Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 29 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Мѣсяцъ Февраль.
День первый.

Страданіе святаго мученика Трифона.

Святый Трифонъ родился въ странѣ Фригійской, въ селеніи Кампсадъ, близъ города Апамеи [1]. Еще съ юныхъ лѣтъ почила на немъ благодать Божія и Господь даровалъ ему силу чудотворенія [2], дабы не только изъ устъ сего младенца, но и изъ чудесныхъ его дѣлъ совершить Себѣ хвалу. Въ Великихъ Минеяхъ Четіяхъ [3] много повѣствуется объ исцѣленіяхъ отъ всякихъ болѣзней, совершенныхъ святымъ отрокомъ Трифономъ, и объ изгнаніи имъ бѣсовъ изъ людей, обращавшихся къ нему. Мы же сначала разскажемъ объ одномъ изъ многихъ его чудесъ, свидѣтельствующихъ о великой благодати Божіей, почивавшей на немъ, а затѣмъ будемъ повѣствовать объ его страданіи за вѣру Христову.

Въ двѣсти тридцать восьмомъ году на престолъ римскій вступилъ императоръ Гордіанъ [4], который, хотя и былъ идолопоклонникъ, но христіанъ не преслѣдовалъ. Этотъ царь имѣлъ взрослую дочь, по имени Гордіану, — дѣвицу, отличавшуюся умомъ и красотою, такъ что многіе великіе и славные князья желали взять ее въ жены своимъ сыновьямъ. Но эту дѣвицу, а съ нею вмѣстѣ и все ея семейство, постигло великое несчастье: по Божію попущенію въ нее вошелъ діаволъ, который жестоко мучилъ ее, ввергая ее въ огонь и въ воду; приводимые къ больной дѣвицѣ, извѣстные своею мудростію врачи не могли помочь ей. Но вотъ, обитавшій въ дѣвицѣ, нечистый духъ самъ, по повелѣнію Божію, провѣщалъ:

— «Никто не можетъ изгнать меня отсюда, кромѣ отрока Трифона».

Царь тотчасъ послалъ искать повсюду Трифона. Много было приводимо къ царю людей, носившихъ то же имя, но ни одинъ изъ нихъ не могъ изгнать бѣса изъ царской дочери. Наконецъ, привели къ царю святаго отрока Трифона, котораго нашли во Фригіи, въ селеніи Кампсадѣ, гдѣ онъ пасъ гусей при одномъ озерѣ; — отроку было тогда семнадцать лѣтъ. Когда святый приближался къ Риму, діаволъ, узнавъ объ его приходѣ и начавъ еще сильнѣе мучить дѣвицу, громко закричалъ:

— «Не могу больше здѣсь жить, потому что приближается Трифонъ, и на третій день придетъ сюда, не могу болѣе терпѣть».

Прокричавъ такъ, нечистый духъ вышелъ изъ дѣвицы.

На третій день въ городъ пришелъ святый Трифонъ и тотчасъ былъ приведенъ въ царскія палаты, гдѣ былъ весьма привѣтливо принятъ царемъ, ибо царь узналъ въ немъ того Трифона, о которомъ упоминалъ діаволъ, выходя изъ дѣвицы. Но чтобы больше убѣдиться въ томъ, что именно Трифонъ исцѣлилъ его дочь, царь умолилъ его показать діавола воочію такъ, чтобы можно было видѣть его тѣлесными очами. Святый согласился на просьбу царя и шесть дней пребывалъ въ постѣ и молитвѣ и послѣ того получилъ свыше еще бóльшую и сильнѣйшую власть надъ духами нечистыми. На седьмой день, при восходѣ солнца, царь пришелъ къ блаженному со всѣмъ своимъ синклитомъ, желая видѣть діавола. Тогда Трифонъ, исполненный Святаго Духа, и духовными очами взирая на невидимаго духа злобы, сказалъ ему:

— «Тебѣ говорю, духъ нечистый, во имя Господа моего Іисуса Христа, явись воочію передъ находящимися здѣсь, и покажи имъ свой мерзкій и безстыдный образъ, и яви немощь свою».

И тотчасъ діаволъ предсталъ предъ всѣми въ видѣ чернаго пса, который имѣлъ огненные глаза, а голову влачилъ по землѣ.

Святый обратился къ нему съ вопросомъ:

— «Кто послалъ тебя, демонъ, сюда, чтобы войти въ отроковицу, и какъ ты дерзнулъ войти въ созданную по образу Божію, самъ будучи столь безобразенъ и немощенъ, и исполненъ всякой мерзости?»

Діаволъ отвѣчалъ:

— «Я посланъ отцомъ моимъ — сатаною, начальникомъ всякаго зла, пребывающимъ въ адѣ, отъ котораго я получилъ повелѣніе мучить эту отроковицу».

Тогда святый спросилъ его опять:

— «Кто же далъ вамъ власть посягать на созданіе Божіе?»

Демонъ, хотя и противъ своего желанія, но принужденный невидимою силою Божіею, долженъ былъ сказать истину.

— «Мы не имѣемъ власти надъ тѣми, — сказалъ онъ, — которые знаютъ Бога и вѣруютъ въ Единороднаго Его Сына — Христа, за Котораго Петръ и Павелъ умерли здѣсь, — отъ этихъ людей мы со страхомъ бѣжимъ, и, только когда намъ бываетъ попущено, мы причиняемъ имъ совнѣ легкія искушенія. Которые же не вѣруютъ въ Бога и Сына Божія и, будучи послушны своимъ похотямъ, творятъ угодныя намъ дѣла, надъ тѣми мы получаемъ полную власть, чтобы мучить ихъ. Угодны же намъ дѣла такія: идолопоклоненіе, хула, прелюбодѣяніе, чародѣйство, зависть, убійство, гордость; этими и имъ подобными дѣлами люди, какъ-бы сѣтьми, опутываются, отчуждаются отъ Бога, Своего Создателя, и самовольно дѣлаются друзьями намъ, и вмѣстѣ съ нами принимаютъ вѣчныя муки».

Услыхавъ это, царь и окружающіе его были поражены великимъ страхомъ и пришли въ ужасъ; и многіе, оставивъ нечестіе; увѣровали во Христа; а вѣрующіе получили еще большее утвержденіе въ своей вѣрѣ, и прославили Бога.

Царь, щедро одаривъ святаго, отпустилъ его съ миромъ домой, но святый все, что получилъ отъ царя, роздалъ дорóгою нищимъ; самъ же, возвратившись въ отечество, предался обычнымъ своимъ занятіямъ, исцѣляя недужныхъ и благоугождая Богу святымъ и непорочнымъ житіемъ.

Послѣ Гордіана римскій престолъ занялъ Филиппъ [5], который царствовалъ недолго, будучи убитъ своими воинами; а послѣ него воцарился свирѣпый Декій [6], воздвигшій жестокое гоненіе на христіанъ; во время этого гоненія было убито безчисленное множество христіанъ, причемъ многіе изъ боязливыхъ, страшась ужасныхъ мукъ, отвратились отъ Христа, и склонились къ идолопоклонству. Царь этотъ издалъ приказъ своимъ эпархамъ и игемонамъ всюду преслѣдовать христіанъ и убивать ихъ безпощадно. На востокѣ въ это время эпархомъ былъ нѣкто Акилинъ; ему было донесено, что Трифонъ исповѣдуетъ Христову вѣру и, проходя различныя страны, врачуетъ болящихъ, какъ весьма свѣдущій врачъ, и въ то же время учитъ всѣхъ вѣровать во Христа и симъ прельщаетъ многихъ; повелѣнія же царскаго Трифонъ не слушаетъ, насмѣхаясь надъ всѣми богами. Тотчасъ были посланы воины разыскать Трифона, котораго вскорѣ и нашли: ибо не могъ укрыться свѣтильникъ, горящій ревностію по Богѣ и свѣтящій вѣрою и благими дѣлами. Но и самъ святый, узнавъ, что его ищутъ, не бѣжалъ въ пустыню и не скрывался въ горахъ и пропастяхъ земныхъ, но, вооружившись молитвою и крестнымъ знаменіемъ, смѣло вышелъ къ ищущимъ его и, отдавшись имъ въ руки, съ радостію пошелъ къ эпарху Акилину, который въ то время находился въ Никеѣ [7]. Когда Акилинъ, окруженный оруженосцами, начальниками, слугами и множествомъ людей, возсѣлъ на судѣ, Помпиніанъ, скриніарій [8] большого чина, сказалъ ему:

— «Вотъ юноша изъ города Апамеи, присланный въ твоему величеству, предстоитъ предъ свѣтлымъ судомъ твоей власти».

Акилинъ сказалъ:

— «Предстоящій пусть скажеть намъ свое имя и отечество и фортуну» [9].

Святый отвѣчалъ:

— «Имя мое — Трифонъ, отечество мое — селеніе Кампсада, близъ города Апамійска, фортуны же мы не признаемъ, ибо вѣруемъ, что все совершается по Божію промыслу и неизреченною Его мудростію, а не фортуною, и не зависитъ ни отъ теченія звѣзды, ни отъ случая, какъ вѣруете вы. Въ жизни я руковожусь свободною своею волею, служа единому только Христу. Христосъ — вѣра моя, Христосъ — похвала моя, и вѣнецъ славы моея».

Эпархъ на это сказалъ святому:

— «Вѣроятно, ты до нынѣшняго дня вовсе не слыхалъ о царскомъ повелѣніи, по которому всякій, кто называетъ себя христіаниномъ, и не покланяется богамъ, долженъ умереть злою смертью; итакъ, образумься и оставь свою льстивую вѣру, чтобы не быть вверженнымъ въ огонь».

Но Трифонъ воскликнулъ:

— «О, если-бы мнѣ сподобиться чрезъ огонь и всѣ муки получить кончину за имя Іисуса Христа, Господа моего и Бога!»

Эпархъ продолжалъ:

— «Трифонъ, совѣтую тебѣ принести жертву богамъ, ибо вижу, что ты, хотя и молодъ тѣломъ, но имѣешь совершенный разумъ, и я не желаю, чтобы ты умеръ злою смертію!»

— «Я тогда буду имѣть совершенный разумъ, — отвѣчалъ святый, — когда принесу Богу моему совершенное исповѣданіе, и если сохраню неизмѣнною, какъ многоцѣнное сокровище, благочестивую вѣру въ Него, и сдѣлаюсь жертвою Тому, Кто Самъ принесъ Себя въ жертву ради меня».

Тогда эпархъ, угрожая святому, съ гнѣвомъ вскричалъ:

— «Огню предамъ твое тѣло, душу же твою укрощу самыми лютыми казнями».

— «Ты угрожаешь мнѣ огнемъ, угасающимъ, — отвѣчалъ Трифонъ, — послѣ котораго остается только пепелъ, я же вамъ, невѣрующимъ, угрожаю огнемъ вѣчнымъ, неугасающимъ; оставь суетную вѣру твою и познай истиннаго Бога, чтобы не раскаяться тебѣ послѣ, когда впадешь въ огонь вѣчный».

Но Акилинъ, воспламенившись сильнѣйшимъ гнѣвомъ, повелѣлъ бить святаго, повѣсивъ его на деревѣ. Услыхавъ это приказаніе, Трифонъ самъ тотчасъ снялъ съ себя одежды и съ радостію отдалъ тѣло свое палачамъ на истязаніе. Палачи, повѣсивъ его на деревѣ, со связанными сзади руками, жестоко истязали его въ теченіе трехъ часовъ. Но святый мужественно терпѣлъ мученія, ни одного крика, ни одного стона не издавъ за все время, пока его били. Когда кончили истязать его, Акилинъ снова обратился къ нему съ увѣщаніемъ:

— «Одумайся, Трифонъ, оставь свое безуміе, обѣщай поклонитьея богамъ, ибо никто изъ нежелающихъ повиноваться царскому повелѣнію не можеть избѣжать ужасной смерти».

Святый дерзновенно отвѣчалъ:

— «И я тебѣ говорю, что никто, отвергающійся небеснаго Царя Христа, не можетъ наслѣдовать жизнь вѣчную, но будетъ посланъ въ огонь вѣчный, никогда не угасающій».

Эпархъ на это сказалъ:

— «Нѣтъ другаго царя небеснаго, кромѣ Зевса, сына Сатурнова [10], онъ есть отецъ и боговъ и людей, и если кто ему не кланяется, тотъ не можетъ оставаться въ живыхъ; поклонисъ и ты ему, если хочешь наслаждаться сладостію сей жизни».

Тогда святый, желая просвѣтить язычника свѣтомъ истины и изобличить всю мерзость язычества, сказалъ Акилину:

— «Пусть будутъ подобны твоему богу Зевсу всѣ покланяющіеся ему и надѣющіеся на него; а о немъ повѣствуется, что онъ былъ первымъ пребеззаконнымъ волхвомъ и пагубнымъ чародѣемъ, отцемъ всякаго нечестія и безбожія, по смерти котораго люди, желавшіе слѣдовать его злымъ дѣламъ, устроили ему золотыхъ и серебряныхъ идоловъ, назвавъ его богомъ; и сдѣлали это затѣмъ, чтобы имѣть оправданіе и для себя самихъ въ своей нечистотѣ и беззаконіи, дабы никто не укорялъ ихъ въ постыдныхъ дѣлахъ, потому что и богъ ихъ былъ таковъ же; подобнымъ образомъ и другіе мерзкіе и всезлобные люди были возведены на степень боговъ своими подражателями [11]; вы же, вѣруя въ эти древнія нечестивыя преданія и ложныя басни, покланяетесь бездушнымъ и нѣмымъ идоламъ, забывая о Богѣ живомъ, Который небо утвердилъ, землю основалъ на водахъ, и излилъ воздухъ; Богъ, создавшій каждую тварь и давшій ей видимый образъ, господиномъ надъ всѣмъ поставилъ человѣка, созданнаго послѣ; но человѣкъ, по зависти діавольской, прельщенный лукавымъ зміемъ (см. Быт. гл. 3), впалъ въ безчисленныя бѣдствія; тогда Богъ-Слово, умилосердившись надъ нимъ, по Своему изволенію, Самъ благоволилъ воплотиться, и явился въ подобіи человѣческомъ, умеръ на крестѣ, былъ погребенъ, въ третій день воскресъ, восшелъ на небеса и сидитъ одесную Бога Отца, пока не познаетъ Его все созданіе; тогда Онъ опять придетъ съ силою и славою великою, и воздастъ каждому по дѣламъ его. Онъ есть Богъ боговъ и Царь царей, и Судія живыхъ и мертвыхъ; а почитаемые вами боги послужатъ на возжженіе огня вѣчнаго со всѣми покланяющимися имъ».

Послѣ этого эпархъ Аквилинъ, собравшись на охоту, велѣлъ захватить и святаго Трифона, приказавъ привязать его къ коню и вести за собою. Большія мученія пришлось выносить святому: пальцы ногъ его отрывались, потому что, при ужасномъ морозѣ, ноги его были босы, а конь наступалъ и давилъ ихъ своими ногами, — и ступни его растрескались, но мученикъ, вперивъ духовный взоръ къ Богу и, пламенѣя любовію къ Нему, ни во что ставилъ эти мученія, и пѣлъ слова Давида: соверши стопы моя во стезяхъ Твоихъ, да не подвижутся стопы моя (Псал. 16, 5), и другія: стопы моя направи (Господи) по словеси Твоему, и да не обладаетъ мною всякое беззаконіе (Псал. 118, 133), повторяя вмѣстѣ съ тѣмъ и слова святаго первомученика архидіакона Стефана (см. Дѣян. 7, 60[12]:

— «Господи, не вмѣни имъ грѣха сего». Возвратившись послѣ охоты, эпархъ призвалъ къ себѣ мученика и сказалъ ему:

— «Теперь, несчастный, не надумалъ ли ты благоразумно принести жертвы богамъ, или остаешься въ своемъ прежнемъ безуміи?»

Святый отвѣчалъ:

— «Ты самъ, ослѣпленный діаволомъ, преисполненъ безумія и невѣжества, потому что не можешь познать Создателя всѣхъ и поклониться Ему; а я остаюсь премудрымъ, не отступая отъ спасающей меня истины».

Эпархъ велѣлъ отвести святаго въ темницу; а самъ отправился въ ближайшіе предѣлы страны, гдѣ и оставался нѣкоторое время.

По прибытіи обратно въ Никею, эпархъ, явившись въ судилище, снова вызвалъ Трифона и сказалъ ему:

— «Не научило ли тебя продолжительное пребываніе въ узахъ повиноваться царскому повелѣнію и обратиться къ богамъ?»

— «Богъ мой и Господь Іисусъ Христосъ, — отвѣчалъ святый, — Которому я служу чистымъ умомъ, поучая, наставилъ меня и утвердилъ меня, дабы я могъ неизмѣнно и непоколебимо сохранить вѣру въ Него: посему Ему Единому истинному Царю и Богу, я повинуюсь, и къ Нему прибѣгаю, твою же и царскую гордость я презираю, а отъ почитаемыхъ вами боговъ отвращаюсь».

Эпархъ, сильно озлобясь, вскричалъ слугамъ:

— «Вбейте острые гвозди въ ноги его, и, водя по городу, бейте его».

Слуги тотчасъ исполнили приказаніе мучителя. Святаго стали водить, или лучше скавать, влачить по городу, подвергая истязаніямъ, и онъ переносилъ ужасныя страданія — какъ отъ вбитыхъ въ ноги гвоздей, такъ и оть сильнаго мороза, по случаю суровой зимы. Но великій страдалецъ, имѣя предъ духовнымъ взоромъ своимъ Христа, и взирая на будущія воздаянія, все переносилъ съ великимъ терпѣніемъ и радостію; когда же онъ опять былъ приведенъ къ эпарху, мучитель, удивляясь такому терпѣнію святаго, съ великою досадою сказалъ ему:

— «До какихъ же поръ, Трифонъ, ты будешь нечувствителенъ къ мукамъ, и когда же ты почувствуешь всю ужасную боль мученій?»

Святый отвѣчалъ:

— «Когда же и ты познаешь силу Христову, во мнѣ пребывающую; когда ты перестанешь, окаянный, искушать Святаго Духа?»

Тогда, пылая сильнѣйшею злобою, мучитель велѣлъ снова повѣсить его на деревѣ и нещадно бить желѣзомъ, а бока его опалять горящими свѣчами; Все это слуги исполнили съ великимъ стараніемъ; но внезапно свѣтъ небесный осіялъ святаго, а на главу его спустился съ неба прекрасный вѣнецъ; пораженные этимъ видѣніемъ мучители отъ страха пали на землю. Святый же Трифонъ, ощутивъ въ себѣ пришедшую свыше помощь, исполнился радости и веселія и, молясь, говорилъ:

— «Благодарю Тебя, Господи, за то, что Ты не оставилъ меня безъ помощи въ рукахъ враговъ моихъ, но защитилъ меня въ день брани и далъ мнѣ спасеніе, и рука Твоя поддержала меня. И нынѣ молюсь Тебѣ, Господи, не оставляй меня, утверждая и защищая меня, и сподоби меня безпреткновенно совершить подвигъ этотъ, дабы сподобиться получить вѣнецъ правды со всѣми возлюбившими имя Твое святое, ибо Ты одинъ препрославленъ во вѣки. Аминь».

Послѣ этого мучитель, приказавъ развязать связаннаго святаго и призвавъ его къ себѣ, началъ съ ласкою увѣщавать его, говоря:

— «Трифонъ, принеси жертву великому Зевсу и поклонись царскому изображенію, и я отпущу тебя».

Но Трифонъ, съ улыбкою, отвѣчалъ:

— «Если я самому царю оказалъ презрѣніе и его нечестивыми повелѣніями пренебрегъ, то неужели я поклонюсь его бездушному изображенію? Этого не будетъ. О Зевсѣ же и другихъ ложныхъ богахъ ты спроси своихъ же мудрецовъ, которые скажуть тебѣ о томъ, какія сочиняются басни объ этихъ богахъ для покрытія ихъ гнусныхъ дѣлъ, прилагая наименованія ихъ къ другимъ вещамъ, назвавъ небо — Зевсомъ, воздухъ — Герою, землю — Церерой, море — Посейдономъ, солнце — Аполлономъ, луну — Діаною [13]. Эти же баснотворцы именами боговъ вашихъ назвали также различные дурные обычаи и страсти человѣческія, измысливъ бога гнѣва и войны — Марса, а блудную страсть назвавъ Венерою [14]. И вотъ вы, оставивъ Создателя всѣхъ Бога, наполнили безумно всю вселенную идолами и тварь предпочли Творцу; и не только сами, будучи лишены здраваго разума и совратившись съ истиннаго пути, стремглавъ падаете въ душепагубную пропасть, но и насъ стараетесь увлечь туда же, чтобы сдѣлать участниками вашей погибели, но, льстецы, вы не будете имѣть никакого успѣха! Ибо вы никогда не будете въ силахъ совратить съ истиннаго пути и склонить къ вашимъ идоламъ надѣющихся на истиннаго и живаго Бога».

Выслушавъ эти слова, Акилинъ удивился такому дерзновенію святаго и, разгнѣвавшись, приказалъ бить его безъ всякаго милосердія; воины, взявъ святаго, истязали его въ теченіе многихъ часовъ самымъ жестокимъ образомъ.

Наконецъ, мучитель, видя, что не можетъ поколебать непоколебимаго столпа вѣры и отвратитъ его отъ Христа, сдѣлалъ о немъ слѣдующій окончательный приговоръ:

— «Трифонъ Апамейскій, противящійся царскому повелѣнію и, послѣ многоразличныхъ мукъ, не пожелавшій принести жертвы богамъ, долженъ быть казненъ чрезъ усѣкновеніе главы».

И тотчасъ воины, взявъ мученика, вывели его изъ города на мѣсто усѣкновенія. Святый же Трифонъ, ставъ лицомъ къ востоку, обратился къ Богу съ такою молитвою:

— «Господи Боже, Царь царствующихъ, святѣйшій паче всѣхъ святыхъ! Благодарю Тебя за то, что Ты сподобилъ меня совершить сей подвигъ безъ преткновенія. И нынѣ молюсь Тебѣ: не допусти коснуться меня уловляющей рукѣ лукаваго невидимаго врага, дабы онъ не свелъ меня во глубину погибели, но введи меня въ возлюбленныя селенія вмѣстѣ со святыми ангелами Твоими, и содѣлай меня наслѣдникомъ Твоего вожделѣннаго царствія; пріими въ мирѣ душу мою, всѣхъ же, которые будутъ воспоминать имя раба Твоего, и въ память мою святыя жертвы Тебѣ принесутъ, услышь съ высоты святыни Твоея; и призри на нихъ отъ святаго жилища Твоего, подавая имъ обильныя и нетлѣнныя дарованія, ибо Ты одинъ благій и щедрый податель во вѣки вѣковъ».

Такъ молился святый. И вотъ еще воины не успѣли усѣкнуть его главы, какъ Господь взялъ его душу; честное же тѣло Трифона осталось мертвымъ на землѣ. Находившіеся въ Никеѣ христіане обвили его чистыми плащаницами и умастили ароматами, намѣреваясь погребсти его у себя въ защищеніе своему городу, но святый, явившись имъ въ видѣніи, велѣлъ перенести мощи его въ селеніе Кампсаду, мѣсто родины его, — и повелѣніе его было исполнено [15].

Такъ святый Трифонъ, отъ юности посвященный Богу, приведшій множество людей ко Христу, и исцѣлившій многихъ изъ нихъ отъ болѣзней, послѣ великихъ мученій, принятыхъ за истину, увѣнчанъ нетлѣннымъ вѣнцомъ отъ Отца, и Сына, и Святаго Духа, Единаго въ Троицѣ Бога, Которому слава во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Фригія — одна изъ большихъ областей Малой Азіи. Апамея — самый значительный городъ Фригіи, съ оживленною торговлей.
[2] По греческимъ евхологіямъ, однажды молитвою святаго Трифона спасены были отъ голода жители Кампсады, гдѣ появившіеся вредные гады и насѣкомыя поѣдали хлѣбные злаки, древесные листья и всякую зелень. Святый Трифонъ, сожалѣя о бѣдствіи, простеръ руки свои ко Господу съ молитвою, прося Его послать ангела Своего для пораженія вредныхъ насѣкомыхъ; при этомъ св. мученикъ и самъ связалъ ихъ клятвою, чтобы они удалились въ мѣста недоступныя, назначенныя къ ихъ обитанію.
[3] Великія Минеи-Четіи составлены святителемъ Макаріемъ, митрополитомъ Московскимъ въ XVI столѣтіи. Кромѣ житій святыхъ здѣсь помѣщены всѣ книги Священныя Писанія, множество поученій и разныхъ статей духовнаго содержанія.
[4] Гордіанъ царствовалъ съ 238 года по 244 годъ.
[5] Филиппъ (Аравитянинъ) царствовалъ съ 244 по 249 годъ.
[6] Декій царствовалъ съ 249 по 251 годъ.
[7] Никея (нынѣ Исникъ) — въ древности богатый и цвѣтущій городъ Виѳиніи (въ Малой Азіи), нынѣ весьма бѣдный и малонаселенный. Въ семъ городѣ происходили I и VII вселенскіе соборы.
[8] Cкриніарій — придворный казнохранитель, имѣвшій большую силу при епархѣ (правителѣ области), почему ему оказывалось особенное царское довѣріе и поручались разныя отвѣтственныя должности.
[9] Фортуна (лат. Fortuna) — богиня cудьбы и cчастія у Римлянь.
[10] Зевсъ (или Юпитеръ) — греко-римcкій богъ, почитавшійся язычниками властителемъ неба и земли, отцомъ всѣхъ боговъ и людей.
[11] Вообще боги грековъ и римлянъ, по ихъ вѣрованію, отличались тѣми же страстями и преступными наклонностями, какъ и люди.
[12] Память святаго первомученика архидіакона Стефана, побитаго камнями отъ Евреевъ, празднуется Церковію декабря 27 дня.
[13] Гера (Юнона) почиталась древними греками и римлянами сестрой и женой Зевса, наиболѣе почитаемой между богинями; считалась богиней земли, покровительницей брака и родовъ. Церера (или Деметра) — римская и греческая богиня земли и плодородія. Посейдонъ (Нептунъ) почитался братомъ Зевса и полновластнымъ повелителемъ морей, рѣкъ и всѣхъ источниковъ и водовмѣстилищъ. Аполлонъ (Фебъ) — одинъ изъ наиболѣе почитаемыхъ древними греками и римлянами языческихъ боговъ, считавшійся богомъ солнца и умственнаго просвѣщенія, а также охранителемъ закона. Діана (Артемида) — извѣстная языческая богиня у грековъ и римлянъ, пользовавшаяся особымъ поклоненіемъ у нихъ; Діана считалась богиней луны и изображалась прекрасной, свѣтлой дѣвой-охотницей.
[14] Марсъ (или Арей) — греко-римскій богъ войны. Венера — греко-римская богиня красоты и любви. Празднества въ честь ея сопровождались проявленіями крайней разнузданности и разврата.
[15] Часть мощей святаго Трифона хранится въ Москвѣ, въ церкви его имени, что въ Напрудной. — Существуетъ преданіе, имѣющее тѣсную связь съ исторіею этого храма. Однажды на охотѣ у царя Іоанна Васильевича Грознаго, по какой-то оплошности сокольника боярина Трифона Патрикѣева, улетѣлъ любимый кречетъ; царь приказалъ этому сокольнику во что бы то ни стало разыскать кречета въ три дня, въ противномъ случаѣ угрожая смертною казнію. Весь лѣсъ изъѣздилъ сокольникъ, но поиски не привели ни къ чему. Измученный, усталый, онъ на третій день остановился около Марьиной рощи (въ Напрудной слободѣ) и отъ сильнаго изнеможенія заснулъ крѣпкимъ сномъ подъ деревомъ. Передъ этимъ Патрикѣевъ усердно молился о помощи святому мученику Трифону, котораго, по самому имени своему, считалъ покровителемъ и надежнѣйшимъ руководителемъ. И видитъ сокольничій дивный сонъ: предсталъ предъ нимъ благолѣпный юноша на бѣломъ конѣ и держитъ на рукѣ царскаго кречета. «Возьми, — говоритъ, — пропавшую твою птицу, поѣзжай съ Богомъ въ царю и не печалься». Проснулся сокольникъ и видить — на рукѣ у него дѣйствительно сидить царскій кречетъ, котораго онъ и отвезъ къ Грозному, причемъ разсказалъ ему и свое видѣніе. Прежній гнѣвъ государя и угрожавшее сокольничему страшное бѣдствіе замѣнились милостями царскими, и благочестивый бояринъ Трифонъ Патрикѣевъ, въ благодарность предъ Богомъ и предъ угодникомъ Божіимъ святымъ мученикомъ Трифономъ за спасеніе своей жизни, немедленно построилъ сперва часовню на томъ мѣстѣ, гдѣ нашелъ своего сокола, а потомъ, какъ говорятъ, при содѣйствіи даже самого государя, соорудилъ близъ этой часовни и каменную церковь во имя святаго мученика Трифона, на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ совершилось вышеописанное явленіе ему сего святаго мученика.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга шестая: Мѣсяцъ Февраль. — М.: Синодальная Типографія, 1905. — С. 5-16.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0