Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 30 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День двадцать девятый.

Житіе преподобныхъ Марка пещерника и Ѳеофила плачливаго.

Однажды, когда онъ по обычаю рылъ могилу, то изнемогъ послѣ долгаго труда и оставилъ ее тѣсной и недостаточно расширенной. Случилось же такъ, что одинъ инокъ, болѣвшій передъ тѣмъ, умеръ и не было для погребенія его другого мѣста, кромѣ того, которое вырылъ Маркъ. Мертваго принесли въ пещеру и съ трудомъ могли уложить въ тѣсную могилу. Тогда братія стали роптать на Марка, что изъ-за тѣсноты могилы они не могли какъ должно положить покойнаго и возлить на него елей. Пещерникъ же со смиреніемъ кланялся имъ и говорилъ:

— «Простите меня, отцы, по немощи моей не докончилъ я могилы».

Но они еще сильнѣе продолжали упрекать и укорять его. Тогда блаженный сказалъ мертвому:

— «Братъ, такъ какъ мѣсто тѣсно, то самъ подвинься и, принявши елей, возлей на себя».

Мертвый тотчасъ протянулъ руку и, немного приподнявшись, принялъ елей, возлилъ его крестообразно на лицо и грудь себѣ, и снова возвратилъ сосудъ, а самъ, на глазахъ у всѣхъ, возлегъ, оправилъ себя и почилъ.

При видѣ такого поразительнаго чуда, всѣхъ объялъ сильный страхъ и трепетъ.

Въ другой разъ случилось, что одинъ братъ скончался послѣ долгой болѣзни. Одинъ изъ его друзей, обтеръ его по обычаю губкою, и потомъ пошелъ въ пещеру, желая видѣть мѣсто, гдѣ будетъ положено тѣло его любимаго друга и спросилъ объ этомъ блаженнаго пещерника Марка.

Блаженный же отвѣтилъ ему:

— «Пойди, скажи брату, чтобы онъ подождалъ до утра слѣдующаго дня, пока я выкопаю для него могилу, и тогда онъ отойдетъ въ покой вѣчной жизни».

— «Отче, — отвѣтилъ пещернику братъ, — я уже обтеръ губкою его мертвое тѣло; кому же ты велишь мнѣ сказать зто?»

— «Ты видишь, что мѣсто еще не готово, — снова сказалъ ему Маркъ, — и я говорю тебѣ: пойди, скажи умершему: такъ говоритъ тебѣ грѣшный Маркъ: братъ, побудь здѣсь еще этотъ день, пока я приготовлю для тебя могилу, и тогда возвѣщу тебѣ, и завтра ты отойдешь къ желанному тобой Христу».

Братъ повиновался и, придя въ монастырь, засталъ всю братію совершающей обычное пѣніе надъ умершимъ. Тогда онъ сказалъ умершему:

— «Братъ! Маркъ говорилъ, что могила еще не готова для тебя; подожди поэтому здѣсь до завтра».

Едва онъ произнесъ эти слова къ удивленію всѣхъ, какъ мертвый немедленно открылъ глаза, и душа его вернулась въ него. И пробылъ онъ тотъ день и слѣдующую ночь живымъ, не говоря ни съ кѣмъ ни слова, но только взирая открытыми глазами. А утромъ тотъ же братъ снова пошелъ въ пещеру узнать, приготовлено ли мѣсто. Святый Маркъ сказалъ ему:

— «Пойди, скажи ожившему: говоритъ тебѣ Маркъ: оставь эту временную жизнь и перейди въ вѣчную; отдай духъ твой Богу, тѣло же твое пусть будетъ положено здѣсь въ пещерѣ со святыми отцами. Ибо вотъ уже могила готова для тебя».

Братъ, вернувшись, передалъ все это ожившему; тотъ немедленно смежилъ свои очи, предалъ духъ свой въ руцѣ Божіи и былъ съ честью положенъ въ пещерѣ въ приготовленной могилѣ. И всѣ изумлялись сему преславному чуду, какъ мертвый ожилъ по слову блаженнаго и снова умеръ по его же слову, и усердно прославили Бога.

Въ другой разъ случилось слѣдующее. Были въ томъ же Печерскомъ монастырѣ два брата Іоаннъ и Ѳеофилъ, имѣвшіе другъ къ другу самую сердечнуго любовь: отъ дней юности своей они были во всемъ единомысленны и съ одинаковой ревностію служили Богу. Они упросили блаженнаго Марка вырыть общую могилу для погребенія ихъ, когда повелитъ имъ Господь умереть. Спустя долгое время, старшій братъ Ѳеофилъ отлучился куда-то по нуждамъ монастыря, а младшій Іоаннъ, угодивши Богу, заболѣлъ, умеръ и былъ положенъ въ пещерѣ въ приготовленномъ мѣстѣ. Черезъ нѣсколько дней Ѳеофилъ возвратился и, узнавъ о смерти брата, сильно скорбѣлъ. Взявъ съ собой нѣкоторыхъ изъ братій онъ пошелъ въ пещеру, желая увидать на какомъ мѣстѣ положенъ усопшій. Увидавъ же, что онъ положенъ въ ихъ общей могилѣ на верхнемъ мѣстѣ, Ѳеофилъ пришелъ въ негодованіе и сталъ сильно роптать на Марка, говоря:

— «Зачѣмъ ты положилъ брата на моемъ мѣстѣ, ибо я старше его!»

Смиренный же пещерникъ кланялся ему и говорилъ:

— «Прости меня, братъ, я согрѣшилъ».

Затѣмъ, обратившись къ умершему, сказалъ:

— «Братъ, встань и уступи это мѣсто твоему старшему брату, самъ же лягъ на нижнемъ».

И тотчасъ по слову блаженнаго мертвый всталъ и легъ на нижнемъ мѣстѣ. Всѣ пришедшіе съ Ѳеофиломъ видѣли это чудо и пришли въ сильный страхъ и ужасъ. Братъ же, роптавшій на блаженнаго Марка, упалъ къ ногамъ его, прося прощенія:

— «Согрѣшилъ я, отче, заставивъ брата сдвинуться съ мѣста, — говорилъ онъ, — молю тебя: повели ему снова лечь на прежнемъ мѣстѣ».

Но блаженный отвѣтилъ ему:

— «Самъ Господь устроилъ такъ, что тѣло сего умершаго показало, какую любовь онъ и по смерти сохранилъ къ тебѣ, подчиняясь твоему старшинству и удаляясь изъ верхней части приготовленной для васъ обоихъ общей могилы. Господь устроилъ такъ, чтобы прекратить вражду, возникшую между нами изъ-за твоего ропота, и чтобы ты не имѣлъ злобы и вражды ко мнѣ. Воскрешать же мертвыхъ — дѣло Божіе; а я человѣкъ грѣшный, и поэтому не могу сказать сему умершему: возстань и лягъ снова на верхнемъ мѣстѣ. Повели ему ты: не послушаетъ ли онъ тебя? Знай также и то, что надлежало тебѣ уже больше не выйти изъ пещеры, чтобы немедленно наслѣдовать свое старшинство и сейчасъ же быть положеннымъ здѣсь. Но такъ какъ ты еще не готовъ для исхода, то пойди, позаботься о спасеніи твоей души и, спустя нѣсколько дней, будешь принесенъ сюда».

Услыша это, Ѳеофилъ сталъ сильно скорбѣть, полагая, что тутъ же упадетъ и умретъ и даже не надѣялся дойти до монастыря. Съ трудомъ придя въ себя, онъ вернулся въ свою келлію и предался неутѣшному плачу. Онъ роздалъ всѣ свои вещи, оставивъ себѣ только рубашку и мантію. Каждый день ожидалъ онъ смертнаго часа, и никто не могъ удержать его отъ горькаго плача; хотѣвшіе же утѣшить повергали его въ еще большія рыданія. И никогда не могли принудитъ его отвѣдать вкусной пищи: слезы его день и ночь служили ему хлѣбомъ (Псал. 41, 4). Когда наступалъ день, онъ омывалъ лицо свое слезами и говорилъ:

— «Не знаю, доживу ли до вечера».

Когда же наступала ночь, онъ снова омрачалъ слезами свѣтъ очей своихъ, говоря:

— «Кто знаетъ, доживу ли до утра! Многіе, возставши утромъ отъ сна, не достигли вечера или другого сна, кромѣ смерти; и многіе, уснувши, не вставали со своего ложа. Какъ же могу надѣяться остаться въ живыхъ я, получившій извѣщеніе, что мнѣ скоро предстоитъ скончаться?»

И непрестанно плача и постясь, онъ молился, да подастъ ему Господь, по неизмѣримой щедрости Своей, время покаянія. Поступая такъ въ теченіе многихъ лѣтъ, онъ въ такой степени изнурилъ свою плоть, что можно было сосчитать его кости, и отъ многихъ слезъ лишился зрѣнія.

Преподобный же отецъ нашъ Маркъ, провидѣвъ часъ отшествія своего ко Господу, призвалъ Ѳеофила и сказалъ ему:

— «Прости мнѣ, братъ, что я причинилъ тебѣ такую тяжкую печаль и моли Бога о мнѣ, ибо вотъ я уже ухожу изъ сего міра. Если же буду имѣть дерзновеніе, не забуду молить о тебѣ Господа, чтобы Онъ сподобилъ насъ обоихъ узрѣть Его пресвятое Лице, увидѣть тамъ другъ друга и пребывать вмѣстѣ съ преподобными отцами нашими, Антоніемъ и Ѳеодосіемъ Печерскимъ».

Ѳеофилъ же со слезами отвѣтилъ ему:

— «Зачѣмъ ты покидаешь меня, отче? Или возьми меня съ собою, или подай мнѣ здѣсь прозрѣніе. Знаю, что по грѣхамъ моимъ я палъ бы мертвымъ въ пещерѣ передъ тобою, когда ты воскресилъ умершаго брата моего; но, ради святыхъ молитвъ твоихъ, Господь пощадилъ меня, ожидая моего покаянія. И нынѣ ты можешь даровать мнѣ то, о чемъ молю тебя: чтобы мнѣ или отойти съ тобою ко Господу, или прозрѣть».

— «Не скорби, братъ, — отвѣтилъ ему преподобный Маркъ, — что ты ослѣпъ тѣлесными очами Господа ради, ибо духовными очами ты прозрѣлъ и имѣешь истинный разумъ, и я считаю за благо быть виновникомъ твоего ослѣпленія: я предрекъ тебѣ смерть, желая полезнаго для души твоей, и желая привести въ смиреніе твое плотское высокоуміе, ибо сердца сокрушенна и смиренна (а не хвалящагося старшинствомъ) Богъ не уничижитъ (Псал. 50, 19). Поэтому нѣтъ тебѣ нужды видѣть сей кратковременный свѣтъ, но проси у Господа, чтобы узрѣть тебѣ славу Его въ присносущномъ свѣтѣ. И не желай смерти: она наступитъ, хотя бы и противъ твоего желанія. Но да будетъ тебѣ сіе знаменіемъ твоего отшествія: за три дня до твоей кончины исцѣлится твоя слѣпота, и ты зрячимъ отойдешь ко Господу и узришь тамъ нескончаемый свѣтъ и неизреченную славу.

Оставивъ такое пророчество о кончинѣ Ѳеофила, преподобный отецъ нашъ Маркъ и самъ окончилъ о Господѣ свою временную жизнь на землѣ и перешелъ въ жизнь вѣчную на небесахъ, съ Самимъ Первоначальникомъ воскресенія [5] Іисусомъ и со всѣми святыми пророками, какъ повелѣвавшій мертвыми и пророчествовавшій. Чудотворныя мощи его положены въ пещерѣ, гдѣ онъ самъ ископалъ себѣ могилу, и подаютъ неоскудѣвающія исцѣленія всѣмъ съ вѣрою притекающимъ къ его честной ракѣ; тутъ же лежатъ и желѣзныя вериги, которыя носилъ на себѣ преподобный и мѣдный крестъ, изъ котораго онъ пилъ воду, и который онъ столь освятилъ своими устами, что сообщилъ ему чудотворную силу. Ибо кто только съ вѣрою и постясь приходитъ и пьетъ святую воду изъ этого честнаго креста, — всѣ получаютъ чудесное исцѣленіе, вѣрнѣе, чѣмъ отъ какихъ-либо врачебныхъ водъ.

Блаженный же Ѳеофилъ удвоилъ свои рыданія, горько плача и о разлукѣ съ отцомъ и наставникомъ своимъ, преподобнымъ Маркомъ, и о своей кончинѣ, которую ожидалъ каждый день. Вспоминая пророчество пещерника, онъ проливалъ источники слезъ, но онѣ у него отъ этого только умножались. Былъ у блаженнаго Ѳеофила такой обычай, что, когда онъ упражнялся въ молитвѣ, и у него текли обильныя слезы, то онъ подставлялъ сосудъ, надъ которымъ и плакалъ, и за много лѣтъ онъ наполнилъ его слезами до верху. Вскорѣ снова вернулось къ нему зрѣніе, согласно обѣщанію преподобнаго Марка. Тогда Ѳеофилъ уразумѣлъ, что близка его кончина. Посему онъ началъ усердно молиться Богу, чтобы угодны были Ему его слезы и, воздѣвая руки къ небу, говорилъ такъ:

— «Владыко человѣколюбче, Господи Іисусе Христе, Боже мой! Не хотящій смерти грѣшниковъ, но ожидающій обращенія ихъ, вѣдущій немощи наши, Царь пресвятый, Утѣшитель благій, здравіе болящихъ, спасеніе грѣшныхъ, укрѣпленіе изнемогающихъ, возстаніе падающихъ, молюся Тебѣ въ часъ сей! Удиви на мнѣ недостойномъ милость Твою, пріими изліяніе горькихъ слезъ моихъ! Излей на меня неисчерпаемую пучину благоутробія Твоего, и содѣлай такъ, чтобы не подвергнуться мнѣ искушенію въ воздушныхъ мытарствахъ [6] и не подпасть подъ власть князя тьмы, ради молитвъ великихъ угодниковъ Твоихъ, преподобныхъ отцовъ нашихъ, Антонія и Ѳеодосія Печерскихъ и всѣхъ святыхъ отъ вѣка Тебѣ благоугодившихъ».

Когда произнесъ блаженный Ѳеофилъ сію молитву, ангелъ Господень предсталъ ему во образѣ прекраснаго юноши и сказалъ:

— «Хорошо молишься ты, Ѳеофилъ, но зачѣмъ превозносишься количествомъ собранныхъ тобою слезъ?»

И ангелъ показалъ ему свой сосудъ, гораздо большій сосуда Ѳеофила, исполненный благоуханія, какъ бы отъ многоцѣннаго мѵра.

— «Вотъ слезы твои, — сказалъ при этомъ ангелъ, — которыя ты излилъ отъ сердца въ молитвахъ къ Богу и отеръ рукой или полотенцемъ или одеждой, или же которыя упали изъ глазъ твоихъ на землю. Я собралъ ихъ всѣ въ этотъ сосудъ и сохранилъ по повелѣнію Владыки и Творца моего. И нынѣ я посланъ возвѣстить тебѣ радость, дабы ты съ веселіемъ отошелъ къ Сказавшему: блажени плачушіи, яко тіи утѣшатся» (Матѳ. 5, 4).

Произнесши это и оставивши на мѣстѣ сосудъ, ангелъ сталъ невидимъ. Блаженный же Ѳеофилъ, призвавъ игумена, разсказалъ ему о явленіи Ангела и о словахъ Его, а также показалъ и оба сосуда, наполненные слезами: одинъ свой, а другой ангельскій, издававшій благоуханіе лучшее всѣхъ ароматовъ, и просилъ по преставленіи своемъ излить ихъ на его тѣло. На третій день по прозрѣніи, онъ отошелъ ко Господу для созерцанія Пресвятыя Троицы. Честное тѣло его положили въ пещерѣ, рядомъ съ любимымъ имъ братомъ, блаженнымъ Іоанномъ, близъ преподобнаго Марка. И помазали его изъ сосуда ангельскаго, отчего вся пещера наполнилась благоуханіемъ. Потомъ возлили на него и другой сосудъ слезный, дабы сѣявшій на землѣ слезами, пожалъ на небеси радостью. Эту радость онъ и получилъ ходатайствомъ преподобнаго наставника своего Марка пещерника и чудотворца, благодатію же Бога всякія утѣхи, Которому, въ Троицѣ восхваляемому, подобаетъ всякая слава нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Это было въ 1091 году, когда мощи пр. Ѳеодоеія были перенесены изъ пещеры въ церковь Уепенія Богородицы. Православная Церковь празднуетъ сіе событіе 14 августа.
[2] У иноковъ Печерскаго монастыря былъ обычай удаляться въ пещеры для уединенной молитвы. Для этого вырывали въ стѣнахъ пещеръ углубленія, которыя и доселѣ можно видѣть въ пещерахъ.
[3] Какъ это можно видѣть изъ словъ Господа Іисуса Христа объ изгнаніи бѣсовъ: сей родъ не исходитъ, токмо молитвою и постомъ (Матѳ. 17, 21).
[4] Т. е. всегда желающаго противнаго духу (Гал. 5, 17).
[5] Т. е. положившимъ начало воскресенія, первымъ воскресшимъ.
[6] Мытарство собственно значитъ: мытница, гдѣ собирались пошлины; отсюда, далѣе, — мѣсто лихоимства, притѣсненій. Въ духовномъ смыслѣ подъ именемъ мытарствъ разумѣются истязанія души по исходѣ изъ тѣла, прежде суда Божія надъ нею, производимыя въ воздушномъ пространствѣ злыми духами.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 827-834.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0