Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 27.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Январь.
День второй.

Житіе святой праведной Іуліаніи Лазаревской [1].

Великій христіанскій подвижникъ Макарій Египетскій († около 390 года) въ минуту горячей мольбы къ Богу услышалъ голосъ съ неба:

— «Макарій! Ты и до сихъ поръ еще не сравнялся съ двумя женщинами, которыя живутъ въ городѣ недалеко отсюда».

Старецъ немедленно взялъ посохъ и пошелъ, чтобы отыскать праведницъ, которыхъ указалъ ему голосъ свыше. Послѣ долгихъ исканій, онъ постучался въ двери одного хородского дома и его ласково встрѣтили двѣ женщины. Макарій сказалъ имъ:

— «Для васъ только я пришелъ изъ пустыни, чтобы узнать ваши дѣла, откройтесь предо мною».

— «Человѣкъ Божій! — отвѣтили стыдливо женщины, — можно ли чего-нибудь богоугоднаго требовать отъ тѣхъ, кто безпрестанно занятъ домашними хлопотами и долженъ исполнять супружескія обязанности?»

Но подвижникъ неотступно просилъ женщинъ объявить ему, какую онѣ ведутъ жизнь. И онѣ отвѣтили:

— «Мы двѣ снохи, супруги родныхъ братьевъ; пятнадцать лѣтъ живемъ вмѣстѣ и за это время не сказали другъ дружкѣ ни одного досаднаго слова; мы не имѣемъ дѣтей, а если Господь дастъ ихъ, будемъ молить Его, чтобы помогь намъ воспитать малютокъ въ вѣрѣ и благочестіи; съ рабами поступаемъ ласково. Неоднократно совѣтовались между собою вступить въ общество святыхъ дѣвъ [2], но не могли получить на то дозволенія своихъ супруговъ. Видя ихъ любовь къ намъ, мы рѣшились не разлучаться съ ними и служить имъ утѣшеніемъ. А чтобы наша жизнь хоть сколько-нибудь походила на жизнь святыхъ пустынницъ, мы положили на сердцѣ своемъ убѣгать шумныхъ бесѣдъ, чаще быть дома и заниматься хозяйствомъ».

На это преподобный Макарій сказалъ:

— «Поистинѣ Богь не смотритъ, дѣва ли кто, или супруга, инокъ или мірянинъ, но ищетъ только сердечнаго расположенія къ добрымъ дѣламъ: его Онъ принимаетъ и по нему ниспосылаетъ Святаго Духа каждому, кто желаетъ спастись; Утѣшитель же Духъ Святый направляетъ его мысли и волю къ небесной и вѣчной жизни».

Милостивая Іуліанія показала въ нашемъ отечествѣ такой же примѣръ благочестія и чистоты духовной, какой въ глубокой христіанской древности на востокѣ явили женщины преподобному Макарію. Ея жизнь поучаетъ насъ, что и въ міру, въ семьѣ, среди заботъ о дѣтяхъ, мужѣ и домочадцахъ, можно угодить Богу не меньше тѣхъ, кто покидаетъ міръ для монастырской келліи: нужно только жить по требованіямъ Христовой любви и евангельской правды.

Милостивая Іуліанія родилась въ Москвъ, въ дворянской средѣ, отъ благочестивыхъ и нищелюбивыхъ родителей Іустина и Стефаниды, по фамиліи Недюревыхъ. Ея отецъ служилъ ключникомъ при дворѣ царя Іоанна Васильевича [3]. Іустинъ и Стефанида жили во всякомъ благовѣріи и чистотѣ, имѣли сыновей и дочерей, множество рабовъ и большое богатство. Въ этой семьѣ въ 30-хъ годахъ ХVІ вѣка и родилась блаженная Іуліанія. Шести лѣтъ отъ роду она потеряла мать, была взята на воспитаніе бабушкой съ материнской стороны Анастасіей Лукиной, урожденной Дубенской, и увезена изъ Москвы въ предѣлы города Мурома [4]. Но черезъ шесть лѣтъ скончалась бабка праведной Іуліаніи и завѣщала взять на воспитаніе двѣнадцатилѣтнюю сироту теткѣ ея, а своей дочери, Наталіи Араповой, у которой много было своихъ дѣтей: восемь дѣвицъ и одинъ сынъ. Извѣстно, что и родные братья съ сестрами далеко не всегда живутъ въ мирѣ и добромъ согласіи; тѣмъ легче поселяются раздоры и свары между дальними родственниками, если они живугь вмѣстѣ. Праведная Іуліанія почитала свою тетку, была во всемъ послушна ей; и неизмѣнно смирялась передъ своими двоюродными сестрами, хозяйками дома, молчаливо снося ихъ обиды и укоры. Но по своей жизни Іуліанія не была похожа на сестеръ: она не любила игръ, забавъ и шалостей, на которыя падка бываетъ юность, а отдавалась посту и молитвѣ. Эта разница въ поведеніи между Іуліаніей и ея сестрами вызывала не только у сестеръ, но даже и у рабовъ издѣвательства и насмѣшки; подъ вліяніемъ дѣтей и тетка часто корила сироту.

— «О, безумная! — говорили часто Іуліаніи хозяева-родственники: — для чего ты въ такой молодости изнуряешь свое тѣло и губишь дѣвическую красоту?»

Даже насильно и безъ времени принуждади сироту ѣсть и пить. Но всегда кроткая, молчаливая и покорная Іуліанія становилась твердой и настойчивой, когда шло дѣло о спасеніи души и богоугодной жизни. Насмѣшки и укоры родныхъ и рабовъ не дѣйствовали на Іуліанію: она по прежнему вела самую строгую и воздержную жизнь, игры и веселыя пѣсни сверстницъ не привлекали ея, а вызывали въ ней только недовольство и недоумѣніе. Чуждаясь дѣвическихъ потѣхъ и забавъ, Іуліанія за то съ удвоенной силой отдавалась труду, — тѣмъ рукодѣльямъ, которыя въ старину процвѣтали въ дворянскихъ домахъ, особенно пряденью и шитью въ пяльцахъ. За этими занятіями праведная просиживала ночи.

Но не для себя работала Іуліанія: она обшивала и обряжала безпріютныхъ сиротъ, вдовъ и малосильныхъ больныхъ, которые были въ той деревнѣ. Для нихъ то она и трудилась, не покладая рукь, не допивая, не доѣдая, не досыпая. Молва объ ея человѣколюбіи разнеслась по окрестностямъ и вызывала удивленіе къ ея добродѣтельной жизни. И, что всего поразительнѣе, — высокое смиреніе и безграничную любовь къ ближнимъ Іуліанія добыла лишь изъ глубины своего чистаго, христіански-кроткаго сердца. У ней не было руководителей и наставниковъ; она не умѣла читать Священнаго Писанія и брать оттуда уроки; за время своего дѣвичества она даже не посѣщала храма Божія, такъ какъ его не было по близости.

На 16-мъ году жизни Іуліанія была повѣнчана священникомъ Патапіемъ съ богатымъ Муромскимъ дворяниномъ Георгіемъ Осорьинымъ, въ селѣ Лазаревѣ, вотчинѣ Осорьиныхъ [5]. По совершеніи вѣнчанія, священникъ сказалъ новобрачнымъ поученіе о томъ, какъ они должны жить между собой, какъ должны воспитывать дѣтей въ страхѣ Божіемъ, — насаждать добродѣтель между домочадцами и вообще устроить изъ семьи малую церковь. Слова священника глубоко запали въ душу Іуліаніи, и она свято слѣдовала имъ всю свою жизнь. Ея свекоръ Василій и свекровь Евдокія были люди извѣстные при царскомъ дворѣ, богатые, имѣли множество рабовъ и нѣсколько благоустроенныхъ помѣстій; кромѣ Георгія, ихъ единственнаго сына, у нихъ было двѣ дочери. Іуліанія своимъ тихимъ, кроткимъ характеромъ, всегдашней лаской и привѣтомъ скоро пріобрѣла любовь не только свекора съ свекровью, но даже золовокъ, которыя обычно не ладятъ съ невѣстками. Полюбили Іуліанію даже и дальніе родственники Осорьиныхъ и близкіе къ нимъ люди. Ее искушали разными вопросами, чтобы разузнать ея характеръ, но она постояннымъ привѣтомъ и добротой, кроткими и мягкими отвѣтами обезоруживала совопросниковъ и мало по малу пріобрѣла любовь даже и тѣхъ, кто въ началѣ не довѣрялъ ей. Такъ Іуліанія заняла самое видное мѣсто въ семьѣ своего мужа и стала полной хозяйкой дома.

Хлопоты по дому и хозяйству не поглощали всего вниманія блаженной Іуліаніи, не наполняли всю ея душу рано вставъ утромъ или усталая отъ дневныхъ заботъ и волненій передъ отходомъ ко сну она подолгу молилась Богу и клала по сту земныхъ поклоновъ и больше; къ этой постоянной и теплой молитвѣ пріучила она и своего мужа. Георгія Осорьина часто призывали на царскую службу въ Астрахань и другія дальнія мѣста, и онъ не бывалъ дома по году, по два или по три. Въ разлукѣ съ мужемъ, подъ вліяніемъ естественной скорби, Іуліанія съ особенной силой предавалась труду и молитвѣ. Часто цѣлыя ночи она молилась, пряла или шила въ пяльцахъ; издѣлія рукъ своихъ — пряжу и пяличное шитье Іуліанія продавала и вырученныя деньги раздавала нищимъ; впрочемъ, какъ искусная рукодѣльница, блаженная вышивала пелены, чтобы жертвовать ихъ въ храмы. Свои благодѣянія совершала она тайно отъ свекра и свекрови. Милостыню посылала по ночамъ съ вѣрной служанкой, заботилась о вдовахъ и сиротахъ какъ родная мать, своими руками ихъ омывала, кормила, поила и обшивала. Рабамъ она указывала дѣло, но была съ ними всегда ласкова и кротка, не называла рабовъ полуименемъ, а всегда полными христіанскими именами. Услугъ себѣ она не требовала отъ рабовъ: никто не подавалъ ей воды на руки, не надѣвалъ и не снималъ сапогъ, какъ то дѣлалось у другихъ дворянокъ. Если, по обычаю, при гостяхъ ей приходилось пользоваться услугами рабовъ, то съ уходомъ гостей она каялась и говорила про себя: «кто я такая, что мнѣ служатъ люди, созданія Божій?» Напротивъ, она сама всегда была готова услужить другимъ: наблюдала, чтобы у ея рабовъ была хорошая пища и пристойная одежда. Но однѣми заботами о піщѣ и одеждѣ слугь не довольствовалась праведная Іуліанія: она старалась, чтобы между ея слугами не было ссоръ и брани, чтобы въ домѣ царили тишь, да гладь, да Божья благодать. При ссорахъ рабовъ между собой Іуліанія часто брала вину на себя и тѣмъ успокоивала враждующихъ. При этомъ она нерѣдко говаривала: «я часто грѣшу предъ Богомъ и Онъ, Милосердый, прощаетъ мнѣ. Буду терпѣть и я грѣхи моихъ слугъ: хотя онѣ и подвластны мнѣ, но по душѣ можетъ быть лучше меня и чище передъ Богомъ». Никогда не доносила она на проступки рабовъ ни мужу, ни свекру со свекровью, которые бранили праведницу за излишнюю снисходительность. Когда не хватало ея умѣнья и силъ справиться съ испорченными слугами и утвердить въ домѣ миръ и тишину, она горячо молилась Пресвятой Дѣвѣ и Чудотворцу Николаю, прося ихъ помощи. Въ одну изъ такихъ тяжелыхъ минутъ, Іуліанія стала ночью на молитву; бѣсы же навели на ея душу ужасъ и она, въ безсиліи упавши на постель, погрузилась въ крѣпкій сонъ. Во снѣ она видитъ, что къ ней подошло множество нечистой силы съ оружіемъ.

— «Если не бросишь своихъ дѣлъ, — говорили демоны, — немедленно погубимъ тебя».

Блаженная Іуліанія взмолилась Богоматери и Николаю чудотворцу: угодникъ Божій явился съ большой книгой и разогналъ враговъ, которые разсѣялись какъ дымъ; послѣ того онъ благословилъ милостивую Іуліанію и сказалъ:

— «Дочь моя, мужайся и крѣпись, и не бойся бѣсовскихъ козней! Христосъ повелѣлъ мнѣ защищать тебя отъ бѣсовъ и злыхъ людей».

Проснувшись Іуліанія ясно увидѣла свѣтлаго мужа, который вышелъ въ дверь изъ опочивальни и скрылся. Она бросилась за нимъ вслѣдъ, но засовы и затворы терема оказались всѣ на своихъ мѣстахъ. Іуліанія поняла, что Господь дѣйствительно послалъ ей небеснаго защитника, укрѣпилась въ своей вѣрѣ и надеждѣ на помощь Божію и еще съ большимъ усердіемъ продолжала дѣла милосердія и любви къ ближнимъ.

Насталъ въ Русской землѣ великій голодъ, и множество людей умирало отъ недостатка хлѣба [6]. Милостивая Іуліанія брала у свекрови пищу себѣ на завтраки и полдники и тайно раздавала все голоднымъ и нищимъ. Свекровь удивлялась этому и говорила:

— «Радуюсь я, что ты стала часто ѣсть, но удивляюсь тому, что перемѣнился твой обычай: прежде, когда было всего вдоволь, ты не брала ѣды на утро и полдень, и я не могла тебя заставить дѣлать это. Теперь же, когда всюду недостача въ хлѣбѣ, ты берешь и завтраки и полдники».

Блаженная Іуліанія, чтобы не открыть своей тайной милостыни, отвѣтила свекрови:

— «Когда я не рожала дѣтей, мнѣ не хотѣлось такъ ѣсть; теперь же я отъ родовъ обезсилѣла, и мнѣ хочется ѣсть не только днемъ, а и по ночамъ; но я стыжусь просить у тебя пищи на ночь».

Свекровь очень обрадовалась, что невѣстка стала ѣсть больше и начала посылать ей пищу и на ночное время. Милостивая Іуліанія принимала пищу и все раздавала тайкомъ голоднымъ. Когда умиралъ кто-нибудь изъ нищихъ въ окрестности, блаженная Іуліанія нанимала обмывать и убирать покойника, покупала саванъ, давала средства на похороны. Она молилась о душѣ каждаго извѣстнаго ей или неизвѣстнаго, кого хоронили въ селѣ Лазаревѣ.

Вслѣдъ за голодомъ новое бѣдствіе постигло Русь: начался сильный моръ на людей отъ болѣзни «пострѣла» [7]. Пораженные ужасомъ жители запирались въ домахъ и не пускали къ себѣ заболѣвшихъ, а также боялись прикасаться къ ихъ одеждамъ. Но милостивая Іуліанія тайкомъ отъ свекра и свекрови своими руками мыла въ баняхъ больныхъ, лѣчила ихъ, какъ умѣла, и молила Господа Бога объ ихъ выздоровленіи. А когда кто умиралъ изъ сиротъ и бѣдняковъ, она своими же руками обмывала ихъ, и нанимала относить ихъ для погребенія.

Свекоръ и свекровь Іуліаніи умерли въ глубокой старости и, по обычаю нашихъ предковъ, на смертномъ одрѣ постриглись въ монашество. Мужа Іуліаніи не было въ то время дома: онъ оставался болѣе трехъ лѣтъ на царской службѣ въ Астрахани. Блаженная Іуліанія честно погребла Василія и Евдокію Осорьиныхъ, раздала за упокой ихъ душъ щедрую милостыню, заказала по церквамъ сорокоусты и въ теченіи 40 дней ставила поминальные столы ддя монаховъ, священниковъ, вдовъ, сиротъ и нищихъ, а также посылала обильныя подаянія по тюрьмамъ. И послѣ, каждый годъ, справляла память умершихъ свекра и свекрови и много родового имѣнія потратила на это доброе дѣло.

Блаженная Іуліанія жила съ мужемъ мирно и тихо не мало лѣтъ, и Господь послалъ ей десять сыновей и три дочери. Изъ нихъ четыре сына и двѣ дочери умерли еще въ младенческомъ возрастѣ. Остальныхъ она выростила и радовалась на дѣтей своихъ.

Но врагъ рода человѣческаго сѣялъ вражду между взрослыми дѣтьми и слугами блаженной, не смотря на все желаніе ея примирить враждующихъ. И вотъ старшій ея сынъ былъ даже убитъ рабомъ; вскорѣ на царской службѣ убили и другого ея сына. Горько было материнскому сердцу Іуліаніи переносить эти скорби, но она не вопила, не рвала волосъ на головѣ, какъ дѣлали тогда другія женщины: непрестанная молитва и милостыня подкрѣпляли ея силы. Скорбѣлъ и отецъ о потерѣ дѣтей, но блаженная утѣшала его. Подъ вліяніемъ семейнаго горя, Іуліанія стала просить мужа отпустить ее въ монастырь, и даже заявила, что уйдетъ тайкомъ, но Георгій указалъ ей на прекрасныя слова Косьмы пресвитера [8] и другихъ учительныхъ отцевъ: «не спасутъ насъ ризы черныя, если живемъ не помонашески, и не погубятъ ризы бѣлыя, если творимъ Богу угодное. Если кто уходитъ въ монастырь, не желая заботиться о дѣтяхъ, — не любви Божіей ищетъ, а покоя. Дѣтижъ, осиротѣвши, часто плачутся и клянутъ родителей, говоря: «зачѣмъ, родивши насъ, оставили на бѣду и страданія? Если велѣно кормить чужихъ сиротъ, слѣдуетъ и своихъ не морить». Мужъ праведной Іуліаніи, человѣкъ грамотный, читалъ ей и другія мѣста изъ духовныхъ писателей, пока не убѣдилъ ее, и она сказала:

— «Да будетъ воля Господня!»

Послѣ этого супруги стали жить какъ братъ съ сестрою: мужъ спалъ на прежней постелѣ, а жена съ вечера ложилась на печи, подкладывая себѣ вмѣсто постели дрова ребрами вверхъ, а подъ бокъ желѣзные ключи. Такъ она погружалась въ сонъ на часъ или на два. Когда все въ домѣ затихало, блаженная Іуліанія вставала на молитву и проводила въ ней часто цѣлыя ночи, а по утрамъ отправлялась въ храмъ къ заутренѣ и обѣднѣ. Изъ церкви милостивая Іуліанія приходила въ домъ и занималась хозяйствомъ. По понедѣльникамъ и средамъ блаженная вкушала одинъ разъ, по пятницамъ совсѣмъ не принимала пищи и удалялась въ отдѣльную комнату на молитву, устроивъ у себя дома подобіе монастырскаго затвора. Она позволяла себѣ выпить одну чашу вина только по субботамъ, когда кормила духовенство, вдовъ, сиротъ и нищихъ.

Черезъ 10 лѣтъ по прекращеніи супружеской жизни умеръ мужъ Іуліаніи. Похоронивъ и помянувъ его по обычаю, какъ свекра съ свекровью, милостивая Іуліанія вся отдалась служенію Богу и ближнимъ. Такъ какъ дѣти сильно горевали объ отцѣ, то она, утѣшая ихъ, говорила:

— «Не скорбите, чада мои! смерть отца вашего — назиданіе намъ, грѣшнымъ; видя ее и постоянно ожидая для себя кончины, будьте добродѣтельны, больше всего любите другъ друга и творите милостыню».

Не словами только поучала другихъ блаженная Іуліанія; она старалась и жизнью подражать великимъ христіанскимъ подвижницамъ, святымъ женамъ, о которыхъ читали ей мужъ и грамотные люди. Въ свободныя отъ домашнихъ заботъ минуты, блаженная Іуліанія становилась на молитву, усиленно постилась. Но больше всего заботилась она о дѣлахъ милосердія. Часто у нея не оставалось ни одной монеты для раздачи нищимъ; тогда она брала взаймы и одѣляла бѣдняковъ. По зимамъ она брала у дѣтей деньги себѣ на одежду, но все раздавала бѣднымъ, сама же ходила безъ теплой одежды и въ сапогахъ на босу ногу. Чтобы подвизаться для Господа и, чувствуя боль, сильнѣе пламенѣть молитвою къ Богу, Подателю радости и утѣшенія, она подъ свои босыя ноги въ сапогъ подкладывала битые черепки и орѣховую скорлупу и такъ ходида по дому.

Была необыкновенно холодная зима, такъ что отъ мороза даже трескалась земля. Іуліанія нѣкоторое время по причинѣ стужи не ходила въ церковь, а молилась только дома. Однажды священникъ села Лазарева пришелъ раннимъ утромъ въ храмъ и услышалъ голосъ отъ иконы Богородицы:

— «Пойди и скажи милостивой Іуліаніи, отчего она не ходитъ въ церковь? И ея домашняя молитва угодна Богу, но не такъ, какъ церковная. Вы же почитайте ее: уже ей не менѣе 60 лѣтъ, и на ней почиваетъ Духъ Святый».

Священникъ въ сильномъ страхѣ прибѣжалъ къ Іуліаніи, палъ къ ея ногамъ, просилъ простить его и разсказалъ при всѣхъ о бывшемъ ему бидѣніи. Блаженная сильно опечалилась и сказала священнику:

— «Ты впалъ въ соблазнъ, когда такъ говоришь. Какъ я, грѣшница предъ Господомъ, могу быть достойной такого позыва?»

И взяла съ него клятву и со всѣхъ, при комъ онъ сказалъ, не разглашать о видѣніи ни при жизни ея, ни по смерти. Сама же отправилась въ храмъ, отслужила молебенъ предъ иконой Богоматери, облобызала ее и слезно молилась передъ Заступницей Усердной.

Блаженная прожила во вдовствѣ девять лѣтъ; за это время она раздала бѣднымъ почти все свое имущество. Она оставляла дома только самое необходимое и распредѣляла хозяйственные запасы такъ, чтобы они изъ одного года не переходили въ другой. Все, что оставалось отъ годового обихода, она немедленно дѣлила между нищими, сиротами и бѣдняками. Настало несчастное царствованіе Бориса Годунова [9]. Господь наказалъ Русскую землю необыкновеннымъ голодомъ: голодающіе ѣли всякую падаль, даже человѣческія тѣла; безчисленное множество людей умерло отъ голода. Не стало пищи и въ домѣ Осорьиныхъ; такъ какъ посѣвы не взошли, скотъ гибъ отъ безкормицы. Блаженная Іуліанія молила дѣтей и рабовъ не брать ничего чужого. Все, что осталось въ домѣ изъ одежды, скота и посуды, она продала и на полученныя деньги купила хлѣба. Имъ она кормила своихъ домочадцевъ; не смотря на страшную скудость, помогала и бѣднякамъ: и никто изъ нихъ не уходилъ отъ нея съ пустыми руками. Когда не осталось больше хлѣба, милостивая Іуліанія не упала духомъ, но всѣ надежды возложила на помощь Божію. Она вынуждена была переселиться въ Нижегородскіе предѣлы, въ село Вочнево, гдѣ оставалась еще хоть какая нибудь пища. Но скоро и здѣсь развился голодъ во всей силѣ: Іуліанія, не имѣя средствъ кормить рабовъ своихъ, отпустила ихъ на волю. Нѣкоторые воспользовались свободой, а другіе остались вмѣстѣ съ своей госпожей терпѣть нужду и горе. Оставшимся при ней слугамъ она приказывала собирать лебеду, сдирать съ дерева илемъ [10] кору и готовить изъ нихъ хлѣбы, которыми и питалась сама съ дѣтьми и рабами. По ея молитвамъ хлѣбъ, сдѣланный изъ лебеды съ корой, оказывался достаточно сладкимъ, и нищіе, которыхъ по причинѣ голода было необыкновенно много, толпами приходили за подаяніемъ къ милостивой Іуліаніи. Сосѣди ея спрашивали нищихъ:

— «Зачѣмъ вы ходите въ домъ Іуліаніи? Она и сама съ дѣтьми чуть жива отъ голоду».

Бѣдняки отвѣчали на это:

— «Мы ходимъ по многимъ селамъ и иногда получаемъ чистый хлѣбъ, но не знаемъ хлѣба, болѣе сладкаго, чѣмъ у этой вдовы».

Сосѣди, имѣвшіе довольно чистаго хлѣба, посылали просить у Іуліаніи хлѣба изъ лебеды съ корой и убѣждались, что онъ очень сладокъ, но объясняли это умѣньемъ рабовъ Іуліаніи готовить тѣсто. Испытывая два года тяжелую нужду, праведная Іуліанія не смутилась, не подняла ропота, не пала духомъ, но была благодушна и радостна, какъ всегда. Одно огорчало ее, что въ Вочневѣ не было храма, по старости же она не могла посѣщать храмъ ближайшаго села. Но вспомнивъ о Корниліи сотникѣ [11], какъ его домашняя молитва оказалась угодною Богу, блаженная горячо отдалась ей и скоро обрѣла душевный покой.

26 декабря 1603 года милостивая Іуліанія разболѣлась; шесть дней продолжалась болѣзнь ея, но она только днемъ лежала, ночью же вставала безъ всякой поддержки и молилась. Ея рабыни смѣялись надъ ней, говоря:

— «Какая это больная! днемъ лежитъ, а ночью встаетъ и молится!»

Но блаженная кротко отвѣчала насмѣшницамъ:

— «Чего же вы смѣетесь? Развѣ вы не знаете, что Господь и отъ больного требуетъ духовныхъ молитвъ?»

2 января на разсвѣтѣ милостивая Іуліанія призвала своего духовнаго отца священника Аѳанасія, причастилась Святыхъ Таинъ, сѣла на своемъ одрѣ и призвала къ себѣ дѣтей, слугъ и сельчанъ. Она много поучала стоявшихъ около нея богоугодной жизни и, между прочимъ, сказала:

— «Еще въ молодости я сильно желала великаго ангельскаго образа [12], но не удостоилась его по грѣхамъ моимъ... Но слава праведному суду Божію!»

Она приказала заготовить на свое погребеніе кадило и положить въ него ладану, простилась съ дѣтьми, прислугой и знакомыми, выпрямилась на постели, перекрестилась трижды, обвила четки около рукъ и произнесла послѣднія слова:

— «Слава Богу за все! Въ руцѣ Твои, Господи, предаю духъ мой!»

Когда почила въ Господѣ блаженная, всѣ видѣли, какъ около ея главы образовалось сіяніе на подобіе золотого вѣнца, что пишутъ на иконахъ святыхъ. Когда обмыли тѣло почившей и положили въ отдѣльной клѣти, видѣли ночью горящія свѣчи (хотя ихъ никто не возжигалъ) и чувствовали благоуханіе, которое струилось изъ комнаты, гдѣ лежала блаженная. Въ ночь, смѣнившую день успенія, милостивая Іуліанія явилась одной рабынѣ и приказала отвезти себя изъ Вочнева въ Муромскіе предѣлы и положить въ церкви праведнаго Лазаря возлѣ мужа. Многотрудное тѣло блаженной вложили въ дубовый гробъ, отвезли въ село Лазаревское, въ четырехъ верстахъ отъ Мурома и погребли 10 января 1604 года [13].

Позднѣе надъ могилой милостивой Іуліаніи ея дѣти и родные воздвигли теплую церковь во имя архистратига Михаила. Когда 8 августа 1614 года умеръ сынъ блаженной Георгій и въ усыпальницѣ Осорьиныхъ, подъ церковью, стали готовить мѣсто для его погребенія, нашли гробъ милостивой Іуліаніи невредимымъ, но не знали, чей онъ. 10 августа, по совершеніи отпѣванія надъ Георгіемъ, когда участники обряда пошли въ домъ Осорьиныхъ помянуть почившаго, любопытныя женщины села открыли гробъ и увидѣли, что онъ полонъ благовоннаго мѵра. Послѣ того какъ гости ушли съ поминовенія, женщины объявили о видѣнномъ ими семьѣ Осорьиныхъ; дѣти милостивой Іуліаніи пришли ко гробу и увидали то же, что и женщины. Въ благоговѣйномъ страхѣ они набрали въ небольшой сосудецъ мѵра и отвезли его въ Муромскую соборную церковь, вѣроятно для освидѣтельствованія: и было оно днемъ подобно свекольному квасу, а ночью становилось густымъ и походило на масло багрянаго цвѣта. Но всего тѣла милостивой Іуліаніи отъ ужаса не могли досмотрѣть: видѣли только, что невредимы ноги и бедра ея; главы не видали потому, что на крышку гроба налегло бревно, поддерживавшее церковную печь. Въ ту же ночь многіе слышали звонъ въ церкви праведнаго Лазаря и прибѣжали къ храму, думая, что бьютъ въ набатъ, но пожара никакого не было. Прибѣжавшіе чувствовали, какъ отъ гроба исходитъ благовоніе. Молва объ этомъ событіи быстро разнеслась по окрестностямъ; многіе приходили ко гробу, мазали себя мѵромъ и получали исцѣленіе отъ разныхъ болѣзней.

Когда мѵро все было разобрано, больные начали брать песокъ изъ подъ гроба милостивой Іуліаніи, обтирались имъ и по вѣрѣ своей получали облегченіе въ недугахъ. Такъ Муромскій гражданинъ Іеремія Червевъ прибылъ ко гробу милостивой Іуліаніи съ женой и двумя больными дѣтьми: у сына Андрея и дочери изъ рукъ, ногь и локтей текла болѣе двухъ лѣтъ кровь, и они не могли даже подвести руки ко рту. Отпѣвъ молебенъ и паннихиду у гроба Іуліаніи и отерши дѣтей пескомъ, родители вернулись домой: ихъ дѣти проспали весь день и ночь, по пробужденіи могли свободно креститься, а черезъ недѣлю и совсѣмъ выздоровѣли. Крестьянинъ изъ деревни Макаровой страшно болѣлъ зубами и долго не могъ ни ѣсть, ни пить, ни работать. По совѣту жены, онъ пришелъ ко гробу милостивой Іуліаніи одинъ въ полдень, помолился блаженной, вытеръ пескомъ зубы и вернулся домой здоровымъ.

Ночью въ селѣ Лазаревскомъ пожаръ охватилъ четыре избы, крытыхъ соломой; дулъ необыкновенно сильный вѣтеръ и уже огонь началъ приближаться къ церкви. Священникъ вбѣжалъ въ храмъ, нахваталъ торопливо въ обѣ руки земли изъ подъ гроба Іуліаніи и сталъ бросать въ огонь. Тогда вѣтеръ перемѣнился, пожаръ началъ мало по малу утихать и наконецъ совершенно прекратился.

Крестьянинъ изъ деревни Коледина, по имени Климентъ, имѣлъ на ногѣ язву, подъ названіемъ «пострѣлъ», отъ которой многіе умирали. Больной, наслышавшись о чудесахъ Іуліаніи, велѣлъ отвезти себя къ ея гробу, совершилъ молебенъ, отеръ пескомъ язву и скоро выздоровѣлъ.

Жившая въ Муромѣ на посадѣ раба боярина Матѳея Черкасова, именемъ Марія, ослѣпла. Ее привели къ ракѣ Іуліаніи, отслужили молебенъ и паннихиду, и она почувствовала себя зрячей, такъ что на возвратномъ пути уже могла сбирать грибы и ягоды.

Одинъ 10-ти лѣтній отрокъ впалъ въ разслабленіе и ослѣпъ. Его принесли къ церкви Архангела Михаила, совершили молебенъ у гроба праведной Іуліаніи, и больной вдругъ увидалъ горящую свѣчу, а спустя немного времени и совсѣмъ прозрѣлъ.

У Агаѳіи, жены Ѳеодора, служившаго при церкви Архангела Михаила клирикомъ, отнялась рука, такъ что больная не могла и двинуть ею. Несчастной явилась во снѣ милостивая Іуліанія и сказала:

— «Иди въ церковь Архангела Михаила и приложись къ иконѣ Іуліаніи».

Затѣмъ назвала мѣсто, гдѣ лежатъ у больной двѣ монеты, и велѣла ей отдать ихъ священнику, чтобы приложилъ къ иконѣ. Больная исполнила все, отслужила молебенъ и паннихиду, испила святой воды, отерлась пескомъ и исцѣлилась.

Московскій дворянинъ Іосифъ Ковковъ былъ страшно боленъ и уже не чаялъ остаться въ живыхъ. Тогда ему пришло на мысль послать своего слугу Аникія къ ракѣ праведной Іуліаніи: слуга совершилъ молебенъ за здравіе болящаго господина, взялъ святой воды и песку и, когда Ковковъ окропилъ себя принесенной водой и отеръ пескомъ, тотчасъ выздоровѣлъ. Исцѣленный пѣшкомъ изъ Москвы пришелъ въ село Лазаревское возблагодарить милостивую Іуліанію за дарованіе здравія и пожертвовалъ ко храму архангела Михаила священническія ризы.

8 мая 1649 года женщина изъ Вязниковской области [14] Елена Васильева во младыхъ годахъ стала слѣпой и ходила ко многимъ чудотворцамъ и святымъ мѣстамъ съ мольбой объ исцѣленіи. Наконецъ ей пришло на мысль пойти въ село Лазарево и приложиться ко гробу милостивой Іуліаніи. Отслуживъ молебенъ, больная начала видѣть; она пробыла въ Муромѣ два года и неустанно приходила молиться къ мощамъ милостивой Іуліаніи во дни ея памяти и погребенія [15].

Примѣчанія:
[1] О милостивой Іуліаніи мы почерпаемъ свѣдѣнія изъ краткаго описанія ея жизни которое составилъ сынъ ея Калистратъ, по народному прозвищу Дружина, Осорьинъ вскорѣ послѣ 1614 г. Въ томъ же XVII в., но позже, на основаніи нѣкоторыхъ новыхъ извѣстій и перваго сказанія, составилось второе распространенное житіе праведной Іуліаніи (вѣроятно, въ Муромскомъ Спасо-Преображенскомъ монастырѣ).
[2] Т.е. монахинь.
[3] Сохранилась грамота отъ 8 апрѣля 1633 г., гдѣ упоминается погребной ключникъ (смотритель царскихъ погребовъ) Истома Недюревъ; это, по всей вѣроятности, отецъ милостивой Іуліаніи, названный по просторѣчью Истомой вмѣсто Іустина.
[4] Теперь уѣздный городъ. Владимірской губ.
[5] Село Лазарево Муром. у., Влад. губ. на р. Ильинкѣ находится въ 120 верстахъ отъ губернскаго города и въ 5 отъ уѣзднаго. — Названный здѣсь священникъ Патапій послѣ принялъ монашество и управлялъ въ санѣ архимандрита Муромскимъ Спасо-Преображенскимъ монастыремъ (упоминается въ 1571 г.).
[6] Это, надо думать, голодъ 1570 г. Историкъ Карамзинъ такъ изображаетъ это ужасное время: «казалось, что земля утратила силу плодородія, сѣяли, но не собирали хлѣба, и холодъ и засуха губили жатву. Дороговизна сдѣлалась неслыханная: четверть ржи стоила въ Москвѣ 60 алтынъ или около 9 нынѣшнихъ серебряныхъ рублей. Бѣдные толпились на рынкахъ, спрашивали о цѣнѣ хлѣба и вопили въ отчаяніи. Милостыня оскудѣла: ее просили и тѣ, которые дотолѣ сами питали нищихъ. Люди скитались какъ тѣни, умирали на улицахъ и на дорогахъ. Не было явнаго возмущенія, но были страшныя злодѣйства: голодные тайно убивали и ѣли другъ друга. Оть изнуренія силъ, отъ пищи неестественной, родилась прилипчивая смертоносная болѣзнь въ разныхъ мѣстахъ. Бѣдствіе продолжалось до 1572 г.» Объ этой болѣзни и говорится, вслѣдъ за голодомъ, въ житіи милостивой Іуліаніи.
[7] Одинъ изъ видовъ язвы, можетъ быть Сибирской, или чумы.
[8] Косьма, пресвитеръ Болгарскій, жилъ послѣ 968 г. и до 1019 г. Онъ написалъ обличительное слово противъ еретиковъ богомиловъ.
[9] Борись Годуновъ царствовалъ съ 1598 г. по 1605 г.
[10] Родъ вяза.
[11] Дѣян. св. Апост. гл. 10, ст. 31.
[12] Т.е. монашества.
[13] Нѣкоторые списки житія указываютъ годъ кончины ея — 1605-ый.
[14] Теперь Вязники — уѣздный городъ Владимірской губ.
[15] Мощи праведной Іуліаніи почиваютъ въ холодномъ храмѣ о. Лазарева у сѣверной стороны. Въ 1889 г. устроена новая кипарисная гробница, обложенная позолоченною и посеребренною мѣдью. На поклоненіе праведной Іуліаніи приходятъ богомольцы изъ Мурома и окрестныхъ селеній. Что касается св. мощей ея, то они, полагаютъ, утратились во время пожара деревянной церкви въ 1811 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительна, вторая: Мѣсяцы Январь-Апрѣль. — М.: Синодальная Типографія, 1916. — С. 5-18.

Во славу Божію помощь въ подготовкѣ электронной публикаціи оказалъ: р. Б. Андрей.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0