Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 28 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День тридцать первый.

Житіе преподобной матери нашей Меланіи Римляныни.

Выслушавъ такія слова, Апиніанъ не отказалъ ей въ исполненіи ея желанія совершенно, но не далъ ей и полнаго согласія, а только ласково сказалъ:

— «Этого не можетъ быть до тѣхъ поръ, пока у насъ не будетъ наслѣдника нашимъ имѣніямъ. Когда же у насъ родится такой наслѣдникъ, тогда и я не отстану отъ твоего добраго намѣренія, ибо нехорошо, если жена опережаетъ мужа въ добромъ дѣлѣ и стремленіи къ Богу. Подождемъ, пока Богъ не дастъ намъ плода нашего супружества, и тогда согласно приступимъ къ жизни, къ какой ты стремишься».

Меланія согласилась съ этимъ намѣреніемъ мужа, и вотъ Богъ послалъ имъ дочь. По рожденіи ея, Меланія дала за нее обѣтъ дѣвства, какъ бы платя свой долгъ: она желала, чтобъ дочь ея соблюла то, чего сама она не могла соблюсти, выданная противъ воли замужъ.

Потомъ, готовясь къ иной жизни, она стала пріучать себя къ воздержанію и умерщвленію тѣла: постилась, лишила себя всякаго угожденія плоти, не хотѣла носить красивыхъ одеждъ и драгоцѣнныхъ женскихъ украшеній, не ходила въ баню. А когда мужъ или родители убѣждали ее пойти въ баню, то она не обнажала своего тѣла и выходила оттуда, омывъ только лицо, причемъ запрещала рабынямъ говорить кому-нибудь о томъ и дѣлала имъ подарки, чтобы онѣ молчали. При этомъ, она потребовала отъ мужа исполненія его обѣщанія:

— «У насъ уже есть, — говорила она, — наслѣдница нашему состоянію. Будемъ же обходиться безъ брачныхъ сношеяій, какъ ты обѣщался».

Но онъ не послушалъ жены.

Меланія, видя его несогласіе, замыслила тайно бѣжать въ невѣдомую страну, оставивъ отца, мать, мужа, ребенка и все богатство: такъ сильно она была охвачена стремленіемъ къ Богу и желаніемъ жить въ чистотѣ. Она сдѣлала бы это немедленно, если бъ ея не удержали совѣты нѣкоторыхъ благоразумныхъ людей, которые напомнили ей слѣдующее апостольское слово: оженившимся завѣщеваю, не азъ, но Господь: женѣ отъ мужа не разлучатися и еще: что бо вѣси, жено, аще мужа спасеши (1 Кор. 7, 10. 16)? Итакъ, удержанная мыслію о спасеніи мужа, она отказалась отъ своей мысли о бѣгствѣ. Однако ей тяжело было исполнять супружескій долгъ. Она тайно носила на тѣлѣ жесткую власяницу, и лишь когда знала, что останется съ мужемъ наединѣ, тогда снимала ее, чтобы мужъ не узналъ о такой ея жизни. Но какъ-то узнала объ этомъ сестра ея отца и стала смѣяться надъ этою власяною одеждой, досаждая и понося изъ-за нея святую. Меланія со слезами умоляла ее никому не разсказывать о томъ, что она узнала. Вскорѣ послѣ того Меланія зачала во второй разъ, и уже приближалось ей время родить. Наступила память святаго мученика Лаврентія [1]. Всю ночь святая провела безъ сна, молясь съ колѣнопреклоненіемъ и воспѣвая псалмы. При этомъ она старалась осилить естественную природную боль. Настало утро, но она не прекратила свою многотрудную молитву. Жестокія боли роженицы усиливались до крайней степени, но она все еще преклоняла на молитву колѣни и, наконецъ, изнемогла отъ всенощнаго молитвеннаго труда и отъ естественной болѣзни. Тогда она въ тяжкихъ мукахъ родила младенца мужескаго пола. Принявъ святое крещеніе, младенецъ тотчасъ отошелъ отъ этого міра къ небесному отечеству. Послѣ этихъ родовъ Меланія сильно заболѣла и была близка къ смерти. Мужъ ея, стоя у ея кровати, самъ остался едва живъ отъ тоски по ней и сожалѣнія. Въ своемъ горѣ онъ поспѣшилъ въ церковь, гдѣ съ рыданіемъ молился Богу, прося у него исцѣленія дорогой супруги. Меланія же, видя, что время благопріятно для того, чтобы склонить мужа къ своему намѣренію, послала сказать ему, когда онъ находился еще въ церкви:

— «Если хочешь, чтобы я и ты были живы, дай обѣщаніе передъ Богомъ, что ты больше ко мнѣ не прикоснешься, и будемъ мы до конца нашей жизни оба жить въ чистотѣ».

Мужъ Меланіи, любя ее невыразимо и ставя здоровье ея выше своего, повиновался ея волѣ и далъ обѣтъ предъ Богомъ жить съ нею въ чистотѣ. Когда посланный вернулся и разсказалъ это Меланіи, она обрадовалась и ей стало легче. Тѣлесная болѣзнь ея уступила мѣсто духовной радости, и Меланія прославляла Вышняго, Который помогъ ей, исполнивъ чрезъ болѣзнь самое завѣтное желаніе ея сердца.

Когда Меланія встала отъ одра болѣзни, ея дочь, прекрасная отрасль дѣвства, обѣщанная Богу, отошла къ Нему. Смерть ея еще больше склонила Апиніана къ храненію чистоты, тѣмъ болѣе, что Меланія не переставала убѣждать его къ этому.

— «Видишь, — говорила она, когда скончалась ихъ дочь, — какъ Самъ Богъ призываетъ насъ къ чистой жизни? Если бы Ему угодно было продолженіе нашего плотскаго супружества, Онъ не взялъ бы у насъ нашихъ дѣтей».

Итакъ Апиніанъ и Меланія, послѣ плотскаго естественнаго супружества, вступили въ супружество высшее, духовное, и побуждали другъ друга къ добродѣтели, упражняясь въ постѣ, молитвѣ, трудахъ, умерщвленіи плоти. Они согласились всѣ имѣнія отдать въ лицѣ нищихъ Христу, самимъ же совсѣмъ отречься отъ міра и стать иноками. Но родители Меланіи никакъ не хотѣли допустить этого. И вотъ однажды ночью, когда Апиніанъ и Меланія много о томъ скорбѣли и совѣщались другъ съ другомъ, какъ бы избавиться имъ отъ хитросплетенныхъ сѣтей міра, внезапно осѣнила ихъ свыше Божественная благодать. Они ощутили великое благоуханіе, сходящее съ неба, какого не можетъ постигнутъ умъ и описать языкъ, и исполнились такой духовной отрады, что забыли всю свою скорбь. Съ тѣхъ поръ святыми овладѣла еще большая жажда духовныхъ благъ: міръ и все, что въ мірѣ, опротивѣли имъ и они рѣшили, бросивъ все, бѣжать куда-нибудь и стать иноками. Но Божій Промыселъ уготовилъ имъ иной путь къ достиженію желаемаго.

Вскорѣ умеръ отецъ Меланіи, и Апиніанъ съ Меланіею стали свободными въ своихъ дѣйствіяхъ. Но такъ какъ у нихъ было много богатствъ, которыя они обѣщались посвятить Христу, то они не тотчасъ разстались съ миромъ и отечествомъ своимъ. На то время, пока они не раздадутъ всего бѣднымъ, они избрали для себя мѣстожительствомъ одно свое имѣніе въ пригородѣ Рима и жили, строго храня чистоту. Въ то время, какъ эта блаженная чета избрала себѣ такую богоугодную жизнь, Апиніану начинался 24-ый годъ, Меланіи же заканчивался 20-ый [2]. Поистинѣ великое чудо, что въ тѣ годы, въ которые юность горитъ обыкновенно огнемъ плотскихъ страстей, — эта святая чета, ведя жизнь выше плотскаго естества, оставалась неопаляемой, подобно отрокамъ въ пещи Вавилонской.

Все это произошло при руководствѣ Меланіи. Она, какъ мудрая раба Господня, строго наблюдала и за собою и за мужемъ, такъ что была для своего мужа учительницею, наставницею, руководительницею на пути Господнемъ. Проводя такую дивную жизнь, они продавали свои имѣнія и безпрепятственно оказывали помощь нуждающимся.

Въ это время Богъ послалъ имъ одно испытаніе. Братъ Апиніана, именемъ Северъ, видя такую жизнь блаженной четы, сталъ считать Апиніана и Меланію ни во что и отнимать у нихъ нѣкоторыя имѣнія. Когда же увидѣлъ, что они не сопротивляются ему и не заботятся объ отнятомъ имуществѣ, сталъ помышлять о большемъ, присвояя себѣ все. Апиніанъ и Меланія, по своему незлобію, терпѣли это, возложивъ упованіе на Бога. Печалило ихъ только одно: видя, какъ имѣнія, предназначенныя ими Христу, идутъ въ руки завистливому человѣку, они скорбѣли о томъ, что расхищается достояніе нищихъ. Но Господь, Который защищаетъ рабовъ Своихъ и избавляетъ ихъ изъ рукъ обидящихъ ихъ, возставилъ противъ Севера благочестивую царицу Верину [3]. Она слышала о богоугодной жизни Апиніана и Меланіи и, узнавъ, что Северъ отнимаетъ у нихъ имѣнія, призвала ихъ къ себѣ и приняла ихъ съ почетомъ. Когда благочестивые супруги, предстали предъ царицей въ убогой одеждѣ и со смиреннымъ видомъ, — то царица много дивиласъ ихъ убожеству и смиренію; потомъ, обнявъ Меланію, она сказала ей: «Блаженна ты, избравшая себѣ такую жизнь!» При этомъ царица обѣщала отомстить за нихъ Северу. Но Меланія и Апиніанъ просили ее не прибѣгать къ мести, а только усовѣстить Севера, чтобы онъ не дѣлалъ имъ больше обидъ.

— «Намъ, — сказали они, — лучше терпѣть обиды, чѣмъ обижать кого-нибудь, ибо Божественное Писаніе повелѣваетъ тому, кого ударили въ ланиту, подставить обидчику и другую (Матѳ. 5, 39). Мы благодаримъ тебя, владычица, за то, что ты хочешь милостиво защитить насъ, но не просимъ мстить Северу. Наоборотъ, просимъ, чтобы ему не было изъ-за насъ сдѣлано никакого зла. Съ насъ довольно, если отнынѣ онъ перестанетъ дурно поступать съ нами и отнимать то, что принадлежитъ не намъ, а Христу и рабамъ Христовымъ, сиротамъ и вдовицамъ, нищимъ и убогимъ».

Еще просили они царицу, чтобы имъ можно было свободно, безъ всякихъ препятствій, продать ихъ большія имѣнія, которыя представляли собою города и селенія, находившіеся не только въ Италіи, въ области Римской, но и въ Сициліи [4], въ Испаніи, Галліи и Британіи. Такъ богаты были родители Меланіи, что, кромѣ царя, не было никого богаче ихъ. Царица исполнила просьбу Апиніана и Меланіи, и имъ дана была свобода невозбранно продавать всѣ свои имѣнія, гдѣ бы они не находились. У Меланіи было желаніе дать царской сестрѣ нѣкоторые многоцѣнные дары, но та не захотѣла взять ничего изъ предлагаемаго, считая за святотатство взять что-либо изъ вещей, дарованныхъ Христу. Наконецъ, Апиніанъ и Меланія возвратились съ великою честью изъ царскихъ палатъ къ мѣсту своего пребыванія.

О размѣрахъ принадлежавшаго имъ богатства, которое они отдали Христу, можно судить изъ того, что въ то время никто не могъ купить ихъ дома въ Римѣ за соотвѣтствующую цѣну. Только впослѣдствіи, когда домъ былъ подожженъ варварами и значительно попорченъ пожаромъ, онъ былъ проданъ за цѣну, меньшую своей стоимости, и вырученныя отъ продажи его деньги были розданы убогимъ. Такимъ образомъ, можно положительно сказать, что Апиніанъ и Меланія выказали большее усердіе къ Богу, чѣмъ Іовъ. Ибо онъ благодарилъ Бога, когда лишился богатства помимо своей воли, а эти добровольно отказались отъ такихъ богатствъ, стремясь къ нищетѣ. Сначала такая жизнь была для нихъ полна скорбей и казалась весьма трудною, но потомъ стала легка и полна всякихъ утѣшеній: ибо иго Христово благо и бремя Его легко есть (Матѳ. 11, 30).

Діаволъ покушался искусить благочестивыхъ супруговъ корыстолюбіемъ. Однажды, когда принесено было имъ множество золота за проданныя имѣнія, онъ сталъ влагать имъ въ душу какую-то страсть къ золоту. Но Меланія, уразумѣвъ козни древняго змія, тотчасъ стерла его главу, вмѣняя золото за прахъ и неудержимо тратя его на убогихъ. Блаженная разсказывала о себѣ слѣдующее:

— «Было у меня одно имѣніе съ домомъ на высокомъ прекрасномъ мѣстѣ; оно было лучше всѣхъ нашихъ имѣній. Съ одной стороны отъ него разстилалось море, и съ горы было видно, какъ плывуть корабли, какъ рыбаки ловятъ рыбъ. Съ другой — подымались высокія деревья, виднѣлись засѣянныя поля, сады и богатые виноградники; въ одномъ мѣстѣ были устроены роскошныя купальни, въ другомъ водные источники; тамъ слышалось пѣніе различныхъ птицъ, здѣсь находились всякаго рода звѣри въ огражденныхъ для нихъ мѣстахъ, и охота за ними была успѣшна. И врагъ внушилъ мнѣ мысль поберечь это имѣніе ради его красоты и не продавать его, но сохранить для себя, чтобы жить въ немъ. Но, Божіею благодатію, я почувствовала, что это козни врага, и, обративъ мой умъ къ горнимъ селеніямъ, я немедленно продала то имѣніе и вырученныя деньги отдала Христу моему».

Послѣ продажи благочестивыми супругами ихъ Италійскихъ имѣній, подаянія ихъ потекли, подобно многоводнымъ рѣкамъ, во всѣ концы земли. Они разсылали много милостыни въ Месопотамію, Финикію, Сирію, Египетъ и Палестину — церквамъ и монастырямъ мужскимъ и женскимъ, страннопріимнымъ домамъ и больницамъ, сиротамъ и вдовамъ, находящимся въ оковахъ и въ темницахъ, а также и на выкупъ плѣнныхъ. И западъ, и востокъ наполнены были щедротами, шедшими изъ ихъ рукъ. Иногда они покупали цѣлые острова, въ тихихъ и малолюдныхъ мѣстахъ и, построивъ тамъ монастыри, отдавали ихъ на содержаніе духовнаго чина. Повсюду украшали они святыя церкви золотомъ и серебромъ, священническими златотканными ризами и не щадили денегъ на церковное благолѣпіе. Потомъ, оставивъ малую часть своихъ земель въ Италіи непроданною, они, вмѣстѣ съ матерью Меланіи, которая была еще жива, сѣли на корабль и отплыли въ Сицилію, отчасти, чтобы самимъ продать тамошнія свои имѣнія, отчасти же, чтобы посѣтить блаженнаго епископа Павлина, своего отца духовнаго.

Вскорѣ послѣ ихъ отъѣзда, на Римъ напали варвары [5] и опустошили мечемъ и огнемъ всѣ окрестности города и всю Италійскую землю. Хорошо сдѣлали святые, что успѣли, съ помощью Божіею, продать свои имѣнія, раньше этого бѣдствія. Ибо то, чему предстояло погибнуть даромъ, безъ всякаго воздаянія отъ Бога, то превратилось для нихъ въ стократное воздаяніе въ вѣчной жизни. Къ тому же они сохранили цѣлымъ и свое временное здравіе, покидая Италію, какъ Лотъ — Содомъ [6], прежде лютаго разоренія ея варварами. Побывавъ въ Сициліи и по дорогѣ туда повидавшись со святымъ Павлиномъ, епископомъ Ноланскимъ [7], они устроили дѣла касательно бывшихъ тамъ имѣній и отплыли къ Ливіи и Карѳагену [8].

Когда они плыли по морю, поднялась сильная буря и великое, волненіе, которыя продолжались много дней. Прѣсная вода въ кораблѣ уже оскудѣвала, между тѣмъ гребцовъ и слугъ было множество, и всѣ они терпѣли сильную жажду. Святая Меланія, понявъ, что Господь не благословляетъ избранный ими путь въ Ливію, приказала повернуть паруса вслѣдъ вѣтру, полагаясь на Бога, что Онъ направитъ корабль, куда захочетъ. Подхваченные вѣтромъ, они пристали къ одному острову. Незадолго до ихъ прибытія, варвары, внезапно напавъ на этотъ островъ, завладѣли имъ и увели съ собою великое множество мужчинъ и женщинъ, а оставшимся жителямъ послали сказать, чтобы они, если хотятъ, скорѣе выкупили плѣнныхъ: иначе всѣ плѣнные будутъ обезглавлены. Населеніе острова находилось въ сильной печали, такъ какъ, по скудости средствъ, немногіе могли заплатить выкупъ.

Въ то время присталъ къ острову корабль, на которомъ плыли Меланія и Апиніанъ. Епископъ того острова, услыхавъ, что къ нимъ присталъ корабль изъ Рима, пришелъ просить помощи на выкупъ плѣнныхъ и получилъ больше, чѣмъ ожидалъ. Сжалившись надъ ними, Меланія и Апиніанъ дали столько золота, сколъко требовалось на выкупъ плѣнныхъ. Когда они отчалили отъ этого острова, подулъ вѣтеръ тихій и благопріятный, и вскорѣ они достигли Карѳагена. Выйдя тамъ изъ корабля, они творили свои обильныя дѣла милосердія, благотворя церквамъ и монастырямъ, облегчая положеніе нищихъ и больныхъ.

Творя такія добрыя дѣла, они поселились въ одномъ городѣ, находящемся недалеко отъ Карѳагена, который назывался Тагаста. Епископомъ Тагасты былъ Алипій, другъ блаженнаго Августина [9], мужъ искусный въ словѣ и ученіи, мудро наставлявшій всѣхъ приходившихъ къ нему. Полюбивъ этого добраго пастыря, Апиніанъ и святая Меланія богато украсили его церковь, и купили для нея много угодій; кромѣ того, они создали тамъ два монастыря, одинъ мужской — на восемьдесятъ иноковъ, другой женскій — на сто тридцать инокинь, и обезпечили эти монастыри землею и всѣмъ нужнымъ. Святая Меланія стала пріучать себя постепенно къ посту все болѣе и болѣе строгому, сначала вкушала черезъ день, потомъ черезъ два, наконецъ, оставалась безъ пищи всю недѣлю, кромѣ субботы и воскресенья. Иногда она занималась переписываніемъ книгъ, такъ какъ она писала очень красиво и безъ ошибокъ, иногда изготовляла одежды для нищихъ. Переписанныя книги она посылала на продажу, а вырученныя этимъ трудомъ деньги раздавала нищимъ. Усердно занималась она и чтеніемъ Священнаго Писанія. Когда руки ея уставали отъ работы или отъ письма, то она упражнялась въ чтеніи, и какъ бы задавала работу очамъ своимъ. Если же и глаза ея уставали отъ долгаго чтенія, ей помогалъ слухъ, потому что она приказывала другимъ читать, а сама слушала. У нея былъ обычай ежегодно трижды прочитывать ветхій и новый завѣтъ; а наиболѣе важныя мѣста она удерживала у себя въ памяти и постоянно имѣла на устахъ. Спала она ночью едва два часа, и то не на постели, а на землѣ, на худой рогожѣ. Она говорила, что всегда нужно бодрствовать, потому что не знаемъ, въ какой часъ придетъ воръ. Къ такому подвижническому образу жизни она пріучила и прислуживавшихъ ей дѣвицъ; но немало и юношей склонила она жить въ чистотѣ и хранить дѣвство. Много душъ невѣрныхъ пріобрѣла она для Христа и привела къ Богу.

Послѣ семилѣтней жизни въ Карѳагенѣ, Меланія пожелала видѣть святыя мѣста, находящіяся въ Іерусалимѣ. Сѣвъ на корабль съ матерью и съ Апиніаномъ, который прежде былъ мужемъ ея, а теперь уже духовнымъ братомъ и спостникомъ, она поплыла вмѣстѣ съ ними по морю. Корабль, на которомъ они плыли, при благопріятномъ вѣтрѣ благополучно присталъ къ Александріи. Здѣсь они привѣтствовали святаго Кирилла, архіепископа Александрійскаго [10]. Насладившись общеніемъ съ нимъ, они отправились опять по морю и достигли святаго града Іерусалима. Прибывъ сюда, они съ великимъ умиленіемъ и невыразимою отрадою на сердцѣ обходили святыя мѣста, которыя освятилъ святѣйшими стопами Своими Господь нашъ и Пречистая Богоматерь. У гроба Господня блаженная Меланія всякую ночь оставалась съ вечера для молитвы. Тамъ возсылала она ко Христу Господу теплыя моленія, плача, припадая ко гробу Господню, обнимая его и лобызая.

Во время пребыванія Меланіи и Апиніана во Іерусалимѣ одинъ вѣрный другъ ихъ продалъ оставшіяся италійскія имѣнія ихъ и прислалъ деньги къ нимъ въ Іерусалимъ.

Побывавъ въ Іерусалимѣ, они пожелали еще отправиться въ Египетъ, чтобы видѣть тамъ пустынныхъ отцовъ и послужить имъ отъ своего имѣнія. Они отправились по морю въ путь, а мать свою, которая была очень стара и утомлена, оставили во святомъ градѣ. При этомъ ей было поручено построить для ихъ жительства домъ на Елеонской горѣ.

Въ Египтѣ Меланія, съ своимъ духовнымъ братомъ, Апиніаномъ, посѣщали пустынныхъ отцовъ и получали для души великую пользу отъ ихъ боговдохновенныхъ рѣчей. Въ то же время они оказали тамъ великія щедроты нуждающимся. Но при этомъ они немало встрѣтили такихъ нестяжательныхъ отцовъ, которые не пожелали взять предлагаемой имъ милостыни и бѣжали отъ золота, какъ отъ жала змѣи. Въ числѣ такихъ былъ одинъ — именемъ Ефестіонъ, который, на мольбы ихъ принять нѣсколько золотыхъ монетъ, отказался отъ этого. Обходя келлію его и разсматривая имущество пустынника, Меланія нашла только рогожу и водоносъ, немного сухого хлѣба и коробъ, въ которомъ была соль. Она потихоньку положила золото въ этотъ коробъ и покрыла солью. Когда они вышли отъ пустынника, отъ старца не утаился этотъ поступокъ Меланіи. Онъ, найдя золото, побѣжалъ за ними, громко восклицая, чтобы они остановились и подождали его. Когда они остановились, старецъ показалъ имъ золото, которое держалъ въ своей рукѣ, и сказалъ:

— «Не нужно мнѣ этого: не знаю, на что его употребить; возьмите свое добро назадъ».

Тѣ отвѣчали:

— «Если оно не нужно тебѣ, отдай другимъ».

Но старецъ возразилъ:

— «Кому здѣсь нужно это, и на что? Вы видите, что мѣсто здѣсь пустое».

Тѣ все не хотѣли взять отъ старца назадъ своего золота, и тогда онъ бросилъ его въ рѣку и возвратился въ келлію.

Послѣ того путники прибыли снова въ Александрію, затѣмъ въ Нитрію [11], всюду обходя жилища пустынниковъ, подобно пчеламъ, летающимъ по различнымъ цвѣтамъ и собирающимъ съ нихъ. Затѣмъ они вернулись въ Іерусалимъ, обогатившись многополезными назиданіями, полученными отъ святыхъ пустынниковъ. И, какъ надѣялись, нашли уже готовымъ домъ для себя у Елеонской горы. Тамъ они и поселились.

Меланія затворилась въ тѣсной келліи, положивъ такой завѣтъ, чтобы ни ей никого не видать, ни ея чтобъ никто не видѣлъ. Только разъ въ недѣлю ее посѣщали мать ея и духовный братъ Апиніанъ. Въ такомъ затворѣ она провела четырнадцать лѣтъ. Въ это время преставилась мать Меланіи, исполненная добрыхъ дѣлъ и благаго упованія. Святая, сотворивъ должное поминовеніе по почившей матери, снова затворилась въ еще болѣе тѣсной и очень темной комнатѣ, и провела въ ней одинъ годъ. Повсюду прошла о ней слава, многіе стали приходить къ ней ради духовной пользы. Тогда Меланія вышла изъ затвора, чтобы послужить спасенію другихъ. Она устроила монастырь, собравъ свыше девяноста дѣвицъ. Къ ней собралось много и явныхъ грѣшницъ, и, наставляемыя ею на путь покаянія, онѣ начали вести богоугодную жизнь. Для своего монастыря Меланія избрала игуменію, сама же стала служить всѣмъ, какъ раба, и заботилась о всѣхъ, какъ мать. Она поучала сестеръ разнымъ добродѣтелямъ, во первыхъ — чистотѣ, потомъ — любви, безъ которой не можетъ быть совершенною ни одна добродѣтель, затѣмъ смиренію, послушанію, терпѣнію и незлобію. Въ назиданіе она разсказала имъ слѣдующую повѣсть.

«Къ одному великому старцу какъ-то пришелъ нѣкій юноша, желая быть его ученикомъ. А старецъ, показывая съ самого начала, какимъ долженъ быть ученикъ, велѣлъ ему взять жезлъ и накрѣпко бить столпъ, стоящій у воротъ, наскакивая на него и ударяя его ногами. Ученикъ, повинуясь старцу, ударялъ бездушный столпъ, сколько было у него силъ. Старецъ спросилъ юношу:

— «Оказывалъ ли тебѣ этотъ столпъ, который ты ударялъ, сопротивленіе и оскорбился ли? Побѣжалъ ли онъ съ своего мѣста или бросился на тебя?»

Юноша отвѣчалъ:

— «Нѣтъ!»

Старецъ сказалъ тогда:

— «Бей же его крѣпче, сопровождай удары самыми жестокими словами: досаждай, укоряй, обезчещивай, поноси и всячески злословь его».

Когда юноша и это сдѣлалъ, старецъ спросилъ:

— «Разгнѣвался ли на тебя поносимый столпъ, сказалъ ли что-нибудь противъ тебя? Поропталъ ли, или укорилъ тебя?»

Юноша отвѣчалъ:

— «Нѣтъ, отче! Да и какъ можетъ разгнѣваться столпъ нечувствующій и бездушный?»

Старецъ опять сказалъ:

— «Если ты можешь быть такимъ, какъ этотъ столпъ, не гнѣваясь на тѣхъ, кто бьетъ тебя, не бѣгая отъ ударовъ, не прекословя тѣмъ, кто приказываетъ тебѣ, не возражая укорами на укоры, если ты среди всякихъ скорбей останешься постоянно непоколебимымъ, какъ столпъ, то приходи, будь нашимъ ученикомъ. Иначе же не приближайся и къ нашимъ дверямъ».

Такою повѣстью блаженная поучала сестеръ терпѣнію и незлобію, и онѣ назидались этимъ примѣромъ, который былъ имъ на пользу. Поучая и наставляя сестеръ созданнаго ею монастыря, святая Меланія въ то же время соорудила въ томъ монастырѣ благолѣпную церковь и постаралась, чтобы церковь была освящена святыми мощами пророка Захаріи, первомученика Стефана и сорока мучениковъ.

Послѣ этихъ событій, ея духовный братъ, бывшій прежде супругомъ по плоти, блаженный Апиніанъ, угодивъ Господу Богу, отошелъ къ Нему уже въ иноческомъ чинѣ. Меланія съ честію погребла его и потомъ сама стала готовиться къ исходу, ожидая скорой кончины. Но Промыслъ Божій продлилъ ея жизнь для спасенія другихъ. По смерти Апиніана, Меланія создала еще мужской монастырь и истратила на это уже послѣднее свое имущество, отдавъ все во славу Божію. Такимъ образомъ та, которая духомъ давно уже стяжала нищету, стала нищею тѣлесно.

Въ то время пришло къ Меланіи посланіе изъ Царьграда, отъ дяди ея Волусіана Римлянина. Этотъ Волусіанъ, получившій тогда должность римскаго анѳипата [12], съ особымъ порученіемъ отъ западнаго императора былъ отправленъ въ Византію. Прибывъ на Востокъ, онъ пожелалъ увидаться со своей племянницею, преподобною Меланіею. Поэтому онъ нарочно послалъ къ ней въ Іерусалимъ, прося ее пріѣхать къ нему въ Византію и повидаться съ нимъ. Сперва Меланія не хотѣла отправляться къ дядѣ, такъ какъ онъ придерживался еллинскаго многобожія; но потомъ, по совѣту духовныхъ отцовъ, она поѣхала къ нему, побуждаемая надеждою обратить его къ Богу. По пути, во всѣхъ городахъ, гдѣ останавливалась святая, всюду воздавалась ей великая честь, ибо Богъ прославляетъ прославляющихъ Его. Ее встрѣчали архіереи и священники, старѣйшины городскіе и народъ, и всѣ принимали ее съ любовью, какъ бы пришелицу съ неба, потому что всему міру сіялъ свѣтъ ея добродѣтелей и святой жизни. Въ самой же столицѣ она также была принята съ великою честью, царемъ Ѳеодосіемъ Младшимъ, царицею его Евдокіею и патріархомъ Прокломъ. Дядю своего Волусіана она застала больнымъ. Увидѣвъ ее, дядя много удивлялся ея иноческому одѣянію и умерщвленію плоти, ибо лицо ея изсохло отъ долгихъ постовъ и трудовъ и прежняя красота ея увяла. И воскликнулъ Волусіанъ:

— «Какою стала ты, возлюбленная Меланія!»

Но къ чему долго разсказывать? Отчасти личность Меланіи, отчасти святый Проклъ [13], больше же всего боговдохновенная бесѣда благочестивой рабы Христовой и полезныя ея увѣщаванія сдѣлали вскорѣ то, что дядя ея отвергъ еллинское нечестіе и принялъ святое крещеніе. Сподобившись святыхъ Таинъ, онъ чрезъ немного дней послѣ того предалъ духъ свой Богу и былъ погребенъ руками святой Меланіи.

Во время своего довольно продолжительнаго пребыванія въ Византіи, Меланія обратила къ правой вѣрѣ многихъ изъ ереси Несторія, которая тогда сильно смущала Церковь, а также сохранила отъ отпаденій многихъ православныхъ, ибо Господь даровалъ ей такую благодать, что не могли ея никакъ одолѣть еретическія хитросплетенныя рѣчи несторіанъ. Преподобная прекрасно знала Писаніе, употребивъ всѣ годы своей жизни на его чтеніе и исполняясь благодати Святаго Духа. Съ утра до вечера съ нею бесѣдовали различные люди и вопрошали ее о православіи, а она давала премудрые отвѣты, такъ что вся столица дивилась ея премудрости. Потомъ блаженная снова возвратилась въ Іерусалимъ и, приближаясь къ кончинѣ своей, приготовлялась къ доброму исходу.

Ей былъ данъ даръ исцѣленій, и она исцѣляла многія болѣзни. Изъ этихъ исцѣленій, совершенныхъ ею, разскажемъ о нѣкоторыхъ, въ доказательство вселившейся въ нее Божіей благодати.

Царица Евдокія [14], нарекшая преподобную Меланію своею духовною матерью, прибыла въ Іерусалимъ, отчасти — чтобы поклониться святымъ мѣстамъ, отчасти — чтобы посѣтить свою духовную мать.

По дорогѣ она вывихнула ногу и сильно страдала, такъ что не могла ступить. Когда же святая Меланія только коснулась ея ноги, — нога стала здоровою.

Одна молодая женщина была мучима бѣсомъ, который такъ заключилъ ей уста, что ихъ нельзя было открыть, она не могла выговорить ни слова, ни вкусить пищи, и ее ждала смерть — скорѣе отъ долгаго лишенія пищи, чѣмъ отъ мученій бѣса. Эту женщину преподобная Меланія исцѣлила молитвою, помазавъ ее святымъ елеемъ. Бѣсъ вышелъ изъ нея, и ея уста открылись, чтобы славословить и благодарить Бога и, вкусивъ пищи, она стала здоровой.

Другая женщина была беременной и настало время родить ей; но не могла она сдѣлать этого, такъ какъ ребенокъ умеръ у нея въ утробѣ. Терзаемая страшными болями, она была при смерти. Но святая Меланія помогла этой женщинѣ своими молитвами. Какъ только на грудь больной женщины былъ наложенъ поясъ, она разрѣшилась отъ бремени: изъ нея вышелъ мертвый плодъ, ей стало легче, и она стала говорить, тогда какъ раньше не могла произнести ни одного слова.

Провидя свое отшествіе къ Богу, преподобная обошла святыя мѣста во Іерусалимѣ и въ окрестностяхъ, въ Виѳлеемѣ и Галилеѣ. Когда наступилъ праздникъ Рождества Христова, она была на всенощномъ бдѣніи въ вертепѣ, гдѣ родился Христосъ, и тамъ сказала одной изъ сестеръ, своей родственницѣ, которая была при ней неотступно, что уже въ послѣдній разъ она справляетъ съ ними праздникъ Рождества Христова. Родственница святой, услышавъ такія слова, горько заплакала. Потомъ на день святаго первомученика Стефана, Меланія была на всенощномъ бдѣніи въ храмѣ его, находящемся въ построенной ею обители. Читая сестрамъ объ убіеніи святаго первомученика, она прибавила къ этому отъ себя, что читаетъ имъ уже въ послѣдній разъ. Великій плачъ поднялся тогда о ней между сестрами: онѣ поняли, что святая вскорѣ покинетъ этотъ міръ. Меланія же по своему обычаю, долго утѣшала ихъ боговдохновенными рѣчами своими, и поучала добродѣтелямъ. Потомъ она вышла въ церковь и стала молиться:

— «Господи Боже мой, Котораго я избрала и возлюбила отъ начала, Котораго я предпочла плотскому мужу, богатствамъ, славѣ и сластямъ мірскимъ, Которому отъ рожденія моего вручила я тѣло и душу мою, ради Котораго я предавалась воздержанію, такъ что и кости прилипли къ плоти моей, — Который руководилъ десницей моей и наставлялъ меня внушеніемъ Твоимъ, — и нынѣ Ты услышь молитвенный вопль мой. И пусть эти слезы мои подвигнутъ потоки милосердія Твоего ко мнѣ. Очисти грѣховныя скверны мои вольныя и невольныя. Уготови мнѣ путь къ Себѣ безъ всякаго смущенія и препятствія, чтобы воздушные злые бѣсы не удержали меня. Ты знаешь, Безсмертный, смертное естество наше. Ты знаешь, Человѣколюбецъ, что нѣтъ человѣка безъ скверны; нѣтъ такого, на которомъ врагъ не могъ бы найти какой-нибудь вины, хотя бы онъ жилъ и одинъ день. Но Ты, Владыко, презрѣвъ всѣ мои грѣхи, содѣлай меня чистою на судѣ Твоемъ».

Такъ молилась святая Меланія, и, еще не окончивъ молитвы, начала испытывать тѣлесную боль. Но, хотя она и изнемогала отъ болѣзни, все-же не прекращала своего труда, ходила на обычное церковное богослуженіе и съ утра наставляла сестеръ поученіями. Потомъ она причастилась Пречистыхъ и Божественныхъ Таинъ изъ рукъ епископа Елевѳеропольскаго [15], пришедшаго съ клиромъ посѣтить ее, и стала ожидать наступленія смерти. При этомъ она утѣшала родственнину свою, горько оплакивавшую разлуку со святою, а также и всѣхъ сестеръ и, простившись со всѣми послѣднимъ цѣлованіемъ, сказала слѣдующія слова:

— «Какъ Богу было угодно, такъ и сбылось».

Съ этими словами она, лежа на простомъ одрѣ, предала духъ свой въ руцѣ Божіи, крѣпко смеживъ очи и сложивъ руки на груди крестообразно [16].

На погребеніе ея собрались иноки и инокини изъ всѣхъ монастырей, находившихся вокругъ святаго города, и всю ночь пѣли надъ нею псалмы, потомъ съ честью похоронили ее. Святая же ея душа отошла ко Господу Богу, Котораго она возлюбила и Которому усердно работала всѣ дни жизни своей. И теперь, со всѣми святыми, пріобщаясь славы Его, она и о насъ грѣшныхъ молитъ тамъ Отца и Сына и Святаго Духа, Единаго въ Троицѣ Бога. Ему слава во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Св. мученикъ Лаврентій, архидіаконъ римской Церкви, претерпѣлъ мученическую кончину въ 258 году, будучи распростертъ на желѣзной рѣшеткѣ. Память его 10-го августа.
[2] Эта перемѣна въ жизни Меланіи произошла въ 401 г.
[3] Верина — супруга императора Гонорія, управлявшаго западною половиною Римской имперіи въ 395-423 гг.
[4] Сицилія — большой островъ на Средиземномъ морѣ близъ юго-западной оконечности Апенинскаго полуострова (Италіи).
[5] Разумѣются готѳы, народъ германскаго племени, которые осаждали Римъ въ 408, 409 и 410 годахъ и, наконецъ, разграбили его.
[6] Лотъ — племянникъ родоначальника евреевъ — Авраама. Отдѣлившись отъ дяди, онъ поселился съ своимъ семействомъ въ Содомѣ — городѣ, находившомея въ долинѣ, на мѣстѣ которой образовалось Мертвое море. Когда содомляне своими грѣхами прогнѣвали Бога и Богъ осудилъ Содомъ на уничтоженіе, то Лотъ, предъувѣдомленный о томъ ангеломъ, вмѣстѣ съ женою и дочерьми, бѣжалъ изъ Содома.
[7] Городъ Нола находился на югѣ Италіи, въ Кампаніи. Св. Павлинъ былъ епископомъ въ Нолѣ съ 409 по 431 г. Память его мѣсяца января въ 23-й день.
[8] На сѣверѣ Африки, почти противъ Италіи.
[9] Блаженный Августинѣ, епископъ г. Иппона, въ сѣв. Африкѣ, знаменитый отецъ Западной Церкви, оставившій много сочиненій по догматическимъ вопросамъ, а также немало толкованій разныхъ книгъ и отдѣльныхъ мѣстъ Свящ. Писанія. Скончался въ 430 году. — Алипій избранъ былъ на епископскую каѳедру въ Тагастѣ въ 391 г.
[10] Св. Кириллъ, Александрійскій архіепископъ, ревностный защитникъ православія противъ несторіанской ереси, которая учила, что Христосъ, родившійся отъ Пресвятой Дѣвы, былъ простымъ человѣкомъ, съ которымъ Божество соединилось только впослѣдствіи. Св. Кириллъ ревностно боролся съ этимъ лжеученіемъ. Среди его твореній есть много толкованій книгъ Свящ. Писанія. Скончался онъ въ 441 году. Память его 9 іюня и 18 января.
[11] Нитрія — гора къ югу отъ Александріи, на западъ отъ рѣки Нила, близъ Ливійской пустыни. Названіе горы получилось отъ нитры или селитры въ озерахъ, примыкавшихъ къ горѣ.
[12] Анѳипатъ — начальникъ области, въ составъ которой входило нѣсколько провинцій.
[13] Св. Проклъ — патріархъ Константинопольскій съ 434 по 447 г.
[14] Императрица Евдокія — супруга восточнаго императора Ѳеодосія II, царствовавшаго съ 408 по 450 г.
[15] Елевѳерополь — городъ въ южной Палестинѣ, на дорогѣ между Іерусалимомъ и Газою. Въ настоящее время здѣсь расположено селеніе, лежащее при выходѣ изъ равнины Сефельской въ Нагорную землю Іудину. Недалеко отъ этого селенія лежатъ, развалины древняго Елевѳерополя.
[16] Это было 31 декабря въ 439 году.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 850-866.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0