Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 27 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День двадцатый.

Страданіе святаго священномученика Игнатія Богоносца.

Въ то время, какъ Траянъ вступилъ на римскій престолъ [1], епископомъ въ Антіохійской церкви былъ святый Игнатій, Богоносецъ по своему прозванію и дѣламъ, принявшій епископію послѣ святаго Евода, преемника апостола Петра [2]. О семъ божественномъ Игнатіи Богоносцѣ разсказывается, что когда онъ былъ младенцемъ [3], а Господь Іисусъ Христосъ жилъ на землѣ съ людьми и училъ народъ о Царствіи Божіемъ, однажды родители Игнатія, стоя среди народа, слушали словеса Божіи, исходящія изъ устъ Спасителя, имѣя при себѣ и свое дитя. Взглянувъ на нихъ, Господь позвалъ къ себѣ отрока Игнатія, поставилъ его среди народа, обнялъ его и, взявъ на руки, сказалъ:

— «Аще не обратитеся, и не будете, яко дѣти, не внидете въ Царство Небесное», и «иже аще пріиметъ отроча таково во имя Мое, Мене пріемлетъ» [4].

Такъ святый Игнатій и былъ названъ Богоносцемъ, потому что онъ былъ носимъ руками Воплощеннаго Бога, а также и потому, что онъ носилъ Бога въ сердцѣ своемъ и въ устахъ [5], будучи сосудомъ, подобнымъ святому апостолу Павлу, сосуду избранному, чтобы носить имя Божіе предъ народами и царями. Онъ былъ сначала ученикомъ святаго Іоанна Богослова [6], вмѣстѣ со святымъ Поликарпомъ, епископомъ Смирнскимъ [7]. Затѣмъ совѣтомъ всѣхъ святыхъ апостоловъ онъ былъ поставленъ епископомъ въ Антіохіи, гдѣ ранѣе, чѣмъ въ другихъ мѣстахъ, появилось имя христіанское [8]. Принявъ управленіе церковью, онъ не щадилъ силъ своихъ для проповѣди благочестія, являя во всемъ апостольскую ревность. Сей святый іерархъ установилъ въ церкви пѣть божественныя пѣсни на два лика или хора, подобно ликамъ ангельскимъ, ибо сподобившись Божественнаго откровенія, онъ видѣлъ, какъ ангельскіе лики пѣли поперемѣнно: когда одинъ пѣлъ, то другой молчалъ, когда же пѣлъ другой, то первый слушалъ; когда одинъ кончалъ пѣсни, другой начиналъ; такимъ образомъ ангельскіе лики прославляли Святую Троицу, какъ-бы передавая другъ другу пѣснопѣнія. Получивъ такое откровеніе, святый Игнатій установилъ сей порядокъ священныхъ пѣснопѣній сначала въ своей Антіохійской церкви, а отсюда сей прекрасный чинъ былъ принятъ и во всѣхъ церквахъ [9]. Сей Богоносный архіерей былъ добрымъ правителемъ церковныхъ чиновъ, совершеннымъ служителемъ Христовыхъ таинствъ [10], а послѣ и мученикомъ, отданнымъ на съѣденіе звѣрямъ, о чемъ будетъ сказано далѣе.

Въ тяжелой войнѣ со Скиѳами [11] царь Траянъ одержалъ побѣду. Полагая, что онъ сталъ побѣдителемъ враговъ при помощи своихъ языческихъ боговъ, Траянъ пожелалъ за это возблагодарить ихъ повсемѣстными жертвами, дабы и въ будущее время боги благополучно устрояли его войны и царствованіе. Тогда воздвиглось сильное гоненіе на христіанъ. Царь узналъ, что христіане не только не желаютъ принести жертвы языческимъ богамъ, но и хулятъ ихъ, обличая ихъ ложность, и потому повелѣлъ повсюду убивать христіанъ, неповинующихся его повелѣнію. Когда же сей царь отправился на другую войну противъ Армянъ и Парѳянъ, то пришлось быть ему въ Антіохіи, и тутъ святый Игнатій Богоносецъ былъ оклеветанъ предъ нимъ за то, что Христа, осужденнаго Пилатомъ на смерть и распятаго на крестѣ, онъ почитаетъ какъ Бога и установляетъ законы о сохраненіи дѣвства, о презрѣніи къ богатству и всему, что пріятно въ жизни [12]. Услыхавъ о семъ, Траянъ призвалъ святаго и предъ всѣмъ своимъ синклитомъ сказалъ ему:

— «Ты ли, называемый Богоносцемъ, противишься нашему повелѣнію и развращаешь всю Антіохію, ведя ее въ слѣдъ своего Христа?»

Божественный Игнатій отвѣчалъ:

— «Да, это я».

Царь спросилъ:

— «Что значитъ названіе твое «Богоносецъ?»

Святый отвѣчалъ:

— «Носящій Христа Бога въ душѣ своей есть Богоносецъ».

— «Итакъ — спросилъ царь, — ты носишь Христа твоего въ себѣ самомъ?»

Святый отвѣчалъ:

— «Дѣйствительно ношу, потому что написано: «вселюся въ нихъ и похожду» [13].

Царь сказалъ:

— «Что же мы, по твоему мнѣнію, не носимъ всегда нашихъ боговъ въ памяти и не имѣемъ ихъ помощниками противъ враговъ?»

Богоносецъ отвѣчалъ:

— «Горько мнѣ, что ты называешь идоловъ богами, потому что Единъ есть Богъ Истинный, Создатель неба, и земли, и моря и всего, что въ нихъ находится, Единъ Господь Іисусъ Христосъ, Сынъ Божій Единородный, и царству Его не будетъ конца. Если бы ты позналъ Его, царь, то порфира твоя, и вѣнецъ, и твой престолъ были бы еще болѣе могущественными».

— «Игнатій! — сказалъ царь — оставь то, что ты говоришь, и послушай лучше моихъ словъ: если желаешь сдѣлать мнѣ угодное и быть въ числѣ моихъ друзей, то принеси съ нами жертву богамъ и тотчасъ же будешь у насъ первосвященникомъ великаго Дія [14] и назовешься отцомъ синклита».

Святый отвѣчалъ:

— «Какая польза мнѣ быть первосвященникомъ Дія, когда я — архіерей Христа, Коему всегда приношу хвалу и стараюсь всецѣло принести себя въ жертву, чтобы имѣть въ себѣ подобіе добровольной Его смерти».

Царь сказалъ:

— «Кому ты хочешь принести себя въ жертву? Тому ли, кто былъ пригвожденъ ко кресту Понтійскимъ Пилатомъ?»

Святый отвѣчалъ:

— «Пусть я буду жертвою Тому, Кто пригвоздилъ ко кресту грѣхъ, сокрушилъ начальника грѣха діавола и крестомъ побѣдилъ всю его силу».

Царь сказалъ:

— «Мнѣ думается, Игнатій, что ты не имѣешь здраваго ума и правильнаго разсужденія: ты не прельстился бы такъ христіанскими писаніями, если бы хорошо понималъ, какъ выгодно повиноваться царской волѣ и приносить со всѣми жертвы богамъ».

Богоносецъ, еще болѣе воодушевившись, сказалъ:

— «Если ты отдашь меня на съѣденіе звѣрямъ, или распнешь меня на крестѣ, или предашь мечу или огню, то я все-таки никогда не принесу жертвы бѣсамъ. Не боюсь я смерти и не ищу временныхъ благъ, но желаю однихъ вѣчныхъ и всячески стремлюсь только къ тому, чтобы придти ко Христу Богу моему, благоизволившему умереть за меня».

Тогда участвовавшіе въ синклитѣ, желая обличить Игнатія въ заблужденіи, сказали:

— «Вотъ, ты говоришь, что твой Богъ умеръ; какъ же мертвый можетъ помогать кому-нибудь, а тѣмъ болѣе умершій позорной смертію? Наши же боги дѣйствительно безсмертны и считаются безсмертными».

Богоносецъ отвѣчалъ:

— «Господь мой и Богъ, Іисусъ Христосъ, насъ ради вочеловѣчился и для нашего спасенія добровольно принялъ распятіе на крестѣ, смерть и погребеніе, потомъ воскресъ въ третій день, низвергъ и низложилъ силу врага, вознесся на небеса, откуда сходилъ, чтобы возстановить насъ изъ паденія и опять ввести въ рай, изъ котораго мы были изгнаны, и даровалъ намъ благъ больше, чѣмъ мы имѣли прежде. А изъ почитаемыхъ вами боговъ ни одинъ не сотворилъ подобнаго; будучи людьми злыми, беззаконными и сотворившими много пагубнаго, они безумнымъ людямъ оставили только какое-то ничтожное представленіе о своемъ божествѣ. Когда же потомъ спало съ нихъ покрывало лжи, обнаружилось, чѣмъ они были, и какъ позорно окончили свое существованіе».

Когда святый Игнатій сказалъ это, то царь съ синклитомъ, боясь, чтобы онъ еще болѣе не посрамилъ боговъ ихъ, велѣлъ отвести его въ темницу. Самъ же царь всю ночь не спалъ, размышляя, какою бы казнью лишить жизни Игнатія, и придумалъ осудить его на съѣденіе звѣрямъ, считая эту смерть самою лютою. Утромъ онъ объявилъ объ этомъ синклиту; всѣ согласились, но посовѣтовали ему — предать Игнатія звѣрямъ не въ Антіохіи, чтобы онъ не прославился среди своихъ гражданъ, принявъ за свою вѣру мученическую кончину, и чтобы другіе, глядя на него, не укрѣпились въ христіанствѣ. Поэтому и сказали, что его слѣдуетъ въ оковахъ отвести въ Римъ и тамъ предать звѣрямъ; тамъ для него, измученнаго долгимъ путемъ, казнь будетъ еще тяжелѣе, и изъ римлянъ никто не узнаетъ, кто онъ былъ; подумаютъ, что погибъ одинъ изъ злодѣевъ, и не останется по немъ никакой памяти. Этотъ совѣтъ былъ угоденъ царю, и онъ изрекъ смертный приговоръ Игнатію, чтобы онъ въ Римѣ во время праздника, при собраніи всего народа, былъ отданъ звѣрямъ на растерзаніе, Такъ святый былъ осужденъ нечестивыми, какъ бы въ позоръ ангеламъ и людямъ [15].

Богоносный Игнатій, услыхавъ о себѣ такой приговоръ, воскликнулъ:

— «Благодарю Тебя, Господи, что Ты удостоилъ меня засвидѣтельствовать совершенную любовь къ Тебѣ и благоволилъ связать меня желѣзными узами также, какъ апостола Твоего Павла».

Съ радостью возложилъ онъ на себя оковы, какъ будто прекрасное ожерелье изъ жемчуговъ, — драгоцѣнное украшеніе, съ которымъ онъ желалъ воскреснуть въ будущей жизни [16]. Царь съ войскомъ пошелъ на войну, а божественный страдалецъ, закованный въ тяжелыя оковы, былъ отданъ десяти жестокимъ и немилосерднымъ воинамъ, и отправленъ въ Римъ. Выходя изъ Антіохіи, онъ усердно помолился за Церковь и вручилъ свое стадо Богу. Всѣ вѣрующіе плакали о немъ и горько рыдали, а иные, привязанные къ нему горячею любовію, пошли за нимъ въ путь. Въ Селевкіи, при морской гавани, неподалеку отъ Антіохіи, святый Игнатій сѣлъ съ воинами на корабль, который долженъ былъ проходить вдоль береговъ Малой Азіи [17] и послѣ долгаго и опаснаго плаванія прибылъ въ Смирну. Тутъ Игнатій встрѣтилъ и привѣтствовалъ святаго Поликарпа, божественнаго апостола, епископа Смирнскаго, своего соученика, и съ нимъ утѣшался богодухновенною бесѣдою, радуясь о своихъ узахъ и гордясь своими оковами. Ибо что могло быть для него лучшимъ украшеніемъ, какъ не эти вериги, въ которыя онъ былъ закованъ за Господа своего? Видѣлся онъ также и съ прочими епископами, пресвитерами и діаконами, которые стекались къ нему изъ асійскихъ церквей и городовъ, желая видѣть его и слышать изъ устъ его божественныя слова. Словомъ и примѣромъ утверждая христіанъ въ вѣрѣ, увѣщавая всего болѣе беречься возникавшихъ и распространявшихся тогда ересей и строго держаться апостольскихъ преданій, святый Игнатій умолялъ Поликарпа и вообще всю Церковь помолиться за него, чтобы скорѣе ему сдѣлаться пищею звѣрей и предстать предъ лицемъ Господа, къ Которому стремилась его душа. Видя, что они смущены и не желаютъ его смерти и разлученія съ ними, Игнатій испугался, что и тѣ вѣрующіе, которые находятся въ Римѣ, также смутятся, не стерпятъ того, чтобы онъ отданъ былъ звѣрямъ, и сдѣлаютъ ему какую-нибудь преграду, подымутъ, можетъ быть, руки на тѣхъ, которымъ велѣно отдать его на съѣденіе звѣрямъ, и этимъ затворятъ ему открытую дверь мученичества и желаемой смерти. Поэтому онъ рѣшилъ послать имъ просьбу помолиться о немъ, чтобы не пресѣкался путь его страданій, но чтобы скорѣе онъ былъ растерзанъ звѣрями и перешелъ къ возлюбленному своему Владыкѣ. Писалъ онъ такъ:

— «Игнатій Богоносецъ церкви, помилованной величіемъ Всевышняго Отца и Единаго Сына Его Іисуса Христа, возлюбленной и просвѣщенной по волѣ Того, Которому благоугодно все, совершившееся по любви Іисуса Христа, Бога нашего, — церкви, предсѣдательствующей въ столицѣ области римской, богодостойной, достославной, достоблаженной, достохвальной, достовожделѣнной, чистой и первенствующей въ любви, Христоименной, Отцеименной, которую и привѣтствую во имя Іисуса Христа Сына Отчаго, — тѣмъ, которые по плоти и духу соединены между собою во всякой заповѣди Его, нераздѣльно получили полноту благодати Божіей, чистымъ отъ всякаго чуждаго цвѣта [18], желаетъ премного радоваться во Іисусѣ Христѣ, Богѣ нашемъ. — По молитвѣ къ Богу я получилъ то, о чемъ много просилъ, чтобъ увидѣть ваши богодостойныя лица. Связанный за Христа, я надѣюсь цѣловать васъ, если воля Божія удостоитъ меня достигнуть конца. Начало положено хорошо: сподоблюсь ли благодати — безпрепятственно получить мой жребій? Ибо я боюсь вашей любви, чтобы она не повредила мнѣ; потому что вамъ легко то, что хотите сдѣлать, а мнѣ трудно достигнуть Бога, если вы пожалѣете меня. Желаю, чтобы вы угождали не людямъ, но Богу, какъ вы и благоугождаете Ему. Ибо ни я уже не буду имѣть такого удобнаго случая достигнуть Бога, ни вы — ознаменовать себя лучшимъ дѣломъ, если будете молчать. Если вы будете молчать обо мнѣ, я буду Божіимъ, если же окажете любовь плоти моей, то я долженъ буду снова вступить на поприще [19]. Не дѣлайте для меня ничего болѣе, какъ чтобы я былъ закланъ Богу теперь, когда жертвенникъ уже готовъ, и тогда составьте любовію хоръ и воспойте хвалебную пѣснь Отцу во Христѣ Іисусѣ, что Богъ удостоилъ епископа Сиріи призвать съ востока на западъ. Прекрасно мнѣ закатиться отъ міра къ Богу, чтобы въ Немъ мнѣ возсіять. Вы никогда никому не завидовали, и другихъ учили тому же. Желаю, чтобы вы подтвердили дѣломъ, что преподаете въ своихъ наставленіяхъ [20]. Только просите для меня у Бога внутренней и внѣшней силы, чтобы я не говорилъ только, но и желалъ, чтобы не назывался только христіаниномъ, но и былъ въ самомъ дѣлѣ. Если я дѣйствительно окажусь имъ, то могу и называться имъ, и только тогда могу быть истинно вѣрнымъ, когда міръ не будетъ болѣе видѣть меня. Ничто видимое не вѣчно: видимая бо временна, невидимая же вѣчна [21]. Богъ нашъ Іисусъ Христосъ является въ большей славѣ, когда Онъ во Отцѣ. Христіанство — не въ молчаливомъ убѣжденіи, но въ величіи дѣла, особенно когда нанавидитъ его міръ. Я пишу церквамъ и всѣхъ извѣщаю, что добровольно умираю за Бога, если только вы не воспрепятствуете мнѣ. Умоляю васъ: не оказывайте мнѣ неблаговременной любви. Оставьте меня быть пищею звѣрей и посредствомъ ихъ достигнуть Бога. Я — пшеница Божія: пусть измелютъ меня зубы звѣрей, чтобы я сдѣлался чистымъ хлѣбомъ Христовымъ. Лучше приласкайте этихъ звѣрей, чтобы они сдѣлались гробомъ моимъ и ничего не оставили отъ моего тѣла, дабы по смерти не быть мнѣ кому-либо въ тягость. Тогда я буду по истинѣ ученикомъ Христа, когда даже тѣла моего міръ не будетъ видѣть. Молитесь о мнѣ Христу, чтобы я посредствомъ этихъ орудій сдѣлался жертвою Богу. Не какъ Петръ и Павелъ заповѣдую вамъ. Они — апостолы, а я — осужденный: они — свободные, а я — доселѣ еще рабъ. Но если пострадаю, — буду отпущенникомъ Іисуса и воскресну въ Немъ свободнымъ. Теперь же въ узахъ своихъ я учу не желать ничего мірскаго или суетнаго. На пути изъ Сиріи до Рима, на сушѣ и на морѣ, ночью и днемъ я уже борюсь со звѣрями, будучи связанъ съ десятью леопардами, то-есть съ отрядомъ воиновъ, которые отъ благодѣяній имъ оказываемыхъ, дѣлаются только злѣе [22]. Оскорбленіями ихъ я больше научаюсь, но этимъ не оправдываюсь [23]. О, еслибы не лишиться мнѣ приготовленныхъ для меня звѣрей! Молюсь, чтобы они съ жадностію бросились на меня. Я заманю ихъ, чтобы они тотчасъ же пожрали меня, а не такъ, какъ они нѣкоторыхъ побоялись и не тронули. Если же добровольно не захотятъ, — я ихъ принужу. Простите мнѣ, я знаю что мнѣ полезно. Теперь только начинаю быть ученикомъ. Ни видимое, ни невидимое, — ничто не удержитъ меня придти къ Іисусу Христу. Огонь и крестъ, толпы звѣрей, разсѣченія, расторженія, раздробленія костей, отсѣченіе членовъ, сокрушеніе всего тѣла, лютыя муки діавола пусть придутъ на меня, — только бы достигнуть мнѣ Христа. Никакой пользы не принесутъ мнѣ удовольствія міра, ни царства вѣка сего. Лучше мнѣ умереть за Іисуса Христа. нежели царствовать надъ всею землею: кая бо польза человѣку, аще міръ весь пріобрящетъ, душу же отщетитъ [24]. Его ищу, за насъ умершаго, Его желаю, за насъ воскресшаго. Я имѣю въ виду выгоду: простите мнѣ, братья! Не препятствуйте мнѣ жить, не желайте мнѣ умереть. Хочу быть Божіимъ: не отдавайте меня міру. Пустите меня къ чистому свѣту: явившись туда, буду человѣкомъ Божіимъ. Дайте мнѣ быть подражателемъ страданій Бога моего. Кто самъ имѣетъ Его въ себѣ, тотъ пусть пойметъ, чего желаю, и окажетъ сочувствіе мнѣ, видя, что занимаетъ меня. Князь вѣка сего хочетъ обольстить меня и разрушить мое желаніе, устремленное къ Богу. Пусть же никто изъ васъ, тамъ находящихся, не помогаетъ ему. Лучше будьте моими, то-есть Божіими. Не будьте такими, которые призываютъ Іисуса Христа, а любятъ міръ. Зависть да не обитаетъ въ васъ. И если бы даже лично сталъ я просить васъ о другомъ, не слушайте меня: вѣрьте больше тому, о чемъ пишу вамъ теперь. Живой пишу вамъ, горя желаніемъ умереть. Моя любовь распялась и нѣтъ во мнѣ огня, любящаго вещество, но вода живая [25], говорящая во мнѣ, взываетъ мнѣ извнутри: «иди къ Отцу». Нѣтъ для меня сладости въ пищѣ тлѣнной, ни въ удовольствіяхъ этой жизни. Хлѣба Божія желаю, хлѣба небеснаго, хлѣба жизни, который есть плоть Іисуса Христа, Сына Божія родившагося въ послѣднее время отъ сѣмени Давида и Авраама. И питія Божія желаю, — крови Его, которая есть любовь нетлѣнная и жизнь вѣчная. Не хочу болѣе жить жизнію человѣковъ. А это исполнится, если вы захотите. Захотите же, прошу васъ, чтобы и вы снискали себѣ благоволеніе. Краткимъ письмомъ прошу васъ. Повѣрьте мнѣ; а Іисусъ Христосъ — неложныя уста, которыми истинно глаголалъ Отецъ, — откроетъ вамъ, что я говорю истину. Молитесь о мнѣ, чтобы я достигъ. Не по плоти я написалъ вамъ это, но по разуму Божію. Если пострадаю, значитъ, вы возлюбили; если же не удостоюсь, — вы возненавидѣли меня. Поминайте въ молитвѣ вашей церковь Сирійскую: у ней, вмѣсто меня, пастырь теперь Богъ. Одинъ Іисусъ Христосъ будетъ епископствовать въ ней и любовь ваша. А я стыжусь называться однимъ изъ ея членовъ, ибо недостоинъ того, какъ послѣдній изъ нихъ и какъ извергъ. Но если достигну Бога, то по милости Его буду чѣмъ-нибудь. — Привѣтствуетъ васъ духъ мой и любовь церквей, принимавшихъ меня во имя Іисуса Христа не какъ прохожаго [26]. Ибо даже и тѣ Церкви, которыя не находились на пути моего плотскаго странствованія, выходили на встрѣчу мнѣ въ городъ. Пишу вамъ это изъ Смирны чрезъ достоблаженныхъ Ефесянъ. При мнѣ же вмѣстѣ со многими другими Крокъ — вожделѣнное для меня имя. Тѣхъ же, которые во славу Божію отправились прежде меня изъ Сиріи въ Римъ, думаю, вы уже знаете: скажите имъ, что я близко. Всѣ они достойны Бога и васъ: вамъ надобно во всемъ успокоить ихъ. — Я написалъ вамъ это за девять дней до сентябрьскихъ календъ [27], т. е. 23 августа [28]. Укрѣпляйтесь до конца въ терпѣніи Іисуса Христа. Аминь».

Это посланіе Игнатій отправилъ съ нѣкоторыми изъ ефесскихъ христіанъ, сопровождавшихъ его, которые отправились въ Римъ кратчайшимъ путемъ [29]. Чрезъ нѣсколько времени и самъ святый вышелъ изъ Смирны, въ сопровожденіи воиновъ, и прибылъ въ Троаду. Здѣсь онъ получилъ радостную вѣсть, что гоненіе утихло въ Антіохіи и Церкви возвращенъ міръ. Помня во всѣхъ молитвахъ своихъ о своей осиротѣвшей Церкви, онъ просилъ всѣхъ вѣрующихъ молиться о ней: чѣмъ сильнѣе была его радость о спокойствіи его паствы, тѣмъ благодушнѣе онъ шелъ на встрѣчу смерти. Въ такомъ расположеніи души онъ писалъ посланія къ Филадельфійцамъ (въ Килисиріи) и Смирнянамъ, побуждая христіанъ принять дѣятельное участіе въ радостномъ событіи антіохійской церкви и въ особенности онъ писалъ къ святому Поликарпу, епископу Смирнскому, прося его отправить кого-нибудь изъ клира въ Антіохію для утѣшенія тамошней церкви и поручая ему написать къ другимъ церквамъ, чтобы и они сдѣлали то же [30]. Изъ Троады святый Игнатій отплылъ въ Неаполь (въ Македоніи), пѣшимъ прошелъ Филиппополь и Македонію, посѣщая на пути храмы, уча въ нихъ, наставляя и ободряя немощную братію, а также повелѣвая всѣмъ бодро и трезвенно проводить жизнь. Пройдя Епиръ, святый Игнатій въ Епидамнѣ опять сѣлъ на корабль и поплылъ въ Итатію черезъ моря Адріатійское и Тирренское. Когда увидѣлъ онъ издали Путеолы (городъ въ Кампаніи), онъ хотѣлъ здѣсь сойти на землю, чтобы придти въ Римъ тѣмъ же путемъ, которымъ нѣкогда апостолъ Павелъ шелъ на подобный же подвигъ. Но сильный вѣтеръ не допустилъ корабль до берега, и святый Игнатій въ одни сутки прибылъ въ гавань Портъ, недалеко отъ Рима. Воины спѣшили въ Римъ, чтобы поспѣть къ зрѣлищамъ, которыя уже приближались къ концу [31]. Между тѣмъ распространился слухъ о прибытіи антіохійскаго епископа и собравшіеся христіане встрѣчали его, полные радости и вмѣстѣ глубокой скорби. Нѣкоторые надѣялись уговорить народъ, чтобы онъ отказался отъ кроваваго зрѣлища, смерти праведнаго мужа. Но Игнатій умолялъ изъ любви къ нему не дѣлать сего и, преклонивши колѣна вмѣстѣ съ присутствовавшими братьями, молился Сыну Божію о церквахъ, о прекращеніи гоненія и о сохраненіи взаимной любви между братьями — вѣрующими. Затѣмъ святый Игнатій былъ отведенъ въ Римъ, и отданъ съ царскимъ предписаніемъ городскому епарху. Тотъ, увидя Игнатія Богоносца и прочитавъ царское письмо, тотчасъ велѣлъ приготовить звѣрей. Наступилъ праздничный день, и святый былъ приведенъ на мѣсто осужденія: весь городъ собрался на это зрѣлище, потому что вездѣ прошелъ слухъ, что епископъ Сирскій будетъ отданъ звѣрямъ. Поставленный на аренѣ, святый обратился свѣтлымъ лицомъ къ народу, гордясь мужественною душею и радуясь, что онъ принимаетъ смерть за Христа, и громко сказалъ:

— «Римскіе мужи, взирающіе на настоящій мой подвигъ! Вы знаете, что не ради какого-нибудь злодѣянія я принимаю казнь и не за какое-нибудь беззаконіе осужденъ на смерть, но ради Единаго моего Бога, любовью къ Которому я объятъ, и къ Которому я сильно стремлюсь. Я — его пшеница, и будутъ смолотъ зубами звѣрей, чтобы быть для Него чистымъ хлѣбомъ».

Какъ только святый сказалъ это, на него были выпущены львы. Тотчасъ набросившись, они растерзали святаго и съѣли, оставивъ только твердыя кости. И исполнилось желаніе святаго, чтобы звѣри были гробомъ его, и Богъ допустилъ совершиться сему по желанію угодника. Онъ могъ бы заградить уста львовъ предъ нимъ, какъ предъ св. пророкомъ Даніиломъ во рву и предъ святою Ѳеклою также во время казни, ради славы Своего Святаго Имени, однако не сотворилъ сего, изволивъ лучше исполнить желаніе и просьбу раба Своего, чѣмъ прославить всемогущую Свою силу. Такова была кончина святаго Игнатія Богоносца, таковъ его подвигъ, такова его любовь къ Богу.

Когда окончилось зрѣлище, бывшіе въ Римѣ вѣрующіе, которымъ святый писалъ изъ Смирны, и нѣкоторые изъ пришедшихъ съ нимъ собрали оставшіяся кости мученика, и, неутѣшно плача о немъ, положили ихъ съ честію въ особенномъ мѣстѣ, внѣ города, въ 20 день Декабря 107 года [32].

— «Мы, видѣвши это собственными глазами, — такъ повѣствуютъ описатели мученичества святаго Игнатія, — всю ночь провели дома въ слезахъ и съ колѣнопреклоненіемъ и молитвою просили Господа утѣшить насъ о случившемся. Когда потомъ мы немного заснули, нѣкоторые изъ насъ увидѣли, какъ святый Игнатій вдругъ явился къ намъ и обнималъ насъ, другіе видѣли его молящимся за насъ, иные же — облитымъ потомъ, какъ-бы послѣ великаго труда, и предстоящимъ Господу. Съ радостію увидѣвши это и сообразивъ сонныя видѣнія, мы воспѣли хвалу Богу, подателю благъ, ублажили святаго мужа и замѣтили день и годъ его кончины для того, чтобы, собираясь въ день его мученичества, имѣть намъ общеніе съ подвижникомъ и доблестнымъ мученикомъ Христовымъ».

Узнавъ о кончинѣ святаго Игнатія, о его мужественномъ великодушіи и о томъ, какъ онъ безъ боязни и съ радостію шелъ на смерть за Бога свосго Христа, царь Траянъ сожалѣлъ о немъ. Услыхавъ же о христіанахъ, что они люди добрые, кроткіе, живутъ воздержно, любятъ чистоту, удерживаются отъ всякихъ дурныхъ дѣлъ, ведутъ безпорочную жизнь и ни въ чемъ не противны его царству, но только не имѣютъ многихъ боговъ, а чтутъ Единаго Христа, Траянъ не велѣлъ искать ихъ для казни, но позволилъ имъ жить въ покоѣ. Послѣ сего честные останки святаго Игнатія Богоносца были со славою перенесены въ Антіохію [33] на защищеніе града, на исцѣленіе болящимъ и на веселіе всему стаду сего пастыря, во славу Бога, въ Троицѣ Единаго, отъ всѣхъ славимаго во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Императоръ Траянъ царствовалъ съ 98 по 117 годъ.
[2] Въ тѣ времена Антіохія, великолѣпная столица Сирій, была городомъ, послѣ Рима величайшимъ въ предѣлахъ Римской имперіи, и имѣла около 200.000 жителей. Она была поприщемъ проповѣдническихъ трудовъ св. апостоловъ Петра и Павла; а по смерти ихъ ея коснулась и дѣятельность св. апостола Іоанна въ Малой Азіи. Теперь Антіохія представляетъ собою бѣдный городокъ Антакіэ въ Азіатской Турціи, лежащій верстахъ въ 10-ти отъ моря. — Св. апостолъ Петръ управлялъ Антіохійскою церковію съ 47-57 г., преемникъ его, св. апостолъ Еводъ — по 68 г., св. Игнатій Богоносецъ съ 68-107 г.
[3] О мѣстѣ и времени рожденія св. Игнатія и о его первоначальномъ воспитаніи нѣтъ опредѣленныхъ свѣдѣній. Родомъ онъ былъ сиріецъ, сирское его имя Нуроно означаетъ «огненный», то же значитъ и Игнатій, имя считающееся производнымъ отъ латинскаго слова іgnіs — огонь.
[4] Еванг. отъ Матѳея, гл. 18 ст. 3 и 5; Еванг. отъ Марка, гл. 9, ст. 37; Еванг. отъ Луки, гл. 9, ст. 48.
[5] Названіе Богоносецъ (θεόφορος), которое придавали святому Игнатію другіе и самъ онъ употреблялъ о себѣ въ посланіяхъ, по его собственному объясненію, означало человѣка, «имѣющаго Христа въ сердцѣ». Сказаніе о томъ, что Іисусъ Христосъ держалъ святаго Игнатія на рукахъ, встрѣчается впервые у Симеона Метафраста, откуда перешло и въ Четьи Минеи святаго Димитрія. Этимъ сказаніемъ прозваніе святаго Игнатія θεόφορος, т. е. носящій Бога, измѣнено въ θεοφόρος, т. е. носимый Богомъ.
[6] Святый Григорій Двоесловъ пишетъ о святомъ Игнатіи, что онъ былъ также слушателемъ апостола Петра, другіе — апостола Павла. Святымъ Іоанномъ Златоустомъ святый Игнатій названъ «общникомъ апостоловъ и въ рѣчахъ и въ томъ, что неизреченно». (См. 42-ю бесѣду о святомъ Игнатіи).
[7] Поставленный святымъ апостоломъ Іоанномъ во епископа Смирнскаго, святый Поликарпъ находился въ тѣсной дружбѣ со святымъ Игнатіемъ и дѣлилъ заботы его о церквахъ Божіихъ, а по смерти его остался «вождемъ цѣлой Азіи». Память св. Поликарпа празднуется 23 февраля.
[8] Въ Дѣяніяхъ Апостольскихъ (гл. 11, ст. 26) сказано объ ап. Варнавѣ и Павлѣ, что, когда они прибыли въ Антіохію, «бысть же имъ лѣто цѣло собиратися въ церкви, и учити народъ многъ, нарещи же прежде во Антіохіи ученики хрістіаны» (гл. 11, ст. 26).
[9] О семъ свидѣтельствуетъ церковный историкъ Сократъ. Это такъ называемое антифонное пѣніе, употребляемое и нынѣ на церковныхъ богослуженіяхъ и состоящее изъ ветхозавѣтныхъ псалмовъ или извѣстныхъ ихъ частей, исполняемыхъ поперемѣнно двумя хорами, стихъ за стихомъ.
[10] Въ продолженіе сорокалѣтняго правленія церковію, святый Игнатій былъ, по словамъ св. Іоанна Златоуста, образцомъ добродѣтелей. Въ гоненіе Домиціаново (95-96 г.) онъ, какъ пишутъ ученики его, «кормиломъ молитвъ и поста, неутомимостію въ ученіи, ревностію духа противодѣйствовалъ волненію, чтобы не потонулъ кто-либо изъ малодушныхъ или неопытныхъ»... Во время бѣдствій и послѣ того «священникъ Божій просвѣщалъ душу каждаго объясненіемъ Писанія».
[11] Это было въ 106 году.
[12] Начиная отсюда, разсказывается о мученическомъ подвигѣ святаго Игнатія. Подробныя свѣдѣнія о семъ сохранились въ запискахъ о его мученичествѣ, написанныхъ очевидцами-спутниками, сопровождавшими его изъ Антіохіи въ Римъ. По общему мнѣнію, это были діаконы — Филонъ и Агаѳонидъ, о которыхъ святый Игнатій упоминаетъ въ посланіяхъ къ Смирнянамъ и Филадельфійцамъ.
[13] 2-е посл. къ Коринѳянамъ, гл. 6, ст. 16.
[14] Дій, онъ же Зевсъ и Юпитеръ, главный языческій богъ Грековъ и Римлянъ.
[15] 1-е посл. къ Коринѳянамъ, гл. 4, ст. 9.
[16] См. посланіе святаго Игнатія къ Ефесянамъ.
[17] Это объясняется тѣмъ, что осужденныхъ отправляли не на особомъ, нарочитомъ кораблѣ, а на такомъ, который представлялся случайно, и, плывя по своимъ надобностямъ, останавливался въ томъ или другомъ мѣстѣ.
[18] Т. е. лжеученія.
[19] Т. е. на поприще этой жизни.
[20] Святый Игнатій говоритъ здѣсь о славѣ умереть за Христа.
[21] 2 посланіе къ Коринѳянамъ, гл. 4, ст. 18.
[22] Намекъ на подарки, которые дѣлали стражамъ Игнатія христіане, для смягченія ихъ строгости.
[23] 1 посланіе къ Коринѳянамъ, гл. 4, ст. 9.
[24] Евангеліе отъ Матѳея, гл. 16, ст. 26.
[25] Вода живая, т. е. Духъ Святый, возбуждающій и укрѣпляющій въ мученической смерти. См. Евангеліе отъ Іоанна, гл. 4, ст. 10; гл. 7, ст. 3.
[26] Т. е. съ такою любовью, какъ бы Игнатій былъ ихъ собственный епископъ.
[27] Такъ считалось по римскому календарю.
[28] Въ 107 году.
[29] Изъ Смирны въ Римъ было два пути — одинъ морской чрезъ Архипелагъ и Средиземное море, другой сухопутный — чрезъ Македонію. Игнатій былъ веденъ послѣднимъ путемъ; ефесскіе же христіане могли отправиться на кораблѣ и доставить посланіе Игнатія въ Римъ ранѣе его прибытія. Но и сухимъ путемъ имъ естественно было прибыть въ Римъ ранѣе Игнатія, удрученнаго старостію и замедлившаго въ Смирнѣ. Изъ Смирны святый Игнатій отправилъ три посланія къ Ефесянамъ, Магнезійцамъ (городъ Магнезія близъ Меандра въ Іоніи) и Траллійцамъ (въ Азіи), приславшимъ въ Смирну для привѣтствія святаго узника своихъ епископовъ съ пресвитерами и діаконами. Въ этихъ посланіяхъ святый Игнатій благодаритъ Церкви за оказанную ему любовь, увѣщеваетъ ихъ паству блюсти единеніе духа и повиноваться епископамъ и пресвитерамъ и предостерегаетъ отъ ложныхъ учителей — христіанъ іудействующихъ, почитавшихъ христіанство только дополненіемъ къ іудейству, и докетовъ, отвергавшихъ истину рожденія, страданія и воскресенія Спасителя и вообще не признававшихъ въ Немъ ничего человѣческаго.
[30] Итакъ всѣхъ посланій св. Игнатія сохранилось семь. Писаны они были первоначально на греческомъ языкѣ, впослѣдствіи же переведены на сирскій, армянскій, позже на славянскій и въ недавнее время на русскій языки. Содержаніе этихъ посланій главнымъ образомъ состоитъ изъ увѣщанія христіанъ къ соблюденію внутренняго и внѣшняго единства Церкви, почему справедливо можно назвать святаго Игнатія учителемъ единенія, какъ и самъ онъ сознавалъ себя человѣкомъ, предназначеннымъ къ единенію (въ посл. къ Филадельфійцамъ). Затѣмъ большинство ихъ направлено противъ современныхъ лжеученій.
[31] Эти зрѣлища и игры были такъ называемыя «сатурналіи», продолженіемъ и заключеніемъ коихъ служили «сигилляріи»; они продолжались семь дней, начиная съ 17 декабря, въ память золотого вѣка, бывшаго, по мнѣнію римскихъ язычниковъ, во время царствованія бога ихъ Сатурна.
[32] Въ Четьихъ Минеяхъ святаго Димитрія Ростовскаго вслѣдъ за житіемъ святаго Игнатія помѣщено слѣдующее повѣствованіе. «О святомъ Игнатіи Богоносцѣ нѣкоторые повѣствуютъ и сіе. Когда его вели на съѣденіе звѣрямъ и онъ непрестанно имѣлъ на устахъ имя Іисуса Христа, нечестивые вопросили его, зачѣмъ онъ то имя непрестанно повторяетъ. Святый отвѣчалъ, что имѣетъ въ сердцѣ своемъ имя Іисуса Христа начертаннымъ и исповѣдуетъ устами Того, Кого въ сердцѣ всегда носитъ. Когда святый былъ пожранъ звѣрями, при оставшихся его костяхъ изволеніемъ Божіимъ сохранилось его сердце, нетронутое звѣрями. Найдя его, невѣрные вспомнили слова святаго Игиатія и разрѣзали сердце его на двое, желая убѣдиться, истинно ли сказанное имъ. И нашли они на обѣихъ внутреннихъ сторонахъ разрѣзаннаго сердца надпись золотыми письменами: «Іисусъ Христосъ». Такъ святый Игнатій былъ Богоносенъ по имени и въ дѣйствительности, всегда нося въ сердцѣ своемъ Христа Бога, богомысленнымъ умомъ какъ тростію написаннаго».
[33] Перенесеніе мощей св. Игнатія празднуется 29 января.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 548-561.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0