Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 25.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День третій.

Страданіе святаго мученика Гордія.

Мученикъ Христовъ Гордій родился въ Кесаріи Каппадокійской [1] отъ христіанскихъ родителей и былъ воспитанъ въ православной христіанской вѣрѣ. По достиженіи возмужалости, онъ взятъ былъ въ военную службу и поставленъ на должность сотника, потому что превосходилъ многихъ и крѣпостію тѣла и силою духа.

Въ то время римскій императоръ Ликиній [2] излилъ на христіанъ всю свою злобу и воздвигъ богоборческую руку свою на Христову Церковь. По всѣмъ торговымъ площадямъ и по всѣмъ наиболѣе люднымъ мѣстамъ были разосланы царскія повелѣнія и указы о томъ, чтобы не покланяться Христу и чтобы всякій нарушитель этого царскаго запрещенія былъ подвергаемъ смертной казни. Всѣ были приводимы къ каменнымъ и деревяннымъ идольскимъ изображеніямъ, чтобы покланяться дѣлу рукъ человѣческихъ, а неповиновавшіеся были принуждаемы къ сему мученіями. По всему городу началось смятеніе; имѣніе христіанъ предавалось разграбленію, дома опустошались, люди избивались; благочестивыя женщины были влачимы по городу; — не было пощады ни юности, ни почтенія къ старости; тѣ, кто были ни въ чемъ неповинны, страдали, какъ злодѣи; въ темницахъ было тѣсно; и хорошіе и богатые дома лишились своихъ обитателей; пустыня наполнялась людьми, изгнанными только за то, что они вѣровали во Христа; отецъ выдавалъ на смерть сына своего, сынъ влекъ на судъ своего отца, братъ неистовствовалъ противъ брата и рабъ возставалъ противъ своего господина; діаволъ навелъ на души людей какъ-бы нѣкую ужасную ночь безумія, такъ что одинъ другаго не узнавалъ, какъ бы въ темнотѣ. Молитвенные дома разорялись руками нечестивыхъ, святые алтари ниспровергались и не было никакого приношенія, ни кажденія, ни мѣста, гдѣ бы можно было совершить Божественную службу: все было объято уныніемъ какъ бы какимъ-то темнымъ облакомъ; служители Божіи были изгоняемы, всякое благочестивое собраніе проходило въ ужасѣ, а демоны ликовали, оскверняя вселенную чадомъ и кровію жертвъ.

Видя таковыя бѣдствія, Гордій рѣшился добровольно удалиться изъ города; свергнувъ съ себя воинское препоясаніе [3] и оставивъ богатство, родственниковъ, друзей, рабовъ и житейскія удобства и все, что вожделѣнно для людей, любящихъ міръ и его наслажденія, онъ ушелъ въ глубокія и непроходимыя для людей пустыни, жизнь со звѣрями почитая для себя болѣе пріятною, нежели общеніе съ идолопоклонниками; онъ подражалъ святому пророку Иліи, который, увидѣвъ служеніе сидонскимъ кумирамъ, удалился на гору Хоривъ, вошелъ въ пещеру, взыскуя Бога, Котораго и увидѣлъ, поскольку Его могло узрѣть человѣческое око (4 Цар. гл. 19). Таковъ былъ и сей Гордій, бѣжавшій отъ городскихъ волненій, отъ торжищныхъ кликовъ, отъ высокомѣрія чиновниковъ, отъ судилищъ, клеветниковъ, продающихъ, покупающихъ, клянущихся, лгущихъ, сквернословящихъ, бѣжавшій отъ игръ и глумленія и отъ неприличной веселости городской, такъ какъ онъ имѣлъ чистый слухъ, чистыя очи и прежде всего чистое сердце, которое могло зрѣть Бога. Онъ сподобился божественныхъ откровеній и позналъ великія тайны ни отъ человѣкъ, ни человѣкомъ (Гал. 1, 1), но имѣя великаго Учителя — Духа Истины (Іоан. 15, 26). Отсюда перешедши къ размышленію о жизни, какъ она безполезна и коротка; подобно сновидѣнію и тѣни, онъ возжелалъ со всею силою души вѣчнаго пребыванія на небесахъ и, какъ сильный борецъ, сталъ готовиться къ борьбѣ постомъ, бдѣніемъ, молитвою и поученіемъ въ словѣ Божіемъ. Съ особеннымъ же нетерпѣніемъ онъ ожидалъ того дня, въ который весь городъ долженъ былъ совершать праздникъ сквернаго бога Марса или, правильнѣе, демона, любящаго брани [4]. Когда этотъ день наступилъ, весь народъ пришелъ въ циркъ смотрѣть на конскіе бѣга и всѣ расположились на высокихъ мѣстахъ. Въ городѣ тогда не осталось никого; въ числѣ зрителей, смотрѣвшихъ на быстрый бѣгъ коней и на искусство возничихъ, было и множество христіанъ, не радѣвшихъ о своей жизни и не уклонявшихся отъ празднаго сборища. Въ тотъ день рабы освобождаемы были отъ работъ и собирались тамъ же, дѣти изъ школъ спѣшили сюда и здѣсь же присутствовали блудныя и безстыдныя женщины. Такъ циркъ наполнился безчисленнымъ множествомъ людей, внимательно смотрѣвшихъ на конскіе бѣга. Тогда доблестный и великій духомъ Гордій, сойдя съ высокой горы въ циркъ, не устрашился народа, не сталъ раздумывать, какому множеству вооруженныхъ рукъ онъ предаетъ себя, но съ безтрепетнымъ сердцемъ и безстрашною душою, протѣснившись сквозь сидѣвшихъ въ циркѣ людей, сталъ посрединѣ, подтверждая слово Писанія: праведный яко левъ уповая (Прит. 28, 1) [5]. Но мало сего: съ такимъ дерзновеніемъ ставъ на открытомъ мѣстѣ въ циркѣ, онъ громогласно, подобно апостоламъ, провозгласилъ слова пророка Исаіи: обрѣтохся не вопрошающимъ о Мнѣ (Ис. 65, 1), показывая тѣмъ ясно, что онъ не былъ приведенъ сюда необходимостыо, но добровольно отдаетъ себя на мученическій подвигъ въ подражаніе Владыкѣ Христу, Который Самъ предалъ Себя въ руки искавшихъ Его во тьмѣ ночной іудеевъ.

Когда присутствовавшіе въ циркѣ узнали, кто стоялъ предъ ними, то тотчасъ поднялся крикъ: вѣрующіе рукоплескали отъ радости, а невѣрующіе кричали судьѣ, чтобы тотъ отдалъ приказъ казнить Гордія. Все наполнилось крикомъ и смятеніемъ, перестали смотрѣть на коней, перестали смотрѣть на возницъ; напрасно шумъ отъ колесницъ наполнялъ воздухъ: никто не хотѣлъ видѣть ничего, кромѣ Гордія, никто не хотѣлъ ничего слышать, какъ только слова Гордія. Весь циркъ наполнился крикомъ, который, разносясь въ воздухѣ подобно вѣтру, покрывалъ собою шумъ отъ бѣга коней. Когда же глашатай подалъ знакъ къ молчанію, — умолкли трубы, утихли свирѣли, замолчали музыкальные инструменты: всѣ смотрѣли только на Гордія, всѣ слушали его одного. Сидѣлъ тамъ, въ циркѣ, и градоначальникъ, который наблюдалъ за порядкомъ на бѣгахъ и назначалъ награды участникамъ бѣга. Къ нему тотчасъ подвели святаго и сему послѣднему былъ данъ вопросъ:

— «Кто онъ и откуда? Изъ какого онъ семейства и рода?»

Тогда Гордій разсказалъ о себѣ все: какой онъ имѣлъ санъ, и почему, оставивъ службу, удалился въ пустыню и зачѣмъ вернулся.

— «Вернулся я, — сказалъ Гордій, — чтобы самымъ дѣломъ показать, что пренебрегаю твоими повелѣніями и исповѣдую Іисуса Христа, мою надежду и защиту. Узнавъ же, что ты многихъ превосходишь своею свирѣпостію, я нарочно выбралъ этотъ день, какъ удобное время для исполненія моего намѣренія и обѣта».

Отъ этихъ словъ гнѣвъ градоначальника возгорѣлся, какъ огонь, и онъ обратилъ всю свою лютость на святаго Гордія.

— «Позовите ко мнѣ палачей! — воскликнулъ онъ. — Гдѣ бичи? Гдѣ свинцовые шары? Гдѣ колеса? Пусть растянутъ его на колесахъ и растерзаютъ ему тѣло [6]; пусть повѣсятъ его на деревѣ, принесутъ орудіи казни; пусть онъ отданъ будетъ звѣрямъ, усѣченъ мечемъ и брошенъ въ пропасть. Впрочемъ, всего этого еще мало для этого нечестиваго человѣка, который достоинъ погибнуть не одной смертью, а многими».

Тогда святый Гордій сказалъ:

— «Поистинѣ, большой вредъ я причинилъ бы себѣ, если бы не захотѣлъ умереть за Христа!»

Эти слова привели градоначальника въ еще большую ярость, усиливъ его природную лютость. Но чѣмъ болѣе дѣлался онъ жестокимъ, тѣмъ болѣе являлся мужественнымъ въ мукахъ святый Гордій. Никакія муки, никакія смертоносныя орудія не могли отвратить его отъ принятаго намѣренія. Возводя очи къ небу, онъ пѣлъ стихи изъ псалма: Господь мнѣ помощникъ, и не убоюся, что сотворитъ мнѣ человѣкъ (Псал. 117, 6)? и еще: не убоюся зла, яко Ты со мною еси (Псал. 22, 4); и иныя симъ подобныя изреченія, которымъ онъ научился изъ божественныхъ книгъ, воспѣвалъ Гордій, возбуждая себя къ мужеству и терпѣнію. Онъ такъ далекъ былъ отъ страха, что самъ призывалъ на себя мученія.

— «Чего, — говорилъ онъ, — вы медлите? Зачѣмъ стоите? Строгайте мое тѣло и раздробляйте его на части, мучьте меня, какъ вамъ угодно. Не лишайте меня надежды на полученіе тѣхъ благъ, кои мнѣ обѣщаны: чѣмъ болѣе вы усиливаете мои мученія, тѣмъ большую награду я получу отъ Владыки моего. Скорбь этой жизни доставляетъ вѣчное веселіе, и мы, вмѣсто ранъ, какія вы возлагаете на тѣло наше, получимъ въ день всеобщаго воскресенія свѣтлыя одежды; за безчестіе — намъ будутъ даны небесные вѣнцы. Вмѣсто осужденія со злодѣями, намъ будетъ дано пребывать съ ангелами».

Не имѣя возможности отвратить святаго Гордія отъ святой вѣры своею яростью и пытками, лукавый градоначальникъ началъ прельщать его ласками: ибо таковый обычай у діавола — боязливыхъ онъ устрашаетъ, а твердыхъ умягчаетъ лестью и разслабляетъ. Итакъ мучитель сталъ предлагать святому различные подарки и еще болышія награды обѣщалъ отъ лица царя.

— «Царь, — говорилъ онъ, — дастъ тебѣ высокую должность въ войскѣ, большое имѣніе, богатство и славу и все, что ты пожелаешь».

Святый же, услышавъ его обѣщанія, посмѣялся его безумію и сказалъ:

— «Ужели ты можешь дать мнѣ что-нибудь такое, что могло бы быть лучше Царства небеснаго?»

Тогда нечестивый градоначальникъ, съ гнѣвомъ обнаживъ мечъ и повелѣвъ позвать палача, осудилъ святаго Гордія на отсѣченіе головы. Предъ совершеніемъ казни въ присутствіи множества народа, Гордія окружили знавшіе его люди, обнимали его и давали ему послѣднее цѣлованіе. Со слезами они умоляли его, чтобы онъ не предавалъ самъ себя на смерть, не губилъ бы своей жизни во цвѣтѣ лѣтъ и не оставлялъ бы этого пріятнаго всѣмъ солнца. Они совѣтовали ему, чтобы онъ хотя бы только на словахъ отрекся отъ Христа, и говорили:

— «Однимъ словомъ ты можешь избавить себя отъ смерти, отрекись отъ Христа устами; сердцемъ же вѣруй въ Него, какъ хочешь, ибо Богъ внемлетъ не языку, но мысли говорящаго. Если ты поступишь такъ, то и гнѣвъ судьи смягчишь, и Бога умилостивишь».

Онъ же, какъ утесъ, стоящій посреди моря, который остается несокрушимымъ, несмотря на то, что на него съ силою бьютъ волны морскія, оставался непоколебимъ въ своемъ добромъ рѣшеніи. И какъ домъ, стоящій на камнѣ, не разрушается ни отъ какихъ сильныхъ вѣтровъ, ни отъ проливныхъ дождей и разливающихся рѣкъ, такъ и крѣпкій тотъ мужъ незыблемъ былъ въ своей вѣрѣ.

Увидѣвъ же своими духовными очами, что діаволъ ходитъ вокругъ его знакомыхъ и одного побуждаетъ къ слезамъ, другаго же къ моленіямъ и недоброму совѣту, мученикъ сказалъ плачущимъ словами Господа: не плачитеся о Мнѣ (Лук. 23, 28), но плачьте о врагахъ Божіихъ, которые преслѣдуютъ христіанъ; о тѣхъ, говорю, плачьте, которые, готовя для насъ огонь, возжигаютъ и для себя геенну и собираютъ себѣ гнѣвъ на день гнѣва (Рим. 2, 5). Перестаньте сокрушать мое сердце; ибо я не однажды, а много разъ готовъ умереть за имя Господа нашего Іисуса Христа.

А тѣмъ, которые совѣтовали Гордію отречься отъ Христа только на словахъ, онъ отвѣчалъ такъ:

— «Языкъ, который данъ мнѣ милостію Христа, я не могу заставить отречься отъ своего Творца: сердцемъ бо вѣруется въ правду, усты же исповѣдуется во спасеніе (Рим. 10, 10). Какъ же отрекусь отъ Господа, Которому покланяюсь съ самаго дѣтства? Я воспитанъ во святой вѣрѣ. Не ужаснется ли небо, если я отрекусь отъ Бога? Не скроютъ ли свѣтила небесныя свѣта своего предо мною? Стерпитъ ли меня земля и не пожретъ ли меня живымъ? Не обманывайте себя: Богъ поругаемъ не бываетъ (Гал. 6, 7) [7], и отъ устъ нашихъ Онъ судитъ насъ, и отъ словесъ нашихъ оправдываетъ насъ, и отъ словесъ осуждаетъ (Лук. 19, 22; Матѳ. 12, 37). Ужели вы не слышали страшной угрозы Господней: иже отвержится Мене предъ человѣки, отвергнуся его и Азъ предъ Отцемъ Моимъ, Иже на небесѣхъ (Матѳ. 10, 33)? Зачѣмъ же вы совѣтуете мнѣ устами отречься отъ Бога моего? Ужели для того, чтобы продлить свою жизнь? Ужели для того, чтобы на время избавиться отъ смерти и выгадать нѣсколько дней жизни? Но вѣдь чрезъ это я лишусь жизни вѣчной. Ужели для того, чтобы избѣжать тѣлесныхъ мученій? Но при этомъ я не увижу благъ, уготованныхъ праведнымъ тамъ, гдѣ нѣтъ болѣзней. Это будетъ явнымъ безуміемъ, если я буду покупать себѣ недолговременною жизнію вѣчную муку и погибель вмѣстѣ съ душою. Нѣтъ, я и вамъ совѣтую: если вы такъ худо мыслите, то поучитесь благоразумію и истинѣ и, отложше лжу, глаголите правая (Ефес. 4, 25), скажите, что Господь Іисусъ Христосъ во славу Бога Отца (Флп. 2, 11), ибо такія слова изречетъ каждый языкъ, когда о имени Іисусовѣ всяко колѣно поклонится, небесныхъ и земныхъ и преисподнихъ (Флп. 2, 10).

Сказавъ сіе и сотворивъ на себѣ крестное знаменіе, святый Гордій безъ боязни пошелъ на казнь, не измѣнивъ свѣтлости лица своего, и остановился на мѣстѣ казни въ такомъ расположеніи духа, какъ будто позади его не было палача, и какъ будто онъ предъ собою видѣлъ ангеловъ, которымъ хотѣлъ отдать въ руки свою душу. Будучи усѣченъ мечемъ, онъ стяжалъ блаженную жизнь: подобно Лазарю, онъ, при радостныхъ кликахъ, былъ перенесенъ на мѣсто вѣчнаго упокоенія, гдѣ, пріемля воздаяніе, онъ вмѣстѣ съ ангелами во вѣки прославляетъ Подвигоположника, — Христа, за Коего пострадалъ.

Примѣчанія:
[1] Каппадокія, — провинція римской имперіи, находилась на востокѣ Малой Азіи; въ концѣ XI вѣка Каппадокія подпала подъ власть Турокъ и доселѣ принадлежитъ имъ. Кесарія — главный городъ Каппадокіи.
[2] Ликиній — Римскій императоръ, управлявшій восточною половиною ея, въ 307-324 годъ.
[3] Отличіемъ лицъ, занимавшихъ почетныя должности въ войскѣ, служилъ особый поясъ, на которомъ вѣшался мечъ.
[4] Римскій богъ войны Марсъ почитался однимъ изъ важнѣйшихъ божествъ римской государственной религіи.
[5] Т. е. праведникъ ничего не боится, какъ левъ.
[6] Орудія мученія первыхъ христіанъ.
[7] Т. е. Бога нельзя обмануть.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга пятая, часть первая: Мѣсяцъ Январь. — М.: Синодальная Типографія, 1904. — С. 141-147.

Во славу Божію помощь въ подготовкѣ электронной публикаціи оказалъ: р. Б. Андрей.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0