Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 17 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День девятнадцатый.

Страданіе святаго мученика Вонифатія.

Въ то время было сильное гоненіе на христіанъ, глубокая идольская тьма покрывала весь Востокъ, и много вѣрующихъ было мучимо и убиваемо за Христа. Госпожѣ Вонифатія Аглаидѣ явилась спасительная мысль и сильное непреодолимое желаніе имѣть въ своемъ домѣ мученическія мощи. Не имѣя изъ своихъ слугъ никого вѣрнѣе и исполнительнѣе Вонифатія, она позвала его, открыла ему свое желаніе и наединѣ сказала:

— «Ты самъ знаешь, братъ о Христѣ, сколь многими грѣхами осквернены мы, совсѣмъ не заботясь о будущей жизни и спасеніи; какъ же мы предстанемъ на страшный судъ Божій, на которомъ должны по своимъ дѣламъ быть осуждены на тяжкія мученія? Но отъ одного благочестиваго мужа я слышала, что если кто имѣетъ у себя мощи мучениковъ Христовыхъ и чтитъ ихъ, тотъ получаетъ помощь ко спасенію и въ домѣ того грѣхъ не умножается, такъ что таковый можетъ даже достигнуть того вѣчнаго блаженства, какого сподобились святые мученики. Теперь многіе, говорятъ, совершаютъ подвиги за Христа, и, отдавая тѣла свои на мученія, получаютъ мученическіе вѣнцы. Послужи мнѣ: нынѣ наступило время показать тебѣ, дѣйствительно ли ты имѣешь любовь ко мнѣ. Скорѣе ступай въ тѣ страны, гдѣ воздвигнуто гоненіе на христіанъ, и постарайся принести мнѣ мощи одного изъ святыхъ мучениковъ, дабы съ честію положить ихъ у себя и построить храмъ тому мученику и всегда имѣть его своимъ хранителемъ, защитникомъ и постояннымъ ходатаемъ предъ Богомъ».

Выслушавъ Аглаиду, Вонифатій съ радостію согласился на ея предложеніе и выразилъ полную готовностъ идти въ путь. Госпожа дала ему много золота, потому что нельзя было взять мученическихъ тѣлъ безъ подарковъ и золота: нечестивые мучителй, видя сильную любовь и усердіе христіанъ къ мощамъ, не отдавали ихъ даромъ, но продавали по дорогой цѣнѣ, и, такимъ образомъ, пріобрѣтали себѣ большіе доходы. Вонифатій взялъ у своей госпожи много золота — частію на выкупъ мученическихъ мощей, а частію на раздачу милостыни нищимъ, приготовилъ также много различныхъ благовоній, полотна и всего, что потребно было для обвитія честныхъ мученическихъ тѣлъ. Взявъ съ собою еще много рабовъ, помощниковъ и коней, онъ собрался въ путь. Выходя изъ дому, онъ, смѣясь, сказалъ своей госпожѣ:

— «А что будетъ, госпожа, если я не найду никакого тѣла мученика, и мое тѣло, замученное за Христа, принесутъ къ тебѣ, — примешь ли ты его тогда съ честію?»

Аглаида, разсмѣявшись, назвала его пьяницей и грѣшникомъ, и, укоряя его, сказала:

— «Нынѣ время, братъ мой, не для глумленія, а для благоговѣнія. Тебѣ слѣдуетъ во время пути тщательно охранять себя отъ всякаго безчинства и глумленія: святое дѣло должно совершать честно и благочинно, и въ пути семъ тебѣ слѣдуетъ пребывать въ смиреніи и воздержаніи; помни, что ты собираешься служить святымъ мощамъ, до которыхъ мы не только коснуться, но даже и взглянуть на нихъ недостойны. Иди съ миромъ; Богъ же, зракъ раба принявшій и за насъ кровь Свою пролившій, да проститъ грѣхи наши и пошлетъ тебѣ Ангела Своего и направитъ тебя на добрый и благополучный путь».

Вонифатій принялъ къ сердцу приказаніе своей госпожи и отправился въ путь; размышляя въ умѣ о томъ, къ чему онъ долженъ будетъ прикасаться своими оскверненными, грѣшными руками, Вонифатій сталъ сокрушаться о своихъ прежнихъ грѣхахъ и рѣшилъ поститься: ни ѣсть мяса, ни пить вина, а усердно и часто молиться, чтобы придти въ страхъ Божій. Страхъ же — отецъ вниманія, а вниманіе — матерь внутренняго покоя, отъ котораго рождается начало и корень покаянія. Такъ Вонифатій насадилъ въ себѣ корень покаянія; начавши со страха Божія, вниманія къ себѣ и непрестанныхъ молитвъ, онъ стяжалъ себѣ желаніе къ совершенному житію.

Когда Вонифатій достигъ Малой Азіи и вошелъ въ знаменитый киликійскій городъ Тарсъ [1], въ немъ тогда при царѣ Діоклитіанѣ и соправителѣ его Максиміанѣ было воздвигнуто жестокое гоненіе на христіанъ, и вѣрующіе подвергались тяжкимъ мученіямъ. Оставивъ рабовъ въ гостинницѣ, онъ повелѣлъ имъ отдохнуть, а самъ, не отдыхая, тотчасъ же пошелъ смотрѣть на страданія мучениковъ, о которыхъ раньше слышалъ. Придя на мѣсто мученія, Вонифатій увидалъ множество народа, собравшагося смотрѣть на производимыя христіанамъ мученія. Всѣмъ имъ была объявлена лишь одна вина: христіанская вѣра и благочестивая жизнь; но муки на нихъ были налагаемы неравныя и неодинаковыя: одинъ висѣлъ внизъ головою, а на землѣ подъ нимъ былъ разведенъ огонь; другой былъ крестообразно привязанъ къ четыремъ столбамъ; иной — лежалъ перепиленный пилой, иного мучители строгали острыми орудіями; иному — выкалывали глаза; другому — отсѣкали члены тѣла; иного надѣвали на колъ и, поднявъ отъ земли, утверждали колъ въ землѣ, такъ что онъ проходилъ ему до шеи; у иного кости были сломаны, у иного — руки и ноги были отсѣчены, и онъ, подобно клубку, катался по землѣ; но на всѣхъ лицахъ была видна духовная радость, потому что, перенося нестерпимыя для человѣка мученія, они укрѣпляемы были благодатію Божіею. Блаженный Вонифатій со вниманіемъ смотрѣлъ на все это, то удивляясь мужественному терпѣнію мучениковъ, то желая себѣ такого же вѣнца; потомъ, исполнившись Божественной ревности и ставъ посреди того мѣста, началъ обнимать всѣхъ явившихъ себя мучениками, которыхъ было уже человѣкъ двадцать, и, въ слухъ всѣхъ, громко воскликнулъ:

— «Великъ Богъ христіанскій! Великъ Онъ, ибо помогаетъ рабамъ Своимъ и укрѣпляетъ ихъ въ столь великихъ мукахъ!»

Произнесши это, онъ снова сталъ лобызать мучениковъ и съ любовію цѣловать ихъ ноги, а у тѣхъ, которые не имѣли ногъ, остальныя части тѣла; обнимая мучениковъ, прижималъ онъ ихъ къ груди, называя ихъ блаженными, потому, что претерпѣвъ мужественно кратковременныя муки, они тотчасъ получатъ вѣчный покой, отраду и безконечную радость; при этомъ Вонифатій молился о себѣ, чтобы и ему быть содругомъ мучениковъ въ такомъ подвигѣ и причастникомъ вѣнца, который они получаютъ отъ Подвигоположника — Христа. Весь народъ устремилъ свои взоры на него, особенно судья, который мучилъ святыхъ страдальцевъ. Видя предъ собою въ лицѣ Вонифатія пришлеца и незнакомаго человѣка, онъ спросилъ: кто онъ и откуда? И тотчасъ приказавъ схватить его и привести къ себѣ, спросилъ:

— «Кто ты?»

— «Христіанинъ!» — отвѣчалъ святый.

Но судія хотѣлъ знать его имя и происхожденіе. Отвѣчая на это, святый сказалъ:

— «Первое и самое любимое мое имя — христіанинъ; пришелъ же сюда я изъ Рима; а если хочешь узнать и то имя, которое мнѣ дано отъ родителей, то меня зовутъ Вонифатіемъ».

— «Итакъ, Вонифатій, — сказалъ судья, — приступи къ нашимъ богамъ, пока я не растерзалъ твоей плоти и костей, и принеси имъ жертву. Тогда ты удостоишься многихъ благъ, умилостивишь боговъ, избавишься отъ грозящихъ тебѣ мукъ и отъ насъ получишь много даровъ».

Въ отвѣтъ на это Вонифатіи сказалъ:

— «Не слѣдовало бы мнѣ даже и отвѣчать на твои слова, но я снова скажу то, что уже много разъ повторялъ: я — христіанинъ, и только это ты услышишь отъ меня, а если не желаешь слышать этого, то дѣлай со мной, что тебѣ угодно!»

Когда Вонифатій произнесъ сіи слова, тотчасъ судья повелѣлъ раздѣть его, повѣсить вверхъ ногами и сильно бить. И святый былъ біенъ такъ сильно, что отъ тѣла его отпадали цѣлые куски мяса и обнажались кости. Онъ же, какъ бы не чувствуя страданій и не заботясь о получаемыхъ ранахъ, устремлялъ лишь глаза свои на святыхъ мучениковъ, видя въ ихъ страданіяхъ примѣръ для себя и утѣшаясь тѣмъ, что удостоился вмѣстѣ съ ними страдать за Христа. Потомъ мучитель повелѣлъ немного ослабить ему муки и, пытаясь снова убѣдить его словами, сказалъ:

— «Вонифатій, это начало мученія пусть послужитъ тебѣ къ указанію, что тебѣ лучше избрать: вотъ ты испыталъ нестерпимыя страданія, образумься же, окаянный, и принеси жертву, а то немедленно подвергнешься еще большимъ и лютѣйшимъ страданіямъ».

Святый возразилъ:

— «Зачѣмъ повелѣваешь мнѣ непристойное, о безумный! Я не могу и слышать о твоихъ богахъ, а ты повелѣваешь мнѣ принести жертву имъ!»

Тогда судья, въ сильномъ гнѣвѣ, повелѣлъ вонзить ему острыя иглы за ногти на рукахъ и ногахъ, но святый, возведя очи и умъ къ небу, молча, терпѣлъ. Затѣмъ судья придумалъ новое мученіе: онъ повелѣлъ растопить олово и влить въ ротъ святому. Когда олово растоплялось, святый, воздѣвъ къ небу руки свои, молился:

— «Господи Боже мой, Іисусе Христе, укрѣпившій меня въ перенесенныхъ мною мукахъ, пребуди и нынѣ со мною, облегчая мои страданія. Ты — единственное мое утѣшеніе: даруй же мнѣ явное знаменіе того, что Ты помогаешь побѣдить мнѣ сатану и этого неправеднаго судію: ради Тебя, какъ Самъ Ты знаешь, я страдаю».

Окончивъ эту молитву, Вонифатій обратился и къ святымъ мученикамъ съ просьбою, чтобы они своими молитвами помогли ему претерпѣть страшную муку. Мучители, приступивъ къ нему, открыли ему ротъ желѣзными орудіями и влили олово ему въ горло, но не причинили вреда святому. Присутствовавшіе при мученіяхъ, увидѣвъ такую жестокость, содрогнулись и стали восклицать:

— «Великъ Богъ христіанскій! Великъ есть Царь — Христосъ! Всѣ вѣруемъ въ Тебя, Господи!»

Такъ восклицая, всѣ обратились къ близъ находящемуся идольскому капищу, желая уничтожить его, на судію же громко негодовали и бросали въ него камнями, чтобы убить его. Судья, вставъ съ судейскаго мѣста, со стыдомъ убѣжалъ въ свой домъ, а Вонифатія повелѣлъ держать подъ стражей.

Утромъ, когда волненіе утихло и народное возстаніе пріостановилось, судья снова явился на судейское мѣсто и, призвавъ Вонифатія, хулилъ имя Христово и глумился надъ тѣмъ, какъ распятъ былъ Христосъ. Святый, не терпя хуленій на Господа своего, самъ произнесъ много досадительныхъ для судьи словъ, въ свою очередь ругая бездушныхъ боговъ и обличая ослѣпленіе и безуміе поклоняющихся имъ, и тѣмъ самымъ еще болѣе разгнѣвалъ судью, который немедленно повелѣлъ растопить котелъ смолы и бросилъ въ него святаго мученика. Но Господь не оставилъ Своего раба: внезапно сошелъ съ неба Ангелъ и оросилъ мученика въ котлѣ; когда же смола вылилась, то вокругъ образовалось сильное пламя, которое попалило многихъ стоявшихъ около нечестивыхъ язычниковъ. Святый же вышелъ здоровымъ, не получивъ отъ смолы и огня никакого вреда. Тогда мучитель, видя силу Христову, испугался, какъ бы ему самому не пострадать, и повелѣлъ тотчасъ усѣчь Вонифатія мечемъ. Воины, взявъ мученика, повели его на усѣченіе. Святый же, выпросивъ для себя нѣкоторое время для молитвы, обратился къ востоку и молился:

— «Господи, Господи Боже! Сподоби меня милостей Твоихъ и буди мнѣ помощникомъ, чтобы врагъ за мои грѣхи, безумно содѣянные, не преградилъ пути къ небу, но пріими съ миромъ мою душу и вчини меня вмѣстѣ съ святыми мучениками, пролившими за Тебя кровь и сохранившими вѣру до конца; стадо же, пріобрѣтенное Твоею честною Кровію, людей Твоихъ, Христе, близкихъ мнѣ, избавь отъ всякаго нечестія и языческаго заблужденія, ибо Ты благословенъ и пребываешь во вѣки!»

Такъ помолившись, Вонифатій преклонилъ голову подъ мечъ и былъ усѣченъ; отъ раны его истекла кровь вмѣстѣ съ молокомъ. Невѣрные, видя чудо это, обратились тотчасъ ко Христу — числомъ около 550 человѣкъ, и, оставивъ мерзкихъ идоловъ, присоединились къ вѣрнымъ. Такова была кончина святаго Вонифатія, который, отправляясь изъ дому въ путь, предсказалъ, смѣясь, своей госпожѣ то, что, дѣйствительно, доказалъ и совершилъ на дѣлѣ [2].

Между тѣмъ друзья Вонифатія и рабы Аглаиды, пришедшіе съ нимъ для отысканія мощей, не зная ничего о случившемся, сидѣли въ гостинницѣ и ожидали Вонифатія. Видя, что онъ къ вечеру не возвращается, они удивлялись; не видя его и всю ночь, а также и утромъ на другой день, начали судить и дурно отзываться о немъ (какъ послѣ сами разсказывали), предполагая, что онъ гдѣ-нибудь напился пьянымъ и проводитъ время съ блудницами:

— «Вотъ, — говорили они, смѣясь, — какъ нашъ Вонифатій пришелъ отыскивать святыя мощи!»

Но такъ какъ онъ не возвращался и въ другую ночь и на третій день, то они начали недоумѣвать, и искали его, ходя по всему городу и разспрашивая о немъ. Случайно, или, лучше сказать, по Божію усмотрѣнію, они встрѣтили человѣка, который былъ братомъ комментарисія [3], и спросили его, не видѣлъ ли онъ одного человѣка, странника, пришедшаго сюда. Тотъ отвѣтилъ, что вчера нѣкоторый чужестранный мужъ, пострадавъ за Христа на мѣстѣ мученій, осужденъ былъ на смерть и усѣченъ мечемъ.

— «Не знаю, — говорилъ онъ, — тотъ ли это, кого вы ищете? Скажите, каковъ онъ видомъ?»

Они описали внѣшній видъ Вонифатія, что онъ невеликъ ростомъ, имѣетъ рыжіе волосы; передали также и о другихъ примѣтахъ его лица. Тогда человѣкъ тотъ сказалъ имъ:

— «Навѣрное это и есть тотъ, кого вы ищете!»

Но они не повѣрили, говоря:

— «Не знаешь ты того человѣка, котораго мы ищемъ».

И, бесѣдуя между собой, вспоминали прежній характеръ Вонифатія, ругались надъ нимъ и говорили:

— «Развѣ пьяница и распутникъ будетъ страдать за Христа?!»

Но братъ комментарисія настаивалъ на своемъ.

— «По наружности такой, какъ вы говорите, человѣкъ вчера и третьяго дня, дѣйствительно, былъ мучимъ на судѣ, — сказалъ онъ, — впрочемъ, что же препятствуетъ вамъ? Идите — и сами увидите тѣло его, лежащее на мѣстѣ, гдѣ онъ былъ усѣченъ».

Они отправились слѣдомъ за тѣмъ человѣкомъ, пришли на мѣсто мученія, гдѣ стояла военная стража, чтобы тѣла мучениковъ не были похищаемы христіанами. Шедшій впереди человѣкъ показалъ имъ на лежащаго усѣченнаго мученика и сказалъ:

— «Не тотъ ли это, кого вы ищете?»

Когда они увидали тѣло мученика, тотчасъ же начали узнавать друга своего, а когда голову его, лежавшую отдѣльно, приложили къ туловищу, совершенно удостовѣрились, что это — Вонифатій, и весьма удивились, а вмѣстѣ съ тѣмъ стали чувствовать и стыдъ, потому что думали и говорили о немъ дурно; боялись и того, чтобы не постигло ихъ наказаніе за то, что осуждали святаго и смѣялись надъ его жизнію, не зная его сердечныхъ помышленій и добраго намѣренія.

Когда они смотрѣли на лицо святаго и были въ сильномъ изумленіи, вдругъ увидѣли, что Вонифатій понемногу сталъ открывать глаза, и милостиво смотритъ на нихъ, какъ на своихъ друзей; уста улыбаются, лицо свѣтится, какъ-будто показывая видъ, что онъ прощаетъ имъ всѣ ихъ прегрѣшенія противъ него.

Они ужаснулись и вмѣстѣ обрадовались и, проливая теплыя слезы, плакали надъ нимъ, говоря:

— «Рабъ Христовъ, забудь грѣхи наши, что мы неправедно осуждали твою жизнь и безразсудно ругались надъ тобой!»

Затѣмъ они отдали нечестивымъ 500 золотыхъ монетъ и взяли тѣло и голову святаго Вонифатія; помазавъ благовонными мастями, повили ихъ чистыми плащаницами и, положивъ въ ковчегѣ, отправились къ себѣ домой, везя тѣло мученика госпожѣ своей. Когда они приближались къ Риму, Ангелъ Божій явился во снѣ Аглаидѣ и сказалъ:

— «Готовься принять того, кто былъ раньше у тебя слугой, нынѣ же сталъ нашимъ братомъ и сослужителемъ; прими того, кто былъ рабомъ у тебя, а теперь будетъ твоимъ господиномъ, и благоговѣйно почитай его, потому что онъ хранитель души твоей и защитникъ твоей жизни».

Она, проснувшись, ужаснулась; взявъ тотчасъ же нѣсколько почтенныхъ церковныхъ клириковъ, вышла навстрѣчу святому мученику Вонифатію, котораго раньше посылала въ путь, какъ раба, а по возвращеніи приняла его въ домъ свои благоговѣйно со слезами, какъ господина. И вспомнила она то пророчество, которое изрекъ святый, отходя въ путь, и благодарила Бога, устроившаго такъ, что святый Вонифатій за свои и ея грѣхи сталъ жертвою, благопріятною Богу. Въ имѣніи своемъ, отстоявшемъ отъ Рима въ 50 стадіяхъ [4], Аглаида построила чудный храмъ во имя святаго мученика Вонифатія, и въ немъ поставила святыя мощи, уже послѣ того какъ многія чудеса стали совершаться по молитвамъ мученика, истекали многоразличныя исцѣленія больнымъ, изгонялись изъ людей бѣсы, и многіе молящіеся у гроба святаго получали исполненіе своихъ прошеній.

Послѣ и сама блаженная Аглаида, раздѣливъ все свое имѣніе нищимъ и убогимъ, отреклась отъ міра, и, проживъ еще 18 лѣтъ въ великомъ покаяніи, съ миромъ умерла и присоединилась къ святому мученику Вонифатію, будучи положена рядомъ съ его гробомъ [5].

Такъ сія двоица святыхъ, чудесно измѣнивъ прежнюю свою жизнь, получила добрый конецъ: одинъ, кровію омывъ свои грѣхи, удостоился мученическаго вѣнца, другая же слезами и суровою жизнію очистила себя отъ плотской скверны; и оба явились оправданными и непорочными предъ Господомъ Іисусомъ Христомъ, Которому слава во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Киликія — юго-восточная римская провинція Малой Азіи. — Тарсъ — большой и населенный городъ этой провинціи, въ южной части ея, въ плодоносной равнинѣ, при рѣкѣ Киднѣ, недалеко отъ него впадающей въ Средиземное море, — доселѣ довольно значительный торговый городъ.
[2] Св. мученикъ Вонифатій пострадалъ и скончался 19-го декабря 290-го года.
[3] Комментарисій — начальникъ надъ тюрьмами въ Римской имперіи и дѣлопроизводитель при судебныхъ процессахъ, производившій предварительныя разслѣдованія надъ обвиняемыми, особенно надъ христіанскими мучениками.
[4] Стадія — мѣра длины въ 88 саженей; слѣд. 50 стадій равняются безъ малаго 9 верстамъ. Главу св. Вонифатія видѣлъ впослѣдствіи въ Константинополѣ въ 1200-мъ году русскій паломникъ Антоній. Надъ храмомъ святаго Вонифатія въ Римѣ, построеннаго ему еще Аглаидою, послѣ сооруженъ болѣе обширный храмъ во имя св. Алексія, человѣка Божія, и мощи обоихъ святыхъ въ 1216 году перенесены изъ нижней церкви въ новую верхнюю, въ ризницѣ которой въ настоящее время честныя главы ихъ хранятся отдѣльно.
[5] По римскимъ актамъ свв. мучениковъ и греческому синаксарю святогорца Никодима, Аглаида послѣ подвиговъ удостоилась даже дара чудесъ и изгнанія демоновъ; она причислена къ лику святыхъ, и память ея празднуется вмѣстѣ съ св. мученикомъ Вонифатіемъ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 505-514.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0