Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 17 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День двадцать пятый.

Слово на Рождество Христово.

Можетъ быть, кто-нибудь могъ быть того мнѣнія, что Христосъ долженъ былъ придти въ міръ не какъ младенецъ, но какъ исполинъ, по пророчеству Давида, который такъ предсказалъ о пришествіи Мессіи: и Той яко женихъ исходяй отъ чертога своего (т. е. отъ утробы Пречистой Дѣвы), возрадуется яко исполинъ тещи путь [2]. Поэтому можетъ быть и ангелъ говоритъ: найдете младенца, а не исполина. Но, если мы поразмыслимъ о младенчествѣ Христовомъ, то найдемъ иную причину таковыхъ словъ ангела. Какъ Рождество Христово было не похоже на обычное рожденіе человѣческое, но было необычайно и сверхъестественно, такъ и младенчество Его необычное и непохожее на младенчество прочихъ младенцевъ. Всѣ новорожденные младенцы немощны и несмысленны; они не имѣютъ въ себѣ силы и ничего не умѣютъ дѣлать до тѣхъ поръ, пока, послѣ долгаго времени ихъ возрастанія, у нихъ начнутъ проявляться и съ ними возрастать сила и разумъ. А сей новорожденный Младенецъ, Господь нашъ Іисусъ Христосъ, раждается и съ силою, и съ разумомъ. Поэтому и ангелъ указываетъ на такого Младенца, Который раждается и съ непобѣдимою силою, и съ неизреченною мудростію, какъ на чудо, единственное въ своемъ родѣ и никогда еще не виданное въ мірѣ. Что касается непобѣдимой Его крѣпости и силы, то о ней въ нынѣшній праздникъ не умолчала Церковь, когда воспѣваетъ вмѣстѣ съ пророкомъ Исаіею: Богъ Крѣпкій, Властелинъ, Князь мира (Ис. 9, 6). Гдѣ-то говорится, что левъ познается по когтямъ. Левъ отъ колѣна Іудова, Христосъ, отъ младыхъ ногтей (т. е. съ младенчества Своего) открывается, какъ Господь крѣпокъ и силенъ, Господь силенъ въ брани (Псал. 23, 8). Обратимъ вниманіе на то, сколь велика крѣпость и сила новорожденнаго Младенца. Какъ только стала распространяться вѣсть о Его Рождествѣ, Иродъ уже смутися и весь Іерусалимъ съ нимъ (Матѳ. 2, 3). Еще не говоритъ Младенецъ, а уже устрашаетъ тѣхъ, которые нарекли имена свои на землѣ; еще Онъ въ пеленахъ, а уже наполнилъ ужасомъ мучителей; еще Онъ въ ясляхъ, а уже потрясъ сидящаго на царскомъ престолѣ.

Одинъ изъ искуснѣйшихъ врачей передаетъ, что тѣмъ, которые имѣютъ быть въ мірѣ великими, именитыми и славными, или же царями и храбрыми воинами, — тѣмъ, по его словамъ, свойственно отъ младыхъ ногтей (т. е. младенчества) предуказывать свое будущее могущество и свои будущія дѣянія. При этомъ сей же врачъ говоритъ, что еще не родился Периклъ [3], а уже устрашилъ грековъ сновидѣніями; еще не родился Александръ [4], а уже всѣми назывался сыномъ Юпитера [5] и властелиномъ царства. И въ другомъ мѣстѣ повѣствуется, что муравьи приносили пшеничныя зерна и полагали ихъ въ уста Миду, царю Фригійскому [6], когда еще онъ былъ младенцемъ, во время его сна, предуказывая этимъ на его будущія безчисленныя богатства. Такъ и нашъ Царь и Владыка, новорожденный нынѣ Младенецъ, являетъ еще въ дѣтствѣ Своемъ ясныя указанія на Свои будущія силы и дѣянія. На тѣ будущія богатства, которыя уготованы любящимъ Его, указываетъ то знаменіе, что, по Его устроенію, Ему изъ отдаленнѣйшихъ странъ приносятся золото, ливанъ и смирна. Будущую Его побѣду надъ смертію и діаволомъ и торжество Его надъ всѣмъ адомъ предъизображаетъ то, что Онъ потрясаетъ и смущаетъ Ирода и весь Іерусалимъ. Та власть Его надъ видимымъ и невидимымъ міромъ, которая дарована будетъ Его человѣчеству, и о которой Онъ въ свое время скажетъ: дадеся Ми всяка власть на небеси и на земли (Матѳ. 28, 18), предъизображается тѣмъ, что, по Его волѣ, Рождеству Его служатъ ангелы и пастыри, а восточные цари поклоняются, по пророчеству Давидову: и поклонятся Ему вси царіе земстіи (Псал. 71, 11). Ибо вотъ уже исполнилось это пророчество, когда Онъ, какъ Царь царствующихъ, былъ почтенъ со стороны трехъ земныхъ царей поклоненіемъ и дарами. Предстоятель церкви Иппонской, блаженный Августинъ [7] прекрасно говоритъ объ этомъ такъ: «Таковы знаменія Рождества Твоего, Господи Іисусе: прежде чѣмъ морскія волны сгладятся подъ ногами Твоими, когда Ты ходить будешь по морю; прежде чѣмъ умолкнутъ вѣтры повелѣніемъ Твоимъ; прежде чѣмъ мертвые словомъ Твоимъ возстанутъ; прежде чѣмъ солнце въ минуту смерти Твоей померкнетъ, и земля, при воскресеніи Твоемъ изъ гроба, потрясется, и небо при вознесеніи Твоемъ отверзется; прежде чѣмъ все это и иное чудесное Ты совершишь, — прежде сего Ты еще носишься Материнскими руками и въ то же время открываешься, какъ Господь всего міра». Таковы крѣпость и сила новорожденнаго Младенца, Господа нашего Іисуса Христа, что еще въ дѣтствѣ Своемъ Онъ ясно открывается какъ всемогущій Владыка: Богъ крѣпокъ Владыка. Поистинѣ сила Божія въ немощи совершается (2 Кор. 12, 9). Ибо въ малыхъ и немощныхъ членахъ младенческихъ видимъ мы великую силу Іисуса Христа, на которую указываетъ Церковь, когда уподобляетъ родившагося Господа агнцу, и когда называетъ Его агнцемъ, прославляя Его въ несѣдальномъ моленіи о поклоненіи пастырей такими словами: видятъ Сего, яко Агнца непорочна, во чревѣ Маріинѣ упасшася, Юже поюще, рѣша: радуйся, Агнца и Пастыря Мати [8]. Здѣсь родившійся отъ Дѣвы Христосъ и уподобленъ агнцу, и нареченъ агнцемъ. Но какая въ агнцѣ крѣпость, какая сила? Сила воистинну неодолѣнная, что мы видимъ изъ слѣдующаго. Нѣкогда Іоаннъ Богословъ узрѣлъ въ откровеніи своемъ различныхъ звѣрей и змѣй, которые выходили изъ различныхъ мѣстъ, — изъ моря, изъ бездны и изъ пустыни, съ многими страшными головами и открытыми устами, полными смертоноснаго яда, — и которыхъ самый видъ былъ весьма ужасенъ. Всѣ они возстаютъ противъ одного Агнца, какъ говоритъ Писаніе: сіи со Агнцемъ брань сотворятъ (Апок. 17, 14). Можетъ быть, взирая на эту борьбу тѣхъ змѣй и звѣрей съ Агнцемъ, кто-нибудь подумаетъ, что одинъ даже изъ слабѣйшихъ звѣрей тотчасъ возьметъ и растерзаетъ Агнца, такъ что большимъ звѣрямъ не съ кѣмъ будетъ уже и бороться. Но посмотри на силу Агнца: Онъ такъ крѣпко вооружился противъ нихъ, что вся та сила звѣриная внезапно, по Его дѣйствію, падаетъ и уходитъ въ землю, какъ написано: Агнецъ побѣдитъ я, яко Господь господемъ есть, и Царь царемъ (Апок. 17, 14). О, воистинну это — великая сила Агнца! Сей Агнецъ знаменуетъ Сына Божія; а змѣи и звѣри означаютъ бѣсовъ и ихъ слугъ. Здѣсь вещь, достойная размышленія: почему ангелъ, показавъ подъ этими образами борьбу Сына Божія съ Его врагами, не назвалъ Его настоящимъ Его именемъ, принесеннымъ съ неба, во время благовѣщенія Пречистой Дѣвѣ и даннымъ при обрѣзаніи? Почему не сказалъ: «сіи съ Іисусомъ Христомъ будутъ вести борьбу», а сказалъ: «сіи съ Агнцемъ будутъ вести борьбу?» Воистинну потому, что Онъ уже въ Рождествѣ Своемъ, не ожидая нареченія Себѣ имени, низлагаетъ враговъ Своихъ. Еще какъ агнецъ покоится Онъ на сѣнѣ, а уже ломаетъ мысленныхъ змѣй и звѣрей, какъ тростникъ, сокрушаетъ ихъ, какъ глиняные сосуды. Хорошо пишется въ пророчествѣ: нарцы имя Ему: «скоро плѣни, нагло расхити», зане прежде неже разумѣти Отрочати назвати отца или матерь, пріиметъ силу Дамаскову, и корысти Самарійскія (Ис. 8, 3-4) [9]. Не ждетъ Сей новорожденный Агнецъ того времени, когда Онъ станетъ львомъ, и сказано будетъ о Немъ: се побѣдилъ есть левъ отъ колѣна Іудова (Апок. 5, 5). Не выжидаетъ Сей Младенецъ того времени, когда Онъ возрастетъ силою, какъ исполинъ. Не ждетъ Сіе Дитя того времени, когда юные члены Его получатъ силу какъ у Сампсона [10]. Но, прежде чѣмъ начинаетъ Оно сосать сосцы Матери Своей, побѣждаетъ Оно враговъ Своихъ. Прежде чѣмъ возможетъ Оно произносить устами имя Свое или имя Своей Пречистой Матери, истребляетъ изъ книги жизни имена недостойныхъ. Прежде чѣмъ Сей Младенецъ начнетъ пріобрѣтать, по мѣрѣ возрастанія Своего, мужескую силу, Онъ низлагаетъ съ престоловъ сильныхъ: Агнецъ побѣдитъ я, яко Господь господемъ есть, и Царь царемъ. Такова крѣпость нашего Агнца, такова непобѣдимая сила Божественнаго Младенца, съ которою Онъ раждается!

Раждается же Онъ вмѣстѣ и съ разумомъ, ибо Тотъ, Кто имѣетъ въ младенчествѣ Своемъ крѣпость и силу, Тотъ имѣетъ вмѣстѣ и разумъ. Велій Господь нашъ, и велія крѣпость Его, и разума Его нѣсть числа (Псал. 146, 5). Есть-ли какой младенецъ, къ которому прилично было бы приложить слѣдующія слова: паче старецъ разумѣхъ (Псал. 118, 100)? Только къ Божественному Младенцу приложимы сіи слова. Обыкновенные младенцы при своемъ рожденіи ничего не понимаютъ до времени своего возрастанія, да и при возрастаніи имъ нужно бываетъ ученіе, для того, чтобы они могли понимать. Сей же Божественный Младенецъ, какъ и до Рождества Своего былъ самою Премудростію, такъ и въ Рождествѣ Своемъ есть глубина премудрости и разума Божія (Рим. 11, 33). По младенчеству Онъ подчиненъ условіямъ времени, а премудростію Онъ предвѣченъ. Раждается намъ и Младенецъ, и Ветхій Деньми [11], Дитя, и (вмѣстѣ) Отецъ, какъ о томъ говоритъ нынѣ въ Рождество Его Исаія пророкъ: Отецъ будущаго вѣка (Ис. 9, 6). Сіе наименованіе «Отецъ» приличествуетъ не дѣтямъ, но мужамъ, и никто еще не называлъ когда-нибудь младенца, питающагося млекомъ матери, отцомъ. Тѣмъ не менѣе пророкъ, не обинуясь, называетъ родившагося Христа отцомъ. Почему же? Чтобы показать, что въ томъ обόженномъ Младенцѣ тотъ же разумъ, та же премудростъ, какъ и въ Отцѣ ветходневномъ. Какъ какой-нибудь премудрѣйшій отецъ по отношенію къ своимъ дѣтямъ, такъ и Сей Небесный Младенецъ, родившійся отъ Пречистой Богородицы, поступаетъ съ нами. И вотъ по какому знаменію удостовѣряемся мы въ томъ, что для насъ родился нынѣ Спаситель: поелику Онъ въ младенчествѣ Своемъ является для насъ отцомъ. Какимъ же образомъ бываетъ Онъ для насъ отцомъ? Послушаемъ, какъ это бываетъ: раждаясь Самъ, Онъ въ то же время и насъ возраждаетъ отъ смерти къ жизни не иначе, какъ евангельскій отецъ блуднаго сына, бывшаго ранѣе мертвымъ и потомъ ожившаго. Тотъ отецъ, чтобы возродить мертваго сына своего къ жизни, палъ на шею ему и облобызалъ его. Это отеческое лобзаніе было знакомъ для сына, что прощены его грѣхи, которые были причиною его духовной смерти, ибо чрезъ грѣхъ приходитъ смерть; а послѣ того, какъ грѣхи, эти причины смерти, были отъяты отъ грѣшника чрезъ прощеніе, тотчасъ же мертвый ожилъ. Ибо подобно тому, какъ по прошествіи ночи бываетъ день, такъ и послѣ удаленія отъ человѣка мрачной грѣховной смерти, начинаетъ сіять благодать Божія, которая есть жизнь для души. Воистинну сіе вѣрно, что Христосъ Спаситель нашъ облобызалъ насъ въ Рождествѣ Своемъ, насъ, умершихъ грѣхами, возродилъ къ жизни благодатію Своей, и чрезъ это Онъ является для насъ премудрымъ отцомъ въ Своемъ младенчествѣ. А чтобы уразумѣть, что Христосъ Спаситель нашъ облобызалъ насъ въ Рождествѣ Своемъ, обратимъ вниманіе на то, какъ въ книгѣ Пѣснь пѣсней нѣкое боголюбивое лицо такъ пламенно выражаетъ желаніе соединенія съ Богомъ: да лобжетъ мя отъ лобзаній устъ своихъ (Пѣсн. 1, 1) [12]. Хотимъ-ли мы узнать, кто это желаетъ Божія лобзанія? Послушаемъ святаго Амвросія [13], который говоритъ, что наша природа, наша плоть, она-то и желаетъ достигнуть чрезъ воплощеніе Сына Божія Божіей любви и близости къ Богу, чтобы ей можно было зрѣть Его какъ-бы лицомъ къ лицу и лобызать Его какъ-бы устами къ устамъ лобзаніемъ святымъ. Сей учитель говоритъ объ этомъ такъ: «будемъ понимать, что (то боголюбивое лицо въ книгѣ Пѣснь пѣсней) это та плоть, которая въ лицѣ Адама была омочена ядомъ змія и согнивала отъ смрада грѣховнаго. Она, узнавши по многимъ пророчествамъ, что придетъ Богъ, Который, упразднивъ лесть зміину, изліетъ благодать Святаго Духа, — молится, говоря такъ: да лобжетъ мя отъ лобзаній устъ своихъ. И Златоустъ святый такъ говоритъ отъ лица Церкви, собранной изъ язычниковъ: «Я, Церковь изъ язычниковъ, не столько хочу, чтобы Онъ говорилъ со мною чрезъ Моисея, Исаію, Іеремію и чрезъ другихъ пророковъ, сколько хочу того, чтобы Онъ Самъ собесѣдовалъ со мною. Итакъ, пусть Самъ Онъ явится, и я буду говорить съ Нимъ устами къ устамъ. Пусть Онъ придетъ и облобызаетъ меня лобзаніемъ устъ Своихъ. Слышу я Іеремію, говорящаго о Немъ такъ: глубоко сердце (человѣка) паче всѣхъ, и человѣкъ есть, и кто познаетъ его (Іер. 17, 9)? [14] Я желаю Самого Его, чтобы Онъ явился и облобызалъ меня лобзаніемъ устъ Своихъ. Слышу я Амоса, вѣщающаго о Немъ такъ: се мужъ стояй на оградѣ адамантовѣ, и в руцѣ его адамантъ (Амос. 7, 7) [15]. Но я ищу Его Самого, чтобы Онъ пришелъ и облобызалъ меня лобзаніемъ устъ Своихъ». — Изъ этихъ словъ святыхъ учителей ясно открывается, что лобзаніе Божіе съ нашею природою есть воплощеніе Сына Божія. Ибо подобно тому, какъ въ лобзаніи уста прилагаются къ устамъ, такъ и въ воплощеніи Спасителя природа Божія приложилась къ природѣ человѣческой и соединилась съ нею. Такъ, въ Рождествѣ Своемъ, Христосъ Спаситель нашъ, какъ отецъ, облобызалъ насъ, о чемъ предрекъ Давидъ, когда сказалъ: правда и миръ облобызастася (Псал. 84, 11), въ каковомъ мѣстѣ толкователь Евѳимій (Зигабенъ) [16] подъ правдою разумѣетъ природу Божію, ибо одинъ Богъ есть праведный Судія, а подъ миромъ — человѣческую природу во Христѣ, по причинѣ присущей сей природѣ истинной кротости. О сихъ двухъ естествахъ потому говорится, что они взаимно облобызались, что они имѣютъ во Христѣ тѣсное соединеніе, согласіе и соизволеніе.

Истинно же и то, что чрезъ это лобзаніе Христосъ Спаситель нашъ возродилъ насъ въ Рождествѣ Своемъ изъ смерти грѣховной къ жизни Божественной благодати. Въ 4-й книгѣ Царствъ (гл. 4, ст. 28-30, 34-35) читается слѣдующее. Когда жена Соманитянка просила пророка Елиссея, пребывавшаго на горѣ Кармилъ, чтобы онъ, вошедши въ домъ ея, воскресилъ ея умершаго сына, то пророкъ не отправился тотчасъ самъ, а послалъ сначала слугу своего Гіезія съ своимъ жезломъ, дабы онъ положилъ этотъ жезлъ на лицо отрока; но умершій не издавалъ голоса и не внималъ Гіезію. Когда же самъ пророкъ пришелъ къ умершему, онъ приложилъ свои уста къ его устамъ и дунулъ на него, — и вотъ отрокъ открылъ глаза свои. Обрати вниманіе на то, какъ мертвому отроку дарована жизнь чрезъ приложеніе устъ пророка къ его устамъ, какъ это бываетъ при лобзаніи. Поистинѣ тамъ было лобзаніе, когда уста прилагались къ устамъ отрока и чрезъ лобзаніе сихъ устъ воскресъ мертвый. Это было прообразованіемъ Христова воплощенія. Смерть, вошедши черезъ грѣхъ въ міръ, похитила перваго отрока Адама, едва начавшаго жить. Женщина, природа человѣческая, съ умиленіемъ взываетъ къ Богу: Господи, преклони небеса, и сниди (Псал. 143, 5): просвѣти лице Твое и спасемся (Псал. 79, 4). Господь Богъ не тотчасъ Самъ приходитъ, но, подобно тому, какъ Елиссей послалъ слугу своего, такъ и Господь посылаетъ сначала рабовъ Своихъ — пророковъ съ жезломъ закона, чтобы они возлагали этотъ жезлъ на отрока, на родъ Адамовъ; но сей отрокъ еще не ожилъ, люди еще пребывали во тьмѣ и сѣни смертнѣй (ср. Лук. 1, 79). Когда же Самъ Господь пришелъ въ воплощеніи Своемъ и, какъ сказано, приложилъ устнѣ Божества Своего къ устамъ человѣчества, и облобызалъ насъ лобзаніемъ устъ Своихъ, то отрокъ тотчасъ возсталъ, мертвый воскресъ, Адамъ воззвася, Ева свободися, и мы ожихомъ [17], — отъ смерти возродились мы къ жизни въ Рождествѣ Христовомъ. Это подобно такой старинной повѣсти. Одинъ добрый другъ, видя, что любимый его другъ раненъ ядоноснымъ мечемъ врага, прилежно заботится о томъ, какъ-бы исцѣлить его отъ смертной раны. Но вотъ врачи говорятъ ему, что та рана неисцѣльна, ибо мечъ, напоенный ядомъ, не только уязвилъ плоть и произвелъ большую рану, но тѣмъ же ядомъ повредилъ все тѣло, такъ-что смерть во всякомъ случаѣ ожидаетъ друга его, развѣ только кто-нибудь искупитъ его своимъ здоровьемъ такимъ способомъ: пусть приложитъ свои уста къ его ранѣ и высосетъ изъ нея тотъ ядъ; «тогда бы другъ твой», говорятъ врачи, «легко получилъ исцѣленіе, но за то высосавшій ядъ во всякомъ случаѣ умеръ бы». Услышавъ это, истинный друголюбецъ, не смотря на то, что и собственная его жизнь была ему не горька, тѣмъ не менѣе, любя своего друга больше, чѣмъ самого себя и предпочитая его здоровье своей собственной жизни, — уврачевалъ друга тѣмъ, выше указаннымъ, образомъ, — чрезъ приложеніе своихъ устъ къ его ранѣ высосалъ ядъ, и своею смертію даровалъ пріятелю своему здоровье. Подобно сему и Господь Богъ нашъ сдѣлалъ съ нами, уязвленными ядоноснымъ мечемъ грѣха адскаго воителя. Никто не могъ насъ исцѣлить отъ раны и избавить отъ смерти безъ того, чтобы сначала не отнять отъ насъ смертный вредъ. Не обрѣталось столь совершеннаго врача, доколѣ Самъ Онъ Вышній, Сѣдящій на Херувимахъ, совершенный Врачъ и Творецъ душъ и тѣлесъ, приложилъ уста Свои, т. е. Сына Своего; ибо какъ Духъ Святый называется въ Писаніи Отчимъ перстомъ: о перстѣ Божіи, говоритъ Господь, изгоню бѣсы (Лук. 11, 20), — такъ Богъ Сынъ именуется Отчими устнами, какъ написано: духомъ устъ Его вся сила ихъ (Псал. 32, 6). Итакъ, говорю, Господь Богъ приложилъ уста Свои, т. е. Своего возлюбленнаго Сына, изъ любви къ роду человѣческому, къ ранѣ естества нашего: тако возлюби Богъ міръ, яко и Сына Своего Единороднаго далъ есть (Іоан. 3, 16). Какія же уста разумѣю я? Богъ Сынъ, соединившись съ уязвленнымъ естествомъ нашимъ, взялъ на Себя тотъ грѣховный ядъ: взявшій грѣхи міра, Онъ грѣхи наши понесъ и исцѣлилъ насъ, положивши за насъ Свое здравіе. Чрезъ это Онъ возродилъ насъ къ благодатной жизни чрезъ Свое лобзаніе, т. е. чрезъ воплощеніе, и, такимъ образомъ, въ Своемъ младенчествѣ показалъ Себя, какъ нашъ Спаситель, премудрый Отецъ нашъ, искусный Врачъ и прелюбезный Другъ. Посмотри же на младенчество Христово, какъ Христосъ раждается: и съ непобѣдимою силою, и съ непостижимою премудростію. И справедливо ангелъ указываетъ пастырямъ, какъ на знаменіе пришествія въ міръ Спасителя, Младенца, — Младенца же необычайнаго и не подобнаго по Своему рожденію другимъ младенцамъ: Младенца крѣпкаго и разумнаго, Дитя сильное и премудрое. Вотъ вамъ знаменіе: найдете Младенца, и Младенца повитаго, ибо и пелены Младенца Того полны таинствъ. Св. Амвросій говоритъ: «Христосъ повивается пеленами, чтобы ты разрѣшился отъ смертныхъ рубищъ. Въ томъ и заключается таинство пеленъ Христовыхъ, чтобы мы совлеклись грубыхъ рубищъ тлѣнія, въ которыя облекла насъ смерть». Вникнемъ внимательно въ слова Амвросіевы. Почему не сказалъ онъ «одного рубища», но «рубищъ ты разрѣшился?» Полагаю, что онъ разумѣетъ здѣсь Адамовы рубища, ибо Адамъ, послѣ своего грѣхопаденія, имѣлъ два рубища: лиственное и кожаное. Лиственное — въ раю, которое Адамъ и Ева сами себѣ сдѣлали: сшиста листвіе смоковное, и сотвориста себѣ препоясанія (Быт. 3, 7). А кожаное рубище — внѣ рая, когда Богъ сдѣлалъ Адаму и женѣ его ризы кожаны и облекъ ихъ въ эти ризы (Быт. 3, 21). Оба эти рубища были смертны, ибо и тѣ листья были отъ дерева, привнесшаго человѣку смерть; поелику нѣкоторые изъ учителей Церкви полагаютъ, что то дерево, отъ котораго запрещено было Адаму вкушать плоды, была смоковница. И кожа была отъ звѣря убитаго. Лиственное рубище означало Адамово преслушаніе, чрезъ которое онъ отпалъ отъ Бога, какъ листъ отъ дерева; а кожаное было знаменіемъ плотолюбія или безсловесной похоти. Христосъ же, новый Адамъ, повитъ былъ пеленами, чтобы разрѣшить человѣка отъ того и другаго рубища, именно: отъ преслушанія и отъ безсловесныхъ вожделѣній; ибо Его святыя пелены таинственно изображаютъ собою и послушаніе, и чистоту, — изображаютъ послушаніе, какъ изъясняетъ вышеупомянутый учитель Церкви, святый Амвросій.

— «Посмотри на таинство, — говоритъ онъ, — изъ дѣвической утробы вышелъ и рабъ и (вмѣстѣ) Господь: рабъ, чтобы работать, ибо кто препоясуется пеленами, тотъ препоясуется для услуженія; Господь же — чтобы владычествовать. Хорошо то служеніе, которое пріобрѣло Ему имя, которое выше всякаго имени, ибо что для иныхъ является безчестіемъ, то для Христа есть слава». Обратимъ вниманіе на эти слова. Кто препоясуется пеленами, тотъ препоясуется для услуженія. Итакъ, въ пеленахъ выражено послушаніе Христово, поелику дѣлающій и служащій есть послушникъ. А послушнику прилично себя препоясывать, согласно повелѣнію нѣкоего господина въ Евангеліи: уготовай, что вечеряю, и, препоясався, служи ми (Лук. 17, 8). И Господь нашъ взялъ на Себя чинъ послушника, ибо говоритъ о Себѣ: не пріидохъ, да послужатъ Ми, но да послужу имъ (Матѳ. 20, 28; Марк. 10, 45); препоясуется Онъ пеленами, чтобы послужить намъ, согласно слову Евангельскому: аминь глаголю вамъ, яко препояшется и посадитъ ихъ, и, минувъ, послужитъ имъ (Лук. 12, 37). А тѣмъ Своимъ послушничьимъ служеніемъ исцѣляетъ Онъ непослушаніе Адамово. Ветхій Адамъ былъ непослушенъ, а новый — послушливъ даже до смерти (Флп. 2, 8). Такимъ образомъ пеленами Христова послушанія разрѣшается рубище Адамова непослушанія. А что касается чистоты, то мы и ее увидимъ таинственно изображенною въ пеленахъ Господнихъ, если поразмыслимъ, почему ветхій Адамъ былъ покрытъ кожаною одеждою, а новый Адамъ льняными (какъ это достовѣрно извѣстно) пеленами, еще прежде Пречистою Богородицею для того приготовленными. Часто такъ случается среди людей, что внѣшняя одежда соотвѣтствуетъ внутренней мысли и нраву человѣка, такъ-что чрезъ внѣшнее одѣяніе явно обнаруживается внутренній сердца человѣкъ (2 Кор. 4, 16). Гордый Иродъ [18] въ названный въ книгѣ Дѣяній Апостольскихъ день облекся въ одежду царскую, и эта одежда развѣ не соотвѣтствовала его внутреннему высокоумію? Поистинѣ соотвѣтствовала, какъ о томъ говоритъ Писаніе: сѣдъ на судище (предъ народомъ съ гордостію) глаголаше къ нимъ (Дѣян. 12, 21). Черезъ гордое совнѣ одѣяніе явно обнаруживалась внутренняя гордость. Смиренная и богобоязненная царица Есѳирь [19] нѣкогда въ нужное для сего время одѣлась также въ принадлежности царскаго достоинства, но не отъ гордости, а по случаю опасности, угрожавшей еврейскому народу; по прошествіи же трехъ дней, когда она кончила молиться, сняла она съ себя одежды скорбныя и одѣлась въ свои праздничныя одѣянія (Есѳ. гл. 4-5). Это послѣднія одежды ея не соотвѣтствовали ли ея свѣтлой душѣ и ея доброму и чистому намѣренію? Конечно, соотвѣтствовали, какъ говоритъ Писаніе: и бысть доброзрачна, призывающи всевидца Бога и Спасителя (Есѳ. 5, 1), такъ-что внѣшняя ея красота соотвѣтствовала ея внутренней, душевной красотѣ. Вспомнимъ и Адама. Когда онъ въ раю согрѣшилъ, то сдѣлался изъ человѣка какъ-бы дикимъ звѣремъ: звѣремъ, ибо онъ похитилъ запрещенный плодъ; дикимъ же потому, что онъ тогда началъ бѣгать и укрываться, какъ звѣрь въ пустынѣ. Такому его звѣриному расположенію должна была соотвѣтствовать и звѣриная, кожаная одежда, чтобы внутренній нравъ и внѣшняя одежда соотвѣтствовали другъ другу. Такъ же понимаетъ это св. Григорій Нисскій (въ жизни Моисея), который такъ говоритъ о семъ: «пусть употребляютъ кожи звѣриныя тѣ, которыя внутри, звѣринымъ своимъ нравомъ, обезобразили душу». Пойми, почему ветхій Адамъ былъ въ рубищѣ, и почему новый Адамъ, Христосъ, повивается льняными пеленами. Ленъ, по свидѣтельству Григорія и Исидора [20], является въ Св. Писаніи образомъ чистоты, — почему въ Ветхомъ Завѣтѣ и священническія одежды были сдѣланы изъ льна, въ знакъ непорочнаго и чистаго служенія священниковъ. Съ этимъ согласенъ и блаж. Іеронимъ, который, въ посланіи къ Фабіолѣ [21], говоритъ такъ: «когда мы, приготовляясь къ облеченію себя во Христа, отлагаемъ кожаныя одежды, тогда надѣваемъ на себя одежду льняную, не имѣющую въ себѣ никакой скверны, но во всемъ чистую». Льняная одежда назначена какъ знакъ чистоты, но, о, какъ чистъ Христосъ Спаситель нашъ! Неповиненъ рукама и чистъ сердцемъ, грѣха не сотвори, и лесть не обрѣтеся во устѣхъ его (Псал. 23, 4; 31, 2). Онъ такъ чистъ, что самыя чистыя и свѣтлыя звѣзды угасаютъ предъ Его чистотою, согласно Писанію: звѣзды нечисты суть предъ нимъ (Іов. 25, 5). А такому пречистому Младенцу, отъ Пречистой Дѣвы рожденному, не кожаная, звѣриная одежда была прилична, но чистый ленъ и бѣлыя пелены; для того, чтобы было взаимное соотвѣтствіе между чистотой внутренней и внѣшней. Но здѣсь еще не конецъ значенію пеленъ. Почему Адамъ одѣвается въ звѣриную кожу, а Христосъ въ льняныя пелены? Кожа имѣетъ такое тѣсное соединеніе съ тѣломъ, какъ ничто другое. И потому кожа такъ крѣпко облекаетъ тѣло, что можно только съ большимъ усиліемъ отодрать ее отъ тѣла, а ленъ не знаетъ никакой плоти; онъ самъ собою существуетъ и не имѣетъ такого соединенія съ плотію. Вотъ въ этомъ-то и заключается послѣднее основаніе для того, почему Адамъ облеченъ былъ въ кожи, а Христосъ въ ленъ. Плотяненъ былъ Адамъ: онъ до того любилъ плоть отъ плоти своей, что не хотѣлъ ея оставить даже и въ злѣйшемъ случаѣ, — въ прогнѣваніи Бога, — но вмѣстѣ съ нею, кожа съ плотію, прогнѣвалъ своего Создателя; поэтому Господь и облекъ его въ плотское, кожаное рубище, какъ плотская мудрствующаго (Рим. 8, 5). А Христосъ, хотя и явился носящимъ плоть, но былъ все-таки превыше всякой плоти, будучи Самъ Источникомъ чистоты. Посему Онъ и повитъ былъ льняными пеленами, не имѣющими никакого соединенія съ плотію, и чрезъ это разрѣшилъ кожаное рубище плотолюбія и безсловесной похоти. Посмотри на таинство пеленъ Христовыхъ: эти пелены суть пластыри на наши грѣховныя язвы; онѣ отираютъ слезы отъ очей нашихъ, онѣ неразлучно связываютъ насъ для ближайшаго соединенія съ Богомъ и въ совершенную къ Нему любовь. Еще и ясли, въ которыхъ возлежалъ повитый Младенецъ, не лишены таинственнаго значенія. Послушаемъ, что говоритъ о семъ блаженный Ѳеодоритъ [22]: «посмотри, — говоритъ онъ, — на убогое пребываніе Того, Кто обогащаетъ небо; посмотри на ясли Сѣдящаго на Херувимахъ; посмотри на Его земную нищету, размышляя о Его небесномъ богатствѣ. Обнищалъ Богъ, богатый въ милости, чтобы мы обогатились Его нищетою, и для того положенъ былъ въ ясли Царь Небесный, дабы мы научились Его самовольной нищетѣ и смиренію». А святый Кипріанъ говоритъ: «Для того полагается Онъ въ ясли, чтобы мы, измѣнивши скотское житіе, питались не сѣномъ (грѣховныхъ сластей), но небеснымъ хлѣбомъ». И еще говоритъ Ѳеодоритъ: «Въ ясляхъ полагается Слово Божіе, чтобы и словесные, и безсловесные (т. е. праведные и грѣшные) свободно и невозбранно причащались спасительной пищи».

Таково таинство яслей Господнихъ, и таково очевидное знаменіе пришествія въ міръ Спасителя, указанное ангеломъ пастырямъ: Младенецъ повитъ, лежащь въ яслехъ. И поистинѣ это великое знаменіе, ибо оно полно великихъ таинствъ, какъ мы уже слышали.

Итакъ, да будетъ родившемуся насъ ради Божественному Тому Младенцу честь, благодареніе и поклоненіе отъ всей твари, и родившей Его Пречистой и Преблагословенной Дѣвѣ Маріи слава и похвала отъ всѣхъ родовъ во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Сивиллы — были прорицательницы у язычниковъ. Нѣкоторымъ изъ нихъ, напр. сивиллѣ кумейской, сивиллѣ эритрейской и др., древними христіанскими писателями приписывались предсказанія и о Спасителѣ, и вообще о временахъ Новаго Завѣта.
[2] Буквально это мѣсто изъ псалма 18-го, ст. 6 относится къ солнцу, которое Псалмопѣвецъ сравниваетъ съ женихомъ и исполиномъ, выходящимъ изъ своего чертога. Святитель Димитрій видитъ здѣсь пророчеекое указаніе на явленіе въ міръ Мессіи-Христа.
[3] Периклъ — извѣстный государственный мужъ древнихъ Аѳинъ, жившій въ V вѣкѣ до Р. X.
[4] Т. е. знаменитый Александръ Македонскій, славный завоеватель почти всего востока, жившій въ IV вѣкѣ до Р. X.
[5] Юпитеръ или Зевсъ главное божество древнихъ грековъ и римлянъ (Юпитеръ — римское его наименованіе; Зевсъ или Зевесъ — греческое).
[6] Мидъ или Мидасъ — полумиѳическій Фригійскій царь, о которомъ сохранилось много легендарныхъ разсказовъ.
[7] Блаженный Августинъ, епископъ г. Иппона, въ сѣв. Африкѣ, знаменитый отецъ Западной Церкви, оставившій много сочиненій по догматическимъ вопросамъ, а также и немало толкованій разныхъ книгъ и отдѣльныхъ мѣстъ Св. Писанія. Скончался въ 430 году.
[8] Акаѳистъ Пресвятѣй Богородицѣ, икосъ 4-й.
[9] Это мѣсто взято изъ пророческой книги Исаіи и по-русски читается такъ: «и нарекли ему имя: магер-шелал-хашъ-базъ; ибо прежде, нежели дитя будетъ умѣть выговорить: отецъ мой, мать моя, — богатства Дамаска и добычи Самарійскія понесутъ предъ царемъ Ассирійскимъ». — Здѣсь излагается повелѣніе, данное Господомъ пророку Исаіи, чтобы онъ далъ своему сыну имя, которое съ еврейскаго языка означаетъ: «спѣшитъ грабежъ, ускоряетъ добыча». Такое имя должно было послужить для современниковъ пророка знаменіемъ скорой побѣды іудейскаго народа надъ сирійскимъ и израильскимъ царствомъ. Нѣкоторые толкователи видятъ въ этомъ таинственномъ нареченіи имени сыну пророка какъ-бы прообразъ славы и могущества Мессіи. Въ этомъ смыслѣ его и приводитъ въ данномъ мѣстѣ святитель Димитрій.
[10] Сампсонъ, одинъ изъ Судей Израильскихъ, извѣстный своею необычайною силою. Исторія Сампсона изложена въ книгѣ Судей, въ гл. 13, 14, 15 и 16.
[11] Подъ образомъ ветхаго денми, т. е. глубокаго старца видѣлъ Бога пророкъ Даніилъ (Дан. 7, 9-13). Старость была символомъ вѣчности Божіей. Въ данномъ мѣстѣ святитель Димитрій, именуя Богомладенца ветхимъ денми, хочетъ указать на Его предвѣчное существованіе, какъ Бога.
[12] Приведенный текстъ взятъ изъ книги Пѣснь пѣсней, въ которой невѣста, пламенно желающая получить лобзаніе жениха своего, изображаетъ родъ человѣческій, пламенно желающій скорѣе узрѣть Спасителя и получить отъ Него спасеніе.
[13] Св. Амвросій, епископъ Медіоланскій, который имѣлъ, можно сказать, такое же значеніе для западной половины Вселенской Церкви, какое св. Василій Великій для восточной; потому что и св. Амвросій, подобно св. Василію, особенно прославился какъ ревностный поборникъ и защитникъ православія противъ аріанства. Много онъ оставилъ и писаній, въ которыхъ частію объясняетъ слово Божіе, частію излагаетъ ученіе вѣры, частію поучаетъ христіанскимъ добродѣтелямъ. — Скончался св. Амвросій въ 397 году. Память его 7 декабря.
[14] Здѣсь указанное пророчество Іереміи берется какъ изображеніе непостижимости воплощенія Сына Божія.
[15] Въ пророчествѣ Амоса, приведенномъ здѣсь, св. отецъ видитъ предсказаніе о Божественномъ могуществѣ Мессіи.
[16] Евѳимій Зигабенъ (или Зигаденъ), константинопольскій инокъ первой половины XII вѣка, извѣстный догматистъ и истолкователь Св. Писанія. Въ своихъ толкованіяхъ онъ не самостоятельный писатель, но только собиратель прежнихъ святоотеческихъ толкованій.
[17] Воскресный Богородиченъ предъ великимъ славословіемъ.
[18] Т. е. Иродъ Агриппа, который получилъ отъ римскаго императора Калигулы въ управленіе Іудею. Онъ для того, чтобы понравиться іудеямъ, воздвигъ гоненіе на христіанъ и казнилъ св. ап. Іакова Зеведеева, а ап. Петра заключилъ въ темницу, откуда св. Апостолъ былъ чудесно избавленъ Ангеломъ. Смерть Ирода Агриппы произошла вскорѣ послѣ того, какъ онъ явился въ Кесаріи всенародно, на площади, въ царской одеждѣ, и когда льстецы стали называть его богомъ (См. Дѣян. 12, 21-23).
[19] Есѳирь, благочестивая іудеянка, сдѣлавшаяся супругою царя персидскаго Ассуира (вѣроятно, Артаксеркса Лонгимана) и спасшая свой народъ отъ избіенія, которое задумалъ противъ этого народа злой вельможа Аманъ. Это описано въ книгѣ Есѳирь.
[20] Преподобный Исидоръ Пелусіотъ, подвижникъ египетскій V вѣка, авторъ 200 писемъ, въ которыхъ объясняетъ многія мѣста Св. Писанія. Память его 4 февраля.
[21] Фабіола, знатная римлянка, ученица блаж. Іеронима, съ которою онъ велъ переписку.
[22] Блаженный Ѳеодоритъ, епископъ Киррскій въ Сиріи, извѣстный особенно своими толкованіями на Св. Писаніе. Онъ жилъ въ V вѣкѣ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 690-704.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0