Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 19 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Февраль.
День тринадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Мартиніана, и память святыхъ женъ Зои и Фотиніи.

Однажды, когда блаженный Мартиніанъ воспѣвалъ псалмы Давидовы, діаволъ принялъ на себя образъ великаго змѣя и, приблизившись къ стѣнѣ келліи святаго, началъ сильно копать землю. Онъ хотѣлъ подкопать землю и обрушить келлію на блаженнаго. Но Мартиніанъ безъ страха и смущенія, окончивъ пѣніе, выглянулъ въ оконце келліи и сказалъ тому змѣю:

— «Воистинну, тебѣ подобаетъ ползать по землѣ; зачѣмъ напрасно ты трудишься? не устрашатъ меня твои козни. Ибо Господь мой Іисусъ Христосъ помогаетъ мнѣ: Онъ побѣдитъ твои козни и посрамитъ твою силу».

Услышавъ сіе, діаволъ, измѣнившись въ мрачный вихрь, побѣжалъ со стыдомъ, говоря:

— «Погоди, погоди; знаю, какъ тебя побѣдить. Сдѣлаю я тебя своимъ рабомъ, развѣю я всѣ твои надежды. Я наведу на тебя такое искушеніе, какого ты не можешь вынести; исторгну я тебя изъ твоей келліи, брошу тебя, какъ листъ, гонимый вѣтромъ. Тогда посмотрю, кто поможетъ тебѣ».

Сказавъ сіе, діаволъ исчезъ. Мартиніанъ же былъ столь крѣпокъ въ вѣрѣ, что пребывалъ безъ всякой боязни и страха, какъ будто онъ не видалъ никакого привидѣнія. Онъ только восхвалялъ Господа, упражняясь въ Богомысліи и въ чтеніи и разумѣніи Божественнаго Писанія.

Послѣ сего случилось слѣдующее. Нѣкоторые жители Кесаріи однажды бесѣдовали между собою о добродѣтельномъ житіи Мартиніана. Они много дивились его мужеству и терпѣнію. Нѣкая жена блудница случайно услышала сію бесѣду. По діавольскому наущенію, она приступила къ симъ мужамъ съ такими словами:

— «Почему вы такъ дивитесь житію этого подвижника? развѣ уже онъ столь твердъ въ добродѣтели? Если только захочу, я могу поколебать его, какъ вѣтеръ колеблетъ листъ на деревѣ. И что достойное хвалы нашли вы въ немъ? Ужъ не то ли, что онъ, подобно дикому звѣрю, удалился въ пустыню, не будучи въ состояніи бороться въ городѣ съ похотыо плоти и мірскими соблазнами? И что удивительнаго, если онъ безстрастнымъ остается, не видя никогда ни одной женщины. Вы сами хорошо знаете, что безъ огня сѣно не горитъ; но то было бы весьма удивительно, если бы не загорѣлось сѣно, положенное близъ огня. Такъ слѣдуетъ разсуждать и о семъ человѣкѣ. Если я пойду къ нему, и онъ останется столь же безстрастнымъ, и не соблазнится красотой моей, тогда онъ будетъ великъ не только предъ людьми, но и предъ Богомъ и Ангелами Его».

Послѣ сихъ словъ она поспорила на деньги съ тѣми мужами и отправилась къ себѣ въ домъ. Здѣсь она сняла свои богатыя одѣянія, облеклась въ худыя и раздранныя одежды, покрыла себѣ голову рубищемъ и опоясалась веревкой. А всю свою богатую одежду, кольца и серьги, золотые перстни, мониста и все, что прельщаетъ умъ и глаза юношей, — она вложила въ мѣшокъ и взяла его съ собою. Вечеромъ она вышла изъ Кесаріи и ночью пришла на ту гору въ пустынѣ, гдѣ жилъ преподобный. Ночь была дождливая и бурная. Приблизившись къ келліи Мартиніана, та жена притворно со стономъ стала просить святаго:

— «Помилуй меня, рабъ Божій! не оставь меня, окаянную, на съѣденіе звѣрямъ. Я заблудилась въ пустынѣ и не знаю, куда идти. Умилосердись, сжалься надо мною въ такой бѣдѣ, и не возгнушайся меня грѣшницы, ибо и я — созданіе Божіе. Молю тебя, святый отче, не оставь меня безъ помощи».

Сіе и многое подобное она говорила съ плачемъ и воплемъ. Блаженный Мартиніанъ открылъ свое оконце, поглядѣлъ, и, увидѣвъ ее въ такомъ плохомъ одѣяніи, стоящую подъ сильнымъ дождемъ, помыслилъ въ себѣ:

— «О, горе мнѣ, окаянному грѣшнику. Се нынѣ предстоитъ мнѣ искушеніе: или я долженъ исполнить заповѣдь Божію, повелѣвающую быть милосерднымъ, или долженъ нарушить свой иноческій обѣтъ. Если я не приму въ келлію сію жену, находящуюся въ такомъ бѣдственномъ состояніи, ее пожруть звѣри, или она умретъ отъ великой стужи. Тогда я оскверню свою душу, и буду подобенъ убійцѣ. Если же я введу ее въ свою келлію, то боюсь, какъ-бы не постигло меня искушеніе. Тогда я оскверню и свое тѣло и свою душу, и буду нечистымъ блудникомъ предъ моимъ Господомъ. Не знаю, какъ поступить мнѣ».

И воздѣвъ руки къ небу, блаженный Мартиніанъ воззвалъ:

— «На тя, Господи, уповахъ, да не постыжуся во вѣкъ, ниже да посмѣютъ ми ся врази мои (Псал. 24, 1): не попусти мнѣ впасть въ искушеніе и сдѣлаться рабомъ льстиваго діавола. Но сохрани меня въ часъ сей и покрой отъ навѣта врага, ибо Ты благословенъ во вѣки».

Помолившись, онъ открылъ двери, ввелъ въ келлію ту женщину и, разведя огонь, предложилъ ей обогрѣться, затѣмъ принесъ финиковыхъ плодовъ, которые сорвалъ съ дерева, стоящаго недалеко отъ его келліи, далъ ей ихъ и сказалъ:

— «Женщина! ѣшь, и грѣйся здѣсь у огня, утромъ же съ миромъ оставь мою келлію».

Послѣ сего онъ оставилъ ее во внѣшней половинѣ келліи, а самъ ушелъ во внутреннюю и заперъ за собою двери. Въ третьемъ часу ночи онъ, по заведенному имъ обычаю, сталъ воспѣвать псалмы и молитвы. Послѣ сего онъ легъ на землю и уснулъ. Но сатана смутилъ его въ ту ночь похотью плотскою. Въ полночь жена, вставъ, вынула изъ мѣшка всѣ свои украшенія и надѣла ихъ на прельщеніе святаго. Убравъ въ мѣшокъ свое бѣдное одѣяніе, она ждала, пока Мартиніанъ не выйдетъ къ ней. Утромъ святый вышелъ изъ своей половины, желая отпустить женщину изъ своей келліи. Увидавъ ее въ богатой одеждѣ и украшенную, онъ не узналъ ее. Въ ужасѣ онъ остановился и долгое время молчалъ. Наконецъ сказалъ ей:

— «Кто ты и откуда пришла, и откуда на тебѣ такія бѣсовскія одѣянія?»

Она отвѣчала ему, что она та самая женщина, которую онъ самъ впустилъ въ свою келлію.

— «Зачѣмъ же ты перемѣнила свои одежды? — спросилъ ее Мартиніанъ. — Вечеромъ ты была въ бѣдномъ рубищѣ, теперь же въ богатой одеждѣ».

Тогда она сказала:

— «Я изъ Кесаріи Палестинской; я много слышала о тебѣ, о твоей красотѣ, и сердце мое воспылало любовію къ тебѣ. Я совершила такой далекій путь ради тебя. Къ чему твое воздержаніе, къ чему удручать тебѣ свое тѣло столь строгимъ постомъ. Въ какихъ книгахъ нашли вы, чтобы ни пить, ни ѣсть, ни жениться. Развѣ не сказалъ Апостолъ Павелъ: честна женитва и ложе нескверно (Евр. 13, 4). Кто изъ пророковъ лишился царствія небеснаго лишь за то, что имѣлъ жену? Развѣ великій и дивный Енохъ не былъ женатъ? — А онъ взятъ на небо и не вкусилъ смерти даже до сего дня (Быт. 5, 24; Евр. 11, 5). Праотецъ Авраамъ имѣлъ трехъ женъ — и былъ нареченъ даже другомъ Божіимъ; мало того, онъ даже сподобился принять въ своей сѣни Самого Бога въ трехъ Лицахъ (Быт. гл. 18). Былъ женатъ и Исаакъ, сей прообразъ Христа (Быт. 24, 67). У Іакова были двѣ жены и двѣ наложницы, а онъ могъ бороться съ Ангеломъ и удостоился зрѣть Божію славу (Быт. гл. 32). Великій Моисей, верховный пророкъ и служитель Божій, развѣ не былъ женатъ (Исх. гл. 2)? А вѣдь онъ бесѣдовалъ съ Богомъ, освободилъ народъ Еврейскій отъ тяжкаго рабства иноплеменниковъ и сподобился небеснаго царства. Также Давидъ, прочіе пророки и святые мужи имѣли законныхъ женъ, чадъ — и всѣ они водворяются въ Небесномъ Царствіи».

Говоря такъ, грѣшница старалась смутить святаго и поколебать его; она хватала его за руки и начала увлекать святаго къ погибели.

— «Но если я сдѣлаю тебя своей женой, — сказалъ Мартиніанъ, — какъ мнѣ быть съ тобою? Чѣмъ мнѣ содержать тебя, когда у меня ничего нѣтъ? Ты видишь мою жизнь, съ юности я ничего изъ тлѣнныхъ благъ не старался пріобрѣсти».

На сіе та жена отвѣчала:

— «Господинъ, ты только пребудь со мною и позволь мнѣ насладиться твоей красотой, а о прочемъ не заботься. У меня есть домъ, много имѣнія: и золота и серебра и рабовъ и рабынь. Всему этому ты будешь господиномъ».

Слыша слова, какія говорила сія жена или, лучше сказать, самъ діаволъ, древній человѣкоубійца ея устами, Мартиніанъ началъ колебаться, помышляя о совершеніи грѣха. Наконецъ, онъ сказалъ женѣ:

— «Пережди немного: нѣкоторые обыкновенно приходятъ ко мнѣ ради благословенія. Я пойду и погляжу, нѣтъ ли кого, чтобы насъ не увидѣли. Отъ Бога не можемъ мы утаить грѣха нашего; утаимъ его, по крайней мѣрѣ, отъ людей, чтобы насъ не хулили и не поносили».

Сказавъ сіе, онъ вышелъ изъ келліи, и ставъ на находившемся тамъ камнѣ, началъ внимательно осматривать дорогу. Но Человѣколюбецъ Богъ никому не хочетъ погибели. Онъ не пренебрегъ и трудами святаго Мартиніана, подъятыми имъ съ юности, вспомнилъ о молитвахъ его, оказалъ ему Свою помощь и злой помыслъ его премѣнилъ на добрый. Сходя съ камня, Мартиніанъ нашелъ изсохшій хворостъ, взялъ его и внесъ въ свою келлію. Положивъ его посрединѣ келліи, онъ зажегъ его. Когда огонь сильно разгорѣлся, святый, снявъ свои сандаліи и вступивъ въ огонь, стоялъ тамъ до тѣхъ поръ, пока огонь не началъ опалять все его тѣло. Послѣ сего онъ вышелъ изъ пламени и сказалъ, какъ-бы укоряя самого себя:

— «Что, Мартиніанъ, хорошъ ли сей временный огонь? пріятно ли сіе мученіе? если можешь ты его вытерпѣть, то тогда и приступи къ сей женѣ. Она, или діаволъ чрезъ нее, пріуготовитъ для тебя вѣчный огонь. Нѣтъ виновна не она, а діаволъ, внушившій ей сію мысль, — сіе дѣлаетъ онъ потому, что хочетъ вовлечь тебя въ погибельную пропасть. Помысли, недостойный Мартиніанъ, о предстоящей тебѣ мукѣ, вспомни о вѣчномъ огнѣ; сей временный огонь можно угасить водой. Въ немъ есть и свѣтъ. Адскій же огонь не имѣетъ никакой свѣтлости, не могутъ угасить его всѣ моря и рѣки, сколько ихъ ни существуетъ подъ небомъ. Если ты можешь терпѣть сей неугасимый огонь, то приступай къ женѣ и соверши свое желаніе».

Такъ онъ говорилъ самъ съ собою. Когда же боль его начала немного утихать, онъ снова сталъ въ огонь и стоялъ тамъ долго, до тѣхъ поръ, пока возможно было сіе. Выйдя изъ костра, онъ палъ на землю и съ сердечнымъ сокрушеніемъ, вздыхая и плача, онъ воззвалъ къ Господу:

— «Господи, Боже мой, милостивъ буди ко мнѣ грѣшному, прости омраченіе ума моего и мое поползновеніе ко грѣху. Ты, испытующій сердца и внутреннія помышленія, знаешь и мое сердце, Ты вѣдаешь, что я возлюбилъ Тебя съ ранней юности и ради Тебя опалилъ огнемъ мое тѣло. Прости меня, Владыко мой Господи, ибо Единъ Ты благъ и милостивъ, яко благословенъ еси во вѣки».

Такъ молился святый, лежа лицемъ къ землѣ: отъ сильныхъ ожоговъ онъ не могъ стоять. Послѣ сего онъ началъ воспѣвать:

— «Коль благъ Богъ Израилевъ, правымъ сердцемъ! Мои же въ малѣ не подвижастѣся нозѣ, въ малѣ не пролияшася стопы моя» (Псал. 72, 1-2) [2].

Видя сіе, жена удивилась, какъ святый, ради спасенія своего, самъ подвергъ себя огненному пламени. И сама она вспомнила о своихъ согрѣшеніяхъ и воспрянула духомъ, какъ-бы пробудившись отъ сна. Она сорвала свои одежды и всѣ украшенія, бросила ихъ въ огонь и, облекшись снова въ бѣдное рубище, упала къ ногамъ святаго Мартиніана и со слезами начала говорить ему:

— «Прости меня окаянную и грѣшную, рабъ Божій; тебѣ, господинъ, извѣстно, какъ сильны и многообразны козни и прелести діавола. Онъ и мнѣ внушилъ мысль искусить тебя. Помолись за меня, святый отче, чтобы по твоимъ молитвамъ могла получить спасеніе и я — великая грѣшница. Знай же, отче, что я уже не возвращусь болѣе въ городъ, не войду въ домъ мой, не увижу моихъ родныхъ и зпакомыхъ. Нѣтъ, я твердо рѣшила оставить мои скверныя дѣла, я буду лишь заботиться о спасеніи моей окаянной души. Знай и то, господинъ мой: во имя Господа нашего Іисуса Христа я буду вести съ діаволомъ борьбу тѣмъ же самымъ способомъ, какимъ онъ внушилъ мнѣ возстать на тебя. И надѣюсь посрамить его: сей древній льстецъ, возставляя меня на тебя, возставилъ меня на себя самого. Онъ хотѣлъ черезъ меня одолѣть тебя, но съ помощью Владыки нашего, Который призываетъ къ покаянію и блудницъ, онъ самъ побѣжденъ будетъ мною».

Сіе сказала она, проливая слезы. Блаженный же отвѣчалъ ей:

— «Господь мой и Богъ да проститъ тебѣ, жена, грѣхъ твой. Иди съ миромъ и позаботься, какъ ты говорила, о спасеніи души своей. Веди борьбу съ страстями, налагая на себя покаяніе, и такъ сможешь ты посрамить лукаваго».

Въ отвѣтъ на сіе, она сказала блаженному:

— «Прошу и умоляю тебя, отче, наставь меня на путь спасенія; скажи, какъ мнѣ получить спасеніи?»

Онъ же отвѣчалъ:

— «Иди въ Виѳлеемъ, отыщи тамъ святую дѣву, по имени Павлу [3], которая построила тамъ святую церковь. Пришедши къ ней, разскажи ей все случившееся и спасайся у нея».

Жена, вставъ, поклонилась ему и сказала:

— «Молись, отче, за меня грѣшницу!»

Святый, удручаемый сильной болью, съ большимъ трудомъ могъ подняться съ земли. Онъ далъ на дорогу женщинѣ немного финиковъ, выведъ ее изъ келліи и, указавъ ей дорогу къ Іерусалиму, сказалъ:

— «Иди съ миромъ и спаси свою душу и подвизайся въ покаяніи. Смотри, не возвращайся назадъ: никтоже бо возложь руку свою на рало, и зря вспять, управленъ есть въ Царствіи Божіи (Лук. 9, 62) [4]. Наблюдай за собою, чтобы тебѣ опять не быть поруганной врагомъ, неослабно пребывай въ покаяніи, ибо Богъ пріемлетъ кающихся».

Слыша сіе, жена еще сильнѣе заплакала и сказала:

— «И я уповаю на Того, на Кого уповали народы и не посрамились. Я твердо вѣрю и надѣюсь, что отнынѣ діаволъ не найдетъ слуги во мнѣ».

Блаженный Мартиніанъ, ознаменовавъ ее крестнымъ знаменіемъ, сказалъ:

— «Господь Богъ мой да сохранитъ душу твою и соблюдетъ тебя до конца».

Сія женщина, поклонившись святому, ушла, а святый возвратился въ келлію, гдѣ со слезами сталъ молиться Господу. Между тѣмъ та женщина шла, со слезами молясь Богу, чтобы Онъ наставилъ ее на путь спасенія. Уже наступила ночь, а она все еще шла въ пустынѣ. Здѣсь же она остановилась на ночлегъ. Вставъ утромъ, она снова продолжала свой путь, молясь и проливая слезы. Лишь только поздно вечеромъ на другой день она пришла въ Виѳлеемъ. Войдя въ монастырь, построенный блаженной Павлой, она поклонилась ей и разсказала обо всемъ бывшемъ. Услыша ея разсказъ, блаженная Павла прославила человѣколюбца Бога, съ радостію приняла ее въ свой монастырь и каждый день поучала ее и наставляла на путь спасенія. Сія жена стала столь подвизаться и поститься, что много разъ блаженная Павла говорила ей:

— «Щади, чадо, плотъ свою, чтобы она не изнемогла, старайся, чтобы тебѣ возможно было до конца подвизаться въ постничествѣ».

Но она не ослабляла своихъ подвиговъ. Незадолго до кончины, блаженная Зоя — такое имя носила та женщина — просила у Господа, чтобы Онъ открылъ ей, принято ли ея покаяніе. Во извѣщеніе Своей милости, человѣколюбивый Богъ далъ ей даръ исцѣленія. Одна женщина, сильно страдавшая глазами, пришла въ тотъ монастырь, надѣясь получить исцѣленіе. Блаженная Павла, желая узнать покаяніе Зои, сказала ей:

— «Помолись, чадо, за сію жену: быть можетъ по твоей молитвѣ Господь подастъ ей исцѣленіе».

Спустя немного времени, когда Зоя молилась о болящей, та получила исцѣленіе. Въ благодарность за свое исцѣленіе, та женщина постриглась въ томъ монастырѣ и стала съ большимъ рвеніемъ подвизаться въ иноческихъ подвигахъ.

Двѣнадцать лѣтъ блаженная Зоя подвизалась въ постничествѣ и съ миромъ предала Господу свою душу. Во все время своего покаянія она не вкушала вина, ни масла, ни овощей, но только немного хлѣба и воды. Она принимала пищу только разъ въ день къ вечеру, а иногда и черезъ два дня, ложемъ ей была голая земля. Такова была подвижническая жизнь святой, такова была ея кончина. — Но обратимся снова къ повѣствованію о блаженномъ Мартиніанѣ.

Преподобный Мартиніанъ только черезъ семь мѣсяцевъ исцѣлился отъ ожоговъ. Послѣ того онъ началъ такъ размышлять:

— «Если я не уйду отсюда въ какое-либо другое мѣсто, лукавый врагь не оставитъ меня и не дастъ мнѣ покоя. Да и мнѣ слѣдуетъ жить въ такомъ мѣстѣ, куда бы вовсе не было доступу женщинамъ».

Помысливъ такъ, онъ всталъ и помолился Богу:

— «Владыко неба и земли, и творецъ моря! сотвори то, что будетъ мнѣ на пользу, не оставь меня, не попусти погибнуть мнѣ до конца, будь мнѣ помощникъ и покровитель. Господи силъ! укажи мнѣ путь спасенія».

Ознаменовавъ себя крестнымъ знаменіемъ, блаженный вышелъ изъ своей келліи и направился къ морю. Увидѣвъ, что подвижникъ покинудъ сіе мѣсто, діаволъ возопилъ:

— «Да будетъ славно имя мое, ибо я изгналъ тебя, Мартиніанъ, изъ келліи, опалилъ твое тѣло, сдѣлалъ тебя бѣглецомъ и своимъ плѣнникомъ. Что же, Мартиніанъ, ты бѣжишь отсюда? Но знай, что куда бы ты ни пошелъ, я всюду послѣдую за тобой; какъ изгналъ тебя изъ сего мѣста, такъ изгоню тебя отовсюду, гдѣ бы ты ни поселился; не оставлю тебя прежде, чѣмъ въ конецъ не одолѣю тебя и сдѣлаю тебя своимъ рабомъ».

Блаженный же отвѣчалъ:

— «Немощный и окаянный! неужели ты, самъ не имѣя никакой силы, думаешь, что изгналъ меня изъ сей келліи или думаешь, что я покинулъ ее въ отчаяніи? Нѣтъ, я вышелъ отсюда затѣмъ, чтобы лучше бороться съ тобою и побѣдить тебя. Если съ тебя мало тѣхъ двухъ искушеній, кои ты навелъ на меня, то и еще старайся искусить меня. Съ помощью Бога моего я уничтожилъ твое лукавое коварство и пострадалъ не для тебя, а ради имени Господа Бога моего. Вѣдь даже та самая жена, коей ты внушилъ мысль искусить меня, — и та знаетъ нынѣ твое ничтожество и сравниваетъ тебя съ дымомъ: она попрала твои нечестивыя и злыя козни, такъ что ты не смѣешь долѣе приблизиться даже къ ея тѣни».

Слыша сіи слова святаго, діаволъ исчезъ. Блаженный же началъ воспѣвать псаломъ: Да воскреснетъ Богъ и расточатся врази Его, и да бѣжатъ отъ лица Его ненавидящіи Его (Псал. 67, 1). Съ пѣніемъ сего псалма, онъ направился къ морю. Дойдя до одной пристани, онъ нашелъ здѣсь нѣкоего богобоязненнаго корабельщика и сказалъ ему:

— «Братъ! не знаешь ли ты на морѣ какого-нибудь малаго и необитаемаго острова?»

Владѣлецъ корабля отвѣчалъ ему:

— «Зачѣмъ ты спрапшваешь объ этомъ? зачѣмъ тебѣ это надобно?»

— «Я хочу удалиться отъ сего суетнаго міра и наложить на себя подвигь безмолвія, — отвѣчалъ Мартиніанъ, — но я не знаю мѣста, удобнаго для сего».

Тотъ мужъ сказалъ:

— «Есть одно такое мѣсто, но оно страшно: среди моря находится высокая каменная скала, откуда нельзя даже видѣть земли».

— «Такое мѣсто для меня удобно, — отвѣчалъ блаженный, — я желаю тамъ поселиться, ибо туда не можетъ быть доступа для женъ».

— «Но кто же тебѣ будетъ доставлять пропитаніе?» — спросилъ его корабельщикъ.

Мартиніанъ сказалъ:

— «Я хочу о семъ просить тебя. Ты будешь доставлять мнѣ пищу, а я буду молиться за тебя. Если же ты будешь привозить пальмовыхъ вѣтвей, то я буду заниматься плетеніемъ; пріѣзжая, ты будешь брать мое рукодѣліе и продавать его; а на сіи деньги будешь покупать мнѣ хлѣбъ; привози мнѣ также и воду въ сосудѣ. Пріѣзжать ко мнѣ съ хлѣбомъ и водою я прошу тебя два или три раза въ годъ».

Слыша сіе, корабельщикъ уразумѣлъ, что предъ нимъ стоитъ святый мужъ; онъ обѣщался исполнить все, о чемъ будетъ просить блаженный. Войдя въ корабль, они отплыли на то пустынное мѣсто. При благопріятномъ попутномъ вѣтрѣ они къ вечеру достигли той каменной скалы. Увидѣвъ ее, блаженный возрадовался духомъ и восхвалилъ Бога. Благословивъ корабельщика, онъ вошелъ на скалу и сталъ воспѣвать: терпя, потерпѣхъ Господа, и внятъ ми, и услыша молитву мою, и возведе мя отъ рова страстей, и отъ бренія тины, и постави на камени нозѣ мои, и исправи стопы моя (Псал. 39, 2) [5]. Окончивъ псаломъ, онъ помолился и сказалъ корабельщику:

— «Иди съ миромъ, братъ, и привези мнѣ хлѣбъ, воду и вѣтвей, чтобы я могъ дѣлать корзины».

— «Если ты желаешь, — отвѣчалъ корабельщикъ, — я привезу и деревьевъ. Здѣсь мы построимъ для тебя небольшую хижину».

Но блаженный не пожелалъ сего: онъ остался жить на семъ камнѣ подъ открытымъ небомъ, терпѣливо перенося и дневной жаръ и ночной холодъ. Ежегодно два или три раза корабельщикъ привозилъ ему хлѣбъ и воду, какъ просилъ его святый. Живя на скалѣ, блаженный Мартиніанъ былъ весьма радъ, что онъ бѣжалъ мірской суеты. Онъ днемъ и ночью восхвалялъ Бога и безпрестанно поучался въ Богомысліи. Но лукавый діаволъ и здѣсь не хотѣлъ оставить святаго и старался ему всячески досадить. Однажды ночью онъ поднялъ на морѣ великую бурю и воздвигъ громадную волну надъ главой блаженнаго. Она возвышалась надъ скалой на пятнадцатъ локтей. При семъ діаволъ взывалъ:

— «Теперь потоплю тебя, Мартиніанъ!»

Блаженный же безъ смущенія отвѣтствовалъ:

— «Напрасно ты, немощный и окаянный, трудишься: не устрашатъ меня твои козни, не смутятъ меня твои ковы. Я уповаю на Господа моего Іисуса Христа и именемъ Его посрамлю тебя».

Сказавъ сіе, блаженный началъ воспѣвать: спаси мя, Боже, яко внидоша воды до души моея, углебохъ въ тимѣніи глубины морскія, и буря потопи мя (Псал. 68, 2) [6]. Окончивъ сей псаломъ, Мартиніанъ сталъ молиться:

— «Господи, Іисусе Христе, — взывалъ онъ, — Единородный Сынъ невидимаго Отца, Ты сошелъ на землю ради нашего спасенія, Ты властвуешь и надъ моремъ, повелѣваешь вѣтрами. Все со страхомъ слушаетъ тебя. Услыши меня, Владыко, въ часъ сей и прекрати сію бурю, посрами діавола, который хочетъ погубить меня; все возможно Тебѣ, Господи; все находится въ Твоей власти».

При сихъ словахъ святаго, діаволъ скрылся. Буря прекратилась, не причинивъ святому никакого вреда. Послѣ сего святый пребывалъ на той скалѣ еще шесть лѣтъ, претерпѣвая ради своего спасенія и дождь, и холодъ, и жаръ. Но діаволъ не прекращалъ своихъ козней. Онъ ввелъ святаго въ другое, еще тягчайшее искушеніе и подвергъ его еще большей напасти.

Однажды діаволъ увидѣлъ, что въ морѣ плыветъ корабль, гдѣ находились и мужи и жены. Онъ воздвигъ бурю, и сильный вѣтеръ, пригнавъ корабль къ одному камню, разбилъ его. Всѣ бывшіе на немъ потонули, лишь только одна отроковица успѣла ухватиться за доску и на ней приплыла къ той скалѣ, гдѣ жилъ Мартиніанъ. Схватившись за камень, отроковица начала взывать:

— «Помилуй меня, рабъ Божій, подай мнѣ руку, спаси меня и не оставь меня на погибель».

Увидѣвъ, что отроковицу никто, кромѣ его, не можетъ спасти, блаженный сказалъ:

— «И сіе — козни бѣсовскія, но нынѣ, діаволъ, не можешь побѣдить меня».

Размышляя о семъ, блаженный говорилъ:

— «Увы мнѣ грѣшному, ибо опять предстоитъ мнѣ искушеніе: какъ мнѣ поступить? если не подамъ отроковицѣ руки и не извлеку ее изъ воды, то она утонетъ, и на душѣ моей будетъ лежать тогда тяжелый грѣхъ, ибо я буду тогда ея убійцей. Если же я извлеку ее, то мнѣ нельзя оставаться здѣсь съ нею. Тогда будетъ для меня бѣда, большая первой. Прежде я, находясь на землѣ, могъ бѣжать, но теперь — куда мнѣ бѣжать? Вѣдь только и есть здѣсь одна малая скала, вокругъ коей повсюду море».

Простерши затѣмъ свои руки къ небу, блаженный началъ молиться:

— «Господи, не дай мнѣ погибнуть, но устрой все на пользу души моей».

Сказавъ сіе, онъ подалъ отроковицѣ руку и вывелъ ее изъ моря на скалу. Увидѣвъ, что она весьма красива, Мартиніанъ сказалъ:

— «Воистинну, не можетъ быть вмѣстѣ сѣно и огонь; невозможно, чтобы ты и я жили здѣсь вмѣстѣ. Оставайся здѣсь и не бойся ничего: тутъ есть хлѣбъ и вода: ихъ доставляетъ сюда нѣкій корабельщикъ. Вотъ черезъ два мѣсяца онъ пріѣдетъ сюда. Разскажи ему обо всемъ случившемся, и онъ перевезетъ тебя черезъ море».

Послѣ сего святый ознаменовалъ море крестнымъ знаменіемъ и сказалъ:

— «Господи Іисусе Христе! Ты запретилъ вѣтрамъ, кои слушаютъ Тебя съ трепетомъ, призри и помилуй меня и не дай мнѣ погибнуть. Во имя Твое я ввергнусь въ море, ибо лучше мнѣ умереть въ волнахъ, чѣмъ разжигаться тѣлесной страстью къ женщинѣ».

Обратившись затѣмъ къ отроковицѣ, Мартиніанъ сказалъ:

— «Спасайся, дѣвица; Богъ соблюдетъ твою душу отъ всѣхъ вражескихъ навѣтовъ и сохранитъ тебя до конца!»

Съ сими словами онъ бросился въ море и поплылъ. По смотрѣнію Божіему, два дельфина подняли его на свои хребты и понесли. Увидѣвъ сіе, дѣвица смотрѣла на него до тѣхъ поръ, пока онъ не скрылся изъ виду. Дельфины вынесли блаженнаго на твердую землю. Выйдя на сушу, Мартиніанъ сталъ благодарить Господа:

— «Восхваляю Тебя, Господи Боже мой, ибо Ты дивно проявилъ Свою милость на мнѣ грѣшномъ и недостойномъ рабѣ Твоемъ. Не остави меня и до конца».

Послѣ того онъ такъ началъ размышлять:

— «Не знаю, что мнѣ дѣлать? Врагъ не оставляетъ меня ни въ горахъ, ни въ пустыняхъ. Не оставилъ онъ меня и на морѣ. Но я долженъ всегда носить въ сердцѣ слова евангельскія: егда же гонятъ вы во градѣ семъ, бѣгайте въ другій: аминь бо глаголю вамъ: не имате скончати грады Израилевы» (Матѳ. 10, 23).

Сказавъ сіе, блаженный началъ переходить изъ одного мѣста въ другое, изъ одного города въ другой и говорилъ такъ:

— «Бѣгай, Мартиніанъ, чтобы тебя не постигла напасть».

Такъ, постоянно странствуя, онъ проводилъ свою жизнь. При семъ онъ не носилъ съ собою ни жезла, ни мѣшка, ни хлѣба, ни двухъ одеждъ, ни денегъ — словомъ ничего, что необходимо для нашей жизни. Когда онъ входилъ въ городъ или какое-либо село, онъ спрашивалъ, кто изъ жителей отличается своимъ благочестіемъ, и у того обиталъ и принималъ пищу. Ночевалъ онъ тамъ, гдѣ застигала его ночь: въ пустынѣ или въ полѣ; при семъ онъ ложился отдохнуть лишь на самое краткое время. Странствуя такъ, онъ въ два года посѣтилъ сто шестьдесятъ четыре города и наконецъ пришелъ въ Аѳины [7]. Епископу того города Богъ благоволилъ открыть все о блаженномъ Мартиніанѣ. Здѣсь, чувствуя приближеніе своей кончины, святый, уже будучи боленъ, вошелъ въ церковь, возлегъ на землю и сказалъ окружающимъ:

— «Призовите сюда скорѣе епископа!»

Окружающіе подумали, что онъ безумный. Когда же Мартиніанъ сталъ снова просить ихъ, они повиновались ему, пошли къ епископу и сказали ему:

— «Нѣкій человѣкъ лежитъ въ церкви; мы не знаемъ, безумный ли онъ или что другое. Онъ просилъ насъ призвать тебя къ нему».

Епископъ же отвѣчалъ имъ:

— «Напрасно вы называете безумнымъ сего человѣка: онъ гораздо лучше и выше меня!»

Возставъ, епископъ отправился въ церковь. Блаженный, увидѣвъ епископа, не могъ подняться. Простирая къ нему свои руки, онъ хотѣлъ симъ воздать должную честь Божію архіерею. Епископъ же также старался оказать ему честь и сказалъ:

— «Нѣкогда Богъ обѣщалъ мнѣ показать Своего раба. Вотъ нынѣ исполнилось Его обѣщаніе. Когда же ты удостоишься небеснаго царства, то помяни и меня».

Блаженный отвѣчалъ:

— «Благослови меня, отче, и молись за меня Господу, чтобы мнѣ неосужденнымъ предстать предъ Его праведнымъ судомъ».

Сказавъ сіе, святый возвелъ очи свои къ небу и сказалъ:

— «Господи Іисусе Христе! въ руцѣ Твои предаю духъ мой!»

И перекрестившись, сказалъ епископу:

— «Предай погребенію меня, отче, Господа ради!»

При этомъ лице блаженнаго озарилось улыбкой, — и такъ онъ предалъ Господу свою душу [8]. Такъ святый Мартиніанъ скончалъ съ честью свое земное поприще, сохранилъ вѣру и удостоился получить вѣнецъ, пріуготованный ему въ царствѣ небесномъ. Епископъ съ великою честью предалъ погребенію его святое тѣло въ той церкви.

Кто не удивится сему подвижнику, кто не ублажитъ его память! Онъ до конца дней своихъ подвизался, чтобы спасти душу свою. И даже самъ добровольно подвергъ себя мученіямъ. Тогда не было еще воздвигнуто на христіанъ гоненій, но святый самъ себѣ устроилъ мученичество. Онъ побѣдилъ діавола и расторгъ всѣ его козни. Онъ самъ былъ для себя гонителемъ и добровольно налагалъ на себя страданія. Истинно, его слѣдуетъ назвать мученикомъ и добрымъ страдальцемъ; огнемъ временнымъ онъ преодолѣлъ огонь вѣчный. Діаволъ воздвигъ на него жену, а сей блаженный обратилъ ее на правый и добрый путь.

Но обратимся къ той дѣвицѣ, оставленной Мартиніаномъ на скалѣ, и увидимъ, что ей много способствовала молитва блаженнаго.

Оставшись на скалѣ, Фотинія — таково было имя сей дѣвицы, — питалась хлѣбомъ и водой, какъ указалъ ей блаженный. По обычаю, черезъ два мѣсяца корабельщикъ направился къ скалѣ, везя для преподобнаго хлѣбъ и воду. Приближаясь къ скалѣ, онъ увидѣлъ дѣвицу вмѣсто инока и подумалъ, что это привидѣніе. Въ ужасѣ онъ сталъ отплывать отъ скалы. Фотинія же стала кричать ему:

— «Не бойся ничего, я — дѣйствительно женщина и — христіанка; не уѣзжай отъ меня, но приди и выслушай, что я разскажу тебѣ».

Но корабельщикъ не повѣрилъ ей. Тогда она, заклиная его, стала говорить:

— «Клянусь тебѣ Христомъ, что я — христіанка; безъ боязни подойди сюда и выслушай мой разсказъ».

Тогда корабельщикъ, приставъ къ скалѣ, сказалъ ей:

— «Гдѣ находится бывшій тутъ черноризецъ? какъ и куда онъ могъ уйти отсюда? Кто привезъ тебя и оставилъ на семъ камнѣ?»

Перекрестившись, Фотинія начала разсказывать обо всемъ, случившемся съ нею. Услышавъ ея разсказъ, тотъ человѣкъ весьма изумился и сказалъ ей:

— «Иди, я перевезу тебя отсюда на землю, чтобы ты могла идти въ свой городъ».

— «Нѣтъ, братъ, — отвѣчала она ему, — прошу тебя, не увози меня отсюда, но окажи мнѣ милость: сходи въ селеніе, принеси мнѣ мужскую одежду изъ власяницы; приноси мнѣ хлѣба и воды, какъ ты дѣлалъ сіе для блаженнаго мужа, и ты получишь обѣщанное имъ Божіе благословеніе. Ибо нѣтъ разницы между мужскимъ поломъ и женскимъ, какъ сказалъ апостолъ: яко вси едино есмы о Христѣ (Гал. 3, 28). Не гнушайся мной грѣшницей, ибо и я хочу получить спасеніе. Быть можетъ, Богъ, желая спасти меня, Своимъ мудрымъ смотрѣніемъ благоизволилъ поселить меня на сей скалѣ. Не оставляй меня только потому, что я — женщина; вспомни, что Богъ сотворилъ Адама и Еву, и что Самъ Онъ благоизволилъ родиться отъ Пресвятой Дѣвы Маріи. Послужи и мнѣ, какъ служилъ ты тому праведнику и принеси мнѣ все, о чемъ я просила тебя. Принеси также и шерсти, чтобы я могла заниматься рукодѣліемъ. Пусть съ тобой пріѣдетъ сюда и твоя жена: она облечетъ меня въ мужскую одежду, и я буду работать то, что она мнѣ прикажетъ. Господь и Богъ мой да пребудетъ съ тобою во всю твою жизнь, и дастъ тебѣ и въ сей и въ будущей жизни благодать, милость и отпущеніе грѣховъ».

Корабельщикъ же отвѣчалъ ей:

— «Я сдѣлаю все, о чемъ ты просишь меня, только крѣпись и мужайся, и Богъ исполнитъ твое желаніе».

Съ сими словами онъ отплылъ домой; спустя два дня, онъ пріѣхалъ опять сюда вмѣстѣ съ женою, взявъ все, что просила дѣвица. Выйдя изъ корабля, жена его поднялась на скалу къ блаженной Фотиніи. Она поцѣловала ее и поклонилась до земли. Посемъ она принесла ей изъ корабля одежду и хлѣбъ. Попросивъ корабельщика немного отойти, блаженная Фотинія совлекла съ себя женскую одежду, отложивъ вмѣстѣ съ симъ и женскую немощь, и облеклась въ мужское одѣяніе и препоясалась мудростію и мужественной силой. При семъ она молилась, взывая:

— «Господи Боже! Ты отъ вѣка внималъ молитвамъ всѣхъ Твоихъ святыхъ, послушай и меня грѣшную, помоги мнѣ на семъ мѣстѣ въ мужескомъ одѣяніи пожить тихо и благочестно; сохрани мою душу, утверди мое сердце, укрѣпи мое тѣло и наставь меня на путь спасенія; воздай достойную мзду и симъ людямъ, кои мнѣ послужатъ. Ибо Ты благословенъ и препрославленъ во вѣки. Аминь».

Послѣ сего она сказала женѣ:

— «Госпожа моя, прошу тебя доставляйте мнѣ и шерсть вмѣстѣ съ хлѣбомъ и водою, чтобы мнѣ не ѣсть безъ вознагражденія вашего хлѣба, а сіи одежды мои возьми себѣ въ воспоминаніе моего смиренія».

Послѣ сего она съ миромъ отпустила ихъ. На третій же мѣсяцъ корабельщикъ вмѣстѣ съ своей женою снова пріѣхали къ Фотиніи, и привезли ей съ собою хлѣба.

Пребывая на островѣ, блаженная дѣва восхваляла Господа за свою жизнь. Ежедневно она возносила 12 молитвъ Богу, а каждую ночь она усугубляла сіе благочестивое дѣло и двадцать четыре раза молилась Господу. Фунтъ хлѣба служилъ для нея пищей на два дня. Такъ, при помощи Божіей, она достигла конца своей жизни. Когда она поселилась на сей скалѣ, ей было двадцать пять лѣтъ, а на скалѣ она подвизалась шесть лѣтъ; посемъ съ миромъ предала Господу чистую и святую душу свою. Уже черезъ два мѣсяца послѣ ея смерти, когда въ положенный срокъ прибыли корабельщикъ вмѣстѣ съ женою, они нашли блаженную Фотинію усопшей; руки ея были крестообразно сложены, лице ея было свѣтло: она имѣла видъ какъ-бы спящей. Поклонившись ея святому тѣлу и взявъ его, они положили его въ корабль и отплыли къ городу Кесаріи Палестинской. Здѣсь корабельщикъ отправился къ епископу Кесарійскому и разсказалъ ему все о добродѣтельной жизни святой Фотиніи. Со всѣмъ клиромъ епископъ съ честью предалъ погребенію ея тѣло, съ пѣніемъ боговдохновенныхъ псалмовъ и пѣній, воздавая честь и славу Отцу и Сыну и Святому Духу нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Кесарія — большой городь въ Палестинѣ, при Средиземномъ морѣ; тамъ имѣли мѣстопребываніе Римскіе прокураторы.
[2] Т. е. я былъ въ опасности отказаться отъ здравыхъ в поддерживающигь меня помысловъ, и подвергнуться величайшему поползновенію. — Ногами и стопами пророкъ называетъ, какъ объясняетъ блаж. Ѳеодоритъ, — помыслы.
[3] Преп. Павла вдова подвизалась въ Виѳлеемѣ 20 лѣтъ, отъ 384 года; скончалась 26 января 404 года.
[4] Рало — плугъ, вспять — обратно, назадъ.
[5] Ровъ страстей есть, по объясненію св. Аѳанасія, порокъ и невѣжество. И отъ бренія тины, ибо въ грѣхахъ, какъ въ тинѣ, увязаютъ уловленные ими.
[6] Въ тимѣніи глубины, т. е. въ тинѣ глубины или въ глубокой тинѣ.
[7] Городъ въ Греціи; теперь — столица Греческаго государства; въ древности этотъ городъ славился своею ученостію.
[8] Святый Мартиніанъ скончался въ концѣ IV-го или началѣ V-го вѣка.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга шестая: Мѣсяцъ Февраль. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 256-273.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0