Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День двадцатый.

Житіе святаго Даніила, архіепископа Сербскаго [1].

Родители сначала очень горевали, но когда узнали, гдѣ находится сынъ и какъ успѣваетъ, то примирились и во всемъ положились на волю Божію.

Между тѣмъ у юноши стало развиваться стремленіе къ цѣломудрію, чистотѣ, посту, бдѣнію и молитвѣ, къ такимъ добродѣтелямъ, каковыми отличаются мужи крѣпкіе, его стала занимать жизнь подвижническая. Онъ искалъ встрѣчи съ иноками, воздавалъ имъ должную честь и вступалъ въ бесѣды объ иноческой жизни, такъ что вскорѣ у него самого возгорѣлось желаніе стать инокомъ, и онъ молилъ Бога о сподобленіи его иноческаго чина. Уже въ это время, много слыша о чудесахъ во святомъ градѣ Іерусалимѣ и на святой горѣ Аѳонской, онъ горѣлъ желаніемъ посѣтить сіи святыя мѣста. Но для сего не наступило еще время.

Когда Даніилъ достигъ зрѣлаго возраста, сербскій краль Стефанъ Урошъ Милутинъ, слыша о его достойныхъ качествахъ, призвалъ его къ своему двору, полюбилъ и приблизилъ къ себѣ. Несмотря однако на свое знатное происхожденіе и близость къ государю, Даніилъ не возгордился, но и при дворѣ держалъ себя смиренно и ни на минуту не оставлялъ мысли объ иноческой жизни.

Благочестивый краль Милутинъ нерѣдко совершалъ богомольныя путешествія по своей землѣ, посѣщая церкви и монастыри, покланяясь святынямъ и раздавая богатую милостыню. Въ одно изъ такихъ путешествій въ свитѣ краля находился и Даніилъ. Во время остановки въ монастырѣ Святыя Троицы въ Сопочанахъ [6], Даніилъ, всегда любившій бесѣду съ иноками, встрѣтилъ одного такого инока, который вполнѣ отвѣчалъ его желаніямъ. Онъ нашелъ въ этомъ инокѣ хорошаго себѣ совѣтника и помощника, согласившагося пособить молодому вельможѣ принять иноческое постриженіе.

Когда краль Милутинъ и свита окончили богомолье въ Сопочѣ, когда всѣ отдались послѣ трудовъ отдыху, благочестивый юноша, при помощи названнаго инока, тайно, ночью, удалился изъ монастыря. Новый его руководитель привелъ его въ Кончульскій монастырь святаго Николая на рѣкѣ Ибрѣ; игуменомъ сего монастыря, Никодимомъ, бѣглецъ отъ царскаго двора и постриженъ былъ въ иноческій чинъ съ именемъ Даніила.

Давно жаждавшій иночества, Даніилъ, сподобившись принять оное, съ великою ревностію сталъ выполнять иноческіе обѣты: ревностно посѣщая съ другими вмѣстѣ церковныя службы и въ теченіе дня неся всѣ монастырскіе труды, Даніилъ ночью наединѣ предавался бдѣнію, богомыслію и непрестанной молитвѣ. Молитва, слезы умиленія и покаянія, постъ и другіе подвиги скоро сдѣлали его образцомъ для другихъ иноковъ. Слава его подвиговъ распространилась и за предѣлы монастыря. Скоро онъ сталъ извѣстенъ тогдашнему Сербскому архіепископу Евстаѳію II [7], который захотѣлъ вызвать Даніила къ себѣ, нуждаясь въ просвѣщенныхъ и благочестивыхъ духовныхъ лицахъ. Не разъ Евстаѳій звалъ къ себѣ Даніила; но, привыкши къ монастырской жизни, которой давно желалъ, вельможный инокъ не хотѣлъ разстаться съ мѣстомъ своего постриженія, такъ что архіепископъ вынужденъ былъ обратиться къ кралю Милутину, чтобы самъ государь приказалъ монаху явиться къ архіепископу.

Принятый благосклонно Евстаѳіемъ, Даніилъ вскорѣ посвященъ былъ имъ въ іеромонахи и удержанъ архіепископомъ при его дворѣ, который находился въ монастырѣ Жичѣ [8].

Находясь и при архіепископѣ, Даніилъ продолжалъ подвижническую жизнь, ни въ чемъ не нарушая монашескаго обѣта. Но вмѣстѣ съ тѣмъ Даніилъ исполнялъ разныя порученія архіепископа и служилъ по дѣламъ управленія церковію. Даніилъ отличался красотою лица и прекраснымъ голосомъ и имѣлъ «даръ отъ Господа вѣщати смысленно и разумно предъ царями», по пророку Исаіи.

Издавна Даніилъ желалъ видѣть святую Аѳонскую гору. Еще первый сербскій государь, святый Стефанъ Неманя, отецъ перваго сербскаго архіепископа св. Саввы, основалъ на Аѳонѣ сербскій Хиландарскій монастырь, въ которомъ и подвизался Стефанъ въ иночествѣ Симеонъ Неманя, равно какъ и сынъ его святый Савва. Хиландарскій монастырь на Аѳонѣ сталъ поэтому навсегда самой драгоцѣнной святыней для сербовъ. Краль Милутинъ возобновилъ его; вмѣсто древней небольшой обители онъ создалъ дивный монастырь, который находился невдалекѣ отъ морского берега. По просьбѣ тогдашняго игумена Киріака, Милутинъ для защиты монастыря на самомъ берегу моря построилъ пиргъ, или укрѣпленную башню, съ церковію Спаса, для защиты монастыря отъ морскихъ разбойниковъ.

Упомянутый игуменъ Киріакъ вскорѣ умеръ. Архіепископъ Евстаѳій и краль Милутинъ, заботясь объ избраніи достойнаго преемника, для совѣта созвали духовный соборъ, который единодушно остановился на іеромонахѣ Даніилѣ. И вотъ давно жаждавшій видѣть святую Аѳонскую гору Даніилъ назначается прямо игуменомъ знаменитаго уже и тогда и особенно важнаго для сербовъ Хиландарскаго монастыря.

Время, въ которое угодно было Богу возвести Даніила на игуменство въ Хиландарѣ, было трудное и тяжелое не только для святой горы Аѳонской, но и для всего царства греческаго. Въ то время двигались уже Турки-Османы на Царьградъ; не только тѣснили въ Азіи, но пытались проникнуть черезъ море и въ Европу. Цари греческіе употребляли всѣ мѣры для защиты христіанъ отъ невѣрныхъ. Кромѣ своихъ силъ, они всячески старались отыскать и постороннюю помощь. Такъ и сербскій краль Милутинъ помогалъ царю греческому Андронику Старшему противъ турокъ въ Азіи. Потомъ царь греческій вынужденъ былъ прибѣгнуть къ наемнымъ войскамъ, къ испанскимъ каталонцамъ. Эти сборныя изъ разныхъ народностей наемныя войска не сдержали договора, скоро вошли въ связь съ турками, и изъ помощниковъ и защитниковъ скоро обратились въ лютыхъ враговъ православнаго христіанскаго царства. Они грабили, разоряли и жгли жилища по всему Балканскому полуострову. По берегамъ греческихъ морей свирѣпствовали морскіе разбойники, особенно венеціанскіе. Какъ сухопутные враги — каталонцы, такъ и морскіе — преимущественно венеціанцы, не оставили въ покоѣ и святую гору Аѳонъ. Преувеличенные слухи о богатствахъ Аѳонскихъ мопастырей привлекали хищниковъ, которые, не давая никакой пощады населенію, не разбирая ни званія, ни возраста, плѣняли, убивали и грабили.

Отъ этихъ разбойниковъ, хотя и христіанъ, но латинянъ, не избавилась и сербская Аѳонская Хиландарская лавра.

Въ такое то тяжелое время святый Даніилъ былъ назначенъ на игуменство въ Хиландарѣ.

Краль Милутинъ и архіепископъ Евстаѳій отпустили Даніила съ богатыми дарами для святой Хиландарской лавры. Давно жаждавшій подвизаться на Аѳонѣ святый Даніилъ съ радостью сталъ осуществлять свои давнія надежды. Онъ всею душею предался иноческимъ подвигамъ, твердо поборая всѣ искушенія, которыя многоразлично металъ на пути его спасенія врагъ діаволъ. Примѣръ игумена и его краснорѣчивыя наставленія и поученія поддерживали и распространяли въ монастырѣ благочестіе, единомысліе, порядокъ и взаимную любовь.

Но сверхъ духовныхъ подвиговъ, игумену Даніилу пришлось совершать и подвиги внѣшней борьбы, защиты обители отъ упомянутыхъ разбойниковъ, которые опустошили и разорили всю святую гору. Въ крѣпкій и благоустроенный Хиландарскій монастырь сбѣжались многіе монахи и простые окрестные жители, женщины и дѣти, ища здѣсь крова и пропитанія.

Всѣ монастырскіе запасы отданы были на пропитаніе бѣдствовавшаго населенія, но и они истощились. Всюду кругомъ распространялся голодъ. Люди и даже скотъ въ опустошевной странѣ гибли отъ голода. Въ виду невыносимаго бѣдствія самые монахи Хиландарскаго монастыря стали разбѣгаться, ища спасенія, но и они попадали въ рабство ко врагамъ или умирали голодною смертію. Только непоколебимый въ твердости игуменъ Даніилъ не падалъ духомъ. Три съ половиной года онъ отсиживался въ укрѣпленной обители. Не разъ враги подступали къ воротамъ монастыря, ломились въ него, но безъ успѣха удалялись, обѣщая снова возвратиться. Даніилъ неутомимо защищался съ бывшими въ монастырѣ людьми и съ постоянною молитвою къ Господу Богу.

Въ виду грозившей страшной опасности, заботливый и предусмотрительный игуменъ взялъ обѣщаніе и заложниковъ отъ укрывавшихся въ монастырѣ людей въ томъ, что они будутъ защищать монастырь, рѣшилъ спасти его сокровища и помочь бѣдѣ удаленіемъ на время къ своему покровителю, сербскому кралю Милутину.

Давши значительную сумму золота оставшимся въ монастырѣ, Даніилъ вмѣстѣ съ нѣсколькими людьми изъ братіи забралъ священную утварь и драгоцѣнности, даже монастырскій скотъ, и отправился въ Сербію сквозь земли, занятыя и опустошенныя непріятелями. По милости Божіей, среди всевозможныхъ опасностей, онъ благополучно пробрался въ тогдашнюю сербскую столицу, въ городъ Скопье. Краль Милутинъ съ радостью принялъ игумена Даніила и уговаривалъ его остаться у него до тѣхъ поръ, когда минуетъ опасность. Но Даніилъ, отдавъ Милутину на сохраненіе монастырскія сокровища и скотъ, ушелъ обратно, готовый все потерпѣть, даже мученичество.

На обратномъ пути снова встрѣтились разныя опасности со стороны разбойниковъ и враговъ. Въ одномъ мѣстѣ напалъ на него одинъ владѣтель и хотѣлъ схватить его и ограбить, но бывшіе съ Даніиломъ люди одолѣли благополучно нападавшихъ, связали врага, повели съ собой и отпустили только за предѣлами его владѣній.

Возвратившись въ Хиландарскій монастырь, игуменъ Даніилъ прежде всего позаботился о томъ, чтобы на будущее время защитить и охранить обитель отъ враговъ, которые продолжали свирѣпствовать на Аѳонѣ и въ окрестныхъ земляхъ. Снабдивъ деньгами нѣсколькихъ надежныхъ людей, онъ отправилъ ихъ для закупки хлѣба въ морскихъ пристаняхъ и для найма вооруженныхъ людей для защиты монастыря. Обезпечивъ такимъ образомъ защиту монастыря, самъ Даніилъ удалился въ Аѳонскій монастырь Русикъ къ своему отцу духовному для духовной бесѣды, а вмѣстѣ и ради безопасности, такъ какъ враги искали случая захватить Хиландарскаго игумена въ свои руки. Нашлись два измѣнника въ Хиландарскомъ монастырѣ, которые пришли въ Русикъ, чтобы обманомъ выдать своего игумена врагамъ. Но предусмотрительный и прозорливый Даніилъ съумѣлъ обезоружить ихъ, хотя враги, осадивши Русикъ, пытались сожечь его и захватить Даніила. Но Богъ спасъ Даніила отъ сей опасности: враги завели между собою ссору и неожиданно ушли отъ монастыря.

Возблагодаривъ Бога за избавленіе отъ угрожавшей опасности, Даніилъ со своими духовными дѣтьми и спутниками отправился на берегъ моря въ Аѳонскій же монастырь Ксиропотамъ, который также устроенъ былъ и обезпеченъ святымъ Саввою, архіепископомъ сербскимъ. Здѣсь Даніилъ вписалъ себя и своихъ родителей въ синодикъ для поминовенія и, проведши нѣсколько дней въ молитвѣ, возвратился въ свой монастырь Хиландарскій.

Между тѣмъ внѣшніе враги, причинявшіе слишкомъ три года страшныя бѣдствія и опустошенія, постепенно стали оставлять Аѳонскую гору, и на ней понемногу сталъ водворяться покой. Въ укрощеніи и разсѣяніи сихъ враговъ помогалъ греческому царю Андронику и сербскій краль Милутинъ.

Послѣ возстановленія мира и спокойствія на Аѳонѣ, Даніилъ, такъ неутомимо и усердно защищавшій и охранявшій сербскую святыню, рѣшился, ради безмолвной и уединенной подвижнической жизни, оставить игуменство въ Хиландарѣ, передавъ его ученику своему Никодиму, и удалился въ Аѳонскій монастырь Карею. Тамъ находилась келья святаго Саввы для безмолвной и уединенной жизни по правиламъ святаго Саввы, по которымъ онъ, иночествуя здѣсь, самъ совершалъ моленія, нощныя стоянія, поклоны и псалмопѣнія. Поселившись въ сей кельѣ, Даніилъ всецѣло отдался духовнымъ подвигамъ, слава о которыхъ распространилась по всей горѣ Аѳонской, такъ что къ нему стали многіе приходитъ за духовнымъ утѣшеніемъ и наставленіями.

Въ то время, когда Даніилъ подвизался въ Карейскомъ уединеніи, на его родинѣ въ Сербіи возникла война: противъ краля Милутина возсталъ братъ его Драгутинъ, желавшій при помощи короля Венгерскаго отнять у Уроша Милутина сербскій престолъ для своего сына Урошица. Милутинъ находился въ большой опасности. Боясь вторженія враговъ, онъ собралъ свои сокровища въ Баньскомъ монастырѣ, но не имѣлъ надежнаго человѣка, которому могъ бы поручить ихъ храненіе. Тогда за смертію епископа Баньская каѳедра сиротствовала. И вотъ краль Милутинъ вспоминаетъ дѣятельнаго Даніила, бывшаго игумена Хиландарскаго, и отправляетъ къ нему въ Карею одного посла за другимъ, призывая къ себѣ. Преданный уединеннымъ подвигамъ, Даніилъ долго отказывался, но неотступныя просьбы краля заставили его согласиться, и вотъ онъ является къ кралю Милутину. Краль изъясняетъ свои тяжелыя обстоятельства и, вручая собранныя въ Баньскомъ монастырѣ сокровища, проситъ Даніила взять ихъ подъ свою охрану и предлагаетъ ему занять епископскую Баньскую каѳедру. Даніилу очень не хотѣлось разставаться съ уединенной жизнью на Святой горѣ, но краль Милутинъ наконецъ убѣдилъ его согласиться на помянутое предложеніе, обѣщая снова отпустить его на Святую гору, когда окончится благополучно война.

Когда краль Милутинъ благополучно вышелъ изъ затрудненій вслѣдствіе возстанія брата Драгутина, Даніилъ сталъ опять проситься на Святую гору, и какъ ни уговаривалъ краль остаться въ Сербіи, онъ все-таки опять удалился въ любимый Хиландаръ, гдѣ, поселившись въ помянутомъ прежде пиргѣ, или башнѣ, снова предается подвигамъ уединенія. Какъ всегда, такъ особенно теперь, онъ предается чтенію и изученію книгъ Божественнаго Писанія. Святаго Даніила давно влекло желаніе посѣтить святый градъ Іерусалимъ и поклониться христіанскимъ святынямъ. И вотъ теперь онъ полагалъ, что, наконецъ, настало благопріятное время для исполненія своего намѣренія. Онъ сталъ готовиться къ путешествію въ Іерусалимъ.

Узнавъ объ этомъ, сербскій краль Милутинъ очень опечалился: онъ не желалъ, чтобы Даніилъ совсѣмъ оставилъ его, онъ нуждался въ немъ, какъ въ человѣкѣ, на котораго можно положиться и который можетъ дать и полезный совѣтъ и оказать услуги иного рода. Краль сталъ уговаривать Даніила отложить свое намѣреніе и, вмѣсто путешествія въ Іерусалимъ, возвратиться въ Сербію, гдѣ престоятъ ему разныя дѣла и почести. Даніилъ уступилъ настояніямъ краля. Баньская епископія была упразднена, сдѣлана игуменствомъ, а Даніилъ оставленъ былъ на жительство при сербскомъ архіепископѣ Саввѣ III, который отвелъ ему въ своемъ домѣ келлію, какъ будущему своему преемнику: ибо Милутинъ, уговаривая Даніила возвратиться въ Сербію, обѣщалъ ему въ будущемъ архіепископскій сербскій престолъ святаго Саввы.

Савва III вскорѣ послѣ того умеръ. На его мѣсто однако по неизвѣстнымъ причинамъ избранъ былъ не Даніилъ, а его ученикъ — хиландарскій игуменъ Никодимъ, Даніилъ же получилъ епархію Холмскую [9].

20 октября 1320 года скончался благочестивый сербскій краль Стефанъ Урошъ II Милутинъ, правившій Сербіей тридцать лѣтъ, расширившій ея предѣлы и доставившій ей большую славу. Даніилъ былъ извѣщенъ о болѣзни краля и присутствовалъ при его кончинѣ и погребеніи, которое совершалось въ задушбинѣ Милутина, въ Баньскомъ монастырѣ св. Стефана, гдѣ Даніилъ ранѣе былъ епископомъ.

На Сербскій престолъ вступилъ сынъ Милутина, святый Стефанъ Урошъ III Дечанскій [10].

Сейчасъ же послѣ своей коронаціи, онъ вызвалъ и приблизилъ къ себѣ епископа Даніила, котораго съ юныхъ лѣтъ привыкъ любить и цѣнить, какъ мудраго совѣтника въ теченіе многихъ лѣтъ при его отцѣ, а особенно, какъ своего помощника и защитника въ тяжелыхъ несчастіяхъ. Заступничеству и ходатайству Даніила Стефанъ Дечанскій былъ обязанъ своимъ освобожденіемъ изъ заточенія въ Царьградѣ и окончательнымъ примиреніемъ съ отцемъ.

Даніилъ, такимъ образомъ, сталъ теперь постояннымъ учителемъ, совѣтникомъ и помощникомъ сербскаго краля. Въ началѣ правленія Стефана Дечанскаго встрѣтились затрудненія, какъ внутри страны, такъ и извнѣ. Нужно было новому кралю защищаться противъ враговъ внутреннихъ, его соперниковъ, поднявшихъ возстаніе, именно противъ двоюроднаго брата Владислава, сына краля Драгутина, и противъ брата роднаго по отцу — Константина. Нужно было также охранять себя и Сербію и отъ враговъ внѣншихъ. Болгарскій царь Михаилъ удалилъ отъ себя жену свою Неду, сестру Стефана Дечанскаго, и искалъ сближенія и союза съ Греками противъ Сербовъ. Стефану Дечанскому приходилось и оружіемъ защищаться и прибѣгать къ мирнымъ соглашеніямъ и переговорамъ. Для такихъ переговоровъ не было тогда человѣка болѣе способнаго, какъ епископъ Даніилъ, обладавшій разнообразнымъ житейскимъ опытомъ и необыкновеннымъ краснорѣчіемъ, особенно же умѣньемъ говорить передъ царями. И вотъ, по просьбѣ и порученію краля Стефана Дечанскаго, Даніилъ выполняетъ съ полнымъ успѣхомъ посольство къ болгарскому царю Михаилу и цареградскому царю Андронику Младшему.

Исполняя разныя порученія своего государя, Даніилъ не могъ забыть своей любимой святой горы Аѳонской и при всякой возможности и теперь уходилъ туда, но долго тамъ оставаться ему не приходилось уже. Такъ, по выполненіи упомятутыхъ посольствъ, онъ удалился было снова на Аѳонъ, но смерть сербскаго архіепископа Никодима, послѣдовавшая 13 мая 1323 года, заставила его вернуться въ Сербію. Созванный кралемъ соборъ духовенства и властелей единогласно, 14 сентября того же года, провозгласилъ Даніила «архіепископомъ всѣхъ сербскихъ и поморскихъ земель». Ему было тогда 50 лѣтъ.

Занявши архіепископскій престолъ, Даніилъ всѣми силами своей души предался заботамъ о благѣ церкви своей такъ горячо любимой родины. Прежде всего, конечно, онъ обратилъ вниманіе на церковное благоустройство какъ внутреннее, такъ и внѣшнее. Какъ мужъ просвѣщенный, онъ старался среди духовенства поднять просвѣщеніе посредствомъ поощренія книжнаго ученія, распространенія школъ и книгъ.

Въ богослуженіи и жизни церковныхъ людей онъ заботился о введеніи строгаго чина, порядка и благолѣпія. Много заботъ приложено было имъ къ тому, чтобы церкви имѣли нужныя книги; много было введено въ церковное употребленіе и такихъ книгъ, которыхъ ранѣе у сербовъ еще не было.

Архіепископъ Даніилъ въ теченіе своей долгой жизни пріобрѣлъ большой опытъ въ дѣлахъ строительства и хозайства. Занявши высшее мѣсто въ управленіи сербскою церковію, онъ примѣнилъ къ дѣлу свои обширныя познанія и опытъ. При сочувствіи сербскаго краля, онъ имѣлъ полную возможность, при своей горячей ревности, заняться внѣшнимъ благоустройствомъ церквей сербскихъ: онъ возводилъ новые великолѣпные храмы, возстановлялъ и перестраивалъ старые, украшалъ ихъ извнѣ и внутри, снабжалъ церковною утварью, священными одеждами и книгами, украшалъ иконами и стѣнною живописью. Для построенія и украшенія храмовъ онъ добывалъ нужные, часто дорогіе матеріалы какъ въ самой Сербіи, такъ и за ея предѣлами, выписывая какъ мастеровъ, такъ и самые предметы, напримѣръ — изъ адріатическаго приморья колокола для церквей.

Особенно много трудовъ и заботъ онъ положилъ на устройство и украшеніе церквей въ двухъ архіепископскихъ каѳедральныхъ монастыряхъ, въ Жичѣ и Печи. Въ одномъ мѣстѣ, въ знакъ благодаренія за избавленіе его отъ опасностей, которымъ онъ подвергался въ своихъ многоразличныхъ странствованіяхъ по Сербіи и за ея предѣлами, онъ построилъ великолѣпныи храмъ въ честь Богоматери, именуемой Одигитріи Цареградской, съ двумя придѣлами — въ честь Іоанна Предтечи и святаго Арсенія архіепископа Сербскаго, и тутъ же маленькую церковь во имя святаго Николая Чудотворца. Украсивъ ее великолѣпно внутри и снаружи, снабдивъ всѣмъ необходимымъ, онъ установилъ, чтобы въ этомъ храмѣ совершали богослуженіе греческіе монахи по греческимъ книгамъ и по чину греческихъ монастырей. Въ другомъ мѣстѣ къ ранѣе существовавшимъ церквамъ святыхъ апостоловъ и святаго Димитрія и имъ построенной Богородичной церкви онъ пристроилъ общую припрату, или трапезу, по подобію храмовъ греческихъ, изъ драгоцѣнныхъ матеріаловъ и съ различными украшеніями извнутри и извнѣ, а вблизи пиргъ, или укрѣпленную башню, съ церковію наверху во имя святаго Даніила Столпника.

Въ разныхъ мѣстахъ Сербіи, какъ то въ крѣпости Магличѣ, въ мѣстечкахъ Елицѣ, Лизицѣ и другихъ, архіепископомъ Даніиломъ было или вновь построено, или возобновлено много церквей, монастырей и другихъ зданій, принадлежавшихъ церкви.

Кромѣ возведенія церковныхъ и другихъ зданій, Даніилъ вездѣ при монастыряхъ и церквахъ заботился объ устройствѣ и разведеніи огородовъ, садовъ, виноградниковъ и вообще хозяйства для обезпеченія различныхъ церковныхъ учрежденій.

Время управленія архіепископа Даніила было лучшимъ временемъ какъ внутренняго, такъ и внѣшняго процвѣтанія Сербской церкви; много памятниковъ старины отъ того времени сохранилось и донынѣ.

При Стефанѣ Дечанскомъ Даніилъ былъ постояннымъ и главнымъ совѣтникомъ. Когда возгорѣлась война между Сербіей и Болгаріей и когда Стефанъ Дечанскій вмѣстѣ со своимъ сыномъ Стефаномъ Душаномъ отправился въ походъ, Даніилъ оставленъ былъ попечителемъ кралевскаго семейства и главнымъ правителемъ страны. На имя архіепископа Даніила краль посылалъ извѣстія съ поля брани, и архіепископъ учреждалъ молебствія о дарованіи побѣды, а когда въ битвѣ при Вельбуждѣ Сербы одержали рѣшительную побѣду надъ Болгарами, Даніилъ назначилъ благодарственныя молебствія по всей Сербской землѣ. Краль Стефанъ Дечанскій, въ знакъ благодарности Господу Богу за дарованную побѣду, на сокровища, которыя достались ему, какъ военная добыча послѣ пораженія Болгаръ, рѣшилъ создать себѣ задушбину, великолѣпный храмъ Вознесенія Господня въ Дечанахъ. Въ избраніи мѣста и построеніи сего драгоцѣннаго художественнаго храма принялъ самое дѣятельное участіе архіепископъ Даніилъ; онъ былъ не только ктиторомъ, строителемъ монастыря, но и вкладчикомъ: онъ на свои средства отстроилъ одну частицу храма, какъ свою собственную задушбину [11].

Немного времени спустя послѣ торжествъ побѣды надъ врагами архіепископу Даніилу пришлось пережить тяжелыя обстоятельства Сербской внутренней смуты, въ которой благочестивому кралю Стефану Дечанскому суждено было погибнуть мученическою смертію отъ убійцъ, дѣйствовавшихъ не безъ вѣдома сына его Стефана Душана [12].

Стефанъ Душанъ, сдѣлавшись единовластнымъ кралемъ Сербіи, силою оружія распространилъ предѣлы государства и пріобрѣлъ новую славу для Сербіи и Сербской церкви. Онъ принялъ титулъ царя Сербовъ и Грековъ по завоеваніи нѣкоторыхъ греческихъ областей, а Сербскаго архіепископа возвелъ въ санъ Сербскаго патріарха. Это было въ 1346 году, но архіепископъ Даніилъ до сихъ событій не дожилъ: онъ мирно скончался 20 декабря 1337 г.

Святый архіепископъ Даніилъ знаменитъ не только какъ благочестивый подвижникъ, церковный и государственный дѣятель, но и какъ просвѣщенный книжный человѣкъ и писатель. Его ученикъ, написавшій его житіе, свидѣтельствуетъ о необыкновенной начитанности Даніила, его любви къ книжному чтенію и просвѣщенію другихъ, о его заботахъ о распространеніи книгъ въ Сербіи не только въ новыхъ спискахъ прежнихъ книгъ, во и въ составленіи и переводѣ книгъ новыхъ. Какъ въ томъ, такъ и въ другомъ дѣлѣ трудился неутомимо всю жизнь самъ Даніилъ. Какъ писатель, онъ оставилъ послѣ себя обширный и драгоцѣнный трудъ: «Житія кралей и архіепископовъ Сербскихъ». Даніилъ горячо любилъ свою родину и позаботился о томъ, чтобы подвиги и дѣянія прежнихъ кралей и архіепископовъ, изъ коихъ многіе причислены къ лику святыхъ, не остались въ забвеніи [13]. Своимъ примѣромъ и заботами Даніилъ много содѣйствовалъ развитію Сербской письменности въ его время, особенно въ любимомъ имъ Хиландарскомъ монастырѣ, долго служившемъ средоточіемъ сербскаго духовнаго просвѣщенія.

Примѣчанія:
[1] Пространное житіе архіепископа Даніила написано его современникомъ и ученикомъ; издано Даничичемъ въ книгѣ: «Животи Кралева и архіепископа Српских». У Загребу, 1866 г., стр. 328-377.
[2] Милутинъ правилъ съ 1262 г. по 1320 г.
[3] Св. Стефанъ Дечанскій правилъ съ 1320 г. по 1331; житіе его см. подъ 11 числомъ ноября.
[4] Стефанъ Душанъ правилъ съ 1331 г. по 1346 съ титуломъ Сербскаго краля, а съ 1346 — съ титуломъ царя Сербовъ и Грековъ; умеръ въ 1355 г.
[5] Годъ и мѣсто рожденія и мірское имя Даніила неизвѣстны.
[6] Сапоча, Сапочяне находятся при истокахъ рѣки Рашки, въ трехъ часахъ ѣзды отъ Новаго Пазара въ Старой Сербіи; теперь отъ Троицкаго монастыря, задушбины Неманичей, остались однѣ развалины.
[7] Евстаѳій II былъ сербскимъ архіепископомъ съ 1286 по 1304 г.
[8] Монастырь Жича (Житьча, Жидьча), существующій до настоящаго времени, находится на правомъ берегу рѣки Ибра, недалеко отъ впаденія ея въ Сербскую Мораву, въ предѣлахъ теперешняго сербскаго королевства.
[9] Епархія Холмская или Захолмская находилась въ нынѣшней Герцеговинѣ.
[10] 6-го января 1321 года; см. житіе св. Стефана Дечанскаго подъ 11 ноября.
[11] Подробнѣе обо всѣхъ сихъ дѣлахъ см. въ вышеуказанномъ житіи св. Стефана Дечанскаго подъ 11 ноября въ сихъ Минеяхъ-Четьихъ.
[12] См. то же житіе.
[13] Этотъ трудъ Даніила, называемый иногда то Родословомъ, то Цароставникомъ, напечатанъ съ позднѣйшими дополненіями, къ коимъ принадлежитъ и житіе Даніила, написанное однимъ изъ его учениковъ, напечатанъ Даначичемъ въ въ книгѣ: «Животи Кралева и архіепископа Српских». У Загребу, 1866 г., стр. 563.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 563-574.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0