Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День двадцать девятый.

Житіе преподобнаго отца нашего Маркелла, игумена «обители неусыпающихъ».

Преподобный Маркеллъ былъ родомъ изъ Сирскаго города Апамеи и происходилъ изъ славнаго и богатаго христіанскаго семейства. Въ юныхъ лѣтахъ лишившись родителей, онъ пошелъ въ великую Антіохію, чтобы обучиться тамъ различнымъ наукамъ, которыми онъ въ скоромъ времени вполнѣ овладѣлъ и тогда возгорѣлся желаніемъ пріобрѣтенія также и внутренней, духовной мудрости. Для этого Маркеллъ рѣшилъ отправиться въ Ефесъ, гдѣ, какъ онъ слышалъ, было множество мужей, совершенныхъ въ добродѣтели. Выйдя изъ Антіохіи, онъ прежде всего роздалъ нищимъ все богатое отцовское наслѣдіе, которымъ владѣлъ въ Апамеѣ, и, презрѣвъ, такимъ образомъ, все мірское, вскорѣ достигъ Ефеса. Поселившись здѣсь у одного благочестиваго человѣка, онъ началъ подвизаться въ добродѣтели подъ руководствомъ нѣкоего Промота, достигшаго высшаго духовнаго совершенства. И блаженный Маркеллъ получалъ великую духовную пользу, взирая на добродѣтельное житіе его и другихъ святыхъ мужей Ефесскихъ. Какъ бы сплетая себѣ вѣнецъ изъ различныхъ цвѣтовъ, онъ поучался различнымъ добродѣтелямъ, имѣя передъ собой различные образы Богоугоднаго житія. Живя въ добровольной нищетѣ, онъ трудомъ рукъ своихъ пріобрѣталъ потребное для тѣла. Умѣя красиво писать, онъ всѣ ночи проводилъ въ молитвѣ, а дни въ переписываніи книгъ; эти книги онъ продавалъ по справедливой цѣнѣ и часть денегъ употребляль на свои нужды, а остальное раздавалъ нищимъ. Таково было начало его добродѣтельнаго житія. Услышавъ затѣмъ, что въ Византіи живетъ нѣкій авва Александръ [1], премудрый и великій въ дѣлѣ и словѣ, способный многихъ привести ко спасенію, Маркеллъ покинулъ Ефесъ и поспѣшилъ къ нему. Въ то время святый Александръ пребывалъ съ братіею своею при церкви святаго Мины [2]; впослѣдствіи же онъ построилъ на морскомъ берегу знаменитый монастырь, въ которомъ ввелъ новый уставъ, повелѣвавшій днемъ и ночью славить Бога непрестаннымъ псалмопѣніемъ: братія пѣли въ церкви, смѣняясь по часамъ. Придя въ Византію, Маркеллъ познакомился съ однимъ инокомъ этой обители, по имени Іаковомъ, который и привелъ его къ аввѣ Александру. Авва, провидя въ немъ благодать Божію, облекъ его въ иноческій чинъ, и предсказалъ о Маркеллѣ и Іаковѣ, что они сподобятся многихъ Божественныхъ дарованій. А именно, говоря о нихъ обоихъ, онъ сказалъ:

— «Андрей первый пошелъ во слѣдъ Христа, но Іоаннъ настигъ его».

Андреемъ онъ назвалъ Іакова, а Іоанномъ Маркелла, ибо видѣлъ, что оба одинаково горѣли духомъ къ Богу, и, если Іаковъ, подобно апостолу Андрею, первый взялъ на себя иго Христово, то Маркеллъ, подобно апостолу Іоанну, превзошелъ его многими дарованіями. А Маркеллъ былъ воистинну подобенъ святому Іоанну — дѣвственнику и Богослову, своимъ непорочнымъ дѣвствомъ и богодухновенной премудростію. Подвизаясь достаточное время въ этой обители, Маркеллъ стяжалъ даръ прозорливости и, провидя скорую кончину своего учителя, аввы Александра, а также и то, что по преставленіи аввы честь настоятельства будетъ предложена ему, Маркеллъ тайно вышелъ изъ монастыря: будучи еще юнымъ, онъ не захотѣлъ властвовать надъ старыми и имѣть подначальныхъ себѣ, предпочитая самъ находиться подъ началомъ. Онъ началъ обходить окрестныя страны, посѣщая подвизающихся различнымъ образомъ отцовъ и отъ каждаго изъ нихъ получая для себя особую пользу. Тѣмъ времепемъ святый Александръ отошелъ ко Господу. Вся братія единодушно желала имѣть на его мѣстѣ Маркелла и скорбѣла, не находя его нигдѣ. Не найдя Маркелла, поставили начальникомъ обители нѣкоего Іоанна, мужа преклонныхъ лѣтъ и благоразумнаго. Узнавъ объ этомъ избраніи, святый Маркеллъ немедленно возвратился въ свою обитель, и вся братія радовалась его возвращенію. Авва Іоаннъ весьма любилъ его, ибо онъ былъ ему весьма полезенъ, какъ бы правая рука его. Спустя нѣкоторое время, авва Іоаннъ перенесъ монастырь въ другое, болѣе уединенное мѣсто, въ Виѳиніи [3], противъ города Сосѳенія [4], называвшееся Иринеумъ, что значитъ, «мирное», ибо это мѣсто, удаленное отъ народной молвы и шума, было воистинну мирнымъ прибѣжищемъ для иноковъ. Въ перенесенномъ монастырѣ неизмѣнно сохранился также и его прежній уставъ, данный преподобнымъ Александромъ, и повелѣвавшій братіи посмѣнно днемъ и ночью, славословить въ церкви Бога: ради этого устава монастырь и носилъ названіе «обители Неусыпающихъ». Вся постройка на новомъ мѣстѣ и заботы о монастырѣ были поручены Маркеллу, какъ человѣку вѣрному и благоискусному во всякомъ дѣлѣ. Ему же вскорѣ надлежало принять и самое начальство надъ монастыремъ, что и самъ онъ провидѣлъ своими прозорливыми очами, и о чемъ также было открыто Богомъ нѣкоторымъ изъ братіи. Игуменъ одного ближняго монастыря — Македоній (не тотъ Македоній, который былъ духоборцемъ, а другой: тотъ былъ изъ числа отверженныхъ [5], а сей изъ числа преподобныхъ) мужъ прозорливый, предсказалъ преподобному Маркеллу, что тотъ не только будетъ пастыремъ словеснаго стада, но что и самое имя его прославится по всей землѣ ради добродѣтельнаго житія его и святости.

— «Много эллиновъ и варваровъ, — говорилъ онъ, — наученныхъ имъ, оставятъ отеческое заблужденіе и обратятся къ Богу, и Богъ будетъ прославляемъ чрезъ него».

Преподобный же Маркеллъ былъ столь смиреннымъ, что не гнушался самъ пасти монастырскихъ ословъ, и братіи едва удалось умолить его, достойнаго стать пастыремъ словеснаго стада, — перестать пасти безсловесныхъ.

Въ скоромъ времени, авва Іоаннъ отошелъ ко Господу и блаженный Маркеллъ былъ поставленъ игуменомъ обители Неусыпающихъ. И былъ онъ весьма милостивъ къ нищимъ, ежедневно питая множество алчущихъ. И Богъ споспѣшествовалъ его доброму служенію: какъ Онъ нѣкогда умножилъ пять хлѣбовъ и двѣ рыбы для пропитанія пяти тысячъ человѣкъ [6], такъ и въ обители Маркелла малое количество пищи невидимо и чудесно умножалось, такъ что хватало не только для братіи, но и на ежедневное пропитаніе множества нищихъ и странниковъ, какъ о томъ будетъ разсказано далѣе.

Словесное стадо Маркелла увеличивалось, и братія ежедневно прибывали въ числѣ. Для столь большаго числа духовныхъ мужей, собравшихся къ Маркеллу, ради его добродѣтелей, потребовалась болѣе пространная ограда, болѣе обширный храмъ для молитвы, большіе запасы пищи и другія необходимыя для жизни человѣческой потребности; Маркеллъ же въ то время истощилъ все на пропитаніе нищихъ. Но Богъ, на Котораго преподобный возложилъ все свое упованіе, не оставилъ рабовъ Своихъ, и слѣдующимъ образомъ доставилъ все необходимое.

Былъ нѣкій мужъ, по имени Фаретрій, обладавшій большимъ богатствомъ. Возлюбивъ благочестивую жизнь, онъ пришелъ къ преподобному Маркеллу, приведя съ собою и двухъ сыновей своихъ, еще малыхъ отроковъ, и изъявилъ желаніе стать инокомъ. Онъ даровалъ обители всѣ свои богатства и вскорѣ былъ облеченъ въ иноческій чинъ вмѣстѣ съ обоими сыновьями. На пожертвованное имъ имѣніе была прежде всего выстроена новая, каменная церковь, прекрасная и обширная, затѣмъ была перестроена вся ограда монастырская и воздвигнуто множество новыхъ келлій, а ветхія келліи были обновлены. Кромѣ того была устроена больница, а также страннопріимный домъ, и было закончено постройкой все необходимое. Пища, одежда и прочія потребности были пріобрѣтены для монастыря также на средства, пожертвованныя Фаретріемъ. Такъ Богъ Промыслитель ищущимъ прежде Царствія Божія и правды Его, сія вся приложи [7].

Слава о преподобномъ Маркеллѣ и объ установленномъ въ его обители непрестанномъ славословіи распространялась повсюду; многіе соревновали этому уставу, и вводили его въ своихъ монастыряхъ, испрашивая себѣ наставниковъ у преподобнаго. И какъ рѣки истекали изъ Эдема [8], такъ изъ обители Маркелла расходились по всѣмъ монастырямъ, расположеннымъ въ разныхъ странахъ и городахъ, уставы и обычаи иноческаго житія и непрестаннаго церковнаго пѣнія. Во всякомъ монастырѣ игуменами были иноки изъ обители Маркелла и вездѣ соблюдался чинъ обители неусыпающихъ, ибо Маркеллъ былъ чиноначальникомъ, архимандритомъ, законодавцемъ и управителемъ всѣхъ монастырей, какіе только были въ той странѣ. И многіе изъ грековъ и варваровъ обратились къ истинному Богу по наставленіямъ Маркелла согласно пророчеству упомянутаго выше прозорливаго Македонія. Такъ лики земныхъ ангеловъ, день и ночь, славословящихъ Бога, все болѣе и болѣе умножались.

Надлежитъ теперь повѣдать и о чудесахъ преподобнаго Маркелла.

Нѣкіе три епископа были взяты въ плѣнъ варварами; освободившись изъ плѣна, они возвращались домой, но такъ какъ путь ихъ пролегалъ мимо обители преподобнаго Маркелла, то они свернули съ дороги и зашли къ нему. Онъ съ любовію принялъ и упокоилъ ихъ, и когда они собрались въ обратный путь, то пожелалъ дать имъ что либо на дорогу, какъ людямъ весьма бѣднымъ. Призвавъ эконома, по имени Іуліана, преподобный спросилъ, сколько у него въ хранилищѣ денегъ?

— «Десять сребренниковъ» [9], — отвѣчалъ тотъ.

Тогда Маркеллъ повелѣлъ отдать всѣ деньги тѣмъ тремъ епископамъ, но экономъ пошелъ и далъ каждому только по одному сребреннику, а прочіе удержалъ на нужды монастыря. Духомъ провидя это, святый призвалъ эконома и велѣлъ ему непремѣнно отдать епископамъ и прочіе сребренники. Тогда экономъ далъ имъ еще по два, и, истративъ такимъ образомъ девять, все таки удержалъ десятый; и это онъ сдѣлалъ ради нищихъ, ежедневно приходившихъ въ монастырь. Послѣ сего одинъ благочестивый челозѣкъ, побуждаемый духомъ, пришелъ къ преподобному и далъ ому на нужды монастыря девяносто талантовъ [10] золота. Тогда преподобный Маркеллъ призвалъ эконома Іуліана и съ гнѣвомъ началъ обличать его скупость:

— «Вотъ Богъ хотѣлъ намъ послать рукою сего благочестиваго человѣка сто талантовъ, но такъ какъ ты удержалъ одинъ сребренникъ, преслушавъ мое повелѣніе, то нашъ общій Промыслитель, хотѣвшій воздать намъ сторицею, лишилъ насъ девяти талантовъ».

Пристыженный экономъ упалъ къ его ногамъ, прося прощенія.

Преподобный обладалъ также благодатію подавать исцѣленія болящимъ: онъ исцѣлилъ однимъ прикосновеніемъ монаха Елпидія, имѣвшаго во рту болѣзненную опухоль. Также уврачевалъ онъ своимъ прикосновеніемъ монаха Стефана, страдавшаго сильною желудочною болѣзнію, такъ что никакое лѣченіе не помогало ему и онъ уже отчаялся въ своей жизни: святый исцѣлилъ его, дотронувшись до чрева и хребта его. Когда разболѣлся вышеупомянутый экономъ Іуліанъ и уже былъ близокъ къ смерти, преподобный подалъ ему двойное врачевство — душевное и тѣлесное: онъ сперва научилъ его, не преступать повелѣній игумена и не уповать на временное богатство, а полагаться на Бога, равно о всѣхъ заботящагося, и, такимъ образомъ, исправивъ его душу, онъ исцѣлилъ его и отъ тѣлесной болѣзни.

Надлежитъ повѣдать и о еще болѣе чудесномъ событіи. Одинъ еврей страдалъ неизлѣчимою болѣзнью: онъ имѣлъ на тѣлѣ своемъ смрадныя язвы. Когда оказалось тщетнымъ уже все искусство врачей и больной отчаялся въ излѣченіи, тогда онъ прибѣгъ къ преподобному Маркеллу, сему скорому и безкорыстному цѣлителю, какъ къ своей послѣдней надеждѣ. Преподобный спросилъ еврея о вѣрѣ и, когда узналъ о его злочестіи, то сказалъ, что ему невозможно получить исцѣленіе, если онъ раньше не отступитъ отъ своего нечестія и не приметъ христіанской вѣры. Еврей обѣщался, что тотчасъ же обратится ко Христу, какъ только получитъ исцѣленіе. Преклонившись къ его мольбѣ, старецъ исцѣлилъ своей молитвой болящаго, и исцѣленный немедленно принялъ вѣру христіанскую. Но не прошло еще и четырехъ дней, какъ еврей снова вернулся къ своему нечестію. Возвратилась къ нему также и его прежняя болѣзнь: какъ за вѣрой послѣдовало исцѣленіе, такъ и за отступничествомъ его — прежняя болѣзнь. Принужденный, хотя и противъ воли, снова прибѣгнуть къ святому, онъ опять отрекся отъ своего нечестія, присоединился къ благочестію п преклонялъ на милость незлобиваго отца. Получивъ исцѣленіе въ другой разъ, онъ, по истеченіи немногихъ дней, вновь какъ свинія въ калъ тинный пойде [11], — и опять постигла его еще болѣе жестокая болѣзнь.

Что же сдѣлалъ нечестивецъ? Онъ снова безстыдно прибѣгаетъ къ святому. И такъ повторялось нѣсколько разъ. Наконецъ, преподобный сказалъ ему:

— «Знай, человѣче, что не меня ты обманываешь, а Христа, ибо не я исцѣляю тебя, но Христосъ, и ты не можешь утаить передъ Его всевидящимъ окомъ нечестія твоего сердца, почитая Его устами, а сердцемъ далеко отстоя отъ Него [12], — на словахъ исповѣдуя благочестіе, а на дѣлѣ уклоняясь къ своему прежнему злочестію. Безъ всякаго лукавства обратись всѣмъ сердцемъ ко Христу, и ты тотчасъ же исцѣлишься, и не только тѣломъ, но и душою».

Но нечестивый и несмысленный еврей отвѣтилъ святому:

— «Что бы мнѣ ни пришлось терпѣть, никогда не оставлю вѣру отцовъ».

Услышавъ эти слова, преподобный молча ушелъ отъ него, а еврей, немного отойдя отъ обители, внезапно упалъ и сталъ мертвъ, какъ тѣломъ, такъ и душой. Узнавъ объ этомъ, святый отецъ заплакалъ, и сказалъ:

— «Не искусиши Господа Бога твоего» [13].

Но продолжимъ наше повѣствованіе объ исцѣленіи вѣрныхъ. Одинъ человѣкъ, по имени Киръ, ставшій впослѣдствіи великимъ въ иноческомъ житіи и многимъ послужившій на пользу и укрѣпленіе, прежде принятія иночества, обладалъ большою тѣлесною силою и искусствомъ въ борьбѣ. Неожиданно, попущеніемъ Божіимъ, діаволъ поразилъ его съ ногъ до головы гнойной болѣзнью, какъ нѣкогда Іова, и сгнила на немъ не только вся кожа, но и плоть и жилы, такъ что видны были однѣ обнаженныя кости. Какъ велики были страданія сего человѣка — нельзя даже и описать. И невозможно было ему излѣчиться никакими врачевствами человѣческими, но только Божественными, подателемъ которыхъ и былъ святый Маркеллъ. Когда больной припалъ къ нему, со слезами моля объ исцѣленіи, блаженный тотчасъ же воздѣлъ къ небу руки и по обычаю сотворилъ усердную молитву о болящемъ. Прикоснувшись затѣмъ рукой къ его язвамъ, онъ сказалъ:

— «О добрый человѣкъ! Не подобаетъ этимъ страданіямъ одолѣть тебя, и не приличествуетъ борющемуся съ невидимыми врагами имѣть попеченіе о тѣлѣ. Уповай, и если изберешь Вышняго прибѣжищемъ твоимъ [14], то удалится эта язва изъ храмины тѣла твоего».

Такъ говорилъ святый, и болѣзнь немедленно оставила того человѣка. Язвы стали покрываться плотью видимо для всѣхъ, — подобно тому, какъ описывается сіе въ пророчествѣ Іезекіиля [15], жилы исправлялись, суставы укрѣплялись и покрывались кожею: и Киръ, сверхъ всякаго ожиданія, быстро выздоровѣлъ. И подавалъ угодникъ Божій по благодати, данной ему отъ Бога, чудесныя исцѣлѣнія не только тѣмъ, до коихъ прикасался своими руками, но даже и далеко отстоявшимъ отъ него.

Супругѣ нѣкоего діакона Евгенія, настало время родовъ, но она не могла родить, — и ни врачи, ни повивальныя бабки не могли оказать ей помощи. Уже всѣ отчаялись въ ея жизни, и она лежала безъ сознанія. Тогда мужъ ея, діаконъ Евгеній, припалъ къ стопамъ преподобнаго и со слезами сталъ умолять его о помощи. Проподобный помолился и, благословивъ хлѣбъ, далъ его діакону, чтобы тотъ поскорѣе положилъ на грудь болящей. И какъ только это было исполнено, жена родила младенца и освободилась отъ страданія.

Придя въ себя, она стала спрашивать:

— «Гдѣ инокъ, разрѣшившій мои страданія? Гдѣ освободившій меня отъ смерти?»

На вопросъ же, кто тотъ инокъ, о которомъ она говоритъ, и каковъ онъ лицомъ, женщина описала внѣшній обликъ явившагося ей инока, и всѣ узнали, что это былъ преподобныи Маркеллъ, который явился ей и избавилъ ее отъ смерти.

Этотъ блаженный отецъ достигъ такого совершенства въ иноческой жизни, что ради непорочности и святости его, ангелы сожительствовали ему. Игуменъ одного монастыря, расположеннаго при рѣкѣ Евфратѣ [16], Сергій, много слышавъ о преподобномъ, пришелъ, чтобы увидать его, и увидѣлъ несравненно больше того, чѣмъ ему разсказывали о Маркеллѣ. Однажды они стояли вмѣстѣ на молитвѣ и Сергій увидѣлъ, что, когда преподобный Маркеллъ преклонялъ колѣна, то два свѣтлыхъ ангела поддерживали его съ обѣихъ сторонъ и поднимали съ земли, лицо же его, во время молитвы, становилось свѣтло, какъ молнія. Увидѣвъ это, Сергій затрепеталъ отъ страха, и душа его едва не покинула тѣло отъ ужаса.

И другимъ великимъ отцамъ Богъ также давалъ откровенія объ угодникѣ Своемъ Маркеллѣ. Елиссей, игуменъ Десскаго монастыря, желалъ увидѣть святаго и узнать о его житіи; когда онъ молился объ этомъ Богу, то Господь явилъ ему въ видѣніи Маркелла такимъ, каковъ онъ былъ по своему внѣшнему виду, и открылъ ему высоту его добродѣтелей. Объ этомъ Елиссей впослѣдствіи разсказалъ ученику святаго Маркелла — Петру, случайно находившемуся у него.

Гавдіолу, игумену монастыря, расположеннаго въ городѣ Помпеѣ, при морѣ Евксинскомъ [17], было открыто, что Маркеллу дана отъ Бога благодать, равная съ законодавцемъ Моисеемъ. Гавдіолъ засвидѣтельствовалъ объ этомъ Ѳалассію, ученику Маркелла. По истинѣ преподобный обладалъ даромъ пророчества, ибо что онъ кому-нибудь прорекалъ, то всегда и сбывалось. Однажды пришелъ къ нему одинъ епископъ, очень скупой. Блаженный попросилъ у него взаймы два златника [18] для раздачи нищимъ, но епископъ отказалъ ему и не далъ, сказавши, что не имѣетъ самъ. Тогда преподобный пророчески сказалъ ему:

— «Вскорѣ не будешь ты имѣть даже и собственнаго тѣла своего, которое будетъ принято могилою, золото же твое достанется монастырской братіи».

Такъ и случилось. Не прошло и двухъ дней, какъ епископъ умеръ, а имущество его было отдано въ обитель преподобнаго, согласно его пророчеству. Преподобный провидѣлъ далеко отстоящее, какъ-бы находящееся вблизи. Однажды ученики его плыли по Евксинскому морю въ корабляхъ ради какой-то монастырской нужды. Была великая буря, море волновалось, и они уже отчаявались въ своей жизни; въ сіе время преподобный явился имъ и спасъ ихъ, благополучно приведя къ пристани. Когда они были въ городѣ Анкирѣ [19], одинъ изъ нихъ, по имени Павелъ, сильно разболѣлся, и иноки, бывшіе съ нимъ, уже помышляли оставить его тамъ. Тогда больной, вздохнувъ изъ глубины сердечной, со слезами воскликнулъ:

— «Отче Маркелле, гдѣ же твои молитвы? Ты вручилъ меня Богу, а я вотъ погибаю, и что всего прискорбнѣе, погибаю внѣ твоего стада и вдали отъ моихъ братій!»

Такъ со слезами говорилъ больной въ городѣ Анкирѣ, и преподобный въ обители услышалъ его плачъ и болѣзнованіе и сказалъ ученику своему Кесарію, что одинъ изъ посланныхъ на службу братій обрѣтается въ скорби и болѣзни. Вставши, онъ помолился о немъ, и Павелъ тотчасъ выздоровѣлъ. Кесарій же замѣтилъ время, и когда братія вернулись, то оказалось, что Павелъ выздоровѣлъ въ Анкирѣ въ тотъ самый часъ, когда святый отецъ, провидя его болѣзнь, молился о немъ.

Однажды Богъ наказалъ землю великимъ голодомъ. Начальникъ житницы монастырской, по имени Малхъ, пришелъ къ преподобному и извѣстилъ, что жито уже приходитъ къ концу и хлѣба едва хватитъ на десять дней.

— «Ступай, — отвѣтилъ ему святый, — и исполняй свое послушаніе, ни о чемъ не заботясь».

Полагая, что авва надѣется, что откуда-нибудь издалека будетъ доставленъ въ изобиліи хлѣбъ, Малхъ, по обычаю, продолжалъ раздавать изъ житницы хлѣбъ не только на потребности братіи, но и убогимъ. Прошло пять дней, въ житницѣ уже совсѣмъ мало оставалось хлѣба, и Малхъ снова пришелъ къ аввѣ, извѣщая объ оскудѣніи жита. Но авва опять, какъ и въ первый разъ, отослалъ его къ своему дѣлу, повелѣвая ему не заботиться объ этомъ. Спусти два дня, въ житницѣ ничего больше не осталось, и Малхъ въ смущеніи вернулся къ аввѣ. Преподобный, вставши, пошелъ къ житницѣ и велѣлъ Малху отпереть ее.

Малхъ же съ клятвою увѣрялъ, что не осталось и одного зерна и незачѣмъ отпирать, однако отперъ. И вотъ онъ увидѣлъ житницу, полную всякаго жита, и пришелъ въ ужасъ; преподобный же укорилъ его за невѣріе. И съ того времени житница не оскудѣвала, пока не минулъ голодъ: сколько завѣдующій ею потреблялъ въ одинъ день, настолько же она оказывалась наполненной на слѣдующій. И такимъ образомъ проподобный прокормилъ во время голода не только братію, но и великое множество нищихъ и убогихъ, странниковъ и пришельцевъ. Дивны всѣ эти дѣла Господни, совершенныя угодникомъ Его Маркелломъ, но далѣе слѣдуютъ еще болѣе чудесныя событія.

Нѣкто Павелъ, — не тотъ, о которомъ было говорено выше, но другой, — монахъ иной обители, — страдая тяжкою болѣзнью, послалъ къ святому съ мольбою, чтобы тотъ пришелъ къ нему. Дойдя до обители Маркелла, посланный засталъ его бесѣдующимъ о догматахъ церковныхъ съ епископомъ Халкидонскимъ [20], и святому нельзя было отправиться къ больному прежде, чѣмъ онъ не кончптъ свою бесѣду съ епископомъ о дѣлахъ церковныхъ. Тѣмъ временемъ больной скончался, и когда преподобный пришелъ, то уже всѣ обряды надъ усопшимъ были совершены, и его выносили для погребенія. Обладая великою вѣрою, святый отецъ возвелъ къ небу свои тѣлесныя и духовныя очи, усердно помолился Богу въ тайной клѣти сердца своего, какъ онъ имѣлъ обычай дѣлать, и положилъ руку свою на умершаго. Нѣкоторые изъ присутствовавшихъ мысленно насмѣхались, говоря:

— «Что это сей старецъ не вѣритъ смерти лежащаго брата и испытываетъ рукою?»

Когда они такъ думали, а святый касался усошпаго своею рукою, послѣдній внезапно ожилъ, поднялся, сѣлъ на одрѣ и началъ говорить. Всѣ пришли въ ужасъ и трепетъ отъ этого страшнаго чуда, преподобный же запретилъ присутствовавшимъ говорить объ этомъ; но величіе Божіе и столь высокія дарованія Его въ преподобномъ не могли утаиться.

Подобаетъ намъ сказать также о силѣ и власти, какую преподобный Маркеллъ имѣлъ надъ бѣсами. Подобно праху, возметаемому великимъ вѣтромъ, изгонялись бѣсы изъ людей его молитвами. Однажды приведены были къ нему четыре бѣсноватыхъ, жестоко мучимыхъ бѣсами, которые возопили къ святому:

— «Повели намъ выйти, ибо ты имѣешь власть надъ нами!»

Но святый молчалъ и даже не смотрѣлъ на нихъ, а только про себя молился Богу:

— «Господи, помилуй Твое созданіе!»

Онъ хорошо зналъ коварство бѣсовъ, хотѣвшихъ вовлечь его въ высокоуміе своими лукавыми словами. И пока святый безмолвствовалъ, бѣсы вышли, побѣжденные его смиреніемъ.

Но кто будетъ въ состояніи подробно повѣдать о чудесахъ преподобнаго отца нашего? Кто измѣритъ Божію благодать, почивавшую на немъ? Кто выразитъ словомъ его великую вѣру, которою могъ онъ творить подобныя дѣла? Не достанетъ времени для повѣствованія о всемъ. Воть одно изъ его безчисленныхъ чудесъ, достаточное для пользы нашей и для прославленія дивнаго во святыхъ Своихъ Бога. Однажды въ Византіи произошелъ великій пожаръ, и весь городъ былъ объятъ пламенемъ, казнимый Богомъ за грѣхи своихъ жителей. Не было никакой возможности угасить неукротимую силу огня, поядавшаго все сильнымъ вихремъ и обращавшаго все въ пепелъ. Уже не было надежды, чтобы хотя одинъ домъ уцѣлѣлъ отъ пожара, ибо весь городъ былъ кругомъ объятъ пламенемъ. Узнавъ объ этомъ, преподобный Маркеллъ сталъ на молитву, воздѣвъ руки къ небу и проливая слезы изъ очей. И вотъ огонь немедленно остановился и не пошелъ дальше, и половина города спаслась: ибо вся огненная сила внезапно угасилась, какъ бы великимъ дождемъ, каплями слезъ преподобнаго.

Послѣ того случилось еще слѣдующее. Одинъ вельможа, по имени Ардавурій, сынъ Аспара, жестокій нравомъ и аріанинъ по вѣрѣ, разгнѣвался на одного изъ своихъ подчиненныхъ, именемъ Іоанна, и хотѣлъ убить его. Не имѣя мѣста, гдѣ скрыться, Іоаннъ бѣжалъ въ обитель преподобнаго Маркелла. Ардавурій узналъ объ этомъ и послалъ рабовъ, чтобы взять его оттуда, но преподобный не выдалъ его. Вельможа снова послалъ рабовъ къ Маркеллу съ просьбой, а вмѣстѣ и съ угрозой немедленно отдать Іоанна, но преподобный и этихъ отпустилъ ни съ чѣмъ. Тогда разгнѣванный Ардавурій послалъ вооруженныхъ воиновъ, чтобы они силою извлекли Іоанна изъ монастыря и убили мечемъ тѣхъ, кто станетъ сопротивляться. И вотъ, когда воины съ обнаженнымъ оружіемъ обступили кругомъ обители и намѣревались овладѣть оградой, братія пришли къ святому и съ плачемъ умоляли его выдать Іоанна воинамъ, дабы изъ-за него и они не погибли неповинно. Но преподобный не послушалъ братіи (ибо былъ весьма милосердъ и не хотѣлъ выдать на смерть человѣка неповиннаго), и обратился къ оружію духовному, къ силѣ честнаго Креста, оградившись которымъ, онъ самъ вышелъ на встрѣчу воинамъ. И тотчасъ же великій страхъ напалъ на всѣхъ воиновъ: они узрѣли Крестъ, сіявшій какъ солнце, а вокругъ него великое пламя, молніи и громы. Побросавши оружіе, они въ ужасѣ бѣжали къ пославшему ихъ. Услыхавъ объ этомъ, Ардавурій и самъ пришель въ ужасъ и, укротивъ свой гнѣвъ, простилъ Іоанна.

Такъ какъ здѣсь было упомянуто объ Ардавуріи и объ отцѣ его Аспарѣ, то не лишнимъ будетъ повѣдать и объ ихъ кончинѣ, о коей было открыто преподобному. Аспаръ, происходившій изъ Готскаго [21] племени, былъ первымъ послѣ царя по знатности и по могуществу, и начальствовалъ надо всѣмъ греческимъ воинствомъ. У него было два сына: старшій Ардавурій и младшій Патрикій. Онъ во многомъ старался противодѣйствовать царю и со всѣмъ своимъ домомъ тайно враждовалъ противъ царскаго рода; Аспаръ причинялъ много зла Церкви Христовой тѣмъ, что помогалъ аріанамъ. Благочестивый же и Христолюбивый царь Левъ [22], названный Великимъ, былъ кротокъ и богобоязненъ и терпѣлъ его до времени, отчасти по незлобію, отчасти же потому, что вся сила греческаго воинства, среди котораго было тогда множество аріанъ, было привержено къ дому Аспара и повиновалось ему: этому злочестивому дому суждено было вскорѣ погибнуть. Преподобный Маркеллъ имѣлъ о немъ во снѣ слѣдующее видѣніе: Левъ боролся со зміемъ, который, будучи безмѣрной величины, билъ его хвостомъ и одолѣвалъ. Побѣждаемый левъ скорбѣлъ и тщетно обходилъ вокругъ змія, не будучи въ состояніи причинить ему какой-либо вредъ. Затѣмъ оба, — и левъ и змій, легли отдохнуть, утомленные борьбой. Спустя немного времени, левъ отдохнулъ и, собравшись съ силами, внезапно, какъ-бы пробудившись отъ сна, устремился на змія съ великою яростью и побѣдилъ его, ударивъ о землю. Узрѣвъ это въ видѣніи, авва Маркеллъ предрекъ, что Аспаръ погибнетъ отъ царя со всѣмъ своимъ домомъ, ибо видѣнный левъ прообразовалъ царя Льва, великій же змій — Аспара, который былъ воистинну зміемъ, уязвляющимъ православіе и наносящимъ ему вредъ своимъ аріанскимъ злочестіемъ. Въ скоромъ времени видѣніе и предсказаніе святаго сбылись. Благочестивый царь Левъ пожелалъ своею милостью и благостью примирить съ собою Аспара и сыновей его, и изъ враговъ сдѣлать ихъ себѣ друзьями, а также старался привести ихъ къ благочестію. Поэтому онъ обручилъ дочь свою Аріадну младшему сыну Аспара Патрикію, котораго и хотѣлъ оставить по себѣ царемъ, ибо не имѣлъ сына и намѣревался возвести на престолъ своего зятя. Но тогда въ благочестивомъ народѣ поднялся ропотъ: всѣ устрашились, что Церковь Христова будетъ до конца унижена навѣтами и злобою аріанъ, ибо зять царя былъ аріаниномъ. Всѣ православные, собравшись вмѣстѣ съ епископами и священниками и взявъ съ собою святаго старца Маркелла, пошли къ царю на ипподромъ [23] и сказали ему, чтобы онъ не возводилъ на царскій престолъ еретика, но чтобы зять царя или отрекся отъ аріанской ереси или же, если хочетъ непремѣнно пребывать вь ней, не принималъ царскаго достоинства. Успокаивая народъ, царь Левъ всячески обѣщалъ привести зятя къ православію. И хотя зять, хотя и изъ лукавства, присоединился къ истинной вѣрѣ, однако ропотъ въ народѣ не умолкалъ. Въ это время обнаружились козни Аспара и злоба его, — открылось, что онъ не только стремился къ царскому вѣнцу, но и искалъ вмѣстѣ со своими сыновьями главы царя и намѣревался убить его. Тогда весь народъ возсталъ противъ дома Аспарова, не вынося его коварства, и всячески пытался погубить его. Но Аспаръ, убоявшись, бѣжалъ съ сыновьями своими въ Халкидонъ и заперся въ церкви мученицы Евѳиміи [24], при чемъ множество воиновъ стояло вокругъ церкви и охраняло его безопасность. Но послѣ примирительныхъ рѣчей царя, онъ вышелъ оттуда и возвратился снова въ Царьградъ. Вскорѣ затѣмъ и самъ Аспаръ и сынъ его Ардавурій были убиты Зинономъ по приказу царя; зять же царевъ, Патрикій, былъ сосланъ въ заточеніе, а обрученная ему царевна Аріадна была выдана замужъ за Зинона, пріявшаго, впослѣдствіи, по смерти царя Льва и греческое царство [25]. Такъ погибъ нечестивый родъ Аспаровъ, побѣжденный Львомъ — по пророчеству святаго.

Но возвратимся опять къ преподобному Маркеллу. Когда народъ со святителями и съ пресвитерами, а также и съ преподобнымъ Маркелломъ шелъ къ царю Льву на ипподромъ, то многіе изъ вѣрующихъ удостоились видѣть, какъ ангелъ Божій, въ образѣ прекраснаго юноши, облеченнаго въ бѣлую одежду и препоясаннаго золотымъ поясомъ, сопровождалъ святаго Маркелла и поддерживалъ его подъ руку; видѣли же это во все то время, когда онъ шелъ съ народомъ и когда возвращался назадъ, вплоть до дверей своего жилища. Доведя его до дверей, ангелъ сталъ невидимъ. Отсюда явствуетъ, сколь любимъ былъ Богомъ блаженный отецъ нашъ Маркеллъ, ибо Онъ посылалъ ангеловъ Своихъ для служенія Маркеллу, чтобы водить и охранять его въ пути. И сбывались на немъ слова писанія:

— «Ангеломъ Своимъ заповѣсть о тебѣ, сохранити тя во всѣхъ путехъ твоихъ, на рукахъ возмутъ тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою» [26].

Шестьдесятъ лѣтъ проживъ въ иноческомъ подвигѣ, преподобный Маркеллъ приблизился наконецъ къ блаженной кончинѣ своей. И сравнялся онъ съ пророками — прозорливостью, съ патріархами — вѣрою и несомнѣннымъ упованіемъ на Бога, съ мучениками — повседневнымъ умерщвленіемъ тѣла; онъ уподоблялся Боговидѣніемъ пророку Моисею, которому былъ равенъ и благодатію, кротостью — Давиду, ревностью въ вѣрѣ — апостолу Петру, дѣвствомъ и Богословіемъ — Іоанну, благодатію же исцѣленій — всѣмъ апостоламъ, ибо онъ былъ для всѣхъ источникомъ исцѣленій и рѣкою чудесныхъ благотвореній. Когда преподобный лежалъ на одрѣ болѣзни, множество иноковъ со слезами окружали его. Въ числѣ ихъ былъ нѣкто, именемъ Лукіанъ, знатнаго происхожденія, презрѣвшій все мірское, вступившій на путь иночества и болѣе иныхъ преуспѣвшій въ добродѣтельномъ житіи; плача сильнѣе другихъ, онъ молилъ святаго, чтобы тотъ не оставлялъ его безъ своего руководства, какъ безъ кормчаго, бѣдствовать въ морѣ здѣшней жизни, посреди волнъ искушеній, но взялъ бы его съ собою. Воззрѣвъ на него, преподобный сказалъ:

— «Дерзай, чадо, ибо вскорѣ послѣ моего отшествія и ты пойдешь вслѣдъ за мною».

Изъ окрестныхъ монастырей собрались игумены и братія, а изъ царскаго града пришли святители и вельможи посѣтить болящаго и дать ему послѣднее цѣлованіе. Преподобный же подавалъ каждому надлежащее наставленіе и много бесѣдовалъ съ ними о пользѣ души и о вѣчной жизни. Затѣмъ онъ велѣлъ имъ на время отойти отъ себя, какъ-бы показывая этимъ, что желаетъ немного уснуть. Когда же всѣ отошли, онъ уснулъ блаженнымъ и вѣчно-покойнымъ сномъ, предавъ въ руки Божіи свою святую душу [27]. Погребли его въ церкви, построенной имъ же самимъ. Блаженный же Лукіанъ неотступно плакалъ на его гробѣ, и вотъ въ пятый день явился ему въ видѣніи преподобный и сказалъ:

— «Что ты скорбишь? Развѣ не вѣришь, что я умолилъ о тебѣ Бога, и ты немедленно же будешь со мною».

На третій день послѣ сего видѣнія, Лукіанъ почилъ о Господѣ, переживъ своего отца и наставника на восемь дней. Такъ, и по преставленіи своемъ, исполнилъ преподобный Маркеллъ свое пророчество, скоро взявши къ себѣ, согласно обѣщанію, любимаго ученика своего Лукіана, и предсталъ со святыми, съ коими сравнялся добродѣтельною жизнію, Святѣйшему всѣхъ святыхъ Владыкѣ своему въ вѣчной радости и веселіи, коихъ и мы да сподобимся его молитвами, благодатію же Господа нашего Іисуса Христа, Которому слава во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Память его 23-го февраля. Авва — съ еврейскаго языка значитъ отецъ; такъ называли на Востокѣ наставниковъ иночества.
[2] Память св. мученика Мины 11 ноября.
[3] Виѳинія — область Малой Азіи, лежащая на берегу Чернаго и Мраморнаго моря, съ главнымъ городомъ Никомидіей.
[4] Сосѳеній — городокъ, расположенный въ окрестностяхъ Царьграда.
[5] Еретикъ Македоній не признавалъ Духа Святаго Богомъ, а считалъ его тварью, не имѣющей участія въ Божествѣ и славѣ Отца и Сына. Ересь Македонія осуждена на 2-мъ Вселенскомъ соборѣ въ 381 году.
[6] Еванг. отъ Матѳея, гл. 14, ст. 18-21.
[7] Еванг. отъ Матѳея гл. 6, ст. 33.
[8] То-есть, изъ рая первыхъ люлей. Изъ него вытекали 4 рѣки: Фисонъ, Гихонъ, Тигръ и Евфратъ (см. Бытіе, гл. 2, ст. 10-14).
[9] Одинъ сребренникъ (серебряный динарій) равнялся 22 копѣйкамъ.
[10] Талантъ равнялся приблизительно 1500 рублямъ.
[11] 2 посл. ап. Петра, гл. 2, ст. 22.
[12] Еванг. отъ Матѳ. гл. 15, ст. 8.
[13] Кн. Второзак. гл. 6, ст. 16.
[14] Псаломъ 90, ст. 9.
[15] Кн. прор. Іезек. гл. 38, ст. 8.
[16] Большая рѣка, впадающая въ Персидскій заливъ; истоки ея находятся въ горахъ Арменіи.
[17] Теперь — Черное море. Раньше оно называлось Аксинскимъ, т. е. «Неблагополучнымъ», по причинѣ бурь; когда же берега его стали понемногу заселяться греками, то они прозвали его Евксинскимъ, т. е. «гостепріимнымъ».
[18] Златникъ (золотой динарій) равняется 26 сребренникамъ, т. е. около 5 р. 50 к.
[19] Анкира, нынѣ Ангора, древній городъ мало-азійской области Галатіи.
[20] Халкидонъ — городъ въ Малой Азіи, на берегу Мраморнаго моря, прославившійся какъ мѣсто 4-го Вселенскаго Собора.
[21] Готѳы или Готы, — германское племя, жившее первоначально къ юго-востоку отъ Балтійскаго моря. Впослѣдствіи они раздѣлились на восточныхъ и западныхъ и разселились почти по всей Европѣ. Готы приняли Христову вѣру, но въ искаженномъ видѣ — отъ аріанъ.
[22] Царствовалъ съ 457 по 474 годъ.
[23] Ипподромъ — мѣсто, гдѣ происходятъ конскія состязанія; оно служило также для всѣхъ многолюдныхъ собраній.
[24] Память ея 16 сентября.
[25] Зинонъ царствовалъ съ 474 по 476 годъ.
[26] Псаломъ 90, ст. 11.
[27] Преподобный Маркеллъ скончался около 486 года.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 811-826.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0