Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Февраль.
День двадцать второй.

Страданіе святаго мученика Маврикія и сына его Фотина и съ ними 70-ти воиновъ.

— «Державнѣйшій царь, такъ какъ боги даровали намъ возможность свободно говорить съ тобою, то мы возвѣщаемъ тебѣ, что всякій изъ насъ со страхомъ и усердіемъ почитаетъ великихъ боговъ отеческихъ, въ особенности же Зевса [2] и чуднаго Аполлона [3], самыхъ главныхъ боговъ нашихъ, защитниковъ и покровителей державы твоей. Но Маврикій и вмѣстѣ съ нимъ другихъ семьдесятъ твоихъ воиновъ, напыщенные почестями и обогащенные твоими великими дарами, презираютъ боговъ нашихъ, противятся твоей великой и непобѣдимой власти — они прельстились заблужденіемъ христіанскимъ».

Услышавъ объ этомъ, царь Максиміанъ сильно разгнѣвался; ярость охватила его сильнѣе пламени, пылающаго въ печи; онъ особенно негодовалъ на то, что въ полкахъ его нашлись такіе воины. Въ одинъ изъ торжественныхъ дней онъ велѣлъ приготовить судилище на мѣстѣ для зрѣлищъ, называемомъ Амаксика; оно было между сѣверными городскими воротами. Это мѣсто Максиміанъ избралъ для того, чтобы весь народъ могъ видѣть судъ; сюда повелѣлъ онъ привести святыхъ мучениковъ. Въ назначенный день, когда сошлось множество народа на указанное мѣсто, даже дѣвы и тѣ не оставались дома, царь Максиміанъ возсѣлъ на высокомъ судилищѣ. Тогда приведены были сюда оруженосцами и семьдесятъ святыхъ Христовыхъ воиновъ, вмѣстѣ со своимъ начальникомъ святымъ Маврикіемъ. Взглянувъ на нихъ, царь сказалъ Маврикію:

— «Мы надѣялись, Маврикій, что вы, какъ люди, не оставленные нашею царской милостью, кормившіеся нашимъ жалованьемъ и удостоившіеся отъ насъ высшихъ почестей, будете слѣдовать нашему благочестивому примѣру и своими мужественными дѣлами и мудрымъ наставленіемъ вразумите отвергающихъ нашъ угодный богамъ законъ, уврачуете мнѣнія заблуждающихся, измѣните къ лучшему нуждающееся въ исправленіи, укрощая возбуждающихъ раздоры, — словомъ мы были увѣрены, что исправите все, что дѣлаютъ не по нашему повелѣнію, противъ насъ и вопреки нашему желанію. Но мы слышимъ, что вы поступаете какъ разъ наоборотъ, — не только не усмиряете тѣхъ, кто возстаетъ противъ нашего закона, но и сами являетесь противниками нашихъ всесильныхъ боговъ; вы пренебрегаете ими, не оказываете имъ чести, не приносите жертвъ и приношеній; мало того, вы сдѣлались даже для другихъ руководителями и увлекаете ихъ въ погибельную пропасть, если только есть правда въ томъ, что намъ сообщили объ васъ».

На это святый Маврикій отвѣчалъ:

— «Царь, та обида, которую мы наносимъ безчувственнымъ богамъ вашимъ, готовитъ намъ славный вѣнецъ побѣды у истиннаго Бога нашего. Мы не унижаемъ, не презираемъ, какъ ты полагаешь въ своемъ безуміи, Бога, сотворившаго насъ, но прославляемъ Того, Кто единый истинный Богъ, Кто создалъ небо и землю, море и все, что въ нихъ. И не подобаетъ называть богами скверныхъ и нечистыхъ бѣсовъ, вводящихъ людей въ гибель, и идоловъ ихъ глухихъ, слѣпыхъ и безчувственныхъ».

Тогда царь сказалъ:

— «Такъ-то ты, Маврикій, воздаешь благодарность богамъ, которые удостоили тебя чести и даровали тебѣ первое мѣсто въ воинствѣ?»

Святый же Маврикій отвѣчалъ:

— «Никогда никакой чести я не принималъ отъ боговъ вашихъ и не хочу почитать ихъ. Ибо кто изъ людей, знающихъ о Богѣ, захочетъ воздавать почитаніе безчувственнымъ вещамъ, кромѣ не имѣющихъ разума и уподобившихся несмысленнымъ скотамъ (Псал. 48, 13); только такіе люди обоготворяютъ камни и деревья, полагая что они имѣютъ разумъ, — и почитаютъ ихъ, какъ боговъ».

Царь же сказалъ:

— «Ты получилъ первое мѣсто среди служащихъ намъ; посему то ты такъ дерзко и безъ всякаго страха говоришь съ нами».

Сказавъ это, царь велѣлъ отдѣлить святаго Маврикія отъ семидесяти воиновъ и обратился къ послѣднимъ съ ласковой рѣчью:

— «Кто васъ, братія, прельстилъ и внушилъ вамъ мысль отступить отъ спасителей нашихъ боговъ и раздѣлять заблужденіе людей, почитающихъ Распятаго Человѣка, какого-то злодѣя?»

Тогда блаженный Ѳеодоритъ вмѣстѣ съ Филиппомъ отвѣчали отъ лица всѣхъ святыхъ мучениковъ:

— «Безбожный мучитель, мы не только не заблуждаемся сами, но и тебя желаемъ освободить отъ заблужденія, отъ котораго избавились, покланяясь единому истинному Богу — Отцу всемогущему и единородному Сыну Его Господу Іисусу Христу нашему — истинному Богу и Божіей Премудрости — и святому Его Духу, Который вдохнулъ въ насъ познаніе и разумѣніе, чтобы мы могли исповѣдывать единосущную Троицу. Мы гнушаемся нечестивой вѣры твоей, оставляемъ санъ временнаго воина, чтобы намъ удостоиться быть воинами Бога, Царя Силъ».

Тогда Максиміанъ сказалъ:

— «Я вижу, Филиппъ, что ты уже достигъ почтенной старости, но разумомъ ты далеко уступаешь юнымъ; обратись лучше къ нашимъ богамъ и тѣмъ покажи добрый примѣръ прочимъ твоимъ сотоварищамъ по службѣ, чтобы и они сдѣлали тоже; тогда большую честь и дары получишь ты отъ насъ».

Святый же Филиппъ отвѣчалъ:

— «Знай, царь, что я не буду наставлять на злое тѣхъ, которые добровольно познали страхъ Божій, ибо писано: горе тому, имже соблазнъ приходитъ» (Матѳ. 18, 7).

На это Максиміанъ сказалъ:

— «Ты дерзокъ, Филиппъ, благодаря нашему терпѣнію и кротости. Оставьте же лучше ваше зловѣріе, чтобы не возбудить въ насъ гнѣвъ и ярость; вы подвергнетесь лютымъ мукамъ, если осмѣлитесь исповѣдывать Человѣка, Котораго вы считаете однимъ изъ боговъ».

Тогда святые семьдесятъ мучениковъ отвѣчали мучителю:

— «Твоя суетная и тщетная угроза, богомерзкій царь, даетъ намъ силу и крѣпость; мы не боимся никакихъ мукъ, ибо нѣтъ страха въ душѣ того, кто любитъ Господа».

Максиміанъ разгнѣвался на этотъ отвѣтъ и повелѣлъ снять съ нихъ пояса и одѣянія воинскія и сказалъ:

— «Видите, какой славы и чести вы лишились и какое безчестіе навлекли на себя за свое непослушаніе».

Святые же отвѣчали:

— «Ты, снявъ съ насъ одежды и пояса, лишилъ насъ чина воинскаго, но есть Богъ на небесахъ, Котораго мы почитаемъ: Онъ облечетъ насъ въ одежды и пояса нетлѣнія и сподобитъ вѣчной своей славы, которой ты совершенно не достоинъ видѣть, такъ какъ въ тебѣ говоритъ и дѣйствуетъ отецъ твой — сатана».

Тогда царь, разгнѣвавшись еще болѣе, сказалъ святымъ:

— «Проклятые и недостойные даровъ боговъ нашихъ, вы сами снискали себѣ безчестіе: мы удостоили васъ великой чести, вы же обезчестили великихъ боговъ, презрѣли нашу милость, примите же теперь по заслугамъ вашимъ».

Святые отвѣчали на это:

— «Царь, быть воиномъ у тебя — дѣло суетное и преходящее, честь же твоя — безчестіе, ибо ты забылъ Бога, давшаго тебѣ власть царскую, и въ своемъ безуміи почитаешь богами суетныхъ и бездушныхъ идоловъ, хотя они не приносятъ тебѣ никакой пользы и не разумѣютъ, почитаетъ ли ихъ кто или безчеститъ».

Тогда царь сказалъ:

— «Желая, по моей царской милости, сохранить вашу жизнь, я еще даю вамъ время».

Послѣ этого онъ приказалъ заключить ихъ въ темницу на три дня, чтобы они, обдумавъ, могли бы избрать себѣ то, что пожелаютъ. Святые же, заключенные въ темницу и закованные въ узы, такъ говорили:

— «Возлюбленные братія, устремимъ души наши на молитву и станемъ прилежно молить благого и милостиваго Бога нашего, чтобы Онъ ниспослалъ намъ чрезъ Духа Своего Святаго премудрость и разумъ: будемъ просить Его, чтобы Онъ вложилъ въ уста наши то, что намъ отвѣчать царю, такъ чтобы мучитель удивился истинѣ нашей вѣры».

Послѣ сего они стали молиться, единодушно взывая:

— «Господи, Іисусе Христе, Боже всесильный, Котораго власть вѣчна и царство безконечно, ниспошли намъ Святаго Твоего Духа, — пусть Онъ наставитъ насъ и исполнитъ радости и веселія; пусть Онъ подастъ намъ побѣду надъ злобнымъ заблужденіемъ, и мы укрѣпимся въ вѣрѣ Святымъ Твоимъ Духомъ, Который да вѣщаетъ въ насъ согласно Твоему истинному и неложному обѣтованію (Матѳ. 10, 19-20). За отнятіе отъ насъ мірской чести даруй намъ быть воинами въ Твоемъ небесномъ градѣ и пребывать въ числѣ горнихъ гражданъ со всѣми святыми твоими, отъ вѣка Тебѣ благоугодившими. Ты Единъ Богъ, и Тебѣ подобаетъ слава и сила во вѣки, аминь».

Спустя три дня, царь Максиміанъ опять возсѣлъ на томъ же судилищѣ у Амаксикійскихъ воротъ и велѣлъ привести святыхъ мучениковъ; сюда же сошлись и всѣ жители того города, чтобы посмотрѣть на судъ. Мучитель, удерживая гнѣвъ свой, ласково обратился къ святымъ:

— «Мужи, изберите себѣ то, что для васъ полезно: подойдите и принесите богамъ жертвы, тогда получите жизнь и избѣжите горькой смерти».

Тогда святые отвѣчали:

— «Мы, царь, обдумали все, какъ слѣдуетъ: послушай же насъ внимательно и не заставляй насъ болѣе приносить жертвъ богамъ вашимъ; ибо мы твердо рѣшились: возненавидѣть временную жизнь и предпочесть предстоящую намъ смерть изъ-за любви ко Христу, отъ Котораго мы надѣемся получить жизнь вѣчную. Посему поступай съ нами, какъ тебѣ угодно: мы не отступимъ отъ Бога нашего и никогда не станемъ покланяться твоимъ бѣсамъ; будучи осуждены на временную смерть, мы тѣмъ избавляемся отъ вѣчнаго осужденія».

Таковъ былъ отвѣтъ святыхъ. Мучитель же, замѣтивъ въ числѣ ихъ юношу, спросилъ его:

— «Скажи мнѣ, юноша, какъ тебя зовутъ и откуда ты родомъ?»

Юноша отвѣчалъ:

— «Меня зовутъ Фотиномъ, такое имя я получилъ отъ истиннаго свѣта, я — воинъ Христа моего, посрамившаго отца твоего діавола. Родомъ же я римлянинъ, сынъ — не только по плоти, но и по душѣ — Маврикія свѣтлѣйшаго; ибо отъ него я рожденъ и получилъ познаніе о Богѣ; онъ воспиталъ меня въ святой вѣрѣ въ Господа Христа, Котораго ты царь, отвергаясь, уподобился безсмысленнымъ животнымъ».

На это мучитель отвѣчалъ:

— «Неразуменъ ты, юноша, и слова твои обличаютъ твой возрастъ; но пора тебѣ знать, что для тебя полезно, — приступи и принеси жертву великому Зевсу, пожалѣй свою юность».

Тогда юноша сказалъ:

— «Ты называешь меня неразумнымъ лишь только потому, что я не исполняю твоей воли и не покланяюсь идоламъ. Нѣтъ, я всѣхъ васъ разумнѣе, ибо вѣрую въ Господа моего Іисуса Христа, въ Котораго вы не вѣруете и знать не желаете».

Тогда мучитель снова сказалъ святымъ:

— «Доколѣ намъ терпѣть ваше безуміе, окаянные? доколѣ мы, уступая нашей чрезмѣрной жалости, будемъ отдалять ваши мученія? принесите жертву богамъ, не навлекайте на себя нашъ праведный судъ, не возбуждайте насъ къ немилосердію и жестокости».

Святые отвѣчали:

— «Скверный и нечестивый служитель бѣсовъ, если у тебя есть хотъ сколько-нибудь ума, то ты уже узналъ о вѣрѣ нашей и о силѣ отъ Фотина; онъ хотя и юнъ лѣтами, однако посрамилъ своей правою вѣрою и исповѣданіемъ Христа твое нечестіе; тѣмъ болѣе стремимся мы къ тому, чтобы претерпѣть муки, чтобы посрамить отца твоего діавола и угодить Христу Богу нашему».

Тогда мучитель, исполнившись гнѣва, повелѣлъ обнажить святыхъ и бить ихъ воловьими жилами. Слуги начали исполнять то, что имъ было приказано: они распростирали каждаго изъ воиновъ Христовыхъ и безъ всякаго милосердія наносили имъ удары по всему тѣлу. Такъ святыхъ мучили до тѣхъ поръ, пока ихъ святыя тѣла не были раздроблены и множествомъ пролитой крови не обагрилось все то мѣсто. Святые же среди мученій взывали ко Христу Господу, прося у Него помощи. Господь не оставлялъ ихъ невидимою Своею силою, облегчалъ ихъ страданія и укрѣплялъ сердца ихъ въ терпѣніи и Божественной любви. Когда уже слуги совершенно изнемогли, царь обратился къ святымъ:

— «Познали ли вы, дерзкіе и неразумные, какъ легко мы можемъ лишить васъ жизни? такъ принесите же жертвы богамъ, чтобы не навлекать на себя еще болѣе сильныхъ наказаній!»

Святые же отвѣчали:

— «Знай, нечестивый и невѣдующій Бога нашего царь, что какъ ты далеко отстоишь отъ любви Христа и истиннаго свѣта, будучи помраченъ тьмою бѣсовскаго заблужденія, такъ и мы не чувствуемъ мукъ, которыя ты намъ причиняешь, ибо умъ нашъ просвѣщенъ вѣрою и любовью Христа Бога нашего. Придумай же, мучитель и служитель бѣсовъ, какимъ новымъ и тягчайшимъ мукамъ предать насъ; душа наша жаждетъ и Христова любовь въ насъ желаетъ чрезъ страданія разрѣшиться отъ тѣла и увидѣть Бога живаго, царствующаго во вѣки».

Услышавъ это, мучитель возгорѣлся еще большею яростью и велѣлъ развести большой огонь, чтобы бросить въ него святыхъ мучениковъ.

Тогда былъ разведенъ большой огонь; святые же не ждали, чтобы слуги мучителя бросили ихъ въ огонь, но сами приступили къ нему, какъ къ водѣ, и войдя въ средину костра, ходили невредимыми въ огнѣ, укоряя мучителя и посрамляя его боговъ. Всѣ присутствовавшіе дивились такому славному чуду. Но мучитель, какъ сосудъ погибели, не хотѣлъ познать, что святымъ помогаетъ сила Божія, которою они и побѣждаютъ силу огня, но съ еще большей яростью старался погубить святыхъ. Онъ повелѣлъ вывести изъ огня святыхъ страдальцевъ, которымъ не причинило никакого вреда сильное пламя, и привязать ихъ къ тѣмъ деревьямъ, на которыхъ обыкновенно подвергали мученіямъ преступниковъ, и — безжалостно строгать тѣла святыхъ желѣзными когтями. Святые же мужественно претерпѣли и это лютое мученіе, не боясь тѣлесныхъ страданій. Даже народъ дивился ярости и безумію царя. Святый же Маврикій, обратившись къ царю, сказалъ ему:

— «Нечестивый и скверный мучитель, неужели ты не видишь своей слабости, неужели ты не сознаешь своего ничтожества; вѣдь Фотинъ, малый юноша, могъ перенести столько лютыхъ мученій; этимъ онъ сокрушилъ и сломилъ силу твоего беззаконнаго царства. Какъ же ты можешь одолѣть всѣхъ насъ, самъ будучи побѣжденъ и посрамленъ молодымъ юношей?»

Максиміанъ съ яростью взглянулъ на святаго и, заскрежетавъ зубами, повелѣлъ тотчасъ же усѣкнуть мечемъ святаго юношу Фотина предъ глазами его отца; этимъ онъ хотѣлъ отомстить Маврикію; онъ думалъ, что сильно опечалитъ смертью сына отца его — святаго Маврикія; но святый мужъ исполнился радости и веселія, взирая на мученическую кончину своего сына и его смерть за Христа Бога.

Когда святый Фотинъ, усѣченный мечемъ, предалъ Господу свою душу, Маврикій сказалъ Максиміану:

— «Ты исполнилъ наше желаніе, беззаконный мучитель, предпославъ Фотина ко Христу Богу; теперь уже несомнѣнно недалеко и наше отшествіе на небеса: кто изъ насъ не станетъ подражать воину Христову Фотину, который уже вселился въ райскія обители и посрамилъ сатану, отца твоего? Изобрѣти же еще большія и жесточайшія мученія и постарайся всячески испытать, крѣпка ли наша вѣра во Христа».

Когда Максиміанъ увидѣлъ, что святые мученики безропотно и мужественно переносятъ всѣ мученія, не отступая отъ своей вѣры, то созвалъ всѣхъ своихъ злочестивыхъ и безбожныхъ совѣтниковъ и сталъ съ ними придумывать, какой бы, самой лютой смертью погубить мучениковъ на устрашеніе всѣхъ христіанъ, гдѣ бы они ни жили. Одни совѣтовали ему одно, другіе — другое; наконецъ, одинъ изъ нихъ, самый лютый и нечестивый, въ высшей степени безчеловѣчный и злобный, сказалъ Максиміану:

— «Нынѣ, царь, лѣто — идетъ мѣсяцъ іюль; внѣ же нашего города находится къ западу между двухъ рѣкъ и озеромъ, одно мѣсто, болотистое и поросшее травой; тамъ теперь множество комаровъ, оводовъ, осъ и шершней, такъ что въ этомъ мѣстѣ и пройти человѣку трудно, а остаться на часъ и совсѣмъ невозможно; вели сюда завести мужей, прикажи обнажить ихъ и привязать къ деревьямъ; кромѣ того ихъ должно обмазать медомъ; тогда комары, шершни и всякія мухи будутъ жестоко терзать ихъ; это самое сильное и ужасное мученіе изъ всѣхъ, какія только можно придумать; тогда они и поймутъ, что нельзя поносить нашихъ непобѣдимыхъ и вѣчныхъ боговъ».

Такой совѣтъ весьма понравился нечестивому царю и всѣмъ его сквернымъ совѣтникамъ, и святые страстотерпцы Христовы были осуждены на это мученіе. Тогда воины, взявъ ихъ, связали и повели на вышеупомянутое мѣсто; здѣсь они накрѣпко привязали святыхъ къ деревьямъ, которыя росли надъ источникомъ и у болота, обмазали медомъ отъ головы до ногъ ихъ обнаженныя тѣла; кромѣ того, они повергли тѣло блаженнаго Фотина предъ глазами его отца. Послѣ этого, они удалились. Всякаго рода мухи, комары, оводы, осы, шершни устремились на святыхъ; словно густое облако они окружили страстотерпцевъ, немилосердно уязвляя ихъ. Такое нестерпимое мученіе святые переносили десять дней и десять ночей. Возведя взоры свои къ небу, они молились, говоря:

— «Господи, Боже нашъ, Ты создалъ насъ по образу Твоему и подобію, сподобилъ насъ познать истину Твою, благоволилъ намъ открыть Свое Божество, Своего единороднаго Сына и Пресвятаго и Животворящаго Духа. Мы вручаемъ Тебѣ наши души и молимъ Тебя, сопричти насъ со всѣми святыми Твоими, отъ вѣка Тебѣ угодившими. Ибо мы возлюбили Тебя и стремились къ Тебѣ всей душей нашей; Тебя ради мы преданы на это мученіе. Ты Единъ Богъ благій и милостивый и Тебѣ подобаетъ слава во вѣки, аминь».

Послѣ этого они предали Господу святыя свои души и сподобились вѣнцевъ вѣчной славы. Беззаконный же мучитель Максиміанъ пылалъ яростью на святыхъ даже послѣ ихъ смерти, когда они уже наслаждались въ безсмертной жизни (ибо живы предъ Богомъ скончавшіеся въ Богѣ, хотя они и оставили сей міръ). Услышавъ, что святые уже умерли, Максиміанъ повелѣлъ усѣкнуть ихъ честныя главы и оставить ихъ безъ погребенія. Тогда святыя ихъ тѣла и главы были разбросаны по лугу и дубравѣ, бывшей тамъ, на съѣденіе птицамъ и звѣрямъ. Нѣкоторые изъ вѣрующихъ, придя ночью, со страхомъ и трепетомъ собрали разбросанныя мощи святыхъ мучениковъ и погребли ихъ на томъ мѣстѣ, славя Господа нашего Іисуса Христа, со Отцемъ и Святымъ Духомъ прославляемаго во вѣки, аминь.

Примѣчанія:
[1] Максиміанъ Галерій — Римскій императоръ съ 305 по 311 г.
[2] Зевсъ или Юпитеръ — греко-римскій богъ, почитавшійся властителемъ неба и земли, отцомъ всѣхъ боговъ и людей.
[3] Аполлонъ почитался богомъ солнца и умственнаго просвѣщенія, а также общественнаго благополучія и порядка, охранителемъ закона, божествомъ предсказанія будущаго.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга шестая: Мѣсяцъ Февраль. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 391-400.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0