тайну отъ людей, такъ что о дѣвственной ихъ жизни не зналъ никто изъ людей, даже родители и родственники, до тѣхъ поръ, пока Самъ Господь не открылъ ее на пользу многихъ.

Спустя немного времени послѣ бракосочетанія Іуліана и Василиссы, родители ихъ скончались, оставивъ имъ богатое наслѣдство; они же, получивъ свободу для своей духовной жизни, задумали послужить спасенію и другихъ людей, а не только заботиться о своемъ собственномъ. Для сего они построили два монастыря мужской и женскій и, разошедшись, постриглись — онъ въ мужскомъ, а она — въ женскомъ монастырѣ. Собравъ тамъ около себя лики иночествующихъ, они приняли начальство надъ ними.

Въ обители святаго Іуліана жило до десяти тысячъ братій, усердно служившихъ Богу; ибо Господь далъ ему такую благодать, что къ нему со всѣхъ сторонъ стекались хотѣвшіе спасти свои души. Оставляя свои дома, женъ, родителей, родственниковъ, имѣніе и всѣ утѣхи міра, они вручали ему свои души, чтобы онъ привелъ ихъ въ Царство небесное. Также и святая Василисса собрала въ своемъ монастырѣ и сдѣлала невѣстами Христовыми до тысячи чистыхъ дѣвъ и, кромѣ того, множество женъ. И въ обоихъ монастыряхъ какъ бы въ двухъ садахъ райскихъ процвѣтала ангельская чистота и торжествовало дѣвство надъ сладострастнымъ бѣсомъ нечистоты.

Но время уже сказать о кончинѣ святыхъ, о томъ, какъ они съ чадами своими, собранными о Богѣ, перешли въ небесныя обители, взывая ко Христу Богу: се мы и дѣти, яже намъ далъ еси [3].

Въ то время царствовали два нечестивыхъ царя — Діоклитіанъ и Максиміанъ [4] и противъ христіанъ было воздвигнуто сильное гоненіе [5], которое переходя изъ одной страны въ другую и возмущая Церковь Христову, приближалось и къ границамъ той страны, гдѣ жили св. Іуліанъ и Василисса. Многіе изъ вѣрующихъ впали въ смущеніе и страхъ, а блаженный Іуліанъ и Василисса, пребывая въ постѣ и молитвахъ, со слезами молили Бога, чтобы Онъ укрѣпилъ вѣрующіхъ въ Него и собранные ими лики иночествующихъ и всѣхъ до единаго сохранилъ бы отъ паденія и погибели, дабы всѣ они могли войти въ Небесное Отечество. Господь услышалъ эту молитву и въ особомъ видѣніи явился святой Василиссѣ и сказалъ, что ей предстоитъ скоро отойти изъ этой жизни въ вѣчный покой, но что еще ранѣе отойдутъ изъ этой жизни всѣ бывшія подъ ея попеченіемъ святыя дѣвы, чтобы ни одна изъ этихъ дѣвъ, оставшись послѣ нея, не отпала, изъ боязни мученія, отъ вѣры и не была исключена изъ святаго лика; для сего Василисса проживетъ на землѣ еще полгода, пока всѣ святыя дѣвы, жившія подъ ея попеченіемъ, не перейдутъ къ Богу; послѣ же смерти Василиссы духовный братъ ея, Іуліанъ, со многими братіями совершитъ подвигъ мученичества и, побѣдивъ своимъ мужествомъ врага, отойдетъ изъ сей жизни для того, чтобы получить двойной вѣнецъ дѣвства и мученичества въ радости Господа своего (Матѳ. 25, 21). Такъ и случилось. Въ теченіе полугода весь ликъ дѣвъ, собранный святою Василиссою, обычною смертію перешелъ въ небесный чертогъ своего безсмертнаго Жениха и изъ нихъ осталась въ живыхъ одна Василисса. По прошествіи непродолжительнаго времени, всѣ тѣ святыя дѣвы явились ей во снѣ, одѣтыя въ царскія свѣтлыя одежды, и говорили ей:

— «Ждемъ тебя, мать наша, чтобы вмѣстѣ съ тобою поклониться Господу и Царю нашему. Иди же и передай насъ Христу, Котораго невѣстами ты насъ сдѣлала!»

Возставъ отъ сна, преподобная Василисса весьма обрадовалась, частію потому, что весь ликъ собранныхъ ею дѣвъ вошелъ въ радость Господа своего, частію потому, что ей тамъ, какъ оказалось, приготовлена была небесная обитель. Она разсказала все это своему духовному брату, святому Іуліану, а потомъ чрезъ нѣсколько дней, во время усердной молитвы, она предала духъ свой въ руки безсмертнаго Жениха своего — Бога, и святое тѣло ея преподобный Іуліанъ похоронилъ съ подобавшими ему почестями.

Вскорѣ послѣ этого явился въ тѣхъ мѣстахъ правитель Маркіанъ съ своею женою и сыномъ, и сталъ съ яростію преслѣдовать христіанъ, отдавая ихъ на истязаніе и смерть. Узнавъ объ Іуліанѣ, что онъ человѣкъ знатнаго происхожденія и вѣруетъ во Христа, а также услышавъ о множествѣ жившихъ съ нимъ и исповѣдывавшихъ одну съ нимъ вѣру братіяхъ, онъ послалъ къ нему видныхъ гражданъ, чтобы они убѣдили Іуліана принести жертвы идоламъ, какъ того требовалъ императоръ. Въ то время въ обители преподобнаго Іуліана изъ окрестныхъ городовъ собралось множество священниковъ, діаконовъ и другихъ клириковъ, вмѣстѣ съ епископами, и всѣ они, пламенѣя любовію къ Господу своему, готовы были охотно принять за Него мученическую смерть. Когда явились къ нимъ посланные отъ правителя, то всѣ собравшіеся отвѣчали имъ, что у нихъ одинъ Царь — пребывающій на небѣ Господь Іисусъ Христосъ, и Онъ повелѣлъ имъ не покланяться идоламъ и скрывающимся въ нихъ бѣсамъ, но покланяться только Единому Истинному Богу; и вотъ они повинуются Христу и готовы тотчасъ умереть за Него. Посланные возвратились къ правителю и донесли ему о томъ, что услышали, и правитель, разгнѣвавшись, послалъ отрядъ войска взять одного Іуліана, — а монастырь, со всѣми находившимися въ немъ, сжечь. Итакъ, блаженный Іуліанъ былъ взятъ и, связанный, отведенъ въ темницу, а находившаяся въ монастырѣ братія его, числомъ до 10-ти тысячъ, вмѣстѣ съ бывшими тамъ епископами и клириками, были сожжены, вмѣстѣ съ монастыремъ, какъ благовонная жертва Богу. И долгое время послѣ этого на томъ мѣстѣ слышалось сладкогласное пѣніе большого хора поющихъ, именно въ тѣ часы, когда обычно совершаема была Божественная служба — въ первый, третій, шестой и девятый. На томъ же мѣстѣ совершалось множество исцѣленій отъ разныхъ болѣзней — надъ тѣми именно больными, которые удостоивались услышать упомянутое пѣніе.

На утро святый Іуліанъ былъ представленъ на судъ правителя. Святаго долго то убѣждали хитрыми словами, и ласками, то устрашали страхомъ наказанія, но онъ не послушался ни угрозъ, ни убѣжденій. Тогда его стали бить безъ жалости суковатыми палками. Во время этого истязанія одна палка, отъ силы удара, переломилась и кусокъ ея попалъ въ глаза одного родственника правителя и повредилъ ихъ, отчего правитель пришелъ въ еще большую ярость. Святый страдалецъ сказалъ правителю:

— «Послушай, Маркіанъ! Вели собраться всѣмъ своимъ самымъ искуснымъ жрецамъ, и пусть они призовутъ имена боговъ и богинь своихъ, умоляя ихъ подать исцѣленіе твоему родственнику. Если же они не смогутъ этого сдѣлать, то я, призвавъ имя Господа моего Іисуса Христа, не только возвращу ему выпавшее око тѣлесное, но и очи ума его сдѣлаю такими, что они увидятъ истину».

Правитель принялъ предложеніе и, собравъ всѣхъ жрецовъ, повелѣлъ имъ идти въ ближайшій идольскій храмъ, принести тамъ жертвы и умолить боговъ и богинь, чтобы они исцѣлили око раненаго. Жрецы пошли и исполнили то, что имъ было приказано, но, послѣ принесенія множества жертвъ, услышали отъ боговъ своихъ такія слова:

— «Уходите отъ насъ, ибо мы преданы вѣчному огню и пребываемъ во тьмѣ. Какъ можемъ мы дать зрѣніе слѣпому, когда и сами ничего не видимъ? А молитва Іуліана къ Вышнему Богу настолько сильна, что съ того времени, какъ его стали мучить, наше мученіе въ гееннѣ стало во сто разъ тяжелѣе».

Когда въ храмѣ послышались эти бѣсовскія слова, всѣ идолы, которыхъ тамъ было до пятидесяти, тотчасъ упали и сокрушились въ прахъ.

Правитель же закричалъ на святаго Іуліана:

— «Волшебникъ! Твои чарованія такъ сильны, что ты сокрушилъ даже боговъ нашихъ! Но мы посмотримъ, даруешь ли ты ослѣпленному прежнее зрѣніе, какъ ты обѣщалъ».

И повелѣлъ правитель облить нагаго мученика нечистотами, чтобы отъ него отступила, какъ говорилъ правитель, его волшебная чудодѣйственная сила. Но смрадъ тѣхъ нечистоть внезапно превратился въ удивительное благоуханіе, которое наполняло весь воздухъ, такъ что всѣ были поражены изумленіемъ. Святый же Іуліанъ, сотворивъ крестное знаменіе надъ окомъ раненаго, призвалъ имя Господне; и тотчасъ больной исцѣлился, и око его стало видѣть по прежнему. Ослѣпленный злобою правитель приписывалъ это исцѣленіе волшебству, а не Христовой силѣ, а исцѣленный громко взывалъ:

— «Дѣйствительно Іисусъ Христосъ есть Истинный Богъ, и Его одного должно почитать и Ему покланяться!»

Тогда правитель повелѣлъ отсѣчь исцѣленному голову и, такимъ образомъ, прозрѣвшій тѣлесно и духовно, получивъ крещеніе въ своей собственной крови, отошелѣ къ духовному созерцанію невидимаго Бога.

Святаго же Іуліана нечестивый Маркіанъ повелѣлъ оковать тяжелыми оковами по рукамъ и ногамъ, и въ такомъ видѣ повелѣлъ водить его по городу на всеобщее поруганіе и во время остановокъ на улицахъ мучить его различными пытками. Во время этого истязанія и поруганія, глашатай восклицалъ:

— «Вотъ чему подвергаются тѣ, кто не кланяется богамъ и презираетъ царскія повелѣнія!»

Когда же пришли мучители вмѣстѣ со святымъ къ тому дому, гдѣ обучался наукамъ единственный сынъ правителя, по имени Кельсій, то отрокъ, который также смотрѣлъ на святаго, сказалъ своимъ товарищамъ, что онъ видитъ нѣчто удивительное. Тѣ стали спрашивать его, что онъ видитъ, и Кельсій сказалъ:

— «Я вижу, что того осужденнаго христіанина, котораго водятъ воины скованнымъ, окружаютъ множество лучезарныхъ юношей; — изъ коихъ одни ему оказываютъ услуги и помощь, а другіе возлагаютъ на главу его столь блестящій вѣнецъ, что сіяніе его превосходитъ свѣтъ солнечный. Думается мнѣ, что хорошо вѣровать въ такого Бога, и служить Ему, Который такъ охраняетъ Своихъ служителей и украшаетъ такою славою; повѣрьте мнѣ, друзья мои, что я также хочу стать таковымъ служителемъ, если Богъ этого христіанина соблаговолитъ быть моимъ Богомъ!»

Съ этими словами Кельсій бросилъ книги и красивую одежду, оставляя міру то, что ему принадлежитъ, и поспѣшилъ вслѣдъ за святымъ. Припавъ къ ногамъ мученика, онъ воскликнулъ:

— «Тебя хочу имѣть вторымъ отцомъ своимъ; отъ нечестиваго же Маркіана, родителя своего по плоти, врага праведниковъ и истязателя, я отрекаюсь совершенно. Я присоединяюсь къ тебѣ и желаю такъ же, какъ и ты, страдать за Христа Господа и Спасителя моего, Коего я доселѣ не зналъ».

Воины, истязавшіе Іуліана, были удивлены, и весь городъ сбѣжался на необычное зрѣлище и дивился, видя, какъ сынъ правителя обнималъ мученика и лобызалъ его раны.

И сказалъ отрокъ народу:

— «Знайте, что я сынъ правителя; вмѣстѣ съ моимъ нечестивымъ отцомъ я доселѣ преслѣдовалъ неповинныхъ святыхъ. Но такъ поступалъ я по невѣдѣнію, нынѣ же познавъ Бога и будучи самъ познанъ Имъ, отвергаюсь отъ ложныхъ боговъ, отрекаюсь отъ отца и матери и презираю свое богатство; я исповѣдую Христа и вѣрую въ Него и заявляю, что я послѣдователь блаженнаго Іуліана. Зачѣмъ вамъ медлить, слуги и воины? Идите и объявите моимъ родителямъ, что я позналъ истиннаго Бога и хочу пребывать вмѣстѣ съ Его вѣрнымъ служителемъ».

Когда объ этомъ было донесено отцу и матери Кельсія, то они, услышавъ эту неожиданную вѣсть, были глубоко опечалены и тотчасъ послали за отрокомъ, чтобы взять его отъ Іуліана и привести домой. Но Богъ, охраняющій младенцевъ, сдѣлалъ такъ, что никто не могъ прикоснуться къ нему, ибо всякій, кто прикасался къ нему, тотчасъ чувствовалъ сильную боль въ рукѣ и плечѣ; и потому никто не осмѣливался взять его и отлучить отъ мученика. Узнавъ о семъ, правитель велѣлъ привести къ себѣ обоихъ вмѣстѣ, и сказалъ блаженному Іуліану:

— «Ты своею хитростью стараешься отнять отъ меня всю мою надежду, и юное сердце прельщаешь дурными рѣчами, искореняя въ немъ любовь къ родителямъ!»

Въ то время, когда правитель говорилъ, прибѣжала мать Кельсіева съ толпою родственниковъ обоего пола. Она рвала на себѣ волосы, раздирала себѣ на груди одежду, и крики ея такъ были ужасны, что правитель самъ разодралъ на себѣ одежды и сказалъ мученику:

— «Жестокій Іуліанъ! Посмотри на мученія отца и матери и на рыданія всѣхъ родныхъ и освободи невиннаго отрока отъ дѣйствія твоей волшебной силы! Отдай намъ единственнаго сына и нашему дому вороти наслѣдника и господина. Тогда и я попрошу за тебя царей, чтобы была прощена тебѣ вина твоя, и ты будешь отпущенъ на свободу невредимымъ».

Святый Іуліанъ на это отвѣчалъ:

— «Я не нуждаюсь въ твоей помощи и не ищу прощенія отъ царей твоихъ, но о томъ только умоляю Господа моего Іисуса Христа, чтобы меня вмѣстѣ съ агнцемъ, который родился изъ волчьей утробы [6], и со всѣми вѣрующими, причелъ Онъ къ лику сожженныхъ, когда я довершу свой мученическій подвигъ. Предъ тобою же находится тотъ, кто родился отъ тебя по плоти, а нынѣ возродился духомъ, вѣруя вмѣстѣ со мною во Христа. Онъ самъ уже на возрастѣ, — пусть онъ самъ тебѣ и отвѣчаетъ, пусть самъ сжалится надъ материнскими слезами и пожалѣетъ вскормившую его грудь».

На это благородный и благоразумный отрокъ сказалъ:

— «Отъ тернія выростаетъ шипокъ, но ни онъ не утрачиваетъ своего благоуханія отъ того, что произошелъ отъ тернія, ни терніе, производящее шипокъ, не теряетъ чрезъ то своихъ острыхъ колючекъ. Итакъ, родители мои, вы, по своему обычаю, продолжайте, какъ тернія, терзать невинныхъ, а меня оставьте, какъ шипокъ, издавать благоуханіе для вѣрующихъ; пусть вамъ повинуются тѣ, кто стоитъ на пути погибели, а за мною пусть слѣдуютъ тѣ, кто стремится перейти изъ царства тьмы въ Царство свѣта. Ради Господа моего Іисуса Христа я отрекаюсь отъ васъ, родителей, вы же, изъ почтенія къ богамъ своимъ, мучьте сына вашего, ибо я чрезъ смерть временную хочу достигнуть вѣчной жизни. Не могу быть для васъ добрымъ, а для себя злымъ, и любовь къ вамъ не поставлю выше радостей вѣчныхъ. Зачѣмъ медлить, отецъ? Поступи со мною, какъ поступилъ съ своимъ сыномъ Авраамъ! Возьми мечъ и принеси меня, сына своего, въ жертву Христу. Если тебѣ мѣшаетъ это сдѣлать естественная любовь родительская, то отошли меня къ самымъ жестокимъ мучителямъ, чтобы я могъ пострадать за Господа моего, Іисуса Христа. Напрасны ваши рыданія и слезы, ибо они не могутъ меня заставить измѣнить моему исповѣданію».

Услышавъ это, правитель повелѣлъ отвести Іуліана и Кельсія въ смрадную и мрачную темницу, но, когда они вошли туда, тьма въ темницѣ превратилась въ свѣтъ и смрадъ — въ благоуханіе. Двадцать воиновъ, бывшіе при этомъ, увѣровали во Христа, но такъ какъ блаженный Іуліанъ не былъ пресвитеромъ и не могъ крестить увѣровавшихъ, то это повергло его въ печаль. Однако Богъ, исполняющій желанія боящихся Его, послалъ имъ пресвитера.

Въ томъ городѣ былъ одинъ человѣкъ, весьма знатнаго происхожденія, котораго цари Діоклитіанъ и Максиміанъ очень уважали, какъ родственника одного изъ бывшихъ императоровъ, Карина [7]. Этотъ человѣкъ со всѣмъ своимъ семействомъ исповѣдывалъ христіанскую вѣру. Онъ и супруга его скончались въ вѣрѣ и благочестіи, оставивъ послѣ себя семерыхъ сыновей, которые хотя и были юны годами, но зрѣлы разумомъ. Изъ уваженія къ ихъ родителямъ, цари позволили имъ исповѣдывать отцовскую вѣру и безбоязненно прославлять Христа своего. Поэтому у нихъ былъ свой пресвитеръ, по имени Антоній, изъ рукъ котораго они принимали Св. Таинства. Имъ-то Богъ въ особомъ откровеніи и повелѣлъ идти вмѣстѣ съ своимъ пресвитеромъ въ темницу и посѣтить находившихся тамъ Іуліана и Кельсія. Когда они пошли туда ночью, предъ ними шелъ ангелъ, при одномъ прикосновеніи котораго отверзлись темничныя двери, и они, войдя въ темницу, облобызали святыхъ узниковъ и стали вмѣстѣ съ ними молиться Богу. Пресвитеръ окрестилъ блаженнаго отрока Кельсія, сына правителя, и двадцать воиновъ, а семеро тѣхъ братьевъ возгорѣлись ревностію къ общему съ ними страданію за Христа и не хотѣли уходить изъ темницы. Узнавъ о семъ, игемонъ дивился, что тѣ, которымъ царями было разрѣшено свободно исповѣдывать христіанскую вѣру, сами идутъ въ узы и на мученія, и, призвавъ братьевъ къ себѣ, онъ долго увѣщавалъ ихъ идти домой и славить своего Христа, какъ имъ угодно, разъ имъ дано такое позволеніе отъ царей. Но они стремились въ узы и темницу, и не желали свободы.

— «Не годится для царскаго вѣнца, — говорили они, — то золото, которое не было раньше переплавлено и очищено въ горнилѣ. Такъ и мы не будемъ достойны нашего Христа, если наша вѣра въ Него не будетъ испытана, какъ золото. Немного цѣны въ деревѣ, украшенномъ только листвою, но не приносящемъ плодовъ. Такъ и мы не будемъ благоугодны нашему Христу, если не принесемъ Ему прекрасныхъ плодовъ нашей вѣры».

Тогда правитель повелѣлъ исполнить ихъ желаніе, а самъ обѣщалъ донести о нихъ царю.

Итакъ блаженные отроки возвратились отъ правителя не домой, а въ темницу, къ святымъ Іуліану и Кельсію и двадцати воинамъ, а съ ними пошелъ и пресвитеръ Антоній. Правитель же послалъ къ царямъ донесеніе о Іуліанѣ, о сынѣ своемъ Кельсіи, о воинахъ и о тѣхъ семи братьяхъ. По прошествіи немногаго времени, пришло отъ царей повелѣніе сжечь всѣхъ, кто окажетъ непобѣдимое упорство; если же они, благодаря своимъ чарамъ, сохранятъ себя отъ дѣйствія огня, то правитель самъ пусть умертвитъ ихъ, какъ найдетъ удобнымъ. Получивъ такое повелѣніе отъ царей, правитель повелѣлъ устроить посреди города судилище и, сѣвъ предъ народомъ, велѣлъ поставить предъ собою святаго Іуліана со всею его дружиною, съ Кельсіемъ, семью братьями, пресвитеромъ Антоніемъ и двадцатью воинами. Онъ сталъ увѣщавать ихъ къ поклоненію идоламъ, указывая имъ на царское повелѣніе, требовавшее ихъ казни, если они не покаются. Но они дерзновенно стояли въ правой вѣрѣ, утверждая, что идолопоклонникамъ Царь Небесный опредѣлилъ вѣчную погибель, если они не покаются; и такъ долгое время прошло во взаимныхъ препирательствахъ.

Въ это время мимо судилища проносили одного мертвеца на погребеніе, и правитель, увидѣвъ этого мертвеца, повелѣлъ принести его къ себѣ и положить предъ нимъ. Народъ былъ въ недоумѣніи, не зная, что намѣренъ сдѣлать съ тѣмъ мертвецомъ правитель.

И сказалъ правитель святому Іуліану:

— «О вашемъ учителѣ, Христѣ, сказываютъ, что Онъ, прежде чѣмъ былъ распятъ, воскрешалъ мертвыхъ. Воскресите и вы мертвеца этого, какъ дѣлалъ вашъ Учитель, и тогда будетъ ясно, дѣйствительно ли Онъ Богъ».

Святый Іуліанъ произнесъ въ отвѣтъ:

— «Какая польза слѣпому, когда ему говорятъ, что восходитъ солнце?»

— «Оставь свои присловья, — сказалъ правитель, — и если ты и Богъ твой имѣете силу, то воскреси этого мертвеца, какъ я сказалъ тебѣ».

И сказалъ святый Іуліанъ въ отвѣтъ:

— «Хотя ваше невѣріе и недостойно видѣть такое чудо отъ Господа, однако вы сейчасъ же увидите его, такъ какъ уже настало время для того, чтобы явилась Божественная сила Его и чтобы вы знали, что Богъ можетъ это сдѣлать. Я надѣюсь, что Господь пошлетъ мнѣ все, чего я съ вѣрою буду просить у Него и не посрамитъ меня предъ вами».

Сказавъ это, святый Іуліанъ возвелъ къ небу очи и сердце свое и молился во всеуслышаніе, между тѣмъ какъ лицо его все сіяло свѣтомъ.

И говорилъ онъ такую молитву:

— «Господи Іисусе Христе, Истинный Сыне Божій, — Ты, Который рожденъ отъ Отца прежде вѣкъ, а по исполненіи положеннаго времени принялъ человѣческую плоть безсѣменно, отъ Пречистой дѣвы Маріи! Призри нынѣ съ небесной высоты, чтобы постыдились враги Твои и укрѣпились вѣрующіе въ Тебя! Услышь меня нынѣ съ небеснаго Твоего престола и воскреси этого мертвеца, дабы живые не умерли духомъ, а мертвые духомъ ожили, видя Твое всемогущество».

Такъ молился онъ нѣкоторое время, а потомъ, обратившись къ умершему, сказалъ:

— «Тебѣ говорю, сухая земля, именемъ Того, Кто воскресилъ четверодневнаго Лазаря: воскресни и стань на ноги твои».

Какъ только святый сказалъ это, мертвецъ тотчасъ же ожилъ и всталъ, и весь народъ пришелъ въ ужасъ. Воскресшій же громко провозгласилъ:

— «О какъ всемогущи молитвы раба Божія и его непорочное дѣвство! Ибо куда несли меня и откуда я возвращенъ?»

Правитель Маркіанъ со вниманіемъ смотрѣлъ на происходившее и удивлялся, но такъ какъ его ослѣплялъ бѣсъ, то онъ не видѣлъ здѣсь дѣйствія силы Христовой, а приписывалъ все волшебству. Потомъ, желая посмѣяться надъ воскресшимъ, онъ спросилъ его:

— «Откуда ты вернулся?»

Но тотъ подробно сталъ отвѣчать ему такими словами:

— «Веденъ я былъ невѣдомыми мнѣ эѳіопами исполинскаго роста, страшными на видъ и съ огненными очами, съ зубами какъ у льва, съ когтями какъ у орла, отъ которыхъ, видимо, нельзя было ожидать помилованія. Радуясь, они влекли меня въ адъ, но, когда я очутился уже при самомъ входѣ въ пропасть, тѣ эѳіопы стали ожидать преданія землѣ моего тѣла, которое было взято отъ земли. Но вдругъ весь адъ пришелъ въ смятеніе и съ престола Божія послышался голосъ:

— «Ради возлюбленнаго Моего Іуліана, пусть эта душа возвратится въ свое тѣло!»

И тотчасъ пришли двое въ бѣлыхъ ризахъ и, взявши меня изъ рукъ нечистыхъ, возвратили въ этотъ міръ, чтобы я могъ чрезъ того, кто воскресилъ меня, познать послѣ смерти Истиннаго Бога, Коего я отрицался при жизни».

Услышавъ это, правитель смутился и не зналъ, что ему дѣлать; но потомъ, опасаясь смятенія въ толпѣ народной, онъ повелѣлъ воскресшаго вмѣстѣ со святымъ Іуліаномъ и прочими святыми отвести въ темницу и запечатать двери темницы своимъ именнымъ перстнемъ. Тамъ, въ темницѣ, св. Іуліана повелѣлъ блаженному Антонію пресвитеру окрестить воскресшаго, и во святомъ крещеніи сей послѣдній получилъ имя Анастасій, что значитъ, въ переводѣ съ греческаго, — воскресшій.

На утро правитель Маркіанъ повелѣлъ приготовить тридцать одну смоляную бочку, по числу святыхъ мучениковъ, и до половины наполнить ихъ смолою и сѣрою, приготовивъ при этомъ большой запасъ дровъ и хвороста для сожженія святыхъ. Когда все было приготовлено, вывели изъ темницы связанныхъ страстотерпцевъ Христовыхъ, причемъ Іуліана съ Кельсіемъ связали вмѣстѣ. Многіе изъ народа не могли удержаться отъ слезъ, жалѣя о томъ, что столь юные и прекрасные отроки идутъ на смерть, будучи ни въ чемъ неповинны. Святый же Іуліанъ говорилъ имъ:

— «Не мѣшайте золоту пройти сквозь огонь для того, чтобы оно было еще чище!»

Правитель не хотѣлъ смотрѣть на созжженіе своего сына, о которомъ онъ мучился въ сердцѣ своемъ, и, оставивъ своего намѣстника для приведенія въ исполненіе царскаго приказа, удалился въ печали. Тогда каждаго святаго посадили въ приготовленную для него бочку со смолою и потомъ, обложивши всѣ бочки дровами, соромъ и хворостомъ, зажгли ихъ. Пламень отъ этихъ бочекъ поднимался до тридцати лактей въ вышину, но святые стояли посреди огня, пѣли и хвалили Бога. Когда же сгорѣли бочки и весь костеръ, то оказалось, что святые остались живы, цѣлы и невредимы, и что лица ихъ сіяли радостью. Весь народъ, видя это, былъ пораженъ удивленіемъ, и когда о семъ было донесено правителю, то онъ поспѣшилъ убѣдиться въ томъ собственными глазами и, убѣдившись, пришелъ въ совершенное недоумѣніе. Однако онъ снова повелѣлъ отвести святыхъ въ темницу, куда поспѣшила придти и жена его, мать Кельсія, узнавшая, что сынъ ея остался живъ и невредимъ. Увидѣвъ сына, она увѣровала во Христа и окрещена была въ темницѣ пресвитеромъ Антоніемъ. Имя ей было Маріонилла. Правитель же, узнавъ скоро о томъ, что жена его приняла христіанское крещеніе, заключилъ въ темницу и ее. Потомъ, сѣвъ на судилищѣ, онъ повелѣлъ казнить мечемъ святыхъ двадцать воиновъ и семерыхъ братьевъ-отроковъ, Іуліана же съ Кельсіемъ, а также пресвитера Антонія, Анастасія и жену свою Маріониллу рѣшилъ снова судить, и потому оставилъ ихъ въ узахъ.

Когда насталъ день суда, святые сдѣлали видъ, что они какъ-бы повинуются волѣ царя и совѣту правителя и хотятъ поклониться идоламъ. По этой причинѣ ихъ съ радостью повели къ идольскому храму, но когда шествіе приблизилось къ храму, святый Іуліанъ обратился съ молитвою къ Богу, — тотчасъ храмъ упалъ и задавилъ всѣхъ бывшихъ въ немъ жрецовъ и до тысячи другихъ людей. Самая земля, на которой стоялъ храмъ, разсѣлась, и огонь, выходившій изъ разсѣлинъ, пожиралъ язычниковъ, приближавшихся къ нимъ. Послѣ этого святые были снова отведены въ темницу, гдѣ имъ, во время молитвы, явилось въ сіяніи великое множество, прежде нихъ пострадавшихъ, мучениковъ, которые были одѣты въ бѣлыя одежды и пѣли небесныя пѣснопѣнія. Посреди нихъ было двадцать воиновъ и семеро братьевъ, недавно усѣченные мечемъ. Явилась также и святая Василисса со всѣмъ своимъ ликомъ святыхъ дѣвъ и возвѣстила святому Іуліану, что онъ скоро съ своею дружиною совершитъ подвигъ, окончитъ жизнь и съ торжествомъ войдетъ въ небесныя селенія.

— «Тебѣ открыто, — сказала она, — Царство небесное и Господь нашъ Іисусъ Христосъ возьметъ тебя къ Себѣ, а равно и находящихся съ тобою; навстрѣчу вамъ съ торжествомъ выйдутъ лики патріарховъ, пророковъ, апостоловъ и мучениковъ, и вы навѣки пребудете съ ними».

Сказавши это, она стала невидима, а съ нею удалились и всѣ явившіеся святые, оставивъ узниковъ въ неизреченной радости и веселіи душевномъ.

Послѣ сего мучитель снова возсѣлъ на судилищѣ и, выведя святыхъ, предалъ ихъ разнымъ мученіямъ. Сначала онъ повелѣлъ обвить ихъ пальцы на рукахъ и ногахъ пряжею, смоченною въ маслѣ, и зажечь эту пряжу; но пряжа въ рукахъ и ногахъ святыхъ сгорѣла, не причинивши имъ никакого вреда. Потомъ онъ повелѣлъ содрать съ головы святаго Іуліана и Кельсія кожу, блаженному же пресвитеру Антонію и Анастасію выколоть глаза. Когда же хотѣли мучить святую Маріониллу, то у палачей омертвѣли руки, и они ея не коснулись. Послѣ сего святые были отданы на съѣденіе звѣрямъ, но и отъ звѣрей они были сохранены силою Божіею, которая заградила уста звѣрямъ. Наконецъ правитель повелѣлъ собрать изъ всѣхъ темницъ преступниковъ, осужденныхъ на смерть, чтобы вмѣстѣ съ ними казнить и святыхъ мучениковъ. И, когда это повелѣніе было исполнено, онъ приказалъ всѣхъ отвести на казнь, а вмѣстѣ и мучениковъ, не пощадивъ при этомъ своего сына и супруги. Такимъ образомъ святые скончались, будучи усѣчены мечемъ вмѣстѣ съ преступниками [8]. Тотчасъ послѣ казни, совершенной надъ ними, началось землетрясеніе, которое разрушило цѣлую треть городскихъ зданій, приделъ не уцѣлѣло ни одно мѣсто, гдѣ стоялъ какой нибудь идолъ. Въ то же время блистала молнія, гремѣлъ громъ и шелъ градъ, и отъ грозы погибло немало язычниковъ. Правитель Маркіанъ сначала едва не умеръ отъ страха, а потомъ вскорѣ заболѣлъ и дѣйствительно умеръ: его заѣли черви, образовавшіеся въ его тѣлѣ.

На слѣдующую ночь, послѣ совершенія казни надъ святыми, пришли священники съ благочестивыми мужами собрать тѣла мучениковъ. Но такъ какъ эти святыя тѣла находились посреди многихъ труповъ, то они не могли ихъ признать и, преклонивъ колѣна, стали молиться. И вотъ явились имъ души святыхъ въ образѣ дѣвъ, причемъ каждая душа находилась при своемъ тѣлѣ. Узнавши чрезъ это святыя тѣла мучениковъ, пришедшіе собрали ихъ и похоронили во храмѣ, надъ алтаремъ. Богъ же, Который прославляетъ святыхъ Своихъ, повелѣлъ источнику живой и цѣлебной воды открыться на томъ мѣстѣ, на которомъ были погребены тѣла святыхъ мучениковъ, и всякія болѣзни исцѣлялись тою водою и молитвами святыхъ, по благодати Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Антиноя — довольно значительный городъ на границахъ Средняго и Верхняго Египта. Въ настоящее время отъ этого города остались однѣ развалины. Вокругъ этихъ развалинъ находится множество пещеръ, высѣченныхъ въ скалахъ. Въ нихъ начертано на многихъ стѣнахъ знаменіе креста, свидѣтельствующее о существованіи здѣсь церквей и обителей иноковъ; подземныя галлереи, гдѣ устроены были келліи, идутъ на далекое пространство.
[2] Выраженіе взято отъ заключительной молитвы третьяго часа: Владыко Боже Отче Вседержителю.
[3] Выраженіе взято изъ кн. пророка Исаіи, гл. 8, ст. 18. Мессія, на котораго должны уповать сыны Израильскіе, по увѣренію пророка, спасетъ ихъ отъ враговъ временныхъ и вѣчныхъ и, приведя къ Богу, небесному Владыкѣ ихъ, скажетъ: се Азъ, и дѣти, яже Ми даде Богъ.
[4] Римскій императоръ Діоклитіанъ царствовалъ съ 284 по 305 г. по Рожд. Хр. Подъ Максиміаномъ здѣсь разумѣется зять Діоклитіана — Максиміанъ Галерій, соправитель его на Востокѣ и послѣ него преемникъ его (съ 306 по 311 годъ).
[5] Гоненіе на христіанъ при Діоклитіанѣ началось въ 303 г. Причиною гоненія былъ Максиміанъ Галерій, убѣдившій Діоклитіана издать общій законъ противъ христіанъ. Законъ предписывалъ: христіанскіе храмы разрушать, сожигать книги Священнаго Писанія и лишать христіанъ всѣхъ гражданскихъ правъ и должностей. Гоненія при Діоклитіанѣ отличались, во-первыхъ, жестокостію мученій, во-вторыхъ, обиліемъ числа мучениковъ, умерщвляемыхъ за разъ, отъ 10 до 100 и болѣе въ одинъ день.
[6] Разумѣется Кельсій, сынъ правителя — Маркіана, жестокаго гонителя христіанъ.
[7] Каринъ — сынъ римскаго императора Кара. Вмѣстѣ съ братомъ Нумеріаномъ онъ, при вступленіи на престолъ Кара, былъ провозглашенъ Цезаремъ, и во время похода, педпринятаго Каромъ противъ Парѳянъ, управлялъ западными провинціями на правахъ императора (283-284 г.). Когда Каръ погибъ и воины провозгласили императоромъ Діоклитіана, Каринъ выступилъ противъ него, но былъ разбитъ и палъ отъ руки убійцъ въ 285 г.
[8] Это было въ 313 году, когда Египтомъ и Африкою управлялъ Максиминъ Дака (311-313 г.), бывшій раньше соправителемъ Максиміана Галерія (съ 305 г.). На Западѣ въ это время уже царствовалъ Константинъ Великій.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга пятая, часть первая: Мѣсяцъ Январь. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 239-256.

Во славу Божію помощь въ подготовкѣ электронной публикаціи оказалъ: р. Б. Андрей.

Къ оглавленію / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0