Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День пятый.

Житіе преподобной Аполлинаріи.

По смерти греческаго царя Аркадія [1], сынъ его Ѳеодосій [2] остался малымъ, осмилѣтнимъ отрокомъ и не могъ управлять царствомъ; поэтому братъ Аркадія, римскій императоръ Гонорій [3] вручилъ попечительство надъ юнымъ царемъ и управленіе всѣмъ греческимъ царствомъ одному изъ важнѣйшихъ сановниковъ, анѳипату [4] по имени Анѳемію [5], мужу мудрому и весьма благочестивому. Этотъ анѳипатъ до тѣхъ поръ, пока Ѳеодосій выросъ, всѣми въ то время почитался какъ царь, почему и святый Симеонъ Метафрастъ [6], начиная писать сіе житіе, говоритъ: «въ царствованіе благочестиваго царя Анѳемія», — и во всей этой исторіи называетъ его царемъ. У сего Анѳемія было двѣ дочери, изъ коихъ одна, младшая, съ самыхъ дѣтскихъ лѣтъ имѣла въ себѣ нечистаго духа, а старшая отъ юности проводила время во святыхъ церквахъ и молитвахъ. Имя сей послѣдней было Аполлинарія. Когда она достигла совершеннолѣтія, родители ея стали помышлять о томъ, какъ-бы выдать ее замужъ, но она отказывалась отъ этого и говорила имъ:

— «Я хочу уйти въ монастырь, слушать тамъ Божественное писаніе и видѣть чинъ монастырской жизни».

Родители говорили ей:

— «Мы хотимъ выдать тебя замужъ».

Она же отвѣчала имъ:

— «Не хочу идти замужъ, но надѣюсь, что Богъ и меня сохранитъ въ страхѣ предъ Нимъ чистою, какъ Онъ соблюдаетъ непорочности Своихъ святыхъ дѣвъ!»

Родителямъ ея казалось весьма удивительнымъ, что она говорила такъ, будучи еще столь юною, и что до такой степени она была объята любовію къ Божественному. Но Аполлинарія снова стала умолять своихъ родителей, чтобы они привели къ ней какую-нибудь инокиню, которая бы научила ее псалтири и чтенію святыхъ писаній. Анѳемій же не мало скорбѣлъ о ея намѣреніи, потому что ему хотѣлось выдать ее замужъ. Когда же дѣвица не измѣнила своего желанія и отказалась отъ всякихъ подарковъ, которые предлагались ей искавшими ея руки знатными юношами, родители сказали ей:

— «Чего же ты хочешь, дочь?»

Она отвѣчала имъ:

— «Прошу васъ, отдайте меня Богу — и вы получите награду за мое дѣвство!»

Видя, что намѣреніе ея непоколебимо, крѣпко и благочестиво, они сказали:

— «Да будетъ воля Господня!»

И привели къ ней опытную инокиню, которая научила ее читать божественныя книги. Послѣ сего она сказала родителямъ:

— «Прошу васъ отпустите меня въ путешествіе, чтобы я могла увидѣть святыя мѣста въ Іерусалимѣ. Тамъ я помолюсь и поклонюсь Честному Кресту и Святому Воскресенію Христову!»

Они не хотѣли отпустить ее, потому что она была для нихъ въ домѣ единственной утѣхою и они сильно любили ее, такъ какъ другая ея сестра была одержима бѣсомъ. Аполлинарія же въ теченіе долгаго времени умоляла родителей своими просьбами, и вотъ они, противъ желанія своего, согласились наконецъ отпустить ее. Они дали ей многихъ рабовъ и рабынь, немало золота и серебра и сказали:

— «Возьми это, дочь, и ступай, исполни обѣтъ свой, ибо Богъ хочетъ, чтобы ты была Его рабою!»

Посадивъ ее на корабль, они простились съ нею и сказали:

— «Помяни и насъ, дочь, въ молитвахъ на святыхъ мѣстахъ!»

Она же сказала имъ:

— «Какъ вы исполняете желаніе моего сердца, такъ пусть и Богъ исполнитъ ваши прошенія и избавитъ васъ въ день скорби!»

Итакъ, разлучившись съ родителями, она отправилась въ плаваніе. Достигнувъ Аскалона [7], она пробыла тутъ нѣсколько дней изъ-за волненія морскаго и обошла тамъ всѣ церкви и монастыри, молясь и подавая милостыню нуждающимся. Здѣсь же нашла она себѣ спутниковъ для путешествія во Іерусалимъ и, придя во святый городъ, поклонилась Воскресенію Господню и Честному Кресту, совершая усердную молитву за родителей своихъ. Въ эти дни своего богомолья Аполлинарія посѣщала и женскіе монастыри, жертвуя большія суммы на нужды ихъ. Въ тоже время она стала отпускать на свободу излишнихъ рабовъ и рабынь, причемъ давала имъ щедрою рукою награду за ихъ службу и поручала себя ихъ молитвамъ. Чрезъ нѣсколько дней, по окончаніи своихъ молитвъ на святыхъ мѣстахъ, Аполлинарія, посѣтивъ Іорданъ, сказала оставшимся съ нею:

— «Братія мои, я хочу освободить и васъ, но сначала отправимся въ Александрію и поклонимся святому Минѣ» [8].

Они же сказали:

— «Пусть будетъ такъ, какъ ты, госпожа, повелѣваешь!»

Когда они приближались къ Александріи, о ея прибытіи узналъ александрійскій проконсулъ [9] и послалъ почетныхъ людей, встрѣтить ее и привѣтствовать ее, какъ дочь царскую. Она же, не желая приготовленныхъ ей почестей, ночью вошла въ городъ и, сама, явившись въ домъ проконсула, привѣтствовала его и его супругу. Проконсулъ же съ супругой упали ей въ ноги, говоря:

— «Зачѣмъ ты такъ поступила, госпожа? Мы послали привѣтствовать тебя, а ты, наша госпожа, пришла къ намъ сама съ поклономъ».

Блаженная Аполлинарія сказала имъ:

— «Хотите ли вы сдѣлать мнѣ пріятное?»

Они же отвѣчали:

— «Конечно, госпожа!»

Тогда святая сказала имъ:

— «Отпустите же меня немедленно, не докучайте мнѣ почестями, ибо я хочу идти и помолиться святому мученику Минѣ».

И они, почтивъ ее драгоцѣнными дарами, отпустили. Блаженная же раздала тѣ дары нищимъ. Послѣ того она въ теченіе нѣсколькихъ дней оставалась въ Александріи, обходя церкви и монастыри. При этомъ она нашла въ томъ домѣ, гдѣ имѣла пребываніе, одну старицу, которой Аполлинарія подала щедрую милостыню и упросила тайно купить ей мантію, парамандъ [10], клобукъ и кожаный поясъ и всѣ мужскія одежды иноческаго чина. Старица же, согласившись, купила все это и, принеся къ блаженной, сказала:

— «Да поможетъ тебѣ Богъ, мать моя!»

Получивъ монашескія одежды, Аполлинарія сокрыла ихъ у себя, чтобы про то не узнали ея спутники. Потомъ она отпустила оставшихся при ней рабовъ и рабынь, кромѣ двоихъ — одного стараго раба и другаго евнуха, и, сѣвши на корабль, отплыла въ Лимнъ. Оттуда наняла она четырехъ животныхъ и отправилась ко гробу святаго мученика Мины. Поклонившись мощамъ святаго и совершивъ свои молитвы, Аполлинарія въ закрытой колесницѣ поѣхала въ скитъ поклониться жившимъ тамъ святымъ отцамъ. Былъ вечеръ, когда она отправилась въ путь, и она велѣла евнуху находиться позади колесницы, а рабъ, находившійся впереди, правилъ животными. Блаженная, же сидя въ закрытой колесницѣ и имѣя съ собою иноческія одежды, совершала тайную молитву, испрашивая у Господа помощи въ предпринятомъ ею дѣлѣ. Наступила темнота и приближалась полночь; приблизилась и колесница къ одному болоту, находившемуся при источникѣ, который послѣ сталъ называться источникомъ Аполлинаріи. Откинувъ покрывало колесницы, блаженная Аполлинарія увидала, что оба ея служителя, евнухъ и возница, задремали. Тогда она сняла съ себя мірскія одежды и облеклась въ иноческое мужское одѣяніе, обращаясь при семъ къ Богу съ такими словами:

— «Ты, Господи, далъ мнѣ начатокъ сего образа, сподоби же меня до конца понести его, по Твоей Святой волѣ!»

Потомъ, осѣнивъ себя крестнымъ знаменіемъ, она тихо сошла съ колесницы, между тѣмъ какъ слуги ея спали, и, войдя въ болото, скрывалась здѣсь до тѣхъ поръ, пока колесница не уѣхала дальше. Святая поселилась въ той пустынѣ при болотѣ и жила одна предъ лицомъ Единаго Бога, Котораго она возлюбила. Богъ же, видя ея сердечное къ Нему влеченіе, покрывалъ ее Своею десницею, помогая ей въ борьбѣ съ невидимыми врагами, и подавая ей телесное пропитаніе въ видѣ плодовъ съ финиковаго дерева.

Когда же колесница, съ коей тайно сошла святая, двинулась дальше, слуги, евнухъ и старецъ, проснулись и, при свѣтѣ наступавшаго дня, замѣтивъ, что колесница пуста, очень испугались; они видѣли только одежды своей госпожи, а ея самой не находили. Они удивлялись, не зная, когда сошла она, куда отправилась и съ какою цѣлію, снявъ притомъ съ себя всѣ одежды. Долго они искали ее, звали ее громкимъ голосомъ, но, не найдя, рѣшили возвратиться назадъ, не зная что другое имъ сдѣлать. Итакъ вернувшись въ Александрію, они объявили обо всемъ проконсулу Александрійскому, а тоть, чрезвычайно удивленный сдѣланнымъ ему донесеніемъ, тотчасъ обо всемъ съ подробностями написалъ анѳипату Анѳемію, отцу Аполлинаріи и отослалъ ему съ евнухомъ и старцемъ оставшіяся въ колесницѣ ея одежды. Анѳемій, прочитавъ письмо проконсула, вмѣстѣ съ супругою своею, матерью Аполлинаріи, долго и неугѣшно рыдали вмѣстѣ, разсматривая одежды любимой своей дочери, а съ ними плакали и всѣ вельможи. Потомъ Анѳемій молитвенно воскликнулъ:

— «Боже! Ты избралъ ее, Ты и утверди ее въ страхѣ Твоемъ!»

Когда вслѣдъ за этимъ всѣ снова зарыдали, то нѣкоторые изъ вельможъ стали утѣшать царя такими словами:

— «Вотъ истинная дочь добродѣтельнаго отца, вотъ истинная отрасль благочестиваго царя! Въ этомъ, государь, получила свидѣтельство предъ всѣми твоя добродѣтель, за которую Богъ благословилъ тебя такою дочерью!»

Говоря это и многое другое, они нѣсколько успокоивали горькую скорбь царя. И всѣ молились Богу за Аполлинарію, чтобы Онъ укрѣпилъ ее въ такомъ житіи, ибо поняли, что она ушла на трудное пустынническое житіе, какъ это и случилось на самомъ дѣлѣ.

Святая же дѣва нѣсколько лѣтъ прожила на томъ мѣстѣ, гдѣ она сошла съ колесницы, пребывая въ пустынѣ около болота, изъ котораго поднимались цѣлыя облака язвительныхъ комаровъ. Тамъ вела она борьбу съ діаволомъ и съ тѣломъ своимъ, которое было прежде нѣжно, какъ тѣло дѣвицы, выросшей въ царской роскоши, а потомъ стало похожимъ какъ-бы на броню черепахи, ибо она изсушала его трудами, постомъ и бдѣніемъ, и отдавала на съѣденіе комарамъ, а кромѣ того, ее опалялъ и зной солнца. Когда же Господь восхотѣлъ, чтобы она нашла себѣ пріютъ среди святыхъ отцовъ пустынниковъ и чтобы о ней увѣдали люди, для своей пользы, то вывелъ ее изъ того болота. Ей явился во снѣ ангелъ и повелѣлъ идти въ скитъ и именоваться Дороѳеемъ. И она вышла изъ своего мѣстопребыванія, имѣя такую наружность, что никто не могъ бы сказать навѣрное, мужчина ли предъ нимъ или женщина. Когда она однажды рано утромъ шла по пустынѣ, ее встрѣтилъ святый пустынникъ Макарій и сказалъ ей:

— «Благослови, отче!»

Она же испрашивала у него благословенія, и потомъ благословивъ другъ друга, они пошли вмѣстѣ къ скиту. На вопросъ святой:

— «Кто ты, отче?»

Онъ отвѣчалъ:

— «Я — Макарій».

Тогда она сказала ему:

— «Будь добръ, отче, позволь мнѣ остаться съ братіей твоею!»

Старецъ, приведя ее въ скитъ, отвелъ ей келлію, не зная о томъ, что она женщина, и считая ее скопцомъ. Богъ не открылъ ему этой тайны, для того чтобы впослѣдствіи всѣ получили отъ того большую пользу и для славы Своего святаго имени. На вопросъ же Макарія: какъ ее зовутъ? Она отвѣчала:

— «Имя мое — Дороѳей. Слыша о пребывающихъ здѣсь святыхъ отцахъ, я пришелъ сюда пожить съ ними, если только окажусь этого достойнымъ».

Старецъ спросилъ ее тогда:

— «Что ты можешь дѣлать, братъ?»

И Дороѳей отвѣчалъ, что онъ согласенъ дѣлать то, что ему будетъ повелѣно. Тогда старецъ указалъ ей дѣлать цыновки изъ тростника. И святая дѣва стала жить, какъ мужъ, въ особой келліи, посреди мужей, какъ живутъ пустынные отцы: Богъ не давалъ никому проникнуть въ тайну ея. Дни и ночи проводила она въ непрестанной молитвѣ и занятіи рукодѣліемъ. Съ теченіемъ времени она стала выдѣляться среди отцовъ строгостію своей жизни; сверхъ того, ей дана была отъ Бога благодать исцѣленія недуговъ, и имя Дороѳея было у всѣхъ на устахъ, ибо всѣ любили сего мнимаго Дороѳея и почитали его великимъ отцомъ.

Прошло довольно времени, и злой духъ, которымъ была одержима младшая дочь царя Анѳемія, сестра Аполлинаріи, сталъ сильнѣе мучить ее и кричалъ:

— «Если вы не отведете меня въ пустыню, то я не оставлю ее».

Къ этой хитрости діаволъ прибѣгъ для того, чтобы обнаружилось, что Аполлинарія живетъ среди мужчинъ и чтобы изгнать ее изъ скита. А такъ какъ Богъ не допускалъ діаволу говорить что нибудь объ Аполлинаріи, то онъ мучилъ ея сестру, чтобы ее отправили въ пустыню. Вельможи совѣтовали царю послать ее къ святымъ отцамъ въ скитъ, чтобы тѣ помолились о ней. Царь такъ и сдѣлалъ, пославъ къ пустыннымъ отцамъ свою бѣсноватую дочь со множествомъ слугъ.

Когда всѣ прибыли въ скитъ, на встрѣчу имъ вышелъ святый Макарій и спросилъ ихъ:

— «Зачѣмъ, чада, вы пришли сюда?»

Они же сказали:

— «Благочестивый государь нашъ Анѳемій прислалъ свою дочь, чтобы вы, помолившись Богу, исцѣлили ее отъ болѣзни».

Старецъ, принявъ ее изъ рукъ царскаго сановника, отвелъ ее къ аввѣ Дороѳею, или иначе къ Аполлинаріи, и сказалъ:

— «Вотъ это царская дочь, которая нуждается въ молитвахъ здѣсь живущихъ отцовъ и въ твоей молитвѣ. Помолись о ней и исцѣли ее, такъ какъ тебѣ отъ Господа дарована сія способность исцѣленія».

Аполлинарія же, услышавъ это, стала плакать и говорила:

— «Кто такое я, грѣшный, что вы приписываете мнѣ власть изгонять бѣсовъ?»

И, склонившись на колѣна, умоляла старца такими словами:

— «Оставь меня, отецъ, плакать о многочисленныхъ грѣхахъ моихъ; я немощенъ и не въ силахъ сдѣлать что-либо въ такомъ дѣлѣ».

Но Макарій сказалъ ей:

— «Развѣ другіе отцы не творятъ знаменій силою Божіею? И тебѣ также предоставлено это дѣло».

Тогда Аполлинарія сказала:

— «Да будетъ воля Господня!»

И, умилосердившись надъ бѣсноватой, взяла ее въ свою келлію. Узнавъ въ ней свою сестру, преподобная со слезами радости обняла ее и сказала:

— «Хорошо, что ты пришла сюда, сестра!»

Богъ же запретилъ бѣсу объявлять объ Аполлинаріи, которая продолжала скрывать свой полъ подъ видомъ и именемъ мужчины, и святая боролась съ діаволомъ молитвою. Однажды, когда діаволъ сталъ особенно сильно мучить дѣвицу, блаженная Аполлинарія, воздѣвъ руки къ Богу, со слезами молилась о сестрѣ своей. Тогда діаволъ, не будучи въ состояніи противиться силѣ молитвы, громко закричалъ:

— «Бѣда мнѣ! Меня гонятъ отсюда и я удаляюсь!»

И, повергши дѣвицу на землю, вышелъ изъ нея. Святая же Аполлинарія, взявши съ собою выздоровѣвшую сестру свою, привела ее въ церковь и, припадая къ ногамъ святыхъ отцовъ, говорила:

— «Простите мнѣ, грѣшному! Я много грѣшу, живя посреди васъ».

Они же, призвавъ посланныхъ отъ царя, отдали имъ исцѣленную царскую дочь и отпустили ее съ молитвами и благословеніемъ къ царю. Родители весьма обрадовались, когда увидѣли свою дочь здоровою, и всѣ вельможи сорадовались счастію царя своего и прославляли Бога за столь великую Его милость, ибо видѣли, что дѣвица стала здорова, прекрасна лицомъ и тиха. Святая же Аполлинарія еще болѣе смиряла себя среди отцовъ, принимая на себя все новые и новые подвиги.

Потомъ діаволъ снова прибѣгъ къ хитрости, чтобы огорчить царя и обезчестить его домъ, а также обезславить и причинить зло мнимому Дороѳею. Онъ снова вошелъ въ царскую дочь, но не мучилъ ее какъ прежде, а далъ ей видъ зачавшей женщины. Увидѣвъ ее въ такомъ положеніи, родители ея чрезвычайно смутились и стали допрашивать ее, съ кѣмъ она согрѣшила. Дѣвица же, будучи чиста тѣломъ и душою, отвѣчала, что она сама не знаетъ, какъ это съ нею случилось. Когда родители побоями стали принуждать ее къ тому, чтобы она сказала, съ кѣмъ пала, діаволъ сказалъ ея устами:

— «Тотъ черноризецъ, въ келліи котораго я жила въ скиту, виновенъ въ моемъ паденіи».

Царь пришелъ въ сильное раздраженіе и повелѣлъ разрушить тотъ скитъ. Царскіе воеводы пришли съ воинами въ скитъ и съ гнѣвомъ требовали выдать имъ черноризца, оскорбившаго такъ жестоко царскую дочь, а въ случаѣ противленія угрожали истребить всѣхъ скитниковъ. Услышавъ это, всѣ отцы пришли въ чрезвычайное смятеніе, но блаженный Дороѳей, выйдя къ слугамъ царскимъ, сказалъ:

— «Я тотъ, кого вы ищете; возьмите меня одного, какъ виновнаго, а прочихъ отцовъ, какъ невинныхъ, оставьте въ покоѣ».

Отцы, услышавъ это, огорчились и говорили Дороѳею: «И мы пойдемъ съ тобою!» — потому что они не считали его виновнымъ въ томъ грѣхѣ. Но блаженный Дороѳей говорилъ имъ:

— «Господа мои! Вы только молитесь обо мнѣ, я же надѣюсь на Бога и на ваши молитвы, и думаю, что скоро благополучно вернусь къ вамъ».

Тогда они повели его всѣмъ соборомъ въ церковь и, сотворивъ о немъ молитву и поручивъ его Богу, отдали его посланнымъ отъ Анѳемія; авва Макарій и другіе отцы были однакоже увѣрены въ томъ, что Дороѳей ни въ чемъ неповиненъ. Когда Дороѳея привели къ Анѳемію, онъ упалъ къ его ногамъ и сказалъ:

— «Умоляю тебя, благочестивый государь, терпѣливо и въ молчаніи выслушать то, что я скажу о твоей дочери; но я скажу вамъ все только наединѣ. Дѣвица же чиста и не потерпѣла никакого насилія».

Царь съ царицею остались тогда съ Дороѳеемъ одни, и онъ сказалъ имъ:

— «Умоляю васъ именемъ Божіимъ, — обѣщайте мнѣ, что вы, узнавъ истину, отпустите меня на мое мѣсто жительства».

Когда они дали ему въ этомъ свое царское обѣщаніе, то блаженная Аполлинарія сказала имъ:

— «Это я, смиренный, исцѣлилъ вашу дочь, съ помощію Божіей и по молитвамъ святыхъ отцовъ».

Царь и царица какъ бы онѣмѣли отъ удивленія и со вниманіемъ слушали блаженную.

— «Я открою вамъ, — продолжала та, — великую тайну, доселѣ тщательно сохранявшуюся мною, для того чтобы посрамить діавола, клевещущаго на невинныхъ».

Сказавъ это, она сняла покровъ съ груди своей и царь съ царицею увидѣли, что предъ ними — не мужчина, а женщина.

— «Отецъ, — сказала тогда блаженная, — я дочь твоя — Аполлинарія!»

Услышавъ это, родители сначала какъ-бы омертвѣли отъ ужаса и удивленія, но потомъ, узнавъ въ ней свою дочь, чрезвычайно обрадовались и пролили въ тотъ день немало радостныхъ слезъ. Затѣмъ они привели къ блаженной Аполлинаріи и сестру ея, которую считали беременной, и сказали ей:

— «Знаешь ли ты этого черноризца?»

Она отвѣчала:

— «Да, это дѣйствительно тотъ самый человѣкъ, который исцѣлилъ меня силою Божіею».

И, упавъ святой въ ноги, дѣвица умоляла ее, чтобы она исцѣлила ея чрево. Аполлинарія же, поднявъ съ земли сестру свою, положила ей на чрево руку свою, и бѣсъ тотчасъ же бѣжалъ, а дѣвица стала здорова, какъ прежде. Увидѣвъ это, родители прославляли Бога и говорили:

— «Дѣйствительно, это наша дочь, Аполлинарія!»

И поднялся въ царскомъ дому радостный плачъ и о томъ, что нашлась неожиданно старшая дочь, Аполлинарія, о коей дотолѣ не было вѣсти, и о томъ, что другая дочь освободилась отъ незаслуженнаго позора. Святая же Аполлинарія пробыла у родителей своихъ нѣсколько дней и подробно разсказала имъ все о себѣ, а слушавшіе ее родители прославляли Бога за Его чудесное промышленіе.

Когда же святая вознамѣрилась уйти въ свое мѣстопребываніе, родители стали молить ее о томъ, чтобы она осталась у нихъ. Но они не могли упросить ее, а притомъ и не хотѣли нарушить царское свое слово данное ей, что отпустятъ ее на мѣсто ея жительства, ранѣе открытія тайны ея. Итакъ они, противъ собственнаго желанія, отпускали свою любимую дочь, плача и рыдая, но въ то же время радуясь въ душѣ такой добродѣтельной дочери, которая предала себя на служеніе Богу. Блаженная же Аполлинарія просила своихъ родителей молиться о ней, и они сказали ей:

— «Богъ, Которому ты уневѣстила себя, да усовершитъ тебя въ страхѣ и любви къ Нему и да покроетъ тебя Своею милостію; а ты, возлюбленная дщерь, поминай насъ въ своихъ святыхъ молитвахъ».

Ей хотѣли дать много золота, чтобы она отнесла его въ скитъ на нужды святыхъ отцовъ, но она не захотѣла взять его.

— «Отцы мои, — говорила она, — не имѣютъ нужды въ богатствахъ сего міра: мы заботимся только о томъ, чтобы не лишиться благъ небесныхъ».

Итакъ, сотворивъ молитву и долго проплакавъ, обнимая и лобзая свою любимую дщерь, царь и царица отпустили ее на мѣсто ея жительства. Блаженная же радовалась и веселилась о Господѣ.

Когда же она пришла въ скитъ, отцы и братія возрадовались тому, что братъ ихъ, Дороѳей, вернулся къ нимъ невредимъ и здравъ, и устроили въ тотъ день празднество, въ благодареніе Господу. Никто такъ и не узналъ, что приключилось съ нею у царя, а равно осталось въ безвѣстности и то, что Дороѳей женщина. И жила святая Аполлинарія, этотъ мнимый Дороѳей, среди братіи какъ и прежде, пребывая въ своей келліи. Чрезъ нѣкоторое время, провидя свое отшествіе къ Богу, она сказала аввѣ Макарію:

— «Сдѣлай мнѣ милость, отче: когда мнѣ наступитъ время отойти въ иную жизнь, то пусть братія не омываютъ и не опрятываютъ моего тѣла».

Старецъ же сказалъ:

— «Какъ же это возможно?»

Когда она преставилась ко Господу [11], братія пришли омыть ея тѣло и, увидѣвъ, что предъ ними женщина, громогласно восклицали:

— «Слава Тебѣ, Христе Боже, имѣющій много сокровенныхъ святыхъ у Себя!»

Святый же Макарій удивлялся тому, что ему не была открыта эта тайна. Но въ сонномъ видѣніи онъ увидѣлъ одного человѣка, который говорилъ ему:

— «Не скорби о томъ, что отъ тебя была сокрыта эта тайна; и тебѣ подобаетъ быть увѣнчаннымъ со святыми отцами, жившими въ древнія времена».

Явившійся сказалъ при семъ о происхожденіи и жизни блаженной Аполлинаріи и назвалъ ея имя. Воспрянувъ отъ сна, старецъ созвалъ братію и разсказалъ имъ о томъ, что видѣлъ, и всѣ дивились и славили Бога, дивнаго во святыхъ Своихъ. Украсивъ тѣло святой, братія съ почетомъ погребли его на восточной сторонѣ храма, въ гробницѣ святаго Макарія. Отъ святыхъ мощей ея совершались многія исцѣленія, по благодати Господа нашего Іисуса Христа, Ему же слава во вѣки, аминь.

Примѣчанія:
[1] Аркадій, по раздѣлѣ Римской имперіи отцомъ его Ѳеодосіемъ I Великимъ, царствовалъ въ Восточной Римской имперіи, или въ Византіи съ 395-408 г.
[2] Ѳеодосій ІІ-й — сынъ Аркадія, названный Младшимъ, въ отличіе отъ дѣда своего Ѳеодосія I Великаго; царствовалъ въ Византіи съ 408-450 г.
[3] Гонорій — другой сынъ Ѳеодосія Великаго — получилъ, при раздѣлѣ Имперіи, Западъ и царствовалъ съ 395-423 г.
[4] Анѳипатъ (греч. Ἀνθήπατος) или проконсулъ — сановникъ въ Византійской имперіи, занимавшій государственную должность правителя отдѣльной области или провинціи.
[5] Анѳемій — отецъ Аполлинаріи — былъ проконсуломъ или анѳипатомъ съ 405 г. и пользовался вліяніемъ при дворѣ, такъ что по смерти императора Аркадія въ 408 г. братъ его Гонорій, императоръ Западной имперіи, назначилъ сего Анѳемія опекуномъ къ 8-ли лѣтнему сыну Аркадія Ѳеодосію и довѣрилъ ему временное правленіе всей Восточной имперіей. Поэтому Анѳемій въ житіи называется царемъ. О немъ упоминаетъ блаженный Ѳеодоритъ, и сохранилось письмо къ нему св. Іоанна Златоуста.
[6] Симеонъ Метафрастъ — извѣстный церковный писатель X в. († 940 г.), составитель и собиратель Житій святыхъ, что онъ дѣлалъ по порученію Константинопольскаго императора Константина VII (912-954 г.). Движимый великою ревностію къ славѣ святыхъ подвижниковъ, Симеонъ не только собралъ повѣствованія о нихъ, но многія изъ нихъ переработалъ, отчасти сократилъ и, что важнѣе всего, старинную, тяжелую и во многомъ неудобопонятную рѣчь замѣнилъ современнымъ ему чистымъ и лучшимъ слогомъ. За это Симеонъ и получилъ наименованіе Метафраста, что значить: пересказчикъ, перелагатель. Его труды въ этой области послужили впослѣдствіи главнымъ источникомъ для Четіихъ-Миней св. Димитрія Ростовскаго.
[7] Аскалонъ — одинъ изъ пяти главныхъ филистимскихъ городовъ въ Палестинѣ, на берегу Средиземнаго моря, между Газою и Азотомъ. Назначенный въ удѣлъ колѣну Іудину и завоеванный имъ, онъ однако послѣ былъ независимъ и, подобно другимъ филистимскимъ городамъ, былъ во враждѣ съ Израилемъ.
[8] Здѣсь разумѣется св. великомученикъ Мина, память коего празднуется 11-го ноября. Мученическая кончина св. Мины послѣдовала въ 304 г. и останки его вѣрующиии были перенесены въ Александрію, гдѣ на мѣстѣ погребенія ихъ былъ воздвигнутъ храмъ; сюда то и стекались многочисленные поклонники, такъ какъ по молитвамъ святаго совершалось здѣсь множество чудесъ.
[9] Проконсулъ — правитель области.
[10] Парамандъ, иначе называемый аналавъ, — это принадлежность монашескаго одѣянія. Въ древности парамандъ состоялъ изъ двухъ ремней, надѣваемыхъ поверхъ хитона или рубахи крестообразно на плечи, въ знаменіе подъятія на рамена крестнаго ига Христова. Иначе парамандъ устроялся изъ двойныхъ шерстяныхъ перевязей, спускавшихся съ шеи и обнимавшихъ крестообразно плечи подъ мышками и затѣмъ, препоясывавшихъ нижнюю одежду. Впослѣдствіи къ этимъ ремнямъ и перевязямъ стали прикрѣплять небольшой льняной платъ на груди съ изображеніемъ страданій Христовыхъ, опоясываясь концами ремней или перевязей его крестообразно, на подобіе діаконскаго ораря. Нѣкоторые изъ иноковъ надѣвали парамандъ поверхъ одежды монашеской, иные же только сверхъ хитона, или рубахи, какъ носятъ и теперь. Въ настоящее же время поверхъ одежды носятъ удлиненный парамандъ или аналавъ только схимники.
[11] Около 470 года.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга пятая, часть первая: Мѣсяцъ Январь. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 191-202.

Во славу Божію помощь въ подготовкѣ электронной публикаціи оказалъ: р. Б. Андрей.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0