Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День семнадцатый.

Житіе святаго пророка Даніила, и съ нимъ святыхъ трехъ отроковъ Ананіи, Азаріи и Мисаила.

Святый пророкъ Даніилъ происходилъ изъ рода царскаго, изъ колѣна Іудина. Въ юныхъ лѣтахъ онъ былъ взятъ въ плѣнъ Навуходоносоромъ [1] и вмѣстѣ съ царемъ іудейскимъ Іоакимомъ былъ отведенъ изъ Іерусалима въ Вавилонъ [2]; тамъ онъ еще въ юности прославился божествонными дарованіями, — въ особенности же, когда мудро обличилъ неправедныхъ и беззаконныхъ судей и избавилъ отъ смерти неповинную Сусанну.

Въ то время Іудеи, находившіеся въ плѣну Вавилонскомъ, имѣли двухъ старцевъ — судей, избранныхъ разбирать случающіяся между ними распри. Въ опредѣленные дни старцы эти собирались въ домъ нѣкоего знатнаго и богатаго мужа Іоакима и тамъ разбирали распри среди народа Іудейскаго.

У Іоакима была жена, по имени Сусанна, дочь Хелкія, — очень красивая и богобоязненная. Родители ея были люди праведные и воспитали дочь свою во всѣхъ правилахъ закона Моисеева. Старцы же тѣ были люди беззаконные: подъ видомъ суда они творили неправду, такъ что исполнилось на нихъ слово Писанія: «изыде беззаконіе из Вавилона отъ старецъ судей» [3].

Эти-то старцы видѣли Сусанну, ежедневно входящую въ садъ мужа своего и выходящую оттуда, и въ нихъ родилась похоть къ ней. И извратили они умъ свой и уклонили глаза свои, чтобы не смотрѣть на небо и не вспоминать о праведныхъ судахъ; однако не открывали другъ другу о страсти своей, такъ какъ стыдились въ томъ признаться. Каждый изъ нихъ искалъ удобнаго времени, для удовлетворенія своей страсти. И они прилежно сторожили каждый день, чтобы видѣть Сусанну, и говорили другъ другу:

— «Пойдемъ домой, потому что — часъ обѣда», — и, вышедши, расходились другъ отъ друга, но возвратившись, снова приходили на то же самое мѣсто и, когда допытывались другъ у друга о причинѣ того, признались въ похоти своей. Тогда они вмѣстѣ назначили время, когда бы могли найти ее одну.

Однажды, когда они выжидали удобнаго дня, Сусанна вошла, какъ всегда, съ двумя только служанками и захотѣла мыться въ саду, потому что было жарко. И не было тамъ никого, кромѣ двухъ старцевъ, которые спрятались и сторожили ее. Сусанна сказала служанкамъ:

— «Принесите мнѣ масла и мыла и заприте двери сада, чтобы мнѣ помыться».

Онѣ такъ и сдѣлали, какъ она сказала: заперли двери сада и вышли боковыми дверями, чтобы принести, что приказано было имъ, и не видали старцевъ, потому что они спрятались. И вотъ, когда служанки вышли, встали оба старца, и приблизились къ Сусаннѣ и сказали:

— «Вотъ двери сада заперты и никто насъ не видитъ, а мы имѣемъ похотѣніе къ тебѣ. Поэтому согласись съ нами и побудь съ нами. Если же не такъ, то мы будемъ свидѣтельствовать противъ тебя, что съ тобою былъ юноша и ты поэтому отослала отъ себя служанокъ твоихъ».

Тогда застонала Сусанна и сказала:

— «Тѣсно мнѣ отвсюду: ибо если я сдѣлаю это, смерть мнѣ; а если не сдѣлаю, то не избѣгну отъ рукъ вашихъ. Лучше для меня не сдѣлать этого и впасть въ руки ваши, нежели согрѣшить предъ Богомъ».

И закричала Сусанна громкимъ голосомъ; закричали также и оба старца противъ нея. И одинъ побѣжалъ и отворилъ двери сада.

Когда же находившіеся въ домѣ услышали крикъ въ саду, вскочили боковыми дверями, чтобы видѣть, что случилось съ Сусанною. И когда старцы сказали слова свои, слуги ея чрезвычайно были пристыжены, потому что никогда ничего такого о Сусаннѣ говорено не было.

И было на другой день, когда собрался народъ къ Іоакиму, мужу ея, пришли и оба старца, полные беззаконнаго умысла противъ Сусанны, чтобы предать ее смерти. И сказали они предъ народомъ:

— «Пошлите за Сусанною, дочерью Хелкія, женою Іоакима», — и послали.

И пришла она, и родители ея, и дѣти ея, и всѣ родственники ея. Сусанна была очень нѣжна и красива лицемъ. И эти беззаконники приказали открыть лице ея (такъ какъ оно было закрыто), чтобы насытиться красотою ея. Родственники же и всѣ знающіе ее плакали. А оба старца, вставши посреди народа, положили руки на голову ея. Она же въ слезахъ смотрѣла на небо, ибо сердце ея уповало на Господа. И сказали старцы:

— «Когда мы ходили по саду одни, вошла эта женщина съ двумя служанками и затворила двери сада, и отослала служанокъ. И пришелъ къ ней юноша, который скрывался тамъ, и легъ съ нею. Мы, находясь въ углу сада и видя такое беззаконіе, побѣжали къ нимъ и увидѣли ихъ вмѣстѣ, но юношу не могли удержать, потому что онъ былъ сильнѣе насъ, и, отворивъ двери сада, онъ выскочилъ. Но эту мы схватили и допрашивали: кто былъ тотъ юноша? Но она не захотѣла объявить намъ. Объ этомъ мы свидѣтельствуемъ».

И повѣрило имъ собраніе, какъ старѣйшинамъ народа и судіямъ, и осудили Сусанну на смерть.

Тогда возопила Сусанна громкимъ голосомъ и сказала:

— «Боже вѣчный, вѣдающій сокровенное и знающій все, прежде бытія ихъ! Ты знаешь, что они ложно свидѣтельствовали противъ меня, и вотъ я умираю, не сдѣлавъ ничего изъ того, что эти люди злостно выдумали на меня».

И услышалъ Господь голосъ ея.

Когда она ведена была на смерть, Богъ возбудилъ Духомъ Святымъ молодаго юношу, по имени Даніила. И онъ закричалъ громкимъ голосомъ:

— «Чистъ я отъ крови ея!»

Тогда обратился къ нему весь народъ и сказалъ:

— «Что это за слово, которое ты сказалъ?»

Тогда Даніилъ, ставъ посреди нихъ, сказалъ:

— «Такъ ли вы неразумны, сыны Израиля, что, не изслѣдовавъ и не узнавъ истины, осудили дочь Израиля? Возвратитесь на судъ, ибо эти старцы ложно противъ нея засвидѣтельствовали».

И тотчасъ весь народъ возвратился, и сказали старцы Даніилу:

— «Садись посреди насъ и объяви намъ, потому что Богъ далъ тебѣ старѣйшинство».

И сказалъ Даніилъ народу:

— «Отдѣлите ихъ другъ отъ друга подальше, и я допрошу ихъ».

Когда же они отдѣлены были одинъ отъ другаго, Даніилъ призвалъ одного изъ нихъ и сказалъ ему:

— «Состарѣвшійся въ злыхъ дняхъ! Нынѣ обнаружились грѣхи твои, которые ты дѣлалъ прежде, производя суды неправедные, осуждая невинныхъ и оправдывая виновныхъ, тогда какъ Господь говоритъ: невиннаго и праваго не умерщвляй [4]. Итакъ, если ты видѣдъ сію женщину, скажи, подъ какимъ деревомъ видѣлъ ты ихъ разговаривающими другъ съ другомъ?»

Онъ сказалъ: «подъ мастиковымъ» [5].

Даніилъ сказалъ:

— «Точно солгалъ ты на твою голову, ибо вотъ, ангелъ Божій, принявъ рѣшеніе отъ Бога, разсѣчетъ тебя пополамъ».

Удаливъ его, Даніилъ приказалъ привести другаго, и сказалъ ему:

— «Племя Ханаана, а не Іуды! Красота прельстила тебя, и похоть развратила сердце твое. Такъ поступали вы съ дочерьми Израиля, и онѣ изъ страха имѣли общеніе съ вами; но дочь Іуды не потерпѣла беззаконія вашего. Итакъ, скажи мнѣ: подъ какимъ деревомъ ты засталъ ихъ разговаривающими между собою?»

Онъ сказалъ:

— «Подъ зеленымъ дубомъ» [6].

Даніилъ сказалъ ему:

— «Точно ты солгалъ на твою голову, ибо ангелъ Божій съ мечемъ ждетъ, чтобы разсѣчь тебя пополамъ, чтобы истребить васъ».

Тогда все собраніе закричало громкимъ голосомъ и благословило Бога, спасающаго надѣющихся на Него, и возстало на обоихъ старцевъ, потому что Даніилъ ихъ устами обличилъ ихъ, что они ложно свидѣтельствовали. И поступили съ ними такъ, какъ они злоумыслили противъ ближняго, по закону Моисееву, и умертвили ихъ; и спасена была въ тотъ день кровь невинная. А Хелкія и жена его прославили Бога за дочь свою Сусанну съ Іоакимомъ, мужемъ ея, и со всѣми родственниками, потому что не найдено было въ ней постыднаго дѣла.

И Даніилъ сталъ великъ предъ народомъ съ того дня и потомъ — ради мудрости своей и бывшихъвъ немъ божественныхъ дарованій [7].

Въ то время Навуходоносоръ, царь Вавилонскій, сказалъ Асфеназу, начальнику евнуховъ своихъ, чтобы онъ изъ плѣнныхъ сыновъ Израиля изъ рода царскаго и княжескаго, привелъ отроковъ, у которыхъ нѣтъ никакого тѣлеснаго недостатка, красивыхъ видомъ, и понятливыхъ для всякой науки, и смышленныхъ и годныхъ служить въ чертогахъ царскихъ, и чтобы научилъ ихъ книгамъ и языку халдейскому. И назначилъ имъ царь ежедневную пищу съ царскаго стола и вино, которое самъ пилъ, и велѣлъ воспитывать ихъ три года, по истеченіи которыхъ они должны были предстать предъ царя. Между ними были изъ сыновъ Іудиныхъ Даніилъ и съ нимъ три другихъ отрока, также царскаго рода: Ананія, Азарія и Мисаилъ. И переименовалъ ихъ начальникъ евнуховъ: Даніила — Валтасаромъ, Ананію — Седрахомъ, Мисаила — Мисахомъ и Азарію — Авденагó [8]. Даніилъ вмѣстѣ съ тремя товарищами своими положилъ въ сердцѣ своемъ не оскверняться явствами со стола царскаго и виномъ, какое пьетъ царь, и потому просилъ начальника евнуховъ о томъ, чтобы не оскверняться имъ. Богъ даровалъ Даніилу милость и благорасположеніе начальника евнуховъ, который сказалъ Даніилу:

— «Боюсь я господина моего, царя, который самъ назначилъ вамъ пищу и питье; если онъ увидитъ лица ваши худощавѣе, нежели у отроковъ — сверстниковъ вашихъ, то вы сдѣлаете голову мою виновною предъ царемъ».

Тогда сказалъ Даніилъ Амелсару, котораго начальникъ евнуховъ приставилъ къ Даніилу, Ананіи, Азаріи и Мисаилу:

— «Сдѣлай опытъ надъ рабами твоими въ теченіе десяти дней; пусть даютъ намъ въ пищу овощи и воду для питья. И потомъ пусть явятся предъ тобою лица наши и лица тѣхъ отроковъ, которые питаются царскою пищею, и затѣмъ поступай съ рабами твоими, какъ знаешь».

Онъ послушался ихъ въ этомъ и испытывалъ ихъ десять дней. По истеченіи же десяти дней, лица ихъ оказались красивѣе, и тѣломъ они были полнѣе всѣхъ тѣхъ отроковъ, которые питались царскими яствами. Тогда Амелсаръ бралъ ихъ кушанье и вино для питья, и давалъ имъ овощи. И даровалъ Богъ четыремъ симъ отрокамъ знаніе и разумѣніе всякой книги и мудрости, а Даніилу еще даровалъ разумѣть и всякія видѣнія и сны. По окончаніи тѣхъ дней, когда царь приказалъ представить ихъ, начальникъ евнуховъ представилъ ихъ Навуходоносору. И царь говорилъ съ ними, и изъ всѣхъ отроковъ не нашлось подобныхъ Даніилу, Ананіи, Азаріи и Мисаилу, — и стали они служить предъ царемъ. И во всякомъ дѣлѣ мудраго уразумѣнія, о чемъ ни спрашивалъ ихъ царь, онъ находилъ ихъ въ десять разъ выше всѣхъ тайновѣдцевъ и волхвовъ, какіе были во всемъ царствѣ его [9].

Во второй годъ царствованія своего, Навуходоносоръ видѣлъ сонъ, и возмутился духъ его, и сонъ удалился отъ него. И велѣлъ царь созвать тайновѣдцевъ, гадателей, чародѣевъ и халдеевъ [10], чтобы они разсказали царю сонъ его. Они пришли и стали предъ царемъ. И сказалъ имъ царь:

— «Сонъ снился мнѣ, и тревожился духъ мой; желаю знать этотъ сонъ».

И сказали халдеи царю:

— «Царь! Во вѣки живи! Скажи сонъ рабамъ твоимъ, и мы объяснимъ значеніе его».

Отвѣчалъ царь, и сказалъ халдеямъ:

— «Слово отступило отъ меня; если вы не скажете мнѣ сновидѣнія и значенія его, то въ куски будете изрублены, и дома ваши обратятся въ развалины».

Халдеи отвѣчали царю, и сказали:

— «Нѣтъ на землѣ человѣка, который могъ бы открыть это дѣло царю, и потому ни одинъ царь, великій и могущественный, не требовалъ подобнаго ни отъ какого тайновѣдца, гадателя и халдея. Дѣло, котораго царь требуетъ, такъ трудно, что никто другой не можетъ открыть его царю, кромѣ боговъ, которыхъ обитаніе не съ плотію».

Царь страшно разгнѣвался на это, и приказалъ истребить всѣхъ мудрецовъ вавилонскихъ. Когда вышло повелѣніе убивать мудрецовъ, стали разъискивать Даніила и товарищей его, чтобы умертвить ихъ. Тогда Даніилъ обратился съ совѣтомъ и мудростію къ Аріоху, начальнику царскихъ тѣлохранителей, которому было повелѣно убивать мудрецовъ вавилонскихъ и спросилъ его о причинѣ сего грознаго повелѣнія царя. Тогда Аріохъ разсказалъ все дѣло Даніилу. Даніилъ вошелъ, и упросилъ царя дать ему время, для того чтобы представить истолкованіе сна. Получивъ просимое, Даніилъ возвратился въ домъ свой и разсказалъ обо всемъ Ананіи, Азаріи и Мисаилу, товарищамъ своимъ, чтобы они просили милости у Бога объ этой тайнѣ, дабы онъ, Даніилъ, и товарищи не погибли съ прочими мудрецами вавилонскими. И тогда открыта была тайна Даніилу въ ночномъ видѣніи, и Даніилъ прославилъ Бога. Послѣ сего Даніилъ пошелъ къ Аріоху, — которому царь повелѣлъ умертвить мудрецовъ вавилонскихъ, — и сказалъ ему:

— «Не убивай мудрецовъ вавилонскихъ; введи меня къ царю, и я открою значеніе сна».

Аріохъ немедленно привелъ Даніила къ царю, и сказалъ ему:

— «Я нашелъ человѣка изъ плѣнныхъ сыновъ Іудейскихъ, который можетъ открыть царю значеніе сна».

Царь сказалъ Даніилу:

— «Можешь ли ты сказать мнѣ сонъ, который я видѣлъ и значеніе его?»

Даніилъ отвѣчалъ царю:

— «Тайны, о которыхъ царь спрашиваетъ, не могутъ открыть царю ни мудрецы, ни обаятели, ни тайновѣдцы, ни гадатели. Но есть на небесахъ Богъ, открывающій тайны, — и Онъ открылъ царю Навуходоносору, что будетъ въ послѣдніе дни; по снисхожденію же къ нашему смиренію, Онъ и намъ открылъ сонъ твой, ибо я узналъ о немъ не по особенной своей мудрости, но по откровенію милосердаго Бога. Сонъ твой и видѣніе главы твоей на ложѣ твоемъ были такіе. Ты, царь, на ложѣ твоемъ думалъ, что будетъ послѣ сего (т. е. кто будетъ послѣ тебя царствовать), — и Открывающій тайны показалъ тебѣ, что будетъ. Тебѣ, царь, было такое видѣніе: вотъ, какой-то большой истуканъ; огромный былъ этотъ истуканъ; въ чрезвычайномъ блескѣ стоялъ онъ предъ тобою, и страшенъ былъ видъ его. У этого истукана голова была изъ чистаго золота, грудь его и руки его — изъ серебра, чрево его и бедра его — мѣдныя, голени его желѣзныя, ноги его — частію желѣзныя, частію глиняныя. Ты видѣлъ его, доколѣ камень не оторвался отъ горы безъ содѣйствія рукъ, ударилъ въ истукана, въ желѣзныя и глиняныя ноги его, и разбилъ ихъ. Тогда все вмѣстѣ раздробилось: желѣзо, глина, мѣдь, серебро и золото сдѣлались, какъ прахъ на лѣтнихъ гумнахъ, и вѣтеръ унесъ ихъ и слѣда не осталось отъ нихъ; а камень, разбившій истукана, сдѣлался великою горою, и наполнилъ всю землю. Вотъ сонъ твой, царь! А значеніе его таково: голова золотая — это ты и бывшіе прежде тебя цари Вавилонскіе. Серебро — означаетъ, что послѣ тебя возстанетъ другое царство, ниже твоего. Послѣ этого будетъ третье царство — мѣдное, которое будетъ владычествовать надъ всею землею [11]. Затѣмъ возстанетъ царство четвертое, которое будетъ крѣпко, какъ желѣзо, ибо какъ желѣзо разбиваетъ и раздробляетъ все (и мѣдь, и серебро, и золото), такъ и оно будетъ все раздроблять и сокрушать. А что ты видѣлъ ноги и пальцы на ногахъ частію изъ желѣза, а частію изъ глины горшечной — это значитъ, что царство то будетъ раздѣлено и отчасти въ немъ будетъ твердость желѣзная, но будетъ нѣчто и рыхлое. Что же касается до смѣшенія желѣза съ глиною, то это значитъ, что они попытаются войти въ общеніе посредствомъ брачныхъ союзовъ; но не соединятся другъ съ другомъ, точно такъ же, какъ желѣзо не скрѣпляется глиною [12]. Во дни этихъ царей Богъ Небесный воздвигнетъ царство, которое во вѣки не разрушится. Оно раздробитъ и разрушитъ всѣ эти царства, а само останется на вѣки, и власть надъ нимъ не перейдетъ къ другому народу. Вотъ что означаетъ сонъ, и истолкованіе его вѣрно» [13].

Тогда царь Навуходоносоръ палъ на лице свое и поклонился Даніилу и велѣлъ принести ему дары и благовонныя куренія. И сказалъ царь Даніилу:

— «Истинно Богъ вашъ есть Богъ боговъ, Господь надъ господами, и Владыка царей, когда ты могъ открыть эту тайну» [14].

Тогда возвысилъ царь Даніила и далъ ему много большихъ подарковъ, и поставилъ его надъ всею областію вавилонскою, и главнымъ начальникомъ надъ всѣми мудрецами вавилонскими. Также и товарищей Даніила — Ананію, Азарію и Мисаила — по просьбѣ Даніила, почтилъ великими почестями, сдѣлавъ начальниками страны вавилонской [15].

Въ осьмнадцатый годъ плѣна вавилонскаго Навуходоносоръ, царь Вавилонскій, сдѣлалъ золотого истукана, вышиною въ шестьдесятъ локтей, шириною въ шесть локтей, и поставилъ его на полѣ Деирѣ, въ области Вавилонской [16]. И послалъ царь Навуходоносоръ собрать сатраповъ [17], намѣстниковъ, воеводъ, верховныхъ судей, казнохранителей, законовѣдцевъ, блюстителей суда и всѣхъ областныхъ правителей, чтобы они пришли на торжественное открытіе истукана, который поставилъ царь Навуходоносоръ. И собрались сатрапы, намѣстники, военачальники, верховные судьи, казнохранители, законовѣдцы, блюстители суда и всѣ областные правители на открытіе истукана, и стали предъ нимъ. На томъ же полѣ Навуходоносоръ устроилъ и раскаленную огнемъ пещь — для погубленія тѣхъ, кто не сталъ бы повиноваться его царскому повелѣнію. Тогда глашатай громко воскликнулъ:

— «Объявляется вамъ, народы, племена и языки! Въ то время, какъ услышите звуки трубы, свирѣли, цитры, цѣвницы, гуслей и всякаго рода музыкальныхъ орудій, падите и поклонитесь золотому истукану, который поставилъ царь Навуходоносоръ. А кто не падетъ и не поклонится, тотчасъ будетъ брошенъ въ печь, раскаленную огнемъ».

Посему, когда всѣ народы услышали звукъ трубы, свирѣли, цитры, цѣвницы, гуслей и всякаго рода музыкальныхъ орудій, то пали всѣ народы, племена и языки, и поклонились золотому истукану.

Въ это самое время приступили нѣкоторые изъ Халдеевъ и донесли царю на Ананію, Азарію и Мисаила, сказавъ:

— «Богамъ твоимъ они не служатъ и золотому истукану, который ты поставилъ, не покланяются».

Тогда царь, призвавъ ихъ, сталъ спрашивать, правда ли то, что говорятъ про нихъ? Они же отвѣчали:

— «Богъ нашъ, Которому мы служимъ, силенъ спасти насъ отъ печи, раскаленной огнемъ, и отъ руки твоей, царь, Онъ насъ избавитъ. Если же и не будетъ сего, то да будетъ извѣстно тебѣ, царь, что мы богамъ твоимъ служить не будемъ и золотому истукану, который ты поставилъ, не поклонимся».

Тогда Навуходоносоръ иснолнился ярости и повелѣлъ, разжегши печь въ семь разъ сильнѣе, нежели какъ обыкновенно разжигали ее, бросить въ нее связанными Ананію, Азарію и Мисаила. Воля царя была исполнена въ точности: мужи эти были скованы и во всей одеждѣ брошены въ средину раскаленной печи. При этомъ, такъ какъ повелѣніе царя было весьма строго и печь была раскалена чрезвычайно, даже исполнители этой казни погибли отъ огня. А сіи три мужа — Ананія, Азарія и Мисаилъ, будучи скованы и ввержены въ самую средину пламени, не только не потерпѣли никакого вреда, но и свободно ходили посреди пламени, воспѣвая Бога и благословляя Господа. А между тѣмъ слуги царя, ввергшіе ихъ, не переставали разжигать печь нефтью, смолою, паклею и хворостомъ; и поднимался пламень надъ печью на сорокъ девять локтей; и вырывался, и сожигалъ тѣхъ изъ халдеевъ, которыхъ достигалъ около печи. Но Ангелъ Господень сошелъ въ печь вмѣстѣ съ Азаріею и бывшими съ нимъ. И выбросилъ пламень огня изъ печи и сдѣлалъ, что въ срединѣ нечи былъ какъ-бы шумящій влажный вѣтеръ, и огонь нисколько не прикоснулся къ нимъ, и не повредилъ имъ, и не смутилъ ихъ. Тогда сіи трое, какъ бы одними устами, воспѣли въ печи, и благословили и прославили Бога:

— «Благословенъ Ты, Господи, Боже отцевъ нашихъ, и хвальный и превозносимый во вѣки» и проч. [18]

Навуходоносоръ царь, услышавъ, что они поютъ, изумился и поспѣшно всталъ, и сказалъ вельможамъ своимъ:

— «Не троихъ ли мужей бросили мы въ огонь связанными?»

Они въ отвѣтъ сказали царю:

— «Истинно такъ, царь!»

На это онъ сказалъ:

— «Вотъ я вижу четырехъ мужей несвязанныхъ, ходящихъ среди огня, и нѣтъ имъ вреда, и видъ четвертаго подобенъ Сыну Божію».

Тогда подошелъ Навуходоносоръ къ устью печи, раскаленной огнемъ, и сказалъ:

— «Седрахъ, Мисахъ и Авденагó, рабы Бога Всевышняго, выйдите и подойдите!»

Тогда Ананія, Азарія и Мисаилъ вышли изъ среды огня. И собравшись сатрапы, намѣстники, военачальники и совѣтники царя усмотрѣли, что надъ тѣлами мужей сихъ огонь не имѣлъ силы: волоса на головахъ ихъ не опалены, одежды ихъ не измѣнились и даже горѣлымъ отъ нихъ не пахло. И поклонился предъ ними царь Богу и сказалъ:

— «Благословенъ Богъ Седраха, Мисаха и Авденагó, Который послалъ Ангела Своего и избавилъ рабовъ Своихъ, надѣявшихся на Него. И отъ меня дается повелѣніе, чтобы изъ всякаго народа, племени и языка — кто произнесетъ хулу на Бога Седраха, Мисаха и Авденагó, былъ изрубленъ въ куски и домъ его обращенъ въ развалины, ибо нѣтъ инаго Бога, Который могъ бы такъ спасать рабовъ Своихъ».

Послѣ того царь почтилъ трехъ отроковъ еще большею честію, возвысивъ ихъ надъ всѣми и удостоивъ начальства надъ прочими Іудеями въ его царствѣ [19].

Между тѣмъ Навуходоносоръ, благоденствуя на престолѣ своемъ, очень возгордился и, спустя немного времени, увидалъ другой сонъ, который предзнаменовалъ его паденіе и смиреніе.

Онъ увидѣлъ во снѣ дерево посреди земли. Большое это было дерево и крѣпкое, и высота его достигала до неба, и оно видимо было до краевъ всей земли. Листья его были прекрасны, и плодовъ на немъ множество, такъ что можно было бы всѣмъ прокормиться отъ него; подъ нимъ находили тѣнь полевые звѣри, въ вѣтвяхъ его гнѣздились птицы небесныя, и отъ него питалась всякая плоть. И вотъ, низшелъ съ небесъ Бодрствующій и Святый. Воскликнувъ громко, Онъ сказалъ: — «Срубите это дерево, обрубите вѣтви его, стрясите листья съ него, и разбросайте плоды его; пусть удалятся звѣри изъ-подъ него и птицы съ вѣтвей его; но главный корень его оставьте въ землѣ, и пусть онъ, въ узахъ желѣзныхъ и мѣдныхъ, среди полевой травы орошается небесною росою, и съ животными пусть обитаетъ въ травѣ земной. Сердце человѣческое отнимется отъ него, и дастся ему сердце звѣриное, и пройдутъ надъ нимъ семь временъ».

Этотъ сонъ смутилъ царя, и онъ, снова собравъ всѣхъ мудрецовъ вавилонскихъ, гадателей и чародѣевъ, повѣдалъ имъ сновидѣніе свое, чтобы они объяснили ему его значеніе. Но никто не могъ этого сдѣлать, доколѣ не былъ призванъ Даніилъ, на которомъ почивалъ Духъ Божій. Услышавъ сонъ царя и подумавъ, Даніилъ сказалъ:

— «Господинъ мой! Твоимъ бы ненавистникамъ этотъ сонъ, и врагамъ твоимъ значеніе его! Дерево, которое ты видѣлъ, это — ты, царь, возвеличившійся и укрѣпившійся, и величіе твое возросло, и достигло до небесъ, и власть твоя — до краевъ земли. Но вскорѣ ты потеряешь царство: тебя отлучатъ отъ людей, и обитаніе твое будетъ съ полевыми звѣрями; травою будутъ кормить тебя, какъ вола; росою небесною ты будешь орошаемъ, и такъ пройдетъ семь лѣтъ, доколѣ ты не познаешь, что Всевышній владычествуетъ надъ царствомъ человѣческимъ, и даетъ его, кому хочетъ. А что повелѣно было оставить главный корень дерева, — это значитъ, что царство твое останется при тебѣ до тѣхъ поръ, пока ты не познаешь власть небесную. Посему, царь, да будетъ благоугоденъ тебѣ совѣтъ мой: искупи грѣхи твои правдою и беззаконія твои милосердіемъ къ бѣднымъ, — можетъ быть, Богъ и проститъ твои преступленія».

Такъ объяснилъ святый Даніилъ сонъ царю, и сбылось все сказанное имъ.

По прошествіи двѣнадцати мѣсяцевъ, расхаживая по царскимъ чертогамъ въ Вавилонѣ, царь сказалъ:

— «Это ли не величественный Вавилонъ, который построилъ я въ домѣ царства силою моего могущества и въ славу моего величества!»

Еще рѣчь сія была въ устахъ царя, какъ съ неба раздался голосъ:

— «Тебѣ говорятъ, царь Навуходоносоръ: царство отошло отъ тебя! И отлучатъ тебя отъ людей, и будетъ обитаніе твое съ полевыми звѣрями; травою будутъ кормить тебя, какъ вола, и семь временъ [20] пройдутъ надъ тобою, доколѣ познаешь, что Всевышній владычествуетъ надъ царствомъ человѣческимъ и даетъ его, кому хочетъ!»

Тотчасъ же слово это исполнилось надъ Навуходоносоромъ: умъ его затмился, и онъ впалъ въ неистовство. Тогда оковали его цѣпями; и такъ какъ онъ не могъ быть спокоенъ подъ кровлею дворца, то его оставили подъ открытымъ небомъ, и отлученъ онъ былъ отъ людей, ѣлъ траву, какъ волъ, и орошалось тѣло его росою небесною, такъ что волосы у него выросли какъ у льва, и ногти какъ у птицы. По окончаніи семи лѣтъ, въ продолженіе которыхъ никто другой не смѣлъ занять его царство, Навуходоносоръ возвелъ глаза свои къ небу, п разумъ его возвратился къ нему; и благословилъ онъ Всевышняго, восхвалилъ и прославилъ Присносущаго, Котораго владычество — владычество вѣчное, и Котораго царство въ роды и роды. «И всѣ, живущіе на землѣ — ничего не значатъ, — размышлялъ царь, — по волѣ своей Онъ дѣйствуетъ какъ въ небесномъ воинствѣ, такъ и среди живущихъ на землѣ; и нѣтъ никого, кто могъ бы противиться рукѣ Его и сказать Ему: что ты сдѣлалъ?» Въ то время возвратился къ царю разумъ его, и къ славѣ царства его возвратились къ нему сановитость и прежній видъ его; тогда взыскали его совѣтники его и вельможи его, и возстановленъ онъ былъ на царство свое и величіе его еще болѣе возвысилось [21].

И жилъ Навуходоносоръ, хваля, благословляя и прославляа Царя Небеснаго. Царствовалъ онъ всего сорокъ три года и скончался въ мирѣ. По смерти Навуходоносора, царство Вавилонское наслѣдовалъ сынъ его Евильмеродахъ. Онъ освободилъ изъ дома темничнаго плѣннаго царя Іудейскаго — Іехонію, содержимаго тамъ въ оковахъ. И бесѣдовалъ съ нимъ дружелюбно и поставилъ престолъ его выше престоловъ царей, которые были у него въ Вавилонѣ; перемѣнилъ темничныя одежды его, и онъ всегда обѣдалъ у него, во всѣ дни жизни своей [22].

По смерти Евильмеродаха, воцарился зять Навуходоносора Набонидъ, сдѣлавшій соправителемъ своимъ сына своего, Валтасара. Въ его царствованіе пророкъ Даніилъ удостоился многихъ видѣній, въ коихъ, подъ образомъ различныхъ звѣрей, было указано на послѣдующихъ царей и царства, на антихриста, кончину вѣка и страшный судъ [23].

— «Видѣлъ я, — говоритъ Даніилъ, — что поставлены были престолы, и возсѣлъ Ветхій днями; одѣяніе на Немъ было бѣло какъ снѣгъ, и волосы главы Его, какъ чистая волна; престолъ Его, какъ пламя огня, колеса Его — пылающій огонь. Огненная рѣка выходила и проходила предъ Нимъ; тысячи тысячъ служили Ему и тьмы темъ предстояли предъ Нимъ; судьи сѣли на судилище, и раскрылись книги» [24].

И иныя страшныя и ужасныя откровенія были имъ видѣны, о чемъ достаточно записано въ его книгѣ [25].

Въ одно время царь Валтасаръ сдѣлалъ большое пиршество для тысячи вельможъ своихъ, и предъ глазами ихъ пилъ вино. Вкусивъ вина, Валтасаръ приказалъ принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносоръ, дѣдъ его, вынесъ изъ храма Іерусалимскаго, чтобы пить изъ нихъ вино царю, вельможамъ его, женамъ и наложницамъ. Тогда принесены были золотые и серебряные сосуды и пили изъ нихъ царь и вельможи его, жены его и наложницы его. Пили вино, и славили идоловъ, золотыхъ и серебряныхъ, мѣдныхъ, желѣзныхъ, деревянныхъ и каменныхъ, а Бога Вѣчнаго, имѣющаго власть надъ ними, не прославили. Въ тотъ самый часъ вышли персты руки человѣческой, и писали на стѣнѣ чертога царскаго, на которую падалъ свѣтъ отъ свѣтильника, и царь видѣлъ кисть руки, которая писала. Тогда царь измѣнился въ лицѣ своемъ; мысли смутили его, связи чреслъ его ослабѣли, и колѣни его стали биться одно о другое. Сильно закричалъ царь, чтобы привели обаятелей, халдеевъ и гадателей, и сказалъ царь мудрецамъ Вавилонскимъ:

— «Кто прочитаетъ написанное, и объяснитъ мнѣ значеніе его, тотъ будетъ облеченъ въ багряницу, и золотая цѣпь будетъ на шеѣ у него, и третьимъ властелиномъ будетъ въ царствѣ» [26].

И вошли всѣ мудрецы царя, но не могли прочитать написаннаго и объяснить царю значеніе его. Царь Валтасаръ чрезвычайно встревожился, и вельможи его смутились. Тогда въ палату пиршества вошла царица — бабка Валтасара, жена Навуходоносора и повѣдала ему о Даніилѣ, имѣющемъ въ себѣ Духа Божія, который во дни дѣда его Навуходоносора былъ поставленъ начальникомъ надъ всѣми мудрецами, чародѣями, халдеями и гадателями — за великій разумъ и премудрость его и умѣнье объяснять сны и видѣнія. Тогда введенъ былъ Даніилъ, и царь сказалъ ему:

— «Ты ли Даніилъ, одинъ изъ плѣнныхъ сыновъ Іудейскихъ, которыхъ дѣдъ мой, царь Навуходоносоръ, привелъ изъ Іудеи? Я слышалъ о тебѣ, что Духъ Божій въ тебѣ, и свѣтъ, и разумъ, и высокая мудрость найдена въ тебѣ. Итакъ, прочитай мнѣ написанное на стѣнѣ перстами невидимой руки и объясни значеніе его, чего не могли сдѣлать многіе мудрецы, волхвы и гадатели, приходившіе ко мнѣ. Итакъ, если можешь прочитать написанное и объяснить мнѣ значеніе его, то облеченъ будешь въ багряницу, и золотая цѣпь будетъ на шеѣ твоей, и третьимъ властелиномъ будешь въ моемъ царствѣ».

Тогда отвѣчалъ Даніилъ и сказалъ царю:

— «Дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значеніе объясню ему».

Сказавъ это царю, святый Даніилъ сначала началъ напоминать ему о дѣдѣ его Навуходоносорѣ, какъ тотъ за свою гордость былъ наказанъ Богомъ — потерялъ образъ человѣческій, былъ отлученъ отъ людей и питался травою. Далѣе Даніилъ сталъ обличать царя за гордость его, что онъ, позабывъ о наказаніи Божіемъ дѣда своего, не смирилъ сердца своего предъ Господомъ, но вознесся противъ Господа небесъ и сосуды храма Его осквернилъ винопитіемъ на пиршествѣ съ вельможами и наложницами своими. Обличалъ онъ его также и за то, что тотъ, славя боговъ золотыхъ и серебряныхъ, мѣдныхъ, желѣзныхъ, каменныхъ и деревянныхъ, которые ничего не видятъ, не слышатъ и не понимаютъ, не прославилъ Бога, въ рукахъ Котораго дыханіе его и вся судьба его. Обличивъ во всемъ этомъ царя, Даніилъ обратился къ написанному и началъ читать. И вотъ что было написано: мани́, ѳекéл, фарéс. Написанное же Даніилъ объяснилъ такъ: мани́ — значитъ исчислилъ Богъ царство твое и положилъ конецъ ему; декéл — ты взвѣшенъ на вѣсахъ, и найденъ очень легкимъ; фарéс — раздѣлено царство твое и дано Мидянамъ и Персамъ. Услышавъ это, царь, согласно обѣщанію своему, почтилъ Даніила, хотя и безпокоился духомъ изъ-за печальнаго предсказанія. И облекли Даніила въ багряницу, возложили златую цѣпь на шею его и царь возвѣстилъ о немъ, чтобы онъ былъ третьимъ властелиномъ въ царствѣ его.

Предсказаніе Даніила сбылось. Въ ту же самую ночь Валтасаръ, царь Вавилонскій, былъ убитъ, а Дарій Мидянинъ, вмѣстѣ съ Киромъ Персидскимъ принялъ царство, будучи шестидесяти двухъ лѣтъ [27].

Во время своего царствованія, Дарій поставилъ въ царствѣ сто двадцать сатраповъ, а надъ ними — трехъ князей, изъ которыхъ одинъ былъ Даніилъ; эти сатрапы должны были давать имъ отчеты, чтобы царю не было никакого обремененія. Даніилъ превосходилъ прочихъ князей и сатраповъ, потому что въ немъ былъ высокій духъ, и царь помышлялъ уже поставить его главою надъ всѣмъ царствомъ.

Тогда князья и сатрапы начали искать предлога къ обвиненію Даніила по управленію царствомъ; но никакого предлога и погрѣшностей не могли найти, потому что онъ былъ вѣренъ. И эти люди сказали:

— «Не найти намъ предлога противъ Даніила, если мы не найдемъ его противъ него въ законѣ Бога его».

Тогда эти князья и сатрапы приступили къ царю, и такъ сказали ему:

— «Царь Дарій! Во вѣки живи! Всѣ князья царства, намѣстники, сатрапы, совѣтники и военачальники согласились между собою, чтобы сдѣлано было царское постановленіе и издано повелѣніе: кто въ теченіе тридцати дней будетъ просить какого-либо бога или человѣка, кромѣ тебя, царь, того бросить въ львиный ровъ, на съѣденіе. Итакъ, утверди, царь, это опродѣленіе и подпиши указъ, чтобы онъ былъ неизмѣненъ, какъ законъ Мидійскій и Персидскій, и не былъ нарушаемъ».

Царь Дарій, не понявъ лукаваго намѣренія ихъ, подписалъ указъ и это повелѣніе. Даніилъ, узнавъ, что подписанъ такой указъ, пошелъ въ домъ свой; окна же въ горницѣ его были открыты противъ Іерусалима, и онъ три раза въ день преклонялъ колѣна, и молился своему Богу, и славословилъ Его, какъ это дѣлалъ онъ и прежде того. Тогда эти люди подсмотрѣли и нашли Даніила молящимся и просящимъ милости предъ Богомъ своимъ. Потомъ пришли и напомнили царю объ его повелѣніи:

— «Не ты ли, царь, подписалъ указъ, чтобы всякаго человѣка, который въ теченіе тридцати дней будетъ просить какого-либо бога или человѣка, кромѣ тебя, царь, бросать въ львиный ровъ?»

Царь отвѣчалъ и сказалъ:

— «Это слово твердо, какъ законъ Мидянъ и Персовъ, не допускающій измѣненія».

Тогда отвѣчали они и сказали царю, что Даніилъ, изъ плѣнныхъ сыновъ Іудеи, не обращаетъ вниманія ни на царя, ни на указъ, имъ подписанный, но три раза въ день молится своими молитвами. Царь, услышавъ это, сильно опечалился, и положилъ въ серддѣ своемъ спасти Даніила, и даже до захожденія солнца усиленно старался избавить его. Но тѣ люди приступили къ царю и сказали ему:

— «Знай, царь, что по закону Мидянъ и Персовъ никакое опредѣленіе или постановленіе, утвержденное царемъ, не можетъ быть измѣнено».

Тогда царь повелѣлъ привести Даніила и бросить его въ ровъ львиный; при этомъ царь сказалъ Даніилу:

— «Богъ твой, Которому ты неизмѣнно служишь, спасетъ тебя!»

Послѣ того принесенъ былъ большой камень и положенъ на отверстіе рва, и царь запечаталъ его перстнемъ своимъ и перстнемъ вельможъ своихъ, дабы враги Даніила не сдѣлали ему чего-либо хуже: ибо злымъ людямъ онъ довѣрялъ не больше, чѣмъ лютымъ звѣрямъ. Затѣмъ царь пошелъ въ свой дворецъ, легъ спать безъ ужина, и даже не велѣлъ вносить къ нему пищи, и сонъ бѣжалъ отъ него.

Богъ же заградилъ уста львовъ, и они не сдѣлали никакого вреда Даніилу.

Поутру царь всталъ на разсвѣтѣ, и поспѣшно пошелъ ко рву львиному. И воскликнулъ царь громкимъ голосомъ:

— «Даніилъ, рабъ Бога живаго! Богъ твой, Которому ты неизмѣнно служишь, могъ ли спасти тебя отъ львовъ?»

Тогда Даніилъ сказалъ царю:

— «Царь! Во вѣки живи! Богъ мой послалъ Ангела Своего и заградилъ пасть львамъ, и они не повредили мнѣ, потому что я оказался предъ Нимъ чистъ, да и предъ тобою, царь, я не сдѣлалъ преступленія».

Тогда царь чрезвычайно возрадовался о Даніилѣ, и повелѣлъ вывести его изо рва; и поднятъ былъ Даніилъ изо рва, и никакого поврежденія не оказалось на немъ. И приказалъ царь, и приведены были тѣ люди, которые обвиняли Даніила, и брошены въ львиный ровъ, какъ они сами, такъ и дѣти ихъ и жены ихъ; и еще не достигли они до дна рва, какъ львы овладѣли ими, и сокрушили всѣ кости ихъ. Послѣ того царь Дарій написалъ всѣмъ народамъ, племенамъ и языкамъ, живущимъ по всей землѣ:

— «Миръ вамъ да умножится! Мною дается повелѣніе, чтобы во всякой области царства моего трепетали и благоговѣли предъ Богомъ Даніиловымъ, потому что Онъ есть Богъ живый и присносущій, и царство Его несокрушимо, и владычество Его безконечно. Онъ избавляетъ и спасаетъ, и совершаетъ чудеса и знаменія на небѣ и на землѣ; Онъ избавилъ Даніила отъ силы львовъ» [28].

И былъ Даніилъ въ великой чести у царя Дарія какъ никто болѣе, и царь объявилъ его своимъ самымъ первымъ другомъ. Въ такой же чести были три товарища Даніила: Ананія, Азарія и Мисаилъ.

Іудейскій историкъ Іосифъ Флавій повѣствуетъ о Даніилѣ, что онъ, какъ первый сановникъ, имѣлъ великую власть въ царствѣ Персидскомъ, и что въ городѣ Экбатанахъ [29] онъ построилъ знаменитую башню, которая во времена означеннаго историка, спустя нѣсколько сотъ лѣтъ послѣ постройки, казалась новою, какъ будто бы сейчасъ была построена. Въ этой башнѣ погребались цари Мидійскіе и Персидскіе, а охраненіе ея было поручено одному изъ Іудейскихъ священниковъ.

Послѣ царя Дарія царь Киръ также имѣлъ святаго Даніила въ великой чести, ибо сдѣлалъ его наперсникомъ своимъ и посредникомъ между народомъ. И жилъ Даніилъ вмѣстѣ съ царемъ и былъ славнѣе всѣхъ друзей его.

Былъ у Вавилонянъ идолъ, по имени Вилъ [30], и издерживали на него каждый день двадцать большихъ мѣръ пшеничной муки, сорокъ овецъ и вина шесть мѣръ. Царь чтилъ его, и ходилъ каждый день покланяться ему; Даніилъ же покланялся Богу своему. И сказалъ ему царь:

— «Почему ты не покланяешься Вилу?»

Онъ отвѣчалъ:

— «Потому что я не покланяюсь идоламъ, сдѣланнымъ руками человѣческими, но покланяюсь живому Богу, сотворившему небо и землю и владычествующему надъ всякою плотію».

Царь сказалъ:

— «Не думаешь ли ты, что Вилъ не живой Богъ? Не видишь ли, сколько онъ ѣстъ и пьетъ каждый день?»

Даніилъ, улыбнувшись, сказалъ:

— «Не обманывайся, царь; ибо онъ внутри глина, а снаружи мѣдь, и никогда не ѣлъ и не пилъ».

Тогда царь, разгнѣвавшись, призвалъ жрецовъ своихъ и сказалъ имъ:

— «Если вы не скажете мнѣ, кто съѣдаетъ все это, то умрете. Если же вы докажете мнѣ, что съѣдаетъ это Вилъ, то умретъ Даніилъ, потому что произнесъ хулу на Вила».

И сказалъ Даніилъ царю:

— «Да будетъ по слову твоему».

Жрецовъ Вила было семьдесятъ, кромѣ женъ и дѣтей. И пришелъ царь съ Даніиломъ въ храмъ Вила, и сказали жрецы Вила:

— «Вотъ, мы выйдемъ вонъ, а ты, царь, поставь пищу, и, наливъ вина, запри двери, и запечатай перстнемъ твоимъ. И если завтра ты придешь, и не найдешь, что все съѣдено Виломъ, то умремъ мы, или же умретъ Даніилъ, который солгалъ на насъ».

Они не обращали на это вниманія, потому что подъ столомъ сдѣлали потаенный входъ и имъ всегда входили, и съѣдали пищу. Когда они вышли, царь поставилъ пищу предъ Виломъ, а Даніилъ приказалъ слугамъ своимъ, и они принесли пепелъ, и посыпали весь храмъ въ присутствіи одного царя, и вышедши заперли двери, и запечатали царскимъ перстнемъ, и ушли. Жрецы же, по обычаю своему, пришли ночью съ женами и дѣтьми своими, и все съѣли и выпили.

На другой день царь всталъ рано и Даніилъ съ нимъ, и спросилъ царь:

— «Цѣлы ли печати, Даніилъ?»

— «Цѣлы царь», — отвѣчалъ тотъ.

И какъ скоро отворены были двери, царь, взглянувъ на столъ, воскликнулъ громкимъ голосомъ:

— «Великъ ты, Вилъ, и нѣтъ никакого обмана въ тебѣ!»

Даніилъ, улыбнувшись, удержалъ царя, чтобы онъ не входилъ внутрь, и сказалъ:

— «Посмотри на полъ и замѣть, чьи это слѣды?»

— «Вижу слѣды мужчинъ, женщинъ и дѣтей» — сказалъ царь.

И разгнѣвавшись, царь приказалъ схватить жрецовъ, женъ ихъ и дѣтей, и они показали потаенныя двери, которыми они входили и съѣдали, что было на столѣ. Тогда царь повелѣлъ умертвить ихъ, а Вила отдалъ Даніилу, и онъ разрушилъ его и храмъ его [31].

Былъ на томъ мѣстѣ большой драконъ, и Вавилоняне чтили его.

И сказалъ царь Даніилу:

— «Не скажешь ли и объ этомъ, что онъ мѣдь? Вотъ онъ живой, и ѣстъ и пьетъ; ты не можешь сказать, что этотъ богъ не живой; итакъ, поклонись ему».

Даніилъ сказалъ:

— «Господу Богу моему покланяюсь, потому что Онъ Богъ живой. Но ты, царь, дай мнѣ позволеніе, и я умерщвлю дракона безъ меча и жезла».

Царь сказалъ:

— «Даю тебѣ».

Тогда Даніилъ взялъ смолы, жира и волосъ, сварилъ это вмѣстѣ и, сдѣлавъ изъ этого комъ, бросилъ его въ пасть дракону, и драконъ разсѣлся. И сказалъ Даніилъ:

— «Вотъ ваши святыни!»

Когда же Вавилоняне услышали о томъ, сильно вознегодовали и возстали противъ царя, и сказали:

— «Царь сдѣлался Іудеемъ: Вила разрушилъ и убилъ дракона, и предалъ смерти жрецовъ».

И пришедши къ царю, сказали:

— «Предай намъ Даніила, иначе мы умертвимъ тебя и домъ твой».

И когда царь увидѣлъ, что они сильно настаиваютъ, принужденъ былъ предать имъ Даніила. Они же бросили его въ ровъ львиный, и онъ пробылъ тамъ шесть дней. Во рвѣ было семь львовъ, и давалось имъ каждый день по два тѣла и по двѣ овцы; въ это время имъ не давали этой пищи, чтобы они съѣли Даніила. Но Богъ, какъ и прежде, заградилъ уста львовъ, — и Даніилъ во рвѣ сидѣлъ съ ними, какъ съ кроткими агнцами.

Былъ въ Іудеѣ пророкъ Аввакумъ, который, сваривъ похлебку и накрошивъ хлѣба въ блюдо, шелъ на поле, чтобы отнести это жнецамъ. Но Ангелъ Господень сказалъ Аввакуму:

— «Отнести этотъ обѣдъ, который у тебя, въ Вавилонъ къ Даніилу, въ ровъ львиный».

Аввакумъ сказалъ:

— «Господинъ! Вавилона я никогда не видалъ, и рва не знаю».

Тогда Ангелъ Господень взялъ его за темя и, поднявши его за волосы, поставилъ въ Вавилонѣ надъ рвомъ силою духа своего. И воззвалъ Аввакумъ, и сказалъ:

— «Даніилъ! Даніилъ! Возьми обѣдъ, который Богъ послалъ тебѣ».

Даніилъ сказалъ:

— «Вспомнилъ ты обо мнѣ, Боже, и не оставилъ любящихъ 'Тебя».

И всталъ Даніилъ, и ѣлъ; Ангелъ же Божій мгновенно поставилъ Аввакума на его мѣсто.

Въ седьмый день пришелъ царь, чтобы поскорбѣть о Даніилѣ и, подошедши ко рву, взглянулъ въ него, и вотъ, Даніилъ сидѣлъ. И воскликнулъ царь громкимъ голосомъ и сказалъ:

— «Великъ Ты, Господь Богъ Даніиловъ, и нѣтъ инаго, кромѣ Тебя!»

И приказалъ вынуть Даніила, а виновниковъ его погубленія бросить въ ровъ, — и они тотчасъ были съѣдены въ присутствіи его [32].

Даніилъ и три друга его достигли до глубокой старости.

Святый Кириллъ Александрійскій и нѣкоторые другіе повѣствуютъ, что по смерти Навуходоносора и прочихъ царей, у которыхъ были въ чести Даніилъ и его товарищи, воцарился другой царь, по имени Камбизъ [33]. Узнавъ объ ихъ вѣрѣ и будучи ими обличенъ въ своемъ нечестіи, онъ повелѣлъ отсѣчь голову сначала Ананіи. Азарія же, подставивъ одежду свою, принялъ ее. Отсѣченную же голову Азаріи принялъ Мисаилъ, голову же Мисаила, подставивъ одежду, принялъ Даніилъ. Наконецъ, отсѣкли голову и Даніилу. Говорятъ, что по усѣченіи ихъ каждая голова пристала къ своему тѣлу, и Ангелъ Господень, взявъ тѣла святыхъ, отнесъ ихъ на гору Гевалъ [34], и тамъ они были положены подъ камнемъ. Чрезъ четыреста же лѣтъ, на день воскресенія Господа нашего Іисуса Христа, вмѣстѣ съ нѣкоторыми другими и сіи воскресли и, явившись многимъ, снова почили [35]. Память ихъ святыми отцами положено совершать за семь дней до Рождества Христова, потому что и они происходили изъ колѣна Іудина, отъ котораго ведетъ свой родъ и Спаситель нашъ, и такимъ образомъ приходится по плоти сродникомъ сихъ святыхъ.

Молитвами сихъ святыхъ да устроитъ въ мирѣ житіе наше Христосъ Богъ нашъ, Которому слава со Отцемъ и Святымъ Духомъ во вѣки. Аминь [36].

Примѣчанія:
[1] Навуходоносоръ — сынъ Набополассара, царь Вавилонскій (отъ 607 до 564 до Р. X.), одинъ изъ знаменитѣйшихъ завоевателей, о которыхъ говоритъ исторія. Онъ разбилъ войско египетскаго царя фараона Нехао и положилъ конецъ Египетскому могуществу въ Азіи (Іерем. гл. 46, ст. 2; 4 кн. Цар. гл. 24, ст. 7). Потомъ онъ обратилъ вниманіе на данника его, царя Іудейскаго, Іоакима. Послѣ краткой осады взявъ Іерусалимъ, онъ оставилъ Іоакима царемъ, сдѣлавъ его своимъ данникомъ; взялъ часть сосудовъ изъ храма и отправилъ въ Вавилонъ, также велѣлъ выбрать красивыхъ и даровитыхъ отроковъ изъ царскаго и княжескаго рода и переселилъ въ Вавилонъ, чтобы тамъ воспитать ихъ для служенія при дворѣ. И такъ какъ Іоакимъ, чрезъ три года, отрекся отъ покорности ему, то онъ снова сдѣлалъ нападеніе на Іудею и переселилъ изъ нея болѣе трехъ тысячъ Іудеевъ (597 г.), а въ слѣдующемъ году взялъ въ плѣнъ самого царя (Седекію) и заключилъ въ оковы (2 Паралип. 36, ст. 6).
[2] Вавилонъ — одинъ изъ древнѣйшихъ городовъ міра; построенъ Нимродомъ, сыномъ Хуша, потомкомъ Хамовымъ, который городъ этотъ сдѣлалъ столицею своего царства (Быт. гл. 10, ст. 6-10). Отъ имени этого города и вся земля эта стала называться Вавилонскою или Вавилоніею. Она называется также землею Халдеевъ (Кн. прор. Іер. гл. 24, ст. 5; кн. прор. Іез. гл. 12, ст. 13) — отъ господствующаго здѣсь племени Халдеевъ, съ давнихъ временъ пришедшихъ сюда съ сѣвера, съ горъ Арменіи, и давшихъ свое имя землѣ этой. Земля эта находилась въ плодоносной равнинѣ Сеннаарской, въ бассейнѣ рѣкъ Тигра и Евфрата. Вавилонъ былъ расположенъ здѣсь по обѣимъ сторонамъ Евфрата, въ 16 миляхъ отъ Багдада, въ 40 — отъ Персидскаго залива и въ 130 — отъ Іерусалима. Богатства стекались въ Вавилонъ со всѣхъ сторонъ, — и, такимъ образомъ, онъ принадлежалъ къ величайшимъ, знаменитѣйшимъ и богатѣйшимъ городамъ Востока. По смерти Навуходоносора, царство Вавилонское быстро стало клониться къ упадку. Нынѣ на мѣстѣ древняго Вавилона остаются только развалины.
[3] Книга прор. Даніила, гл. 13, ст. 5.
[4] Ср. кн. Второз. гл. 25, ст. 1.
[5] Въ слав. подъ терновымъ, — греч. σχίνος (мастиковое дерево).
[6] Слав. подъ черемухой, — греч. πρίνος (т. н. каменный дубъ).
[7] Это сказаніе о Сусаннѣ находится въ гл. 13-й книги прор. Даніила и относится къ неканоническимъ мѣстамъ Библіи.
[8] Переименованы они были въ знакъ зависимости своей отъ Навуходоносора.
[9] Сказаніе о воспитаніи при царскомъ дворѣ Даніила, Ананіи, Азаріи и Мисаила находится въ книгѣ прор. Дан.: гл. 1, ст. 3-20.
[10] Обаятели (русск. — тайновѣдцы), волхвы (русск. — гадатели), чародѣи, халдеи. Это различныя наименованія людей мудрыхъ, обладавшихъ высокими и обширными знаніями, особенно знаніемъ тайныхъ силъ природы, священныхъ письменъ (іероглифовъ), а также въ области астрономіи и медицины. Главнымъ занятіемъ ихъ было изученіе природы, наблюденіе за явленіями небесными, толкованіе сновъ, угадываніе будущаго; вмѣстѣ съ тѣмъ они были большею частію и жрецами. Таковы волхвы, современные Іосифу (Быт. гл. 41, ст. 8) и Моисею (Исх. гл. 7, ст. 11), и волхвы, приходившіе на поклоненіе Іисусу Христу (Матѳ. гл. 2, ст. 1-2). Сюда же можно относить Валаама (Числ. гл. 22, ст. 5) и Симона (Дѣян. гл. 8, ст. 1). Многіе изъ нихъ были людьми мудрыми и учеными въ лучшемъ смыслѣ этого слова и даже удостоивались иногда особенныхъ откровеній отъ Бога, какъ напр. Валаамъ и волхвы, приходившіе на поклоненіе Іисусу Христу, а другіе несомнѣнно къ научнымъ занятіямъ присоединяли и низкое ремесло: волшебства, ворожбы, заклинанія, разные обманы и т. п. Поэтому-то, вѣроятно, они и называются между прочимъ обаятелями и чародѣями.
[11] Это царство не называется у пророка по имени, но, по мнѣнію толковниковъ (блаж. Іеронимъ), это царство — Македонское, которое хотя уступало въ блескѣ предыдущимъ, подобно тому какъ мѣдь уступаетъ золоту и серебру, зато превосходило ихъ силою, насколько мѣдь прочнѣе золота и серебра. Такое пониманіе подтверждается и другими мѣстами книги пр. Даиіила, гдѣ первымъ царствомъ послѣ мидо-персидскаго указывается именно царство греческое, смѣнившее его (гл. 8, ст. 21-22; гл. 11, ст. 2-4).
[12] Подъ 4-мъ царствомъ слѣдуетъ разумѣть царство Сиро-Египетское. Контекстъ рѣчи даетъ основаніе разумѣть здѣсь то именно царство, которое въ историческомъ порядкѣ слѣдовало за македонскимъ и предшествовало мессіанскому царству, а таковымъ было Сиро-Египетское. Царство Македонское, какъ извѣстно, по смерти своего основателя Александра Великаго, распалось на четыре: Сирійское, Ѳракійское, Македонское и Египетское. Эти царства, выдѣлившіяся одно изъ другаго, существовали параллельно другъ другу, подобно ногамъ статуи, никогда не соединяясь другъ съ другомъ. На эту особенность 4-го царства и указываетъ несоединимость желѣза съ глиною. Другая, указанная пророкомъ черта, которая ближе всего подходитъ къ царству Сиро-Египетскому, это особенная враждебность этого царства въ отношеніи къ народу Божію (гл. 7, ст. 21-25; гл. 11, ст. 28). Дѣйствительно, исторія показываетъ, что злоба языческихъ царей къ евреямъ достигла особеннаго ожесточенія въ періодъ зависимости отъ царей сирійскихъ и египетскихъ. Особенно же враждебно было царство сирійское, а изъ царей его — Антіохъ Епифанъ.
[13] Камень, отпавшій отъ горы безъ содѣйствія рукъ и разбившій истукана, — это, по ученію церкви, — Христосъ, Сынъ Божій, Который родится отъ Чистой и Неискусобрачной Дѣвы, безъ мужа. Онъ, сокрушивъ и разрушивъ всѣ временныя царства, воздвигнетъ царство, которое не сокрушится во вѣки, и царство это будетъ духовное.
[14] Сонъ, видѣнный Навуходоносоромъ, не былъ простымъ сновидѣніемъ, но былъ откровеніемъ ему воли Божіей. Въ такой же формѣ получали откровенія отъ Бога и другіе языческіе цари, напр. Авимелехъ, царь Герарскій (Быт. гл. 20, ст. 3), Фараонъ, царь Египетскій (Быт. гл. 41, ст. 1-9), Елифасъ, царь Ѳеманскій (Іов. гл. 4, ст. 12-18). Что языческіе цари получаютъ небесное откровеніе, это не должно казаться страннымъ. Языческіе цари, управлявшіе судьбами народовъ, были исполнителями воли Божіей, орудіями всемогущества Божія, отъ Бога получали свое высокое званіе; Богомъ же невидимо были руководимы и поддерживаемы въ своихъ дѣйствіяхъ (Ис. гл. 44, ст. 28 и друг.). Этимъ-то и объясняется, почему они удостоивались иногда непосредственныхъ откровеній отъ Бога.
[15] Сказаніе о снѣ Навуходоносора и изъясненіе этого сна пророкомъ Даніиломъ находится въ его же книгѣ: гл. 2, ст. 1-49. (Изъ второй главы читается паремія на Рождество Христово: ст. 31-36; 44-45).
[16] Какое значеніе усвоялось этой статуѣ, у пророка не сказано: можетъ быть это былъ идолъ одного изъ боговъ, которымъ служили вавилоняне, а можетъ быть эта статуя была поставлена въ честь самого Навуходоносора.
[17] Сатрапы — высшіе верховные сановники при персидскомъ дворѣ, управлявшіе отдѣльными областями царства.
[18] Эта хвалебная пѣсень находится въ той же книгѣ: гл. 3, ст. 52-90; пѣснь эта служитъ основаніемъ 7 и 8 пѣсней церковныхъ каноновъ. Сказаніе о 3-хъ отрокахъ въ пещи Вавилонской въ богослужебныхъ пѣснопѣніяхъ нашей церкви понимается какъ прообразъ нетлѣннаго пребыванія Спасителя во гробѣ. Посему-то глава 3-я изъ кн. прор. Даніила и читается въ церкви — на вечернѣ въ Великую субботу.
[19] Это чудо съ очевидностію свидѣтельствовало для Навуходоносора и его вельможъ, оклеветавшихъ предъ нимъ праведниковъ, равно свидѣтельствуетъ и для всѣхъ во всѣ времена, что для охраняемыхъ Богомъ праведниковъ, надѣющихся на Него, нестрашны никакія опасности (ср. Исаіи гл. 43, ст. 2; Псал. 90, ст. 1-7 и друг.).
[20] Т. е. лѣтъ.
[21] Сказаніе о наказаніи Навуходоносора за его гордость находится въ книгѣ прор. Дан., глава 4-я.
[22] 4 кн. Цар. гл. 25, ст. 27-30; Іер. гл. 52, ст. 31-34.
[23] Видѣніе Даніила о большой брани (10-12 гл.), по объясненію самой книги, относится къ Антіоху Епифану — этому злѣйшему врагу Іудеевъ — и означаетъ гоненія его на Іудеевъ и конечную погибель его самого. По мнѣнію нѣкоторыхъ толкователей, это пророчество, въ нѣкоторыхъ частностяхъ своихъ неприложимое къ Антіоху Епифану, прообразовательно говоритъ объ антихристѣ, его гоненіяхъ противъ вѣрующихъ и погибели. И апост. Павелъ, предсказывая явленіе въ міръ антихриста, изображаетъ его чертами (2 Солун. гл. 2, ст. 4), сходными съ тѣми, какія у прор. Даніила усвояются Антіоху (гл. 8, ст. 9-12; гл. 11, ст. 28-31; 36-39).
[24] Кн. прор. Даніила гл. 7, ст. 9-10. Ветхій днями т. е. Вѣчный (слѣд. Богъ). — Подобное человѣкообразное представленіе невидимаго, безпристрастнаго и страшнаго суда Божія надъ грѣшниками находится и въ Апокалипсисѣ св. Іоанна Богослова (Апок. гл. 4, ст. 1-4 и друг.).
[25] Самое ясное и точное мессіанское пророчество заключается въ третьемъ пророч. видѣніи Даніила (9 гл.) о 70-ти седминахъ, имѣющихъ пройти со времени изданія указа о построеніи втораго храма (въ 453 г. до Р. Хр.) до явленія Христа и совершенія Имъ новаго завѣта. По смыслу даннаго Даніилу арх. Гавріиломъ объясненія, со времени указа Кира дожно пройти 7 седминъ до созданія храма; послѣ слѣдующихъ 62 cедминъ убитъ будетъ Помазанникъ, утвердится Новый Завѣтъ и упразднятся жертвы и затѣмъ мерзость запустѣнія станетъ на мѣстѣ святѣ. Черты, какими обрисованъ здѣсь этотъ Помазанникъ, вполнѣ приличествуютъ именно Іисусу Христу (Ср. гл. 7, ст. 24-27 съ Дѣян. гл. 20, ст. 43; Еванг. отъ Луки гл. 3, ст. 24; Еванг. отъ Матѳ. гл. 11, ст. 16; Еванг. отъ Луки гл. 24, ст. 25-27; гл. 21, ст. 20). Подъ седминами можно разумѣть только семилѣтія, ибо только при такомъ пониманіи ихъ, между пророчествами Даніила и позднѣйшей исторіей будетъ полное соотвѣтствіе. Именно 7 первыхъ седминъ вполнѣ соотвѣтствуютъ 49 годамъ, протекшимъ отъ указа Кира до окончанія построенія города и храма Іерусалимскаго; слѣдующія 62 седмины = 434 годамъ, которые въ соединеніи съ 49 годами первой седмины = 483 годамъ вполнѣ соотвѣтствуютъ періоду до явленія Іисуса Христа на дѣло служенія роду человѣческому, въ 15 годъ Тиверія. По пророчеству убіеніе Христа должно совершиться въ половинѣ послѣдней седмины, т. е. чрезъ 3½ года послѣ того явленія, какъ дѣйствительно и было то по сказанію евангелистовъ. Послѣ этой полседмины должна наступить мерзость запустѣнія на мѣстѣ святѣ, т. е. разрушеніе Іерусалима, что въ свою очередь, указывая на слова Даніила, предсказалъ и Спаситель (Еванг. отъ Матѳ. гл. 24, ст. 15), такъ дѣйствительно и совершилось все это при разрушеніи Іерусалима Титомъ и Веспасіаномъ.
[26] Т. е. первымъ послѣ царей Набонида и Валтасара.
[27]
[28] Сказаніе о чудесномъ спасеніи Даніила во рву львиномъ находится въ книгѣ прор. Даніила, гл. 6.
[29] Экбатаны — главный городъ Мидіи и лѣтняя резиденція персидскихъ, а впослѣдствіи парѳянскихъ царей. Городъ былъ очень древній, славился своимъ укрѣпленнымъ замкомъ и необыкновенною роскошью.
[30] Вилъ или Белъ — (финикійскій — Ваалъ) названіе главнаго Вавилонскаго бога солнца.
[31] Сказаніе о Вилѣ и драконѣ находится въ 14 гл., ст. 3-23; сказаніе это относится къ неканоническимъ мѣстамъ книги.
[32] Сказаніе о 6-ти дневномъ пребываніи Даніила во рву львиномъ находится въ 14 гл. кн. пророка, ст. 28-42.
[33] Камбизъ — царь Персидскій, сынъ Кира (529-522 г.), отличался жестокостію.
[34] Гевалъ — гора въ колѣнѣ Ефремовомъ, на сѣверной сторонѣ города Сихема.
[35] По свидѣтельству евангелиста Матѳея, при смерти Господа нашего Іисуса Христа гроби отверзошася, и многа тѣлеса усопшихъ святыхъ восташа, и изшедше из гробъ, по воскресеніи Его, внидоша во святый градъ, и явишася мнозѣмъ (Матѳ. гл. 27, ст. 52-53).
[36] Св. царица Елена принесла мощи прор. Даніила въ Царьградъ и положила ихъ близъ церкви св. Романа. Ихъ видѣли русскіе паломники Антоній въ 1200 г., Стефанъ новгородецъ въ 1342 г., дьякъ Александръ въ XIV вѣкѣ и іеродіаконъ Зосима въ 1420 г. Гробъ его доселѣ показываютъ въ Сузахъ, столицѣ Персидскаго царства; онъ чтится даже и язычниками.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 446-471.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0